hajume

hajume

загрузка сведений...
На Пикабу
поставил 10315 плюсов и 368 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 3 редактирования
Награды:
5 лет на Пикабу
25К рейтинг 9 подписчиков 466 комментариев 62 поста 20 в горячем
33

Как из разбитой чашки сделать счастье?

В Японии разбитые вещи часто исправляют, заполняя трещины золотом. Недостаток видят, как уникальный элемент истории предмета, который добавляет ему красоты.


Вспомните об этом, когда чувствуете себя разбитыми.


Кинцуги (яп. 金継ぎ — золотая заплатка)— японское искусство реставрации керамических изделий с помощью лака, полученного из сока лакового дерева (уруси), смешанного с золотым, серебряным или платиновым порошком.


Философская основа искусства кинцуги заключается прежде всего в том, что поломки и трещины неотъемлемы от истории объекта, и поэтому не заслуживают забвения и маскировки, они учат правильно воспринимать неудачи и ценить красоту изъянов.


Найти ресурс, красоту и преимущества в поломанном и разрушенном!


А ведь действительно, нужно умение и особый склад души , чтобы увидеть красоту в соединении разрушенного! Вот так и в жизни и отношениях!


Не всем дано перешагнуть через страх и стереотипы!


А те, кто могут - наслаждаются новым жизненным этапом и тем, что создают своими руками.

Как из разбитой чашки сделать счастье? Япония, Искусство, Золото, Из сети
Показать полностью 1

Кактус

Кактус Кактус, Текст, Рассказ, Мат, Длиннопост

В первую очередь она была женщиной. Во вторую - корректором. Её все боялись. Около недели каждый месяц её боялись особенно: ошибок в газете в эти дни было больше обычного, но пикнуть никто не смел.

Люба была сильной физически.

Её моральная сила тоже была велика. Зимой и летом она ходила по редакции босиком, раздвигая мощными бёдрами всех, кто встречался на её пути.

И ещё она была старой девой. Старая дева - эта как конденсатор. Тронешь - трахнет. Не тронешь - гудит от напряжения.

Люба не пекла пирожков и не кормила ими голодных корреспондентов. Она не вязала им носки, не пыталась заставлять зимой надевать шапки.

Люба их ненавидела. Любила она только свой кактус. Кактус стоял у неё в кабинете и радовался своему счастью.



- Ты вообще жить умеешь? - Коля сидел на полу у меня в кабинете. Мы бухали.

- Неа. Я в газете работаю. Я ничего не умею.

- Вооот. Потому что кто умеет жить, тот не умеет переживать. А кто умеет переживать, то не умеет жить.

Коля икнул. Я пытался переварить его мысль. Мысль не переваривалась.

- Есть там ещё что?

Коля взял бутылку “Старого Кёнигсберга”, разлил остатки.

- Сегодня Фатюнин приходил, - сказал он. - Хочешь послушать, что он принёс?

Фатюнин - выживший из ума поэт. Когда он читал у меня в кабинете свои стихи, он плакал. Он очень любил людей и жалел их. Но эти слёзы были полной хуйнёй: если бы он по-настоящему любил и жалел людей, то не читал бы им своих стихов.

- Нет, - ответил я. - Не хочу.

- Похуй. Слушай.

Я стар. И не лицо уж у мине, а рожа.
И не надо в жизни мне больше ничего.
Хотя… Ещё хочу, быть может,
И колбасы, и даже хлеба тоже.
Наверное, я всё-таки живой.

Наверное, не слишком я и старый.
Наверное, с лицом, а всё-таки не с рожей.
Ведь перед смертию своей ни колбасы, ни хлеба
Никто, наверное, себе желать не может.

- Гениально, - ответил я. - Сильно. Жизненно.

- Ага. Ты перед “смертию своей” хотел бы колбасы?

- Не знаю. И знать не хочу. Я хочу знать, зачем боженька создал утро для пьющих людей по образу и подобию утра для непьющих? Больше ничего знать не хочу.

- Беда…

Коля взял бутылку и посмотрел сквозь неё в окно. Он вздохнул.

- Сбегаем?

- Сбегаем. Только скажи сначала, что ты там сегодня с Любкой выяснял?

- Да ну её… Вводное слово или предлог. Ставить запятую или нет.

- А, понял. “Благодаря” и всё такое.

- Ага. Бесит она меня.

- Меня тоже.

- Пойдём в магазин?

- Пойдём.

Дальше не помню.



Утром голова раскрывалась, как бутон майского тюльпана. Не знаю, сколько лепестков у цветка тюльпана, но голова распадалась ровно на пять частей. Организм в дУше пил воду через кожу.

Я умирал. Умирал, но шёл на работу. Нужно было сеять умное, доброе и отчасти вечное. И не хотелось с утра видеть жену. И без того хуёво, а тут ещё выслушивать за вчерашнее… Нет уж, лучше умереть за клавиатурой.

В коридоре редакции стояла тишина. Оперативка ещё не началась, а никого не видно. Странно.

Я зашёл к себе в кабинет и открыл сейф. Я мог забыть изменить тираж, мог забыть фамилию министра печати, мог забыть в рекламе магнитной хуйни от мигрени написать “требуется консультация врача”, но одно я помнил всегда: всё, что не допили, нужно поставить в сейф. Утром пригодится.

А потом случилось страшное. Было видение, и это видение было Любой, которая ходила по редакции. Кто-то надругался над её кактусом. Как мне успел шепнуть верстальщик, какой-то отчаянно безумный человек вытащил кактус из горшка, насрал в горшок, а кактус куда-то выкинул. “Безумству храбрых!”

С самого утра Люба ходила по редакции. Шлёпание её босых ног вселяло страх в сердца трусливых корреспондентов. Коля по собственному желанию уехал в совхоз фотографировать коров и доярок. Серёга делал вид, что второй час разговаривает по телефону. Ответсек просто заперся, водитель на служебной машине уехал таксовать. Ничего не боялась только техничка, потому что она никогда не боялась посылать на хер и меня, и всех остальных. Мы её не боялись, но переживали, чтобы она нечаянно не встретилась с министром печати. Ну, а вдруг.

Шлёпанье Любиных ступней 45-го размера раздалось перед моим кабинетом. Я вжался в кресло. Я хотел жить. Вспомнил стихи Фатюнина. Захотелось хлеба и колбасы.

Люба смотрела на меня. Я смотрел на неё. Может, несколько секунд, может, час. Затем она отвернулась.

- Не ты, - прошептала она себе под нос и вышла.

Живой.

До вечера мы сидели тихо. Любу никто не трогал. Все к вечеру уже знали, что изверги уничтожили кактус в тот момент, когда он собирался стать отцом - зацвести. Может быть, на самом деле он собирался стать матерью, но Люба настаивала - отцом. Что ж, ей виднее.



Домой идти не хотелось. Жена будет высказывать за вчерашнее, хотя и без неё весь день тошнило. Но идти надо.

Везде горит свет. Вкусно пахнет. Меня чмокнули в губы. С чего бы?

Пока я переодевался, жена о чём-то радостно щебетала. Я не понимал, что с ней случилось. Что за египетская казнь? Ну, наори на меня. Ну, маме пожалуйся. А вот эти все комедии с переодеванием - это слишком.

Я зашёл на кухню. В глазах жены светилась любовь. А это - пиздец. Нет в жизни ничего страшнее незаслуженной любви. Заслуженная ненависть намного лучше незаслуженной любви.

- Ой, честно говоря, убить тебя хотела, - искренне заявила жена. - Но как после этого убьёшь! Ведь на коленках приполз, а про меня не забыл.

Жена подозрительно счастливо перевела нежный взгляд на холодильник. Я проследил за её взглядом.

На холодильнике стоял цветущий кактус.



Пиздец наступил на следующий день. Люба как-то странно посмотрела на меня, когда я поздоровался с ней утром в коридоре. Я уже почти прошёл мимо, и тут она резко развернулась.

- А ну стой! - окликнула она.

Я замер. Потом повернулся.

- Значит, это всё-таки ты…- прошипела Люба.

- Я, - сознался я. И вздохнул. Пиздец.

....

Я потирал красные щёки и думал. Ладно бы, кактус… Всё же жене припёр, а не кому-то. Но кто нагадил в горшок? Я или всё-таки Коля? Лишь бы Коля, лишь бы Коля… Деталь-то не слишком существенная, но как она меняет дело: романтик я или засранец?

Одна маленькая деталь...

Михаил Баландин

Показать полностью
3344

Утро добрым бывает

Утро добрым бывает Вежливость, Санкт-Петербург, Буфет, Похмелье, Воспоминания, Истории из жизни, Текст

Помню приехал в Питер, по работе. 97-й год


Вечером сходил в бар, в Адмиралтействе. Там пива напился. Вкусное.
Там ещё девушки на барной стойке танцевали. Голые.
А в туалете телевизоры показывали. Прон.


На утро плохо мне. Перемешал все сорта пива.


Иду до места работы, от гостиницы недалече. Смотрю, рюмошная.

Зашёл, а самому с похмелья стыдно глаза поднять. Кладу деньги на прилавок и прошу рюмку и чай горячий с сахаром. Смотрю вниз, на прилавок. Тяжко. А там рука, советской продавщицы, пальцы, как толстые сосиски и все в золоте. Думаю сейчас мне выдаст фразу, про алкаша и что с утра водку жру.
Весь сморщился внутри от ожидания.


Она ставит заказ на прилавок и... приятным голосом:

- Пожалуйста. Поправляйтесь.


Я взгляд на неё, а она улыбается.


Питер одним словом...

Показать полностью
55

Используйте защиту

Друзья, надевайте пожалуйста маску. Это спасает жизни.

Вчера мой друг вышел со своей девушкой и по дороге в торговый центр прошел мимо своей жены и она не узнала его. Маска действительно спасла ему жизнь.

3110

Томный чебурек

Томный чебурек Рецепт, Чебурек, Том Хэнкс

Eat Forest, Eat

Показать полностью 1

Баю-бай

Баю-бай Волчок, Бочок, Рисунок, Facebook

(c)Aygul Rashitova

27

Герои на передовой

Герои на передовой Граффити, Стрит-арт, Рисунок, Коронавирус, Врачи, Австралия

@melbournesmurals
FRONTLINE HEROES we @melbournesmurals would like to say a massive THANK YOU to all medics who are out there fighting the fight. Please share this mural to all your frontline working friends to say thank you #covid_19 #blackrock #mural #streetart #heroes #thankyou #doctors #nurses #angel #fighting #world #crisis #graffiti #handpainted #mural #worldstreetart #isolation #stayhome #saveslives #urbanart #world #medical #protectyourself #australia #melbourne #victoria 606 Balcombe Rd Blackrock

Показать полностью 1
8

Яйцо в самоскорлупации.Апрель 2020

Яйцо в самоскорлупации.Апрель 2020

Сила природы

Природа настолько очистилась, что к Даше вернулась монобровь

Сила природы Монобровь, Природа, Девушки, Мемы, Самоизоляция
999

Иван Иваныч

#Иван_Иваныч обладал ярко выраженными экстрасенсорными способностями. Бывало, взглянет на девушку, и тут же понимает: "шлюха". Или вот сосед мимо пройдет, а Иван Иваныч видит: "наркоман, а то и гей".
Делиться этими наблюдениями Ивану Иванычу было не с кем: он был абсолютно одинок. Женщины опасались обнажить перед ним свою шлюшью сущность, поэтому во встречах отказывали, мужчины не хотели дружить, стесняясь своей наркомании и гейства.
Но однажды в мире случились неприятности, был объявлен карантин. Иван Иваныч, как и все остальные, оказался в самоизоляции.

Через две недели экстрасенсорные способности Ивана Иваныча увеличились многократно. Буквально открылся третий глаз. Не в силах выдерживать напор своего великолепного дара, Иван Иваныч зарегистрировался на фейсбуке и понес истину в массы, ставя совершенно незнакомым людям диагнозы по аватаркам.

- Не мужик вы, слабак и тряпка, - писал Иван Иваныч мужчине, который выложил фото, где завязывал беременной жене шнурки на ботинках. - Она из вас веревки вьет. И бросит вас в итоге. А вы, может, даже гей.

- Вижу, нагуляли вы ребеночка-то, - пенял он женщине, которая говорила, что у нее отличные отношения с тридцатилетним сыном. - Об отце мало пишете, значит, безотцовщина ваш бедный мальчик. Гей, небось.

- Вам бы в свое время рожать надо было, - упрекал Иван Иваныч молодую мать троих детей, которую угораздило похвастаться фотографией щенка. - Теперь, в преклонных годах, с собачками возитесь. Возможно, они у вас даже геи.

Люди очень удивлялись, откуда у Ивана Иваныча такие точные сведения. И спрашивали, на каком основании он лезет в их личную жизнь.
- Вы о себе написали? Написали! - гордо отвечал Иван Иваныч. - Теперь, значит, принимайте мое мнение. Кто ж вам еще правду-то скажет?
- Иди на хуй, козел, - чаще всего говорили люди.
- Это потому что у вас словарный запас маленький, - находчиво замечал Иван Иваныч. - Вот вы и материтесь.

В итоге Ивана Иваныча забанили все юзеры фейсбука, даже зарубежные принцы, торговцы "Орифлеймом" и боты. Иван Иваныч было загрустил, но тут наступило тепло, и карантин отменили.
Иван Иваныч, победительно сияя третьим глазом, выбрался на улицу. Рядом с подъездом стоял высокий, мускулистый мужчина в бороде и татуировках.
- Сиделец ты, сразу видно, - простодушно обратился к нему Иван Иваныч. - Где срок-то мотал, уголовник? Ты бы хоть не светил партаками своими всему миру.

Мужчина охуело смотрел на Ивана Иваныча и молчал. Из подъезда выпорхнула молодая красивая женщина в короткой юбке, следом выбежал мальчик лет пяти.
- Жена твоя, что ли? - усмехнулся Иван Иваныч. - Вон как ляжки-то выставила. Ясно, социальная ответственность у нее понижена. И сын в такой семье наркоманом вырастет.

Иван Иваныч хотел добавить еще про геев, но тут свет внезапно померк.
Очнулся он на асфальте, с головной болью и сломанным носом. Но ужаснее всего было другое: его экстрасенсорный дар вдруг исчез. Видимо, уголовник с татуировками выбил Ивану Иванычу третий глаз.

С тех пор Иван Иваныч помалкивает, и диагнозов никому не ставит. Ни в реальности, ни в виртуальности.
Потому что понял: виртуальность может плавно перетечь в реальность, а реальность сурова, и банит сразу по еблу.
© Диана Удовиченко.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!