Abat15

Abat15

пикабушник
поставил 2 плюса и 1061 минус
отредактировал 44 поста
проголосовал за 78 редактирований
сообщества:
312К рейтинг 591 подписчик 5659 комментариев 353 поста 130 в горячем
1 награда
5 лет на Пикабу
19

Личный манифест

До сегодняшнего дня был умеренным «ватником» и «охранителем». Во всех спорах топил за российское правительство.

Государственники создавали видимость, что в целом-то они за народ. Несмотря на пенсионную реформу, конституцию и прочее.


НО сейчас, если Россия официально поддержит Лукашенко, а не белорусский народ, то для меня это будет означать, что во власти у нас сидят жадные скоты, которые борзеют от беспредела, и

ждать честных выборов 2024 бессмысленно. Если сейчас они поддержат Лукашенко, то в будущем с нами поступят точно также - украдут голос, попросту наебут.


Пока не сделано безвозвратных шагов, считаю, что следует ввести против Лукашенко и его сообщников российские санкции.


- Санкции со стороны России отрезвили бы Лукашенко и заставили бы действовать более адекватно.

- Доверие к власти у россиян бы поднялось. Мы бы увидели, что элита реально с народом, а не закуклившееся сообщество, которое только для «своих».

- У стран запада реально не будет поводов для какой либо критики.

- Такой ход поспособствует уменьшению русофобских настроений в Белоруссии



П.с Эй, либерда! Почему в России до сих пор нет митингов в поддержку белорусских граждан?

Я бы сходил.

Личный манифест Политика, Республика Беларусь, Россия, Правительство, Принципы, Мат, Текст
3

Будни Детройта: «Ржавый пояс» разучился читать

Национальный институт грамотности оценивает, что 47% взрослых (более 200 000 человек) в городе Детройт являются функционально неграмотными.

Это означает, что они не способны использовать чтение, речь, письмо и вычислительные навыки в повседневных жизненных ситуациях.


При этом характерно, что из 200 000 взрослых, которые функционально неграмотны, примерно половина имеет диплом средней школы или GED, поэтому проблема не относится исключительно к завершению взрослой средней школы.

Остальные 100 000 из этих функционально неграмотных взрослых (25 лет и старше) не имеют аттестата о среднем образовании или GED, что является еще одним условием для успеха в трудоустройстве.

Будни Детройта: «Ржавый пояс» разучился читать Образование, США, Детройт, Грамотность

Соответствующие выводы сделаны в исследовании «Кризис основных навыков» Регионального фонда рабочей силы Детройта.

Для региона в целом цифры не так высоки. Однако в целом проблема в регионе существует. В пределах округа есть ряд муниципалитетов с уровнем неграмотности, который конкурирует с Детройтом: Саутфилд на 24%, Уоррен на 17%, Инкстер 34%, Понтиак 34%.


Ясно, что доступ к услугам для улучшения основных навыков (например, чтение,

письмо, счёт, цифровая грамотность), особенно тех, что связаны с карьерой,

очень ограничен в городе и его окрестностях.

При этом только 27% изученных обучающих программ в городе предоставляют услуги для нуждающихся в самых низких уровнях грамотности. Только 18% изученных программ работают с учащимися на английском языке.

Подавляющее большинство контента программ не связано с будущим успехом в трудоустройстве или продолжением обучения.

Подавляющее большинство программ не предлагается в интенсивных форматах, которые дают более быстрые результаты для учащихся.

Программы не имеют возможности предоставлять адекватные вспомогательные услуги для учеников с низким доходом.

Программы не оборудованы для решения проблем обучения, которые распространены среди низкоквалифицированных учащихся.


Учитывая, что США сейчас столкнулось с тяжелейшим кризисом безработицы, в городе может случиться просто гуманитарная катастрофа.

Источник: https://jpgazeta.ru/budni-detrojta-rzhavyj-poyas-razuchilsya...

Показать полностью
24

Мангустовая фамилия

Мангустовая фамилия Чехов, Мангуст, Кличка, Длиннопост

Автор: Алина Саламова

Из письма Чехова  Н.А. Лейкину

10 декабря 1890 г. Москва.

Из Цейлона я привез с собою в Москву зверей, самку и самца, перед которыми пасуют даже Ваши таксы и превосходительный Апель Апелич. Имя сим зверям - мангус. Это помесь крысы с крокодилом, тигром и обезьяной. Сейчас они сидят в клетке, куда посажены за дурное поведение: они переворачивают чернилицы, стаканы, выгребают из цветочных горшков землю, тормошат дамские прически, вообще ведут себя, как два маленьких чёрта, очень любопытных, отважных и нежно любящих человека. Мангусов нет нигде в зоологических садах; они редкость. Брем никогда не видел их и описал со слов других под именем "мунго". Приезжайте посмотреть на них.



И.Л. Леонтьеву (Щеглову)

10 декабря 1890 г. Москва.

Описывать свое путешествие и пребывание на Сахалине не стану, ибо описание, даже кратчайшее, вышло бы в письме бесконечно длинным. Скажу только, что я доволен по самое горло, сыт и очарован до такой степени, что ничего больше не хочу и не обиделся бы, если бы трахнул меня паралич или унесла на тот свет дизентерия. Могу сказать: пожил! Будет с меня. Я был и в аду, каким представляется Сахалин, и в раю, т. е. на острове Цейлоне. Какие бабочки, букашки, какие мушки, таракашки!......

Ах, ангел мой, если б Вы знали, каких милых зверей привез я с собою из Индии! Это - мангусы, величиною с средних лет котенка, очень веселые и шустрые звери. Качества их: отвага, любопытство и привязанность к человеку. Они выходят на бой с гремучей змеей и всегда побеждают, никого и ничего не боятся; что же касается любопытства, то в комнате нет ни одного узелка и свертка, которого бы они не развернули; встречаясь с кем-нибудь, они прежде всего лезут посмотреть в карманы: что там? Когда остаются одни в комнате, начинают плакать. Право, стоит приехать из Петербурга, чтобы посмотреть их.



И.П. Чехову

Рукой М. П. Чехова (о встрече Антона Павловича после путешествия)

10 декабря 1890 г. Москва.

Я, Жан, опять в Москве. В Москве я вот по какому поводу, приехал Антуан. Еще 6-го он телеграфировал мне в Алексин, что завтра, т. е. 7-го, он будет проезжать через Тулу. В это время у меня гостила мать. Радость, конечно, была безмерная. Курьерский поезд, на котором он ехал, прибыл на станцию в Тулу на 5 минут раньше, чем поезд из Алексина. Приехали мы с матерью, ходили по платформе туда-сюда, нет Антона. Вошел я в вокзал: гляжу - сидит он у книжного ящика с каким-то морским офицером. Ах ты комиссия! Бросил он обедать, познакомил нас с офицером, и повели они нас к себе в вагон показывать разные разности. Вещей - гибель. Тут же по диванчикам бегают два прелестные зверка с остренькими мордочками. При нашем появлении один из них встал на задние лапки. Хвосты длинные и пушистые. Тут же сидел третий зверь - широкомордый бурят из Сахалина,- оказывается, это миссионер. Начали пить вино. Всю дорогу до Москвы пили и со зверками игрались. Разговоров, конечно, была гибель. Подъезжаем к Москве, а на вокзале - отец с Машей.


Приведу отрывок из книги брата писателя Михаила Павловича Чехова "Вокруг Чехова", изд. Московский рабочий, 1959, стр. 216:

"После трогательного свидания с писателем я и мать сели с ним в один и тот же вагон, и все пятеро покатили в Москву. Оказалось, что, кроме мангуса, брат Антон вез с собой в клетке еще и мангуса-самку, очень дикое и злобное существо, превратившееся вскоре в пальмовую кошку, так как продавший ее ему на Цейлоне индус попросту надул его и продал ее тоже за мангуса.

В Москву мы приехали уже при огнях, и не успел наш поезд подойти к вокзалу, как в вагон ворвалась дама с криками: "Где сын? Где сын?" - и бросилась обнимать Глинку. Это была его мать, баронесса Икскуль, выехавшая к нему навстречу из Петербурга.

С вокзала поехали домой на Малую Дмитровку, в дом Фирганга: брат Антон с матерью впереди, а я с "индейцем" позади. Почтенный бурят остановился у нас. По приезде спустили мангуса с веревочки, чтобы дать ему отдохнуть с дороги, и отворили дверцу клетки пальмовой кошки. Она тотчас же выскочила из нее и забилась глубоко под библиотечный шкаф, из-под которого вылезала потом очень редко, да и то большею частью только по ночам, чтобы есть".



Из письма А.П. Чехова А.С. Суворину

24 декабря 1890 г. Москва.

Ненавижу Вашего Трезора. Я привез с собой из Индии интереснейших зверей. Это мангусы, воюющие с гремучими змеями; они очень любопытны, любят человека и бьют посуду. Если бы не Трезор, то я привез бы одного в Питер пожить; он бы обнюхал все Ваши книги и пересмотрел бы карманы всех, приходящих к Вам. Днем он бродит по комнатам и пристает к людям, а ночью спит на чьей-нибудь постели и мурлычет, как кошка. Он может перегрызть Трезору горло, или наоборот... Животных он терпеть не может.


И.Л. Леонтьеву (Щеглову)

26 декабря 1890 г. Москва.

Спешу извиниться. В одном из своих писем Вы выразили желание*, чтобы который-либо из моих мангусов был назван Жаном Щегловым. Такое желание слишком лестно и для мангуса, и для Индии, но, к сожалению, оно запоздало: мангусы уже имеют имена. Один мангус зовется Сволочью - так, любя, прозвали его матросы; другой, имеющий очень хитрые, жульнические глаза, именуется Виктором Крыловым**; третья, самочка, робкая, недовольная и вечно сидящая под рукомойником, зовется Омутовой***.

* - В одном из своих писем Вы выразили желание... — 12 декабря 1890 г. Леонтьев писал: «Меня ужасно заинтересовали Ваши мангусы! И знаете почему? Я немножко узнаю в них себя. Я ведь тоже страшно любопытен, до гадости привязываюсь к человеку и, когда остаюсь один, часто плачу. Я тоже сражаюсь с гремучими змеями... литературными („Мир праху!“) и если не так теперь бесстрашен, то — всё равно — был бесстрашен, чему есть живые свидетели „Первого сраженья“ <...> Что бы Вам назвать одного мангуса, в мою память, Жаном Щегловым?!»

** Виктор Александрович Крылов - плодовитый драматург, пьесы которого Чехов не любил. Действительно, напоминает мангуста.



Даже в отсутствии Антона Павловича, к Чеховым стекались гости, дабы поглядеть на диковинных зверьков.


Из письма А.П. Чехова Чеховым

18 января 1891 г. Петербург.

Модест Чайковский уехал в Москву и зайдет к нам смотреть мангусов. Примите его получше, т. е. поласковей.


А. С. Суворину

31 января 1891 г. Москва.

Дома застал я уныние. Мой самый умный и симпатичный мангус заболел и смирнехонько лежит под одеялом. Скотинка не ест и не пьет. Климат занес уже над ним свою холодную лапу и хочет убить его. А за что?


А. С. Суворину

5 февраля 1891 г. Москва.

Мой мангус выздоровел и уже преисправно бьет посуду.


Вот как описывает повадки мангуса и пальмовой кошки Михаил Чехов ("Вокруг Чехова", изд. Московский рабочий, 1959, стр. 217):

"Мангус с первых же минут почувствовал себя в Москве как дома. Он сразу вообразил себя хозяином, и не было никакой возможности унять его любопытство. Он то и дело вставал на задние лапки и совал свою острую мордочку положительно повсюду, в каждую щелочку, в каждое отверстие. Ничего не ускользало от его внимания. Он выскребывал грязь из узеньких щелочек в паркете, отдирал обои и смотрел, нет ли там клопов, прыгал на колени и совал нос в стаканы с чаем, перелистывал книги и залезал лапкой в чернильницу. Раза два или три он поднимался на задние лапки и заглядывал в горящую лампу сверху. Когда он оставался в комнате один, то начинал тосковать, и когда к нему возвращались, он искренне радовался, как собака. К сожалению, сожительство с ним в тесной квартире, да еще зимой, и в особенности с пальмовой кошкой, на которую он ожесточенно нападал, оказалось очень неудобным. В своих экскурсиях за мухами, пауками и вообще из-за необыкновенного любопытства мангус так много портил вещей, так много рвал одежды, обоев и обуви, а главное - ставил Антона Павловича в такое подчас неловкое положение перед посещавшими его знакомыми, что все мы с нетерпением ожидали лета, когда можно будет выехать на дачу и предоставить мангусу свободу на лоне природы. Когда к нам приходил кто-нибудь из гостей и оставлял в прихожей на окошке шляпу или перчатки, можно было смело ожидать, что мангус найдет способ туда проникнуть, вывернуть наизнанку перчатки и разорвать их и сделать кое-что неприличное в цилиндр.


Что же касается пальмовой кошки, то она так и не привыкла к человеку. Все время она пряталась, уединялась, а когда приходили к нам полотеры и, разувшись, начинали натирать полы, она вдруг неожиданно выскакивала из-под шкафа и вцеплялась полотеру в босую ногу. Тот ронял щетку и воск, хватался за ногу, громко взвизгивал и восклицал:

- А чтоб ты издохла, проклятая!


Квартира на Малой Дмитровке была очень тесна, и когда я приезжал, поневоле приходилось иной раз устраиваться на ночлег на полу. Бывало, нечаянно дрыгнешь во сне ногой под одеялом, и вдруг тебе в ногу впивается острыми зубами какой-то нечистый дух: это выползала ночью из-под шкафа пальмовая кошка, забиралась, чтобы погреться, ко мне под одеяло и больно, до крови кусалась."



В отъезде Антон Павлович не забывал о своём любимце:

Чеховым

26 марта (7 апреля) 1891 г. Венеция.

Как живет синьор Мангус? Я каждый день боюсь получить известие, что он околел.


Чеховым

4 (16) апреля 1891 г. Неаполь.

За то, что вы не пишете мне про дачу и мангуса, я не привезу вам в подарок ничего. Купил было тебе, Маша, часы, но бросил их к свиньям. Впрочем, бог вас простит. Будьте здоровы. Поклон всем, тёте и Алеше.


Чеховым

17 (29) апреля 1891 г. Ницца.

Надеюсь, что сбруя для мангуса уже приобретена. Был ли он, подлец, в заседании Общества естествоиспытателей?

Вскоре произошло счастливое воссоединение.


Ал. П. Чехову

Между 4 и 15 мая 1891 г. Алексин.

Двулично-вольнодумствующий брат наш! Сим извещаю твое благоутробие, что я уже вернулся из гнилого запада и живу на даче (зри выше адрес). Со мною имеет пребывание и отец, который у Гаврилова, слава богу, уже не служит. Когда он уходил от Гаврилова, то последний сказал ему: "Ваши дети подлецы". Скушай!

Со мною же и мангус, вынимающий из бутылок пробки и бьющий посуду. Если тебе не случится видеть сего зверя, то это будет такое лишение, что и представить трудно. Ради зверя следовало бы приехать к нам.


А. С. Суворину

27 мая 1891 г. Богимово.

Мангус убежал в лес и не возвратился.

Страстный и эмоциональный Левитан возмущённо писал другу: "Как вы упустили мангуста? Ведь это черт знает что такое! Просто похабно везти из Цейлона зверя для того, чтобы он пропал в Калужской губернии!!!"

Но вскоре драгоценная пропажа по кличке Сволочь нашлась:


Из письма А.П. Чехова А. С. Суворину

4 июня 1891 г. Богимово.

Мангус нашелся. Охотник с собаками нашел его по сю сторону Оки, против дачи Снигирева, в каменоломне; если бы не щель в каменоломне, то собаки растерзали бы мангуса. Блуждал он по лесам 18 дней. Несмотря на ужасные для него климатические условия, он стал жирным - таково действие свободы. Да, сударь, свобода великая штука.


М. П. Чеховой

5 июля 1891 г. Богимово.

Машя! Торопись ехать домой, так как без тебя наше интензивное хозяйство пришло в совершенный упадок. Есть нечего, мухи одолели, из ватера идут удушающие миазмы, мангус разбил банку с вареньем и проч. и проч.....Скорей приезжай, ибо скучно чертовски. Сейчас поймали лягушку и дали мангусу. Съел.

Не совсем про мангуса, про соседского зоолога, но не могу удержаться - очень уж смешно:


А. С. Суворину

13 июля 1891 г. Богимово.

К зоологу Вагнеру приехали еще две тетушки. Все тетушки сдобные и миндальные; необыкновенное благородство чувств. Они обожают своего ученого племянника до такой степени, что ходят за его женой, как жандармы, боясь, чтобы кто-нибудь не посягнул на честь Володиного ложа. Она в лес, они за нею; она купаться - они в воду.



Михаил Чехов, повествуя о лете 1891 года, пишет и о геройстве мангуста ("Вокруг Чехова", изд. Московский рабочий, 1959, стр. 225):


"Между прочим, в Богимово были перевезены также и мангус с пальмовой кошкой. Как-то в июле мангус дал нам представление. Мы сидели большой компанией в парке, в одной из липовых аллей, как вдруг выползла длинная, в метр величиной, змея. Дети художника Киселева испугались и повскакали с мест, да и нам, взрослым, стало противно.

- Мангуса сюда!- крикнул брат Антон.- Скорее!

Я сбегал за зверьком и спустил его на землю. И едва он увидел змею, как превратился вдруг в круглый шар и так и замер на месте. Со своей стороны змея, почуяв невиданного врага, свернулась клубочком и подняла голову кверху. Произошла долгая немая сцена взаимного гипноза. Затем мангус вдруг точно очнулся от него, бросился на змею, схватил ее зубами за голову, разгрыз и потащил за собою в траву."



Наступила осень, зверьки совсем пообвыклись, но здоровье Антона Павловича ухудшилось.

А.С. Суворину


20 октября 1891 г. Москва.

Ах, подруженьки, как скучно! Если я врач, то мне нужны больные и больница; если я литератор, то мне нужно жить среди народа, а не на Малой Дмитровке с мангусом.


Н.М. Линтваревой

25 октября 1891 г. Москва.

Продаю мангуса с аукциона. Охотно бы продал и Гиляровского с его стихами, да никто не купит. По-прежнему он влетает ко мне почти каждый вечер и одолевает меня своими сомнениями, борьбой, вулканами, рваными ноздрями, атаманами, вольной волюшкой и прочей чепухой, которую да простит ему бог.


Всю осень 1891 года Антон Павлович хворал, а шустрый мангуст причинял немалый ущерб, погрызая обои и рвя нужные бумаги. Скрепя сердце, было принято решение отдать его в Московский зоопарк.


В ПРАВЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО ЗООЛОГИЧЕСКОГО САДА

14 января 1892 г. Москва.

В Правление Зоологического сада

В прошлом году я привез с о. Цейлона самца-мангуса (по Брэму-mungo). Животное совершенно здорово и бодро. Уезжая надолго из Москвы и не имея возможности взять его с собой, я покорнейше прошу Правление принять от меня этого зверька и прислать за ним сегодня или завтра. Самый лучший способ доставки - небольшая корзинка с крышкой и одеяло. Животное ручное. Кормил я его мясом, рыбой и яйцами. Имею честь быть с почтением

Михаил Чехов написал: " Наконец жизнь с мангусами стала прямо невозможной... Возвратившись осенью из Богимова в Москву, еще кое-как дотерпели до зимы, а потом Антон Павлович написал письмо в Зоологический сад с просьбой принять от него этих зверей в дар. Был трескучий мороз, приехал какой-то молодой человек в золотых очках, приехал - и с той поры мангус и его спутница, пальмовая кошка, сделались украшением Зоологического сада. Сестра Мария Павловна не раз там их навещала."


Однако в книге Дональда Рейфилда я прочитала следующее: "Пальмовая кошка той весною, судя по всему, нашла в доме Фирганг свой конец. В квартиру, где на хозяйстве остался Павел Егорович, пришли полотеры и спугнули кошку с лежанки под умывальником. Она цапнула одного из рабочих за палец, и тот в долгу не остался." И там же в сносках - "Из мемуаров Маши и Миши (я - Чеховых) можно понять, что пальмовая кошка была передана в московский зоопарк. Однако в его архивах сведений о ней не нашлось". Сами решайте, чему верить.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!