dimauxus

dimauxus

пикабушник
пол: мужской
поставил 851 плюс и 490 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
18К рейтинг 107 подписчиков 4652 комментария 14 постов 0 в "горячем"
11

Блуждающая земля: их ответ Болливуду.

Блуждающая земля: их ответ Болливуду. Блуждающая земля, Фильмы, Блокбастер, Трэш, Китай, Фильм-Катастрофа, Фантастика, Научная фантастика, Длиннопост

Посмотрел я недавно "Блуждающую землю". Посмотрел потому, что люблю эпичные спинномозговые фильмы-катастрофы, да и сама идея взята из какой-то фантастики, которую я читал подростком. Ну и любопытно было, что там китайские товарищи наснимали, всё-таки первый проект такого масштаба.
Я не буду заострять на таких моментах, как сложность восприятия и запоминания китайских имён и лиц - это, в конце концов, не их проблемы, а наши. Если напрячься, то это вполне преодолимо. Итак, приступим. Всё, что вы прочитаете дальше - мнение сугубо личное и на истину в последней инстанции никак не претендует.
Ребята, этот фильм - ебейший трэшак. Там на квадратный сантиметр плёнки столько откровенного дуроёбства, что я всё лицо себе фэйспалмами разбил. И это при том, что я, как указал выше, к такому жанру особо не придираюсь, поскольку обычно знаю, на что подписываюсь. Но здесь... Голливудский блохбастер "2012" - просто образец логики и правдоподобности на фоне этой вакханалии пиздеца. И дело тут, поверьте, совсем не в фантастичности идеи приделывания к планете кучи двигателей и съёбывания из солнечной системы, о нет. Проблема фильма кроется в деталях.

Ощущение, что сценарий писало стадо тупорылых школьников. А окончательную редакцию осуществлял старый мудрый павиан. В какой-то момент просмотра я уже устал охуевать и просто тихо хихикал. Так впороть годную, в принципе, задумку - это надо невероятно постараться. Это талант надо иметь.
Понятия "логика" и "последовательность" в школьную программу не входили. А если и входили, то исключительно как что-то осуждаемое, порицаемое.
Например, в одной сцене персонаж находится в кабине бешено несущегося огромного грузовика. Персонаж держит в руках шлем, который ему придётся надеть, когда он из этого грузовика выйдет, ибо Земля уже порядком отлетела от Солнца и погодка так себе - минус 80 градусов цельсия. Персонажа укачивает и он блюёт. Блюёт он куда? Вот вы бы куда наблевали в такой ситуации? Я бы на пол, ибо больше там реально было некуда. Этот гений блюёт в собственный шлем, который держит в руках, который ему неизбежно надевать через несколько минут. "Логика".
Дальше у нас включается "Последовательность". Вот они доехали и этот персонаж уже вышел на улицу. В том самом шлеме - другого у него не было. "Фууу!" - скажете вы, и ошибётесь. Шлем, в который он наблевал минуту назад, абсолютно чист. Ни пятнышка. Наверное, нанотехнологии. Или я невнимательный. Хер знает, в общем.
И вот таких сцен в фильме - через одну. А то и подряд. Здравый смысл раз за разом приносится в жертву эпичности, смехуёчкам и ещё хрен знает чему. Как только ты решаешь, что "вот он, самый идиотский момент в истории кинематографа!" - китайские братья тут же подгоняют ситуацию ещё тупее.
Но если бы я заранее знал, что меня ждёт, я... всё равно посмотрел бы) Просто с другим настроением, другими ожиданиями и так далее. Потому что для тех, кто любит и ценит трэш, этот фильм - просто хренов клад. Сокровище! Одна проблема - фильм не задумывался как трэш. Но именно таким он и получился.
Ещё одна маленькая деталь, которая к сценарию отношения не имеет, но не упомянуть её я просто не могу. Цветокоррекция. Поначалу на неё не особо обращаешь внимание, но где-то к середине фильма начинаешь чувствовать, как по щекам что-то течёт. Слёзы?! Как бы не так! Это глазки вытекают нахуй!
Потому что цветокоррекцию делал страстный поклонник ЛСД, грибов, сальвии и прочих галюциногенных психоделиков. Порой из-за буйства красок становится сложно понимать, что на экране происходит, особенно ближе к концу, когда по сценарию начинает зашкаливать градус пиздеца.
В общем и целом, рекомендую к просмотру. Как бы там ни было, я досмотрел этот пиздец до конца, и в целом не жалею о потраченном времени. Ибо трэшак такого масштаба и эпичности ещё не случался на этой планете. Всё же это фильм-катастрофа со всеми вытекающими - спецэффекты там, масштабность и всё такое. В кино вломили туеву хучу бабла, и это видно - визуал там весьма на уровне. В ущерб сценарию, но всё же. Эпилептикам на заметку: при просмотре скручивать насыщенность (цветность) вполовину от стандартной. А то мало ли что...

Показать полностью
27

Fallout: расскажи-ка мне историю #11

#1: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_604...

#2: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_2_6...

#3: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_3_6...

#4: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_4_6...

#5: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_5_6...

#6: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_6_6...

#7: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_7_6...

#8: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_8_6...

#9: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_9_6...

#10: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_10_...

Роберт проснулся от тихого, но противного писка. Секунд пять он сонно соображал, где находится, затем до него дошло. Он поспешно вскинул руку с часами к глазам: 10:40. Его глаза округлились.

- Охренеть!.. Вставай, мы едва не проспали!!

С Анны мгновенно слетел сон:

- Сколько времени?!

- Осталось 7 минут…

- Сколько?!

Поспешно, роняя на пол пиджаки, они выбрались из-за вешалки, подкрались к выходу из шкафа и прислушались. В кабинете стояла тёплая, душная тишина. Анна осторожно сдвинула дверь в сторону и выскользнула в открывшийся проём. За ней вышел Роберт и непроизвольно сощурился: плотные шторы были раздвинуты, и яркий солнечный свет беспрепятственно проникал в помещение. За окном простирался утренний Вашингтон, погода была изумительной. Жить этому миру оставалось считанные минуты, и Роберт с пугающей ясностью представил, как в небе, уже где-то совсем рядом, неотвратимо приближаются китайские ракеты.

Стряхнув, как наваждение, мрачные мысли, он метнулся к столу и

поспешно набрал код на замке сейфа. Массивная дверца с тихим металлическим звоном отщёлкнулась… слава богу, контейнер был на месте. Роберт аккуратно извлёк его и выпрямился. И чуть не выронил кейс из рук: Анна стояла с поднятыми вверх руками, в голову ей упирался блестящий 44-миллиметровый «магнум», а «магнум», в свою очередь, держал шкафообразный мужчина весьма побитого вида.

Роберт шевельнулся.

- Эй, эй, тихо! – хрипло проговорил мужчина и с щёлчком взвёл курок револьвера: совершенно бесполезное действие, производимое исключительно ради эффекта. – Не дёргайся. Научись проигрывать с достоинством.

- Джейсон, ты не понимаешь… - начала было Анна, но тут же получила красноречивый тычок стволом в затылок.

- Ты нас всех очень разочаровала, – ледяным голосом произнёс Джейсон, сверля взглядом Роберта. – Парни, между прочим, тебе доверяли. Я тебе доверял!! – он внезапно сорвался на хриплый крик, но тут же взял себя в руки:

- Но ничего. Ещё можно всё исправить. Ребят уже не вернуть, но… Ты! – он кивнул Роберту. – медленно положи кейс на стол, а на него модуль возврата, и отойди к стене. Руки так, чтобы я их видел!

Роберт положил контейнер на край стола и начал расстёгивать ремешок на запястье. Он нарочно копался, тянул время, лихорадочно соображая, как выйти из ситуации.

- Роберт, не слушай его… - спокойно сказала Анна и тут же получила второй болезненный тычок в затылок.

В этот момент за окном, над безмятежным утренним городом оглушительно взвыла сирена. Анна как будто ждала этого. Воспользовавшись мгновенным замешательством, она стремительно нырнула под руку и точным движением выбила револьвер. Здоровяк взревел от ярости и бросился на Анну всей массой, стараясь схватить её и повалить на пол. Роберт метнулся вперёд, к отлетевшему револьверу, но в спешке, вместо того, чтобы схватить, промахнулся и толкнул его пальцами под массивное кожаное кресло, стоящее напротив телевизионного экрана.

- Чёрт!! – Роберт оглянулся: за его спиной разворачивался настоящий боевик. Джейсон, лишившись револьвера, выхватил огромный, с зазубренным верхом, армейский нож и со свистом рассекал воздух, словно стараясь разрубить безоружную Анну пополам. Его движения были уверенны и точны, однако Анну было не так-то просто достать. Она перемещалась настолько быстро, что за её движениями сложно было уследить, и всякий раз оказывалась чуть в стороне от того места, где проносилось острое, как бритва, лезвие. Но это был танец с носорогом, который не мог продолжаться вечно. Надо было что-то срочно предпринимать, тем более, что времени оставалось уже буквально пара минут.

Роберт навалился на кресло, пытаясь сдвинуть его с места; не тут-то было, оно словно привинчено к полу; ноги скользили по зеркально гладкому паркету. Он попытался просунуть руку под него, но просвет был слишком мал, рука не влезала на достаточную глубину.

Сирена за окном надрывалась; наконец, Роберт нашёл упор и навалился так, что, казалось, лопнут жилы. Из-под кресла, которое, казалось, весит тонну, блеснул металл. Роберт схватил мохнатую от пыли рукоятку, быстро поймал в прицел голову здоровяка и нажал спусковой крючок… Ничего не произошло. Он спешно откинул барабан: пусто.

«Ну разумеется, иначе бы он просто пристрелил нас, не устраивая спектаклей», - подумал Роберт, лихорадочно осматривая кабинет в поисках какого-нибудь орудия потяжелее.

Тем временем Джейсон, как танк, напирал на Анну, постепенно загоняя её в угол. Улучив момент, когда ей уже некуда будет уворачиваться, он произвёл решительный выпад, но Анне удалось отбить руку с ножом, направив её вскользь, в сторону. Однако расчет был верен: поставив блок, она открылась, Джейсон ринулся вперёд, обхватил её свободной рукой и с грохотом повалил на дорогой лакированный паркет.

Падая, Анна крепко ударилась затылком и на долю секунды потерялась в пространстве; придя в себя, она обнаружила, что лезвие летит прямо ей в лицо. Она успела подставить руки, изо всех сил сдерживая натиск, острие кольнуло её под глазом, но дальше не прошло. Голова её гудела от удара, перед глазами всё плыло и двоилось, сквозь мутную пелену она видела нависающее над ней красное лицо, перекошенное от ярости, со вздувшимися на лбу венами.

Внезапно раздался тупой удар и хватка противника мгновенно ослабла. Налитые кровью глаза Джейсона утратили осмысленность, закатились, он уронил голову и медленно съехал набок. За ним стоял Роберт.

Ухватившись за протянутую руку, она рывком поднялась на ноги, но не удержалась и повисла на Роберте, обняв его за плечи. Длилось это всего секунду, но этого было достаточно, что бы они оба испытали то самое, волнительное чувство. Наконец, Анна отстранилась и Роберт, с тревогой заглянув ей в глаза, спросил:

- Ты в порядке?

- Нормально. Затылком, конечно, приложилась, но жить буду… Чем это ты его?

Роберт молча протянул ей увесистую металлическую статуэтку: это был мультяшный парень, с жёлтой причёской и в синем костюме. Стоя на круглом блестящем пьедестале, он с лучезарной улыбкой вытягивал перед собой руку с поднятым вверх большим пальцем. Анна перевернула фигурку: снизу массивная подставка была в крови, с прилипшими волосами.

- Неслабо ты его. – Она подбросила тяжёлый сувенир в руке. – И весьма вовремя. Он меня чуть не похоронил под своей тушей.

- Осталась минута. – Роберт схватил лежащий на столе кейс и взял Анну за руку. Они перешли в противоположный конец кабинета, к гардеробу.

- Я не знаю, как это делается. – Роберт облизал пересохшие губы и выжидающе посмотрел Анне в глаза, как будто она могла ему сказать, что именно нужно делать, чтобы вернуться вдвоём. Сирена истошно выла над городом, словно мать над умирающим ребёнком, как будто оплакивала этот обречённый мир, для которого истекали последние секунды.

- Ты просто, наверное, обними меня. – Сказала она и прижалась к нему. – Я не могу придумать ничего более…

Они резко повернулись: в другом конце кабинета, как раненный медведь, из-за стола поднимался Джейсон, сжимая в руке свой огромный тесак. По его лицу, со лба густо текла кровь, полностью залив один глаз, второй же пылал ненавистью. Казалось, он сейчас бросится на них, как локомотив, свернув массивный стол и расшвыривая стулья в разные стороны, и Роберт с Анной приготовились к схватке. Но Джейсон просто обогнул стол, опираясь на него всей массой, и побрёл, шатаясь, в их сторону. Роберт бросил взгляд на часы, закрыл Анне глаза ладонью и сам зажмурился.

Мир вокруг беззвучно взорвался, как расширяющаяся вселенная, и растворился в бездонной черноте – устройство на руке Роберта выдернуло их из третьего пространственного измерения и унесло в странном потоке четвёртого, временного.

Джейсон увидел, как стоящие в другом конце кабинета две обнявшиеся фигуры мгновенно сжались в точку и пропали. Спустя мгновение в его ушах тоненько и звонко щёлкнуло, и комнату залил свет, белее, чем все снежные вершины мира и яркий, как миллиард солнц. На фоне этой вспышки почернело утреннее небо.

Больше ничего ни увидеть, ни услышать, ни даже почувствовать Джейсон не успел – дьявольский жар за долю секунды превратил его в угольную тень на стене напротив окна.

Город обрёл невыносимую контрастность, тени от предметов стали чёрными, как горькая сажа, а участки, попавшие под вспышку, на мгновение вылиняли, лишились цвета и текстур. Электромагнитный импульс убил моторы, сжёг радиоприёмники и погасил телевизоры; электронные часы в городе встали на отметке 10:47, навсегда запечатлевая эту роковую секунду. Небоскрёбы, мосты и автомобили окутались чёрным текучим дымом – это краска на бетонных и стальных стенах, не успев даже вспыхнуть, просто улетучивалась под воздействием мощнейшего из когда-либо созданных человеком излучений. Кроны деревьев вспыхнули, как порох. Стёкла в окнах поплыли раскалённой смолой. Люди, попавшие под этот жуткий жар, испарялись за доли секунды и впечатывались силуэтами в стены.

Гораздо меньше повезло тем, кто находился в тени зданий. Потому что, когда через несколько секунд поток испепеляющего света угас, на смену ему пришла взрывная волна.

С восточной окраины, через весь город на запад пронеслась неистовая огненная буря. Гордые высотки дрогнули и надломились, превратились в клетки, в чёрные дырявые остовы, из которых могучим ударом вынесло всё, что было внутри. В тучах обугленных обломков обрушивались верхние этажи прямо на улицы, на головы обезумевших, мечущихся людей, нагромождая между домами исполинские баррикады из бетона и торчащей арматуры, давя и хороня всех, кто не успел убежать. Эстакады хайвеев крошились и осыпались, автомобили и автобусы улетали с них, кувыркаясь, как пустые сигаретные пачки.

Над Вашингтоном грозно поднимался, клубился и заслонял собой солнце огромный пылающий гриб, чёрное знамя Армагеддона, возвещавшее новую, страшную страницу в истории Человечества.


Возвращение не было похоже на дорогу «туда». В тот момент, когда Роберт закрыл глаза на самом верхнем этаже штаб-квартиры Волт-тек, вокруг сгустилась такая тишина, что стало прекрасно слышно, как не успевшее успокоиться сердце отчаянно прыгает в груди и проталкивает кровь через виски.

Однако, голова оставалась совершенно ясной, и Роберт начал соображать, можно уже осмотреться или пока не стоит. Не успел он додумать эту мысль, как почувствовал знакомый холодок в ногах.

Скрипнула сталь, и тут же откуда-то снаружи ворвался оглушительный шум. Роберт вздрогнул и открыл глаза. Они с Анной стояли, обнявшись, в камере возврата, а перед ними, в проёме тяжеленной герметичной двери, лучился знакомой, чуть сумасшедшей улыбкой профессор Ванстоун. Абсолютно такой же, каким запомнился перед отправлением, вплоть до деталей всклокоченных седых волос. Роберт улыбнулся и поднял руку с кейсом.

Профессор сверкнул глазами, начал оживлённо жестикулировать и что-то говорить, но за адским шумом его совершенно не было слышно. Роберт показал на уши и пожал плечами. Ванстоун опомнился, метнулся к машине и стал в какой-то магической, одному ему известной последовательности поворачивать рубильники и тумблеры. Генератор у стены начал снижать обороты, оглушительный вой пошёл на убыль. Роберт с Анной выбрались из обтекающей морозным паром камеры.

- Подумать только, получилось!! – профессор аж пританцовывал от восторга. Заметив Анну, он опешил, но довольно быстро взял себя в руки. – А вы, молодой человек, я смотрю, времени зря не теряли и заодно провели эксперимент по одновременному перемещению во времени нескольких органических объектов вида homo sapiens… Эксперимент, надобно отметить, удачный во всех смыслах, - он смешно выпятил грудь, пригладил взъерошенные волосы (впрочем, безрезультатно – они тут же приняли исходное положение) и шагнул навстречу Анне.

- Какие прекрасные результаты дают иногда эксперименты… - Он галантно поклонился. – Мисс, позвольте представиться: Гилберт Ванстоун, профессор квантовой физики, научный руководитель проекта «Скачок» компании Волт-тек. Правда, с некоторых пор я и научный сотрудник, и лаборант, но это долгая история… Роберт! – переключился он, не дожидаясь ответа от растерявшейся Анны. – Примите мои поздравления! – он схватил его ладонь обеими руками и стал трясти. – Вас можно заслуженно назвать первым в мире полноценным хрононавтом! – его узловатый палец торжественно взметнулся к потолку. – А теперь, давайте же посмотрим, насколько успешна наша миссия.

Роберт протянул профессору сияющий металлом кейс, и тот принял его осторожно, как реликвию величайшей ценности.

- Надеюсь, вы не пытались его открыть самостоятельно? Ну, конечно же, нет, - Ванстоун смахнул с ближайшего стола какие-то пыльные чертежи, аккуратно положил чемоданчик и даже зачем-то поправил его параллельно краю столешницы.

- Так… Систем защиты Волт-тек существует порядка пятнадцати видов. По крайней мере, известных мне. – он внимательно осматривал кейс со всех сторон, прижимал к нему ухо, постукивал пальцами. – будем надеяться, что здесь применена одна из них. В противном случае, данные будут просто уничтожены, и все наши усилия, буквально, пойдут прахом…

Внезапно стерильную тишину лаборатории разорвал оглушительный грохот. Массивная входная дверь окуталась по контуру сизым дымом и тяжело рухнула на пол. Свозь образовавшийся проём повалили вооружённые люди, одетые, как рейдеры с пустошей. Роберт и Анна судорожно схватились за пояса, где должны были висеть пистолеты, но их оружие вот уже почти 130 лет покоилось в развалинах штаб-квартиры Волт-тек.

Между тем мерзавцы, построившись двумя полукругами по бокам двери, взяли их на мушку, и из клубов порохового дыма выступил высокий, плечистый человек с абсолютно лысой, покрытой замысловатыми татуировками головой. Черты лица его были резкими и угловатыми, глаза из потемневших глазниц смотрели с недобрым торжеством. Плечи покрывали какие-то мохнатые шкуры. Татуировки спускались с головы по шее к голому торсу, на котором рядами висели какие-то ожерелья. Роберт, приглядевшись, с ужасом узнал человеческие зубы. Человек оскалился широкой улыбкой.

- Браво, Анна, браво! – сильным баритоном произнёс он и лениво похлопал в ладоши. Звук при этом был какой-то странный, глухой, ненатуральный. – Ты не только выполнила задание, - он кивнул на кейс, - но и сумела вернуться сама!

Роберт вздрогнул и повернулся к девушке. Та смотрела на него растерянным взглядом и отрицательно мотнула головой.

Татуированный двинулся вперёд, а следом за ним и вся его свора. Не обращая внимания на Роберта и профессора, здоровяк схватил Анну за подбородок и приблизил к своему лицу, буравя её тяжёлым взглядом. Анна поморщилась от боли, и Роберт понял, почему хлопки звучали так необычно: правая рука подонка представляла из себя высокотехнологичный протез.

А как же мои парни, которых я с тобой отправил? - здоровяк, словно клещами, сжал лицо девушки и притянул к себе вплотную. – Как же мои лучшие ребята, которых я доверил тебе? Что ж, я понимаю, дело прежде всего, да и билет обратный, надо полагать, был только на одного, – Он, наконец, отпустил лицо Анны, и брови его собрались в печальный домик. Он картинно вскинул глаза и руки к потолку и звучно продекламировал:

- Да упокоит их души Великий Создатель! Ибо отдали они жизни свои за дело Его! Слава Великому Создателю!

Эхо драматично разметало его слова по залу, и свора грянула вслед за ним:

- Слава!!

Лицо татуированного приняло прежнее выражение, и он буднично распорядился: - Старика и девку забираем, а этого, - он кивнул на Роберта, - в пещеры, к болотникам.

Роберт успел увидеть, как на головы Анны и профессора накидывают грубые мешки, после чего мир взорвался миллиардом ярчайших звёзд, и свет погас.


Он всплыл в вязкой черноте, не ощущая собственного тела. Мысль мелькала, как рыба в мутной воде, и поймать её никак не получалось. Темнота вокруг принимала причудливые очертания, и вскоре обнаружилось, что далеко внизу мерцает огонёк. Стоило Роберту увидеть его, как его неудержимо потащило на этот свет. Всё ближе и ближе, и вот уже можно разглядеть…

Это был костёр, разведённый на уступе скалы, а возле него Роберт увидел самого себя. Рядом, завернувшись в плащ, спал отец. Роберт, сидящий у костра, поворошил угли палкой, туча искр радостно вырвалась на свободу и погасла через несколько метров вверху, лишившись подпитывающего жара. Роберт услышал, как в окружающей тьме эхом зазвучали его собственные мысли: «…они не погибли в ядерной катастрофе, а улетели к звёздам… Однажды настанет день, и они вернутся».

Сверху, из темноты выплыло огромное лицо отца. Оно парило где-то в вышине, становясь всё ближе и отчётливей. Костёр потемнел и забылся. Губы Калеба шевелились, как будто он что-то говорил, но ничего не было слышно. Постепенно, как будто из прогревающегося лампового приёмника, начали доноситься слова отца.

- Ну вот, очнулся, вот и молодец… Хорошо, что я успел. Тихо, тихо, лежи, всё уже в порядке.

В затылке ощущалась слабая тупая боль, как далёкий отголосок ядерного взрыва. Роберт шевельнулся, облизал сухие губы и просипел:

- Пить…

Он принял протянутый стакан и жадно осушил его до дна. Ощущения от стакана в руке были странные, как будто немного… другие, непривычные, что ли. Как будто он был сделан из материала, который Роберту никогда не доводилось держать в руках. Он поднёс стакан к глазам. Обычный стеклянный стакан, ничего такого… И тут Роберта словно пронзило, он хрипло вскрикнул, стакан выпал и покатился по ковру. Дело было не в стакане, а в руке. Она была механическая. Более того, это была механическая рука того, татуированного здоровяка.

Роберт в ужасе выдернул из-под одеяла вторую руку и уставился на неё круглыми от ужаса глазами. Нет, с другой рукой всё было в порядке. Роберт уронил голову на подушку, судорожно пытаясь осмыслить произошедшее.

- Болотники, - произнёс рядом отец, и Роберт, вздрогнув, немигающе уставился на него. – эти твари были быстрее, чем позволяла ситуация.

Он вздохнул.

- Я хотел быть рядом, когда ты отправишься в довоенный мир. Шёл из поселения сюда к назначенному сроку, да задержался. Чёртовы кротокрысы. Но оно, глядишь, и к лучшему, а то и меня бы вместе с вами накрыли, и тогда бы мы с тобой сейчас точно не разговаривали.

Прихожу, а тут рейдеры уже кишат. Я пробрался незаметно. Видел, как тебя дубиной по голове… Хотелось перебить всех к чёртовой матери, да много их было. Пока был шанс, нельзя было его упускать.

Ну, потащили они тебя в пещеры, а я за ними. Бросили тебя и ушли. Болотников я перестрелял, но вот руку они тебе успели, выше локтя... Ты уж прости.

Ну, а дальше просто: охранять лабораторию они оставили всего двоих, видимо, люди нужны были в дорогу. Эти двое тут же нашли в кафетерии запасы виски и нализались до беспамятства. Убивать я их не стал – они ещё должны нам кое-что рассказать.

- А кто мне приделал… это? – Роберт поднял механическую руку к глазам.

- Авто-Док, медицинский автомат. – Калеб усмехнулся. – Профессор был прав, обращаться с ним проще простого. Эта машина всё делает сама. Они здорово расшибли тебе голову, я боялся, что ты не выживешь. Однако, смотри-ка, как новенький… Признаться, на новую руку для тебя я не рассчитывал. Как тебе, кстати, обновка?

- Я предпочёл бы старую добрую руку из мяса и костей. – Роберт ощупывал пальцами протез. – Но это… устройство, оно просто потрясающее! Я даже не сразу понял, что что-то не так. Чувствуется каждое прикосновение, просто немного… иначе, что ли. – Он сжал и разжал синтетическую кисть, посгибал в запястье, поиграл пальцами. – Разницы практически нет! Удивительно.

- По крайней мере, теперь тебе нужно стричь в два раза меньше ногтей, - усмехнулся Калеб и протянул ему металлическую кружку из своего рюкзака. – Посмотрим, что эта малышка может. Попробуй-ка смять.

Роберт недоверчиво посмотрел на отца, взял предмет в механические пальцы и начал аккуратно сдавливать, постепенно увеличивая нажим.

- Ничего не происходит, - проговорил он. – Я давлю, как могу, а оно…

В этот момент, когда он, казалось, стиснул пальцы изо всех сил, в руке словно щёлкнул переключатель. Кружка смялась легко, как бумажный стаканчик.

- Вау. – Роберт заворожённо смотрел на железный комок, лежащий у него на ладони. – Надо привыкнуть, конечно, но мне кажется, что мы с этой штукой поладим.

- Что ж, - сказал Калеб, поднимаясь со стула, - довольно отдыхать, пойдём-ка, побеседуем с нашими гостями.


Роберт не спеша оделся, сосредоточенно прислушиваясь к непривычным ощущениям в новой конечности. Дверь медицинского отсека плавно опустилась за их спинами, металлический пол коридора глухо стучал в такт шагам.

- Не понимаю, почему они не убили профессора? – Калеб вдавил кнопку вызова лифта. – Рейдеры обычно не оставляют никого в живых. Гадят по углам, забирают всё, что могут унести, а что не могут – возвращаются и забирают.

- Потому что это были не рейдеры. – Хрипло проговорил Роберт, входя в мягко освещённую кабину подъёмника. – Они откуда-то знают, что без Ванстоуна им кейс не открыть. Им нужно то, что я принёс оттуда – Роберт неопределённо мотнул головой. – Они хотят чертежи.

Лифт мелодичным звоном оповестил о прибытии на нужный этаж.

- Что-то ты меня совсем запутал. – Калеб тряхнул головой и поправил шляпу. – Если они не рейдеры, то кто?

Они двинулись вперёд по длинному коридору.

- Хотел бы я знать. Анна не успела мне толком рассказать, но, похоже, тут нечто посерьёзнее, чем просто шайка головорезов с Пустошей.

Он помолчал, размышляя. Тени от коридорных ламп плыли по их лицам.

- Думаю, мы имеем дело с каким-то культом. Или сектой. – Роберт задумчиво разглядывал свои механические пальцы. – Этот, с татуировками, всё восславлял какого-то Создателя.

- Создателя? – Отец остановился у двери с подсвеченной табличкой «КОНФЕРЕНЦ-ЗАЛ». – Что-то я такое слышал когда-то. Давно дело было, так сразу и не вспомню. Ну да ничего, тут у нас двое орлов сидят, думаю, они прольют свет на ситуацию.

С этими словами Калеб открыл дверь в продолговатое помещение с овальным столом, обставленным креслами. По бокам столешницы, друг напротив друга, сидели связанные разбойнички – один бритый, другой с грязным слипшимся ирокезом. Вид их был жалок.

- Итак, джентльмены, - Калеб опёрся кулаками на стол, и по лицу его поползли зловещие тени от тусклой лампы. – Нам нужны ответы. Кто вы такие, откуда взялись, зачем пришли и как попасть в гости к вам.

Ирокез злобно глянул из-под бровей, бритый же, наоборот, прятал глаза.

Если договоримся, мы вас отпустим. – Продолжал Калеб, пробуравив робкого лысого долгим взглядом. – Нет – пеняйте на себя. Ну, - Он оторвал скотч ото рта панка, - Рассказывай.

- Пошёл ты нахрен, козёл! – Презрительно прошипел подонок и попытался плюнуть в сторону Калеба, однако с похмелья во рту пересохло и плеваться было нечем.

- Смотри-ка, какой злой, какой страшный бандит. – Спокойно произнёс Калеб и заклеил ему рот обратно и провозгласил: – Ответ неправильный!

Он быстрым движением достал револьвер и выстрелил головорезу в голову. Тот обмяк, сальный гребень безжизненно свесился в сторону, а его подельник зашевелился и жалобно замычал.

- Вот незадача. – Калеб, словно не слыша его, с напускным сожалением повернулся к Роберту. – Похоже, ребята – крепкие орешки и ничего нам не расскажут. Придётся и этого, – Он развернулся ко второму негодяю и приставил ствол к его выбритому черепу, – Убить.

Тот судорожно заёрзал и замычал ещё громче, жмуря от ужаса глаза.

- Нет, ты только погляди, как ругается. – Покачал головой Калеб. – На чём свет стоит нас поносит. Жаль, но от этого тоже толку не будет. – Он с щелчком оттянул курок.

Разбойник задёргался, как кровочервь на сковороде. Истеричное мычание перешло в нытьё, по грязному лицу потекли слёзы.

- Что? – Калеб убрал револьвер от его головы. – Ты всё-таки что-то хочешь нам рассказать?

Гопник отчаянно закивал, Калеб сорвал с его рта липкую ленту.

- Я весь внимание.

- Я всё расскажу, расскажу, - торопливо залопотал связанный, тряся головой с таким энтузиазмом, что, казалось, сейчас разобьёт лоб о стол.

Калеб ногой спихнул тело первого бандита на пол и уселся напротив пленника, сверля того глазами.

- Я, я, я мало, что знаю, - зачастил бритый. – Я с ними недавно совсем! Меня к ним друг привёл, сказал, что поручился за меня, а я… Одному-то тяжело, ну, он говорит – сыт будешь, обут-одет, ну, я и пошёл…

- Этот, что ли, друг? – Калеб кивнул в сторону тела.

- Нет-нет, - тот испуганно замотал лысиной. – С ним я плохо знаком. Он же дольше в Последователях, а значит, главнее… Меня к нему обучаться приставили.

- В Последователях?

- Ну да, Последователи Собора.

Калеб с Робертом переглянулись. Кровь с мозгами медленно сползали по металлической стене.

- Так они себя называют. Поклоняются какому-то Создателю. Я должен был пройти обряд посвящения, когда докажу, что, типа, достоин. Они меня с собой сюда взяли, чтобы я это… проявил себя.

- Где ваша база?

- Далеко отсюда, через весь город надо идти… - Лысый встретился глазами с Калебом и торопливо добавил: - Я покажу, я… Я проведу!! Не убивайте! Ыыыы… - Из-под стула разбойника послышался звук капающей жидкости.

- Э, да ты обделался, что ли? – Калеб заглянул под стол, брезгливо поморщился и повернулся к сыну.

- Надо в поселение заглянуть, припасов набрать. Путь, похоже, предстоит неблизкий.


Отец и сын шли по разбитой, выветренной древней дороге. Мёртвый Вашингтон раскинулся перед ними от горизонта до горизонта, словно старый, высохший до скелета труп, и им предстояло пересечь это бескрайнее кладбище, полное чудовищ и призраков прошлого. Загорелые руки крепко сжимали винтовки, ноги привычно отмеряли милю за милей. Утреннему солнцу не было до них дела, как не было ему дела ни до кого; равнодушно смотрело оно на них сквозь пыльную дымку, отправляясь в ежедневный рутинный обход небосвода.


Конец первой части.


Уважаемые подписчики! Первая часть на этом заканчивается, а за вторую я ещё не брался. Вторая часть должна полностью происходить на пустошах, хоть это и не точно;) Увы, её пока даже в виде плана произведения не существует (кое-какие идеи, конечно, есть, куда ж без этого). В связи с этим призываю вас в соавторы.

Если у вас есть потаённые идеи, скрытые желания и влажные мечты, дикости которых вы даже сами пугаетесь, о приключениях в пустошах; если в вашей голове разворачивается зубодробительный блокбастер во вселенной fallout, но природа обделила вас литературным талантом; да даже если просто во время ваших собственных скитаний по любой из частей fallout с вами произошла какая-то невероятная передряга, о которой вы потом рассказывали друзьям - пишите свои истории сюда, в комментарии. Самые офигенные задумки займут почётное место во второй части, ибо шоу должно продолжаться!

Показать полностью
18

Fallout: расскажи-ка мне историю #10

#1: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_604...

#2: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_2_6...

#3: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_3_6...

#4: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_4_6...

#5: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_5_6...

#6: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_6_6...

#7: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_7_6...

#8: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_8_6...

#9: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_9_6...



Единственная включённая лампа освещала дверь кабинета президента компании.

- Где свет, там и камера, – пробормотала Анна, вытащила из рюкзака прибор с пузатым экраном и включила его. – Как там поживают наши доблестные охраннички?

Экран осветился; пощёлкав тумблером, она нашла комнату охраны двадцать пятого этажа. За экранами, взгромоздив ноги в сияющих чёрных ботинках на пульт, сидел один-единственный скучающий страж. Делать ему было нечего, и он, попивая кофе, пялился в экраны.

- Смотрит, зараза, - произнёс, нахмурившись, Роберт. – надо дождаться, когда в туалет пойдёт. Или за кофе.

- Не обязательно, - хитро улыбнулась Анна. – Смотри!

Она выждала момент, когда страж поднесёт стаканчик ко рту и нажала какую-то кнопку на устройстве. Серое изображение на экране сдвинулось – камера дёрнулась чуть в сторону и замерла. Охранник, до этого сидевший в полной тишине, от неожиданного звука подскочил в кресле, пролил на себя горячий кофе, резко оглянулся и уставился прямо в камеру.

- Ты что делаешь?! – зашипел на неё Роберт. – Он же сейчас тревогу поднимет!!

- Не поднимет, - уверенно произнесла Анна.

Охранник с минуту насторожённо смотрел в камеру, но постепенно лицо его разгладилось. Тут он вспомнил о кофе на рубашке, недовольно скривился, поставил кружку на пульт и вышел из комнаты.

Роберт восхищённо посмотрел на Анну.

- Это займёт его минут на пять-десять, - сказала она, с довольным видом складывая прибор в рюкзак, - а нам больше и не надо.

Скользнув к двери, Роберт привычным движением попробовал ручку – проверил, закрыто или нет. Неожиданно ручка с мягким щелчком провернулась, и незапертая дверь подалась, открыв взгляду черноту пустой комнаты.

- Нам сегодня и правда везёт, - пробормотал Роберт, осторожно заглядывая внутрь, - но как-то это подозрительно.

Они проникли внутрь и тихонько прикрыли дверь. Свет проникал из коридора через матовые окошки, и в мягком полумраке тихо сияла хромом и позолотой спящая роскошь просторного президентского кабинета. Вдоль одной стены высились зеркальные двери утопленных в стену шкафов, вдоль другой – книжные полки, обрамляющие гигантский выпуклый телевизионный экран.

Огромные, от потолка до пола, панорамные окна были задёрнуты плотными шёлковыми шторами, пропитанными ароматом неприлично дорогих сигар.

В конце комнаты простирался обширный, полированный как стекло дубовый стол, напичканный электроникой по последнему слову техники: несколько телефонов, несколько экранов, клавиатура, позолоченные переключатели и кнопки из слоновой кости – кабинет был полностью автоматизирован. Над столом, едва ли не до самого потолка, грозным утёсом высилась кожаная спинка хозяйского кресла.

- Как там было в старинной поговорке? Хорошо жить – не противозаконно! - присвистнув, произнёс Роберт и шагнул в мягкий, толстый ковёр. – Давай-ка найдём сейф.

После небольшого обыска сейф был найден. Он был вмонтирован в стол, слева от кресла. Роберт вынул из кармана бумажку с кодом и ввёл цифры. Замок пискнул, и увесистая дверца с глухим щелчком приоткрылась. Роберт посветил фонарём: внутри блеснул небольшой металлический кейс.

- Так, чертежи на месте, - сказал он, закрыв сейф и повернувшись к Анне. – Заберём их утром, а пока что надо найти место, где можно переждать ночь.

- Предлагаю эти шкафы, - Анна указала на зеркальную стену. – Они настолько большие, что их полностью, я уверена, и не используют. Спрятаться где-нибудь в дальнем углу будет безопасно.

Отъехавшая в сторону зеркальная дверь открыла взору целую небольшую гардеробную комнату. Вдоль стен, по периметру, тянулись длинные ряды одинаковых новеньких костюмов, гладко отутюженных и пахнущих дорогой отдушкой. На полках чинно лежали стопки респектабельных шляп и обувных коробок. Роберт с Анной переглянулись и вошли внутрь. Изучив обстановку, они взяли вешалку, что протянулась вдоль дальней стены, и передвинули её на себя так, чтобы за ней образовалось небольшое скрытое пространство для двух человек. Если открыть шкаф и не вглядываться пристально, то и не заметишь, что что-то изменилось.

- Не думаю, что мистер Президент сильно обидится, - сказал Роберт, снимая стопку костюмов и складывая их в углу наподобие лежанки. – Тем более, что поносить их он уже не успеет.

- Как думаешь, зачем ему столько одинаковой одежды? – спросила Анна, с любопытством перебирая пиджаки.

- Не знаю. – Роберт устроился поудобней между стеной и плотным рядом пиджаков. – У богатых свои причуды. Похоже, что этот парень носит костюм ровно день, а следующим утром надевает новый… Ага, я тоже так считаю, - сказал он, разглядев в полутьме, как Анна крутит пальцем у виска. – Ничего удивительного. Видела бы ты, что тут показывают по телевизору! Похоже, у этих ребят крыша едет на почве изобилия. Я видел, как они швыряли друг в друга едой, а самый меткий ещё и приз получил!

Анна молчала.

- А потом ещё это… поставят в ряд десять новеньких автомобилей и давят их в лепёшку огромными грузовиками. И всё это на стадионе, с миллионом зрителей!

- Я думаю, этому сумасшедшему миру надо спасибо сказать, - отозвалась Анна. – Хотя бы за то, что спустя сто с лишним лет мы всё ещё находим на Пустошах еду, и её можно есть. За ядерные реакторы, которые уже целый век сами, без участия человека снабжают разрушенный мир электричеством, и, надеюсь, ещё столько же проработают. Ты бывал в метро?

- Вчера прокатился – кивнул Роберт. – Это впечатляет.

- Нет, не сейчас, не в это время, - мотнула головой Анна. – У нас, там, на Пустошах.

- Не доводилось. Мы за городом живём. Ну, за тем, что от него осталось.

- Там, в метро, до сих пор работает освещение. Круглые сутки. Уже столетие подряд. Да, там разруха, радиация, дикие гули, рейдеры и вообще чёрте что, но лампы горят, а в розетку можно воткнуть прибор, и он будет работать! Если, конечно, у тебя есть такой прибор, который ещё работает.

- Дикие гули? – поднял брови Роберт. – что такое гули?

- Ха, ну ты даёшь, - блеснула в темноте зубами Анна. – Ты что, гуля не видел никогда?

Роберт отрицательно мотнул головой.

- Парень, ты точно с Пустошей? Ладно. Расскажу. Дикий гуль – это ходячий ночной кошмар. Когда-то они были людьми, но радиация порой творит с человеком странные вещи. Большинство от неё просто умирают, но некоторым везёт гораздо меньше. Ты спросишь, что может быть хуже смерти? Представь себе, что вся твоя кожа облезла клочьями, и ты стал похож на высохший труп. Но при этом ты не умер. Более того, ходят слухи, что гули живут гораздо дольше обычных людей.

Но такой жизни врагу не пожелаешь! От постоянной жуткой боли человек рано или поздно сходит с ума и начинает шляться по Пустоши, как дикое животное, нападая на людей и пожирая их. В основном они хлипкие, ткнёшь – развалится, но это обманчивое впечатление. Попадаются экземпляры, силы у которых, как у троих человек. С удара может и череп проломить, так что, если встретишь дикого гуля, а особенно несколько – стреляй в голову, и стреляй наверняка.

Помолчав, Анна пожала плечами и продолжила.

- Бывают и нормальные, конечно. Разумные гули, которые почему-то не сошли с ума. Такие же люди, которым просто не повезло. Мало кто относится к ним терпимо – слишком отталкивающий у них внешний вид, поэтому они стараются держаться вместе, собираются в общины.

- А ты сама как к ним относишься?

- Я считаю, что такое с каждым может произойти. Постоянно думаю, каково было бы мне, превратись я в одного из них. И отношусь к ним, как к обычным людям. Нет, в диких-то я стреляю, как только на горизонте появятся, а то очень уж быстро они бегают. Не успеешь перезарядить, как он уже в двух шагах… А отличить разумных гулей от диких очень просто – дикие никогда не носят одежду. У нас возле базы их почему-то очень много. По три раза в неделю отряд местность зачищает, а они всё лезут и лезут, чёрт его знает, откуда…

- Погоди-ка, постой, - спохватился Роберт. – Возле базы? Ты же мне так и не рассказала, откуда ты взялась! Как попала сюда, что это за странные люди, которые нас преследовали и явно хотели убить, и откуда ты всё знала наперёд, что и как будет происходить в том кафе и вообще, о моей миссии… Что ж, теперь у нас времени навалом, так что выкладывай!

На лице Анны мелькнуло замешательство. Она вздохнула.

- Думаю, ты действительно вправе знать, что происходит. Так вот.

Я возглавляла группу, посланную сюда с целью убить тебя, или, так или иначе, помешать тебе осуществить задуманное. Погоди, дай договорить! – поспешно сказала она, видя, как изменился в лице Роберт.

- Да, изначально я одна из них. Задача была устранить тебя, а чертежи выкрасть самим и оставить в условленном месте. Таком месте, которое пережило войну в нетронутом состоянии.

Но я откололась от группы в самом начале, как только мы переместились в это время. Кинула их, проще говоря. По сути, я предатель, дезертир.

Мне просто необходимо было добраться до тебя первой, чтобы предупредить, помочь, и для этого у меня был заготовлен чёткий план действий.

Кинув своих подчинённых, я выиграла время и добралась до тебя первой. Но так уж у нас готовят солдат, что дезориентированными они оставались недолго, и я знала, что рано или поздно они до тебя доберутся. Дальше ты всё видел – план сработал, как по нотам.

- Но как можно запланировать такое? – Роберт находился в крайней степени изумления. – И что у вас за организация такая? Зачем вам… им было мешать мне?

- Я разработала этот план при помощи прибора, способного просчитывать и показывать вероятности. Проще говоря, эта штука могла дать ответ на вопрос «а что, если?». То есть, с того момента, как ты зашёл в то кафе, с той самой точки, начиналось нужное «дерево вероятностей». Вообще, это «дерево» присутствует в каждом мгновении нашей жизни, и от того, как ты поступишь в тот или иной момент, зависит, по какой ветке ты сам и мир вокруг тебя будет развиваться дальше. Понимаешь?

Роберт тряхнул головой.

- Вроде бы. Пространственно-временные связи. Только давай помедленней, ладно?

Анна перевела дух и продолжила:

- Я бы и сама никогда в жизни не задумалась о подобных вещах, но разработка этого плана заняла несколько месяцев. Несколько месяцев я высчитывала с помощью этого прибора всякие мелочи, вроде того, сколько именно стаканов с ядер-колой пройдёт в разливающем автомате с начала рабочего дня и до того момента, как колу нальют именно тебе. Это нужно было для того, чтобы затем, проникнув в это кафе до открытия, заложить «турбо» именно в твой стакан.

И это лишь маленькая песчинка от той работы, которую мне пришлось проделать. Далее надо было точно рассчитать состав «турбо» и дозировку, чтобы препарат начал действовать в нужный момент и именно с той силой, которая требовалась. А потом прибор накрылся, и дальше нам пришлось импровизировать...

- Чёрт, а ведь это и впрямь было захватывающе – я про «турбо», - с жаром прошептал Роберт. – Я поначалу даже растерялся. Никогда не испытывал ничего подобного. Но последствия…

- Да, было жёстко, - согласилась Анна, - но так было надо. После того, как всё было готово, я записала для тебя последовательность команд на маленькое воспроизводящее устройство. Подбросить его тебе в карман, пока ты ехал в метро, было делом техники. Я же разведчик, помнишь?

- Погоди-ка. А почему замедлилось всё, кроме твоего голоса?

- Ну, это просто. Определённый участок записи был ускорен до нужного темпа. Очень сильно ускорен. Если прослушивать его, не закинувшись «турбо», эта ускоренная часть пролетает менее, чем за четверть секунды и звучит, как очень короткий высокочастотный писк.

- Для вояки с пустошей ты весьма неплохо разбираешься в таких вещах, - заметил Роберт.

- Жизнь заставила, - пожала плечами Анна. – Проведи несколько месяцев, копаясь в причинно-следственных связях, и поневоле начнёшь разбираться. И вообще, разведчик должен уметь очень многое. К счастью, я довольно смышлёная.

- И скромная, - иронично добавил Роберт. – Ну, а зачем вам понадобилось меня убивать? И вообще, кому это – «вам»? Вы что, организация какая-то?

- Как ты, наверное, уже догадался, в этой организации я уже не состою, - печально улыбнулась Анна. – Предательство они не прощают.

- Предательство никто не прощает, - заметил Роберт.

- Разумеется. Конечно, они дали мне крышу над головой, еду и тепло, пристроили в жизни. И до недавнего времени я совершенно ни о чём не задумывалась, просто делала свою работу - и всё. И то, как я им за это отплатила, наверное, ужасно. Хотя я предпочитаю смотреть на это как на разрыв контракта. А что я могла поделать? То, что они задумали… Понимаешь, они какие-то странные фанатики. Как секта. Ну, фанатики и фанатики, у всех свои тараканы в голове. Только вот ГЭКК им понадобился для чего-то очень нехорошего.

В ходе подготовки, информацию нам давали очень дозированно. Только то, что мы должны были знать для выполнения задания. Вот и пришлось немного поразнюхивать самой. И то, что я узнала, заставило меня пересмотреть мои взгляды на лояльность… Тссс!!

Глаза её внезапно округлились, и, умолкнув на полуслове, она приложила палец к губам. Роберт замер и навострил уши.

Сквозь ватную тишину шкафа до них донёсся щелчок открываемой двери — кто-то вошёл в кабинет. Раздались торопливые шаги, затем кто-то рухнул в кресло, снял трубку с телефона и набрал номер. Раздался крикливый, раздражённый голос:

- Алло! Да, это я. Что за срочность?.. Почему я должен вскакивать посреди ночи и мчаться сюда через весь… - Тон голоса сменился на испуганный. – Так. Так. Не может быть! Вы уверены? Но это же… Бог ты мой. Что я должен делать? Да. Понял… Понял. Слушаюсь.

Трубка легла на аппарат, и тут же снова раздались стрекочущие звуки набора номера.

- Алло! Дорогая? Прости, что разбудил… Знаю. Три часа ночи. Да, опять учения… Нет, отказаться нельзя. Ты знаешь правила, придётся ехать… Чемоданы стоят в шкафу, внизу. То же убежище, всё как обычно. Я буду ждать тебя там. Не забудь документы! Всё, целую.

Трубка легла на рычаги, и в наступившей тишине прозвучало:

- Господь, помоги нам.

Затем послышалась возня – президент компании Волт-тек готовился навсегда спуститься под землю, заняв полагающееся ему место в одном из своих лучших творений. Но Роберт с Анной этого уже не слышали, сказалось напряжение, которое довелось испытать за весь сегодняшний день. Сами того не заметив, они провалились в сон.


Продолжение следует.

Показать полностью
27

Fallout: расскажи-ка мне историю #9

#1: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_604...

#2: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_2_6...

#3: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_3_6...

#4: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_4_6...

#5: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_5_6...

#6: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_6_6...

#7: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_7_6...

#8: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_8_6...



Они двинулись по пустым, скудно освещённым залам и коридорам, скользя легко и бесшумно, время от времени останавливаясь и проверяя по камерам слежения наличие опасности впереди.

- Тебе не кажется это странным? - прошептал Роберт, когда они в очередной раз припали к дверному проёму с двух сторон.

- Что именно? – Анна аккуратно выглянула и знаком показала двигаться дальше.

- Охрана. – отозвался Роберт. – они тут какие-то… беспечные, что ли. И не только здесь, везде… в этом времени. За что они деньги получают?

- Тихо, прячься – одними губами произнесла Анна и они, пригнувшись, неслышно метнулись в укрытия. Анна скользнула за плотную, пыльную штору, а Роберт нырнул в густую тень красного угловатого аппарата, продающего ледяную ядер-колу, и прижался спиной к горячей металлической стенке. Послышались приближающиеся неторопливые шаги, и из-за угла показался скучающий охранник. Напевая себе под нос, он двинулся к автомату. Роберт затаил дыхание.

Холодильник урчал, вибрировал и грел спину через одежду. В коридоре было темно, и автомат с ядер-колой ярко сиял вывеской охраннику прямо в глаза, надёжно укрывая притаившегося сбоку, в чёрной тени, Роберта от его взгляда.

Охранник достал монетку, звонко подбросил, пришлёпнул к запястью, посмотрел на результат, довольно хмыкнул и запихнул её в щель приёмника. Монета глухо простучала по невидимым направляющим вглубь, в железные недра, затем внутри что-то тихо щёлкнуло, прожужжало и послышался звук упавшей в лоток бутылочки. Бдительный страж пшикнул крышечкой, сделал несколько громких глотков и, удовлетворённо крякнув, пошёл по своим делам.

Шаги, наконец, затихли.

- Чёрт побери, я его чуть не уложила, - из-за шторы, убирая пистолет за пояс, выскользнула Анна. – Давай-ка ещё разок по камерам пробежимся.

Она достала прибор и пощёлкала переключателем. Всё было тихо, в контрольной комнате по-прежнему смотрели матч, никто, похоже, и не рассматривал всерьёз возможность вторжения.

Они тронулись путь.

- Охранники тут как будто не сторожат, а просто гуляют, - шёпотом продолжил Роберт прерванный разговор. – готов спорить, что, если бы он меня всё-таки увидел, то первые секунд десять попросту не знал бы, что делать.

- Здесь жизнь такая. Спокойная. – Анна сосредоточенно сканировала пространство впереди. – Ничего не происходит. Война, считай, выиграна, страна процветает, преступности почти нет. Вероятность того, что кто-то вломится, настолько низка, что… в общем, я изучала вопрос: у них за всю историю существования компании единственные кражи – мелкая клептомания на рабочих местах.

- Просто Золотой Век, - тряхнул головой Роберт. – Как получилось, что такой мир исчез без следа?

Ответа не последовало.

Наконец, они остановились в полутёмном коридоре у солидной дубовой двери с серебристой табличкой «отделение Фьючер-Тек». Роберт осторожно повернул круглую ручку с вытёртой позолотой: заперто. Замок на двери был довольно сложный, но стандартный. Роберт, порывшись в рюкзаке, извлёк отмычки, отвёртку, встал на колено перед дверью и привычно принялся за взлом.

Внезапно Анна положила ему руку на плечо.

- Ты слышишь?

Роберт замер и навострил уши.

- Нет, ничего не… А, погоди-ка!

Он уловил далёкий нарастающий свистящий звук, как будто по коридору, по направлению к ним, катился маленький танк, поскрипывая металлическими гусеничными траками.

- О, нет. Робомозг!

Робомозг был детищем компании Дженерал Атомикс, самым прогрессивным из когда-либо созданных многоцелевых роботов, по сути, кибернетический организм, умная машина.

Выглядел он странновато: цилиндрическое, как железная бочка, тело, по бокам которого торчали две длинных, чрезвычайно гибких руки-манипулятора; сверху, под прозрачным куполом из закалённого стекла, залитый биогелем, находился самый настоящий органический мозг, который и был его центральным процессором. Вся конструкция передвигалась на гусеничном шасси.

Благодаря весьма функциональным рукам робот мог использовать любое оружие, созданное для человека, а мозг позволял принимать нестандартные решения в бою; кроме того, у Робомозга охранной серии имелось и своё встроенное оружие.

Официально в Робомозгах использовались мозги шимпанзе, однако имелись сведения, что некоторые из них, в порядке эксперимента, укомплектовывались мозгами казнённых преступников.

Пора было быстро сваливать в укрытие. Роберт потянул отмычку из замка, но та за что-то зацепилась и никак не хотела вылезать.

- Да быстрее, что ты там копаешься? – страшно прошипела Анна. – Сейчас заметут!!

Времени не было, и Роберт, бросив связку отмычек болтаться в замке и молясь, чтобы Робомозг её не заметил, неслышно скользнул за Анной в ближайшую открытую дверь. Забравшись за тяжёлый письменный стол, стоящий в тихой полутьме кабинета, они затаили дыхание и стали ждать.

Нарастающий шум гусениц Робомозга стал отчётливым – робот свернул в их сторону. Они застыли. По матовому стеклу двери проехала бочкообразная тень, звук стал удаляться, и через минуту стало тихо. Роберт и Анна выдохнули.

Через пару минут замок был благополучно вскрыт. Они проникли внутрь и аккуратно прикрыли за собой дверь.

Перед ними предстало довольно обширное помещение, уставленное офисными клетушками. Луч фонаря скользил по залу, выхватывая из темноты одинаковые, составленные под прямыми углами друг к другу, проходы, перегородки, снова проходы, снова перегородки… всё это было серого цвета и напоминало какой-то лабиринт, вроде того, что делают для мышей в лабораториях.

- Ну, с чего начнём? – Анна двинулась вперёд. Роберт последовал за ней, высвечивая тёмные углы.

- Думаю, надо найти кабинет начальника отдела и порыться в его внутренней электронной почте. – сказал Роберт. – Если кто-то и оперировал информацией о такой секретной штуке, как ГЭКК, то явно не простые служащие.

Наконец, в луче блеснула золотом табличка: «Фьючер-Тек. Исполнительный директор». Взлом занял не более пятнадцати секунд, и, аккуратно прикрыв за собой тяжёлую дверь, они включили терминал, стоящий на обширном письменном столе. На экране замерцала зелёным строчка: «введите пароль». Анна усмехнулась и испытывающе посмотрела на Роберта.

Он достал из кармана декодер Ванстоуна и вставил его в разъём.

- Это Взломщик, - шепотом прокомментировал он. – Теперь надо подождать… А, нет, не надо.

Буквально через три секунды после подключения устройства экран моргнул, компьютер жалобно пискнул и выложил содержимое своего жесткого диска на блюдечке.

- Вот это да, - восхищённо прошептала Анна. – И что, так с любым компьютером можно? Классная штука, на Пустошах ей цены не будет. Где такие раздают?

Роберт не ответил. Он уже рылся в письмах, стуча по клавишам.

- Так, погоди… квартальные отчёты, список сотрудников под сокращение, расходы на корпоратив… а, вот: ГЭКК.

«Добрый день! Довожу до Вашего сведения, что разработка Устройства закончена в срок, процесс производства налажен. Готовые образцы уже начали поступать в комплекты Убежищ. Направляю Вам с курьером чертежи Устройства для обработки и передачи высшему руководству компании Волт-тек, с последующим архивированием. Помните: всё, что связано с Устройством, строго засекречено в целях государственной безопасности, и, в случае утечки информации, вся ответственность ложится, в том числе, и на Вас. С уважением, глава Фьючер-Тек, Станислас Брон»

- Хм. Так, а вот ответ:

«Доброго дня! Чертежи получены, обработаны и заперты в сейфе в в Кабинете Президента Компании. Код сейфа: 754290. С уважением, заместитель исполнительного директора Фьючер-Тек, Джайлс Волстенкрофт.»

- Отлично! – Роберт переписал код на листок бумаги, сложил и сунул в карман. – Как думаешь, где может находиться Кабинет Президента Компании?

- Я не думаю, я это знаю, - Анна хитро улыбнулась. – Разумеется, кабинет главы находится на самом верхнем этаже. Человеческое тщеславие всегда так предсказуемо.

Роберт выключил терминал, извлёк Взломщик из разъёма и повернулся к Анне.

- Это ведь этажей тридцать!

- Двадцать пять, если быть точным. Но главная наша проблема не в количестве этажей.

- Погоди-ка, - напрягся Роберт, - ты же не хочешь сказать…

- Именно. Туда не забраться ни на лифте, ни по лестнице. Внезапно поехавший среди ночи лифт сразу же поднимет на уши всю охрану здания.

- А лестницы?

- Лестницы охраняются турелями «Марк III» - по турели на этаж, всего 25 штук. Я думала их взломать, но, похоже, терминал управления ими находится в комнате охраны.

- Чёрт! – Роберт нахмурился и стал лихорадочно соображать. – А если шахта лифта?

- Похоже, выбора особо у нас нет, - Анна набросила рюкзак на плечо, - либо так, либо по стене снаружи. Пошли, попробуем попасть в шахту.

Квадратные трубы вентиляции, словно кровеносная система, пронизывали и опутывали изнутри исполинское бетонное тело штаб-квартиры Волт-тек. Ближайшее к лифту вентиляционное отверстие располагалось чуть ли не в полукилометре от цели, но выбора не было. Пропустив Роберта вперёд, Анна влезла сама и аккуратно прикрыла за собой решётку.

В вентиляционном коробе было пыльно и темно, но довольно просторно – ровно настолько, чтобы свободно передвигаться на четвереньках. Навстречу дул ветер, принося с собой ровный, тихий гул вентиляторов и спящего небоскрёба. Роберт с Анной старались ползти как можно тише, однако время от времени жесть неожиданно прогибалась под коленками и предательски погромыхивала. В тишине пустого здания это воспринималось, как раскаты грома, сердце судорожно подпрыгивало к горлу, и они замирали, прислушиваясь и ожидая сигнала тревоги.

Внезапно короб пошёл наклонно вверх, а затем, круто повернув влево, вышел под потолок коридора. Под ногами через каждые несколько метров засияли небольшие решётки, сквозь которые был виден лаконичный рисунок ковровой дорожки на полу. Через несколько метров Анна схватила Роберта за ногу и прошипела:

- Стой!

Роберт замер, полностью обратившись в слух. Спустя мгновение до него донёсся знакомый уже скрип гусениц: Робомозг, не зная устали, патрулировал здание. Скрип приближался, и они, превратившись в две каменные статуи, затаили дыхание. Киборг неторопливо катился по коридору, когда вдруг под коленом у затаившей дыхание Анны неожиданно прогнулся лист жести, издав глухой металлический звук. Сердце провалилось в пропасть; Робомозг остановился как вкопанный прямо под ними. Через решётку Роберт прекрасно видел прозрачный купол, который, словно линза, накрывал большой, розовый мозг, покрытый складчатыми извилинами. Киборг прислушивался.

На лбу у Роберта набухла большая, холодная капля, съехала по переносице и повисла, дрожа, на кончике носа. Казалось, Робомозг сейчас способен услышать даже неосторожную мысль.

Робот-охранник с тихим жужжанием медленно провернул корпус вокруг оси и снова замер. Кажется, прошла уже вечность, а робот всё стоял. Внезапно капля пота оторвалась от носа и полетела вниз. Время превратилось в клей; Роберт в беспомощном ужасе наблюдал, как она, скользнув между прутьями решётки, плавно пролетела вниз и упала маленькой прозрачной кляксой прямо на стеклянный купол. Роберт закрыл глаза.

И тут же услышал звук отъезжающего Робомозга: сенсоры киборга не были достаточно чувствительны, чтобы ощутить упавшую на корпус каплю, и он, не найдя достаточных оснований для поднятия тревоги, спокойно покатил патрулировать дальше, завернул за угол и постепенно стих.

Роберт с Анной выдохнули и обмякли. До лифта оставались считанные метры, которые они преодолели в гробовом молчании. Наконец, в пустой и мрачной шахте скрипнула поднимаемая решётка, и световое пятно от фонаря заскользило по бетонным стенам, выхватывая из тьмы массивные металлические балки, серые от пыли кабели и свинцово отсвечивающие тросы.

Огромный квадратный колодец тянулся вверх бесконечными серыми стенами; луч подсевшего фонаря полностью съедался темнотой уже через три этажа. Анна принялась рыться в рюкзаке в поисках подходящего снаряжения.

- У меня есть две новости, - Роберт, держась за балку, встал в полный рост и шарил фонарём по шахте. – Хорошая и плохая. Хорошая – шаг поперечных балок достаточно мал, чтобы можно было карабкаться по ним вверх.

- Это я вижу, а плохая? – Анна, закрепив извлечённый из рюкзака фонарь у себя на лбу, протянула второй Роберту.

- А плохая в том, что мы на первом этаже, а самого лифта тут нет. Это означает лишь одно: он где-то над нами, как пробка в бутылке. Загораживает путь наверх.

- Что ж. – Хмыкнула Анна. – Будем лезть вверх, пока можем, и надеяться, что кому-нибудь из охраны не придёт в голову покататься среди ночи по этажам.

С этими словами она ухватилась за балку, подтянулась и по-кошачьи ловко полезла вверх. Роберт последовал её примеру.

У него был богатейший опыт лазания по старым зданиям в поисках разного полезного барахла, но так высоко карабкаться ему ещё не доводилось. К тому же год, проведённый за книгами и фильмами, не мог не сказаться на его физической подготовке. Разумеется, в лаборатории Ванстоуна был тренажёрный зал, но посещал его Роберт гораздо реже, чем стоило бы – уж слишком велик был объём материала, который предстояло уложить в голове за столь короткое время.

Поэтому уже на пятнадцатом этаже его руки начали предательски дрожать и норовить соскользнуть с гладкого железа. Он нервно оглянулся вниз: чёрная бездонная пропасть. Анна же как будто и не заметила пройденного пути – она-то, как любой профессиональный вояка, была в отличной форме.

- Постой! – взмолился Роберт, видя, как она обошла его уже на два этажа. – Мне… надо передохнуть, - он долез до неё и привалился спиной к широкой балке, тяжело дыша.

- И как такому задохлику доверили мир спасать? – насмешливо прищурилась Анна.

Роберт сердито сверкнул на неё глазами.

– Шучу, шучу, - засмеялась она. – На вот, смочи горло, - девушка достала из рюкзака бутылку Ядер-колы и протянула ему. Роберт жадно приложился к горлышку, в три широких глотка осушил её до дна, закрыл глаза и, шумно выдохнув, прислонился затылком к холодной стали.

- Семнадцатый этаж, - отдышавшись, он поставил пустую ёмкость на балку и поднялся. – Осталось всего ничего.

Они преодолели ещё четыре этажа. Анна в очередной раз ухватилась за перекрытие, подтянулась, закинула ногу, но в этот момент из каким-то образом расстегнувшейся кобуры выпал пистолет, и, прощально сверкнув потёртостями в луче фонаря, кувыркнулся в черноту пропасти. Они охнули и втянули головы в плечи, ожидая громкого удара внизу, а то и выстрела… Но секунды текли, а звука всё не было, словно у этой пропасти не было дна.

- Дьявол! – раздосадовано выругалась Анна, оправившись от испуга. – эта чёртова застёжка постоянно ломается в самый неподходящий момент! Ладно, у нас есть ещё один.


Добравшись до самого верха, они, наконец, обнаружили лифт - он стоял на двадцать пятом, последнем этаже. Тяжёлой, молчаливой громадой нависал он над головами путешественников, перегораживая путь на самый верх.

- Нам везёт, - оглядевшись, сообщила Анна.

- Да уж, - удручённо отозвался Роберт, безуспешно осматривая дно лифта на предмет какого-нибудь люка.

- Не, я серьёзно, - Анна указывала на квадратную решётку в противоположной стене. – Тут есть вентиляция! Только тут и на первом этаже. Я проверила.

Ловко орудуя отвёрткой, она быстро выкрутила крепления и аккуратно поставила решётку в сторону, на балку.

- В этот раз дамы вперёд, - сказала она и скользнула в проём, в колышущиеся от ветра заросли пыльной паутины.

Роберт хмыкнул и последовал за ней.

Выход из вентиляции на двадцать пятом этаже был открыт, рядом стоял деревянный ящик с инструментами, валялись какие-то обрывки проводов и прочий мусор. Анна остановилась и, повернувшись к Роберту, красноречиво приложила палец к губам. Роберт замер, прислушиваясь.

На верхнем этаже было тихо, стоял полумрак, только еле слышно гудела где-то за углом дежурная лампа, освещавшая небольшой островок коридора. Они вылезли из люка и, словно две тени, заскользили к свету.

Показать полностью
34

Fallout: расскажи-ка мне историю #8

#1: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_604...

#2: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_2_6...

#3: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_3_6...

#4: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_4_6...

#5: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_5_6...

#6: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_6_6...

#7: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_7_6...



Хлопнула дверь, и Роберт остался один. Он был беспомощен, ситуация вышла из-под его контроля, и ему ничего не оставалось, кроме как довериться этой странной, пусть и симпатичной, девице. Откуда она свалилась на его голову? Всё это было настолько неожиданно и невероятно, что смахивало на бред. Хитрюга! Ничего, он добьётся от неё правды, а пока…

Он взял пульт в руки – продолговатая, увесистая металлическая коробочка с кнопками, круглым ключом-переключателем и надписью «Radiation King».

Он уже встречал на пустоши приборы этой фирмы: мёртвые, разбитые телевизоры, настольные передатчики, латаные-перелатаные радиоприёмники, если кое-как ещё и работающие, то только за счёт прямых рук их владельцев. Такие приёмники были не редкостью, в любом баре можно было найти хотя бы один. Живучая техника! Со страшным скрипом принимали они сигналы кустарных радиостанций откуда-то из дебрей разрушенного Вашингтона, и в ясную погоду можно было даже разобрать слова в песнях.

Роберт нажал кнопку, телевизор еле слышно щёлкнул и комнату заполнил тончайший ультразвуковой ламповый писк. Откуда-то из матовой глубины кинескопа вынырнуло расплющенное изображение и спустя несколько секунд приняло нормальную форму, заполнив собой экран. Судя по всему, передавали новости. Элегантный диктор с орлиными бровями, волевым подбородком, честными глазами и идеальной причёской, проникновенно глядя Роберту прямо в душу, мужественным баритоном рассказывал об успехах США на военном поприще.

- …успешно теснят противника вглубь его же страны. О том, как наши войска подступают к Пекину, рассказывает наш специальный корреспондент в Китае.

Диктор исчез, вместо него появился военный корреспондент в очках с массивной чёрной оправой, штатской одежде и почему-то в каске армии США. За его спиной располагался американский серо-зелёный военный лагерь, по которому, поднимая тучи пыли с жёлтой дороги, проезжали какие-то джипы, туда-сюда сновали солдаты со всяким снаряжением.

- Китайской коммунистической угрозой уже не напугаешь и ребёнка. – заговорил корреспондент. – Красный зверь, обломав клыки и когти, всё дальше забивается в свою нору, преследуемый нашими доблестными войсками. Китайская армия измотана, её силы окончательно подорваны нехваткой топлива. Благодаря храбрецам из вооружённых сил США, а также нашей недавно разработанной силовой броне, противника удалось оттеснить до самого Пекина. Исход войны предрешён, и наша победа, победа демократии и капитализма – всего лишь вопрос пары недель. Дин Уилсон, с самыми свежими новостями фронта, специально для телеканала Джи Эн Эн.

Роберт скептически хмыкнул и щёлкнул переключателем канала. Всё пространство экрана тут же занял огромный вращающийся гамбургер, окружённый райским сиянием, и счастливый женский голос, едва не захлёбываясь от радости, воскликнул: «Закусочные Dots Diner! Вкуснее, чем дома!» На экране появился уже знакомый Роберту логотип.

- Это же та закусочная, где я вчера был! – пробормотал он, не в силах оторвать взгляд от яркой картинки. Между тем гамбургер сменился большой запотевшей бутылкой ядер-колы, которую начали красиво показывать с разных ракурсов. Пупырышки воды на стекле бутылки собрались в капельку, скользнувшую вниз; красная крышка с характерным пшиком отделилась от горлышка и, плавно кувыркаясь, взлетела вверх, подталкиваемая снизу прохладным дымком… Роберт судорожно сглотнул, и сытый баритон доверительно произнёс: «Пейте Ядер-колу!».

В животе заурчало. Картинка вновь сменилась: мужественный Герой в космическом скафандре сжимал в руке лазерный пистолет, а на его плече сидела одетая в такой же скафандр хвостатая обезьяна.

« - Хьюбрис Комикс и телеканал Волт-тек №9 представляют: Капитан Космос и Лунная Обезьяна! Смотрите в ноябре! Спонсор показа – Сахарные Бомбы!» На экране появились довольные, румяные дети, с аппетитом уплетавшие большими ложками кукурузные хлопья в форме маленьких бомбочек, залитые молоком. «Сахарные бомбы! Разбомби свой голод! Специальная акция: кольцо Капитана Космоса в каждой коробке!»

Это было уже выше его сил. Голод грубо сгрёб желудок в кулак и принялся мять, с каждой минутой всё сильнее. Роберт попробовал встать и с облегчением обнаружил, что силы постепенно возвращаются к нему. Кое-как, шатаясь и держась за мебель, на негнущихся ногах доковылял он до маленького пузатого холодильника. Внутри его ждали всё те же бургеры и ядер-кола – Анна, покупая еду, не особо заморачивалась. Роберт перебрался с добычей обратно на кровать и принялся жадно есть, созерцая рекламу, которой не было ни конца, ни края. Перед его взором сияло, кричало торжество потребления; красивые люди с поставленными голосами настойчиво предлагали, практически требовали от него есть, покупать, есть, покупать, есть, покупать… Картинки сменяли друг друга, как калейдоскоп. Мозг оцепенел совершенно, мыслительные процессы затянула ленивая паутина. Голод утих, и, освещаемый неверным голубоватым мерцанием телеканала Волт-тек №9, Роберт погрузился в сон.


Когда он открыл глаза, уже стемнело, и с улицы в комнату заглядывали жёлтые фонари. Роберт потянулся: от сковывающей слабости не осталось и следа. Он вскочил с кровати и, наслаждаясь вновь приобретённой подвижностью, быстро натянул одежду. Щёлкнул дверной замок, и с улицы вошла Анна. Она явно была в приподнятом настроении, было видно, что разведка прошла как нельзя лучше.

- О, я вижу, ты уже проснулся? Как самочувствие?

- Я в порядке, лучше не бывает! – Роберт и впрямь ощущал какую-то невероятную бодрость и решимость свернуть горы.

- Отлично! – Анна направилась к выходу. – Потому что нам пора.

Роберт последовал за ней на улицу. Напротив дома был припаркован автомобиль, в свете фонарей больше похожий на космическую ракету. Роберт узнал его – это был Крайслус Хайвеймен, он видел рекламу по телевизору. Широкий, вместительный, комфортабельный, со стремительным силуэтом и мощным мотором, этот престижный автомобиль был просто мечтой, и Роберт несказанно обрадовался возможности прокатиться на этом шедевре довоенного автопрома.

Анна села за руль, Роберт приземлился рядом. Благородно скрипнули кожей бежевые кресла, еле слышно засвистели электромоторы, и автомобиль, раскачиваясь на мягких рессорах, словно корабль, понёсся по залитым огнями улицам. Встречные фары слепили; разноцветные блики пробегали по хромированному торпедо, повторяя округлости приборов на панели, огненными строчками плыли на широченном, как в кинотеатре, панорамном лобовом стекле. Роберт восхищённо смотрел на это буйство красок и теней, и вдруг обнаружил, что они уже на окраине города. Он вопросительно посмотрел на Анну, а она уже как будто ждала этого.

- Время ещё есть, доверься мне, - сказала она, с улыбкой сжимая руль, - я покажу тебе кое-что.

Сопротивляться этой улыбке не было ни сил, ни желания, и Роберт просто откинулся в кресле. Они свернули с основной трассы. Фонари, освещающие дорогу, стали редеть, а затем пропали вовсе. Ночь была совершенно безлунной. Анна переключилась на дальний свет, и странной, какой-то нереальной показалась Роберту дорога в этом белом прожекторном свете, бьющем на десятки метров вперёд. Дорога пошла круто вверх, и Анна повернулась к нему:

- Закрой глаза и не открывай, пока я не скажу.

Роберт, давно уже принявший правила этой странной игры, закрыл глаза.

- Не подглядывай!

Спустя минуту свист моторов пошёл на снижение, и автомобиль, качнувшись на рессорах, остановился.

- Всё, можешь открывать.

Роберт открыл глаза и лишился дара речи: они стояли на краю обрыва, а впереди, на десятки километров во все стороны, простиралось море разноцветных огней, которые сияли, мерцали и текли огненными реками до самого чёрного горизонта. Ночной мегаполис выплеснулся перед ним, словно расплавленный металл на угли. Ещё никогда в жизни ему не доводилось видеть зрелища столь ошеломляюще масштабного, и в этот момент он почему-то вспомнил их с отцом последнюю ночную стоянку возле того ущелья, одинокие искорки далёких костров в темноте. Потрясённый, он повернулся к Анне. Она смотрела ему прямо в глаза, и внезапно Роберт обнаружил, что держит её за руку.

- Я подумала, ты должен это увидеть. Красиво, правда? – её карие глаза, казалось, воспламеняли сердце. Он попытался ответить, но не смог. Голос не шёл из груди, как будто все слова разом столпились на выходе и мешали друг другу протиснуться.

Роберт? – Анна взяла его за плечи и с силой тряхнула. – Роберт! – Она тряхнула ещё раз, сильнее, а он удивлённо смотрел на неё и всё ещё не мог произнести ни слова. Анна с силой ударила его по щеке. – РОБЕРТ!!!


Он, наконец, открыл глаза. Он лежал на кровати, а над ним склонилась Анна и пыталась его разбудить, тряся за плечи и отвешивая оплеухи.

- О, боже, наконец-то! – голос Анны звучал встревоженно, почти панически. – Вставай! Нам надо срочно убираться отсюда!

- Что?.. Что случилось?.. – Роберт потряс головой, пытаясь прийти в себя.

- Они вот-вот будут здесь! – Анна спешно швыряла в свой рюкзак остатки снаряжения. – Они нашли нас!

До Роберта, наконец, дошло. Стряхивая остатки сна и слабости, он вскочил с кровати, и, не задавая лишних вопросов, впрыгнул в одежду. Бросил взгляд на таймер – тот показывал 10:30 вечера, 12 часов 17 минут до конца этого мира.

- Да быстрее же!! – она кричала уже с улицы, Роберт пулей вылетел за дверь.

Анна сидела на синем чоппере с раскрашенным под американский флаг бензобаком, вцепившись в высокий разлапистый руль. Роберт с разбегу оседлал двухколёсную машину позади неё.

- Держись крепче!! – Анна крутанула ручку газа с такой силой, словно хотела оторвать её с мясом, и бросила сцепление. Мотор вспорол ночную тишину тяжёлым воем пикирующего бомбардировщика, широкое заднее колесо мгновенно вскипело в облаке жжённой резины. Оставляя за собой длинную чёрную полосу на асфальте, они юзом сорвались с места. Роберт обернулся: из-за поворота в конце улицы, натужно просев на одну сторону, почти боком вылетел приземистый чёрный автомобиль и устремился вслед за ними. Анна, увидев в зеркале слепящий дальний свет, что-то крикнула.

- Что?! - взбесившийся встречный ветер пополам с рёвом двигателя рвали Роберту барабанные перепонки – Я ни черта не слышу!!

Анна, не отрывая взгляда от дороги, выхватила 10-миллиметровый пистолет и протянула его за спину. Роберт крепко сжал холодную рукоять и направил ствол в сторону преследователей, однако шансов прицелиться не было – Анна то и дело сворачивала, маневрировала, ныряла в темноту подворотен, удерживая погоню на расстоянии. Но нет худа без добра - преследователи точно так же были лишены возможности вести прицельный огонь.

Сбросить их с хвоста никак не удавалось. Чёрный масл-кар висел на хвосте как приклеенный, временами исчезая за поворотами, но неизменно нагоняя снова. Мимо неслись спящие кварталы, с их идеально стриженными газонами, тротуарами, усыпанными сухой жёлой листвой и белыми двухэтажными домами – символом американской мечты.

Внезапно уютный частный сектор оборвался, словно отрубленный топором. Они вылетели на широкий, как река, центральный проспект, и у Роберта зарябило в глазах от обрушившихся со всех сторон жёлтых и красных огней. Вокруг бурлила столичная ночь с пятницы на субботу, и проспект был полон автомобилей. Сверкающим попутным потоком неслись жёлтые такси, длинные блестящие атомные лимузины, за глухими чёрными окнами которых скрывалась равнодушная роскошь; частные седаны и огромные рычащие фуры – эти титаны не знали усталости ни днём, ни ночью, закидывая составы товаров в ненасытную глотку потребления.

Анна втиснула чоппер между параллельными рядами и, обгоняя поток, полетела по прямой. Роберт, получив возможность целиться, снова начал ловить на мушку погоню, но тщетно – чёрная машина рыскала позади в потоке, теряясь в слепящем море фар. Однако отставать они упорно не желали, подбираясь всё ближе, как псы, загоняющие добычу.

Внезапно правое зеркало заднего вида вспыхнуло искрами осколков и исчезло, оставив сиротливо торчащий обломок штатива – преследователи открыли огонь. Красный задний фонарь чоппера с оглушительным щелчком приказал долго жить, ещё две пули вжикнули над самым ухом, одна угодила Роберту в левое плечо - словно с размаху зацепило железной арматуриной.

До Роберта дошло, что они являются прекрасной мишенью, и он прокричал об этом Анне в самое ухо. Анна рванула газ, опередила громаду попутного грузовика и перед самым его носом бросила чоппер вправо, туда, где дорога ответвлялась и взлетала на эстакаду. Покинутый ими транспортный поток резко пошёл вниз, и Роберт, как на ладони, увидел с высоты машину преследователей – не предвидев такого манёвра, те проскочили поворот. Он задержал дыхание и прицелился в переднее колесо.

Бах! – «Чёрт…» - пуля прошла выше и правее, и фара умерла, сверкнув на прощание ослепительно голубым. Бах! – переднее боковое стекло мгновенно побелело и осыпалось, как сухой песок. Сидевший рядом с водителем стрелок обмяк и выронил пистолет из окна на дорогу. Бах! – и переднее колесо, наконец, звонко взорвалось резиновыми лохмотьями, и машину на бешеной скорости поволокло влево, в бетонные отбойники. В свете встречных фар на мгновение мелькнуло перекошенное лицо водителя, побелевшими руками вцепившегося в руль.

Автомобиль неуправляемым тараном врубился в бетон, оторвал себе половину передка, в туче искр и серой крошки взлетел над встречной полосой, вкручиваясь в ночной воздух полуторатонной пулей; пролетев над двумя рядами встречных машин, врезался в огромный тягач, сорвал ему верхнюю часть кабины и в клочья разнёс длинный белый фургон с логотипом РобКо Индастриз. Оставшись без управления, тягач размашисто вильнул, сгребая попутные автомобили в бесформенные кучи, сломался пополам и тяжело рухнул на бок. На дорогу, как консервные банки, посыпались десятки роботов-протектронов, упакованных и готовых к продаже.

Всего этого Роберт с Анной уже не видели – они неслись в гулком тоннеле, освещённом цепочкой тёмных зеленовато-жёлтых ламп.


Через полчаса они подъехали к штаб-квартире Волт-тек. Вокруг не было ни души, и лишь где-то вдали еле слышно надрывались пожарные и полицейские сирены. Уличные часы показывали 11:17 pm, и окна в опустевшей башне чернели тёмными бойницами. Мощные прожектора били с тротуара вверх, освещая подножие этой скалы, но чем выше, тем темнее были стены, и самый верх здания уже практически сливался с чёрным звёздным небом. Мрачно нависало оно над городом, словно замок Дракулы над окрестными деревнями.

Анна припарковалась в густой тени, в нескольких зданиях от входа, и заглушила двигатель.

- Войдём через подвал, - она открыла рюкзак и проверила снаряжение, которое в спешке, кое-как пошвыряла внутрь. – Чёрт, какой бардак… Похоже, всё на месте. О! Зацепили тебя, всё-таки?

Роберт, отогнув пропитанные липкой кровью лоскуты ткани на плече, с интересом осматривал повреждение.

- Фигня, - беспечно объявил он, - есть пластырь?

- Ну-ка, дай сюда… - Анна уже достала бинт и небольшую бутылочку виски.

Дезинфицировав и перевязав рану, она подхватила свою сумку, скомандовала «за мной!» и нырнула в плотную тьму подворотни. Роберт огляделся по сторонам и последовал её примеру.

В конце тесного, жутко неопрятного, уставленного переполненными помойными баками тупичка она жестом остановила Роберта и включила фонарь. Луч скользнул по обильно прилипшему к асфальту белёсому мусору и выхватил из темноты ребристую крышку канализационного люка.

- О, чёрт… – поморщился Роберт. – Ты серьёзно?

- Помогай давай! – усмехнулась Анна.

Поддев крышку какой-то железякой, валявшейся тут же, они, стараясь не уронить, перевалили тяжеленный чугунный кругляш в сторону и бережно положили на асфальт. Из открывшейся дыры вырвался столб едкого, вонючего пара.

- О г-господи, – Роберт отшатнулся и судорожно уткнулся носом в рукав, - может, лучше штурмом здание возьмём?..

Анна молча вручила ему второй фонарь. Роберт щёлкнул кнопкой, и, стараясь дышать ртом и не думать о подкатывающей тошноте, полез вниз, в каменную клоаку.

В канализации царила сырость и плесень, чёрные кирпичные своды сочились конденсатом. То там, то сям из щелей кладки свисал клочковатый тёмный мох и блестели какие-то бледные, бесформенные, осклизлые наросты, видимо, грибы. На потолке, словно пот, медленно набухали крупные капли и падали в мутный желтовато-зелёный поток, несущий нечистоты подальше от города, в реку Потомак.

Роберт спрыгнул с ржавой лестницы на каменную дорожку, идущую вдоль стены и осветил фонарём пространство вокруг себя.

- Милое местечко. Надеюсь, оно того стоило.

- И не в такие дыры приходилось залезать. – Анна спустилась следом и отряхивала руки от мокрой ржавчины. – Идём, тут недалеко.

Они двинулись вдоль стены, стараясь не касаться торчащей из неё растительности. Вонь, вязкая темнота и постоянный низкий гул, в котором, при наличии богатого воображения, можно было различить жуткие звуки, создавали гнетущее впечатление.

- А откуда ты взяла мотоцикл? – Роберту было не по себе, и он решил завести хоть какой-нибудь разговор. Гулкое эхо его голоса заметалось под тёмными сводами.

- Купила в магазине, - иронично усмехнулась Анна. – Что за глупые вопросы?

- Да так, разговор поддержать… А то что-то подташнивает. Понятно, что угнала, просто хотел узнать подробности.

Анна открыла рот, чтобы ответить, но в этот момент откуда-то из глубины тоннелей донёсся утробный низкий рокот, как будто заурчал исполинский желудок. Они замерли на месте, чувствуя, как шевелятся на затылке волосы.

- Что за чёрт… – пробормотала Анна.

- Знаешь, я читал одну статью в довоенном журнале, - шёпотом произнёс Роберт, - в ней говорилось, что рабочие, обслуживающие канализацию в Вашингтоне, иногда пропадали неизвестно куда… а некоторые из этих рабочих утверждали, что слышали и даже видели в тоннелях что-то… большое.

Они двинулись дальше.

- Да враньё всё это, байки, - неуверенно произнесла Анна, шаря фонарём по мутным водам.

- Чёрт его знает, может, и байки. Но ведь у нас на пустошах чего только не водится, может, это ещё до войны началось? Ну, мутации. Может, утечка радиации где-то произошла, вот и…

- Всё, пришли. – Анна указала лучом на железную дверь, мохнатую от ржавчины, с большим замком-штурвалом, похожую на люк в подводной лодке. Роберт передал ей фонарь и обеими руками взялся за шершавый вентиль.

– Не верю я в это, - продолжила Анна. – Если бы тут водилась какая-нибудь тварь, она давно бы уже всех крыс сожрала.

- А я что-то… и не вижу тут… крыс, – натужно процедил Роберт, изо всех сил навалившись на вентиль.

Внезапно прикипевшая резьба сдвинулась, издав пронзительный металлический визг, от которого заложило уши. Звук рванул по тоннелю в обе стороны и спустя секунду вернулся эхом откуда-то издалека, размазанный и искажённый. Анна и Роберт тревожно переглянулись. Со втулки вентиля с тихим шорохом осыпались сырые рыжие хлопья. И тут до них докатился мощный, раскатистый низкочастотный рёв, от которого, казалось, задрожал бетон под ногами и нечистоты ощетинились рябью.

Фонари упали и покатились по полу, Анна судорожно вцепилась в вентиль, и они вместе потянули изо всех сил. Кран провернулся на пол-оборота, и новый режущий скрип разорвал тишину. Рёв повторился, и на этот раз за ним последовал далёкий бултых чего-то большого, как будто с размаху прыгнувшего в воду.

Анна и Роберт издали нечленораздельные звуки и рванули вентиль с нечеловеческим усилием. Он крутанулся ещё, снова взвизгнув. В тоннеле опять плеснуло, на этот раз отчётливее. Что бы там ни было, оно приближалось.

Кран начал поддаваться охотнее, а скрипеть громче. Жуткий, булькающий рык и всплески раздались уже за поворотом, когда дверь, наконец, щёлкнула и приоткрылась.

- Быстрее!!! – Роберт уперся в стену ногой и потащил дверь на себя. Анна торопливо подобрала с пола фонари и влетела в открывшийся проём. Роберт ввалился за ней, захлопнул дверь, из последних сил завернул вентиль и рухнул на спину, тяжело дыша. Стало тихо.

- Что это, нахрен, ещё такое было? – Анна, обхватив колени, сидела у стены с круглыми глазами.

- Я думаю, хорошо, что мы этого не узнали. – Роберт поднялся и осторожно приложил ухо к двери, которая с этой стороны была совершенно лишена ржавчины.

- Тишина. – сказал он спустя несколько секунд. – Похоже, эта хрень уплыла. Или затаилась. Или дверь слишком толстая. В любом случае, ужина у неё сегодня не будет. Чёрт побери! – он тряхнул головой, - Что это была за паника такая? На пустошах полно всякой мерзости, и никогда я её не боялся. Ну, разве что, когда был совсем ребёнком. А тут… - Он потёр шею.

- Неизвестность. – Произнесла Анна. – Неизвестность и темнота. Поверь, я сама не робкого десятка и многое повидала, но тут у меня душа просто в пятки провалилась! – она нервно хихикнула. – Чуть фонари в дерьме не утопила... Ох, ну и несёт же от тебя! – она демонстративно зажала нос и помахала рукой перед лицом.

- От меня?! Ты на себя посмотри. Да нас же только что чуть не сожрал гигантский кусок говна, – Роберт расхохотался. – Вот дерьмо!

Он схватился за живот и сполз по стене, всхлипывая от приступа истерического смеха. Анна тоже не сдержалась, дикое напряжение, которое она только что испытала, выплеснулось во взрыве идиотского хохота.

Наконец, успокоившись и вытерев слёзы, они подобрали с пола фонари и осторожно двинулись вперёд по тёмным подвальным коридорам, то и дело сворачивая и проходя через какие-то душные подсобные помещения, склады пыльного барахла и скучные гудящие генераторные. После сырости канализации, высушенный воздух царапал горло. Вдоль мышиного цвета бетонных стен, словно чёрные удавы, тяжело висли на железных креплениях толстые связки кабелей. Вокруг не было ни души, свет нигде не горел.

- Откуда ты знаешь, куда идти? – напряжённо, вполголоса спросил Роберт. – Что-то я не вижу у тебя карты.

- Я разведчик, помнишь? – Анна бросила на него насмешливый взгляд. – У меня память тренированная. Мне достаточно минут пять поизучать план здания.

- Да ладно! – недоверчиво произнёс он. – Ты что, и правда в состоянии запомнить план всего этого здания?

- Ну, мне не нужно держать прямо весь план в голове. Достаточно запомнить путь из точки А в точку Б.

- Хм… А если произойдёт что-то непредвиденное? – Роберт вспомнил, как выбирался по вентиляции из лаборатории. – Если где-нибудь будет перекрыто или ещё что-нибудь в этом духе? А если…

- Стой… - Анна рукой преградила ему путь. – Смотри!

В темноте, впереди, замаячил освещённый прямоугольник дверного проёма. Длинная световая полоса, постепенно темнея, простиралась от двери к ногам наших героев. Они выключили фонари и стали молча пробираться на свет, стараясь ступать как можно тише. Анна осторожно выглянула за дверь.

- Никого. Но свет просто так включать не станут, - прошептала она. Где свет, там либо люди, либо камеры. Погоди…

Она присела у стены, извлекла из сумки какой-то прибор с экраном, вытянула из него длинную антенну и щёлкнула тумблером включения. Пузатый экран осветился, но пока на нём были только помехи.

- Сейчас настроимся на канал… - Анна пальцами начала крутить ребристую ручку, и через несколько секунд из помех вынырнуло довольно чёткое, чёрно-белое изображение коридора, который был перед ними.

- Вот так… - по её лицу, озарённому бледным мерцанием экрана, пробежала довольная усмешка. – А теперь прогуляемся по зданию.

Она начала щёлкать тумблером, переключаясь между камерами. На экране сменялись коридоры, залы, фойе, буфеты… К удивлению Роберта, помещения были пусты, по зданию лениво гуляло всего несколько охранников, да ездил один Робомозг.

- А вот расслабляться не советую, - сказала Анна, видя удивлённое лицо Роберта, - стоит им только поднять тревогу с пульта охраны, и через пять секунд на каждом этаже будут толпы этих железяк.

Она ещё пощёлкала переключателем.

- О, а это уже интересно! Гляди.

Она повернула к нему устройство, и Роберт увидел одну из контрольных комнат с множеством экранов, из которой осуществлялось слежение за этой частью здания. Четверо пузатых охранников, которые должны были этим всем заниматься, похоже, не особо интересовались своей работой: один из них спал сидя на диванчике, сложив руки на брюхе и надвинув фуражку на глаза, а остальные увлечённо смотрели по телевизору бейсбол. Слежение за зданием, в общем-то, не осуществлялось.

Роберт посмотрел на часы. Красные светящиеся цифры показывали полночь.

- Какой бейсбол в такое время?

Анна подняла на него удивлённый взгляд.

- Что такое «бейсбол»?

- Долго объяснять… Что ж, выглядит не слишком сложно, - продолжил Роберт, поднимаясь на ноги. – Наша цель – отделение Фьючер-Тек.


Продолжение следует.

Показать полностью
30

Fallout: расскажи-ка мне историю #7

#1: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_604...

#2: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_2_6...

#3: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_3_6...

#4: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_4_6...

#5: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_5_6...

#6: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_6_6...


Роберт толкнул массивную дверь. Радостно звякнул колокольчик, дверь подпела тихим мелодичным скрипом и мягко щёлкнула за его спиной, оставив шум улицы позади. В кафе было уютно и чисто, жёлтые лампы под потолком мягко освещали сияющую хромом барную стойку. Никелированные детали отделки сверкали повсюду, гладкий пол в крупную шахматную клетку отражал в себе светильники; классические столики купейного типа вдоль больших окон были кое-где заняты беззаботными компаниями и парочками, решившими перекусить перед вечерней прогулкой или просто выпить пива. За стойкой бармен натирал до блеска свои любимые бокалы, неторопливо топал куда-то, видимо, на кухню протектрон-официант, а в дальнем углу музыкальный автомат негромко мурлыкал мудрым баритоном о том, что «однажды, может быть, завтра, ты вдруг услышишь куранты, и для тебя настанут счастливые времена».

«Да уж, послезавтра весь мир такие куранты услышит - мало не покажется», - мрачно подумал Роберт и сел за свободный столик.

- Добрый_вечер_сэр. Что_будете_заказывать? - продребезжал над ухом металлический голос робота-официанта, выводя Роберта из невесёлых раздумий.

- Ядер-колу, бургер и картошку-фри, пожалуйста, - во время обучения в лаборатории Роберт много раз видел в кинофильмах, как герои в кафе заказывают именно такой набор, и решил для себя, что, уж если доведётся в прошлом попасть в подобное заведение, его заказ будет звучать именно так.

- Ваш_заказ_принят, - бесцветно сообщил протектрон и бодро загромыхал в сторону кухни, скрывавшейся за красивыми двустворчатыми дверями с круглыми иллюминаторами.

За стеклом, на улице, неслышно проносились чудеса техники - сверкающие приземистые автомобили, отражающие в своих круглых зеркальных боках разноцветные неоновые созвездия; по тротуарам неспешно прогуливались беспечные граждане, наконец-то вырвавшиеся из душных офисов в ласковые объятия по-летнему тёплого вечера. Деревья лениво перебирали жёлтыми листьями в свете уличных фонарей, а над всем этим великолепием, на фоне тёмно-синего закатного неба, чернели и высились, словно стражи, внушительные громады небоскрёбов, беспорядочно подсвеченные жёлтыми пятнами окон и рекламными вывесками. Высоко в небе, между небоскрёбами, плыли среди звёзд, словно киты, огромные дирижабли. Этот мир находился в высшей точке, словно ковбой, оседлавший на родео могучего быка и подброшенный им в воздух. Восхищённый рёв публики, вспышки фотоаппаратов и эйфорическое ощущение, что подчинил себе невероятную мощь. Вот только за этим кратким мигом полёта следовало неизбежное падение человечества со спины ядерного быка, и во всём мире один только Роберт знал, насколько скоро всё закончится. Ну, наверное, ещё тот странный старик в метро.

- Ваш_заказ_сэр, - под носом у Роберта очутился поднос с исполинских размеров горячим бургером, развесёлой жёлтой картошкой в картонной коробочке и красным запотевшим пластиковым стаканом, из которого торчала полосатая соломинка для питья. - Текущее_состояние_вашего_счёта – четыре_пятьдесят_пять. Что-то_ещё?

- Позже, может быть, - Роберт вдохнул горячий пар, поднимавшийся от жареного мяса, и голод стал нестерпимым. Он впился зубами в бургер. Выросший на пустошах, питаясь, чем придётся, Роберт даже не догадывался, что еда может быть настолько вкусной. Прожевав горячий, сочный кусок, он запил его ледяной ядер-колой и, невольно зажмурившись, издал нечленораздельное мычание – его внутренний мир просто взорвался невиданным доселе, фантастическим фейерверком вкуса. «Понятно теперь, почему они в кино постоянно это едят», - подумал Роберт, с трудом переводя дыхание - «в этом есть что-то наркотическое. Что они туда кладут?».

Довольно быстро расправившись с бургером и картошкой, Роберт сидел, расслабленно потягивал ядер-колу и думал, что же ему делать дальше. «Для начала надо расплатиться», - подумал он и вытащил из кармана бумажник. На стол выпали какая-то горошина и сложенный листок бумаги. «Что за чёрт?», - Роберт машинально накрыл ладонью покатившийся к краю стола шарик. Развернув бумажку, он прочёл:


Я друг.

Я знаю, кто ты и откуда.

Вставь шарик в ухо и нажми на кнопку,

Если хочешь жить.


«Это что, шутка?» - Роберт поднёс горошину к глазам. Пластиковый шарик с металлической сеточкой на одном боку и маленькой круглой кнопкой на противоположном. На кнопке выдавлен треугольник. Роберт огляделся вокруг – никто не смотрел в его сторону, никому не было до него дела. Он перевёл взгляд на бармена – тот вообще открыл дверцу на спине протектрона и что-то там сосредоточенно крутил отвёрткой. Роберт пожал плечами, вложил горошину в ухо и нажал на кнопку. В наушнике послышалось аналоговое шипение, раздались какие-то шуршащие звуки и возня.

- Роберт! – раздался в ухе мягкий женский голос, - если тебе дорога твоя жизнь, слушай внимательно. Я знаю, что ты из будущего, знаю, зачем ты здесь. Чертежи.

«Вот это поворот!», - ошеломлённо подумал Роберт. Приятное ленивое состояние улетучилось, как дым от выстрела в ветреную погоду.

- Чертежи ГЭККа. Из-за них ты в опасности, - девушка в наушнике говорила вполголоса, как будто боялась, что посетители кафе её услышат, - но я помогу тебе. Но ты должен абсолютно точно выполнять всё, что я тебе скажу, как бы странно оно ни прозвучало. Поверь, я всё знаю наперёд, и в этом твоё преимущество. Чтобы развеять твои сомнения, расскажу, что произойдёт в ближайшую минуту: следующая песня в автомате начнётся со слова «Maybe». Вслед за этим бармен попытается включить протектрона, потерпит неудачу и воскликнет: «Проклятая жестянка! В этом кафе хоть что-нибудь работает нормально?!», и сразу же на кухне что-то разобьётся.

В музыкальном автомате что-то щёлкнуло, и Роберт через стеклянную крышку аппарата увидел, как рычаг снимает одну пластинку и ставит другую. Раздался мелодичный гитарный перебор и приятный тенор проникновенно запел: «Maybe…»

- Проклятая жестянка!! В этом кафе хоть что-нибудь работает нормально?! – Роберт изумлённо обернулся, и в ту же секунду из-за красивых дверей с иллюминаторами раздался грохот, как будто упал целый стеллаж с тарелками. Бармен побагровел и бросился на кухню.

- Теперь главное, - вывел Роберта из оцепенения женский голос, - в твоей ядер-коле был подмешан препарат, который на пустошах называют «Турбо». Тройная доза. Не буду вдаваться в подробности, но ничего не бойся. Когда я скажу «Давай!» ты должен встать и быстро, насколько сможешь, побежать в эту дверь с круглыми окошками. Она ведёт на кухню, а в дальнем её конце выход на задний двор. Как только окажешься там, сворачивай направо, беги со всех ног и слушай мои инструкции.

Роберт судорожно сглотнул. «Турбо»? Тройная доза?! Что за…

В этот момент в звуковом аппарате словно сломался двигатель, вращающий пластинку. Песня начала плавно замедляться, легонько закружилась голова, и моргнул свет – или это в глазах на миг потемнело? Лампы вдруг стали ощутимо мерцать, и с каждой секундой мерцание становилось всё более медленным и явным. Автомобили за окном вдруг начали степенно катиться, как процессия на похоронах Кеннеди, прохожие как будто попали в застывающий клей – их движения быстро замедлялись. За спиной раздался странный звук – как будто на глубине ударили в колокол, только тяжёлый звон этот так же, как и песня в автомате, стремительно понижался, перешёл в еле различимый низкочастотный гул и спустя мгновение окончательно пропал из диапазона слухового восприятия. Роберт вздрогнул и обернулся на звон – голова двинулась плавно, он почувствовал, как его волосы, словно под водой, нехотя мотнулись вслед за движением головы. Лампы уже не мерцали – они мигали, как сигнализация, то заливая тревожным жёлтым светом помещение, то погружая его в полумрак. Психоделичности картине придавали радостные выражения на лицах посетителей, застывших, словно манекены.

Входная дверь была открыта, странный звон шёл от колокольчика. В проёме, в позе шагающего, замер человек в плаще и шляпе, за ним в темноте угадывались ещё несколько фигур. Входящий держал руку за пазухой, как будто что-то вытаскивал. Роберт похолодел: незнакомец смотрел прямо на него, и во взгляде застыла сталь.

«Это они», - раздался голос в наушнике, какой-то глухой и искажённый странными помехами, - приготовься…»

«Вперёд!!!!»

«Они?!» - Роберт рванулся с места, однако это оказалось несколько сложнее, чем он ожидал. Его одежда неожиданно обрела чудовищную инерцию, и он чуть не выпрыгнул из неё в буквальном смысле слова, рубашка и брюки треснули по швам в нескольких местах.

Осторожно, но с нажимом, Роберт оттолкнулся ногой от пола в сторону дверей с круглыми окошками. Удивительно, но движения давались не с таким ощутимым трудом, просто были немного плавнее, чем обычно, словно сила инерции сделала для него исключение. «Ничего себе «Турбо», - подумал он, плывя по воздуху, как воздушный шарик, время от времени отталкиваясь от пола. «Если у одежды такая инерция, как же я открою двери?» - с этими мыслями он сгруппировался и с усилием въехал плечом между створок.

По дверям пробежала волна, словно они были сделаны из резины, створки прогнулись и пришли в движение. Стёкла в круглых иллюминаторах мгновенно покрылись мелкой сеткой трещин и отделились от рам, оставшись висеть в воздухе облаками вращающихся сверкающих осколков и серебристой пыли. Роберт бросил взгляд на незнакомца в плаще – тот всё ещё смотрел на столик, за которым только что сидел Роберт, но его рука уже наполовину вытащила из-за пазухи какой-то предмет, блеснувший воронёной сталью. В предмете Роберт с ужасом узнал 10-миллиметровый пистолет, такой же, какой был у него самого год назад.

Времени пугаться или удивляться чему-то просто не было, события раскручивались, как тяжёлый маховик. Двери распахнулись, и Роберт уже вплывал в кухню, сопровождаемый брызгами стекла. В кухне так же тревожно мигали под потолком белые ртутные лампы, повар в белом халате на пару с барменом замерли над грудой разбитой посуды. Мягко отталкиваясь от кафельного пола, Роберт летел мимо кастрюль, в которых затвердела в причудливых формах кипящая вода. Над чайником полупрозрачной скульптурой замёрз столб пара, и Роберт не удержался от соблазна провести сквозь застывший в воздухе пар рукой, оставив четыре чётких промежутка от пальцев.

Дверь, ведущая на задний двор, была открыта. Вылетев на улицу, Роберт обнаружил здесь ещё двоих суровых ребят с пистолетами, по лицам которых было видно, что они сюда не шутки пришли шутить. С большим усилием преодолевая собственную инерцию, Роберт повернул направо и побежал к воротам. Действие препарата очень медленно ослабевало, и мир вокруг начинал постепенно приходить в движение. «За воротами сворачивай налево, в переулок, и не останавливайся!» - Роберт от удивления уже успел забыть о своей невидимой попутчице. Нырнув в подворотню, он побежал по длинному, узкому коридору между двумя зданиями. Вдоль переулка стояли мусорные контейнеры, из люков на асфальте росли бугристые, словно наросты, белые колонны пара. «На землю!!», - скомандовал голос в ухе, и Роберт послушно сделал перекат. Одновременно с этим сзади дважды бухнуло, и над Робертом с низким жужжанием, словно тяжёлые, но стремительные шмели, пролетели друг за другом две тускло отсвечивающие свинцом пули. «Вперёд!», - Роберт вскочил и помчался дальше. Сзади ещё раз бухнуло, но наушник молчал, и Роберт просто продолжал бежать. Пуля прожужжала мимо и влепилась в мусорный бак, выбив из него красивый медленный фейерверк из огрызков, пробок, бумажек, смятых разноцветных пластиковых упаковок…

По команде Роберт свернул после переулка направо и рванул к перилам дорожного моста. «Прыгай с разгону через перила!» - при обычных обстоятельствах это означало бы рухнуть с высоты пятнадцати метров на оживлённую проезжую часть, но обстоятельства были весьма необычны. И Роберт, с разбегу оттолкнувшись от края моста, ласточкой взлетел над сияющей огнями автомобильной рекой. Одновременно с ним из-под моста, на такой же скорости, вынырнул грузовик с тентом, и Роберт, размахивая руками, спланировал на крышу фургона. Тент, прорвавшись, погасил скорость падения, и Роберт относительно мягко приземлился на жёсткий пол пустого кузова. Сердце, казалось, сейчас выпрыгнет из груди. Время пришло в норму, наушник тихо шипел, не выдавая более никаких инструкций, и Роберт решил просто ехать, пока машина не остановится.

Минут через десять грузовик, скрипнув, остановился. Роберт дождался, пока водитель уйдёт, и осторожно вылез из фургона. Ноги всё ещё дрожали, в груди стучало, то ли от адреналина, то ли от чего-то ещё.

Судя по двухэтажным белым домикам вокруг, грузовик привёз его на окраину города. «Дом номер 32», - прозвучало в ухе, и Роберт понял, что дом этот дом уже прямо перед ним. В наушнике электронно пискнуло, и шипение стихло.

Пошатываясь, он прошёл по двору и поднялся на аккуратное крыльцо, тяжело привалившись к белой двери с блестящими позолотой цифрами «32». Сердце бешено колотилось, ноги тряслись. Помедлив секунду и переведя дух, Роберт решительно толкнул незапертую дверь и вошёл. В доме было темно. Нащупав на стене выключатель, он щёлкнул им, и комнату залил жёлтый свет.

В кресле у окна сидела девушка в странной обтягивающей тёмной одежде. «Здравствуй, Роберт!», - сказала она, и Роберт узнал голос из наушника. Он сделал шаг в её сторону, и в этот момент дрожание коленок стало просто невыносимым. Пол под ногами резко наклонился, комната завертелась, как карусель, и он потерял сознание.


22 октября 2077 года, пятница, 11:30 утра.

Роберт очнулся. Солнечный свет красным маревом проникал сквозь закрытые веки. Перед глазами плавали какие-то бесформенные пятна, в горле пересохло, и, попытавшись сглотнуть шершавый комок, он закашлялся. Организм немедленно отозвался вспышкой тупой боли в голове, особенно в правой части лба. «Какого чёрта?» - подумал он и тут же всё вспомнил. «А… Видимо, ударился, когда падал» - Роберт даже удивился тому, что не удивляется вчерашним событиям. Эта мысль позабавила его нескладностью формулировки, и он, усмехнувшись, приоткрыл один глаз.

Он лежал на кровати в довольно просторной комнате; шторы были наполовину задёрнуты, сгущая приятный тихий полумрак. В оставшиеся просветы било солнце, рисуя сияющие прямоугольники на обоях и скромной, но аккуратной мебели. В снопах света плыли воздушные пылинки, в углу матово отсвечивал спящий телевизор.

Рядом с кроватью, в кресле, сидела его новая знакомая. Взгляд Роберта скользнул по тёмно-синему, с синтетическим отливом костюму, соблазнительно облегающему красивое, тренированное тело. В окно за спиной девушки струились солнечные лучи, и её тёмные, коротко остриженные волосы были обрамлены светящимся пушистым ореолом. Роберт улыбнулся ещё шире. Однако улыбка тут же сползла с лица, потому что следующее, что он увидел, было дуло десятимиллиметрового пистолета, направленное ему в лоб.

- Тихо, тихо… спокойно, - голос был по-женски мягким и приятным, однако в нём звенела сталь. – Я не собираюсь тебя убивать.

- Ты наставляешь пушку на всех, кого не собираешься убивать? – Роберт постарался придать своему голосу мужественную непринуждённость, сдобренную изрядной порцией иронии, однако его пересохшее горло выдало какое-то неубедительное кряканье.

- Это страховка, умник. – Девушка опустила пистолет, однако совсем не убрала. – Мало ли, может, у тебя крыша поехала от такой дозы «турбо», или ещё чего.

- То есть, вчера ты знала наперёд абсолютно всё, кроме одного – стану я дураком от этой дряни или нет? И после этого «умник», конечно же, я.

- Полегче, парень. Выбора не было. И я, между прочим, тебе жизнь спасла.

Спорить с этим не имело смысла, и Роберт, кряхтя, попытался встать с кровати, но с трудом смог придать своему телу сидячее положение. Казалось, его кости теперь сделаны из свинца, а по венам течёт клей – настолько тяжело давалось каждое движение. Роберт сделал отчаянное усилие, рванулся, насколько мог и… с грохотом, словно куль, сполз на пол.

- Ну, крыша у меня не поехала, но вот с мобильностью, кажется, проблемы… Не надо, я сам! – он отмахнулся от протянутой руки, и, собрав все силы, неуклюже вскарабкался обратно.

- Это побочный эффект «турбо». – Девушка взяла со стола высокий стакан, наполненный водой, и протянула Роберту. - За ускорение платишь замедлением. Только в твоём случае этот эффект… несколько сильнее. Но это скоро пройдёт, я тебе вколола кое-что восстанавливающее.

Роберт жадно осушил стакан и, с облегчением выдохнув, откинулся на подушку.

– И сколько мне ещё вот так валяться?

Девушка беззаботно рассматривала отблески на гранях своего тёмного пистолета.

– Ещё каких-то пять часов – и ты в норме.

- Пять часов?! – Роберт в ужасе попытался схватиться за голову, - А сколько сейчас времени? – Он судорожно поднёс к глазам таймер, тот показывал 11:42 утра. – Осталось меньше суток! Ты, кажется, вчера говорила, что знаешь, кто я такой и какая у меня миссия. Если это так, то ты должна знать также и то, что у меня нет пяти лишних часов. А кстати, - он озадаченно нахмурился, - откуда ты всё это знаешь? Кто ты вообще такая?

Девушка перевела на него взгляд, пистолет расслабленно повис в её руке.

- Меня зовут Анна.

- Хм. Приятно познакомиться. И это всё? А как насчёт тех славных ребят, которые вчера жаждали общения со мной? Кто это такие? И почему они хотели меня убить?

- И убили бы, не сомневайся. – Анна убрала оружие. – Ты, конечно, парень не промах, но они профессионалы, и кроме того, ты их не ждал. Но я о них позаботилась… Понимаю, у тебя много вопросов, и ты имеешь полное право на ответы, но это очень долгая история, на которую у нас совершенно нет времени, - отмахнулась она. – Я всё расскажу позже, а пока тебе достаточно просто знать, что я на твоей стороне.

- И что толку? Мне срочно нужно в Волт-тек, а я тут валяюсь, как мешок с… - Роберт вздохнул. – Послушай. Я бесконечно благодарен тебе за то, что ты спасла мою жизнь, но неужели не было другого способа решить эту проблему? Не лишая меня подвижности?

Анна поднялась с кресла и неспешно прошлась по комнате демонстративно грациозной походкой, как бы невзначай давая Роберту возможность оценить достоинства фигуры, обтянутой тёмным костюмом.

- К сожалению, не было. Поверь на слово. Но согласись, это было… забавно? Ну, когда всё вокруг остановилось? – В красивых карих глазах Анны сверкнула озорная искорка. – Кроме того, даже самый жёсткий отходняк всё же лучше, чем дырка в голове.

- Тут, конечно, не поспоришь, - отозвался Роберт, с трудом оторвав взгляд от изгибов и округлостей, - но что теперь делать? Ты, что ли, теперь пойдёшь в Волт-тек за чертежами?

- Мы, - сказала Анна, - мы вместе, сегодня вечером. Но сначала я схожу туда сама и всё разведаю.

- Сама? – Удивился Роберт. – Но как…

- О, ты ещё многого обо мне не знаешь, - подмигнула она. – Поверь, я справлюсь.

- Погоди. Как ты собираешься это делать? Тебя никто не должен видеть, иначе нарушится связь между прошлым и будущим, и тогда…

- Быть незаметной – моя профессия, - усмехнулась Анна. – Я разведчик, я этим себе на жизнь зарабатываю.

Бровь Роберта вскарабкалась на лоб. Анна приблизилась к кровати и поставила на неё ногу, нависнув над Робертом.

- Я хочу, чтобы ты всё правильно понимал. Ты, наверное, уже догадался, что я, как и ты, не из этого времени. Так вот, в моём случае поездка предполагалась в один конец. Я, как любой нормальный человек, понимаю важность твоей миссии, иначе бы ты со мной сейчас не разговаривал. Но для меня все эти пафосные разговоры о новой надежде человечества не имеют смысла, если я не смогу вернуться. Здесь, конечно, пока что мило, но довольно скоро станет жарковато, и ты – мой единственный шанс на обратный билет. Я помогаю тебе, а ты – мне, всё просто.

Роберт тряхнул головой, совершенно сбитый с толку.

- С чего ты взяла, что я смогу тебе в этом помочь?

- Но ты ведь собирался как-то забрать отсюда чертежи, - возразила Анна, - может, и для меня место найдётся. И, кроме того, неужели похоже, что у меня много вариантов?

- Вообще-то, профессор говорил, что, чисто теоретически, это возможно, только вот проверить случая не было, - задумчиво произнёс Роберт. – Короче, попробовать можно.

Ну вот и славно, - девушка вытащила из-под кровати рюкзак и начала складывать в него со стола какие-то блестящие металлом приспособления. Роберт молча наблюдал за её действиями, в голове его была совершеннейшая каша. Какая-то мысль не давала ему покоя, что-то тут не сходилось.

- Так, значит, отсюда ты со мной вчера связывалась? Но как? Откуда ты знала, что и в какой момент произойдёт? И больше всего мне непонятно – как тебе удалось оставаться на связи, когда я был… в ускорении? Ведь для этого тебе надо было ускориться синхронно со мной, но что-то я не вижу у тебя признаков отходняка.

Анна застегнула рюкзак и повернулась к нему.

- Это была запись, - она усмехнулась и закинула рюкзак за спину.

- Запись? Но… - Роберт застыл с открытым ртом, не зная, что сказать. Остатки здравого смысла окончательно рассыпались в его голове, и вихрь непонимания, подхватив обломки, унёс их в неопределённые дали.

- Говорю же, - Анна явно наслаждалась произведённым эффектом, - это реально долгая история.

Роберт молчал, пытаясь переварить полученную информацию.

- Еда в холодильнике. А эта штука, - она бросила на кровать пульт от телевизора, - поможет тебе не скучать, пока меня не будет.

Показать полностью
23

Fallout: расскажи-ка мне историю #6

Первая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_604...

Вторая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_2_6...

Третья часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_3_6...

Четвёртая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_4_6...

Пятая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_5_6...



Метро дохнуло в лицо угольным ветром. Жёлтые стеклянные шары и вездесущие рекламные стенды равномерно освещали коридоры и эскалаторы. Вокруг, не отбрасывая теней, с целеустремлёнными лицами сновали пассажиры. Железно погромыхивая, неторопливо топали по своим хозяйственным делам неуклюжие роботы-протектроны, обслуживающие станцию.

Внезапно внимание Роберта привлёк оборванный старик, стоявший у стены. Сквозь редкие седые клочки тускло блестела пятнистая лысина, взгляд был направлен поверх людского потока и совершенно безумен. Яростно жестикулируя, он что-то выкрикивал надтреснутым голосом, но за общим гулом было не разобрать, что именно. Роберт нахмурился – прохожие сновали мимо, не обращая на старика ни малейшего внимания. Решив, что тот голоден, Роберт достал из сумки несколько купюр и двинулся к нищему, но внезапно остановился, как вкопанный – до него донеслись слова старика.

- …покайтесь, гордецы, ибо конец близок. Господь устал терпеть, и в эту святую субботу карающая десница, наконец, обрушит гнев Его на головы ваши! Молитесь, чтобы пламя Его очистило вас от грехов ваших, и избавило от мук вечных, ибо нет места грешнику в царствии Его!..

«В эту субботу?! Как он узнал?..» - Роберту стало не по себе. В нерешительности он сделал шаг вперёд, и в этот момент пылающий взгляд старика встретился с его глазами.

- Ты! – узловатый палец, казалось, упёрся ему прямо в душу, глаза прожигали насквозь. – Ты же всё знаешь! Так почему не скажешь им? – внезапно он схватил какого-то проходящего клерка за пиджак, продолжая при этом неотрывно смотреть Роберту в глаза. Прохожий вырвался из слабой старческой руки, и, испуганно оглядываясь, ускорил шаг.

– Почему не поможешь обрести спасение? Они не верят. Они никогда мне не верили! Но ты! Ты же всё знаешь!..

Роберт не знал, что сказать. Мысли беспорядочным вихрем носились в его голове, и пока он пытался их собрать, к старику подошли два полисмена.

- Простите, мистер, он к вам приставал? – до Роберта не сразу дошло, что обращаются к нему. – Не обращайте внимания, это местный сумасшедший. Кричит громко, но в целом безвреден. Простите ещё раз, и приятного вам дня, сэр!

Полицейские уводили сыплющего пророчествами старика прочь, а Роберт в смятении пошёл своей дорогой. Что это сейчас было? Откуда он всё знает? Или он, в самом деле, просто городской сумасшедший, предсказывающий конец света на каждую субботу, а на месте Роберта мог оказаться кто угодно, достаточно было только встретиться со стариком глазами?

Дойдя до турникета, Роберт порылся в кошельке и достал потёртую, потемневшую от времени карточку с оторванным уголком, на которой можно было различить большие буквы DC. Это был билет на метро, ветхий прямоугольный кусочек картона со штрих-кодом. Эту карточку, вместе с маленьким макетом вагона метро, подарил Ванстоуну на десятый день рожденья его отец, а тому она досталась от деда. «Пропуск в метро легко купить», - говорил Ванстоун, отдавая карточку Роберту. – «Но на этом должно быть ещё шесть поездок – так сказал мне отец, и я всю жизнь хотел проверить, правда это или нет. Теперь такая возможность появилась, и я не собираюсь её упускать!»

Однако билету было уже больше ста лет, он потемнел, полосы штрих-кода изрядно затёрлись и могли запросто не прочитаться сканирующим устройством. Терзаемый сомнениями и любопытством одновременно, Роберт аккуратно приложил билет к окошку сканера. Под картонкой сверкнуло, и большой круглый индикатор с изображением красной чёрточки погас. Роберт затаил дыхание. Аппарат недовольно заурчал, раздался щелчок, и вспыхнул второй индикатор – с изображением зелёной стрелки. На дисплее выскочило: «У вас осталось 5 поездок». Турникет гостеприимно распахнулся, и Роберт стал законным пользователем Вашингтонского метрополитена.

Пройдя чуть вглубь, Роберт нашёл большую, подсвеченную изнутри ртутными лампами схему и начал разбираться в хитросплетениях веток и обозначений. «Мне надо на Вернон-сквер, север… ага. А где я сейчас? Ммммм… Так, вот. Мейсон Дистрикт». Маршрут был выяснен, и коридоры с эскалаторами понесли его на перрон нужной ветки.

На перроне было людно. Пассажиры застыли в ожидании, вглядываясь в темноту, из которой выходили рельсы. Роберт оценил ситуацию, прошёл вглубь перрона к краю платформы и встал, как все. Вдруг в лицо подул ветер, и закопчённое жерло туннеля осветилось изнутри. Из-за поворота, словно гигантский поршень, выталкивающий из туннеля воздух, показался ослепительно сияющий прожекторами поезд. Шум нарастал, и Роберт, до этого момента видевший поезда только неподвижными, мёртвыми, ржавыми и полузаваленными, с трудом подавил в себе желание побежать прочь. Состав с воем и грохотом вырвался из тьмы, и, стремительно замедляясь, остановился. Двери распахнулись, и людской поток втащил Роберта внутрь. Поезд рванул с места так, что Роберт чуть не упал. Огни станции за окнами сменились темнотой и мелькающими кабелями на бетонных стенах.

Через некоторое время, вдоволь налюбовавшись на одинаковые, как патроны в барабане, станции, Роберт сошёл на светло-коричневый кафель перрона Вернон-сквер. Длинные эскалаторы вывезли его к поверхности, и, наконец, поднявшись по мраморным ступеням, он оказался на свежем воздухе.

Солнце уже скатилось к горизонту, окрасив крыши в розово-оранжевый цвет. Чуть бледные сквозь пыльную дымку, небоскрёбы ещё сверкали в последних лучах угасающего солнца, но внизу улицы уже потонули в густой сиреневой тени, и потемневшие дома зажигали свои окна. Вечер уверенно вступал в свои права, однако прохладнее не становилось – асфальт щедро отдавал накопленный за день жар, и поднимающиеся потоки тёплого воздуха чуть заметно колебали огни самых дальних уличных фонарей. Роберт посмотрел на часы – 17:03. «Еле успел», - он поправил одежду, пригладил волосы и быстрым шагом направился к монументальному, представительному зданию корпорации Волт-тек.

Всякого, кто входил в холл главного офиса Волт-тек, немедленно придавливало блистательной роскошью, словно золотой пятой колосса. Великолепный дизайн с отделкой из позолоты и слоновой кости. Пёстрые картины на стенах, статуи в античном и современном стиле из самого лучшего, молочного, полупрозрачного белого мрамора. Пушистые ковры на полу, искусно поставленное освещение и сияющий повсюду хром. Всё здесь было направлено на то, чтобы посетитель в полной мере ощутил свою ничтожность по сравнению с сильными мира сего.

В центре зала, под большим логотипом, располагалась отсвечивающая лаком стойка, а за ней, перед компьютером, сидела бледная строгая особа в чёрном костюме и очках в чёрной оправе, с чёрными волосами, забранными в конский хвост. Собравшись с духом, Роберт направился к ней.

- Добрый вечер! – бодро произнёс Роберт, стараясь выглядеть непринуждённым и уверенным.

Женщина в очках и бровью не повела. Ёе идеальная осанка была воплощением презрения. Она продолжала смотреть в экран компьютера и стучать по клавишам.

- Эээ… Я прошу прощения… - уже далеко не так уверенно протянул Роберт. – Я хотел бы устроиться на работу.

Женщина перестала печатать и подняла на него взгляд. Её бровь выгнулась. Очки испепеляли.

- Вы по объявлению? – низким, грудным голосом пропела она.

- Да, - с готовностью соврал Роберт, - по объявлению.

- Одну минуту.

Она снова забарабанила пальцами по клавиатуре. Минут через десять, когда Роберт уже начал сомневаться в том, существует ли он вообще, перед ним легли листки офисной бумаги.

- Заполните эту форму.

Роберт взял ручку и листки, сел за столик неподалёку и начал изучать анкету. Буквально в первых её строчках выяснилось, что для устройства на работу, кроме паспорта, нужна ещё какая-то «карта социального страхования» и ещё несколько неведомых документов со страшными названиями, которых у Роберта, разумеется, не было.

- Прошу прощения, - Роберт вернулся к секретарше. – У меня с собой, к сожалению, только паспорт. Нельзя ли мне сейчас устроиться, а завтра принести недостающие документы? – он изобразил самую лучезарную улыбку, на которую был способен, и глаза его осветились добром и расположением.

Лицо женщины стало непроницаемо, как бетонный забор на военной базе. Она выросла из-за стойки и резким движением выхватила анкету из рук Роберта.

- Для устройства на работу необходим полный набор документов, – она посмотрела на часы. – Всего хорошего.

Женщина поправила очки и твёрдой походкой скрылась за углом.

На плечо Роберта легла тяжёлая рука. Он вздрогнул от неожиданности и обернулся – за ним стоял суровый, закованный в бронежилет охранник и чугунным взглядом гориллы показывал на выход. Роберту вспомнились фильмы про ковбоев, когда кто-то заходит в салун, а спустя минуту вылетает через окно в осколках стекла. Он вздохнул, и, чувствуя себя совершенно оплеванным, направился к двери.

Это был провал. Роберт сел на скамейку рядом со входом и принялся думать, что же ему делать дальше. Отступать было некуда, и Роберт стал прикидывать шансы на успех в случае незаконного проникновения со взломом. В одном только фойе было пятеро вооружённых охранников, камеры слежения повсюду, а внутренние помещения, насколько он знал, патрулировали боевые охранные роботы. Без тщательной подготовки шансов просто не было.

В пустом животе недовольно буркнуло. За всей этой суетой Роберт и забыл, что не ел уже часов восемь. На голодный желудок думать было тяжело, и Роберт решил найти какую-нибудь забегаловку, чтобы в спокойствии, за трапезой обдумать дальнейшие действия. Он побрёл наугад вдоль дороги и довольно быстро наткнулся на маленькое симпатичное кафе с вывеской Dots Diner. Из окон струился уютный жёлтоватый свет, разноцветное неоновое изображение гамбургера призывно мигало над входом.


Продолжение следует.

Показать полностью
26

Fallout: расскажи-ка мне историю #5

Первая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_604...

Вторая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_2_6...

Третья часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_3_6...

Четвёртая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_4_6...



21 октября 2077 года, четверг, 13:47

Тёмный, совершенно пустой зал осветила бесшумная и мгновенная, как молния, вспышка с человеком в эпицентре, висящим вертикально в воздухе примерно в метре от пола. Тьма тут же схлопнулась обратно, и пустоту помещения заполнил многократно усиленный эхом звук падения тела. Раздался сдавленный стон, и снова наступила тишина. Клик! – узкий луч фонаря упёрся в потолок, пошарил по стенам и нащупал вентиляционную решётку.

В 2077 году здесь ещё не стояла временная установка, и Роберт, переместившись, почувствовал себя как человек, из-под которого внезапно выдернули стул. К такому повороту событий он готов не был, и, не успев сгруппироваться, довольно чувствительно ударился при падении коленками об пол.

«Помещение вроде то же», - поморщился от боли Роберт, скользя лучом фонаря по пустому залу, - «только пустое».

Сдвинув рукав, он посмотрел на модуль возврата. Таймер включился, секунды тикали в обратном направлении. Он нажал на кнопку – таймер показал текущее время: 13:48.

«Ну, стало быть, с прибытием».

Поднявшись, Роберт ещё раз потёр ушибленные колени, приблизился к решётке и приложил к ней ухо. Сквозь гул перегоняемого воздуха до него донеслись далёкие, почти потонувшие в многократных отражениях от стенок воздуховода, звуки множества голосов, шагов, музыки – лаборатория дышала жизнью. Вооружившись отвёрткой, Роберт отщёлкнул крепления, проник в вентиляцию и аккуратно поставил за собой решётку на место: оставлять следы своего пребывания не входило в его планы.

В воздуховоде сухой и тёплый встречный ветер трепал пыльную паутину. Осторожно, стараясь не шуметь, Роберт пополз по обширной, ветвистой трубе. Вентиляционные отверстия были в каждой комнате, каждом помещении, и сквозь решётки он мог наблюдать за работой учёных и персонала – их было великое множество, и каждый был ужасно занят. По коридорам вразвалочку ходили вооружённые, суровые с виду охранники, однако, приглядевшись внимательнее, Роберт отметил их расслабленные позы и непринуждённые выражения лиц – было видно, что никакой опасности они не ждут. Некоторые из них беспечно болтали между собой, а кое-кто вообще сидел на мягких диванчиках и решал кроссворды.

«Здесь направо… теперь прямо… опять направо… тут вверх…» - Роберт отлично помнил маршрут и уверенно, как обученная крыса в лабиринте, продвигался всё ближе и ближе к цели.

«Чёрт, а это ещё что?!» - В том месте, где Роберт планировал незаметно выскользнуть из вентиляции, где до выхода на поверхность было уже рукой подать, решётка внезапно оказалась чем-то загорожена. Он потрогал препятствие через прутья – что-то металлическое и массивное, возможно, шкаф. Или автомат по продаже ядер-колы. В его времени вентиляцию в этом месте ничто не загораживало, и Роберт с ужасом, почти физически, услышал оглушительный треск проваливающегося плана.

«Проклятье!» - что-то надо было решать, и решать быстро – таймер на руке неумолимо, как часовой механизм бомбы, вёл обратный отсчёт до конца света. Немного поразмышляв, Роберт задним ходом пополз обратно, на ближайшей развилке свернул в другую сторону и через несколько минут, скрипнув решёткой, вывалился в скучный полумрак подсобного помещения.

Пошарив по полкам, он нашёл синюю униформу уборщика – комбинезон и кепку. Роберт переоделся, сложил рюкзак и пояс с инструментами в большое жёлтое ведро с крышкой, и, приоткрыв дверь, осторожно выглянул в коридор.

За дверью было оживлённое движение – туда-сюда, как муравьи, с сосредоточенными лицами сновали разнообразные обитатели лаборатории, и каждый был погружён в свои заботы. Роберт состроил такую же серьёзную мину, уверенно распахнул дверь и, с ведром наперевес, шагнул в людской поток. Течение подхватило его, понесло через шумные, ярко освещённые коридоры. Аккуратно корректируя направление, он через пару минут легко и непринуждённо оказался на проходной.

Охранник, сидящий в будке на входе, читал какой-то яркий журнал и время от времени искренне смеялся. На Роберта он даже не взглянул, и когда тот подошёл к выходу, просто нажал на кнопку, открывающую турникет.

Прожужжал зуммер, распахнулась автоматическая дверь, и Роберт вышел в длинный гулкий тоннель, в конце которого сиял яркий солнечный свет. Он шагнул вперёд, и вдруг сзади раздалось «Эй, ты! Стой!»

Роберт внутренне сжался, сердце сорвалось с обрыва и полетело в кроличью нору. Совладав с собой, он изобразил улыбку и повернулся, готовый, в случае чего, бежать так, чтобы каменный пол под ногами воспламенялся.

- Ты что, новенький? – с подозрением оглядел его охранник.

- Да, сэр, сегодня первый день, - Роберт невинно улыбался, а сердце прыгало, как заяц, со всех ног улепётывающий от волка.

- А куда собрался? – охранник отложил журнал и прищурился. – Рабочий день, вроде бы, ещё не закончен?

- Я на полставки, сэр, - пробормотал с как можно более виноватым видом Роберт, - мне ещё на учёбу.

Охранник посмотрел на него, словно примеряя наручники.

- Что ты мямлишь? Первый день… оно и видно. А в журнале расписываться кто будет? Джордж Вашингтон?

- Простите, сэр, это больше не повторится, - Роберт опустил глаза, подошел к будке, взял ручку и заглянул в журнал. В журнале шли колонки фамилий, а напротив них подписи, которые сотрудники ставят в начале рабочего дня.

- Где расписаться? Я тут в первый раз, не разобрался ещё.

- Не разобрался ещё, - передразнил охранник, - что тут разбираться? Ты где расписывался утром?

Роберт выбрал закорючку попроще и ткнул пальцем.

- Вот.

- Рядом распишись… всё учить вас надо.

Роберт повторил нехитрую загогулину.

- Спасибо, сэр!

- То-то же, - лицо охранника разгладилось, он откинулся на спинку стула и открыл свой разноцветный журнал, - иди уже.


Оставив гулкий, тускло освещённый туннель за спиной, Роберт вышел под непривычно яркое солнце и невольно сощурился, прикрыв глаза рукой. Стояла тишина, лёгкий ветерок лениво шевелил звёздно-полосатый флаг, повисший на длинном белом шесте, на фоне пронзительно синего неба. Попривыкнув к свету, Роберт огляделся. Перед ним была удивительно гладкая асфальтовая площадка, окружённая с трёх сторон невысокими скалами. Покрытие под ногами было непривычно чистым и ровным. Он присел на корточки и приложил к нагретой солнцем чёрной поверхности руку. День был довольно жаркий для осени, и рука чуть липла к смолянистому, разгорячённому асфальту.

На площадке стояло несколько легковых автомобилей, настолько эффектных, что Роберт не удержался и подошёл к одной из них, рассмотреть поближе. От машины горячо пахнуло маслянисто-металлическим ароматом. Яркий красный цвет изящного корпуса с округлыми линиями отливал перламутром под сияющей полиролью, каждая хромированная деталь прятала в себе маленькое озорное солнце. На колёсах, разбрызгивая по асфальту солнечные капли, сверкали никелем полусферы колпаков, а на диски были надеты чёрные, матовые покрышки с белым обводом. В рубиновой глубине задних фонарей, венчающих стремительные плавники, загадочно светились красные огоньки. На длинном багажнике гордо сиял круглый хромированный кожух реактора. Приглядевшись, Роберт узнал в автомобиле Корвегу Atomic V8, машину на ядерном ходу, которую не раз встречал в виде металлолома на пустошах. До чего же она была хороша!

Перед тем, как уничтожить себя, человечество успело вдоволь наиграться с ядерной энергетикой. Атом освещал и согревал дома, приводил в движение автомобили, поезда и самолёты, ядерными часто были даже батарейки в детских игрушках. Запасы нефти на планете подходили к концу, и, хоть бензин и был ещё в ходу, его стремительно вытеснял ядерный реактор. Тогда казалось, что наступает эра процветания, золотой век. Америка возгордилась невероятно, даже не догадываясь, что забивает гвозди артиллерийским снарядом. Но надо отдать им должное – вещи они делали прекрасные.

Закрывшись ладонями от солнца, Роберт приник к дымчатому стеклу окна. Внутри, в жаркой духоте обширного салона отсвечивали бежевым раскалённые кожаные диваны, солидно бликовал чёрный лакированный руль, и на торпедо, в тени, тихо спал радиоприёмник. Роберт с грустью вспомнил тот ржавый, обгорелый, никчёмный хлам, в который превратились все эти прекрасные автомобили в его время… Время!

Роберт посмотрел на таймер и выругался. Было уже три часа дня – пока он выбирался из лаборатории, прошло больше часа. Надо было поторапливаться, чтобы до конца рабочего дня успеть в Волт-тек. Найдя укромный угол, он достал из рюкзака заранее заготовленную одежду этой эпохи – брюки, чёрные ботинки, рубашку и шляпу, и, переодевшись, зашагал прочь от лаборатории.

Дорога, идущая от стоянки, вывела его к широкому, стремительному хайвею. Мимо, обдавая Роберта тёплым ветром, с шуршанием проносились автомобили, на другой стороне дороги простиралось соломенно-жёлтое поле, а за ним, вдалеке, трепетала в разогретом воздухе багряная кромка осеннего леса.

Зелёный прямоугольник дорожного указателя гласил: «ВАШИНГТОН 20».

«Двадцать миль! Это же минимум пять часов пешком… у меня нет столько времени» - Роберт поднял руку и стал тормозить попутную машину. Через несколько минут возле него, заслонив солнце и оглушительно пшикнув, остановился огромный рычащий тягач с гигантской белой надписью Nuka-Cola на длинном красном фургоне-прицепе. Роберт забрался на подножку, открыл тяжёлую дверь и вскарабкался в кабину.

За рулём тягача сидел крепкий мужичок средних лет, с пшеничными усами, в бейсболке и джинсовке. Из-под закатанных рукавов виднелись незамысловатые татуировки, вокруг глаз стрелками лучились морщинки.

- Привет, друг! – водитель хитро прищурился, - Куда направляешься?

- В город, - отозвался Роберт, - спасибо, что подобрали.

Кабина изнутри была обклеена фотографиями полуобнажённых красоток, на панели покачивалась фигурка гавайской девицы с гитарой.

- Да, пешком тут далековато, - водитель передвинул рычаг загорелой рукой, и многотонная фура, уверенно рыкнув, начала набирать скорость. – А что в городе?

- Мне нужно в Волт-тек. Вы не подбросите?

- Ишь ты, аж в целый Волт-тек… С радостью бы, но это не по пути, а у меня график. Но я могу тебя высадить у ворот завода Ядер-Кола, всё же лучше, чем ничего.

- Было бы здорово, - Роберт стал соображать, как ему от завода добраться до пункта назначения.

- Сядешь на метро и поедешь до станции Вернон-сквер, север, - расслабленно глядя на дорогу, проговорил водитель. – Там уже совсем рядом будет, спросишь у прохожих… Или такси поймаешь возле Ядер-Колы.

Дорога пошла на подъём. Тон двигателя стал натужным, и тягач, словно тяжёлый жук, настырно полез в гору. Водитель приоткрыл окно, кабину заполнил шум пролетающих навстречу машин и тёплый порывистый ветер.

- Осень в этом году какая-то странная, - он закурил сигарету и выдохнул сизое облако дыма в окно, где его весело подхватил встречный поток воздуха. – В это время года положено лить дождям, а посмотри-ка, что на улице творится.

- А разве обычно не так? – удивился Роберт.

- Парень, ты сам-то из каких краёв? – повернулся дальнобойщик, и, не дожидаясь ответа, продолжил. – То-то я смотрю, акцент у тебя какой-то странный… Мы с моей малышкой, - он нежно похлопал по рулю, - по стране поколесили будь здоров, и в южных штатах оно, конечно, и нормально, когда так. Но в Вашингтоне я живу с рождения, и ни разу ничего подобного не видел. Не то что бы я был против, наоборот… Лето я люблю. Но здесь такая жара в конце октября – это, ей-богу, неправильно. Ох, не к добру это.

Не успел Роберт подумать о том, насколько тот близок к истине, как тягач перевалил через высшую точку горы, и на неподготовленного выходца с пустошей обрушился потрясающей красоты вид на гигантский американский мегаполис. У Роберта перехватило дыхание. Щедро залитый солнцем, город простирался во все стороны, насколько хватало глаз. Небоскрёбы величественно возвышались над ним, как исполинские изваяния древних языческих идолов, но с такого расстояния всё равно казались игрушками. Между ними, словно мухи, сновали юркие вертолёты, степенно плыли неторопливые дирижабли. Дома, улицы, мосты, хайвеи, шпили, вышки тонули в море золотой и багряной листвы, и на миг почудилось, будто огромный город охвачен пожаром. На ковре из раскалённых крыш ленивыми котами спали клочковатые тени редких облаков.

Между тем тягач скатился с горы прямо к подножию этого гигантского муравейника. Казавшийся издалека монолитом, вблизи город рассыпался на тысячи элементов – людей, машин, магазинов, реклам, клаксонов, флагов, роботов и чёрте чего ещё. Мир, знакомый Роберту по книгам и фильмам, восстал из пепла и руин. Разум захлебнулся в потоке впечатлений и тщетно пытался зацепиться хоть за что-нибудь в этом водовороте новой информации.

Их неуклюжий грузовик не без труда пробирался через наводнённые разноцветным транспортом улицы. Был разгар рабочего дня, и тротуары были похожи на реки, несущие в обе стороны несметные полчища деловых пиджаков и строгих шляп. Огромные выпуклые экраны в тени небоскрёбов безостановочно транслировали рекламные ролики, улица ревела моторами и автомобильными сигналами, а над головой, как тёмное днище исполинского корабля, парил дирижабль с огромным логотипом «POSEIDON ENERGY».

- …чем в Америке. Но это ещё что, вот в час пик тут вообще не протолкнуться! – Водитель, оказывается, всё это время что-то увлечённо рассказывал, а Роберт за информационным шумом этого просто не замечал.

- Тут везде так людно? – к нему, наконец, вернулся дар речи.

- Не, просто здесь деловой центр, ну, знаешь, офисы, магазины… Самый муравейник. А Ядер-Кола от этого всего в стороне, там не такая толчея.

И правда, ещё через несколько кварталов шум начал стихать, а толпы – редеть. Тягач покатился свободней, и Роберт принялся с любопытством рассматривать проплывающие мимо достопримечательности. Но не успел он насладиться видами, как они уже подъезжали к большому индустриальному зданию с надписью «Nuka-Cola». Пшикнув пневматикой, тягач остановился. Роберт открыл дверь и спрыгнул с подножки на тротуар.

- Что ж, удачи, парень! Метро примерно в полумиле отсюда в ту сторону, рядом с «Хьюбрис Комикс». Станция Мейсон Дистрикт, у прохожих спроси, - водитель показал рукой и скрылся в окне.

- Спасибо! – Роберт махнул рукой. Грузовик, яростно выдохнув чёрную тучу, протащил мимо него свой длинный красный фургон и скрылся за поворотом.

Роберт осмотрелся, собираясь с мыслями. Мимо шли неторопливые прохожие, плыли редкие автомобили. За спиной что-то журчало, словно ручей. Роберт обернулся, и взору его предстало забавное сооружение, украшавшее прилегающую к заводу территорию. Оно представляло из себя довольно громоздкий бетонный фонтан вычурной формы, посреди которой возвышался постамент, венчаемый большой бутафорской бутылкой ядер-колы. Из её горлышка вытекала вода и стекала вниз, образуя на ступенях мини-водопады. Вокруг бутылки, словно элементарные частицы вокруг ядра атома, вращались металлические шарики на перекрещивающихся проволочных орбитах. Всё это струилось, журчало и искрилось в солнечных лучах. Роберт почувствовал жажду.

Оглядевшись, он направился к автомату, торгующему ядер-колой у заводских ворот. Монета с металлическим стуком исчезла в недрах автомата, на подающий лоток весело выскочила тёмно-коричневая стеклянная бутылочка с красной этикеткой и немедленно запотела на жаре. Лоб Роберта покрылся испариной, он сглотнул пересохшим горлом.

Разумеется, Роберт знал и любил ядер-колу. Это был самый популярный напиток в Америке, и его производили в таких объёмах, что даже через почти сто тридцать лет после войны, на пустошах этого добра хватало – и она по-прежнему была самой популярной. Пить её было можно, притом, даже почти не опасаясь за свою жизнь. Но она всегда была тёплая и совершенно выдохшаяся. Сто с лишним лет не пошли напитку на пользу. Тут же ядер-кола была свежая, только с завода, да ещё и холодная, как лёд.

Это был торжественный момент. Роберт привычным движением откупорил бутылку, а крышку сунул в карман. Секунду полюбовавшись, как дымок струится над горлышком, он закрыл глаза и решительно отпил.

Роберт никогда не пил настолько газированную газировку. Возможно, он слишком резко наклонил бутылку, или сделал слишком большой глоток, но ядер-кола, попав в рот, внезапно зашипела и начала интенсивно пениться. От неожиданности растерявшись, Роберт не совладал с подскочившим давлением, и газировка хлынула наружу через рот, нос, и, как ему показалось, даже через уши, едва не заляпав новую рубашку.

- Кх-кхх, тьфу… чёрт! – он отчаянно закашлялся, в носу жгло, из раскрасневшихся глаз градом катились слёзы. Ощущения экстремальные, но что-то в этом было, и Роберт, действуя уже осторожнее, с удовольствием осушил всю бутылку. День сразу же посвежел, и Роберт двинулся к спуску в подземку.


Продолжение следует.

Показать полностью
31

Fallout: расскажи-ка мне историю #4

Первая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_604...

Вторая часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_2_6...

Третья часть: https://pikabu.ru/story/fallout_rasskazhika_mne_istoriyu_3_6...


На следующее утро они снова сидели в кафетерии, завтракали пресноватой синтезированной пищей и обсуждали дальнейшие планы.

- В ущелье мы видели мёртвого человека в защитном костюме, жёлтом таком, с логотипом Волт-тек, - Роберт положил вилку в опустевшую тарелку. – Это, случаем, не один из ваших?

Ванстоун помрачнел.

- Это Лазло. Незадолго до инцидента он отправился на поверхность, делать плановые измерения… и не вернулся. Что с ним стало?

Роберт вкратце рассказал.

- Бедный Лазло… один из лучших умов своего поколения – и такой конец, - сокрушённо покачал головой профессор.

- Рядом с ним лежал какой-то прибор. Что это было за устройство?

- Это Универсальный Электронный Метеоролог Волт-тек. Делает комплексный замер параметров окружающей среды – температуру, влажность, давление, скорость ветра, уровень освещённости, уровень шума, радиационный фон… ну, ещё там отличный встроенный фонарь.

К столику подлетел Мистер помощник с кофейником и тремя чашками в механических руках. Быстрыми, точными движениями он поставил чашки, налил синтетического кофе и удалился, шурша реактивным двигателем.

- Кстати, а почему я отправляюсь один? – Роберт осторожно понюхал кофе, отпил, и лицо его приняло озадаченное выражение.

- К сожалению, неизвестно, способна ли установка переместить двоих и более, - Ванстоун пил синтетический кофе с явным удовольствием, - я остался один, и провести соответствующие испытания не удалось. Чисто теоретически – да, но…

- Да я бы и не смог, - вмешался Калеб, - в поселении от меня многое зависит, я не могу подвести людей. Я должен вернуться, и чем скорее, тем лучше.

- Я бы рекомендовал отдохнуть здесь ещё пару дней, - ответил Ванстоун, - ваш организм должен восстановиться после операции. А вам, молодой человек, - он повернулся к Роберту, - предстоят усиленные курсы истории! Мы ведь не можем без подготовки отправить вас в эпоху, о которой вы имеете довольно смутное представление.

- Я, вообще-то, фанат довоенной истории, - с жаром проговорил Роберт, - и я собираю любую информацию о тех временах, но в нашем мире книги – очень большая редкость.

- Приятно видеть юношу, который тянется к знаниям, - лицо Ванстоуна приняло одухотворённое выражение, - когда-то и я был молод, и, как зелёный росток, стремился к свету науки… Вашей беде, молодой человек, мы поможем. Здесь есть обширнейший архив, в котором, помимо библиотеки, есть собрание довоенного кино, а это, знаете ли…

- Кино? Что за «кино»?

- Оу, молодой человек, простите старика, я всё время забываю, откуда вы пришли. Рассказывать, что такое кино, не имеет смысла, это надо видеть! Скажу лишь, что кино даст вам то, чего сегодня не могут дать все книги на свете – оно покажет те времена, и покажет наглядно. Во что тогда одевались, как себя вели, о чём разговаривали… Это, ни больше, ни меньше, окно в прошлое! Ценнее кино для нас с вами сейчас ничего нет.

- С ума сойти!.. – Роберт не верил своему счастью. – Когда начинаем?

- Да хоть сейчас, - пожал плечами Ванстоун, - но можно и до завтра подождать, - он хитро улыбнулся и посмотрел на Роберта поверх очков, если хочешь, конечно, или устал, например...

- Сейчас, конечно же, сейчас! – Роберт, казалось, вот-вот лопнет от нетерпения.

Ну, хорошо, хорошо… только допей сначала кофе.


Архив лаборатории располагался на нижних уровнях и состоял из нескольких обширных помещений. Тут был зал для документов, уставленный рядами серьёзных канцелярских шкафов, уютная библиотека, выполненная в тёплых деревянных тонах, кинозал на пятьдесят мест, боковые стены которого занимали стеллажи с фильмами, а также наполненный негромким гудением и писком, мигающий индикаторами электронный архив.

- Здесь, конечно, лишь ничтожно малая часть от всех культурных достижений человечества, - сказал профессор, - однако для нашей цели, думаю, должно хватить.

- Я, должно быть, умер и попал в рай, - Роберт восхищённо озирался, как ребёнок, попавший в кондитерскую. – Я подкупил всех караванщиков и торговцев в округе, чтобы они тащили книги и журналы только ко мне, и они приносили… одну, две за полгода. О таком я и мечтать не мог!..

- Погодите, молодой человек, то ли ещё будет! – Ванстоун открыл дверь в тёмный, пахнущий прохладой и кожаными сиденьями кинозал. Роберт шагнул в проём, за спиной щёлкнул выключатель, и лампы под потолком пролили мягкий свет на ряды блестящих коричневых кресел, большой белоснежный прямоугольник экрана и полки высотой в человеческий рост вдоль бежевых стен, заполненные коробками с фильмами.

- Прошу! – Ванстоун сделал широкий жест рукой, приглашая гостей садиться. – Располагайтесь. Тааак, что будем смотреть? – он пошёл вдоль полок, ведя по ним пальцем и бормоча себе под нос. – Это не то, эт-то не тооо… Вот! Начнём со старой доброй мелодрамы. «Завтрак у Тиффани»!

Профессор зарядил голодиск в проектор, погасил свет, и мир вокруг Роберта исчез, остался лишь сияющий прямоугольник на стене. Он смотрел в экран и не верил своим глазам – перед ним разворачивалась целая жизнь, совершенно незнакомая, непонятная и в то же время безумно притягательная. Элегантные мужчины, роскошные, сытые женщины ослепительной красоты, прекрасный как мираж город – от всего этого захватывало дух и щемило сердце. Проблемы главных героев были Роберту совершенно непонятны, недоступны, но это не имело значения – он смотрел первый в своей жизни фильм.

Так началась подготовка Роберта к путешествию в исчезнувший мир. Через два дня, проводив отца, он с головой погрузился в новый, увлекательный мир кино, стараясь не упустить ни малейшей детали, поглощая информацию с жадностью, присущей только истинным фанатам дела. Ванстоун иногда присоединялся к просмотру, комментируя и объясняя происходящее на экране, а в основном, целыми днями, а иногда и ночами, пропадал в лаборатории, что-то крутил, регулировал, настраивал. Вечера они проводили в кафетерии, обсуждая сделанное и строя планы за чашкой чая или – по выходным – за бутылочкой синтетического пива. Время летело совершенно незаметно, и однажды вечером, придя в кафе, Роберт обнаружил профессора сидящим за столиком с чрезвычайно ответственным лицом.

- Добрый вечер, Роберт! Садитесь.

Роберт сел, и Ванстоун, прокашлявшись, начал:

- Прошёл уже почти год с момента нашей встречи, и мне кажется, время пришло. Вы готовы?

- Чтобы одолеть все эти фильмы и книги, понадобится, наверное, не одна жизнь, - Роберт улыбнулся и развёл руками. – Но я готов, в этом нет сомнений.

- Отлично. Пришло время для завершающей стадии подготовки. Вам необходимо знать кое-какие нюансы, без которых наша миссия не может состояться, - профессор протянул Роберту аккуратно сложенный, новенький лабораторный халат. – Одевайтесь. Пойдём в лабораторию к установке.

К установке! Ванстоун уже показывал Роберту лабораторию, однако в зал, где стояла временная установка, так и не пригласил. «Простите, Роберт, но туда я даже Помощников не пускаю. Это необходимые предосторожности – всё-таки техника очень тонкая и деликатная, мало ли что... Придёт время, и вы всё увидите!»

Они спустились на один уровень и вошли в шлюзовую камеру санитарной обработки.

- Закройте глаза, а то щипать будет, - почему-то заговорщическим шёпотом сказал Ванстоун, снял замусоленные очки, сложил и засунул в нагрудный карман. – Запотевают, - объяснил он и зажмурился.

Роберт послушно закрыл глаза и задержал дыхание. Раздалось короткое громкое шипение, и он кожей лица и рук ощутил мокрое прикосновение аэрозоля.

- Ну, вот и всё, - профессор надел очки. Дверь отъехала вверх, и они вошли в сияющий стерильной белизной лабораторный комплекс.

Они шли из помещения в помещение, мимо столов, уставленных неведомыми приборами, сияющими пробирками и компьютерами. В каждом зале стояли какие-то высокотехнологичные ящики, подмигивающие десятками огоньков, с потолка свисали сверкающие железные манипуляторы, опутанные проводами, точно лианами. Следующий зал был уставлен большими, в два человеческих роста, прозрачными баками, наполненными голубоватым подсвеченным гелем, в толще которого висели различные твари с пустошей – кротокрыс, радскорпион, гигантский муравей, дутень…

Они остановились перед стандартной лабораторной дверью. Ванстоун открыл висящую на стене коробку, обнажив светящиеся зелёным кнопки. Он набрал код, коробка мелодично пискнула и дверь с шипением уехала вверх.

Под потолком звонко и беспорядочно замигали, включаясь, лампы дневного света, и через секунду на помещение обрушился ровный поток гудящего, дистиллированного освещения.

В зале царил хаос, сдобренный внушительным слоем пыли. На столах и под столами возвышались нагромождения бумаг, приборов и чёрт знает чего ещё. Пол устилали какие-то обширные чертежи, было видно, что профессор увлечённо работал по всему залу, порой в абсолютно не подходящих для этого местах. У дальней стены выстроились в ряд шкафы с оборудованием, неподалёку от них стояли две большие, плотно исписанные формулами меловые доски, причём надписи с досок свободно переходили на соседнюю стену, занимая там почти столько же места. В центре этого научного безобразия высилась Установка, укрытая сверху пылью, как гора снеговой шапкой. Она состояла из громоздкого причудливого пульта с множеством индикаторов, ручек, кнопок, тумблеров и экранов, и двух больших вертикальных цилиндрических капсул с прозрачным окном на двери. На капсулах было написано большими жёлтыми буквами: на первой «ОТПРАВЛЕНИЕ», а на второй «ВОЗВРАТ». На сияющем металлическом боку прибора красовался жёлтый значок радиации.

- Прошу прощения за беспорядок, - потёр шею Ванстоун, - так бывает, когда не прибираешься шесть лет. Не до того было…

- Ваау… негромко протянул Роберт и восхищённо присвистнул. – Это она?

Они осторожно, стараясь не топтать расстеленные на полу бумаги, приблизились к Установке.

- Моя красавица, - гордо выпятил грудь профессор, - знакомьтесь. Двадцать пять лет напряжённой работы! Не только моей, разумеется, но, тем не менее: это просто шедевр, и в этом устройстве вся моя жизнь!

Роберт заворожённо созерцал металлические отблески приборной панели, вглядывался в тёмную зелень спящих экранов.

- Как я уже говорил, есть кое-что, что вы должны знать о нашей миссии. Помните, я рассказывал вам о пространственно-временном континууме?

- Это взаимосвязь между прошлым и будущим. Поменяв что-то в прошлом, мы по цепочке меняем и своё настоящее, - кивнул Роберт. – Помню.

- Так вот. Наш случай – небольшое исключение из правил. Неважно, что вы измените в прошлом – ведь, так или иначе, придёт ядерный удар, сотрёт все до единого следы вашего пребывания там, и цепочка изменений прервётся. Однако, убежища компании Волт-тек, как и эта лаборатория – практически единственное, что сумело пересечь этот рубеж. Это мостики, соединяющие прошлое с настоящим. И если что-то случайно изменить внутри Волт-тек – вот это уже вполне может представлять опасность для нашего с вами настоящего. Последствия могут оказаться очень серьёзными, поэтому придётся действовать максимально осторожно.

- Что это значит?

- Это значит, что мы не можем просто вломиться в любое время в главный офис Волт-тек и забрать чертежи. Даже если незаметно выкрасть их, это могут обнаружить, забить тревогу, и история неминуемо отклонится от проложенного курса.

- А что, если их просто незаметно скопировать? По-моему, это выход!

- Я уже думал об этом, - профессор снял очки и помассировал пальцами переносицу, - но всё не так просто. На документах, которые я вам показывал, стоит гриф «секретно», следовательно, чертежи либо были хорошо защищены от копирования, либо находились в прочном контейнере, либо и то, и другое вместе. Вскрывать контейнер, и вообще производить какие-либо неосторожные действия, опасно – есть шанс привлечь внимание и спровоцировать грубое нарушение континуума, этим мы заниматься не будем.

- Сдаётся мне, у вас уже есть решение, не так ли? – Роберт вопросительно посмотрел на Ванстоуна.

- Совершенно верно, - продолжил профессор, - выход я нашёл. Наиболее подходящий вариант – выкрасть чертежи за секунду до того, как взрывная волна накроет здание, и сразу же переместить в наше время. Таким образом, риск нарушения континуума сводится практически к нулю. Точное время взрыва нам известно – это 10:47 утра. Я настрою таймер модуля возврата так, что он заберёт вас прямо из-под носа у апокалипсиса, - Ванстоун нервно хихикнул, - от вас же потребуется просто держать чертежи в руках.

- Значит, мне надо как-то пробраться в главное здание корпорации, найти место, где хранятся чертежи, затаиться и ждать, поглядывая на часы? – Роберт с сомнением поглядел на профессора. – Звучит довольно просто. Если не считать того, что это корпорация правительственного значения, и здание охраняется получше главного банка страны – охранники, роботы, турели…

- Риск, разумеется, есть, но! – Ванстоун поднял указательный палец. – Дело того стоит. Тем более, что у меня уже есть план! К сожалению, на его осуществление у нас есть не более сорока четырёх часов – на большее установка пока не способна. Но должно хватить.

- В чём же состоит план?

- План следующий: надо устроиться на работу в здание. Уборщиком, охранником – неважно кем, чем мельче должность, тем ты незаметнее. Я не знаю, насколько долгой была процедура устройства на работу, но, судя по фильмам, человек проходил так называемое собеседование и уже на следующий день приступал к обязанностям – как раз вписываемся в сорок четыре часа. Днём прибываешь, вечером устраиваешься, на следующий день выходишь на работу. Совершенно законно остаёшься в здании после окончания рабочего дня и выясняешь, где чертежи. На следующее утро в нужный момент хватаешь чертежи и возвращаешься с ними сюда.

- А это точно сработает? – недоверчиво прищурился Роберт. – Звучит как-то слишком уж просто.

- Ну, это в общих чертах, - развёл руками Ванстоун. – В любом случае, более подробно распланировать не получится за неимением информации. Кроме того, другого плана у нас, увы, нет.

- Ну, хорошо, допустим, я устроился в Волт-тек. Где в здании мне искать документы?

- Я думаю, где-то в административном корпусе. Первым делом следует обыскать отделение, заведующее делами Фьючер-тек. Придётся пошарить по компьютерам.

- Но ведь информация секретная, компьютеры наверняка под паролем! Я не умею их взламывать.

- То, что они под паролем, сужает круг поиска. Если компьютер закрыт – значит, в нём важная информация. Не волнуйтесь, я дам вам устройство, способное за минуту взломать большинство компьютеров – просто подключите его в разъём, а оно всё сделает само. Я назвал его Взломщик. Знаю, знаю, - Ванстоун потешно замахал руками, - название не блещет оригинальностью, но, согласитесь, это проще, чем выговаривать «Автоматическое устройство числового декодирования», или как оно там называется… Неважно. Найдёте информацию – дальше будет проще. Вы ведь умеете взламывать довоенные замки?

- Дверные? Все это умеют. На пустошах без этого никак.

Вот и хорошо. Однако, у нас есть ещё одна проблема. Когда вы переместитесь в 2077 год, здесь, в лаборатории, будет… или лучше сказать – было? В общем, довольно людно. Учёные, обслуживающий персонал и главное: охрана. Этот объект был секретный, и уровень охраны здесь должен быть соответственный. Если вас поймают – все наши усилия, считайте, пропали даром. Выйти отсюда незамеченным не так-то просто, и я думаю, что вам стоит хорошенько изучить план коммуникаций лаборатории. Видите эту решётку? – Ванстоун указал рукой на стену. – Вам придётся взять с собой инструменты, чтобы проникнуть в вентиляцию. На поверхность по ней не выбраться, на пути будет стоять фильтрующая система. Но незаметно добраться до выхода по ней всё-таки можно. Подробный план лаборатории есть в архиве.


Через несколько дней, когда каждый поворот вентиляционных шахт был досконально изучен, они начали последние сборы: из архива был извлечён паспорт сотрудника, работавшего здесь ещё до войны, и, путём магических манипуляций с химическими реагентами, фотоаппаратом и прибором графической печати, превращён в паспорт на имя Роберта. Из сейфа в бухгалтерии появились на свет пыльные пачки денег полуторавековой давности, которые, на удивление, всё ещё были почти как новые. На специальной установке была произведена довоенная одежда. Всё это, плюс ещё кое-какие необходимые мелочи, было тщательно упаковано в компактный рюкзак.

Наступил тот самый день. Они шли через лаборатории к временной установке, и Роберт физически ощущал повисшее в воздухе напряжение.

- Когда окажетесь в прошлом, действуйте максимально осторожно, - Ванстоун сегодня был особенно всклокочен. – Не привлекайте к себе внимания, и ради бога, ни во что не ввязывайтесь. Стоит вам попасться в лапы полиции – всем нашим планам конец. Если вас отвезут в участок и запрут в камере до выяснения обстоятельств, у вас заберут все вещи, включая модуль возврата, и тогда вы не сможете вернуться назад. Вы же не хотите сгореть в ядерном огне?

- Обещаю, что буду предельно осторожен, - Роберт, конечно же, не мог ничего гарантировать, и его самого била мелкая дрожь, сердце отчаянно колотилось, как у человека, который стоит над пропастью и собирается в неё шагнуть. Кто знает, что его там ждёт? Может, установка вообще даст сбой, и он никуда не отправится, или, ещё хуже, застрянет в безвременье?

С трудом отгоняя от себя эти мрачные мысли, борясь с желанием развернуться и дать дёру из лаборатории, он следом за профессором вошёл в зал, где стояла временная установка. Профессор хрустнул пальцами.

- Что ж, молодой человек, сейчас я вам покажу, как это работает, - и, внезапно став похожим на какого-то волшебника из старой сказки, он начал колдовать над установкой.

В углу дрогнул и взвыл генератор, на приборной панели разом загорелись все индикаторы и тут же почти все погасли. Установка коротко пискнула, и Ванстоун ловко, привычными движениями начал щёлкать тумблеры – один за другим, словно запускал двигатель винтокрыла. Вспыхнули зелёным экраны, по ним побежали волнистые графики и строчки кода. К вою генератора добавилось низкое электрическое жужжание откуда-то из-под приборной панели, и охлаждающие вентиляторы на торцах корпуса с шумом пришли в движение. Ванстоун положил руку на большую круглую ручку, похожую на регулятор громкости, несколько секунд напряжённо вглядывался в один из экранов, видимо, чего-то ожидая, затем плавным, уверенным движением повернул её почти до упора. Капсула с надписью «ОТПРАВЛЕНИЕ» внезапно обросла бородой седого инея, и с неё медленно потекли вниз вязкие струи холодного пара.

Роберт, словно зачарованный, наблюдал за этой техногенной симфонией, почти забыв, зачем он сюда пришёл.

- Я настроил установку так, что вас вернёт из прошлого в ту же секунду, что и отправит, так что я вашего отсутствия даже не замечу! - сквозь шум крикнул Ванстоун. – С моей точки отсчёта, вы просто переместитесь из капсулы отправления в капсулу возврата!

Раздался звонкий щелчок, и массивная дверь на заиндевевшей капсуле с пневматическим шипением распахнулась, открывая ослепительно синий проём. С порога лениво вывалились ватные клубы и растеклись по полу.

- Роберт! – Профессор тряхнул его за плечо, выводя из оцепенения. – Залезайте!

Роберт кивнул и полез в капсулу. Тяжёлая, как люк подводной лодки, дверь плотно закрылась за его спиной, разом отсекая весь шум, и Роберта, словно подушкой по голове, оглушила внезапная тишина.

Откуда-то сверху раздался короткий треск, и в капсуле, как из рации, зазвучал искорёженный динамиком голос профессора.

- Приём! Роберт, вы меня слышите?

- Да! – Роберт растерянно завертел головой, пытаясь понять, откуда идёт звук.

- Как самочувствие?

- Порядок! – Роберт поёжился, пытаясь справиться с мелкой дрожью. – Ноги только мёрзнут!

- Это ничего… Включите модуль возврата!

Роберт нащупал на запястье модуль, похожий на большие чёрные наручные часы, и нажал кнопку. На дисплее вспыхнули красные цифры: 44:00:00

- Это обратный таймер. Как только вы окажетесь в прошлом, автоматически начнётся обратный отсчёт. Точное время вашего прибытия – 21 октября 2077 года, 13:47, четверг. Бомбы упадут двадцать третьего, в субботу, в 10:47 утра.

- Да уж, уикенд будет безнадёжно испорчен, - нервно хихикнул Роберт.

- Это мягко говоря… Вы готовы?

Роберт закрыл глаза и глубоко вздохнул, стараясь совладать с трясущимися коленками.

- Да.

- Удачи.

Мир перестал существовать.


Продолжение следует.

Показать полностью

Тест. Это фото сделано на дорогой смартфон или нет?

Сколько бы ни говорили, что смартфон нужен для работы, сложных вычислений, доступа к библиотеке всей человеческой мысли, это все отговорки. Мы-то знаем, что многие покупают его для одного — делать фоточки в инстаграм. И тут нет ничего зазорного. Мы редко помним, сколько ядер и мегагерц в процессоре телефона. Главное — насколько качественная камера.

Отличная работа, все прочитано!