klapaucjusz

klapaucjusz

Зовите меня Клапауций Станиславович. Список постов: https://docs.google.com/spreadsheets/d/1HpoNsKmteJJvp0psHKKLSsr1gKMj0ZuXnbXB0Sz6jOs
Пикабушник
поставил 2720 плюсов и 272 минуса
отредактировал 1 пост
проголосовал за 6 редактирований
Награды:
номинант «Продуктивность года – 2018»За серию постов по этимологии, лингвистике и за популяризацию науки.более 1000 подписчиков
95К рейтинг 5549 подписчиков 5676 комментариев 143 поста 143 в горячем
721

Борщевая этимология: опровержение

Написал недавно @Zeluch пост о борще, и меня попросили его прокомментировать. В посте автор путём цепочки рассуждений приходит к выводу, что изначально борщом называли квашеную свёклу. Его мнению противопоставлена гипотеза каких-то дураков-историков, которые пишут, что борщ – это первоначально борщевик:

Борщевая этимология: опровержение Лингвистика, Занудная лингвистика, Борщ, Борщевик, Этимология, Длиннопост

Вроде Zeluch и рассуждает уверенно, и на источники ссылается, но вот только стоит нам открыть этимологические словари, как мы увидим там почти единогласную поддержку гипотезы о борще-борщевике. Видимо, под «особо умными историками» как раз и имелись в виду этимологи.


Так кто же прав, пикабушник или этимологи? Ведь, как мне регулярно объясняют в комментариях, лингвисты – это такие люди, которые в собственной науке ничего не понимают, и только и умеют, что душить инакомыслие. Да и вообще:

Борщевая этимология: опровержение Лингвистика, Занудная лингвистика, Борщ, Борщевик, Этимология, Длиннопост

Попробую вступиться за этимологов, и рассказать, почему правы именно они. Начну с того, что слово борщ как обозначение супа широко распространено в славянских языках: борщ в украинском, боршч в белорусском, barszcz /баршч/ в польском, boršč /боршч/ в чешском, словацком, сербохорватском и словенском, боршч в македонском, борш в болгарском.


Однако историческая фонетика подсказывает нам, что исконными здесь являются только формы восточнославянских языков (русского, украинского и белорусского), а также польского. Все остальные заимствованы из русского.


Дело в том, что русское борщ следует выводить из праславянского *bъrščь (где ъ и ь – особые гласные звуки, š ш, č ч). Праславянское сочетание -ъr- в положении между согласными давало разные результаты в языках-потомках. Приведу несколько примеров (для лучшей читаемости в таблицу включены не все славянские языки, а также проигнорированы некоторые расхождения в значениях):

Борщевая этимология: опровержение Лингвистика, Занудная лингвистика, Борщ, Борщевик, Этимология, Длиннопост

Эти данные подсказывают нам, что праславянское *bъrščь должно было дать в чешском не boršč, а bršť /бршть/. И такую форму (хоть и устаревшую) мы в чешском действительно находим, она обозначает растение борщевик обыкновенный.

Борщевая этимология: опровержение Лингвистика, Занудная лингвистика, Борщ, Борщевик, Этимология, Длиннопост

В словенском мы бы ожидали увидеть bršč /бǝршч/. И такое слово отмечено. Это снова борщевик обыкновенный.


В польском barszcz – это не только суп, но и растение. Борщевик обыкновенный. Причём в этом значении barszcz фигурирует уже в памятниках начала XV века (Słownik staropolski 1: 67).


Перейдём к восточным славянам. Домострой сообщает нам следующее:

А в ту пору и до осѣни борщъ рѣжучи сушит, ино всегда пригодится-и в год, и в даль; и капусту все лѣто варит и свеклу, а в осень копусту солити, а свеколной росолъ ставит, а огурцы солит, а лѣтомъ прохлажаетца<…>

Из отрывка видно, что для автора этих строк в XVI веке борщ и свёкла были разными вещами.


В 1619 году англичанин Ричард Джемс посетил Россию, где составил небольшой русско-английский словарь. В нём он пишет следующее:

boursch, a herbe, which in the first of sommer they gather and boile it, which is verie good meate. Перевод: борщ – трава, которую собирают в начале лета и варят. Это очень вкусное блюдо.
Источник XVIII века совершенно недвусмысленно идентифицирует борщ как борщевик обыкновенный и заодно сообщает, что его употребляли в пищу:


Такія неплодныя мѣста продолжалися еще чрезъ 22 версты до рѣчки Иванѣевой, которая безплоднымъ мѣстамъ предѣлъ полагала; травы вездѣ лучшей имѣли видъ и тучные показалися луга, на которыхъ кусты свои распространялъ <…> борщь, котораго молодыми стеблями лакомятся крестьяна (Heracleum sphondilum) <…>[И. И. Лепехин. Продолженіе Дневныхъ записокъ путешествія Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства въ 1771 году]

Обратимся к русским диалектам. В них борщ известен в следующих значениях (Словарь русских народных говоров 3: 121-122):

1. Щи.

2 «Особенная огородная зелень». Ботва свеклы, брюквы, турнепса.

3. Борщевик сибирский.

4. Борщевик обыкновенный.

5. Пастернак посевной.


Тот же словарь сообщает нам, что жителей запечерских селений соседи прозвали борщеедами именно за употребление в пищу борща-растения (а не борща-супа).


Можно, в принципе, найти и свёклу. Так, в архангельских говорах борщ – это борщевик. А вот борщина свёкла или всё тот же борщевик (Архангельский областной словарь 2: 87). Это не должно удивлять, в говорах названия нередко переносятся с одних растений на другие (например, на Дону слово борщ записано в значении «щавель»). Но важно понять, что свёклу, пастернак или щавель борщом называли мало где, а вот борщевик – в большом количестве говоров.


Итак, для праславянского можно восстановить форму *bъrščь, причём потомки этого слова обозначают в словенском, чешском, польском и русском борщевик. Раз это значение представлено во всех трёх группах славянских языков (южной, западной и восточной), оно может претендовать на то, чтобы быть праславянским. Так что можно с уверенностью утверждать, что праславяне полторы тысячи лет назад называли словом *bъrščь борщевик обыкновенный. Возможно, уже тогда из него варили и суп. Но если и варили, то свёклы в этот суп не добавляли, поскольку этот корнеплод стал славянам известен уже после распада праславянского языка.


Дальнейшая этимология *bъrščь также ясно показывает, что этим словом обозначали растение. Его ближайшие родственники – литовское диалектное burkštinas /бýркштинас/ «дягиль лекарственный» и латышское burkšis /бýркшис/ «сныть обыкновенная». Также это санскритское bhr̥ṣṭíḥ /б˟рштих/ ‛зубец, остриё; угол», немецкое Borste и английское bristle «щетина», латинское fastigium «вершина», древнеирландское barr «верхушка». Есть гипотеза, что *bъrščь «борщевик» получил своё название из-за острых листьев.


Лишь со временем рецепт супа изменился и стал включать в себя свёклу. Благодаря исследованиям ботаника Юзефа Ростафиньского мы знаем, что в Польше изначально борщом называли суп из борщевика. В XVII веке борщ стал обозначением супа с закваской из ржаной муки. И только в XVIII веке начинают делать борщ со свёклой. По сей день в Польше помимо свекольного борща делают борщ с закваской из пшеничной муки – biały barszcz (белый борщ). А суп с закваской из ржаной муки стали называть немецким заимствованием żur /жур/ или żurek /жýрэк/.


Нечто схожее произошло и у нас, причём свекольный рецепт борща пришёл к нам, по-видимому, с Украины. Вот что нам сообщает Словарь Академии Российской (1: 290; 1789 год):

Борщевая этимология: опровержение Лингвистика, Занудная лингвистика, Борщ, Борщевик, Этимология, Длиннопост

Замена в супе борщевика на свёклу при сохранении старого названия совершенно не должна удивлять. Так, кетчуп изначально был не томатным соусом, а грибным. Котлетой раньше называли жареное свиное ребро (по-французски côte – «ребро»). В оригинальном салате оливье была не докторская колбаса, а мясо рябчика.


В исходном посте Zeluch задаёт ещё несколько вопросов, ответы на которые найти несложно. Если, конечно, читать научную литературу.


1. Почему "переборщить" - это плохо?
Удивительно слышать такой вопрос, от человека, цитирующего в своём посте словарь Даля. Ведь если дочитать статью «борщ» у Даля до конца, то в ней можно увидеть следующее:
Борщить южн. лить без толку много, через край, чрез меру; более употреб. с предлогом на и пере.

Думаю, не нужно объяснять, почему налить борща через край тарелки – это плохо.


2. Почему в записках Марка Груневега 1584 года киевляне мало того, что зачем-то мотаются за борщом на другой конец города - так еще и пьют его?

Начну с того, что Груневега звали Мартином, а не Марком. И снова мы здесь имеем дело с невнимательным прочтением источника. Груневег рассуждает о названии речки Борщовки. Ему сообщили, что она так называется, поскольку рядом находился Борщевой рынок. Далее Груневег удивляется наличию отдельного борщевого рынка, ведь русские «покупают борщ редко или никогда, потому что каждый готовит его сам у себя дома, поскольку это их повседневная еда и питье. Если бы за борщом на 1 пфенниг нужно было бы нестись за несколько миль, он, скорее, стоил бы, как вино» (см. Мартин Груневег (отец Венцеслав): духовник Марины Мнишек. Записки о торговой поездке в Москву в 1584–1585 гг. М., 2013. С. 161-162.). Действительно, странно иметь отдельный рынок борща, да ещё и довольно далеко расположенный. Однако, если рынок получил название не по супу, а по расположенным рядом зарослям борщевика (а именно такое предположение высказывает в комментариях переводчик А.Л. Хорошкевич), то всё становится на свои места.


Почему же Груневег называет борщ не только едой, но и питьём? Ответ можно найти во всё том же Словаре русских народных говоров:

Его [борща] стволы – борштевые пучки – очищают от коры и едят в сыром виде. Кроме того, из него готовят борштевые щи – отвар, который охлаждают и пьют вместо кваса.

Краткое резюме:

1. Русское слово борщ является потомком праславянского *bъrščь, которое обозначало борщевик обыкновенный. Это растение употребляли в пищу как сырым, так и в составе супа или отвара.


2. Несколько веков назад возник рецепт супа, в котором вместо борщевика использовалась свёкла. Название при этом осталось старым. Произошло это, скорее всего, на территории нынешней Украины. Оттуда рецепт попал к полякам и русским, которые также сохранили старое название при новом ингредиенте (barszcz и борщ соответственно). Уже из русского языка слово борщ было заимствовано в европейские языки (Borschtsch в немецком, bortsch во французском, borsch в испанском) как обозначение именно свекольного супа.


3. В русских говорах можно встретить слово борщина и как обозначение свёклы. Но это локальная вещь, которой противостоит широкое распространение потомков *bъrščь в значении «борщевик» не только в русском, но и в других славянских языках. Согласно принципам лингвистической географии, борщевик здесь первичен, а свёкла вторична. Кроме того, в русских говорах борщ можно найти не только как свёклу, но и как пастернак или щавель. Всё это поздние сдвиги значения.


4. Самостоятельные исследования в области истории слов – это здорово и увлекательно, но если ваши собственные выводы противоречат консенсусному мнению профессиональных этимологов, не спешите объявлять их дураками, задумайтесь, не упустили ли вы чего-то.


Литература:

Аникин А.Е. Русский этимологический словарь. Выпуск 4. М., 2011. С. 101-102.

Невойт В.И. Борщевые щи // Русская речь, 1990, №4. С. 122-126.

Шанский Н.М. Этимологический словарь русского языка. Выпуск 2. М., 1965. С. 173-174.

Этимологический словарь славянских языков. Выпуск 3. М., 1976. С. 131-132.

Rostafiński J. Burak i Barszcz. Nazwa i rzecz. Ich pochodzenie i znaczenie w kolei czasów // Rozprawy i sprawozdania z posiedzeń Wydziału Filologicznego Akademii Umiejętności. Tom VIII, 1880. S. 314-339.

Słownik prasłowiański. Tom 1. Wrocław, Warszawa, Kraków, Gdańsk, 1974. S. 422.

Urbutis V. Lie. burkštinas ir sl. bъrščь // Baltistica XVII (1), 1981. P. 13-15.

Показать полностью 4
577

Почему английская орфография такая странная-8: busy, build, bury

Задавались ли вы когда-либо вопросом, почему англичане пишут /бизи/ «занятый» как busy, а не bisy? Почему /бери/ «хоронить» – это bury, а не bery? И зачем нужна буква -u- в слове build /билд/ «строить»?


Ответ на эти вопросы следует начать с того, что в древнеанглийском был особый звук, обозначавшийся на письме как y. В современном английском его нет, но зато он есть в немецком (ü как в Tür «дверь»), французском (u как в nu «голый») или финском (y как в yksi «один»). Подробнее я писал об этом в посте о классификации гласных.


В говоре Лондона, лёгшем в основу современного литературного английского, y в определённый момент перешёл в i. Соответственно, долгий ȳ дал долгий ī (и впоследствии в ходе Великого передвижения гласных дифтонг /ай/).


Несколько примеров:

Почему английская орфография такая странная-8: busy, build, bury Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Однако так ситуация выглядела в англских (мерсийском и нортумбрийском) диалектах древнеанглийского. В кентском же y перешёл в e.


Карта древнеанглийских диалектов:

Почему английская орфография такая странная-8: busy, build, bury Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Несколько кентских слов попало в литературный английский.

Почему английская орфография такая странная-8: busy, build, bury Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Что интересно, древнеанглийское слово dynt /дюнт/ раздвоилось, войдя в литературный язык в англском (dint «вмятина») и кентском (dent «вмятина») вариантах.


Тем временем в уэссекском диалекте y ещё некоторое время сохранялся. Правда после норманнского завоевания это звук стали записывать по французскому образцу как u. Ряд уэссекских слов был заимствован в говор Лондона, причём поскольку звука y в Лондоне уже не было, при заимствовании его заменяли на u (как русский /у/ в слове тут, в дальнейшем этот звук поменял своё качество на близкое /а/).


Примеры:

Почему английская орфография такая странная-8: busy, build, bury Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Вынесенное в заглавие поста слово busy является представляет собой интересный случай. Оно продолжает древнеанглийское bysiȝ /бюзий/, что закономерно дало в англских диалектах bisy /бизи/. У Чосера мы его в таком виде и находим:

Nowher so bisy a man as he ther nas;
And yet he semed bisier than he was.
Работник ревностный, пред светом целым -
Не столько был им, сколько слыть умел им.

Однако в конечном итоге, как мы знаем, победило уэссекское написание этого слова через -u- при сохранении англского произношения.


Схожа история слова bury /бери/ «хоронить». Оно является потомком древнеанглийского byrȝan /бюрйан/. В литературный язык оно вошло в уэссекском написании, но с кентским произношением.


Ещё более шизофреничен глагол build /билд/ «строить». Этот потомок древнеанглийского byldan /бюлдан/ при англском произношении ухитряется совмещать англское и уэссекское написания.

Почему английская орфография такая странная-8: busy, build, bury Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Литература:

Upward Ch., Davidson G. The History of English Spelling, 2011. Pp. 62-63.


Предыдущие посты цикла:

Почему английская орфография такая странная: gh

Почему английская орфография такая странная-2: island

Почему английская орфография такая странная-3: -tion

Почему английская орфография такая странная-4: love

Почему английская орфография такая странная-5: wh

Почему английская орфография такая странная-6: ch, ph, sh, zh, kh

Почему английская орфография такая странная-7: th

Показать полностью 5
874

Почему евреи – жиды

Продолжаю цикл постов об этимологии этнонимов. Сегодня поговорим о слове жид.

Почему евреи – жиды Лингвистика, Занудная лингвистика, Евреи, Иврит, Русский язык, Этимология, Словенский язык, Длиннопост, Текст

Начать следует с того, что в русском языке это слово довольно долго было нейтральным. Только в XVIII-XIX веках оно начинает восприниматься как негативное и постепенно перестаёт употребляться в качестве основного обозначения евреев. Еще в XIX веке название оперы Галеви ‘La Juive’ было переведено как «Жидовка».


В древнерусском слово жидъ было главным обозначением евреев. Пример из Повести временных лет:

моисѣи же събравъ люди жидовьскыꙗ поиде ѿ землѧ егупетъскыꙗ

В части других славянских языков это по-прежнему основное слово. Например, в польском (Żyd), чешском (Žid) и словенском (Žid). Есть, конечно, и нюансы. Так, в польском żyd может использоваться и как оскорбление («скупердяй»).


То, что это слово присутствует во всех трёх группах славянских языков (восточной, западной и южной) даёт основания задуматься о его праславянской древности. Праформу можно восстановить как *židъ (где ž = ж, а ъ – особый гласный).


Источник этого слова этимологи видят в романских языках. Например, в итальянском есть слово giudeo /джудэо/ «иудей». Из какой-то близкой формы могло быть заимствовано и праславянское *židъ. Звука дж в позднем праславянском не было, поэтому при заимствовании его заменили на ж (это называется субституция). Сложнее объяснить гласный -i- в корне, но, вероятнее всего он стоит на месте ü (как в немецком Tür). В ряде романских языков и диалектов действительно был переход u > ü. Поскольку в праславянском ü опять же не было, субституция ü > i вполне понятна. Чешский учёный Вит Бочек реконструирует романскую форму, из которой мог быть заимствован *židъ как *(d)žüdĕ́w /(д)жюдэў/.


С романскими языками славяне столкнулись, когда стали заселять Балканы (с VI века). Местное романоязычное население они постепенно ассимилировали (последними были носители далматинского языка аж в XIX веке), заимствовав ряд слов. Некоторые заимствования «сделали карьеру» и от южных славян попали в западно- и восточнославянские языки. Как показывает история слова король, такое было возможно ещё даже в VIII-IX веках.


Итальянское giudeo, как и, например, французское Juif /жўиф/, является потомком латинского Iudaeus /йȳдáэус/ «иудей, еврей» (здесь и далее макрон над гласным обозначает его долготу). Римляне же заимствовали это слово из греческого Ἰουδαῖος /иȳдáйос/ «иудей». Наконец в греческий оно попало непосредственно из иврита: יְהוּדִי /йǝхȳдӣ/ «еврейский, иудейский», יְהוּדָה /йǝхȳдā́/ «Иудея».


По библейской легенде Иудея – это земля Иуды, четвёртого сына Иакова. Происхождение имени также даётся в Библии:

И еще зачала и родила сына, и сказала: теперь-то я восхвалю Господа. Посему нарекла ему имя Иуда. И перестала рождать. (Бытие 29:35)

В русском переводе, конечно, связь между Иудой и восхвалением не очень понятна. В оригинале же «восхвалю» - אוֹדֶה /ōдэ/. Тем не менее, связать йǝхȳдā́ и ōдэ по законам исторической фонетики не получится, и в данном случае мы имеем дело с народной этимологией.


Польский семитолог Эдвард Липиньский предложил взамен этимологию научную. Он сравнил йǝхȳдā́ с арабским словом وَهْدة /ўахда/ «ущелье, овраг». На первый взгляд сходство невелико. Однако следует помнить, что в иврите начальный ў- перешёл в й-. Приведу несколько примеров:

Почему евреи – жиды Лингвистика, Занудная лингвистика, Евреи, Иврит, Русский язык, Этимология, Словенский язык, Длиннопост, Текст

Далее нужно знать, что в семитских языках смысловую нагрузку в корне несут согласные (чаще всего корни состоят из трёх согласных), а вот для словоизменения и словообразования используются гласные, стоящие между этими согласными. В частности, существует модель образования причастий и прилагательных qatūl (от арабского قَتُول «смертельный»). Как видно из названия, берём трёхсогласный корень C-C-C и вставляем между согласными гласные -а-ȳ-, получая причастие или прилагательное. Например, первый глагол из таблицы выше, יָרַד /йāрад/ «спускаться», даёт нам прилагательное יָרוּד /йāрȳд/ «низкий, плохой». По этой модели, кстати, образовано имя Барух (בָּרוּךְ «благословенный»).

Почему евреи – жиды Лингвистика, Занудная лингвистика, Евреи, Иврит, Русский язык, Этимология, Словенский язык, Длиннопост, Текст

Если у нас есть корень й-х-д, то по этой модели мы получаем формы прилагательного йāхȳд «ущелистый» и йǝхȳдā «ущелистая». В таком случае словосочетание אֶרֶץ יְהוּדָה /’эрэċ йǝхȳдā/ (Второзаконие 34:2) следует понимать не как «земля Иуды», а как «ущелистая земля». Это очень хорошо согласуется с тем, что Иудея – регион гористый.


Поскольку со временем корень й-х-д исчез из языка, слово йǝхȳдā перестало быть прозрачным, его первоначальный смысл забылся, и оно стало уже только именем собственным – Иудея. После этого возникла классическая топонимическая легенда, выводящая название страны от имени мифического прародителя по имени Иуда (в результате это имя вошло в обиход, и его носил самый знаменитый предатель в истории человечества). Аналогичным образом, вопреки легенде, у поляков никогда не было праотца Леха.


Вот по такому маршруту к нам добралось слово жид. Однако после крещения Руси оно пришло к нам из греческого снова. На этот раз книжным путём, через старославянское посредство. Первоначально как июдѣи, затем с большей ориентацией на греческое произношение – иоудѣи (= современное иудей).


Правда, словенцы нас в этом отношении переплюнули. К ним это слово попало трижды. Первый раз как Žid. Второй раз из немецкого – Jud /юд/. В третий раз как čifut /чи́фут/ из сербохорватского Čifut, которое было заимствовано из турецкого Çıfıt /чыфыт/, которое было заимствовано из персидского جهود /джухȳд/, которое было заимствовано из иврита. В словенском эти три слова распределились стилистически. Čifut – это явное оскорбление, Žid в последнее время стало восприниматься как негативно окрашенное и уступать Jud, которое считается более нейтральным. В словенском переводе «Мауса», из которого взята первая картинка в посте, немцы и поляки используют слово Žid, а сами евреи Jud.

Почему евреи – жиды Лингвистика, Занудная лингвистика, Евреи, Иврит, Русский язык, Этимология, Словенский язык, Длиннопост, Текст

Теперь сведём это всё в упрощённую схему:

Почему евреи – жиды Лингвистика, Занудная лингвистика, Евреи, Иврит, Русский язык, Этимология, Словенский язык, Длиннопост, Текст

Источники:

Boček V. Studie k nejstarším romanismům ve slovanských jazycích. Praha, 2010. S. 113-119.

Ernout A., Meillet A. Dictionnaire étymologique de la langue latine. Paris, 2001. P. 326.

Lipiński E. L'étymologie de "Juda" // Vetus Testamentum, 23 (3), 1973. P. 380–381.

Snoj M. Slovenski etimološki slovar. Ljubljana, 2016. S. 111-112.


Предыдущие посты цикла:

Откуда есть пошло заморское слово "чао"

Почему Венгрия по-украински – Угорщина

Почему поляки – ляхи

Почему поляки – пшеки

Показать полностью 4
1363

Сноха и сношаться: этимологический комментарий

Попросили меня недавно прокомментировать вот такой пост:

Сноха и сношаться: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Русский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Сноха

Сразу скажу, что интуиция подвела @vika.dark. Во-первых, всегда надо помнить, что внешне похожие друг на друга слова не обязательно родственны, сходство может быть и случайным (см. отдельный пост об этом). Во-вторых, нельзя рассматривать языковые факты изолированно, системный подход – это наше всё.


Что это значит на практике? Для начала то, что если учёный хочет установить этимологию русского слова, он обязательно проверит, как оно выглядит в древнерусском и в диалектах, а также то, есть ли у этого слова родственники в других славянских языках.


Сразу выясняется, что в древнейших русских памятниках мы находим форму снъха. Например, в надписи №307 (1170-1180 гг.) из киевского Софийского собора:


многопечалнаѧ андрѣева снъха

Напомню, что буква ъ в раннем древнерусском в отличие от современного русского обозначала особый гласный звук, который в одних позициях исчез, а в других перешёл в о. Например, сънъ > сон, мъхъ > мох.


Теперь заглянем в другие славянские языки. Родственники нашей снохи там вполне представлены: словенское snaha, сербохорватское снаха, польское диалектное sneszka /снэшка/ с закономерным отражением *ъ (ср. слвн. mah, схр. мах, пол. mech /мэх/ «мох»). Это даёт нам основания восстанавливать праславянскую форму *snъxa.


На первый взгляд, проблематичны болгарская и чешская формы: снаха и snacha /снáха/ соответственно. Ведь в этих языках мы бы ожидали снъха и snecha /снэха/. Объясняется это тем, что в обоих языках это заимствования из сербохорватского. В болгарских диалектах мы находим закономерное снъха, а в чешский snacha попало лишь в XIX веке, когда будители чешского народа активно тянули лексику из других славянских языков (о заимствованиях из русского я делал отдельный пост).


Уже на этом этапе мы можем попрощаться с мыслью о родстве снохи и сношать. Первое – потомок праславянского *snъxa. Второе явно родственно носить (праславянское *nositi), на что напрямую указывает глагол сноситься «входить в сношения, переговоры, устанавливать связь», и законы историческое фонетики не позволяют считать сноху и сношать родственными.


Также я должен напомнить, что «сексуальное» значение у сношаться и сношения – вещь поздняя, совсем недавняя. Первоначально сношение – это «связь, общение», чаще всего дипломатическое. Первые примеры известны с XVIII века:

И, едучи Полшею, чтоб король ни с кем сношения с поляками не имел, також бы полякам обид никаких не чинил и все потребное покупали б от поляков за свои деньги. [А. М. Макаров (ред.). Гистория Свейской войны (Поденная записка Петра Великого) (1698-1721)]
Хотя так знатной город Оренбург строить начат, токмо без всякого архитектурнаго порядка, того ради сим императорской Академии наук почтенно представляю, чтоб химика по сношению с Медицинскою коллегиею, живописца и архитектора искусных благоволила приискать, а между тем хороших на немецком языке архитектурных книг, купя, прислать. [В. Н. Татищев. Письмо в Академию наук (1737)]

И всего каких-то сто лет назад М.М. Бахтин употреблял слово сношаться безо всякого сексуального подтекста:

Ибо наружность должна обымать и содержать в себе и завершать целое души ― единой эмоционально-волевой познавательно-этической установки моей в мире, ― эту функцию несет наружность для меня только в другом: почувствовать себя самого в своей наружности, объятым и выраженным ею, я не могу, мои эмоционально-волевые реакции прикреплены к предметам и не сношаются во внешне законченный образ меня самого. [М. М. Бахтин. Автор и герой в эстетической деятельности (1920-1924)]

Но вернёмся к снохе. Какова этимология праславянской формы *snъxa? Идём тем же путём: проверим, есть ли родственные слова в других индоевропейских языках. И они есть: санскритское snuṣā́ /снушáа/, латинское nurus, древнегреческое νυός /нюóс/, армянское устаревшее նու /ну/, немецкое устаревшее Schnur /шнур/ и другие. На первый взгляд они на нашу сноху не очень похожи, но здесь опять же надо знать законы исторической фонетики.


Так, нам известно, что праславянский звук *ъ продолжает более старый *u, а *x – из *s в определённых условиях. Это значит, что в раннем праславянском наш корень звучал как *snus-.


Теперь возьмём латинское nurus. Известно, что в латыни -s- между гласными перешёл в -r-. Об этом сообщал, например, Варрон:


Во многих словах, в которых древние произносили s, позже стали произносить r: foedesum – foederum «союзов», plusima – plurima «величайшая», meliosem – meliorem «лучшего», asenam – arenam «песок».

Это значит, что nurus вполне может быть из *nusus. Идём дальше. Звук s- исчезал в латыни и греческом в начале слова перед рядом согласных, включая n. Пара примеров:

Сноха и сношаться: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Русский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Сноха

Получается, что мы можем продолжить ряд: nurus < *nusus < *snusos. К тому же *snusós можно легко возвести и греческое νυός /нюóс/, поскольку s в греческом выпадал между гласными, а всякий u переходил в ü.


Как я уже писал выше, наша *snъxa тоже из *snus-. Отличия в окончании между праславянским с одной стороны и латынью и греческим с другой объясняются легко. В латыни и греческом существительные на -us / -ος были по большей части мужского рода, но могли быть и женского (это как раз случай nurus / νυός), праславянский же несколько упростил картину: все подобные существительные были переведены в более обычное для женского рода склонение на -a.


Выходит, что долгие тысячи лет (6-7 минимум) наши предки называли жену сына одним и тем же словом, которое не так уж сильно изменило свой облик за это время: *snusós > *snъxa > сноха. И лишь распад традиционной модели семьи привёл к тому, что это слово постепенно стало уходить из нашего обихода. По сравнению с этой древностью слово сношаться появилось будто вчера.


Реконструкция праиндоевропейских терминов родства (Mallory J.P., Adams D.Q. The Oxford Introduction to Proto-Indo-European and the Indo-European World. Oxford, 2006. P. 217):

Сноха и сношаться: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Этимология, Русский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Сноха

Но можно ли пойти дальше, и найти дальнейшую этимологию праиндоевропейского *snusós? С этим уже сложнее: родственников этого слова на более глубоком уровне мы не знаем. Было сделано несколько попыток связать его с другими праиндоевропейскими корнями, но они скорее гадательны. Наиболее любопытных отсылаю к следующим источникам:


Трубачёв О.Н. История славянских терминов родства и некоторых древнейших терминов общественного строя. М., 2009. С. 131-133.

Wodtko D.S., Irslinger B., Schneider C. Nomina im Indogermanischen Lexikon. Heidelberg, 2008. S. 625-626.


Краткое резюме:

1. Сноха и сношать никак не родственны. Сходство случайно.

2. На самом деле русское слово сноха является потомком праславянского *snъxa (ъ – особый гласный), а то – праиндоевропейского *snusós.

3. Сношаться и сноситься образованы от носить. Первоначально эти глаголы не имели «сексуального» значения, его они приобрели сравнительно недавно.


Но что же делать человеку, который просто размышлял об этимологии того или иного слова, и его внезапно осенило? Во-первых, помнить об эффекте Даннинга-Крюгера. Во-вторых, осознавать, что уже двести лет специально обученные люди в поте лица двигают вперёд индоевропейскую и славянскую этимологию. Поэтому пришедшую вам в голову идею следует сверить, скажем, со словарём Фасмера. Сошлось? Отлично! Не сошлось? Ничего страшного, этимология – это не столь лёгкое занятие, как кажется на первый взгляд.

Показать полностью 2
474

Здесь и сдесь: что было раньше?

Без сомнения написание сдесь – одна из самых ненавистных для граммар-наци ошибок:

Здесь и сдесь: что было раньше? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Этимология, Длиннопост

Но что, если я скажу вам, что с исторической точки зрения правильнее было бы писать сдесь?


Впрочем, давайте по порядку. В древнерусских памятниках на месте здесь мы находим зде. Более того, именно такая форма, zde, сохранилась в чешском языке.


И приехавши не вси плъци к граду, начаша кличюще въпрашивати, въпиюще и глаголюще: "Есть ли зде князь Дмитрий? "Они же из града с заборолъ отвѣщавше, рекошя: "Нѣтъ". [Повесть о нашествии Тохтамыша (1382-1400)]
"Zde to není špatný," navazoval dál Švejk rozmluvu, "tahle pryčna je z hlazeného dříví".
Здесь недурно, ― попытался завязать разговор Швейк. ― Нары из струганого дерева.

Из этого следует, что здесь – это сложение зде + сь, где сь – это старое местоимение со значением «этот». Читателю оно лучше известно в форме с наращением: сей. Аналогичное -сь мы находим в просторечном вчерась и устаревшем днесь «сегодня».


При этом само зде появилось на месте более древнего сьде, известного из древнейших древнерусских и старославянских памятников:


тꙑ стани тамо или сѧди сьде
«ты стань там, или садись здесь» (Христинопольский апостол, XII век)

Отмечу, что в старославянском и раннем древнерусском буквы ъ и ь обозначали особые гласные звуки, которые условно принято называть редуцированными. В определённое время редуцированные гласные стали исчезать, что оказало серьёзное влияние на звуковой облик многих слов. До падения редуцированных сьде произносилось в два слога: сь-де. После того, как звук ь исчез, с и д оказались в непосредственном соседстве. При этом с – глухой звук, а д – звонкий. Русский язык такие сочетания не любит, в группе согласных все должны быть глухими или звонкими (единственный звук, на который это правило не распространяется – в). Соответственно, с пришлось озвончиться. А звонкая пара к с – это з. Так из сьде мы получили зде.


Несколько аналогичных примеров для понимания:

Здесь и сдесь: что было раньше? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Этимология, Длиннопост

Что касается сьде, то оно не случайно рифмуется с къде «где» и вьсьде «везде». Более того, из древнерусских памятников мы знаем слова инъде «в другом месте» (ср. чешское jinde /йиндэ/ «в другом месте»), овъде «там» (ср. сербохорватское ovdje /óвдйе/ «здесь»), онъде «там».


Во всех этих словах можно выделить частицу -де, родственники которой нам известны из других индоевропейских языков. Например, из древнегреческого:

οἶκος /ойкос/ «дом» – οἶκόν-δε /ойкон-дэ/ «домой»; 

οὐρανός /уранос/ «небо» – οὐρανόν-δε /уранон-дэ/ «на небо»;

φυγή /п˟югээ/ «бегство» – φύγα-δε /п˟юга-дэ/ «в бегство».


Несложно отождествить и первую часть: сь – это всё то же местоимение со значением «этот». Аналогичным образом къ из къде – это вопросительное местоимение, которое с другой частицей стало звучать как къто > кто. С прочими словами всё ещё очевиднее:

вьсьде = вьсь «весь» + -де

инъде = инъ «другой» + -де

овъде = овъ «тот» + -де,

онъде = онъ «тот» + -де.


Выходит, что здесь = сь + де + сь, где сь значит «этот», а -де – частица со значением места. Дублирование сь нас смущать не должно, у местоимений и наречий такое случается. Например, в русском: вот этот вот. Или в чешском: tenhleten /тэнғлетэн/ «этот» (дословно что-то вроде «этот вот этот»).


После падения редуцированных слово сьде стало звучать, а затем и писаться, как зде, что закреплено в современной орфографии. Те же самые фонетические процессы произошли, например, в глаголе съдѣлати, который мы сейчас произносим как /зделать/, однако пишем как сделать, поскольку было решено приставку с- всегда писать одинаково, вне зависимости от звучания.


Выходит, что писать здесь, но сделать – несколько непоследовательно. Логичнее было бы здесь и зделать (в соответствии с произношением) или сдесь и сделать (в соответствии с происхождением). Тем более, что во время орфографической реформы 1918 года было решено приставки без-/бес-, воз-/вос-, из-/ис-, раз-/рас-, через-/черес- писать в соответствии с произношением: возделать, но вострубить, разделать, но раструбить. До революции писалось по иным правилам: разсказъ, возсіять, изсякнуть, безполезный, черезчуръ.


Если бы реформаторы распространили это правило и на приставку с-, то сейчас граммар-наци ругались бы на тех, кто пишет сделать, а не зделать.


Ещё нелогичнее в рамках текущих правил писать свадьба при наличии однокоренных сват и сватать. Ведь мы пишем волшба, косьба и просьба (волшебник, косить, просить), а не волжба, козьба и прозьба. Но это уже другая история.


Источники:

Słownik prasłowiański. 1979. Tom 3, strona 26.

Dunkel G.E. Lexikon der indogermanischen Partikeln und Pronominalstämme, 2014. Band 2, Seite 148.

Показать полностью 1
337

Купить и купец: этимологический комментарий

Продолжаю цикл постов по «экономической» этимологии. Прошлый пост был о слове платить, теперь же поговорим о купить и купце.

Купить и купец: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Этимология, Длиннопост

Как и платить, оба этих слова праславянской древности, то есть как минимум полторы тысячи лет тому назад наши предки уже хорошо знали, что такое торговля.


Для наглядности покажу, как выглядят потомки четырёх праславянских слов, связанных с торговлей, в нескольких славянских языках.

Купить и купец: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Этимология, Длиннопост

Однако, если глаголы платить и продать – слова исконно славянские, то в купить этимологи видят заимствование.


Дело в том, что в германских языках есть аналогичный корень с той же семантикой: готское kaupon «торговать», древнескандинавское kaupa «покупать», немецкое kaufen «покупать», Kaufmann «купец», древнеанглийское ċēapian «торговать, покупать», современное английское cheap «дешёвый» и многие другие.


Эти данные позволяют реконструировать для прагерманского языка слова *kaupaz «покупка», *kaupamannz «купец», *kaupjaną / *kaupōną «покупать» и некоторые другие от того же корня.


Соотношение гласных корня между праславянским *kupiti и прагерманским *kaupjaną нас смущать не должно: в праславянском *au и *ou давали *u. Зато прагерманские согласные здесь не могут напрямую соответствовать славянским (об этом см. отдельный пост).


Это значит, что мы имеем дело с заимствованием. Поскольку корень реконструируется для прагерманского, то заимствовать должны были славяне у германцев (почему так, я рассказывал в посте об этимологии слова князь). Вероятнее всего, в праславянский это слово попало из готского.


Однако и у германцев корень *kaup- заимствован. Как это чаще всего бывает, из латыни, в которой было слово caupō /кáўпоо/ «кабатчик, трактирщик; торговец (презрительно)». К слову сказать, нейтральное обозначение купца в латыни – mercātor /мэркáатор/, причём корень этого слова германоязычные народы тоже заимствовали (а от них позднее и мы – ярмарка, маркетолог, маркетинг).


В древнегреческом есть слово, похожее на латинское: κάπηλος /кáпээлос/ «мелкий торговец, лавочник, торговец в разнос; трактирщик, кабатчик; торгаш, плут, мошенник». Поскольку греческое и латинское слова нельзя свести к одной праформе, весьма вероятно, что в обоих языках – это заимствование из какого-то вымершего средиземноморского языка (и в греческом, и в латыни таких случаев хватает).


Что интересно, финские слова kauppa «магазин» и kaupunki «город» заимствованы у скандинавов, и корень в них всё тот же.


Теперь сведём всё в упрощённую схему. Линия означает наследование или деривацию, а стрелочка – заимствование.

Купить и купец: этимологический комментарий Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Этимология, Длиннопост

Литература:

Этимологический словарь славянских языков. Выпуск 13. М.: Наука, 1987. С. 109-112.

Beekes R. Etymological Dictionary of Greek. Leiden – Boston: Brill, 2010. P. 638.

Orel V. A. Handbook of Germanic Etymology. Leiden – Boston: Brill, 2003. P. 211.

Pronk-Tiethoff S. The Germanic Loanwords in Proto-Slavic. Amsterdam – New-York: Rodopi. Pp. 112–113.

de Vaan M. Etymological dictionary of Latin and the other Italic languages. Leiden – Boston: Brill, 2008. P. 100.

Показать полностью 3
1353

Упрощается ли русский язык?

Вышел недавно у @vetyk из @Cat.Cat пост «Какие времена русский язык потерял», и @GRimZZZ попросил меня его прокомментировать. В посте рассказывается о том, что в древнерусском было 4 прошедших времени, а в современном осталось лишь одно. Это верно, но в силу несколько однобокой подачи материала и венчающей пост картинки, у некоторых читателей, несмотря на все оговорки автора, сложилось превратное представление о реальном положении вещей.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

Я решил, что тема заслуживает несколько более подробного разбора, который позволит заодно ответить на вопрос, который мне неоднократно задавали в комментариях: правда ли, что языки со временем упрощаются?


Чтобы ответить на этот вопрос, надо взять временной период побольше. Как известно, русский является потомком древнерусского. Древнерусский – праславянского, а праславянский – праиндоевропейского. С праиндоевропейского мы как раз и начнём.


В раннем праиндоевропейском глагольная система была не особо сложной:

- 3 лица;

- 2 числа;

- 2 вида: статив (состояние) и эвентив (действие);

- 2 залога: активный и средний (когда действие направлено на субъект или в пользу субъекта речи);

- 2 наклонения (изъявительное и повелительное).


Заметьте, что категории времени не было. Поскольку в рамках статива залоги и наклонения не различались, а в повелительном наклонении не было форм первого лица, в общей сложности это даёт нам всего 22 глагольные формы, если не учитывать причастия.


Однако в дальнейшем праиндоевропейская глагольная система начинает усложняться. Во-первых, эвентив разделяется на две части уже с временны́м противопоставлением: настоящее время и аорист (прошедшее). Статив преобразуется в перфект (когда действие произошло в прошлом, но результат имеется в настоящем). Так мы получаем троичную оппозицию: настоящее время – аорист – перфект.


Появляются два новых наклонения: сослагательное (конъюнктив) и желательное (оптатив). Наконец, возникает двойственное число, что резко увеличивает количество форм. В общей сложности их теперь выходит 67.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

В дальнейшем, после распада праиндоевропейского языка глагольная система в языках-потомках местами упрощалась, местами усложнялась.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

В части языков появилось будущее время, которого не было в праиндоевропейском. В прабалтославянскую эпоху оно образовывалось при помощи суффикса -s-, и это до сих пор хорошо сохранилось, например, в литовском.


Затем праславянский это будущее утрачивает. Также теряются перфект, средний залог и сослагательное наклонение. Желательное наклонение начинает использоваться в значении повелительного, а старые формы повелительного исчезают.


Однако появляются и новые формы. Возникает новое сослагательное наклонение и новые времена: имперфект (длительное или многократное действие или состояние), перфект и плюсквамперфект (действие в прошлом, предшествующее другому действию в прошлом). Появляется страдательный (пассивный залог). Кроме того, праславянский глагол обогатился инфинитивом и супином (форма, обозначающая цель при глаголах движения). В праславянском было положено начало формированию категории вида.


Выходит, что в позднем праславянском у нас была такая система:

- 3 лица;

- 3 числа;

- 5 времён (настоящее, аорист, имперфект, перфект, плюсквамперфект);

- 2 залога (действительный и страдательный);

- 3 наклонения (изъявительное, повелительное, сослагательное);

- 3 рода.


Всего получается 60 форм (не считая инфинитива, супина и причастий) в активном залоге. С учётом пассивного это число надо умножать на два. При этом там, где использовались причастия, различался род субъекта речи (как в современном русском: он делал, она делала, оно делало), что дополнительно увеличивает количество форм одного глагола, но это я уже учитывать не буду.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

Выходит, что ранний древнерусский унаследовал от праславянского целых четыре прошедшего и ни одного будущего.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

Не слишком удивляет, что уже в самую раннюю доступную для наблюдения эпоху мы видим, как исчезают прошедшие времена и формируется будущее.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

Берестяные грамоты с самого начала демонстрируют нам господство перфекта в любых значениях, а вот в других письменных памятниках обнаруживается полный набор времён. Объясняется это так, что в живой древнерусской речи XI-XII веков аорист, имперфект и плюсквамперфект постепенно исчезали, но на письме сохранялись, во многом благодаря влиянию древнеболгарских текстов (а даже в современном болгарском весь этот богатый набор прошедших времён вполне жив). Чем ближе к нам, тем чаще книжники ошибались в образовании форм аориста и имперфекта.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

Для XIII века можно говорить о системе из всего двух прошедших временах – перфекте и новом, «русском» плюсквамперфекте (неслъ былъ). Последний передавал в том числе действие, не достигшее результата, или результат которого был отменён. И у нас сохранились его реликты – это конструкции типа хотел было или пошёл было. Ещё один остаток такого давнопрошедшего времени – это традиционный зачин сказок (жили-были). Как самостоятельная форма плюсквамперфект перестаёт существовать в XVI-XVII веках, и мы остаёмся с единственным прошедшим временем, бывшим перфектом.


Одна из причин, по которым стало возможно такое сокращение количества прошедших времён, это становление категории вида. Мы и в современном русском различаем точечное или результативное действие (сделал) и длительное или незавершённое (делал), но уже при помощи не аориста/имперфекта/перфекта, а благодаря противопоставлению несовершенного вида совершенному. Так что в одном месте убавилось, а в другом прибавилось.


Перейдём к будущему. Для нас кажется странным, что в древнерусском не было отдельной формы будущего времени (исключение – глагол быти буду), но, например, финны без него прекрасно обходятся, зато у них три прошедших: имперфект, перфект и плюсквамперфект.


В древнерусском, как и в финском, формы настоящего времени могли обозначать и действие в будущем. Например, один персонаж Повести временных лет говорит:

николиже всяду на конь, ни вижю его боле того
«Никогда не сяду на коня и не увижу его больше»
Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

Однако в древнерусском были и специализированные конструкции со значением будущего. В первую очередь это глаголы имѣти, хотѣти, начати, почати + инфинитив. Вот, например, эпизод из древнерусской «Битвы экстрасенсов» во время языческого восстания в Новгороде:

И раздѣлишася надвое: князь бо Глѣбъ и дружина его сташа у епископа, а людье вси идоша за волъхва. И бысть мятежь великъ вельми. Глѣбъ же, возма топоръ подъ скутъ, и приде к волъхву и рече ему: «То веси ли, что утрѣ хощеть быти, что ли до вечера?» Онъ же рече: «Все вѣдаю». И рече Глѣбъ: «То вѣси ли, что ти хощеть днесь быти?» Онъ же рече: «Чюдеса велика створю». Глѣбъ же, выня топоръ, и ростя ̀и, и паде мертвъ, и людие разиидошася.
И разделились люди надвое: князь Глеб и дружина его стали около епископа, а люди все пошли к волхву. И началась смута великая между ними. Глеб же взял топор под плащ, подошел к волхву и спросил: «Знаешь ли, что завтра случится и что сегодня до вечера?» Тот ответил: «Знаю все». И сказал Глеб: «А знаешь ли, что будет с тобою сегодня?» Он же ответил: «Чудеса великие сотворю». Глеб же, вынув топор, разрубил волхва, и пал он мертв, и люди разошлись.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

В этом эпизоде хощеть быти означает не «хочет быть», а «будет». Тем не менее, хотя такие конструкции традиционно называют будущим сложным временем, они несли модальный оттенок. Скажем, в современном русском делаю и буду делать противопоставлены только по времени, а вот делаю и собираюсь делать отличаются модальностью, и собираюсь делать нельзя признать формой будущего времени.


В XV веке, вероятно, под польским влиянием появляется конструкция современного типа: буду + инфинитив. Однако конкуренцию у других глаголов она выигрывает лишь в XVIII веке, когда и становится нейтральным способом выражения будущего времени у глаголов несовершенного вида.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

В таблице отражено распределение по векам вспомогательных глаголов, при помощи которых образовывались конструкции со значением будущего времени. Четвёртый выжил в украинском: робитиму «буду делать».


Ещё одна конструкция – так называемое будущее сложное II или предбудущее, буду дѣлалъ, которое могло обозначать действие в будущем, предшествующее другому действию в будущем, но также имело и ряд модальных значений. Эта конструкция в русском исчезает в XV-XVI веках, но, скажем, в польском и словенском это сейчас основной способ выражения будущего времени.


На рубеже XII-XIII в древнерусском начинает утрачиваться двойственное число. В XIII-XIV веках этот процесс доходит до логического завершения, что приводит к серьёзному сокращению количества глагольных форм.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

В итоге в современном русском мы получаем следующую ситуацию:

- 3 лица;

- 2 числа;

- 3 времени;

- 2 залога;

- 3 наклонения;

- 3 рода.


Для глагола несовершенного вида это даёт 52 формы. Для совершенного меньше, 40, поскольку у глаголов совершенного вида нет настоящего времени. Однако если рассматривать видовую пару (делать – сделать) не как два глагола, а как один (а такой взгляд существует), то мы получаем 92 формы для одного глагола. Разумеется, точное количество зависит от массы деталей, например, я не учитываю инфинитив и формы императива типа пойдёмте, не учитываю причастия и род. В реальности формы пассивного залога от многих глаголов используются редко или не используются вовсе.

Упрощается ли русский язык? Лингвистика, Занудная лингвистика, Русский язык, Древнерусский язык, Праиндоевропейский язык, Длиннопост, Doge

Вот так на пути от раннего праиндоевропейского возникло и исчезло двойственное число, исчез и возник вид, развилась и упростилась система прошедших времён, возникло, исчезло и снова возникло будущее время и так далее. Никаких далекоидущих выводов из этого, конечно, делать нельзя. Так, большое количество форм в позднем праславянском объясняется пассивным залогом, формы которого использовались редко, и двойственным числом.


Другие славянские языки обошлись с праславянским наследием иначе. Например, в болгарском глагол усложнился: не только сохранились все прошедшие времена, но и появились будущие, а также новое наклонение – пересказывательное. Зато в болгарском утрачен инфинитив и склонение существительных (но есть артикль). В словенском система времён упростилась подобно русской, но есть двойственное число и супин.


Если выйти за пределы славянских языков, то будет примерно то же: старые категории исчезали, а на их место приходили новые. Из этого абсолютно не следует, что языки деградировали, или наоборот, что они совершенствовались. Так что раньше было не лучше. Раньше было по-другому.


Литература:

Kapović M. Proto-Indo-European morphology // The Indo-European Languages. London, New York, 2017. Pp. 61-110.

Историческая грамматика русского языка: Энциклопедический словарь / Под ред. В.Б. Крысько. М., 2020.

Показать полностью 12
367

Главная ошибка лингвофриков-2: насколько схожи бывают неродственные слова

В прошлом посте я упомянул о том, что сходство латинского habēre /хабéэрэ/ «иметь» и немецкого haben /хáабəн/ «иметь» случайно, и эти два глагола неродственны.


Читатели попросить рассказать об этом поподробнее:

Главная ошибка лингвофриков-2: насколько схожи бывают неродственные слова Лингвистика, Занудная лингвистика, Латынь, Немецкий язык, Длиннопост

Что ж, приступим. Начать следует с того, что в прагерманском, предке всех германских языков, произошло яркое фонетическое изменение, которое мы сейчас называем законом Гримма. В ходе этого изменения прагерманская система согласных подверглась серьёзной перестройке: например, старый к перешёл в х, а г – в к. Для лучшего понимания продемонстрирую это в виде таблицы (с очень большими упрощениями):

Главная ошибка лингвофриков-2: насколько схожи бывают неродственные слова Лингвистика, Занудная лингвистика, Латынь, Немецкий язык, Длиннопост

Комментарий к таблице: ɸ и β – это звуки, близкие к ф и в, но произносятся не губой и зубами, а двумя губами. θ и ð – как первые звуки в английских thin и this; x – как русский х; ɣ - как в слове город в южнорусских говорах. Символ ʰ обозначает придыхание.


В нашем случае это будет означать, что немецкому h в латыни соответствует не h, а c /к/. Приведу несколько примеров:

Главная ошибка лингвофриков-2: насколько схожи бывают неродственные слова Лингвистика, Занудная лингвистика, Латынь, Немецкий язык, Длиннопост

Комментарий: макрон над гласным обозначает долготу гласного; хвостик – носовость.


Идём дальше. Ещё одним важным фонетическим изменением в прагерманском является закон Вернера. В ходе него *ɸ, *θ, *x (для упрощения эти звуки чаще записывают как *f, *þ, *h) озвончились и перешли в *β, *ð, *ɣ, если гласный перед ними не был ударным.


Для нас это выливается в то, что в определённом положении немецкий b соответствует латинскому p. Несколько примеров:

Главная ошибка лингвофриков-2: насколько схожи бывают неродственные слова Лингвистика, Занудная лингвистика, Латынь, Немецкий язык, Длиннопост

Таким образом, немецкое haben (а правильнее, прагерманское *xaβēną) не может быть родственником латинского habēre. В латыни мы бы ожидали корень вроде cap-. И такой корень в латыни действительно есть – это capere /кáпэрэ/«брать». Его потомком является, например, итальянское capire /капи́рэ/ «понимать».

Главная ошибка лингвофриков-2: насколько схожи бывают неродственные слова Лингвистика, Занудная лингвистика, Латынь, Немецкий язык, Длиннопост

А что насчёт значения? Ведь «брать» и «иметь» - это не одно и то же. Однако мы знаем пример именно такого развития семантики «взять» > «иметь». Это собственно наши русские глаголы взять и иметь (о том, как это возможно фонетически я рассказывал в отдельном посте).


Если вернуться к первой таблице, то станет понятно, что латинский h- происходит из *gʰ. Соответственно, habēre можно выводить от корня вроде *gʰab- или *gʰabʰ-. В связи с этим появилось предположение, что habēre родственно немецкому geben «давать» (прагерманское *gebaną). Но тут, к сожалению, не сходятся гласные этих корней.


Зато потенциальный родственник латинского глагола есть в славянских языках, например, в восточнославянских диалектах: габáць «хватать» в белорусских, гáбати «хватать» в украинских, габáться «бороться» в русских.


Теперь упорядочу вышеописанное в виде схемы:

Главная ошибка лингвофриков-2: насколько схожи бывают неродственные слова Лингвистика, Занудная лингвистика, Латынь, Немецкий язык, Длиннопост

Разобранный мною пример учит нас, что просто сходство двух слов ещё ни о чём не говорит. Чтобы доказать родство, нужно уложить эти слова в прокрустово ложе регулярных фонетических соответствий.


Кстати, закон Гримма объясняет и другой пример из прошлого поста: французское feu /фё/ «огонь» – немецкое Feuer /фóйа/ «огонь» не могут быть родственниками. Собственно, уже даже между feu и английским fire сходство невелико. Вот Feuer и fire – действительно родственники, они – потомки прагерманского *ɸōr «огонь». Как мы помним, германскому ɸ соответствует p в других языках, и родственника *ɸōr найти несложно, это древнегреческое πῦρ /пюур/ «огонь» (отсюда пироман, пиротехника и пиролиз).


А французское feu вместе с итальянским fuoco «огонь» и испанским fuego «огонь» - потомки латинского слова focus «очаг; жар, огонь».

Показать полностью 5
631

Главная ошибка лингвофриков

Регулярно сталкиваюсь в Интернете с одной и той же ошибкой. Человек, увидев два похожих слова в разных языках, спешит считать, что между ними есть какая-то взаимосвязь. Например, русская херня и латинская hernia /хэ́рниа/ «грыжа», русская берлога и немецкий Bär.


На самом деле, сходство может быть вызвано тремя причинами:

а) родство;

б) заимствование;

в) случайное совпадение.


Люди склонны недооценивать третий вариант. Что поделать, так уж мы устроены.


На самом деле, фонем (сущностей, которые носители языка считают одним звуком) в языках не так уж много: обычно несколько десятков, в среднем, 30-40. Например, в гавайском всего 8 согласных, 10 простых гласных и 15 дифтонгов. При этом, в гавайском существуют строгие ограничения на структуру слога: допустимы только слоги вида V или CV (где V - любой гласный, а C – любой согласный). Несложно подсчитать, что теоретически в гавайском может быть лишь 208 возможных слогов.


В русском слогов намного больше, однако в действительности используются далеко не все возможности. Потенциально у нас могут быть слоги щвяк, хлазр, чнюмс и так далее, но на практике они не встречаются. Кроме того, одни звуки встречаются чаще, другие реже. Например, р и а – звуки частотные, поэтому совершенно не удивительно, что Задорнову удалось отыскать своего Ра в куче русских слов. Уже Нун найти гораздо сложнее.


Всё это приводит к тому, что в любой случайно взятой паре языков всегда можно найти фонетически похожие слова. Другое дело, что чаще всего у них будет серьёзно отличаться значение. Например, английское bread и русское бред звучат довольно схоже, но любому понятно, что делать на основании этого какие-либо выводы об их родстве – бред.


Но иногда бывает, что по воле случая схожим оказывается не только форма, но и значение.


В качестве примера возьмём японский. Это язык с долгой письменной традицией, длительное время находившийся в стороне от европейского мира. Вдобавок большинство европейских заимствований в японском записывается особым слоговым письмом – катаканой (впрочем, есть исключения). Это позволяет сравнительно легко определить, пришло ли какое-либо слово в японский из европейских языков или нет. Кроме того, у японского довольно бедная фонетика с серьёзными ограничениями на структуру слога, что должно повышать вероятность случайного совпадения.


Закрыв глаза на небольшие фонетические и семантические расхождения, можно обнаружить ряд интересных примеров:

Главная ошибка лингвофриков Лингвистика, Занудная лингвистика, Японский язык, Лингвофрики, Длиннопост

В некоторых случаях сходство просто поразительно, как в первом примере, допустим. Капля фантазии, и вот уже заброшенные в Японию штормом русские моряки учат японцев пахать, а поскольку земли в Японии мало, то пахать приходилось прямо во дворе. Вот только в древнеяпонском слово 庭 звучало не как нива, а как нипа. И сравнивать его следует не с русским словом, а с корейским 납작 /напчак/ «плоский».


Возьмём второй пример, русское она и японское онна «женщина». И в этом случае случайность сходства станет очевидной, если знать, что в древнеяпонском 女 звучало как /вомина/. Что, кстати, похоже уже на английское woman.


Ну ладно, нива и онна – слова короткие, совпадение особо никого не удивит. Но вот болгарская и японская белки – точно сёстры: катерица и китарису. Да и пишут это слово японцы не только иероглифами, но и катаканой: キタリス. Однако кита в китарису означает «север, северный», и на самом деле китарису обозначает белку обыкновенную (то есть для японцев северную), а общее название для всех белок, как несложно догадаться, рису.


Поэтому лингвисты не опираются на несколько случайно выбранных пар слов, а пытаются отыскать между языками регулярные фонетические соответствия (подробнее в этом посте). На их основании устанавливаются фонетические изменения и реконструируются праязыки.


Поскольку мы знаем, что испанский является потомком латыни, а японский – древнеяпонского, не очень осмысленно сравнивать формы современных испанского и японского. Лучше взять как раз латынь и древнеяпонский. А ещё лучше праиндоевропейский, к которому восходит латынь, и праалтайский, предок древнеяпонского.


Таким образом, если мы захотим доказать родство слов из таблицы, нам нужно будет учесть фонетические (и не только) изменения на всех промежуточных стадиях между ними, пока не придём к их гипотетическому общему предку, праностратическому языку.

Главная ошибка лингвофриков Лингвистика, Занудная лингвистика, Японский язык, Лингвофрики, Длиннопост

Если же не следовать строгой процедуре, то в любой произвольно взятой паре языков мира окажется несколько поразительно похожих, но неродственных слов. Классические примеры:


латинское habere /хабéэрэ/ «иметь» – немецкое haben /хáабəн/ «иметь»;

латинское deus /дэус/ «бог» – древнегреческое θεός /т˟эóс/ «бог»;

французское feu /фё/ «огонь» – немецкое Feuer /фóйа/ «огонь»;

французское temp /тã/ «время» – английское time /тайм/ «время»;

английское much /мач/ «много» – испанское mucho /мýчо/ «много»;

английское bad /бэд/ «плохой» – персидское بد /бэд/ «плохой».


И наконец мои личные фавориты: итальянское poltrona /полтрóна/ «кресло» и русское «полтрона».


Предыдущие посты на тему:

Радуга: дуга Ра?

Как работает историческая лингвистика, или почему не доставляет Ра

Как бога Ра звали на самом деле: немного о древнеегипетском

Русские ли этруски?

История = из Торы я?

Показать полностью 2
478

Почему английская орфография такая странная-7: th

Продолжаю разбирать причуды и нелогичности английской орфографии. В древнеанглийской версии латинского алфавита было несколько специфических букв. Остановимся на двух из них (выделены красным):

Почему английская орфография такая странная-7: th Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Буква þ (thorn) пришла из рунического алфавита, а ð (that, eth или edh) – это модифицированное d. Обе использовались для обозначения особых звуков (глухого и звонкого) как в современных словах thin и this, в зависимости от места и времени создания рукописи писцы отдавали предпочтение одной или другой букве или же использовали обе как взаимозаменяемые.


После нормандского завоевания под влиянием французской орфографии англичане обзавелись рядом диграфов со вторым элементом h: ch, sh, gh, wh и th. Последний включился в конкурентную борьбу между þ и ð.


В XIII веке ð исчезла с листов рукописей, а в следующем веке и þ уступила натиску th, и вместо þe и þin стали писать the и thin. В своих поздних версиях þ писалась довольно похоже на y, и в XIX веке þe из старых рукописей было ошибочно прочитано как ye, что привело к появлению псевдоархаичного ye вместо the на некоторых вывесках.

Почему английская орфография такая странная-7: th Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Вторую жизнь буква ð обрела в рамках Международного фонетического алфавита. В нём она обозначает звонкий звук, как в слове this /ðɪs/. Глухой обозначается греческой тетой: thin /θɪn/.


Закономерен вопрос, почему англичане обозначали два звука одной буквой. Как я уже упоминал в посте о лорде, в древнеанглийском были звуки f и v. Однако они находились в положении дополнительного распределения: звонкий v мог находиться только после ударного гласного (опционально прикрытого согласным r, l, n или m) и перед безударным. Во всех остальных случаях выступал только глухой f. Соответственно носителями языка эти два звука воспринимались как два варианта одной сущности (такую сущность мы называем фонемой, а «варианты» – аллофонами). Так же ситуация выглядела и для пар s/z и θ/ð.


В среднеанглийский период в силу некоторых процессов ситуация изменилась, и в современном английском θ и ð – это разные фонемы. Можно подобрать и минимальные пары: wreath /ɹiːθ/ «венок» – wreathe /ɹiːð/ «обвивать»; thigh /θaɪ/ «бедро» – thy /ðaɪ/ «твой». Тем не менее, орфография сохранила обозначение как θ, так и ð при помощи th. Была попытка ввести обозначение dh для ð, но она не прижилась.


Иногда θ и ð чередуются в родственных словах, что, конечно, является наследием древнеанглийского. Помимо wreath wreathe можно назвать ещё несколько примеров: breath /breθ/ «дыхание» – breathe /briːð/ «дышать»; bath /bɑːθ/ «ванна» – bathe /beɪð/ «купаться»; south /saʊθ/ «юг» – southern /ˈsɐðən/ «южный»; north /nɔːθ/ – northern /ˈnɔːðən/, worth /wɜːθ/ «достоинство» – worthy /'wɜːðɪ/ «достойный».


Теоретически получается, что если в древнеанглийском ð выступал после гласного, то мы бы ожидали, что в современном английском не будет слов, начинающихся на этот согласный. На практике же они встречаются: than /ðæn/ «чем», that /ðæt/ «тот», определённый артикль the /ðiː/ ~ /ðɪ/ ~ /ðə/, then /ðen/ «тогда», there /ðɛə/ «там», they /ðeɪ/ «они», this /ðɪs/ «этот», thou /ðaʊ/ «ты», though /ðəʊ/ «хотя» и ряд других. Однако если мы присмотримся к этим словам, то обнаружим, что это местоимения, наречия, союзы и так далее. В предложении эти слова выступали как безударные, и получалось, что если, например, артикль the попадал в позицию после ударного гласного (John the Good), то звучал как /ðə/, а после безударного – как /θə/. Со временем это распределение разрушилось, и был обобщён (то есть стал использоваться вне зависимости от позиции) вариант со звонким согласным.


В эпоху Возрождения во время распространения так называемых «этимологизирующих» написаний (см. отдельный пост) диграф th вводился на место старого t, если английское слово происходило от греческого слова с θ:

Почему английская орфография такая странная-7: th Лингвистика, Занудная лингвистика, Английский язык, Длиннопост

Случалось, что менялось не только написание, но и произношение, как в throne /θɹəun/ «трон» (в среднеанглийском было trōne), orthography /ɔːˈθɒgɹəfɪ/ «орфография» (в среднеанглийском – ortografie) или имени Catherine /ˈkæθəɹɪn/ (старое произношение сохранилось в уменьшительном Kate /keɪt/).


Есть случаи, когда h вводилось в написание ошибочно, например в случаях Anthony /ˈæntənɪ/ или Thames /temz/ «Темза». И здесь это иногда приводило к изменению произношения: anthem /ˈænθəm/ «гимн», author [ˈɔːθə] «автор». Американцы здесь пошли дальше, чем англичане, они произносят Anthony [ˈænθənɪ] и Thames [θemz] (когда речь о реке в Коннектикуте).


Особняком стоят словосложения, где первая часть заканчивается на -t, а вторая начинается на h-. Например: courthouse /ˈkɔːthaus/ «здание суда», penthouse /ˈpenthaus/ «пентхаус». В географических названиях на -ham (которое этимологически идентично слову home) -h- обычно не читается: Birmingham /ˈbɜːmɪŋəm/ «Бирмингем», Nottingham /ˈnɒtɪŋəm/ «Ноттингем», Oldham /ˈəuldəm/ «Олдем». То же и в случае топонимов Gotham /ˈɡəutəm/ (английской деревни, не малой родины Бэтмена), Waltham /ˈwɔːltəm/. А вот Statham /ˈsteɪθəm/, Northampton /nɔːˈθæmptən/ и Southampton /sauˈθæmptən/ произносятся через -θ-, поскольку в них изначально было сочетание -θ-h-, а не -t-h-.


Итак, резюмируем:

1. В древнеанглийском были звуки θ (глухой) и ð (звонкий). Поскольку они не могли находиться в одной и той же позиции в слове, носители языка воспринимали их как два варианта одного и того же звука и, соответственно, обозначали одной буквой – þ или ð.

2. После нормандского завоевания англичане стали активно использовать диграфы со вторым элементом h, и на смену þ или ð пришло сочетание th.

3. В среднеанглийский период ситуация изменилась, и θ и ð стали осознаваться как разные звуки. Однако в орфографии это никак не отразилось, оба звука по-прежнему обозначаются при помощи th.

4. В эпоху Возрождения th стали вводить на место t, если считалось, что слово греческого происхождения. В связи с этим есть случаи, когда пишется th, но читается /t/. В некоторых книжных словах это привело к изменению и произношения с /t/ на /θ/.

5. Особый случай представляют словосложения, в них th может читаться как th, t или θ, в зависимости от этимологии.


Источники:

Algeo J. The Origins and Development of the English Language. Boston, 2010. Pp. 142-143.

Millward C., Hayes M. A Biography of the English Language. Boston, 2012. P. 248.

Smith J. Sound Change and the History of English. Oxford, 2007. Pp. 57-58.

The Cambridge History of the English Language, Vol. 2. 1066-1476. Cambridge, 2006. Pp. 36, 58-60.


Предыдущие посты цикла:

Почему английская орфография такая странная: gh

Почему английская орфография такая странная-2: island

Почему английская орфография такая странная-3: -tion

Почему английская орфография такая странная-4: love

Почему английская орфография такая странная-5: wh

Почему английская орфография такая странная-6: ch, ph, sh, zh, kh

Показать полностью 2
Отличная работа, все прочитано!