kidoro

пикабушник
поставил 26 плюсов и 7 минусов
проголосовал за 0 редактирований
1257 рейтинг 437 комментариев 13 постов 0 в "горячем"
-7

Орки. *нашел в старом...

-Орки!Восемь пар глаз преданно глядели на него. «…Мда…» Как же! Клан мастер! Обещал новый ивент. Сказал собраться, все пришли… Выступаем сей час, портаться в ХВ, там сбор и выходим. Никто не выбегает вперед, никто никуда не отрывается, все вместе! Всем ясно?-Угум!Портанулись все. Дальше пошло, как всегда… Сразу после команды «собраться!» кто-то крикнул «вар!» и всё… Половина осталась, половина унеслось, кого-то ресали, кого-то били… Через каких-то полтора часа все собрались на поляне.-Слушаем внимательно… Надо найти дерево, особенное, над ним будет написано «квест монстер»… Потом… Ну да… Это как раз те, что дослушают… Восемь зелених туш метнулись в восемь сторон, всё, что оставалось, сидеть и ругаться. Кто-то крикнул в пати-чат «Нашёл!». КМ метнулся в ту сторону, надеясь успеть, но, конечно, зря… Когда он выбежал на поляну, всё уже закончилось… Труп дерева как раз исчезал, восемь орков азартно гонялось за остатками гвардов… -Вот это да!-Круто! без меня уже почти всехL-А я не успел… прибили…-Да… -Супер! Мы раз только по дереву бахнули, тут ТАКАЯ толпа выскочила, еле успели раскидать…-Ага! Вот только ничего не дало, может в следующий раз даст?-Так надо у КМа спросить, может так и должно быть?-А где он? О! Вот он!Снова вид восьми пар Преданности вперенных в него. Гляди на Восторг в глазах этих детей Огня и Дерева (дубины, в смысле) как то руки не поворачивались рушать их. В конце концов, нафига им эти страйдеры? Вон тиранты, когда под зайцем, их вообще фиг догонишь… С другой стороны, ну что это за клан такой? Может плюнуть и к Убийцам пойти? Спокойно бегать в пати, пусть у другого КМа голова болит? Так жалко… Он же сам их одел, обул, на РБ собирал, учил в ПВП вместе держаться… Вот у Меллоу всё путём, сказал пошли на Кабрио, пошли, убили, сказал пошли на Анта раса, пошли – убили… Если бы не Меллоу фиг бы саб взял, смех один, ЧЕТЫРЕ дня собирал клан… Пещера с огненным озерцом посередине, старый Домина тор у очата… -Напомни мне, Мудрый, зачем я взял на свою шею эту толпу недоумков?-Потому что Великие всегда ищут себе на Жо... Не ищут лёгких путей. Их путь всегда идет -через муки и терзания. Не спотыкается тот, кто никуда не идёт.-Но почему у всех клан, как клан, а у меня - … Вон у Меллоу…-Не завидуй. Меллоу тоже не было легко и не будет… Ладно, сегодня ты не сказал ни одного матерного слова в клан чат, такая сдержанность заслуживает поддержки.Домина тор взмахнул посохом над озерцом и знакомая картинка проявилась перед глазами…«…-Бля! Хама, назад! Все собрались, не бегайте за ними!-Та он лох, пнх!-Оти, хватит, ты можешь 5 минут не матерится?-Гоба! ГобА! ГОБА! Где ты дуплишь?-Да он дрочит! Пошел он на …-ПНХ сам! Я кушал, чебуреки жарю…-Я тебя сей час сам зажарю…-Всё собрались. Достали уже. Танк. ТАНК!! ДЕНАЙ!! ГДЕ ТЕБЯ НОСИТ?-О! А куда все унеслись? А я?-Бля. Мерц, быстро в варку. Догоняй.-Пипец!!!…»-Тихо! Вон он идёт!-Это всё ты, Шустрик! Не дослушал и побежал!-А ты чего побежал? Умник, тоже мне…-А я за тобой побежал…-КМ! А что за ивент-то был?-А ещё будет? -Может по РБ пробежимся? Или вары половим?Всё-таки неплохие ребята… Ну и что, что ту… недалёкие? Зато весь клан зелёный.. Стильно…А на РБ ходить научимся, вон, Меллоу, тоже оказывается с геморроем неслабым живёт, и ничего… В Ы уже одеваются… Эпик бижу тоже одели… Всё будет… Вот только сильверсмищ хамер жалко… Ещё нюбом по квесту добывал… Так гордился тогда… И ладно бы в ПВП, а то об башку этого… Дестроер, блин. Голова каменная… Ладно.. Аркану с него возьму за это… Спать пора, утро скоро… Завтра еще на Анта раса… Соник обещал взять… Хоть СА качнём. -ЗАВТРА! В 20-00 все сбор в Гиране! Чтобы у всех был готов квест на Анта раса! Всем понятно?-УГУМ!Фух! Слава Огню!

9

Яблоко. Легенда.

Природа, дивный художник. За пару минут быстрыми мазками изобразила картину, что останется в памяти любого, кто смог бы взглянуть на неё сейчас. Хотя нет. Утёс над морем стоял давно… И почти столько же старое вишнёвое дерево над ним не хотело умирать на каменистой почве. А уж море тут было ещё со времён сотворения. По-крайней мере, так считалось, и никто не спорил с этим. Какой дурак будет спорить с морем? А вот раскрасивший широкими мазками небо шторм появился недавно. Только что купол над головой голубел чистотой холста, натянутого на рампу, а уже свирепые взмахи невидимой кисти нанесли свирепую чёрно-синюю маску на невозмутимость пустоты… А ярко-красное праздничное кимоно на женщине, стоящей у края утёса смотрелось просто шикарно в этой серо-чёрно-синей картине. И чуждо. Нечего им тут было делать. Ни женщине, ни кимоно. Мир потерял краски для тебя. Сегодня он прислал письмо. Последнее, надо думать. В нём он прощался, просил простить, и говорил, что женится. Год, долгий год назад он ушел в город, чтобы заработать денег, вам на свадьбу, и не вернулся. Ты не обижалась на него. После смерти матери, ты осталась полной сиротой. Отец, которого ты не знала, даже не увидел тебя, уйдя на маленькую войну, которую не заметил никто, даже те мелкие царьки, что её затеяли. Никто кроме тех, кто не дождался кого-то с этой войны. Мать болела, и смерть её не была неожиданностью. Но твоя и так не очень-то цветастая жизнь стала ещё более тусклой. Он смог раскрасить её. Дать ей краски Надежды, Счастья, Мечты. Ты была благодарна ему. Но теперь мир снова потерял краски, и ты не хотела больше иметь с ним дел. Это кимоно он прислал недавно из города, написав, что в нём ты будешь встречать его, когда он приедет к зиме домой… Не приедет. А теперь ты стояла чуждой каплей на фоне бушующего моря и неба. Чем не прекрасный конец?

- Уважаемая, не подскажете, что делает такая красивая нарядная женщина так далеко от жилья в такую плохую погоду?

Ты даже не сразу осознала, что спрашивает у тебя странный человек, которого вроде бы минуту назад еще не было здесь. Если ты выглядела ярким пятном на фоне неба и моря, то он, казалось бы был частью их. Серый потёртый дорожный костюм, большой мешок за плечами, явно нелёгкий, сухощавый силует…

- Кто Вы? Как Вы оказались здесь, и почему Вас интересует, что я делаю тут в эту погоду?

- Я – человек, это я могу сказать с определённостью, поскольку так меня называли многие. Я любопытный человек, поэтому я задался вопросом, который кажется логичным любому любопытному человеку. И я слабый человек. Поэтому мне не хочется долго находится здесь, чтобы не намокнуть и не простудится… Возможно женщина, стоящая на краю утёса в такую страшную непогоду помимо того, что очень смелая, ещё и добрая, и подскажет мне, где поблизости есть деревня или хотя бы домик, где бы я мог переночевать и перекусить что-нибудь, делающее моё слабое тело не таким слабым?

- Ниже, в долине, есть деревня. Там Вам наверняка предложат ночлег и ужин. Если поторопитесь, то успеете до шторма.

- Вы добры. Возможно Вы настолько добры, что удовлетворите моё любопытство и всё же ответите на мой первый вопрос? Что делает молодая, красивая, нарядная женщина так далеко от тех, кто мог бы восхищаться этими её качествами? Возьмите яблоко.

Настолько неожиданное предложение сбило с толку и ты недоуменно взяла яблоко, как по волшебству оказавшееся в руке незнакомца.

Мы не знаем, что движет нами в случайных встречах, но часто незнакомым мы рассказваем то, что никогда бы не рассказали самому близкому нам человеку… Ты рассказала ему всё. Все слёзы и всю радость, что ты смогла пережить за свой недолгий век. Твоя жизнь легла между вами циновкой разговора длиной в полчаса. И вполне логично для тебя ты закончила:

- Теперь у меня нет ничего, для чего жить, и я решила уйти.

- Это хорошо. Я оказался в нужном месте в нужное время. – этот человек сбивал тебя с толку своей странной манерой разговора. И ещё странно смотрелась постоянная улыбка на его лице. Улыбка счастливого человека, у которого есть всё. Такие иногда можно увидеть мельком. Но никогда ты не видела их на лице у человека постоянно. Нет места в мире, где столько дел и огорчений таким улыбкам. Просто нет.

- Тебе незачем жить, и у тебя нет дел в этом мире, которые бы держали тебя, так?

- Да.

- Тогда тебя не затруднит помочь мне донести этот мешок до деревни, и указать дом, где мне смогут предоставить ночлег и ужин. А потом, когда дождь пройдет, я приведу тебя снова на это место, я очень хорошо умею находить места, где я когда-нибудь был.

С этим словами он буквально сунул тебе в руки свой дорожный мешок и чуть ли не присвистывая стал спускаться по тропинке, ведущей в долину. Ошарашенно, ты последовала за ним, лишь через пару минут осознав, что мешок тяжел, пошёл дождь и что человек впереди налегке уже идет далеко, слишком далеко, чтобы услышать твои возражения…

Природа, дивный художник.

Одной голубой краской изобразив бесконечность над головой и глубину под ногами. Стоя на каменном утёсе ты дышишь, и ощущение, будто дышишь ты не банальным воздухом, а Простором и Бесконечностью просто не покидало тебя. Место было смутно знакомым, но за годы скитаний с Яблоком, ты часто встречала места, что казались тебе знакомыми. Когда сказала об этом Яблоку, он кивнул. «Мир везде одинаков. Везде есть земля и небо. Везде есть люди. Нет ничего нового в нём, это не мои слова, это сказал Кибогами Дзюбей, этот бродяга имел право так говорить, он прошёл пешком столько, что дорога здоровалась, когда он вставал на неё»

- Ну вот, дождь закончился. Возьми яблоко.

Ты вспомнила. Здесь ты стояла, когда мир для тебя потерял краски и хотела попрощаться с этим миром. И яблоко, что этот маленький человек дал тебе тогда стало для тебя первой краской, какую ты не хотела замечать в этом мире, и которую он показал. Дальше были долгие годы путешествий. Яблоко нигде не оставался подолгу, и нигде он ничего не ждал и не просил для себя. Люди с радостью делились с ним одеждой и едой. Ему несли всё, всё, что могли принести, и он брал это и благодарил за каждую мелочь, и с такой же радостью он раздавал это тем, кто нуждался или просто просил у него любую вещь, и так же искренне благодарил тех, кому отдавал вещи. Дети особенно радовались, когда он приходил к ним, он дарил им игрушки и взрослые вещи, которые были ни к чему им, но понять это они смогли только после того, как Яблоко дал их. Так незаметно прошли годы, и тебе было приятно ходить за этим человеком, слушать его странные простые вопросы, на которые мало кто мог ответить из тех, кому он задавал их и видеть радость его от того что люди дарят ему и он дарит людям. И сейчас он сделал то, что пообещал тогда. Он привёл её снова сюда, на этот утёс. Привёл показав краски мира, в котором жил он. И ты стоял на краю утёса имея не больше, чем было у тебя тогда, но при этом радость от существования переполняла тебя и не было у тебя причин, чтобы прекращать это замечательное существование.

- Ты – великий врачеватель, Яблоко! Но как это у тебя получается? Что за секрет ты знаешь?

- Я люблю яблоки! И ходить пешком! Вот и всё. Так ты будешь есть яблоко, или просто будешь держать его в руках? Если оно тебе так нравится, что ты не хочешь его есть, то я могу дать тебе ещё! Никто не запасает одно яблоко! И два яблока лучше чем одно, разве не так?

- Можно я ещё пойду с тобой, Яблоко? Можно я буду долго идти рядом с тобой, я постараюсь не мешать тебе.

- Ха! Я снова оказался в нужное время в нужном месте! Раз тебе всё равно по пути, ты можешь помочь мне нести этот Jтяжёлый мешок. Как же он мне уже надоел!

С этим словами он буквально сунул тебе в руки свой дорожный мешок и чуть ли не присвистывая стал спускаться по тропинке, ведущей в долину.

По тропинке спускалось два счастливых человека, у которых не было ничего в этом мире. Или ничего, кроме этого мира? Каждая частинка мира владеет им всем. Хочешь, чтобы у тебя был целый мир? Тогда отдай ему всего себя.

- Яблоко! Ты никогда не говорил мне, как тебя зовут, лишь не возражал, когда я стала называть тебя так. А как твоё имя?

- Я так давно не слышал его, что оно уже, наверное, не моё. Зови меня Яблоко. Детям нравится.

- Но как-то же тебя зовут взрослые?

- Взрослые – дураки. Им нужны громкие имена. Ну подумай, стала бы ты так долго ходить со мной, если бы тебе пришлось бы обращаться ко мне, «О, Великий и Мудрый Смеющийся Будда!»? Возьми яблоко!

Показать полностью
2

Почему?

Хронологически, разговор был до

https://pikabu.ru/story/svoboda_6502012



В: Почему так, дед? Почему несправедливо? Почему когда хочется смеяться и радоваться - кому-то плохо и беда стучится в чьи-то двери? Почему смерть забирает лучших? почему ненавидеть можно многих, а любить - одного? Скажи, дед, ты же мудрый? Почему так, почему несправедливо?

Д: Мы стали редко видется, малыш, а вопросов, я смотрю, у тебя не уменшается... Это хорошо. Хочешь чаю?

В: Хочу. Водки хочу. Но буду пить чай. Ты же не нальёшь мне водки, дед?

Д: Ну почему же. Если очень хочешь - налью. Но водка - как вода, только в воду ты смотришь и видешь все или больше, чем оно есть или ближе чем она есть, надеешься. что если замутить, то ничего не будет видно, на самом деле, чем сильнее ты мутишь воду, тем лучше представляешь, что пытаешься скрыть от себя. Водка делает тоже самое с чувствами, если ты думаешь, что напившись, ты забудешь и то, что у тебя умер друг. Но ведь ты забудешь и то что у тебя был ТАКОЙ друг, что был друг вообще. А если ты хочешь напится, чтобы отключится и забыть всё, то вон стена, разбегись и ударся в неё хорошенько головой. эфект будет тот же, это я тебе как медик говорю, безсознательное состояние и головная боль утром... Разве что вторичной интоксикации и посаженной печени не будет...

Чай закипел, пей! Хороший чай, травяной... Такой не купишь, каждый раз один и тот же набор делаю, каждый раз по-новому чувствуется... Странный рандом...

В: Чай... Чай у тебя всегда вкусный. Я ж не за тем пришёл, дед! Я у тебя совета у тебя спрашиваю, мне мудрость твоя нужна, дед, а не чай. Хотя чай, конечно, замечательный. Ты медик, а у меня внутри всё болит. А ты чаем поишь...

Д: От той боли, что у тебя, нет лекарств. Говорят, великий профессор Время лечит такое, но это говорят те, кто не лечился у него... Со временем может прийти Понимание, вот оно действительно лечит, но лечит не всех и приходит не ко всем. Мёду дать? Или варенья?

В: Странный ты, дед! Прихожу к тебе с вопросом - ухожу с десятью... Но почему-то с десятью твоими вопросами на душе легче, чем со своим одним... Но может ты всё же ответишь мне, почему мир несправедлив? Мне уже не 5 лет, и не 18, я многому научился, многому от тебя, многому от других. Но Этот вопрос так и висит на мне. Серж, я с ним с 5 лет, мы с ним еще Витьку из старшей группы колотить пытались, у меня никого дороже его нет... Почему он?

Когда я в институт пошёл, я учился до упора, а он бросил. Не потому бросил, что не мог учится или что ленился, а просто "не моё!" Ну как так? В Юнеско это пошел, он же менеджером получал в 5 раз больше, чем в этой миссии своей грёбаной, и что? Пошёл, счастливый по уши, каждый раз, когда приезжал из него эмоции просто фонтаном! На 5 войнах практически был, и ничего, а тут - како-то грипп. Ну как так может быть, дед? Разве в 21-м веке умирают от гриппа? Ну это же простуда, как можно от неё умереть? У меня волк внутри поселился, я хочу выть и стены скрести ногтями у меня нет друзей ближе него. Я не могу так! Я каждый день вижу сотни людей, которых не променял бы на него одного, а Ушёл - Он!!! Я не хочу жить в этом мире, он нечестный! Чёрт, фраза детская какая-то... Но ведь так и есть, дед?

Д: Что тебе сказать, внук? То что ты хочешь услышать, или то, чему я научился за свою жизнь? Могу процитировать какого-нибудь мудреца древности, но ты же не этого ждёшь, верно? Смерть всегда приходит не вовремя, мы всегда виним её за то, что она забирает лучших, нельзя мерить других по себе, а друзья не бывают далёкими. В 21-м веке люди умеют лечить от рака и выращивать генетически изменённый картофель величиной с арбуз, но умирают от голода и гриппа. Можно жить, помогая многим, но жалеть, что потерял одного. Ты ведь тоже теперь едешь в эту тьму-таракань, и тоже не за заработком, верно? И не из-за Сергея, хотя пытаешься себя убедить в этом. Просто тебе надо убежать, и ты надеешься что отдавая что-то другим, сможешь отдать им часть своей боли. И не зря надеешься, кстати... Но дело не в этом. Мир справедлив, просто его справедливость не всегда дано нам осознать... Твой друг умер, но он жил, и раз ты и кто-то ещё сожалеет о том, что он умер, значит жил не зря... Он помогал кому-то, и может быть у этого кого-то будет свой друг, который тоже будет помогать кому-то, и будет волк жить у кого-то внутри, когда он умрёт. Мы проклинаем Смерть, когда она забирает лучших просто по тому, что когда уходят люди, кого не стоить помнить, мы не замечаем. А проклинать живых за то, что они живут, а Он - нет, - глупо. Он жил, и не только он был твоим другом, но и ты - его. И не к кому-то приходил он, когда приезжал из этой богом проклятой Африки, а к тебе и фонтан эмоций, что он выплескивал он выплескивал на тебя, потому что считал, что только ты сможешь оценить то Великое, с чем он хотел тебя познакомить. Хочешь прогнать волка - забудь Сергея. Не хочешь забывать - живи. И волк станет просто комком в груди, благодаря которому ты будешь помнить, что на земле был такой замечательный человек. Некоторые думают, как тяжело живут монахи, в кельях, вдали от людей. Некоторые не видятся с другими людьми годами... А ведь большинство из них - просто трусы. Проще всего не знакомится с другими людьми, чтобы не быть обманутым, брошенным, влюблённым, чтобы не терять друзей, чтобы не быть преданным. Можно жить и никогда не почувствовать боли. Вот только тогда и счастья ты не почувствуешь тоже никогда. Не бывает подарков без цены. За всё надо платить. Мир справедлив. Я мерз в мокрых ботинках, чтобы сорвать в нужный момент травы и высушить их, зато сейчас я угощаю внука замечательным чаем. Который, кстати, остыл. Нагреть ещё?

В: Нагрей. Утро уже... Попьём и спать будем ложится... Самолёт вечером. Откуда ты узнал, что я в миссию записался.

Д: Ну... Я же мудрец... К тому же один из моих учеников замминистра здравоохранения, а списки медиков всегда проходят подтверждение...

В: Отговаривать не будешь? Или ругать? Мать извелась, кричала час, наверное... Батя сумрачный, как на похоронах... Не убивают же там.

Д: Не буду отговаривать, и ругать не буду. Ты правильно сказал, тебе не 5 лет, и не 18... А мать - она всегда мать. Радуйся, что она волнуется за тебя. Чайник закипел, варенья ещё дать?

В: Давай...

Показать полностью
9

Свобода

- Ты не понял, дед! Люди должны быть свободными! Как это так. Живут, будто в клетке – то нельзя, это не сметь… Я на них смотрю, они даже не в клетках, они как рабы! Зверям в клетке разрешают жить, любить, есть, спать… А их заставляют благодарить только за то что живы! Я видел деревни, которые уничтожили просто потому, что у короля было плохое настроение и племя живущих в деревне в опале! Ну как так можно? Им говоришь, а они не понимают! Они так жили всегда. Я не понимаю!


- Замёрз? Я чаю поставил. Хорошо, что зашел… Люди? Да, люди должны… Свобода… Хорошее слово. Ты никогда не задумывался, что свободу, так же как и клетки придумали люди? Животные редко бывают несвободны. Могут быть заперты в определённой области, но при этом не испытывают дискомфорта. Семейство лисов, живущих в маленьком парке посреди мегаполиса счастливо так же, как и такое же в лесу далеко в Сибири. Несвободе животных учим мы, люди. Так же, как и умению жить в ней. Слышал легенду про барсов? Рассказывают, что они не могут жить в неволе. Если отловить взрослого барса, то он умрет на цепи от тоски. Только цари могли позволить себе иметь в зверинце этих зверей, они умирают через пару месяцев, после того, как попадут в неволю, максимум полгода. А потом оказалось, что если взять котенка барса и посадить в зверинец, то он так же легко переживет неволю, как и корова или овца. И нет никакой исключительности в этих зверях, обычный набор метаболизма и рефлексов. Мех, требующий низкой температуры для защиты от выпадения и паразитов, повышенное содержание кислорода в воздухе, свежее мясо… Свобода… Сладкое слово. Что ты можешь знать о свободе? Ты смотришь на этих людей и думаешь что они не свободны. С детства ты мог выбирать себе игры, игрушки, друзей, хобби, девушку. Они выбирают себе право дышать, и счастливы, что прожили день. Тихую ненависть к правящему королю или счастье издеваться над чужими племенами, если им повезло и король из их племени.


- Но так жить нельзя, это не жизнь, это даже не прозябание!


- Нельзя, конечно. Для тебя, для меня. Для тех, кто живёт, как мы. Ты ни разу не слышал, что зверей, которые родились в зоопарке нельзя выпускать на волю? Они просто не выживут там, у них нет не необходимых рефлексов, ни нужных навыков. «…Сколько волка не корми…» Волка можно кормить протеином и бифштексами, но если выпустить его в лес, то скорее всего он станет просто еще одним бифштексом для других волков, если не поймет, что обед не всегда пахнет мясом с самого начала… Ты думаешь, ты знаешь что такое свобода? А ты знаешь что чувствуют люди, чья свобода ограничивается лагерем, оплетённым колючей проволокой километр на полтора? Разве ты можешь понять, как может в таких условиях чувствовать себя свободным человек? А он свободен. Потому что провел три месяца в каменном мешке два метра на три и всё что у него было из радостей – это по шагам угадывать, пройдет охранник мимо или всё-таки решит заглянуть и он увидит немного света, от которого слезятся глаза? Ты понимаешь, что воровская романтика так привлекательна, потому что она вся рассказывает о свободе? О том, насколько хорошо быть свободным. Но может быть только такие люди и понимают, ЧТО такое свобода и кому можно её давать. Ты хочешь свободы для этих людей, это значит что ты хороший человек. Но ты уверен, что они поймут, что ты им дал? Свобода не может пахнуть хорошим одеколоном, подарочной обёрткой, Рождеством. Она ВСЕГДА должна пахнуть кровью, болью, железом или свинцом. Иначе это не свобода. Это просто более широкая клетка. И никто никогда не будет радоваться такой свободе больше, чем обезьяна бы радовалась большей клетке. Подумай хорошо. Ты хочешь им подарить свободу потому что они не могут так жить, или потому что ТЫ не смог бы так жить? Чаю хочешь еще? Расскажи, как ты сам? Отчёты из ваших миссий ни черта не отображают ситуацию, как и всегда, впрочем. Действительно, так плохо?


- Очень, дед. Нас не трогают, потому что иначе их просто раздавят. Но с каждым днём все труднее сдержаться уже самому. Ты, наверняка, прав, но там тебя нет рядом, а воспоминаний о твоих словах уже недостаточно…


- Значит, решай сам. В конце концов, это твоя жизнь, твоя совесть и твой выбор. И этот выбор и есть свобода. Просто помни, один азиат говорил, «…каждый народ имеет тех правителей, каких сам заслужил…».


***Правда говорил он это годам к шестидесяти, а в молодости не раз участвовал в различных восстаниях против разных князей-самодуров. И никогда не раскаивался об этом участии. Но ты мой внук, и я всё же очень волнуюсь о тебе, малыш…***


- Ты отцу с матерью хоть это не рассказывай. Мать, та вообще без валерьянки или боярышника заснуть не может.


- Ладно, дед. Спасибо тебе. Сам-то ты как?

Показать полностью
1

Счастливый человек.

-Куда ты идешь?

-Вперёд!

-А зачем?

-Узнаю, когда приду!

Сколько было у тебя таких бесед? Смешной маленький человек, в старом потёртом кимоно с мешком за спиной… Тебя узнавали, и трудно было сказать, кто был более счастлив от встречи с тобой, дети, которым ты с радостью дарил что-то из содержимого твоего заплечного мешка, или взрослые, которых ты благодарил улыбкой за еду, одежду или деньги, что они давали тебе. -Ты же нищий, у тебя ничего нет, посмотри на себя, донашиваешь чьи-то обноски! -У меня есть дорога, еда на сегодня, одежда и свобода идти куда хочу. У меня есть весь мир! Тебе давали имена и титулы, Смеющийся Будда, Просветлённый, Учитель, Постигший Дзен, а ты раздавал игрушки, что вырезал на привалах и был счастлив, слыша смех детей в ответ и улыбки прохожих смывали усталость с твоих плеч.


-Поделись со мной Мудрость, о, Постигший Дзен!

-Хочешь булочку?

-Я молю тебя, Просветлённый!

-Так хочешь булочку? Или идём со мной, смотри, какая дорога! Длинная!


Тебя называли мудрецом и сумашедшим, тебя гнали и умоляли остаться, дорога стала твоей жизнью, и никто из тех, кто встретил тебя уже не мог остаться прежним. Потому что знали, что где-то, чёрт знает где с улыбкой на лице по дороге весело шлёпал Ты, тот, что нашёл счастье в дороге и возможности вызывать улыбку у взрослых и смех у детей.


-Останься с нами, Шагающий! Мы будем кормить тебя. Наш дом пусть станет твоим домом! -Хорошо!

-Куда же ты? Куда ты идешь? Ты же согласился остаться!

-Но я же оставался с Вами целых десять ударов сердца! А сейчас я хочу увидеть, что за тем поворотом…


Тебе нечего было боятся, разбойники не трогали тебя, что можно было взять с человека, у которого есть только дорога? Часто тебя провожали, охраняя явно или тайно, когда боялись, что такая опёка оскорбит тебя. И тебе грела сердце забота людей.


-Скажи, Смеющийся, неужели ты никогда не плакал?

-Откуда тебе знать, может как раз сейчас я плачу?

-Но зачем ты тогда улыбаешься?

-Если мне больно и я плачу – мне не станет легче. А если я улыбаюсь, когда болит, то легче становится кому-то рядом, и это лечит меня.


Они видели, как ты смеешься, а ты гнал воспоминание о том, как увидел улыбку, за которую ты отдал бы всю свою жизнь по капле из нацедив в пыль дороги, улыбку, предназначенную не для тебя. «Ты трус! Ты должен был драться! Ты был мастером меча! В тот год ты мог сдать экзамен на мастера стали! Ты смог бы убедить её, что достоин, что ты лучше, чем он! Тряпка!» «Нет! Она не из тех, кто любит лучших. Она любит просто потому, что любит. Мы хорошо попрощались. Я до сих пор храню запах её волос. И я знаю, ЧТО она хотела подарить мне на прощание, но это уже было бы подло по отношению к ней. Нет ничего для меня желаннее, чем её тело. Но я взял только кусочек души, что она подарила мне. Зато я помню запах её волос…»


-Смотрите, смотрите! Смеющийся Будда! Конишуа! Что ты подаришь нам, Весельчак!

-Конишуа! Я рад встрече с вами! Хочешь, малыш, бери весь этот мир!

-Как же можно отдать весь мир! Ведь тогда у тебя его не будет?

-АригатО, за то что беспокоишься обо мне, о, будущий добрый человек! Но даже если я тысячу раз подарю этот мир, он будет и у меня тоже!

-Так что, его нельзя отобрать?

-Кто же может отобрать у тебя весь мир? Но если ты волнуешься, возьми от меня в подарок весь мир и этого тигра из дерева что выросло в снегу и оказалось сильнее скалы, ветра и снега! Пусть он напоминает тебе, что весь этот мир принадлежит тебе!

-Спасибо, господин.

-Я не господин, а слова ни значат ничего, гораздо дороже мне то, что ты пожелал мне сердцем! Сайанара! Маленький человек в потёртом кимоно шагает по дороге. Он счастлив. Он счастлив, как весь этот мир.

Показать полностью
-9

Скажи, дед

- Кто это, дед?

- Где?


- Вон, черный с горящими глазами, он дышит и огонь вылетает изо рта. Он сильный?


- Да. Это демон, его сила очень велика, он может рукой разломать гору, дыханием расплавить камень и его гнев – смерть.


- А вон там, светлый, взгляд радуется, глядя на него? Он тоже сильный?


- Да, это – ангел, существо служение, он может многое, по Воле Господа, он может воскресить и дать жизнь, может вылечить прикосновением, и потому сила его равна Силе Господа.


- А этот, с пылающим мечом? Кто он? И он – тоже Сила?


- Да, это – архангел, Гнев Господень. Меч его не в силах поднять смертный. Он может погасить звезду или разрубить само время, и лишь Воля Господа хранит его. Он стоит на охране Всего Сущего. И нет Силы, способной сокрушить его…


- В чём их сила, дед?


- Демон – это тот, кто был рядом с Господом, но не захотел служить никому, кроме самого себя. И он сбросил перья с крыльев и бросился в Бездну за другой Силой. Теперь он силён и страшен, но всё что он может – разрушать и уничтожать, таков конец пути тех, кто живёт в угоду себе, не думая, о других. Огонь, смерть и одиночество – удел этой Силы.


- Ангел, он ближе всех к Господу, он счастлив тем, что служит Ему, и каждые день он видит Его и выслушивает Его волю. И жизнь его – служение, счастье его – близость Его. Он силён силой Его и это тоже путь силы. Путь слуги Сильного.


- Архангел, он тоже не волен, Страж Всего Сущего. Он силён, ибо тяжек его груз. Груз Ответсвенности. Он счастлив, ибо служит Ему и многие обязаны его силе и его существованию. Благодарность многих – его счастье. Таков удел Стража, его счастье, и его боль. Он вечно привязан к своему месту, и не может уйти, ибо сила его – его удел. Каждый платит свою цену за силу.


- А Господь, он же сильнее всех, да? Почему он не победит всех и не останется сам в этом мире? Он же самый-самый сильны, да, дед?


- Да, нет никого сильнее Его, даже Время и Материя не властны над Ним. Но Величие Его – в Великодушии. Если нет Выбора – нет развития. И потому есть демоны, что ненавидят Его, и есть архангелы, что Волей Его не дают демонам разрушить этот мир.


- А люди, дед? Зачем люди, которые не могут служить, как ангелы, не разрушают, как демоны? Мы же слабее любого из них. Зачем они оставляют нас?


- Потому что люди – те, кого Он создал. И Сила Его от Любви. Ангелы, демоны, архангелы – сильны, но став сильными, они потеряли возможность чувствовать. Лишь слабейшие из слабых, мы, люди, способны ненавидеть и любить так, как не могут все ангелы и демоны, вместе взятые. И пока кто-то из нас любит Его, Он – самый сильный из всех.


- Значит Сильный не может стать Сильным без Слабого?


- Да. Даже Самому Сильному нужна Любовь Слабого, чтобы стать тем, кто он есть. И люди выбирают, на кого им больше быть похожими, любить и быть рядом с Ним, или ненавидеть, и стать демоном в глазах других. Нет сильных без слабых и в этом мудрость этого мира.


- И что будет дальше?


- Дальше Демоны будут пытаться разрушить мир, Архангелы будут хранить его, Господь, с помощью Ангелов будет вершить свою Волю, а мы с тобой, будем решать, есть нам мороженное или пойти играть на площадку… Никто из Сильных не может себе этого позволить…


- Здорово… *в сторону* хотя с крыльями и мечом было бы круче!

Показать полностью
-5

HoBu4ok

Это – болезнь? Спросил он, заглядывая через плечо другу…

«Нет!» Рассмеялся тот, - это Игра.


- Вот, возьми…


ДВД-болванка, без инсталяхи, просто списана в комп, какой-то Апдейтер, подключение, выбор, Имя, Раса, Класс.


Вход!


-Это Жизнь? –спросил HoBu4ok, глядя на странных существ, гремлинов, что копошились под ногами.


-Нет! – снова рассмеялся друг, визард 35 левела, - это Игра!


-Вот, почитай…


Несколько ссылок в Аське, день на изучение, кач, квесты, классы, профы… Он осваивал магию, он учился убивать монстров и раз личать красные ники и не любить их. Первое падение от монстра. «Это – Смерть?».


-Нет! –рассмеялась Игра вспышкой магии на незнакомом чаре. Тебя реснул чужой маг, незнакомый тебе, дал баф помог в каче…


-Ты что, первый раз играешь, HoBu4ok?


-Да.


-Гы… Держи… 3 миллиона Аден, заоблачная сумма для тебя упала на землю…


-Удачи, HoBu4ok!


-Это Игра? – позвонил ты другу.


-Нет, это Удача! – сказал он, добивая первую сотню ПВП, Сорсер 65.


Кач, кач, небольшие квесты, чтение док, вторая профа, кач. «…Высший левел в игре 78…»


-Это Цель? – снова ты спрашиваешь у друга.


-Нет! –снова смех, тебя взяли в клан, повели на первых РБ, дроп, на который ты неделями собирал деньги, схватки с варами… Вещи отданные тебе просто так, соклану…


-Это Дружба? –снова спрашиваешь ты.


-Нет! – уже Архимаг, третья профа и третья сотня ПВП – это Игра!


Третья профа, сотни ПВП, твой ник знают на сервере, и на форуме флеймят по твоему поводу, на сходке тыкают в тебя пальцем и уважительно шепчут нюбам «Это - HoBu4ok! Шарит!»


-Это Слава? – друг уже взял саб и качает Некромансера, но всё так же смеётся над тобой.


-Нет! – тебе кажется, ты слышишь его смех в этом слове – это – Игра!


Саб, кач, выходы на Антараса, замки, осады, первые предательства, обида, первые кидалово, ощущение, что ты НИКОГДА не забудешь ник этого Козла, вечный слив на ПК, желание набить лицо в Реале…


-Это Ненависть? – пишешь ты в приват Соултакеру и Архимагу…


-Нет! – и снова приват смеётся тебе в лицо – Это Игра!


Знания, способность не обращать внимания на выкрики дураков, спокойствие и уверенность в схватках, уважение сокланов, сила, вес твоих слов в Клане… Но Сомнение червём грызёт внутри, чего-то не хватает тебе, что-то, без чего всё это только игра, а не Игра…


«Помоги»… Вкрадчивый шёпот привата почему-то бьёт по глазам ядовитой раскраской, где-то ты видел уже этот ник… Вспышка… 40 левел, «это-Смерть?» Эльф убегает от пятерых магов, движения замедленны, «вортекс и фрост болт» Знание шепчет «много. Все в А, явно не новички, тех двоих на олимпиаде видел, без шансов…» Но Память и Душа толкают под руку «Удачи, HoBu4ok!». Раскладка знакома вслепую, вортекс, кенсел, кенсел, слип, слип, кил, слип, уйти за скалу, кил, кенсел, слип… Знакомая кутерьма боя, с удивлением ты замечаешь, что ты жив, четыре трупа и ты жив… «Это Счастье?»


-Нет! – отвечаешь ты себе сам – Это только Игра!


-Спасибо, HoBu4ok.


Баф, добавить в френдлист, разговор ни о чём,


-Хочешь, покачаю?


-Спасибо, HoBu4ok, в другой раз, меня сокланы зовут…


-Тебя как зовут? Ты на сходках бываешь?


-Женя…


«Это Дружба?» … тишина, только сам можешь отвечать на такие вопросы… Дружба… или просто Игра…


Сходка, обычный разговор ни о чём и об игре, смерти, пвп, ПК, мобы и квесты… Вдруг холодок…


-Ну, здравствуй, HoBu4ok!


«Эльфийка »… Светлая кожа, «ну да, у компа не позагораешь» точённая фигурка, платье, «Авадон, скорее всего » Не бывает правда у светлых эльфиек чёрных волос и смеющихся глаз зелёным пламенем заливающих душу… Шепот Души… «Вот что ты искал последнее время, вот чего тебе не хватало… Нет. Вот то, что ты искал ВСЁ время…»


-Это Любовь?


Тишина в ответ... Ты вырос, HoBu4ok. Настала пора самому находить ответы на свои вопросы... Удачи тебе, HoBu4ok!

Показать полностью
-5

Человек, который не был героем

Горизонт кипел. С самого утра солнце зажгло его, пообещав жаркий день. И сейчас, когда этот небесный пламень поднялся в зенит, горизонт волновался, словно бы закипая от той жары, что заставляла жалеть о ночном холодном ветре и ведра воды, которыми поливали себя защитники на стенах не помогали, лишь раздразнивая мечтой о прохладе. Пустыня. Ночью холодно, днём – жарко. Империя пришла сюда и объявила эти земли своими. Если хорошо орошать, то под этим палящим солнцем можно было снимать урожай по четыре раза в год. Вот только Солнцу и Пустыне было плевать на Империю и её Величие. Поля засыпало песком, самумы приходили, как злые духи и воровали урожай.

Люди привыкали к этому, как всегда люди привыкают к улыбкам Судьбы. И вот, когда только только стали привыкать к этому странному ритму, пришла другая беда. Придя сюда Империя не спросила ни у кого. Поселение, как вкрадчивый шаг хищника было мягким и незаметным. До тех пор, пока Город не стал отпечатком сапога в песке бесконечности. Первые поселенцы мирились с Охотниками, теми, кто жил в лесах на краю пустыни. Но Город не умел жить в мире. Входишь в ворота – плати. Въезжаешь в Город – сдай оружие. Охотники никогда не были мирным народом и никогда их терпение не было долгим. Просто Все привыкли, что их племена малочисленны, а слава имперских дружин была известна во всех четырех концах света. Вот только Охотники редко разъезжали по свету. И гордость у них была своя, так же как и причины кочевать малыми племенами. После того, как набеги кочевников стали действительно угрожать благосостоянию Города, по приказу местного наместника несколько отрядов лёгкой кавалерии и пехоты прошлись по окраине Леса, сжигая деревни Охотников. Голоса нескольких бывалых, пытавшихся объяснить разницу между беспредельными кочевниками и миролюбивыми Охотниками просто утонули в звоне стали походных колон. Как всегда Сталь затыкает рот Разуму.


А потом было поздно. Потому что нашёлся Дикий, который собрал под свой стяг все окрестные племена, и тихие Охотники поверили ему и пришли на Города. Этот был пятым на пути их волны. Они приходили, забирали добычу, и жгли, всё, что могло гореть. Охотники не брали рабов. И пленных они тоже не брали. То, что оставалось после того, как волна ярости прокатывалась через стены, было похоже на замок из песка, что строят дети на берегу моря, после того, как вода накрывает его собой. Только не вызывают страха и отвращения останки песчаных замков на берегу. Не бывает над ними густого, смолистого дыма, отдающего горелым мясом, и запаха этот вызывал рвоту даже у самых опытных разведчиков пробравшихся к руинам. Охотники жгли всё, что горело. Человеческая плоть горит очень даже не плохо. И Охотники не брали пленных и рабов. На стенах Города стояли те, кто остался, среди них было мало действительно опытных бойцов. Так решил кнез, он разделил остатки пехоты и кавалерии на малые отряды, и отправил их вперёд, они должны были нанести максимальный урон и остаться в живых. Да, это не было похоже на победное шествие имперских дружин по другим странам. Но это замедлило продвижение Охотников, и помогло выгадать несколько караванов женщин и детей, что успели отправить в дальние селения. Но сейчас настало Время. Время, когда нет прошлого и будущего. Время, когда надо решить, кто ты. Всё что могли сделать оставшиеся в стенах Города – умереть. И кнез должен был сказать, как.


Вот и первый шаг. Серебряные Клинки, элита имперской тяжёлой пехоты развернула свой стяг под стенами Города. Охотники тоже имели свою Гордость. И они умели отдавать дань Войне, когда видели вопрос в её глазах. Лучшие воины кланов вышли против стали и серебра. С самого утра, шесть атак разбились волнами о немногочисленный утёс, сияющий серебром на песчаной арене под стенами Города. Дань, что Война всегда забирает себе красила ковер песка в драгоценный пурпур. Потом терпение Дикого лопнуло и лучшие стрелки Охотников вышли вперёд, чтобы смести это чужое Серебро потоком стрел. Кнез ждал этого. Взмах руки, и кивок командира группы катапульт. Глиняные сосуды с горящей смолой полетели в сторону кипящего горизонта. Залп был точен, опыт прошлых войн не изменил старому капитану. Эту смолу готовили всё то время, которое выигрывали по приказу кнеза ушедшие вночи и пятые сутки без сна трепавшие тылы Охотников. И Серебро и Сталь под стенами города, заплатившие свою дань. Все они выгадывали время. Чтобы сделать шанс выжить, для оставшихся в Городе чуть-чуть больше. Крики боли и запах палёного мяса означил места попадания. Это не было честно, но это уже не было поединком. Отряды вночи травили колодцы, и подрезали сухожилия верблюдам и лошадям, запускали ядовитых змей в лагерь противников и вывешивали трупы разведчиков с ободранной кожей на пути следования Охотников. Да, это не было честно. Это не было по-геройски. Кнез знал это. Герои были те, кто выставил свои дружины под стены Городов и их трупы горели на кострах, поверх трупов их жён и детей. Наместник предлагал выйти навстречу Охотникам без оружия, надеясь на пощаду, и некоторые послушались их. Их головы сейчас торчали на древках знамен Охотников. Кнез не был героем. Он воевал, больше чем многие в этих Городах, и гораздо больше, чем хотел бы. Кнез не был героем. Он просто хотел отдохнуть от величия Империи, войн, лживости Двора и ещё очень многого. Ему нравился Город на окраине пустыни, нравилось радоваться утреннему теплу после пронизывающего холодного ветра вночи. Нравилось… Но за всё нужно платить. Этот закон ты запомнил накрепко. И сейчас ты платил, платил за то спокойствие и радость, что скряга-судьба отмерила тебе. Ты выгадал время. И Охотники не взяли Город первым штурмом, как предыдущие. Пять дней, оказывается, весьма немалый срок, если ты живешь лишь сегодняшним днём. Стены, залатанные каменщиками выдержали тот первый и единственный залп требушетов наспех собранных Диким. В пустыне не найти много камней. Пять суток руками и когтями рвали те остатки леса, что были в Городе, собирая драгоценную смолу. Смолу, что больше чем вчетверо уменьшила количество стрелков у Охотников и остатки которой варились в котлах, дожидаясь штурма. Серебро и Сталь железной черепахой вползли в ворота Города, выполнив свою роль. Вернулись в гораздо меньшем составе, что выходили, но в гораздо большем, чем предполагали вчера кнез и капитан дружины Серебряных Клинков, когда кнез излагал свой план. Но теперь мешок хитростей закончился, и взмах Дикого послал волну ярости и безумия на стены ненавистного Города.


А кнез всё отсчитывал время, что капало на весы Судьбы, не давая чаше с яростью и количеством Охотников перевесить чашу с жизнями защитников Города . Вот 2 мгновения дал студиозус, проткнутый двумя копьями сразу, бросившись со стены на лестницу, приставленную атакующими. Своим уже мертвым телом он снес лезущих на стену и целых два мгновения легло на Чашу. Вот граф Де Глез, лучший мечник Пограничья бросился на отряд Охотников, прорвавшихся на площадку перед воротами изнутри, и лишних пять мгновение подарил тот смерчи стали и ярости, в который он превратился там. Кнез считал каждого погибшего бойца, каждую сброшенную или перерубленную лестницу, ему казалось, что он не видит их , а просто чувствует эти мгновения, будто он сам превратился в Чашу. И если этих мгновений наберется побольше, то всё же весы сдвинутся, и чаша с жизнями и надеждами тех, кто поверил ему, окажется тяжелее. Таран бил в ворота, а кнез отсчитывал потерянные мгновения с каждым ударом. Кузнец, крича от боли в обожжённых ладонях в одиночку смог поднять чан с горящей смолой и сбросить его на головы тех, что бил тараном – и целый десяток мгновений лёг в кнезову чашу. Вот несколько Охотников смогли прорваться через стену и оттеснить защитников вдоль парапета – и весы качнулись. А потом двое ремесленников бросились грудью на копья и смогли, падая, унести с собой шестерых из прорвавшихся, а защитники, воодушевившись, сбросили оставшихся со стен – и снова шаткое равновесие. Вот в тыл атакующим ордам ворвался клин тех самых дружин, что пять суток изматывали Охотников по приказу кнеза. Они всё ещё выполняли приказ: нанести как можно больший урон и как можно дольше остаться жить. Они долго жили. Целых две минуты кипящее море Кланов не могло сомкнуться над островком железа в середине его…


Даже Солнце, спускаясь к горизонту играло на стороне кнеза сейчас. Ночной штурм – редкое явление, и Охотники не были искусны настолько в мастерстве войны, чтобы пробовать его. А дальше была ночь без сна, и по приказу кнеза трупы втащили на стены, чтобы сбрасывать их на головы нападавших на следующий день. ВСЕ трупы. А утром…


Утром на песок под стенами города вышел Дикий. И дал слово, что если против него выйдет тот, кто руководит защитой Города и сможет победить его, то Кланы отступятся и уйдут, посчитав месть завершённой.


И вот кнез стоял перед воротами и слушал спор капитана Серебряных клинков и графа Де Глеза. Оба были едины – вместо кнеза должен выйти кто-то другой. И за право драться в доспехах кнеза один был готов бросить в мокрую от крови пыль у ворот свой графский титул, а второй – славу капитана Серебряных Клинков, и трудно было сказать, кто из них жертвовал больше. А кнез просто стоял и ждал, пока снимут запоры с ворот. Он не в первый раз видел усмешку Судьбы и знал, что каждый платит сам.


Бой не был длинным. Да, кнез хорошо управлялся двуручной секирой, что выбрал для боя, а булатный доспех, звеня делал его ошибки не такими фатальными. Дикий тоже хорошо управлялся бронзовым топором, мелькавшим в его руках как факел, а гибкость и отсутствие лат позволяло ему уклонятся от ударов секиры кнеза. Но бои на смерть не бывают долгими. Вот только было еще одно. Кнез ЗНАЛ, что лишь слово Дикого держит кланы, и Дикий привёл их сюда за добычей. Потому обещание Дикого уйти было верным только до его смерти. И никто не гарантировал, что после того, как кнез победит, Кланы не решат отомстить за вождя… Поэтому этот бой был разным для поединщиков. Дикий хотел убить кнеза и лишить защитников последней опоры, не затягивая осаду, а кнез искал способ заставить кланы сдержать обещание Дикого. И в момент, когда с ревом бронзовый топор встретился с окованным древком секиры, кнез понял, что он должен сделать. Он не был героем, но платить он умел. Привычно сцепив секиру с топором и отведя их в сторону он быстрым шагом вошёл вплотную к Дикому и раньше, чем тот успел отскочить вонзил ему кинжал в руку. Дикий, упав на колено недоверчиво смотрел, как отлетает в сторону секира кнеза, что мешала тому выхватить кинжал и как кнез не спеша, расстегивает крепления тяжёлого шлема. А потом подойдя так близко, что Дикий увидел своё отражение в серых глазах противника, кнез перерезал себе горло своим же кинжалом… Он не был героем, но платить он умел…


Дикий признал победу кнеза... Кланы ушли. Ушли, забрав погибших и раненых и не оглядываясь на стены Города, который не считал себя победителем. А Город смотрел на тело в булатном доспехе, что лежало под его стенами и молчал. Весы Судьбы так и остались в равновесии. И в равновесии их удержал один человек. Человек, который не был героем. Не был героем, но умел платить…

Показать полностью
10

Про любоффььь...

- «- Я отдам тебе все, что ты только пожелаешь!», «- Я подарю тебе эту звезду!», «- Выходи за меня и я подарю тебе весь мир!» Я слышала эти фразы столько раз!

- Приятно такое слышать? Конечно приятно. Вот только сравни эти фразы с другими:


«- Я тебе подарил(а) лучшие годы своей жизни!», «- Я отдал(а) этой -_- всё что у меня было!», «- Я вложил(а) в тебя всю свою душу, а ты!»


- Похоже… А что предлагаешь мне ты?


- Ничего. Я предлагаю тебе идти рядом. Для меня нет лучшего, чем собеседник, человек идущий рядом и радующийся тем же вещам, что и я. Я не люблю сделок. Если хочешь, мы будем идти вместе. Я всегда рад буду поделится с тобой едой, словом, сердцем. Вот только я не хочу считать, как много я могу дать и как много ты дашь мне. Оставь это кому-то другому. Дружба или любовь – это не договор о продаже. Если ты считаешь, что любишь, значит ты отдаешь без сожаления. Если же ты начинаешь считать то, что даришь, вряд ли это уже любовь. Мне так кажется.


- Но я – Женщина! Я хочу слышать, что любима, что ты отдаёшь мне всего себя!


- Да, я читал об этом. Женщины любят ушами. Но я не хочу соблазнять тебя тем, чего никогда не смогу дать. На самом деле мы даём только то, что отдав мы оставляем в себе. Когда я начну восхищаться тем, что я дарю тебе, значит я стал любить только себя рядом с тобой. А я хочу любить только тебя.


- Но пообещать ты же можешь?


- Я ведь и обещаю. Я обещаю что буду рядом, я обещаю, что пока я люблю тебя, ты будешь для меня частью моего сердца. Разве этого мало?


- Да! Я хочу быть для тебя всем! Целым миром!


- Но ведь тогда у нас с тобой не будет тогда целого мира. Будем только мы!


- Разве для тебя этого мало?


- Конечно. Я хочу вдвоем с тобой владеть всем этим миром, восхищаться им и делать прекраснее. А ты предлагаешь мне одень красивые очки, заклеенные фотографией тебя и быть при этом счастливым?


- Ты такой неуверенный. В твоих словах слишком часто слышится «если…» «до тех пор, пока…» Когда любишь, ты думаешь о том, что это вечно.


- Я еще слишком мал, чтобы мыслить Вечностями. Сейчас я люблю тебя, люблю тебя такой, какой знаю. Но если узнав тебя окажется, что ты не во всем такая, то как я смогу продолжать любить тебя? В Греции были сирены, у них были прекрасные голоса, красивейшие лица и прекрасная грудь. Вот только если моряк успевал вглядется в них то обнаруживал что тела у них птичьи, а поют они на останках тех несчастных, что влюблялись в их песни лица и грудь и не хотели рассматривать дальше.


- «если..», «когда». Может мне всё же надо влюбится в тех, кто обещал мне весь мир?


- Может быть. Ладно, пошли, вон воспитательница зовёт на обед. Прогулка закончилась. А весь мир тебе обещал Вовка из старшей группы?


- Не твоё дело! И вообще. Я вчера целовалась с Серёжкой. Он уже во второй класс ходит :-Р


- Ну да. Второй класс – это почти через вечность. Я так долго не обещаю любить…


- Дурак! Елена Владимировнааа! Рома меня обижааает!!



p.s.: Да, я знаю, что в детском саду дети так не разговаривают, не смог удержаться :)

Показать полностью
7

Человек, захотевший умереть...

Хорошо в горах. Воздух – надышаться нельзя. Говоришь, и слышно, как будто со сцены с микрофоном…

- А сейчас я всё же хочу поднять бокал за виновника торжества! Что можно сказать об этом человеке? Трудно сказать о нём много хорошего. Сколько бы ни сказал, будет мало. И трудно сказать о нём что-то плохое – чтобы не сказал, уже будет много. Мы собрались здесь, просто как доказательство(причём совсем не немое) того, что этот человек идёт по жизни твёрдо ставя ноги на землю и его путь на этой грешной дороге не будет незамеченным. Здесь собрались его дети, и дети детей, из благодарности за жизнь, что он подарил им и за всё то, что он вложил в них… Здесь собрались его бывшие больные, в благодарность за это самое «бывшие» и за ту жизнь, что он дал им своим мастерством и умением… Здесь собрались его друзья, просто чтобы быть рядом с ним в такой радостный день. Мы пьём за его здоровье вино, которое он сделал сам, из лозы, которую он сам взрастил на дворе дома, который он построил. И я завидую этому человеку, которого вижу из окна своего дома каждое утро. Каждое утро, когда я только просыпаюсь, а просыпаюсь я с первыми лучами солнца, я вижу, как этот человек уже поднимается к своему дому с полными вёдрами воды для полива виноградника. И всё время, пока я одеваюсь, умываюсь, завтракаю я вижу, как он раз за разом совершает этот путь, от дома к роднику, от родника к дому. При том что все его дети стали большими людьми, и если бы он только разрешил, они были бы рады нанять пять, десять, пятдесят людей, которые будут ухаживать за ним и за его виноградником… Но он делает это сам. Сам растит лозу, сам вскапывает, удобряет и поливает землю, сам собирает виноград. И я понимаю, что мне никогда не стать таким, как он. Но я, надеюсь, по-крайней мере, что я хотя бы смогу с его помощью дожить до таких же лет, как и он. С 175-летием тебя, генацвали!


И было еще много поздравлений и вина, было много веселья, радости, молодежь танцевала, старики пели… Хороший день. Вот только одно лицо беспокоило тебя. В свои 175 лет ты никогда не жаловался на память. Но эту женщину ты не мог вспомнить. Она смотрела на тебя так, словно знала всю жизнь, и тебе её лицо было знакомо, как будто ты её видел каждый день. Но она не была из вашей семьи, и она никогда не была твоей больной. И ещё одно смущало тебя. Все остальные её как будто не видели… Нет, они здоровались с ней, когда встречались лицом к лицу, и улыбались ей, как старой знакомой, но как только отворачивались от неё, они, как будто, мгновенно забывали о ней. И сами удивлялись, с кем это они только что разговаривали…


А потом, когда в доме все улеглись, когда помыли посуду и убрали со столов, ты вышел, чтобы полить землю и снова увидел её.


- Добрый вечер, уважаемая.


- Добрый вечер, Рамази.


- Простите, мне ужасно стыдно, но я никак не могу вспомнить Ваше имя, и где мы познакомились, но Ваше лицо мне так знакомо… Вы жена какого-то моего больного? Или вы из нашей больницы?


Её смех был похож на вздох на морозе… Звон, рассыпающийся в снегу невидимыми искрами…


- Я – Ваша смерть, Рамази. Сегодняшний праздник особенный, его не должно было быть. Но Вы оказались слишком интересным человеком, чтобы я пропустила его. Радуйтесь, мало кому удаётся заинтересовать смерть. И ещё меньшим удаётся продержать этот интерес больше 100 лет…


- Моя смерть? – удивление, растерянность, опаска(сумасшедшая) всё это пролетело мгновением и развеялось, как запах дыма на горном лугу – так Вы пришли за мной?


- Нет. Вы удивительный человек, Рамази, даже сейчас. Обычно, когда разговаривают со мной, рано или поздно переходят на фамильярность. А вы до сих пор общаетесь со мной на Вы.


- Так мы уже общались с Вами? Когда?


- Впервые мы познакомились с Вами, когда Вам было 5 лет. Собственно тогда я пришла за Вами. Неужели вы не понимаете? 5-летние дети не выживают с рванной раной живота. Но фраза, с которой Вы меня тогда остановили, настолько удивила, что я решила посмотреть, что Вы будете делать дальше.


- И что же я сказал Вам тогда? Я совсем не помню этого. Хотя я вообще плохо помню, то что тогда произошло, помню, как мы с Наной пошли за малиной, как спугнули медвежонка, а потом дикий рёв медведицы, и я схватился за какой-то кол. А после уже помню, как очнулся в больнице.


- Никто не помнит разговоров со мной. Тогда Вы убили медведицу. 5-ти летний мальчишка, Вы больше боялись за соседскую девочку, чем за себя, и, наверное, это Вам помогло. Но медведи очень сильные животные, перед смертью она успела вспороть когтями Вам живот. Вы должны были умереть тогда от потери крови и перитонита. Но когда я подошла к Вам, и сказала, «Идём, малыш» Вы ответили, «подождите, мне надо Нану домой отвести, я её маме обещал» И настолько непререкаемо сказал это 5-летний ребёнок, что я решила подождать. А потом я наблюдала, как Вы всю дорогу рассказывали какие-то невероятные истории Нане, успокаивая её, весь путь в деревню, несколько километров. Каждый шаг – два-три слова и капля крови в пыль под ногами. А позже я уже не могла Вас забрать, из любопытства я отметила Вашу душу, как забранную, тогда это ещё было возможно, никто не вёл реестр, как сейчас. И позже я частенько навещала Вас, иногда Вы видели меня, иногда нет. Но даже когда Вы замечали меня, в Вас не рождался ни страх, ни подобострастие, только одну фразу я слышала от Вас «не сейчас, я занят, мне надо успеть…» Школа, институт, Вы всё время были целеустремлённым и очень серьёзным. Ентернатура, хирургия. Знаете, вы, хирурги, часто видите меня в операционной. Обычно это значит, что пациент – уже мой. И вы, врачи, это понимаете. Но только не Вы, Рамази. Знаете, почему, Ваш персонал молится на Вас и боится при этом? Потому что Вы не помните разговоры со мной. А они помнят. Вот только слышали они только Вас. Человек, который в операционной над телом умирающего человека осмеливается в полный голос спорить со Смертью не может не вызывать трепет… И так всё время. Даже тех не многих, кого я всё же забирала у Вас, я почти выдирала с боем. И каждый раз мне было стыдно, за то, что я делаю. Я так и не нашла сил в себе, отвлечь Вас достаточно, чтобы увести с собой. Ни тогда, ни сейчас…


- Забавно… Но тогда что Вы сейчас делаете здесь? Ну, то есть, если Вы не пришли за мной. Просто захотели поговорить?


- Да нет. Ваш сын, ему же уже почти 100 лет. Настал его срок. У него слабое сердце, и он слишком горд за Вас. Столько людей, без приглашения приехали поздравить его отца, этим стоит гордится. И внук у него родился недавно… Ваш правнук, к слову. К сожалению, радость тоже может убить.


- Да Вы с ума сошли, уважаемая! Вы хотите сказать, что сейчас Вы договорите со мной, а потом заберёте у меня моего сына?!!!


- Успокойтесь, Рамази. Люди умирают, а я прихожу за ними. Вы, как врач знаете это очень хорошо.


- Да, но не вот так же, в день моего рождения. Раньше, даже чем меня. Вы же сами сказали, что мои дети похожи на меня. Так почему Вы не хотите оставить их и разговаривать с ними под звёздным небом? Поверьте их жизнь будет Вам не менее интересна, чем моя, я это знаю, ведь они – мои дети!


- Я разговариваю. Иногда. Но сейчас куда более строгий учёт, чем 170 лет назад. Поймите, Рамази, при всём моём уважении к Вам, я не могу. А вот Вы можете теперь жить вечно. Вы ведь уже вроде как умерли. Разве это плохо? Многие бы хотели так. Но досталось только Вам.


- Это Вам придётся понять, уважаемая. Я не отдам Вам своего сына. Не сегодня, не я и не его.


- Но я должна забрать душу. Иначе последствия будут очень плачевны, поверьте.


- Тогда заберите меня.


- ?????? Вы добровольно отказываетесь от бессмертия? Вы что, не понимаете? Вы будете жить вечно! Дольше чем любое существо на этой Земле! Вы увидите как сменяются эпохи, короли и династии. Сродни Дракуле и Дориану Грею. Разве это не одна из заветных мечт людей – Жить Вечно?!!!


- Это вы не понимаете. Я уже буду жить, не знаю насколько вечно, но буду. Сегодня ко мне приехало столько гостей, что они еле уместились в немаленьком дворе моего дома. В каждого из них в своё время я капнул по капельке себя. Также, как в этот дом, в этот виноградник, в это вино. А умереть – это чисто физический процесс. И, как врач, я понимаю это как никто другой…


- но ведь Вы умрёте, безвозвратно, и, фактически, ни для чего. Разве Вам не обидно после стольких заполненных жизнью лет взять и всё оборвать?


- Странно, что я, человек, объясняю такие вещи Смерти. Если умирает человек – значит так надо было. Может быть надо было, чтобы где-то родился другой человек, или даже несколько людей. А, может, чтобы не умер кто-то, кто сейчас очень нужен кому-то. Люди умирают, это действительно так. Но пусть лучше сейчас умру я, кто успел уже разбросать искры себя в так многих, чем умрёт кто-то, кто ещё не посеял всё, что хотел и хочет еще многое успеть сделать, почувствовать и сказать…


- ……. Мне трудно, но если это Ваш выбор… Вот уж не думала. Что буду заниматься подделкой душ…


- Ну вот и хорошо. Сейчас полью виноград и пойдем.


- Вы думаете, без Вас этот виноград завянет?


- Нет, конечно. Кто-то всё равно будет ухаживать. Но зачем спешить? Умереть можно всегда, а полить виноградник надо утром и вечером, чтобы лоза могла напиться до дневной жары и после.


…..


Посреди большого виноградника есть полянка невозделанной земли и камень с надписью. «Здесь покоится тело того, кто остался в нас». Думаю, ты был бы доволен такой эпитафией… Если умирает хороший человек, значит, где-то было очень плохо, и надо было, чтобы он родился там...Жаль только, нам от этого не легче...

Показать полностью

А вы уже заказали банковскую карту Пикабу? Она наконец-то вышла!

Весной мы поделились планами выпустить пикабушную дебетовую карту вместе с «Тинькофф Банком». Но для этого нам нужно было заручиться вашей поддержкой. Сначала собрать 1001 предзаказ, чтобы понять, что не только мы хотим такую карту. А потом с помощью голосования выбрать ее дизайн, чтобы он был по душе большинству пикабушников.


У нас все получилось! 1001 предзаказ мы собрали всего за 10 дней, а за дизайн карты в общей сложности проголосовали 19 360 юзеров. Борьба была нешуточной, результаты смотрите здесь. Поздравляем пользователя @Footbomb, который предложил идею победившего дизайна и прислал нам черновик рисунка. А пока…


Знакомьтесь – это банковская карта Пикабу, которую можно оформить уже сегодня:

А вы уже заказали банковскую карту Пикабу? Она наконец-то вышла!

Все, кто оставлял заявки на предзаказ, получат по электронной почте письмо от банка с дальнейшей инструкцией, как получить свою карту. Если у вас уже есть Tinkoff Black, вы всё равно можете завести карту с Печенькой — просто попросите в чате с поддержкой выпустить вам дополнительную карту в дизайне Пикабу.


Если вдруг вы пропустили, что это за карта такая, сейчас напомним! У «Тинькофф Банка» есть крутая дебетовая карта Tinkoff Black. Отличный кешбэк в рублях от 1 до 5% за любые покупки, 6% годовых на остаток каждый месяц, акции от партнеров с кешбэком до 30%, удобное мобильное приложение. И это еще не все. Вместе с заказом вы получите набор стикеров с Печенькой и полгода бесплатного обслуживания.


И не расстраивайтесь, даже если вы проспали всю движуху и не участвовали в голосовании, ничего не поздно.

Отличная работа, все прочитано!