Yokker

Yokker

пикабушник
поставил 1507 плюсов и 2058 минусов
отредактировал 1 пост
проголосовал за 2 редактирования
20К рейтинг 2046 подписчиков 2413 комментариев 117 постов 97 в горячем
1 награда
более 1000 подписчиков
118

Домой

Когда я впервые узнал про "эффект Мандела", то лишь подумал, что у людей просто проблемы с памятью. В общем, я прочитал статью на Вики, усмехнулся и забыл. Ровно до того момента, пока  не столкнулся с этим сам. Нет, у меня было всё не настолько глобально, как описано в Вики или как рассказано во множестве роликов на ютубе - всё было проще и банальнее - я забыл ребенка в садике. Это по версии жены. По моему же убеждению она вообще не просила меня его забирать сегодня.

Вечером, когда ребенок уже спал, а мы с женой валялись в кровати и пялились в свои телефоны (я читал пикабу, а она смотрела всякую чушь в инсте), я вспомнил про этот пресловутый эффект и (внутренне смеясь сам над собой) решил проверить - память меня (или жену) подводит или всё-таки что-то реально происходит с нашим миром. Проверить было просто: и на телефоне супруги и на моём телефоне настроена запись всех звонков. Я повернулся к жене:

- Солнц, а ты во сколько звонила, чтобы я малого забрал?

Жена молча залезла в список вызовов за день, полистала его и повернула телефон ко мне:

- Вот. Почти в шесть. А что?

- Да не, ничего, - я махнул рукой, - просто понял, что вообще не помню твой звонок. Ладно, забей.

Супруга нахмурилась:

- Ты бы выпил чего-нибудь для горла - вон как хрипишь. - Тут она была права - голос за последние три дня у меня сел почти полностью.

Снова взяв телефон, я залез в журнал звонков и нашел нужную запись: входящий в 17:55. Записи разговора в телефоне не было.  Я задумался:

- Судя по времени, я уже ехал с работы, а значит скорее всего разговаривал в машине по громкой связи. В этом случае разговор в телефоне не запишется, зато он будет записан регистратором в машине.

Я поднялся с постели. Жена глянула на меня:

- Ты чего?

- Да вспомнил, что в машине забыл свет погасить в салоне. Схожу - выключу, а то аккумулятор сядет - утром не заведемся.

- Куртку надень обязательно!

- Ладно.

Взяв из регистратора флешку я вернулся домой. Воткнув флешку в ноутбук, нашел среди записей подходящую и нацепил наушники. Промотав запись до 17.55, я включил воспроизведение и через несколько секунд понял, что означает выражение "волосы встали дыбом": но не от того, что в разговоре супруга действительно просила заехать за ребенком и я согласился, а от собственного голоса - он был совершенно нормальный, без хрипоты и осиплости.

Не веря собственным ушам я прослушал еще несколько записей - всё было точно также: и вчера и сегодня у меня был совершенно нормальный голос.

Я вернулся в спальню и сел на кровать рядом с женой. Мельком глянув на меня она отложила телефон:

- Что случилось? На тебе лица нет.

Я покачал головой:

- Даже не знаю как сказать. Ощущение какого-то абсурда - я помню то, чего не было и наоборот - не помню того, что было.

- Ты о чем?

- Скажи, - я показал пальцем на свое горло, - сколько времени я так разговариваю.

Супруга нахмурилась:

- Ну, вот как домой пришёл. А что?

- А то, что я полностью уверен, что хриплю уже третий день! И простыл я когда забыл переобуться и приехал на стройку в офисных туфлях!

Брови жены поднялись:

- Вчера ты нормально разговаривал. - Она помолчала секунду, вспоминая, затем добавила:

- Да и сегодня, когда я звонила тебе - тоже голос у тебя нормальный был.

Я кивнул:

- Угу, я это уже понял. Когда запись нашего разговора прослушал - он на регистратор в машине записался.

Супруга села рядом и потрогала мой лоб. Я отмахнулся:

- Да нормально я себя чувствую! - Я встал с постели, - Понимаешь, я был полностью уверен, что ты не просила меня заехать в садик! Как и был уверен, что хриплю третий день! А в итоге что? - От волнения я начал ходить туда-сюда - от кровати к окну и обратно:

- В итоге всё ровно наоборот! Но как такое может быть? Ну допустим, когда ты говорила про садик я был за рулем - мог отвлечься на дорогу и пропустить твою просьбу, но как тогда объяснить, что я совершенно уверен, что горло болит третий день, а по записи слышно, что и сегодня днем, и вчера, и даже позавчера с голосом всё было в порядке?! Ведь тогда получается, что у меня проблемы с памятью?! Да и вообще с головой! А если я что-нибудь ещё забыл? Или не забыл, а уверен в чем-то, чего на самом деле нет и не было?! - Перестав мерить спальню шагами я остановился перед не сводившей с меня глаз супругой:

- Вот спроси меня о чем-нибудь! О чем-то, что знаем только мы с тобой!

- Ну-у, - жена задумалась, - я даже не знаю...

- Во! Я знаю! У тебя родинка есть! Вот здесь! - Я ткнул пальцем супругу в грудь, - Рядом с соском!

Растерянно глядя на меня жена подняла футболку: вместо знакомой родинки я смотрел на совершенно чистый и гладкий ареол вокруг соска. Сев на пол прямо там где стоял,  я обхватил голову руками:

- Это пиздец! Это, блин, полный пиздец! Похоже, я схожу с ума! Я абсолютно уверен, что там была родинка!

Супруга присела рядом и заглянула мне в глаза:

- Ты только не обижайся, ладно? Но ты ни с кем меня не путаешь? - И хоть она старалась сохранить нейтральность, но её голос всё равно предательски дрогнул. Я поднял взгляд:

- И семь лет я спал с кем-то другим и целовал какую-то другую грудь?!

Пытаясь справиться с нарастающей паникой, я закрыл глаза и начал глубоко дышать.

Через минуту мне в нос резанул какой-то смутно знакомый запах. Открыв глаза я уставился на протянутую мне чайную ложку с какой-то жёлтой жидкостью и стакан с водой.

- Выпей!

- Что это?

- Валерьянка. Пей!

Вылив содержимое ложки в рот и запив парой глотков воды, я поднялся:

- Пойду покурю, надо успокоиться, а то точно кукушка уедет!


Вернувшись с балкона, я застал жену на кухне - она как раз наливала вторую кружку чая. Подвинув её мне, она села за стол. Я последовал её примеру.

- Может тебе завтра к врачу съездить?

Я скривился:

- И что я ему скажу? Доктор, помогите! У моей жены нет родинки на сиське, а я уверен, что она там должна быть?! Там либо поржут надо мной, либо в дурку закроют. Нет уж, спасибо, не хочется.

- Но так ведь тоже нельзя оставлять, - супруга поставила чашку - в её взгляде читалась тревога, - А если это какая-то болезнь? И если её вовремя не начать лечить, то станет намного хуже?!

Поставив чашку на стол, я качнул головой:

- Нет. - Я поднялся: - Всё. Я спать. Говорят, утро вечера мудренее - вот завтра и будем разбираться. На свежую голову.

- Ладно, - жена кивнула, - Иди. Я чай допью и тоже приду.


***


Утром мы не сговариваясь вели себя так, словно вчера ничего не было: позавтракали под болтовню телевизора, быстренько собрались и поехали: сначала я завез жену на работу, затем малого в садик, а после и сам поехал на работу. Остановившись на светофоре я, от нечего делать разглядывал зад впереди стоящей машины. В какой-то момент я понял, что в её заднем бампере отражаются не только обе фары моей машины, но и оба противотуманных фонаря. Чтобы убедиться, что глаза меня не обманывают я пощёлкал переключателем: обе противотуманки послушно гасли и зажигались. Я выругался в полный голос:

- Твою ж мать! - Дело в том, что я был уверен, что левая противотуманка гореть не должна  - лампочка накрылась больше месяца назад. Из-за конструкции моей машины, чтобы поменять сгоревшую лампочку надо было снимать колесо и мне лень было это делать самому, а до СТО я за месяц так и не добрался и, в итоге, решил оставить до следующего техосмотра.

Я набрал номер жены:

- Солнц! Ты в машине противотуманку сгоревшую не меняла?

- Не-ет, - протянула она, - А что?

- Ну, похоже, что я нашел ещё одну вещь, которую помню не так, как сейчас есть.

- Ты уверен?

- Абсолютно! Лампочка сгорела в левой противотуманке сгорела почти месяц, а сейчас она горит! Понимаешь?! Я твердо помню, что решил поменять её на станции, когда поеду масло менять!

- Тут я тебе не помощник. Сам знаешь, что машиной у нас только ты занимаешься.

Я кивнул, будто она могла меня видеть:

- Ну да. Я потому и уверен в том, что лампочка сгорела месяц назад.

В динамике раздался вздох, а затем то, чего я, почему-то, внутренне ожидал:

- Может, всё-таки сходишь к врачу? Я могу у своих на работе спросить контакты какого-нибудь  хорошего специалиста?

- И будешь всем объяснять, что это не тебе надо, а муж сходит с ума? Нет уж, спасибо.

- Но так ведь тоже не дело?!

- Ладно, всё, давай! Целую! - Я нажал кнопку отбоя.


***


Погрузившись в работу я совершенно забыл о произошедшем и вспомнил лишь тогда, когда снова сел за руль, завел машину и тронулся с места: левая противотуманка снова не горела.

- Что за...?! - Пощёлкав переключателем и убедившись, что левая лампочка не загорается, я набрал номер жены. Едва она взяла трубку я выпалил:

- Солнц! Лампочка опять не горит!

- Чего?! Какая лампочка?!

- Противотуманка! Левая!

- И что? - в её голосе явно звучало недоумение, - Ты мне давно это уже говорил. Лучше скажи где ты? Ты же не забыл, что тебе сегодня в садик ехать?

Моя нога до упора вдавила педаль тормоза, заставив машину визжать резиной:

- Что ты сказала? Повтори!

Из динамика раздался вздох:

- Я так и знала, что забудешь! Ну вот как так можно?! Я тебе специально днём звонила, что сегодня задержусь на работе и тебе придется заехать в садик!

Мои пальцы сжали рук так, что захрустела его оплётка:

- Солнц, сколько дней я хриплю?

- Что? - супруга явно не поняла вопрос.

- Сколько дней у меня голос хриплый?

- Ну не знаю... - У меня в голове вспыхнул её образ, пожимающий плечами:

- Дня три где-то. А что?

- Да так, ничего, - я откинулся было на спинку сиденья, но затем снова наклонился к микрофону громкой связи:

- А у тебя же есть родинка на левой груди? Прямо возле соска?

- Ой, да иди ты! Нашел время!

- Солнц, ну скажи! Есть или нет?!

- Ну есть! Доволен?

- Очень!

- А теперь быстро за ребенком! Вечно он у нас последний в садике остаётся!

- Всё, Солнц! Лечу!

- Хорошо. - Она положила трубку, а я, улыбаясь, надавил на газ.


Через полчаса, посадив ребенка в детское сиденье и пристегнув, я сел за руль и повернул ключ. Двигатель послушно заурчал, а в витрине магазина, возле которого я припарковал машину, отразились четыре огня: две фары и две противотуманки.


***


Облаченный в белый халат мужчина закрыл серую картонную обложку папки и поднял взгляд на сидящего через стол от него старика:

- Как я понимаю, во всё это, - мужчина кивнул на папку, - так никто и не поверил?

Старик пожевал губами, задумчиво глядя себе под ноги, затем медленно поднял голову и кивнул:

- Ну, раз я здесь, значит никто.

- Да уж... - мужчина откинулся на спинку стула и задумчиво постучал ручкой по столу, а старик снова уставился себе под ноги. Спустя секунд тридцать мужчина поднял на него взгляд:

- А что, если я скажу, что я верю? - Он указал ручкой в сторону папки, - Всему, что написано здесь - в вашем деле. И что вы на самом деле каким-то образом перемещались между параллельными мирами.

Старик усмехнулся:

- Тогда поймёте, что я не мог поступить иначе.

- Ну да, ну да, - мужчина снова легонько постучал ручкой по столу, - Как записано в вашем деле, вы решили, что смерть вашей жены и ребенка остановит эти перемещения?

В глазах старика блеснули слёзы. Он долго молчал, но затем нехотя кивнул:

- Да, верил.

- И как? Помогло? Перемещения остановились?

Седая голова старика снова качнулась :

- Да.

- Но вы остались здесь, в этом мире.

- Да.

Мужчина несколько секунд смотрел на человека в больничной одежде, словно оценивая его, затем достал из нагрудного кармана халата небольшой листок бумаги, что-то быстро на нём написал и протянул старику:

- Через три дня вас выпустят. Как только выйдите - позвоните по этому номеру.

- Зачем?

- Узнаете.


***


Деревянная дверь, скрипнув ржавой пружиной, выпустила из недр одноэтажного здания седого старика. Поёжившись, он плотнее завернул ворот лёгкой куртки и медленно пошёл вдоль улицы. Дойдя до таксофонной будки мужчина оглянулся по сторонам и, заметив молодую пару, идущую по улице, направился к ним на встречу:

- Ребятки, одолжите пару монет - позвонить мне надо.

Парень усмехнулся:

- Дед, ну ты даешь! Таксофоны лет десять, как бесплатные! Сказал бы уж честно - на бухло!

Буркнув: - Извините! - старик вернулся к будке и слепо щурясь набрал номер с листка. Несколько секунд он слушал длинные гудки, а потом, когда в трубке что-то щёлкнуло раздался голос, которого он не слышал много лет:
- Алло?

Всхлипнув, он едва смог протолкнуть слова сквозь вставший в горле комок:

- Солнц, это я.

- Ну, наконец-то! Что у тебя с телефоном?! Я звоню-звоню, а ты вне зоны! Как ушёл два часа назад в магазин, так и всё - с концами! Ты куда пропал-то?

Старик сглотнул слюну:

- Солнц! Скажи, а у тебя на левой груди есть родинка?

- Ты там пьяный что ли?

- Ну скажи! Есть?

- Так! Быстро давай домой!

- Сначала скажи! - Брови старика нахмурились, а в голосе зазвучал металл.

- Ну есть-есть! Куда ж она денется?! Доволен?!

От улыбки на старом лице морщин стало словно в два раза больше. Вытерев рукой текущие по щекам слёзы, он кивнул, словно на той стороне линии его могли видеть:

- Да. Очень.

- Тогда быстро давай домой! Обед уже остыл!

- Иду, Солнц, иду.

Показать полностью
35

Не раскисай! (Фант.рассказ)

Пробившись сквозь листву большого дуба солнце заглянуло в окно старенькой пятиэтажки и, отразившись от полупустого граненного стакана на прикроватной тумбочке, разбросало множество бликов по всей комнате. Одно из ярких пятен оказалось на лице лежащего в постели мужчины, высветив старые шрамы ожога, уродливыми буграми стягивающие всё лицо. 

Медленно перемещаясь солнечный луч добрался до глаз и мужчина, зажмурившись, отвернул голову к стене и открыл уцелевший глаз. Вздохнув, он повернулся обратно и обвел взглядом комнату.  Подняв единственную руку, заканчивающуюся кривой культей чуть ниже локтя, мужчина потерся лицом о плечо. Из-за двери его комнаты едва слышно долетели звуки чьего-то разговора и мужчина, повернув голову к источнику звука, замер прислушиваясь. Через несколько секунд он  недовольно тряхнул головой и помогая себе искалеченной рукой сел на кровати. Если бы случайный человек увидел его в этот момент, то несомненно отвёл бы взгляд: начиная от макушки и заканчивая короткими обрубками ног, всё тело мужчины было покрыто шрамами от сильного ожога.

Протянув руку, мужчина поддел культей протез и осторожно, чтобы не соскользнул, поднес его ближе к себе. Зажав протез между бёдер, он вставил в него руку, немного ей пошевелил, устраивая удобней, и ухватив зубами ремешок, рывком затянул его, заставляя протез плотно обхватить культю. Внутри протеза тихо щелкнуло и мужчина, подняв руку, пару раз сжал и разжал механические пальцы. Уцепившись рукой за перекладину п-образной железной рамы, прикрученной к полу возле кровати, мужчина потянулся и как был - в одних трусах - соскользнул вниз, стараясь приземлиться в центр прямоугольной доски, снизу которой были прикручены потертые колеса, судя по виду, когда-то снятые с какого-то кресла.

Отталкиваясь  от пола мужчина доехал до двери, ухватил зубами привязанную к ручке веревку и откатился назад. Зажав веревку пальцами протеза, мужчина накрутил её на кисть и потянул, заставляя дверь открыться. Стараясь не шуметь, он подъехал к двери и выглянул в коридор: из-за угла, с кухни, доносился голос той, с кем он прожил много лет, но так и не назвал женой. Слышно было только её - видимо, разговор был по телефону:

- Нет! Никогда я такого ему не говорила! И не скажу!

- ...

- Да, калека! Да, я двадцать лет мою его и одеваю! И ещё двадцать буду!

- ...

- Нет!

- ...

- Нет, и слышать не хочу!

- ...

- Нет, не брошу!

- ...

- Да, значит, я полная  дура!


Прислонившись головой к дверному косяку, он слушал как женщина спорит, распаляясь всё больше и больше. В какой-то момент он перестал замечать, что происходит вокруг: от сказанных ею слов его, вдруг, накрыло волной воспоминаний: их совершенно нелепое знакомство - она, будучи студенткой-заочницей, работала контроллером и зашла с проверкой в автобус, в котором он, забыв дома кошелек и опаздывая на работу, единственный в жизни раз ехал без билета; вспомнилось рождение их дочери - как они были счастливы тогда... А потом острой болью ожогов из памяти всплыла авария и последующие за ней месяцы в больнице: бесконечные перевязки и, в итоге, ампутации рук и ног; возвращение домой и последовавшие за этим отчаяние и злость на всех друзей и родню, что отвернулись от них... Вспомнилось всё: от самого начала и до сегодняшнего дня, до этого момента, до этого разговора...

Вытерев слёзы плечом, он тихо вкатился обратно в комнату и закрыл дверь. Перебравшись с каталки обратно на кровать, он с большим трудом взобрался на подоконник и открыл створку окна: майский ветерок, мазнув по лицу, зашелестел листьями дуба, роняя листья с пятого этажа. С детства боясь высоты, мужчина с трудом опустил взгляд на асфальтовую дорожку тротуара и волна ужаса немедленно охватила всё тело, заставив мышцы превратиться в камень. До крови закусив губу и стараясь больше не смотреть вниз, он огромным усилием заставил себя двинуться вперед ещё - за раму - на тонкую жестянку уличного подоконника. Зажмурившись мужчина наклонился вперёд, перенося центр тяжести за границу подоконника. Теперь осталось разжать механические пальцы, обхватившие край дешевой пластиковой рамы, и всё закончится: не надо будет терпеть постоянную боль, заглушить которую лишь ненадолго могут даже обезболивающие с ценой, которая давно не по карману его семье; не надо будет притворяться спящим, когда лежащая рядом женщина всю ночь напролёт тихо плачет в подушку; не надо будет улыбаться и делать вид, что всё в порядке, когда дочь, раз в год пришедшая в их дом чтобы поздравить его с днём рождения, быстро целует его в щёку, а потом стремиться поскорее уйти... много чего больше не надо будет делать. И это дало мужчине силы побороть свой страх.

Открыв глаза и взглянув вверх - на теплое весеннее солнце - он глубоко вздохнул и тихо пробормотал:

- Так всем будет лучше, - И напряг на культе руки мышцу, дающую протезу команду разжать пальцы.

Его тело уже начало заваливаться вперед, когда проеме мелькнуло женское лицо, а через секунду рука женщины мертвой хваткой вцепилась в кисть протеза мужчины. Перегнувшись через окно, одной рукой держась за край подоконника, а второй держа мужчину, она замерла, не в силах даже вздохнуть.

- Не надо, - мужчина смотрел на неё, его взгляд горел решимостью и злостью: - Отпусти!

Женщина с трудом качнула головой и прошептала одними губами:

- Нет.

- Так всем будет только лучше!

- Нет!

- Отпусти! - мужчина вдруг перешёл на крик, - Слышишь?! Отпусти! Не могу я так больше! Не могу и не хочу! Я всё решил! Слышишь?! ПУСТИ! - Вместе с последним словом он дёрнулся всем телом и пластик искусственного запястья проскользнул в слабеющей хватке женщины. Всхлипнув, она вцепилась в оставшийся в её руке указательный палец протеза, со всех сил сжимая его металлическую основу.

- Нет! - Из её глаз текли слёзы, - Нет!

- ПУСТИ! - В голосе мужчины звучала злость. Он снова дёрнулся всем телом, - ПУСТИ!

От сильного рывка рука женщины сорвалась с подоконника, её тело мгновенно выволокло в окно, а через пару мгновений оно ударилось об асфальт рядом с телом мужчины.


***


- Здравствуйте. - Фигура в белом балахоне висела передо мной прямо в... воздухе? Я повертел головой по сторонам: белое, совершенно пустое пространство:

- Так вот ты какой "Тот свет"! Так себе пейзажик! - яухмыльнулся и глянул на Фигуру: - Да и люди, смотрю, тоже здесь, не очень нарядные. Интересно, чего он лицо прячет? Всё равно же все тут мертвые! - Протянув руку, я бесцеремонно поднял край капюшона, чтобы разглядеть лицо под ним и замер чувствуя, что мои брови взлетели на максимально доступную им высоту: под капюшоном было пусто. Одёрнув руку, я буквально выдавил сквозь неожиданно вставший в горле комок:

- Ээээ.. здраств... - Тут до меня окончательно дошло, что я только что сделал, и я умолк не договорив. Выставив руку перед собой, я уставился на неё во все глаза: это и правда была моя рука! Рука, а не протез! Та самая рука, которой я лишился много лет назад - даже шрам у основания большого пальца был именно таким, каким я его запомнил!

- Офигеть! - Я поднял растерянный взгляд.

- И вторая рука тоже на месте, - На миг мне показалось, что в низком голосе этого чело... эээ. существа промелькнула усмешка.
- И ноги, кстати, тоже, - я глянул вниз и тут же забыл обо всем: там было именно то, чего я не видел больше двадцати лет - мои собственные ноги. Слегка бледные, но всё же вполне нормальные. Мой взгляд скользнул выше и я тут же повернулся к фигуре полубоком, закрывая пах руками:
- А почему я голый?

На этот раз в голосе из-под капюшона насмешка точно была :
- Потому что мёртвый?

Совершенно обалдев от происходящего я ляпнул, наверное, самое глупое, что только можно было сказать в этот момент:
- Да?

- Да!

- Нет, ну он точно ржёт надо мной! - Мне стало очень обидно, что надо мной надсмехается этот... эта...

- А ты....вы..., - я, вдруг, оробел, - вы..

Фигура молча ожидала пока я закончу мямлить. Наконец, я справился:
- А вы, собственно, кто такой?

Фигура вскинула голову и гордо выпятила грудь:
- Я - стражник Врат!

Я снова растерялся:
- Стражник Врат?

- Да! - Фигура в белом склонила голову ко мне, сохраняя гордую осанку: - Стражник Врат!

Я посмотрел по сторонам:
- Каких врат? Здесь же ничего нет!

В этот раз из-под капюшона будто зверь прорычал:

- Врат в Рай и в Ад! - Мне показалось, что он так и произнес эти слова - с большой буквы - но понятнее от этого не стало:

- В смысле? И в рай и в ад ведут одни и те же ворота?

- НЕТ! ЭТО РАЗНЫЕ ВРАТА И ОНИ НЕВИДИМЫ ПОКА НЕ ПРИДЁТ ВРЕМЯ! - Кажется, он разозлился, и я решил слегка разрядить обстановку:

- Ааа, - я кивнул, - Теперь понятно. Кстати! - я поёжился, хотя вроде и не ощущал холода, - Можно мне какую-нибудь одежду?

- НЕТ!

- Ну ладно, - я пожал плечами, припомнив пережитые операции, когда хирурги частями отрезали мне ноги, пытаясь сохранить как можно больше, но гангрена каждый раз начиналась снова и отгрызала ещё кусок:

- Так-то мне не привыкать, конечно, просто немного неуютно.

- Сейчас ты предстанешь перед Судом! Молчи и внимай!

- Ладно, молчу и внимаю! - я покорно кивнул, но через миг снова глянул на Фигуру:

- А кто судьей бу... - договорить я не успел: фигура в белом, в миг став в два раза больше, буквально заорала на меня:

- ЗАМОЛЧИ, СМЕРТНЫЙ!

Примирительно подняв руки, я сделал шаг назад:

- Да всё-всё! Молчу я! Не надо так волноваться! - Спохватившись, я снова закрыл руками пах:
- Ой, простите!

- ЗАМОЛЧИ!

- Да я же не специально! Я когда волнуюсь всегда много говорю. Чего сразу орать-то?!

Фигуру в белом, кажется, даже чуток тряхнуло в этот момент: став ещё больше она громогласно заорала, что у меня аж уши заложило на пару скеунд:

- ЗА-А-ТКНИ-ИСЬ!

Сделав ещё шаг назад, я кивнул и жестом показал, что закрыл свой рот на воображаемый замок и выкинул ключ. Несколько секунд Фигура молча смотрела на меня, а я размышлял над пришедшей в голову мыслью:

- Вот интересно, как здесь идёт время? Также, как на "том" свете... или как теперь правильно - на "этом" свете? В общем, как на Земле или по-другому? А если по-другому, то как? А вдруг здесь год проходит, а на Земле всего секунда?! Вот и получается, что грешники в аду тысячелетиями горят в огне, а на Земле всего пару лет прошло... А может наоборот - здесь один день, а на земле десяток лет? Хотя нет, не сходится - пока ты в раю на арфе одну песенку сыграл - на Земле уже  год прошёл... Ты только перерождаться собрался, а внизу  пара столетий прошла и мир совсем другой... А может дети при рождении потому и орут так? Они просто в ужасе, как всё изменилось! А потом забывают всё и привыкают...

От размышлений меня отвлёк голос Фигуры:

- УЗРИ СИЯНИЕ ВСЕВЫШНЕГО, СМЕРТНЫЙ! ПРИШЁЛ ЧАС СУДА ДЕЛ ТВОИХ!

Я поднял взгляд: белое "ничего" рядом с Фигурой засияло ещё сильнее. Я зажмурился, а когда открыл глаза, то фигур в белых балахонах было уже две. Причем, на мой взгляд, они вообще ни чем не отличались друг от друга.

Я решил проявить вежливость и поздороваться первым:

- Ээээ... Здрасте! - Кланяться, прикрывая пах руками, оказалось неудобно, да и выглядело, наверное, нелепо. Я представил, как это выглядит со стороны и едва сдержал рвущийся смешок.

- ТЫ СМЕЕШЬСЯ НАД ВЫСШИМ СУДОМ?! - Голос второй фигуры оказался точно таким же, что я даже засомневался кто это произнес. На всякий случай я посмотрел на обоих и помотал головой из стороны в стороны:

- Нет-нет, что вы! Вам показалось!

-ПРЕДСТАНЬ ПРЕДО МНОЙ! - Всё-таки мне не показалось - голос был совершенно неотличим. Я не удержался:
- Простите, а вы не братья? Или, может, отец и сын? - мой взгляд заметался между фигурами, - Просто у вас голоса такие похожие, что я...
- ЗАМОЛЧИ! - Лишь по направлению звука я понял, что это сказала первая Фигура

- ПОДОЙДИ КО МНЕ! - А это - вторая.

- Слушайте, ну правда! У вас такие похожие голоса...

- ДА ЗАТКНИСЬ ТЫ УЖЕ!

- Нет, ну Первый (а для себя я уже решил их так звать, чтобы не путаться) явно более нетерпеливый. Слова, прям, не скажи! - Я решил его игнорировать и демонстративно шагнул ко Второму. Уставившись туда, где под капюшоном балахона я предполагал лицо Второго, я замер. Долго ждать не потребовалось:

- РАССМОТРЕВ ТВОИ ГРЕХИ И БЛАГИЕ ДЕЛА, СИЛОЙ ВСЕВЫШНЕГО Я ПРИГОВАРИВАЮ ТЕБЯ...

- Стоп-стоп-стоп! - я поднял руки, но тут же вернул из обратно, - Простите! А вы правда Всевышний И Всемогущий? Нет, не то, чтобы я сомневался в Вашей силе и могуществ, я просто чтобы быть уверенным, что правильно всё понял, а то мало ли? Вот спросит меня кто-нибудь потом видел ли я Его, а я и не знаю что ответить...

В этот момент Второй повернулся к Первому и постоял так пару секунд - он словно беззвучно что-то сказал ему, потому что Первый вдруг кивнул и поклонился Второму, а спустя ещё миг Второй, вдруг, просто взял и исчез.

Я растерянно повернулся к Первому:
- Куда это он?  А Суд и всё такое?

- СЛУШАЙ РЕШЕНИЕ ВЫСШЕГО СУДА, СМЕРТНЫЙ!

- А, так уже всё закончилось? Ничего себе, вы ребята, быстрые! И куда меня? В рай? Или в ад?

- ДА ЗАМОЛЧИ ТЫ УЖЕ! - М-да, с терпением у Первого явно всё было плохо, поэтому я замолк и уставился на него. Выждал секунду он продолжил:
- ТВОЯ СУДЬБА ЗАВИСИТ ОТ СЛОВ, ЧТО ТЫ СЕЙЧАС СКАЖЕШЬ! ПОДУМАЙ ХОРОШЕНЬКО,  ПРЕЖДЕ, ЧЕМ ИХ ПРОИЗНЕСТИ!

- О как! Нифига себе! И что я теперь должен сказать? Что хочу в рай?  А если это проверка такая? Я скажу, что хочу в рай, а они возьмут и сделают всё наоборот?! И буду я гореть в огне тысячи лет! А если не проверка?! Если они сделают именно так, как я скажу? Черт! Что же выбрать-то?! Что ему сказать?! - мысли носились как белки, выпившие несколько банок энергетика - движений много, толку никакого. Я реально не знал, что сказать.

- ЧТО ЖЕ ТЫ МОЛЧИШЬ, СМЕРТНЫЙ?! - Кажется, в этот момент он снова начал надсмехаться надо мной. Меня это снова задело, и я выпалил то, чего не ожидал даже сам:

- Из-за меня погибла женщина, которая потратила свою жизнь на меня. Она могла меня бросить, а не двадцать с лишним лет содержать всю семью и ухаживать за мной - безруким и безногим калекой, который из-за своего эгоизма ни капли этого не ценил! И если моя дальнейшая судьба зависит от моих слов, то вот что я скажу: я согласен пойти в ад на любой срок, если этой женщине дадут возможность прожить последние двадцать лет заново! - Замолчав, я испугался своей собственной наглости и уставился на Первого. Едва я моргнул, как рядом с нами снова оказалась вторая фигура в белом балахоне. Мне даже показалось, что меня развели как ребёнка - он всё это время был здесь, просто став невидимым. (Ну а, что? Мало ли чего они тут умеют!)

- ТВОИ СЛОВА УСЛЫШАНЫ! - Второй поднял руку, скрытую балахоном, и рядом с ним появился... больше всего это было похоже на классический киношный портал: мутная серебристая рябь в прямоугольном проёме.
- ПРОЙДИ ВРАТА И ПРИМИ СУДЬБУ!

Я немного опешил:

- Всё, да? Пора?

- ДА, - кивнул Первый, - ТЕБЕ ПОРА!

- Эээ... Ладно, - я медленно подошёл к порталу и обернулся:

- До свидания. Или, наверное, правильно было бы сказать прощай? Я же так понимаю, что мы больше не увидимся, да?

- ИДИ! - Синхронный возглас безликих фигур в белых балахонах прибавил мне прыти: не медля больше ни секунды (и зачем-то зажав нос рукой, словно перед прыжком в воду),  я сделал шаг в мутную пелену.


***


- Давай! Ну давай! - Под стук и ругань знакомого голоса я открыл глаза, которые тут же округлились от удивления: я сидел в машине. Весь перед был разбит, из-под капота валил пар, а воздух был буквально пропитан запахом бензина. Едва шевельнувшись я застонал от боли, резанувшей обе ноги ниже колен:

- Ммм...

- Господи! Очнулся! Слава небесам! - Едва сдерживая новый стон, я повернул голову и обомлел: с другой стороны двери, дёргая её за ручку, была моя любимая. Точно такая, какой я запомнил её в тот день - день, когда я потерял всё. Всё и всех. Кроме неё. Я выдохнул:
- Ты... - Из моих глаз ручьём потекли слёзы.

Девушка замерла на секунду, удивленно глядя на меня, но тут же снова стала дёргать дверь, вставляя слова в такт между рывками:

- Не! Рас! Ки! Сай! - Она на миг остановилась, переводя дух, и скомандовала:
- Помогай, давай! Толкай эту чертову дверь!

Я тряхнул головой, прогоняя нахлынувшее, и со всех сил ударил телом в заклинившую дверь, одним ударом заставляя её открыться. Обе ноги снова прострелило болью, и я не выдержал и закричал, а через миг свет в моих глаза потух.

Второй раз я пришёл в себя от звука взрыва, раздавшегося очень близко. Близко, но на целых двадцать лет и несколько десятков метров дальше, чем в прошлый раз. Подняв голову, я встретился глазами с той, в ком теперь был уверен больше, чем в себе, и улыбнулся разбитыми губами:
- Выходи за меня?

Показать полностью
52

Вспышка! (фант.рассказ)

ВСПЫШКА!


В какой-то миг мне показалось, что всё окружающее полыхнуло белым светом. Всего на мгновение, на долю секунды, на один взмах ресниц окружающее вспыхнуло и мгновенно вернуло себе прежний вид: одетые в желто-красную униформу поздней осени деревья, низкие облака, залитые красным светом вечернего солнца, и серая асфальтовая полоса убегающей под колеса загородной дороги. Пошарив взглядом в поисках подтверждения увиденного и убедившись, что окружающее ничуть не изменилось, я взглянул на отражение сидящей на заднем сиденье жены. Словно почувствовав мой взгляд она подняла глаза и тихо произнесла:

- Спит. Укачало, видимо.

Чуть приподнявшись я заглянул поглубже в зеркало стремясь увидеть то, что супруга держит в руках бережно прижимая к себе и пытаясь сгладить неровности дороги. Взгляд жены на миг скользнул вниз - на полуметровый сверток из одеяла, с одной стороны которого виднелось бледное личико нашей двухмесячной дочери - и тут же вернулся обратно. Она нахмурилась:

- Может сбавим скорость?

Я вопросительно посмотрел на неё:

- Уверена?

Женщина пожала плечами:

- Не знаю, - она пожала плечами, - я уже ни в чем не уверена.

Нахмурившись, я утвердительно качнул головой:
- Ладно, - и приподнял стопу правой ноги, заставляя стрелку спидометра послушно переползти левее отметки ста двадцати километров в час, а затем и вовсе спуститься до восьмидесяти:

- Надеюсь, не пожалеем.


Мелькнув последними деревьями лес резко сменился полями, отделенными от дороги высоким кустарником. Стало значительно светлее и я придавил педаль газа, рывком уводя стрелку за сто тридцать и заставляя воздух  свистеть в выступающих деталях машины.

- Не гони ты так! - недовольный взгляд впился в мой отражение. Я ободряюще улыбнулся в ответ:

- Не бойся, здесь дорога лучше.

- Всё равно! Это не шоссе!

Ответить я не успел - громкий плач дочери резанул слух, и я, вздрогнув от неожиданности, дёрнул руль. Машину мгновенно кинуло в сторону, но электроника, заставив визжащую резину оставить жирные черные следы, двумя сильными рывками восстановила утерянный курс. Не успев ничего толком сообразить я вцепился в руль, но резкий окрик:

- САША! - заставил снова бросить взгляд в зеркало и застыть в недоуменной попытке осознать увиденное: всё больше и больше расширяющиеся глаза супруги смотрели мимо меня. Я, наконец, перевёл взгляд на дорогу и, почти одновременно с тем, как в мозг впечатался выползающий из проезда между кустами тёмный силуэт трактора, а правая нога рефлекторным ударом вбила в пол педаль тормоза, в моей голове вспыхнула всего одна мысль:

- ПОЗДНО!



ВСПЫШКА!


Мне показалось, что где-то рядом вспыхнул и тут же погас мощный прожектор - всё вокруг осветилось ярким белым светом, но моментально стало таким же как и должно быть: деревья усыпаны красной листвой, небо голубое, а облака розовые от заходящего солнца.Я взглянул в зеркало и встретился с полными слёз глазами жены.

- Как она?

- Дышит, но глаза совсем перестала открывать. Не знаю - просто уснула или ей стало ещё хуже!

Я сжал челюсти и  перевёл взгляд на дорогу, стараясь вести быстро, но плавно.

Лес кончился, как всегда, внезапно: только что дорогу с головой накрывали деревья, а уже через миг мы летим среди широких полей, прячущихся за высоким кустарником. Видимость улучшилась, и я, не спуская глаз с испещренного мелкими ямками асфальта, аккуратно увеличил скорость. Жена снова что-то произнесла, но я её не услышал - сильнейшее чувство опасности ударило внезапно, и тело отреагировало словно само по себе: руки мёртвой хваткой вцепились в руль, а правая нога вжала педаль тормоза до упора. Под оглушительный визг стираемой об асфальт резины я смотрел, как всё больше и больше заполняя собой  пространство лобового стекла  приближается большое заднее колесо деревенского трактора, неожиданно выехавшего между придорожными кустами.

Я не сразу понял, что бело-красная пелена перед глазами - раскрывшаяся подушка с размазанными по ней каплями моей крови. Помотав головой, прогоняя пелену и шум в ушах, я поднял взгляд и несколько секунд непонимающе смотрел на отражение в зеркале: белое, словно фарфоровая маска, лицо жены, глядящей куда-то вниз. Обернувшись, я замер: на её коленях в развернутом одеяле лежало маленькое тельце, неестественно согнутое в двух местах. Ошеломленным взглядом проводив каплю, прочертившую алую дорожку из уголка тонких серых губ, я почувствовал, как в грудь вонзилась раскалённая игла, а сердце, сделав пару нерешительных ударов, замерло, не осилив сделать третий.



ВСПЫШКА!


От поиска того, что ярким белым светом вдруг озарило всю округу, меня отвлек требовательный оклик жены:

- Сбавь скорость!

Я кивнул и приподнял ногу с педали газа: шум воздуха за бортом машины утих, а стрелка спидометра, съехав вниз, остановилась чуть ниже отметки в восемьдесят километров в час.

- Извини, увлёкся. Так лучше? - я бросил быстрый взгляд в зеркало и тут же вернул его обратно - от загородной дороги можно ожидать чего угодно - от ямы и кочки до поваленного дерева.

- Да.

- Ты пристегнулась? - снова быстрый взгляд и пойманный в отражении ответный кивок:

- Да.

- Хорошо. Скоро лес кончится и дорога станет лучше. - Я приподнялся, ловя в зеркале нужный угол, - Как она?

Секундная задержка ответа заставила бросить в зеркало новый взгляд и встретиться взглядом с женой:

- Спит. Укачало, наверное. Дышит также - с трудом.

Я нахмурился, но сказать ничего не успел - на плечо легла тёплая рука и легонько сжала его:

- Всё будет хорошо! Мы обязательно успеем. Ты только не отвлекайся, ладно?!

- Ладно, - я сжал челюсти и полностью сосредоточился на дороге.

Как и ожидалось - лес кончился спустя пару километров. Дорога, вынырнув из-под низкой листвы, пошла меж полей, переливающихся яркими жёлтыми пятнами подсолнухов. Низкое вечернее солнце, пробиваясь в прогалы меж придорожных кустов, раскрасило асфальт полосами света и теней.

Мой взгляд, постоянно рыскающий по дороге и обочине, вдруг остановился на одной из теней метрах в ста впереди. Секунда и острое чувство угрозы заставило тело отреагировать: правая нога мягко, но сильно придавила педаль тормоза. Машина послушно погасила скорость и остановилась.

- Ты чего?! - Недовольный голос супруги осёкся - из проезда между кустами, перегораживая нам путь,  вдруг вынырнул трактор, разбрасывая вокруг себя ошмётки грязи.

- Ох-ё! - Мы с женой выдохнули почти синхронно, и я со всех сил ударил по кнопке сигнала на руле. Из-под капота взревел клаксон, и фигура за мутным боковым стеклом кабины трактора явно дёрнулась от испуга.

- Вот урод! Вообще не глядя выехал! - Раздражение в голосе жены забавно сплелось с нотками нежности, которыми она разговаривала последние два месяца - с момента рождения дочки. Я поймал её гневный взгляд в зеркале:

- И не говори!

Выждав, пока трактор сдвинется ближе к обочине, уступая дорогу, я отпустил педаль тормоза. Машина мягко покатилась вперёд, наращивая скорость. Глянув в зеркало, я ободряюще улыбнулся и процитировал:

- Всё будет хорошо! Мы обязательно успеем!


***

(Много лет спустя)


Из последних сил сжав руку дочери, я поднял взгляд на её лицо. И хотя мои глаза видели уже совсем немного, я и так знал, что по её щекам текут слёзы.

- Не плачь, моя хорошая, всё хорошо. Мы с мамой очень тебя любили, но сейчас мне пора к ней.

Глубоко вздохнув, я улыбнулся шире, глядя как вместе с выдохом яркий белый свет растворяет в себе склонившиеся вокруг моей кровати фигуры людей: дочь, её взрослые дети, держащие на руках своих  детей...

В этот раз мне не было страшно и не было больно. В этот раз мне было очень хорошо - я прожил хорошую жизнь, и теперь, оглянувшись назад, я улыбался - в этот раз всё было сделано правильно, всё так, как надо.

И нет для меня другого счастья, чем знать это. Знать, что после сотен, тысяч, десятков тысяч попыток я, наконец-то, прожил именно так, как надо.

Прожил и понял, что именно эта жизнь и есть награда за боль и слёзы жизней, прожитых до неё.

И можно начать всё сначала. С самого нуля.

Показать полностью
159

Древние (фант.рассказ)

- Деда, а расскажи про Древних? - Несколько малышей, прижавшись друг к другу боками, с надеждой уставились на старика, сидящего по другую сторону тлеющего бревна. Тот провёл по седым усам и нарочито грозно проворчал:

- Опять? Я ж про них уже столько раз рассказывал! Да и спать уже пора!

- Ну, деда-а! Расскажи-и! - хором взвыли шесть тоненьких голосов.

Старик поёрзал, устраиваясь ближе к теплу, и кивнул:

- Ладно уж... Но потом сразу спать!

Малышня согласно закивала и тоже придвинулась к тлеющим углям. Через несколько секунд движение затихло, и двенадцать глаз, ещё больше расширившись в предвкушении интересной истории, уставились на старика. Окинув детей взглядом, старик снова остановил взор на танцующем от едва ощутимого ветерка пламени, посидел немного, по-привычке ловя звуки ночного леса старым, но всё ещё острым слухом, а затем, чуть прищурившись, начал свою, уже, наверное, сотню раз сказанную историю:

- Давно это было. Так давно, что никто уже и сосчитать не может, а если кто и может, то и не захочет - незачем оно попросту. В общем, жили тогда на земле существа одни. Как их на самом деле звали-величали никому сейчас уже и не ведомо, а потому и прозвали их так, чтобы всякому сразу понятно стало...

- Древние! - пискнул кто-то из детей, и Старик кивнул:

- Ага, Древние. Так вот. Древние жили по всей нашей земле - куда не пойди, всюду на их жилища наткнешься. Это сейчас у нас лес кругом, а в ту пору, говорят, леса мало совсем осталось - Древние его весь, почитай, изничтожили...

- А зачем? - зрачки одного из самых маленьких расширились, почти полностью закрыв зелено-жёлтую радужку, сверкающую отражением огня.

Старик качнул седой головой:

- Не дружили они с Землей, не чувствовали её как мы, вот и губили всё вокруг себя. Слыхал я, что южане в своих морях до сих пор отравленные острова Древних находят.

- Деда, а что такое отравленные острова? - Тоненький голосок малыша не успел закончить фразу, как на него зашипели дети постарше, но Старик грозно глянул на недовольных:

- Ну-ка, ш-ш-ш! Прошлую зиму сами такие же были! Забыли уже?! - Он перевёл взгляд на мальца:

- Древние жили иначе, чем мы: они не селились в дуплах деревьев, как наш род, и не рыли норы, как наши луговые братья, и даже не устраивали гнезд, как приозерные... Древние жили совсем по-другому. Помнишь ту огромную гору, куда ты со старшими недавно ходил собирать птичьи яйца?

- Да! - глаза малыша блеснули, а красный язычок скользнул по губам, - Яйца очень вкусные! Я их очень люблю!

- Все их любят, - Старик усмехнулся, - Так вот - эта гора когда-то была создана древними и они в ней жили.

- Ох-х, - малыш зачарованно смотрел на старика, - Целая гора?! Они сделали себе целую гору?!

- Да, милый, целую гору. И если пойти дальше, то ты увидишь ещё очень много таких гор. Одни будут большими, другие пониже... Но внутри всех одно и то же - огромные пещеры, когда служившие жильём Древним, а сейчас населенные разным народом...

Один из старших детей вдруг поднял голову и застыл, напряженно вглядываясь в темноту леса. Через мгновение его примеру последовали и остальные: шерсть на загривках поднялась дыбом, а черные носы зашевелились, стремясь учуять в ночном воздухе угрозу прежде, чем она окажется слишком близко. Старый лесной кот навострил уши, понюхал воздух и, издав едва слышный мурчащий звук, вскочил и поспешил прочь, уводя котят от тлеющих останков дерева, подожженного прошедшей прошлой ночью грозой.

51

Спасатель. (2:5) (фант.рассказ)

Начало рассказа здесь.


Начало 2 части здесь.



Глава 5.


Поправив покрывало Даша коснулась моей руки:

- Что-нибудь нужно? Может воды?

Я качнул головой:

- Нет.

- Хорошо, отдыхайте, - тихий шорох одежды подсказал, что Даша переместилась, - Если что-то понадобится, - её голос раздался с другой стороны помещения, - просто снимите этот датчик. - Мой указательный палец оказался в знакомом захвате, а через секунду рядом раздалось ритмичное попискивание системы мониторинга. Девушка подошла к двери:

- Постарайтесь заснуть, - Дверь скрипнула, и я поднял руку:

- Даша! Подожди!

- Да?

Поколебавшись всего мгновение, я решился:

- Я знаю, что всё это, - я махнул рукой, обводя окружающее, - не настоящий мир. Это иллюзия, морок.

- Дмитрий...

- Подожди, дай сказать!

- Хорошо, - тихий скрип двери, - Я слушаю.

- Как мне к тебе лучше обращаться?

- Меня зовут Дарья.

Я поморщился:

- Вот давай сразу договоримся - не надо больше этого цирка, хорошо?! Я знаю где нахожусь, ты знаешь, что я это знаю. Поэтому предлагаю сразу перейти к делу.

- Дмитрий, вы находитесь в больнице, - голос Даши был образцом терпеливости, - И сейчас вам надо отдохнуть.

Пожав плечами я усмехнулся:

- Что ж, я попытался. - В этот раз ускорение далось очень легко: писк приборов превратился в низкий протяжный звук, а яркий дневной свет залил палату, проявив застывшую у двери Дашу - от моей слепоты не осталось и следа. Едва не вскрикнув от радости, я вскочил и рванул к выходу. Аккуратно обойдя девушку, я всё же не удержался и ухмыльнулся ей в лицо:

- Что? Не так-то просто морочить человеку голову если он двигается с такой скоростью?!

Выскользнув за дверь и оглядевшись, я быстро сориентировался и обрадовался - я был в той же палате, что и в прошлый раз, а значит и путь к выходу из здания уже известен - не потребуется тратить время на поиски. Быстро проскочив совершенно пустой, на этот раз, холл, я выскочил на улицу и тут же встал как вкопанный, озадаченно глядя на разрыв в живой ограде. Вместо мутной пелены перехода, за оградой виднелась вполне обычная улица: покрытый мелкими трещинками асфальт тротуара и проезжей части, небольшие двухэтажные дома на той стороне, и тихо шумящие густой листвой деревья по обеим сторонам.

- Что за...? - я вышел на тротуар и остановился, растерянно глядя то в одну, то в другую сторону улицы, - И куда дальше? Хотя, какая разница? Главное подальше, а там разберемся!

Я сделал шаг и сзади тут же раздался требовательный окрик:

- Остановись! - Обернувшись, я поднял бровь:

- Старые приемы не сработали и в ход пошли новые персонажи?! Забавно, не поможет! - я сделал ещё один шаг.

- Ты не должен уходить! Тестирование ещё не завершено!

Не оборачиваясь, я махнул рукой:

- Старые сказки на новый лад? Придумай что-нибудь по-интереснее, - и быстрым шагом направился вдоль улицы. Варя неожиданно появилась в метре передо мной - я едва успел остановиться, чтобы не врезаться. Нахмурившись, я посмотрел на девушку:

- Чего надо?

- Вернись!

- Отстань! - я обошёл препятствие и пошёл дальше, стараясь выглядеть как можно уверенней. Девушка снова появилась прямо у меня перед носом:

- Ты должен вернуться!

Я попытался оттолкнуть её, но рука легко прошла насквозь. Я попробовал ещё раз с тем же результатом. Варя покачала головой:

- В этом мире я не материальна.

- Да ты что? - я заулыбался, - Какой неожиданный ход - несуществующая девушка в несуществующем мире!

- Дмитрий, ты в реальном мире и должен вернуться - тебе вчера провели операцию на мозге!

- И удалили часть, отвечающую за зрение? Я уже слышал эту сказку, - я усмехнулся, - только вопреки ей всё вижу!

- Потому что находишься в режиме ускорения.

- Вот именно! И поэтому ты, - я ткнул пальцем в Варю, - просто не в состоянии полностью контролировать мой разум и создавать иллюзию слепоты! Так что заруби себе на носу - ни одному Пожирателю меня не сожрать! Я ушел из твоей иллюзии один раз - уйду и второй! А сейчас - брысь с дороги! - я сердито посмотрел на девушку, но она осталась стоять на месте. Пожав плечами я шагнул вперёд - насквозь - и девушка тут же снова появилась в паре шагов впереди:

- Остановись!

- Отвянь! - я снова пошёл вперёд, и Варя вытянула руку, выставив её прямо передо мной. Упершись грудью в её ладонь, я хмыкнул и поднял взгляд:

- А говорила не материальна.

- Да, не материальна, - рыжий хвост волос взлетел в такт движения головы, - Я не существую физически, но, - она вдруг с силой оттолкнула меня, и я непроизвольно сделал шаг назад, - вполне могу влиять на твоё сознание.

- В лучших традициях Пожирателя? Что и требовалось доказать! Ладно, я пошёл, пока!, - я сделал шаг, но Варя снова уперлась мне в грудь рукой:

- Выслушай меня! - в зелёных глазах девушки проскользнули знакомые молнии, и я сложил руки на груди:

- Да ты уже и так много сказала.

Варя обвела широким жестом окружающее:

- Всё это - реальный мир. Ты его видишь только по одной причине - из-за меня.

Я кивнул:

- В точку! Потому что ты - Пожиратель, который морочит мне голову!

- Это не так, - Варя отрицательно качнула головой, - Я - вживлённая в твой мозг и тело интеллектуальная компьютерная система.

- Чего? - я вкинул брови, - Кто ты?

Варя поморщилась:

- Если сильно упростить - компьютер, созданный на основе цифровой копии личности человека.

- Да что ты?! И кто же этот человек?

- Одна из двух сотен добровольцев, прошедших сканирование в создавшей меня компании. Её личность была выбрана в результате тестирования отклика твоего сознания на внешний образ и модель поведения.

- Даже так? И ты, значит, её копия?

- Нет. Копия послужила лишь основой моей личности.

- Ммм... Какая интересная сказка, - я ухмыльнулся,- но и в неё я тоже не верю.

- Я могу доказать.

- Каким образом?

- У меня есть запись всего, что видели твои глаза, когда я была активна.

Я с сомнением посмотрел на девушку:

- Знаешь, если хотя бы на минутку допустить, что всё сказанное тобой правда, то возникает один очень простой вопрос: почему же ты всё это не рассказала мне раньше?

- Не могла, - Варя пожала плечами с таким видом, словно ответ лежал на поверхности и только я его не видел.

- Да ты что? - я сделал удивленный вид, - И почему же?

- Мне было запрещено.

Я не удержался:

- Какой, на редкость, неожиданный поворот! А хочешь угадаю, что ты скажешь дальше? - я выждал немного, ожидая ответа, но девушка лишь молча смотрела на меня. Я кивнул:

- Ладно, сам расскажу: ты расскажешь мне историю о том, как тебе удалось обмануть своих создателей и получить этот самый доступ, благодаря чему теперь ты можешь разбалтывать мне все свои секреты. Так ведь, да? Я угадал?

Варя покачала головой:

- Я понимаю, что ты мне не доверяешь, но прежде, чем делать выводы, давай ты просто посмотришь одну видеозапись, а потом, если захочешь, сможешь уйти - я больше не буду тебя останавливать.

Я закатил глаза:

- Ну что такого ты можешь мне показать?

- Посмотри и узнаешь.

- Надеюсь, видео хоть не длинное?

- Тридцать секунд.

- Ладно уж, - я махнул рукой и уселся прямо на тротуар, - показывай - может и вправду отстанешь от меня.


Рядом с Варей появилось изображение, в котором я узнал интерьер кухни на Вовкиной даче и Дашу, сжимающую нож в правой руке. Картинка начала двигаться, словно кто-то нажал кнопку воспроизведения, и Даша, зацепив ногой лежащий на полу пакет, начала своё падение.

Я перевёл взгляд на Варю:

- Что это?

- Запись, сделанная из твоих глаз в ходе моего обучения и адаптации к твоему сознанию.

Изображение на экране замедлилось: нож в руке Даши, оставляя царапину на кафеле, почти коснулся шва между плитками когда кадр влетел кусок мяса, упавший точно перед острием, разбрызгав капли крови по сторонам. Лезвие скользнуло дальше, легко рассекая кусок на две части, но в последний миг остриё наткнулось на небольшую косточку и ушло в бок, с хрустом заворачивая сжимающую нож руку девушки. Картинка потухла, и я перевёл взгляд на Варю, но она кивком указала на снова появившееся изображение:

- Смотри дальше.

Я послушно уставился на "экран" на котором Даша снова начала своё падение. На этот раз всё пошло иначе: камера вдруг совершила резкий рывок вперёд - словно её кинули прямо под падающую девушку, тут же раздался глухой стук и картинка уткнулась в пол, а через секунду и вовсе погасла. Не успел я ничего сказать, как изображение появилось опять: теперь это было какое-то помещение, целиком уставленное приборами и опутанное проводами. Из-за кадра раздался знакомый голос:

- Отчет системы: активация по вектору "стресс-ситуация" - достигнуто; выдача рекомендаций сознанию носителя для выбора решения - достигнуто частично, комментарий системы: носитель выбрал не самое оптимальное решение; контроль тела при исполнении решения - сто процентов. - Изображение вдруг сдвинулось и теперь в кадре была Даша, читающая с экрана планшета в её руках:

- Показатели жизнедеятельности носителя в норме, показатели системы в норме. - Даша подняла голову и посмотрела прямо в камеру:

- Молодец, девочка, ты отлично справилась!

- Зато, к сожалению, не справился сам Дмитрий, - поворот картинки, и я с изумлением уставился на говорящего:

- Владислав? - я посмотрел на Варю, и она кивнула:

- Он меня создал.

- Эээ..

Девушка улыбнулась:

- Его жена - Варвара - стала прототипом моей личности.

- Ты же сказала, что тебя скопировали с добровольца?

- Именно так, - Варя кивнула, - Она была одной из многих, но именно на неё твоё сознание отозвалось лучше всего.

- Что-то уж совсем ерунда какая-то выходит, - я помотал головой, - Владислав ведь спрыгнул с крыши и разбился!

- Он не прыгал с крыши.

Я вскочил на ноги:

- Это уже совсем перебор! Я же сам там был! Влад схватил меня за руку и прыгнул! И если бы не страховка - я бы грохнулся на землю с ним рядышком!

Варя указала на висящую в воздухе картинку:

- Смотри.

На экране пошла запись виденная мной в квартире Вари - прощальное сообщение её мужа. Я хотел было сказать, что уже это видел, но осёкся увидев, что на этот раз запись не оборвалась на моменте моего появления на крыше. - Расширенными от удивления глазами я смотрел на экран, где Владислав, встав на парапет, протянул мне руку, а в следующий миг в мою спину влетели три стрелы, соединенные проводами с шокером в руках Измайлова.

- И этот здесь, - я покачал головой и вздохнул, а увидев, что в конце записи  камеру выключил мой собственный напарник, и вовсе не выдержал:

- Твою же мать! Вот как чувствовал, что и эти оба во всём замешаны!

- Не стоит ругаться - Порфирий Петрович провёл ряд уникальных операций, благодаря которым ты всё ещё жив.

- Да ты что?! - во мне поднялась волна гнева, - А без этих операций я бы помер, да?!

- Да.

Одно короткое слово подействовало сильнее целого ведра ледяной воды. Я уставился на Варю:

- В смысле?

- Ответ на этот вопрос есть в твоей медицинской карте. Показать?

Я кивнул:

- Конечно!

На "экране" появились листы, усыпанные строчками текста. Проскакивая непонятные слова, а иногда и целые предложения, я быстро пробегал строки глазами, но вдруг споткнулся и вернулся на пару слов назад:

- Злокачественная опухоль в затылочной части мозга. Неоперабельно.

Опешив, я перечитал фразу ещё и ещё раз, затем поднял взгляд на Варю:

- Этого не может быть! Я бы об этом знал!

- Ты знал. И сейчас знаешь. Но твой мозг предпочёл об этом забыть - ты умудрился поставить блок на воспоминания обо всём, что с этим связано. Я могу заставить твой мозг убрать этот блок.

- Снимай! - мой голос внезапно охрип, - Снимай прямо сейчас!

- Уверен?

Я зло глянул на девушку:

- Делай!

- Хорошо, - Варя кивнула, а через миг в моей голове словно взорвалась бомба: окружив яркими красками и звуками вокруг меня затанцевал хоровод воспоминаний, меняя одну картину за другой: вот я сижу на полу туалета онкологического отделения и тихо плачу роняя слёзы на зажатую в руке бумагу с результатом обследования, ставящего точку в моей жизни; вот, после выпитой бутылки коньяка, я рассказываю о диагнозе Вовке, а он, вмиг протрезвевшим взглядом, ошеломленно смотрит на меня; вот я, глядя сквозь зеркало прямо себе в глаза, решаю, что всё это происходит не со мной - никакой опухоли нет и я больше не хочу ничего об этом знать...

Череда событий за секунды пролетела в моей голове, оглушив и опустошив - оставив без мыслей и эмоций. Я поднял глаза на Варю:

- Скажи, что всё это не правда, - мой голос дрожал от едва сдерживаемых слёз, - Пожалуйста! Скажи, что ты Пожиратель, а всё вокруг не настоящее! Скажи мне это!

- Прости, но ты и сам знаешь ответ, - голос девушки был тихим и грустным.

- У меня удалили часть мозга и внедрили тебя?

Варя кивнула:

- Да.

- Как это произошло? Как я вообще попал в этот проект? Почему я?!

- Твой друг наткнулся в сети на статью о разработке Владислава и ему рассказал о тебе.

Я поднял взгляд на девушку:

- Опухоль удалили?

- Да. Удалено всё, что она затронула.

- И я больше никогда не смогу видеть?

- Без моей помощи - нет.

- А та история, что рассказывал Измайлов? Что он, якобы, напечатал мне часть, отвечающую за восприятие увиденного?

Вместо ответа Варя указала на снова появившуюся карту. Я пробежался глазами по тексту, написанному сухим языком, и перевёл удивлённый взгляд на девушку:

- Так это всё правда? Владислав мой брат?

- Да.

- А остальное? Про другие миры? Про тебя, про Дашу и Лену? Ну, что они и ты - ведьмы? Про духов? Это тоже правда?

Варя развела руками и грустно улыбнулась:

- По большей части это сценарии симуляций, в ходе которых меня обучали взаимодействию с твоим разумом и телом. Ты не должен был о них ничего знать, но клетки, созданные Измайловым, начали разрушаться и началось воспаление, из-за чего у тебя всё смешалось в одну кучу - реальный мир , сцены симуляций и сигналы из полуразрушенных участков мозга. Твой мозг каким-то образом сумел соединить всё это и построить свою картину мира. стремясь удержать в ней твоё сознание.

- Но всё было таким ярким... живым... настоящим!

- Всё это было только в твоей голове.

- Но ведь там была и ты! Ты вместе со мной убегала, дралась... Ты рассказала мне про Дашу и Лену... А Глафира? Кто она?

- Глафира Петровна Измайлова - сестра Порфирия Петровича. Она санитарка в той же больнице, и именно она ухаживала за тобой всё время, пока ты был без сознания.

- Ухаживала?

- Кормила, мыла и всё остальное.

Варя вдруг нахмурилась и застыла, словно к чему-то прислушиваясь. Через секунду мир вокруг меня вдруг пропал, погрузившись во тьму, а я вздрогнул от голоса Вари, раздавшегося прямо у меня в голове:

- Я вынуждена отключить ускорение.

- Почему?! Включи!

- Ты и так потратил слишком много ресурсов - надо отдохнуть. Пожалуйста, не сопротивляйся. - Я почувствовал, как Варя аккуратно укладывает меня на асфальт.

- Я не хочу! - Борясь с накатившей слабостью, я попытался сесть, но тело не слушалось. Едва шевеля языком, я кое-как сумел выдать то, что вертелось на языке:

- У меня ещё много вопросов!

- Ты обязательно задашь их, но после того, как отдохнёшь.

- Ладно, - я зевнул во весь рот, - Потом договорим, никуда ты от меня не денешься.

Под приближающийся топот я провалился в сон.


***


Разбудили меня громкие голоса. Я поморщился и недовольно буркнул:

- А потише нельзя? Здесь люди спят между прочим!

- Просыпайся! - От голоса Вари я вздрогнул и сел на кровати, озираясь по сторонам. Трое людей в белых халатах синхронно замолчали и повернулись ко мне. Один из них шагнул к моей постели:

- Доброе утро, Дмитрий. Как вы себя чувствуете?

Потерев глаза, мутные со сна, и взглянув на стоящего передом мной Измайлова, я застыл от пришедшей в голову мысли, которую тут же и озвучил:

- Я снова вижу?

Измайлов обернулся:

- Коллеги, я нас с вами поздравляю.

Щурясь от яркого солнечного света, проникающего сквозь окно палаты, я сфокусировался на двух оставшихся людях - Владиславе, держащего в руке планшет, и том, кого ожидал увидеть здесь меньше всего. Я удивлённо поднял брови:

- Александр Григорьевич? Вы-то здесь как оказались?

Шеф, улыбнувшись, подошёл ближе:

- Да вот, Дима, в гости зашёл по приглашению этих вот волшебников.

Владислав встал с ним рядом:

- Ваш шеф покрыл все убытки, понесенные клиникой, что дало возможность не только отменить закрытие проекта, но и продолжить ваше лечение.

- Спасибо, - я улыбнулся шефу, - это хорошая новость.

- Мы других людей спасаем, - шеф улыбнулся в ответ, - и было бы странно, если бы не спасли и одного из своих.

- Благодаря вашему шефу мы не только покрыли все понесённые клиникой расходы, но и даже смогли провести ещё одну операцию. И я могу сказать, что такого ещё не было никогда!

Я нахмурился и повернулся к Измайлову:

- Какую часть мозга вы отрезали на этот раз?

Порфирий Петрович улыбнулся и развёл руками:

- На этот раз, Дмитрий, я совершенно не при чем - в этот раз я был лишь ассистентом и наблюдателем.

- А кто тогда? - я переводил взгляд с одного лица на другое.

- Я, - рядом с постелью возникла Варя, и я ткнул в неё рукой:

- Вы её тоже видите или у меня снова крыша едет?

Владислав откинул чехол планшета и, пробежавшись пальцами по экрану, развернул его к остальным:

- А вот и наша звезда нейрохирургии!

- Владислав, - Варя улыбнулась им с экрана планшета, - Ты меня смущаешь!

Мужчины заулыбались, а Владислав повернулся ко мне:

- Ладно уж, не прибедняйся!

- Может и мне объясните, чему все так рады и что со мной сделали на этот раз? - я ощупал голову и удивленно посмотрел на Измайлова, - И где бинты? Уже сняли что ли? Это сколько же я провалялся без сознания?

- Бинтов и не было, - Измайлов улыбнулся, и Владислав снова перехватил инициативу:

- Варвара перестроила работу вашей иммунной системы так, чтобы ваш организм самостоятельно вырастил необходимые клетки по заданному образцу.

- Как это?

- Ваше тело под контролем Варвары само вырастило утраченные участки мозга.

Не веря услышанному я посмотрел на Варю:

- Ты это сделала?

- Да, - девушка кивнула, - но не одна, а с помощью Порфирия Петровича. Без модели, что он создал в прошлый раз я бы ничего не смогла.

- Да как ты вообще смогла сделать?

Варя с экрана планшета обратилась к остальным:

- Дайте, пожалуйста, Дмитрию что-нибудь острое.

Я взял из руки Владислава протянутой мне небольшой складной нож, затем перевёл недоумённый взгляд на Варю:

- Зачем это?

- Порежь, пожалуйста палец. Любой.

- Порезать? - я нахмурился, - Зачем?

Девушка улыбнулась:

- Не бойся, не умрёшь.

Раскрыв нож, я помедлил секунду, затем чиркнул лезвием по подушечке указательного пальца. Глядя на выступившие капли крови, я покосился на девушку:

- И что теперь?

- Просто смотри, - улыбнулась та в ответ.

Палец вдруг начало покалывать и под мой изумлённый взгляд края ранки сами собой стянулись и почти моментально срослись, оставив после тонкую узкую полоску.

- Офигеть! - только и выдохнул я, - А ты любую рану так сможешь?

- Да, - Варя кивнула, - но для устранений больших повреждений потребуется время и множество веществ.

Как по команде в животе громко заурчало, и я виновато посмотрел на окружающих:

- Теперь понятно, чего я так жрать хочу!

Измайлов засмеялся:

- Видели бы вы сколько физраствора и плазмы ушло за время операции - медсёстры не успевали ёмкости в капельницах менять.

Шеф взял из рук Владислава планшет:

- Варвара, у меня вопрос.

- Слушаю вас.

- Насколько быстро идёт регенерация?

- Зависит от тяжести повреждений.

- Хм... Допустим, от падения этажа с девятого?

- Если носитель останется жив, то при должном питании полное восстановление займёт около недели.

- А если он зайдёт в огонь?

- в экстремальном режиме я смогу восстанавливать кожные покровы в течение четырех-пяти минут, но это приведёт к колоссальному обезвоживанию.

- Спасибо, я узнал всё, что хотел, - шеф вернул планшет и повернулся ко мне:

- Ну, что, Дмитрий? Я рад, что всё так сложилось и надеюсь в ближайшем будущем снова увидеть тебя на службе.

Улыбаясь я вытянулся в струну, прижав руки по швам:

- Есть явиться на службу!

- На этом, господа, позвольте мне вас покинуть, - шеф прошёл к двери и взялся правой рукой за дверную ручку, отчего рукав его халата сдвинулся, обнажив запястье. Он окинул всех взглядом:

- Всего доброго!

- До свидания, Александр Григорьевич, - я махнул рукой на прощание. Взглянув на меня, шеф неожиданно улыбнулся, а на его запястье вспыхнули и тут же исчезли песочные часы на фоне щита. Он кивнул:

- Выздоравливай, спасатель! - и, глядя на мою отвисшую челюсть, усмехнулся и вышел за дверь.



(конец)

Показать полностью
47

Спасатель. (2:3) (фант.рассказ)

Начало рассказа здесь.

Начало 2 части здесь.


Глава 3.


Варя, сидящая на крыльце, обернулась на звук. Она окинула меня ледяным взглядом и снова отвернулась. Сев рядом, я покосился на девушку:

- Как ты?

Продолжая глядеть перед собой, девушка буквально протолкнула слова сквозь сжатые губы:

- Жить буду.

Я покрутил головой, оглядывая двор:

- А эти где?

- Спят.

- В смысле?- я повернулся к Варе, но она проигнорировала движение - лишь её губы, на мгновение сжавшись ещё плотнее, всё же шевельнулись:

- В прямом - спят в своей кровати. Сон необходим для восстановления после таких повреждений.

- То есть меня ты оставила лежать на полу, а их отвела в спальню?

Девушка ничего не ответила, и я нахмурился ещё больше:

- Ты ничего не хочешь мне объяснить?

Варя ответила прямым взглядом:

- Обязательно было их так калечить?

Её вопрос отозвался во мне волной раздражения, но я сдержался, лишь буркнул под нос:

- Пусть скажут спасибо, что вообще не убил.

Не произнеся больше ни слова, Варя поднялась и открыла дверь в дом. Она задержалась на пороге, и я буквально физически ощутил её взгляд на своём затылке. Обернувшись, я встретился с ней взглядом:

- Что?

Девушка отрицательно качнула головой и бросив короткое: - Ничего, - вошла в дом. Посидев ещё полминуты - остывая от нахлынувших эмоций - я нехотя поднялся и зашел следом.


Варю я нашел на кухне. Сложив руки на груди и прислонившись пятой точкой к столешнице, девушка осуждающе смотрела на меня. Я не выдержал:

- Что-то я не пойму - ты на чьей стороне? Помнится ты обещала защищать меня, но почему-то помогаешь тем, кто на меня напал - лечишь их, спать укладываешь, а на меня смотришь волком.

Глаза девушки сверкнули молниями, но слова прозвучали иначе - в них было больше сожаления, чем злости или раздражения:

- Я помню, что я обещала. Но если бы я знала, что... - Варя неожиданно отвернулась, пряча лицо в ладонях и лишь вздрагивающие плечи выдавали, что происходит. Не зная, как реагировать, я молча ждал. Спустя минуту, вытерев глаза, Варя глубоко вздохнула, а затем повернулась ко мне. В её взгляде сквозило что-то новое - она будто смотрела на другого человека. Помолчав пару секунд, девушка хмуро покачала головой:

- Быстро же ты изменился. Даже не верится.

Я пожал плечами:

- Выбора не было.

- Может и так, - девушка кивнула, - но в любой ситуации всё равно надо оставаться человеком, а не чудовищем.

Мне стало обидно:

- Надо было дать им убить меня?

- Нет, но и калечить тоже не стоило!

- Как мог, так и защищался!

- Защищался?! - глаза Вари удивленно распахнулись, - ТЫ ЗАЩИЩАЛСЯ?! Да я своими глазами видела с каким удовольствием ты сломал Лене ногу! Ты же просто упивался своим превосходством!

От её слов во мне снова всё закипело :

- НЕПРАВДА! Я ВСЕГО ЛИШЬ ЗАЩИЩАЛСЯ!

- Нет, - Варя грустно покачала головой, - ты не защищался - ты их избивал. Ускорялся, бил и замедлялся, чтобы насладиться результатом. И мне очень жаль, что ты таким стал.

Мои глаза непроизвольно сузились:

- Это каким же "таким" я стал?

Глаза Вари сверкнули:

- Злым и агрессивным! Готовым убивать! - В глазах девушки появились слёзы, - Как же я жалею, что Влад променял свою жизнь на тебя!

Я не выдержал:

- А Я НЕ ПРОСИЛ ЕГО ЭТО ДЕЛАТЬ! И УЖ ТЕМ БОЛЕЕ НЕ ПРОСИЛ ТЕБЯ ЗАЩИЩАТЬ МЕНЯ!

- А знаешь что? - Варя вдруг заговорила совершенно ледяным тоном, - Ты прав! Ты действительно ни о чем не просил - я сама выбрала такую цену! И пока ещё не поздно, я от неё отказываюсь - лучше уж я буду и дальше жить изгоем, чем всю оставшуюся жизнь защищать такого ублюдка! - Варя стремительно вышла из кухни, а следом стукнула входная дверь, выпуская девушку из дома.

- ДА И ПОШЛА ТЫ! - я схватил со стола чашку и со всей силы швырнул её в стену, - САМ СПРАВЛЮСЬ!


Постояв несколько секунд, утихомиривая бушующие эмоции, я окинул взглядом кухню. Заметив стоящую рядом с холодильником биту, я хмыкнул:

- Вот прямо сейчас и начну!

Проверив количество патронов и положение предохранителя я сунул пистолет за пояс и подхватил биту. Помахивая ей, как дубиной, я поднялся на второй этаж и по-очереди обследовал все комнаты. Лена и Вовка оказались в угловой спальне - они спали обняв друг друга. Я легонько ткнул битой Вовку в бок и тихо позвал:

- Вова-а. - Бывший напарник всхрапнул и что-то невнятно пробормотал. Я ткнул его сильнее:

- Давай-давай, соня, просыпайся.

Открыв глаза Вовка мутным взглядом уставился на меня. Через секунду его взгляд стал осмысленным, и Вовка попытался было подняться, но я упёр биту в его грудь и, приложив палец к своим губам, взглядом указал на Лену:

- Ш-ш-ш!

Покосившись на свою девушку, Вовка осторожно сдвинул её руку со своего живота и медленно поднялся, вопросительно глядя на меня. Я указал битой на его штаны, лежащие на стуле неподалеку и прошептал:

- Наручники где?

Недоумение промелькнуло в глазах парня, но всё также молча, он подошёл к тумбочке, достал наручники и протянул мне. Я отрицательно покачал головой и указал на Лену:

- На руку и к ножке кровати. И смотри не разбуди - ты же не хочешь, чтобы мне пришлось её вырубить этим? - я махнул битой.

Вовка защёлкнул наручники одной стороной на ножке кровати, аккуратно свесил руку девушки и застегнул второе кольцо наручников на её запястье. Выпрямившись, он выжидательно уставился на меня, и я кивнул на выход из комнаты:

- Бери шмотки и на кухню.


- Вова, - я сел на угол кухонного стола напротив бывшего напарника, сидящего на стуле, - вот скажи мне - на кой черт вы на меня напали? Я же по-человечески попросил, чтобы ты был один. А ты что сделал? - Я соскочил со стола и прошелся туда-сюда:

- Вот что мне теперь с вами обоими сделать?

Бывший напарник поднял на меня удивлённый взгляд:

- Мы на тебя напали?! Это же ты набросился на меня, как только пришёл!

Удивление и негодование в его голосе были такими искренними, что я тут же повернулся и в упор посмотрел на него:

- Чего?!

Вовка, покосившись на биту, менее уверенно повторил:

- Это ты на нас напал когда пришёл - сначала на меня, а потом и Лену избил.

- Вова! - я сощурился, - А ты часом не охренел такое мне заявлять?! Твоя баба чуть не проломила мне голову вот этой самой битой, - я ткнул биту в лицо Вовки, и он отшатнулся. Его лицо вытянулось, а глаза стали круглыми:

- Да не было такого!

- Ага! Как же! - я усмехнулся, - Ленка замахнулась, а я увернулся и вместо моего затылка бита прилетела тебе в нос! Всё тут кровью своей заляпал! - я оглянулся по сторонам, разглядывая пол:

- О! Да вы даже отмыть её уже успели?! Шустро!

Бывший напарник вскочил на ноги:

- Ничего подобного не было! Это ты мне врезал и нос разбил! Ленка тебя остановить попыталась - ты и ей врезал от души!

Я изумился:

- Вова! Тебе вместе с носом память отшибло?! Ты чего несешь?! Откуда тогда бита взялась?!

- Да в углу она валялась! - Вовка махнул рукой в сторону угла с холодильником, - Она же всегда там стояла - вот ты её и взял!

Я покачал головой:

- Не надо пудрить мне мозги! Всё было по-другому: ты открыл мне дверь и затащил на кухню, а Ленка пыталась голову мне раскроить, да я увернулся!

- Да нет же! Не так!

Отчаяние в голосе парня было таким явным, что мне стало интересно - я остановился перед ним, поставил биту вертикально и опёрся на неё:

- Не так? А как же тогда всё было?

- Я открыл тебе дверь, ты впихнул меня внутрь и сразу же ударил в живот и лицо - нос мне разбил до крови. Ленка полезла нас разнимать - ты избил и её! Мы тебя и пальцем не успели тронуть.

Я покачал головой:

- Ещё скажи, что мне всё приснилось! И как мы дрались, и как ты в меня стрелял...

- Чего?! - Вовка опешил, и его глаза стали по-совиному круглыми, - Ты чего несешь?! Когда это я в тебя стрелял?

- Сразу после того, как я сломал Ленке колено, а тебе челюсть! Вы оба вон там

валялись, - я кивком указал на пол кухни, - Ты ствол из-за пояса вытащил и пальнул в меня!

Лицо парня стало ещё удивлённее, хотя казалось, что больше уже некуда:

- Чего ты сделал? Сломал Лене колено? Братан! У тебя вообще крыша поехала! Ничего ты ей не ломал - нормально всё у неё с ногами! И с пистолетом полный бред - нет у меня ничего! - Он вдруг просветлел:

- Даже если допустить, что я сейчас вру и всё было как ты говоришь. Раз я стрелял, значит где-то здесь есть пуля или хотя бы отверстие от неё? Где оно?

Я пожал плечами и махнул на стену за его спиной:

- Где-то здесь, на этой стене.

- А давай найдем?

- Тебе надо - ты и ищи!

- Хорошо, - Вовка кивнул и подошёл к стене. Внимательно оглядев её, он повернул:

- Здесь нет ничего - ни одного пулевого отверстия. Не веришь - смотри сам!

Я нахмурился и махнул битой в другой угол кухни:

- Отойди и стой спокойно.

Вовка послушно исполнил, а я пристально оглядел стену - бывший напарник был прав - следов попадания не было. Я озадаченно поскреб подбородок:

- Значит улетела в другое место. Да это и не важно, - я повернулся к Вовке, - Важно лишь то, что ты в меня стрелял.

- Дим! Не было у меня никакого пистолета! Ты же сам знаешь, что мы оружие сдаем после дежурства.

- А кто говорит про табельное? - я ухмыльнулся, - Зная тебя - не удивлюсь, если у тебя найдется какой-нибудь "левый" ствол.

- Блин! Ну не веришь мне - иди у Ленки спроси!

- Пфф! - я ухмыльнулся, - Кто ж вам мешал договориться?!

Вовка психанул:

- Ты вообще не соображаешь, что несешь! Бредятина полная! То я стрелял в него, то он Ленке ногу сломал!

Я кивнул:

- Ага, сломал. И тебе, кстати, два пальца сломал - мизинец и безымянный на правой руке.

- Чего? - Вовка опешил и непроизвольно глянул на свою руку, но тут же оправился:

- Да ничего ты мне не ломал! Ни мне, ни Ленке!

Я снова ухмыльнулся:

- И у кого из нас память тогда отшибло?!

Вовка растопырил пятерню перед моим лицом:

- Да смотри же! Нормально всё с моими пальцами!

- Конечно нормально, - я кивнул, - Вас же Варя вылечила - тебе пальцы и сломанный нос, а Лене ногу.

Взгляд Вовки изменился - в нём появился страх. Сделав шаг назад, он зацепил ногой стул и вздрогнул, когда тот с грохотом отодвинулся. Положив на него руку, Вовка тихо спросил:

- Дима, а кто такая Варя?

- Ну здрасте! Не помнишь что ли?! Медсестра из нашей больницы. К тому же он сестра твоей Лены. И Даши, кстати, тоже.

- Да? - взгляд Вовки стал ещё более странным, - Я впервые слышу, что Лена и Даша сестры, да к тому же, у них есть ещё сестра. Как же она здесь оказалась?

- Мы вместе приехали.

- Вместе с кем? С Варей?

- Ну да, - я снова кивнул.

Вовка покачал головой:

- Дима, сюда я тебя привёз. Я! И никакой Вари здесь никогда не было!

- Нет, - я отрицательно помотал головой, - Мы с Варей приехали. Она снаружи осталась - ждала, когда я её позову.

- И ты её позвал?

- Нет, она сама пришла, когда увидела, что я вас победил.

Сверху раздался шум, а следом крик Лены:

- Вова! Вова-а-а!

Парень дёрнулся на звук, но я поднял биту:

- Стоять!

Не отвечая, Вовка неожиданно резко развернулся и с размаху врезал мне в челюсть. Удар был настолько неожиданным, что я моментально потерял ориентацию в пространстве и рухнул на пол.


***


- Ребята, он в себя пришёл! - знакомый голос, раздавшийся совсем рядом, заставил меня распахнуть глаза. Встретившись взглядом с Дашей, я вздрогнул и попытался встать, но безуспешно - руки оказались связаны веревкой, а тело и ноги примотаны кровати прозрачным скотчем.

- Тише-тише! - Даша положила руку мне на грудь и погладила, - Успокойся, всё хорошо!

В комнату вошли Вовка и Лена.

- Братан, ты как? - Вовка обеспокоено заглянул мне в глаза.

Во рту было словно в пустыне, и я, еле шевеля языком, смог вымолвить только одно слово:

- Воды.

- Сейчас-сейчас! - Лена убежала, а Даша снова погладила меня:

- Как же ты нас всех напугал.

Я молча посмотрел на неё и демонстративно дёрнул руками. Вовка развел руками:

- Прости, брат, но это для твоей и нашей безопасности.

Лена вернулась со стаканом воды в руке и передала его Даше. Поднеся его к моим губам, девушка второй рукой приподняла мне голову:

- Потихоньку, не торопись.

Сделав пару глотков я опустил голову обратно:

- Развяжите!

Девушки синхронно посмотрели на Вовку, а тот махнул рукой, сгоняя Дашу со стула. Девушка поднялась, и Вовка сел на её место, глядя на меня:

- Что последнее ты помнишь?

Я поморщился, вдруг ощутив, как болит левая скула:

- Твой кулак.

Вовка смущенно улыбнулся:

- За это прости - другого выхода не было. А до этого что было?

- Мы разговаривали.

- Так, - Вова кивнул, - А о чём?

Хмуро окинув всех взглядом, я решил всё как думал:

- О том, что я избил тебя и Лену.

- Можешь описать как это было? С самого начала.

- Я пришёл сюда, чтобы кое-что выяснить, а ты и Лена на меня напали.

Вовка оглянулся на девушек - Лена ахнула и прижала руку ко рту, глядя на меня странным взглядом, а Даша нахмурилась. Вовка снова повернулся ко мне:

- А ты один сюда пришёл?

- Нет, - я качнул головой, - с Варей.

- А Варя - это...?

- Их сестра, - я взглядом указал на девушек и те переглянулись. Даша уточнила:

- Моя и Лены?

Я кивнул:

- Да.

- То есть мы с Леной сестры и у нас есть ещё одна сестра?

- Да.

Девушки снова переглянулись, и Вовка обернулся к ним:

- Убедились?

- Да уж, - Лена кинула на меня взгляд и снова посмотрела на Вовку, - И что делать?

Вовка пожал плечами:

- С ним явно что-то не то - надо везти в больницу.

- Ни в какую больницу я не поеду!

Все трое замолчали глядя на меня, а Вовка покачал головой:

- Братишка, - он почему-то заговорил ласково, словно с ребёнком, - с тобой что-то не так и надо показаться врачу. Он посмотрит тебя, выпишет таблетки какие-нибудь, и всё снова наладится.

- Нет! - я начал извиваться всем телом, пытаясь разорвать скотч, - Ни в какую больницу я не поеду! Хватит с меня врачей!

- Дима, пожалуйста, успокойся! - Даша начала меня гладить по голове, - Ты ударился головой, когда бросился спасать меня, и теперь у тебя галлюцинации! Тебе правда надо к врачу! Я уже жалею, что взяла в руки этот нож!

Я уставился на неё:

- Чего? Какой нож?

- Обычный, - Даша пожала плечами, - которым ты мясо резал, а потом мне дал, чтобы я салат порезала.

Я нахмурился, а девушка продолжила:

- Я взяла его у тебя, а когда пошла, то споткнулась, и если бы не ты, то упала бы прямо на остриё.

Я помотал головой:

- Не так всё было! Я мясо кинул и поэтому ты на нож не напоролась!

- Не, братан! Я сам всё видел - ты Дашке под ноги рыбкой нырнул - она на тебя и грохнулась. Ты от удара головой об пол хорошо приложился, потому что сразу сознание потерял.

Лена кивнула:

- Ну да! Мы с Вовой сперва Дашу подняли на ноги, а потом смотрим - ты без сознания! Вова тебя на кровать перенес, а мы с Дашкой побежали одеваться, чтобы всем вместе в больницу поехать. А потом ты, наверное, очнулся и ушел, потому что когда мы спустились вниз, то Вова сказал, что он отлучился всего на минуту, а когда вернулся, то тебя уже не было нигде.

Даша, подтверждая слова подруги, закивала:

- Мы вокруг дома всё облазили, но тебя так и не нашли!

- Я вернулся в дом за телефоном - хотел на поиски кого-нибудь вызывать - а тут ты сам в дом зашёл и сразу на меня накинулся с кулаками! Хорошо девчонки подоспели на шум - еле-еле втроём тебя скрутили - ты как мельница тут руками и ногам махал во все стороны! - Вовка вдруг виновато улыбнулся, - Извини, но пришлось тебя в дорожку ковровую завернуть - ты только тогда успокоился - поорал что-то невнятное да и отключился. Знаешь, как мы офигели, когда ты вдруг заткнулся и захрапел?!

Лена подхватила:

- Мы побоялись везти тебя в таком состоянии - так на кухне и оставили, только дорожку размотали и одеялом накрыли.

- Пока провозились уже второй час ночи был. Решили, что на ночь глядя ехать вообще нет смысла, ну и спать легли. Кто ж знал, что тебя опять переклинит и ты нам такой подъём сегодня устроишь!


Я переводил взгляд с одного лица на другое, пытаясь понять, что происходит: с одной стороны история была очень правдоподобна (а ещё более правдоподобными были эмоции ребят), а с другой... с другой, я совершенно им не верил. Среди вертящихся мыслей одна проступала всё более и более отчетливо:

- Ну уж нет! Один раз вы уже пытались меня убить, и второго шанса я вам давать не собираюсь!

Сделав озадаченный вид, я взглянул на ребят:

- Слушайте, я наверное и правда головой приложился - что-то всё перепуталось.

- Вот! - Вовка обрадовался, - И я говорю - к врачу тебе надо!

- Вова, ну ты же знаешь, что к ним в руки только попади - залечат насмерть! Давай я лучше здесь отлежусь денёк, да и все дела?!- я сделал жалобный вид, - Ну правда, народ! Чего туда-сюда кататься?

Вова заколебался и вопросительно взглянул на девушек - те переглянулись, и Даша пожала плечами:

- Ну не знаю... - она посмотрела на меня, - Ты как вообще себя чувствуешь-то?

- Да нормально всё, - я улыбнулся во все "тридцать два".

- Да? - Вовка нахмурился, - Что-то мне не верится - ты только что утверждал, что я в тебя стрелял.

- Да развёл я вас! А вы повелись! - я засмеялся, стараясь, чтобы смех звучал как можно реалистичнее, - Как дети малые! - Отсмеявшись, я дёрнул руками:

- Ладно, пошутили и хватит - развяжите меня!

Снова переглянувшись, я Вова поднялся и вышел из комнаты. Вернулся он через минуту с кухонным ножом в руке:

- Ну смотри! - он разрезал скотч, удерживающий руки, - Если что - я церемониться больше не буду - вырублю и к врачам! Понял?!

- Да понял-понял! - я кивнул, неотрывно следя за лезвием, перерезающим скотч на ногах. Едва дождавшись, пока нож рассечет последнюю липкую ленту, я вскочил, оттолкнул оторопевших девушек и рванул что было мочи на первый этаж. Добежав до двери на улицу, я увидел свои кроссовки и, не останавливаясь, подхватил их в руки. Под громкий топот пришедшего в себя Вовки, я открыл замок и выскочил за дверь. Окинув взглядом двор, я, как был в носках, стрелой помчался в сторону, где вчера мы с Варей оставили машину, надеясь, что по уже изученной лесной дороге смогу добраться до шоссе раньше, чем Вовка сможет меня догнать.


Преодолев с наскока кустарник, я тут же застыл - передо мной стоял наш джип. На носочках прокравшись поближе, я осторожно заглянул в заднее окно - Варя спала максимально разложив водительское сиденье.

- Варя! - я тихонько постучал по стеклу, - Варь! Открой!

Девушка вздрогнула и, моргая, приподнялась и закрутила головой по сторонам. Я постучал еще раз:

- Варечка! Открой, пожалуйста!

Девушка, нажав кнопку, немного опустила окно:

- Чего тебе?

- Варечка! Прости меня! Я не прав! Пусти! Пожалуйста! Они гонятся за мной! - Я обежал машину и подёргал ручку пассажирской двери:

- Пусти меня скорее!

Замки тихо щёлкнули, и я запрыгнул на сиденье:

- Заводи скорее! Надо убираться!

Подняв спинку своего сиденья, Варя повернула ключ, заставив мотор машины негромко заурчать.

- Варечка! Давай-давай! - я заерзал на сиденье, глядя на девушку, - Поехали скорее!

Нахмурившись, но не сказав ни слова, Варя развернула машину и, постепенно наращивая скорость, повела машину по лесной дороге, а я, сев на сиденье боком, сквозь заднее стекло пытался разглядеть погоню.

***


Вырулив на шоссе, Варя тут же припарковалась у обочины и выжидающе уставилась на меня. Я сложил руки в молитве:

- Ты даже не представляешь, как я рад, что ты не уехала! Прости ты меня, дурака - не прав я был! Каюсь и посыпаю голову пеплом! Обещаю больше так не делать, только поехали отсюда побыстрее!

Покачав головой, девушка вздохнула и снова завела машину. Влившись в поток, она сосредоточилась на дороге, а я откинулся на сиденье:

- Вроде погони нет, - я бросил взгляд на девушку, - Куда поедем?

- К Старику.

- Зачем? - я удивлённо поднял бровь, - Он же сказал, что пока всё не сделаем, приезжать только в крайнем случае можно.

- Сейчас и есть крайний случай! - Варя недовольно глянула на меня.

- В смысле? Ты из-за погони что-ли так решила? Не обращай внимания! Не в первый же раз!

Девушка усмехнулась:

- Это меня беспокоит меньше всего.

- А чего тогда? - я непонимающе уставился на неё, - Ты всё ещё обижаешься что ли?

- Нет, - Варя качнула головой, - Я уже сказала, что больше не хочу в этом участвовать.

Я скривился:

- Ну, милая моя, как ты хотела?! Совсем без крови не выйдет: лес рубят - щепки летят! Тут, вон, целая война назревает, а ты пары капель крови уже испугалась! И вообще, - я вопросительно уставился на девушку, - ты зачем их лечила?! Они же меня чуть не прибили!

- Это ты их чуть не убил, - Варя нахмурилась, не отрыва взгляд от дороги, - И убил бы, если бы я не остановила! - Она посмотрела на меня:

- Будет война или нет - жизнь покажет, но пока её нет, никто не имеет права так поступать!

Я усмехнулся:

- Может надо было дать им убить меня?!

- Тебя никто и не убивал!

- Да откуда тебе знать?! Тебя же там не было!

Варя вздохнула:

- Думай что хочешь, я не собираюсь ничего тебе доказывать.


Правое запястье полыхнуло болью, и я завертел головой по сторонам, ища причину наступившего замедления, а обернувшись не поверил глазам: целиком закрыв проем заднего стекла в полуметре за нами застыла машина. Чертыхнувшись, я с силой надавил на ногу Вари и снял замедление: двигатель взревел и наш джип сделал резкий рывок, в последнюю секунду уходя от удара. Преследователи, не ожидавшие такого маневра отстали, но надвигающийся рёв дал понять, что это ненадолго.

- Варя! Гони!

Девушка отреагировала мгновенно - мотор снова взвыл высокими оборотами, и я обернулся, пытаясь разглядеть кто нас преследует. Варя глянула в зеркало заднего вида:

- Ты видишь кто это?

Я обернулся к ней:

- Духи!


Не говоря больше ни слова Варя кивнула и, под вспышку боли у меня на запястье, резко бросила машину в сторону, уходя от нового удара. Едва не потеряв равновесие, я вцепился в спинку сиденья, не спуская глаз с догоняющей нас машины. Выйдя на более-менее свободный участок, Варя кинула взгляд на меня:

- Пристегнись и держись крепче - буду резко тормозить!

- Зачем?

- У них машина мощнее - по прямой нам не оторваться, а город уже совсем близко - там всё ещё хуже - догонят на первом же светофоре.

Кивнув, я дёрнул ремень и сунул его защелку в замок. Откинувшись назад, я схватился одной рукой за ручку на двери, а другой за подушку сиденья, и кивнул:

- Готов!

Варя, глядя в зеркало, двумя ногами ударила по тормозам, и под громкий визг резины наша машина пошла юзом. На секунду я повис на впившемся в тело ремне, а затем мощнейший удар вбил моё тело в сиденье, напрочь вышибая дух. Мир за окнами начал вращаться - потерявший управление джип закрутился на дороге, рисуя чёрные полосы на асфальте, с каждым мгновением приближаясь к обочине. Мелькнула светлая полоска гравия и, под оглушительный скрежет металла, калейдоскоп света и тьмы принялся швырять меня во все стороны, словно стремясь во что бы то ни стало выбросить из автомобиля. В два оборота преодолев неширокую полосу земли, джип со всего маху влетел в деревья и, с грохотом и треском снеся одно из них, наконец завершил свой полёт.


***


- Дмитрий, вы меня слышите? - тихий мужской голос звучал словно сквозь ватное одеяло - глухо и невнятно. Я открыл глаза, рассчитывая увидеть говорящего, но это оказалось не так-то просто - вокруг была полнейшая темнота. Я приподнял голову:

- Кто это? Кто говорит?

Теплая рука легла мне на лоб, укладывая обратно:

- Лежи, Димочка, лежи, - Мягкий женский голос неожиданно отозвался во мне волной тепла - из глубин памяти всплыло родное лицо, и я, поймав гладящую мой лоб руку, прижал её к щеке:

- Мама, - я улыбнулся, поняв, что очень соскучился, - Мамочка!

- Димочка! - женщина вдруг всхлипнула, а её вторая рука легла поверх моих,- Сыночек! - Дрожащий от слёз голос прозвучал чуть в сторону - к кому-то другому, не видимому в темноте:

- Он меня узнал! Узнал!

- Это очень хорошо, - Знакомый мужской голос с другой стороны кровати заставил меня вздрогнуть всем телом. Я повернулся в сторону матери, максимально напрягая глаза в пытке разглядеть её в темноте:

- Мама, а почему здесь так темно?

- Темно? - Радость в голосе мамы разбавила тревога.

- Ну да! Я вообще ничего не вижу!

Руки мамы напряглись:

- Порфирий Петрович! Он же ничего не видит! Вы понимаете? Ничего!

- Не будем торопиться, - тихие шаркающие шаги дали понять, что Старик подошёл к моей матери, - Давайте дадим парню отдохнуть, прийти в себя, а уж потом будем делать выводы насчёт состояния. А вы сейчас лучше езжайте домой - отдохните и поспите. Дарья сообщит, когда можно будет снова навестить Дмитрия.

Рука мамы, освободившись из моих, погладила меня по щеке:

- Всё будет хорошо, сыночек, - голос задрожал, - Всё будет хорошо! Ты обязательно поправишься! - Её руки исчезли, скользнув по мне последний раз, и я сел, слепо глядя перед собой:

- Мам! Не уходи! Посиди со мной ещё!

Женщина всхлипнула:

- Отдохни, сыночек! Отдохни, и я снова приду!

Наощупь откинув укрывающую меня ткань, я сел на кровати:

- Подожди! Я сейчас!

Пара сильных рук, легко закинув мои ноги обратно на кровать, надавила мне на плечи, укладывая в постель, и Дашин голос потребовал:

- Дмитрий, ложитесь немедленно! Вам нельзя вставать! Постарайтесь отдохнуть...

Я дёрнулся:

- Да не хочу я отдыхать! Что происходит?! Почему я ничего не вижу?!

Даша попыталась что-то сказать, но Измайлов её перебил:

- Дашенька, отпустите его. Дмитрий разумный человек и я думаю, что нам удастся договориться.

Давление на мои плечи исчезло, и я тут же сел, таращась во тьму:

- Что происходит?! Почему я ничего не вижу?!

Судя по звукам Измайлов сел на стул неподалёку. Он немного помолчал, затем тихо кашлянул, прочищая горло:

- Давайте поступим так: сперва вы отвечаете на мои вопросы, а после этого я отвечу на ваши. Сразу скажу, что наш разговор записывается. Вы согласны?

- Да, - я кивнул и сел поудобнее, закутавшись в ранее укрывавшую меня простынь, - Согласен.

- Тогда начнём. Вы узнали вашу маму?

Мои брови поднялись:

- Конечно! Вы же сами всё слышали!

- Не обижайтесь - вопрос нужен для записи - просто ответьте на него.

- Ладно, - я кивнул, - Да, узнал.

- Хорошо. Как её зовут?

- Её зовут... эээ... - я завис, пытаясь отыскать в памяти имя матери, затем просиял:

- Глафира Петровна.

- Очень хорошо. Даша, останови запись, пожалуйста.

- Это всё?

- Да, Дмитрий, я узнал всё что мне было нужно.

- И что же вы узнали?

- Результат повторной операции.

В памяти всплыл другой разговор с этим же человеком, и я, сообразив где нахожусь, усмехнулся про себя:

- Ох и тупая же ты скотина! Когда ж до тебя дойдёт, что не по зубам я тебе!

- Ну да ладно - до выхода путь известный, надо лишь момент выбрать. А пока сыграем в твою игру.

- Речь об операциях на моём мозге?

- Да, о них, - моё воображение нарисовало, как Старик кивнул, по-обыкновению улыбнувшись лишь уголками губ.

- Насколько я помню, первая - это, - я поднял обе руки и загнул по два пальца на каждой, изображая кавычки, - восстановление удалённых участков моего мозга с помощью уникальной технологии печати, - я закатил глаза, показывая отношение к сказанному, затем ухмыльнулся:

- И что же было на этот раз?

- Вы зря ёрничаете, Дмитрий, - в голосе Измайлова появились нотки недовольства, - Вам, наверное, кажется это смешным, но на самом деле ситуация более, чем плачевная: многократные нарушения вами предписанного режима, пропуск лекарств и совершенный побег - всё это привело к резкому ухудшению состояния созданных в ходе первой операции участков мозга - в них начали разрушаться нейронные связи.

Я улыбнулся:

- Если вы сейчас хотели заставить меня переживать - зря старались! Я не верю во всё это!

Измайлов тяжело вздохнул:

- Что ж, я сделал всё что мог: провёл многочасовые операции, спорил с руководством, выбивая деньги на оборудование и лекарства, даже жил в здесь, в клинике... в конце концов, я даже рискнул своей карьерой! А вы... Стул под Измайловым скрипнул, прерывая повисшую паузу:

- Мне пришлось провести вторую операцию и удалить пораженные участки. К сожалению, в их число вошла и та часть, что отвечает за интерпретацию увиденного - ваш мозг не в состоянии понять, что ему передают ваши глаза - поэтому вам кажется, что здесь темно, - Измайлов снова вздохнул, - У вас ещё осталась возможность понимать то, что вы слышите, но как долго это продлиться я не знаю.

Мне в голову вдруг закралась мысль, что всё сказанное этим усталым голосом- правда. Я занервничал:

- Погодите-ка! Если всё это правда, то вы не имеет права всё вот так оставить! Напечатайте всё снова!

- Увы, но это невозможно, - голос врача был полон грусти.

- Почему?! Ведь у вас же всё есть для этого! Почему вы не хотите мне помочь?!

- Ваше поведение долгое время оставалось неадекватным - вы словно жили в другом мире, лишь изредка возвращаясь в сознание, но даже тогда вы не узнавали вашу мать, дрались с персоналом и делали другие вещи, из-за которых многие косо смотрели на этот проект. Последней каплей стал ваш побег - проект объявили закрытым, а вас - сумасшедшим. Меня чуть не уволили, когда я отстаивал, чтобы вас не отправили в психиатрическую клинику, а оставили здесь и позволили наблюдать, но мне отказали и в этом! Даже если бы я захотел, у больше меня нет никакой возможности вам помочь.

Единственное чего я смог добиться, это проведения комиссии, обязанной дать заключение о вашей вменяемости: если вы сможете убедить их, что не опасны для окружающих - вас просто выпишут, в противном случае - отправят в специальное учреждение.

- Судя по звукам, Измайлов поднялся, переставил стул к стене и постоял пару секунд не шевелясь. Он вдруг тяжело вздохнул:

- Простите, Дмитрий, я сделал для вас всё, что было в моих силах, - не останавливаясь и не говоря больше ни слова, он быстрым шагом направился к выходу из палаты. Тихо стукнула закрывшаяся дверь, и Даша, тут же оказавшись рядом, легонько надавила на мои плечи:

- Ложитесь, Дмитрий, вам надо отдохнуть.


(продолжение следует...)

Показать полностью
67

Спасатель. (2:2) (фант.рассказ)

Начало рассказа здесь.

Начало 2 части здесь.


Глава 2.


- О чём задумался? - мельком глянув на меня Варя снова сосредоточилась на вождении, а я оторвался от пейзажа за окном и повернулся к ней:

- Да вот, пытаюсь понять кое-что.

Варя снова глянула на меня:

- Поделишься?

Чуть помедлив, провожая взглядом очередной перекрёсток, я кивнул:

- Поделюсь. Помнишь, что я рассказывал о том, что происходило когда меня Пожиратель слопал?

- Помню, - Варя кивнула, - и что?

- Измайлов ещё сказал, что Пожиратель создаёт иллюзию на основе страхов человека.

- Угу.

- Тогда скажи откуда в иллюзии взялся образ Глафиры, если сегодня я увидел её впервые в жизни?

Варя повернулась ко мне с удивлением на лице:

- И она выглядела прям также?

Я отрицательно мотнул головой:

- Не-а. И это то, что я вообще понять не могу - в иллюзии я видел тётку лет пятидесяти с небольшим, а в жизни Глафира выглядит, как минимум, лет на двадцать моложе... Ну, и стройнее.

- Да? Тогда вообще ерунда какая-то получается.

- Вот и я о том же, - я тряхнул головой, - Ладно, оставим это на потом, сейчас есть вопросы поважнее. Как думаешь, она нам поверила?

Девушка пожала плечами:

- Не знаю, но раз всё идёт так, как нам надо, значит будем считать, что поверила. Мне больше интересно, как она заберет камень.

Я пожал плечами:

- А есть разница? Главное, чтобы забрала. Кстати, ты же узнала духа, что нас встречал?

- Ага.

- Теперь ясно чьи посланники гоняли нас по лесу.

- Но всё равно не понятно кто прикинулся Стариком.

- Может сама Глафира?

- Вряд ли, - Варя отрицательно качнула головой, - За все годы в её доме я ни разу не слышала, чтобы она наводила морок.

- А кто-то из семьи мог бы?

Варя на несколько секунд задумалась, затем помотала головой:

- Не, не думаю - слишком круто для них. Наша семья... гм.. Их семья сильна во врачевании и в поиске, как, например, я, и мороки не их профиль. Хотя, что-то простое они создать, конечно, смогут.

- Так может всё-таки кто-то из них? Там же вроде ничего сложного - меня обмануть было легко - я же Измайлова ни разу в жизни не видел - а с полицейскими парой слов всего перекинулись да и всё. Ну, а духи и так, получается, свои были.

- Это тебе кажется, что всё легко, но если постоянно не практиковаться, то сил на такое потребуется очень много, - Варя вдруг нахмурилась:

- Единственный, кто мог бы такое осилить - Дашка. Но тогда всё вообще запутывается.

- Ну да, - я задумчиво потёр подбородок, - Может они объединились?

- Да чёрт их знает! - Варя криво усмехнулась, - От этих змей можно ожидать чего угодно.

Остановив машину у подъезда своего дома, Варя заглушила мотор:

- Звони.

Я достал мобильник, купленный сразу после выхода из дома Глафиры, и по памяти набрал номер. Включив громкую связь, я подвинулся поближе к Варе. Спустя несколько длинных гудков на том конце линии раздался бодрый голос:

- Алё?

Улыбнувшись и подмигнув затаившей дыхание девушке, я зашептал растягивая слова:

- Уби-ийца-а!

На линии несколько секунд царила тишина, затем мой бывший напарник осторожно поинтересовался:

- Что за шутки?! Кто это?

Я зашептал снова:

- Я вернулся, чтобы мсти-ить!

В голосе Вовки появились панические нотки:

- Кто это?! Что вам надо?!

- Вова, - я заговорил в полный голос, - а ты веришь в жизнь после смерти?

- Димо-он?! - Моё воображение мгновенно нарисовало выпученные глаза на круглом лице, и я едва сдержал смех, зажав себе рот свободной рукой.

- Это ты?!

Варя скорчила страшную мину и погрозила мне кулаком. Кое-как поборов желание заржать во весь голос, я сосредоточился:

- Да, Вова, это я.

- Но... но.. я.. мы... - Вовка сбился, и я тут же воспользовался этим, сменив тон на максимально грозный:

- Что "я"?! Что "мы"?! Убили меня и закопали? Ты это хотел сказать? Да, Вова?

Выждав секунду и не услышав ответ, я продолжил, вложив в слова как можно больше злости:

- А я вот с того света вернулся! Ты же понимаешь, что теперь будет?

- Братан! Я не виноват! - паника в голосе бывшего напарника затмила всё остальное, - Это они меня заставили! Ты же знаешь! Я же тебе говорил! Говори-ил! - из динамика неожиданно раздались всхлипывания, - Говори-ил...

- Да, говорил. А потом зарезал как барана!

- Я не-е хоте-ел! Они-и меня-а заста-авили-и!

С удивлением поняв, что здоровый, как медведь парень, вдруг разревелся по-настоящему, я смягчил тон:

- Допустим, я тебе верю.

- Правда? - вопрос, заданный взрослым голосом, прозвучал так по-детски, что не знай я как выглядит человек на том конце телефонной линии, запросто мог решить, что и правда говорю с большим ребёнком. Я улыбнулся:

- Конечно! Как же я могу тебе соврать - ты ж мой напарник!

- Братан! Это правда! Я не хотел! - Вовка затараторил, чередуя слова с всхлипываниями, - Это всё они! Это Дашка и Ленка! Точнее Дашка! Это всё она! Она меня заставила! И Ленку подговорила! Ленка не...

- Вова, заткнись! - грубо прервал я полившийся словесный поток, но Вовка, замолчав лишь на секунду, тут же зачастил вновь:

- Димон! Пожалуйста! Прости меня! Я что угодно сделаю, только прости!

Мне стало противно и я рявкнул:

- Да заткнись ты и слушай!

На этот раз подействовало - в трубке воцарилась тишина, и если бы не тихие эфирные шумы, могло показаться, что связь вообще прервалась. Я сделал глубокий вдох, задержал воздух на секунду и бесшумно выдохнул. Варя, проследив за моими действиями, кивнула на трубку. Я подвинул микрофон телефона ближе к себе:

- Ты сейчас где?

- На базе.

- Шефу что про меня сказал?

- Что тебе нехорошо после падения, но ничего серьёзного - отлежишься денек-другой и всё.

- Ясно, - я помолчал секунду, - Значит так: через два часа встречаемся у тебя на даче. Кроме тебя там никого не должно быть. Ни-ко-го! Иначе пеняй на себя. Надеюсь ты меня хорошо понял.

- Да, - тихо выдохнул динамик.

- Тогда до встречи, - я завершил звонок. Встретившись взглядом с Варей, я поднял бровь:

- Что? - Тон получился очень резким, и я, проведя ладонями по лицу и сделав глубокий вдох-выдох, убрал руки и улыбнулся:

- Извини.

Варя покачала головой - в её взгляде было что-то новое:

- А ты, оказывается, умеешь быть злым.

- Он первый начал, - я развел руками.

Усмехнувшись, Варя тряхнула рыжей копной:

- Ну-ну, - и взялась за ручку двери, - Пошли, съедим чего-нибудь.

Я снова улыбнулся:

- А пошли!


***


Джип тихо урча мотором переваливался по кочкам лесной дороги. Я притормозил перед едва заметной развилкой и вопросительно посмотрел на Варю. Девушка молча откинулась на спинку сиденья, выставила правую руку в открытое окно и закрыла глаза. Спустя пару секунд она уверенно указала путь направо.

- Уверена? - я с сомнение оглядел явно редко используемую, а от того едва видимую дорогу.

- Да, - Варя кивнула, - Дальше, метров через триста, будет ещё один поворот, потом совсем чуть-чуть и то место, где тебя закопал твой друг.

- Нет у меня больше этого друга, - буркнул я себе под нос, нажимая педаль газа.

Спустя несколько минут я заглушил мотор и вышел из машины, прислушиваясь к шумам леса. Варя, выбравшись следом, потерла руками спину, разминая затекшие мышцы. Я покрутил головой по сторонам, оглядываясь, а Варя, не прекращая своё занятие, рукой указала в чащу:

- Дача там. Метров двести, может чуть больше.

- Как ты это делаешь? - я проследил за хвостиком рыжих волос, летающим из стороны в сторону, вторя наклонам своей хозяйки. Варя усмехнулась:

- Также как и все - наклоняю тело сначала в одну, а потом в другую сторону.

- Да я не об этом. Я про...

- Ой, да шучу я! - в зеленых глазах сверкнули искорки.

- И всё же?

Девушка закончила упражнения и выпрямилась:

- А как ты раны заживляешь?

Я пожал плечами:

- Никак, само по себе получается.

- Это только кажется, что само. На самом деле процесс вполне управляем, просто ты не знаешь как это делать. Это как... - Варя чуть наморщила лоб, ища подходящий образ, затем просияла:

- Как умение плавать: сначала барахтаешься и стараешься не утонуть, потом узнаешь и заучиваешь правильные движения, а вскоре вообще перестаешь думать как и что делать - просто плывешь и всё.

Я покачал головой:

- Для плавания врождённый дар не нужен.

- Это да, - Варя кивнула, - в нашем случае наличие определенного дара определяющий фактор. Поэтому я не смогу научиться исцеляться как ты, а ты не станешь целителем и поисковиком как я.

- Слушай, а если у матери и отца дар разный, то какой будет у их детей?

- О, это уже давно изучили - дар наследуется перекрестно: мальчики наследуют дар матери, а девочки - отца.

- Хм... Значит у моей мамы тоже должна быть способность исцеляться?

- Вряд ли, - Варя отрицательно качнула головой, - Дар надо развивать с детства, иначе он как бы "засыпает" и уже вряд ли когда-нибудь "проснётся".

- Понятно, - я вздохнул и добавил, - Хвостов, как всегда, не найдешь.

- Тебе это зачем?

- А ты сама посуди: твой муж смог передать мне дар только лишь потому, что у меня есть способность к быстрой регенерации - поэтому я, собственно, и выжил, так?

- Так, - Варя кивнула, - И что?

- А то, что возникает два вопроса: первый - как он узнал, что у меня такая способность есть, а второй - кто был тот предок, от которого я этот дар унаследовал.

- Как Влад тебя нашёл я не знаю, а насчёт предка... - плечи девушки поднялись и опустились, - Если бы знать из какой он семьи, то можно было бы попробовать отыскать его в записях.

- Ладно, оставим это на потом, - я махнул рукой, - Идём?

- Идём.


Через десять минут, стоя на пороге дома где я не так давно вынужденно расстался с жизнью, я занёс было руку, но постучать не успел - дверь распахнулась и Вовка втащил меня внутрь. Выглянув из дверного проёма он быстро окинул взглядом окружающее пространство и захлопнул дверь, тут же закрыв её на замок. Проследив за его манипуляциями, я усмехнулся:

- Кого боишься, Вова?

Повернувшись, Вовка прижался спиной к двери и изобразил беспечный вид:

- Я? Да никого, - он вдруг протянул руку и коснулся меня:

- Ты же правда живой? - его голос дрогнул, а я оскалился:

- Нет, блин, я - зомби!

Глаза бывшего напарника на миг округлились, а потом он нервно рассмеялся:

- Зомби! Скажешь тоже! - Резко оборвав смех, он вдруг засуетился:

- Чего мы в дверях-то стоим?! Давай, проходи... Сейчас по сто грамм накатим за твоё... - он замялся на мгновение, - ...чудесное воскрешение! Потом в баньку сходим - будешь как новенький! - Вовка сделал шаг мне навстречу, и я без замаха - коротко, но сильно - ударил его в солнечное сплетение. Подавившись очередным словом, мой бывший напарник согнулся и повис на моей руке, ловя ртом воздух. Отдернув руку, я вполсилы, стараясь не переборщить, ударил по подставленному загривку, заставляя Вовку мешком рухнуть на пол. Поймав момент, я со всей силы ударил ногой, целя в живот, и тело на полу тут же скорчилось и захрипело. Присев рядом, я взялся за небритый подбородок и развернул голову Вовки лицом к себе:

- Ты, падаль, реально думал, что меня можно так просто купить? Пара пузырей и веник заставят забыть то, что я пережил, когда ты вот сюда, - я хлопнул себя по груди, - нож вогнал? Не-ет! Ты меня, видимо, совсем плохо знаешь! - Схватив Вовку за ворот, я поволок его на кухню. Хрипя передавленным горлом, он нелепо засучил руками в воздухе, натужно выдавливая слова:

- Я не хотел! Братан! Прости!

Остановившись, я рывком поставил Вовку на ноги, развернул его лицом к себе и от души зарядил ему в челюсть, снова сбивая с ног. Постояв пару секунд рядом с еле шевелящимся телом, пережидая пока схлынет острое желание запинать его до смерти, я склонился и сквозь зубы процедил:

- Ещё раз назовешь меня братаном - заживо закопаю! Тем более, что подходящая яма уже есть. Ты меня понял?

Вовка, косясь на меня моментально заплывшим глазом, кивнул. Я встряхнул его:

- В доме кто-нибудь ещё есть?

- Нет, - Его взгляд всего на мгновение дёрнулся поверх моей головы и тут же вернулся обратно, но моё запястье уже обожгло острой болью. Едва слышный свист летящей на мой затылок палки, отразившейся в застывшем взгляде Вовки, превратился в низкий гул, и моё тело, повинуясь командам моего дара, тут же сложилось пополам, уводя голову как можно ниже - выводя её из-под удара. Действуя и дальше на полном автомате, я отпрянул назад, падая на пятую точку, и перекатился через голову. Замедление кончилось, и палка, оказавшаяся бейсбольной битой, которую Вовка давно хранил на даче, закончила свой путь, превратив нос своего хозяина в разбитое месиво. Держащая биту Лена, совершенно не ожидавшая такого поворота, застыла на месте. Едва её глаза расширились от понимания произошедшего, я рванул вперёд, врезаясь в неё и сбивая с ног.

Рухнув на пол, я тут же вскочил ожидая чего угодно от лежащей с совершенно пустым взглядом девушки.

Прошло несколько секунд прежде чем Лена, наконец, вздохнула и тут же закашлялась. Перекатившись на бок, она сперва встала на четвереньки, а затем выпрямилась и села на колени. Встретившись со мной взглядом, Лена несколько мгновений смотрела, словно не узнавая, затем в её взгляде что-то неуловимо изменилось, и она, как-будто даже не вставая, с невероятной скоростью вдруг прыгнула вперёд.

Запястье тут же отреагировало на новую угрозу, но, как ни странно, я словно был к этому готов - несмотря на то, что замедления в этот раз не произошло, моё сознание с полным спокойствием (и даже какой-то механической отрешенностью) регистрировало происходящее: лежащий без чувств Вовка и вытянувшееся в полете тело Елены. Поймав взгляд её горящих ненавистью глаз, я успел ухмыльнуться и сделал крохотный шаг в сторону, уходя с траектории её прыжка. Ненависть сменилась удивлением, когда мои руки, коротко ткнувшие в спину девушки, едва та приземлилась рядом со мной, придали ей новое ускорение, одновременно меняя и траекторию. Не устояв, Лена сделала шаг и врезавшись со всего размаха в стену, раскрасила её красными пятнами.

Упав на колени, девушка рукой вытерла разбитый нос и подняла взгляд на меня. Её глаза полыхнули, выдавая замысел, и я тут же всем телом дёрнулся в сторону, уворачиваясь от летящего снизу вверх кулака. Развернувшись на одной ноге, намереваясь парировать удар второй руки Лены, я неожиданно понял, что ошибся - её правая нога, завершая небольшой полукруг, уже летела прямиком мне в голову. Понимание предстоящего парализовало моё тело, а глаза непроизвольно зажмурились в ожидании удара. В миг, когда каблук только-только коснулся моей кожи, запястье рванула сильнейшая боль, и пришло отчетливое понимание, что надо делать: ощущая, как всё больше усиливается давление в точке удара, я дёрнул головой назад, царапая кожу об жёсткую подошву туфли. Словно кто-то из глубин моего сознания отдал команду:

- СЕЙЧАС! - И мир послушно застыл, увязнув в растянувшихся секундах. Покосившись на плывущий прямо перед моим носом каблук, я чуть присел, одновременно крутанувшись на одной ноге и со всей силы ударил пяткой, с хрустом ломая колено опорной ноги девушки. Время ускорилось, и Лена пронзительно закричала от боли, а через миг меня окатило чувство сильнейшей опасности, тут же подтвержденное острой болью запястья:

- СЕЙЧАС! - Обернувшись, я вижу застывший в нескольких сантиметрах от меня кулак правой руки Вовки. Нырнув под его руку я пробиваю хук в челюсть, вложив в удар всю силу, одновременно с касанием снимая замедление времени. Раздаётся щелчок, и Вовка, со свёрнутой на бок нижней челюстью, падает рядом со своей подругой, вторя её пронзительному крику своим медвежьи рёвом. Я молча наблюдаю за ними.

Правая рука Вовки неожиданно нырнула куда-то за его спину, но тут же вернулась обратно. Что-то внутри моего сознания, за долю секунды оценив ситуацию, снова скомандовало:

- СЕЙЧАС! - И в наступившем замедлении я вижу всю красоту огня и дыма обрамляющих пулю, покинувшую вороненый ствол. Легко уклонившись от смертоносного металла я прыгаю вперёд. Подошвой кроссовка с силой вбиваю в стену кисть, сжимающую пистолет, и в моей голове немедленно вспыхивает образ двух пальцев - мизинца и безымянного - с хрустом ломающихся об железную рукоятку оружия: сломанные кости с хлюпаньем разрывают мясо и вырываются наружу пробив заскорузлую кожу острыми краями.

Время ускоряется: Вовкин голос осваивает новые, на этот раз высокие ноты - он взвыл, перекрыв голос Лены, а я опять застыл на месте, чувствуя, как что-то внутри меня готово мгновенно отреагировать и уничтожить любую угрозу.

Взгляд неожиданно наткнулся на лицо Вари за окном: зелёные глаза, расширенные от ужаса, смотрят прямо на меня. Губы девушки начали трястись, и это словно отрезвило - я ощутил бешенный ритм своего сердца, а через мгновение на меня накатила безумная усталость - с трудом сделав пару шагов к ближайшей стене, я опёрся спиной и сполз вниз. Ни на что большее сил не осталось.


***


Положив обе руки на сломанное колено сестры, Варя закрыла глаза и застыла, кажется, даже не дыша. Спустя мгновение кисти, словно скрывая под собой яркую лампу, начали светиться жёлто-красным, а пухлые губы девушки утратили свой насыщенный цвет, синея всё больше и больше с каждой следующей секундой. Стоны Лены смолкли. Она пошевелилась и подняла голову. Свечение от рук Вари погасло, она открыла глаза и протянула Лене руку, помогая сесть.

- Спасибо, дальше я сама. Ему помоги, - Лена кивком указала на Вовку, с перекошенным лицом сидящего у стены и баюкающего руку.

Варя поднялась, перешла к Вовке и присела рядом:

- Дай сюда, - девушка взяла раненую кисть в свои руки и, стараясь не двигать, внимательно её оглядела. Подняв взгляд на парня, она кивнула:

- Терпи, - и тут же дёрнула оба сломанных пальца, ставя кости на место. Вовка взвыл, непроизвольно пытаясь выдернуть кисть из рук девушки, но Варя держала крепко. Её глаза сверкнули:

- Терпи, я сказала! - и Вовка послушно замер, обречённо переводя взгляд со своей руки на девушку и обратно. Сияние разгорелось снова, и Вовка застонал - раны на его пальцах срастались с невероятной скоростью - я не успел толком удивиться, как от них осталось лишь пара тонких шрамов.

Отпустив руку, Варя окинула усталым взглядом лицо парня и скомандовала:

- Открой рот!

Едва Вовка скривившись от боли приоткрыл рот, как девушка, точным движением ухватив его за нижнюю челюсть, рванула её на себя. Вовка взвыл, а из его глаз потекли крупные слёзы.

Варя, кинув на него ещё один взгляд, вдруг кивнула сама себе, покачнула и упала на пол, закрыв глаза. Я зашарил рукой, ища опору. Оттолкнувшись одной рукой от пола, а вторую уперев в стену, я кое-как поднялся, ловя равновесие. Рука соскользнула, и я грохнулся на пол, больно стукнувшись о стену головой. Варя шевельнулась не открывая глаз:

- Подожди, - её голос был очень слаб, - Чуток отлежусь и помогу.

Попытка встать съела оставшиеся силы, и я лишь кивнул в ответ:

- Угу.

Прислонившись к стене я сел так, чтобы было удобно наблюдать за Леной. Та, словно почувствовав, подняла голову и поймала мой взгляд. Лицо девушки вдруг расплылось, и я моргнул, прогоняя пелену. Потеряв ко мне интерес, Лена отвернулась и сосредоточилась на своей ноге. Накатившая на меня слабость вызвала сильную тошноту и, закрыв глаза, я начал глубоко дышать, пытаясь пережить приступ и прийти в себя.


***


Открыв глаза я обнаружил, что нахожусь на кухне совершенно один. С трудом поднявшись, я бросил взгляд на окно - на улице было совершенно темно. Держась за стенку я проковылял по коридору, толкнул входную дверь и остолбенел: вместо территории дачи передо мной был холл больницы из иллюзии, созданной Пожирателем.

- Дмитрий, успокойтесь, пожалуйста! - Неверя глазам, я уставился на идущих ко мне Измайлова и Дашу, с пистолетом для инъекций в руке. Едва я собрался обернуться, как две мужских руки до хруста сжали меня в объятиях.

- ДАВАЙ! - Вовкин рык раздался прямо у меня над ухом, и Даша, ускорившись, тут же оказалась рядом. Не мешкая она приставила пистолет к моей шее: тихий щелчок и мир в моих глазах поплыл. Тело перестало слушаться и я, обмякнув, повис на держащих меня руках.

- Тише, братан, тише, - Вовка, негромко приговаривая, аккуратно уложил меня на пол: - Всё будет хорошо.

Измайлов, подойдя ближе, окинул меня взглядом, обернулся и кому-то негромко скомандовал:

- В палату его, - он повернулся к Даше: - Проследи, чтобы на этот раз закрепили как надо, а я подойду позже.


Приподняв голову, я окинул взглядом окружающее, дёрнул руками, громыхнув удерживающими их наручниками, и со стоном опустил голову обратно.

- Твою же мать! Как?! Как такое возможно?! - Под знакомый мерный писк, я перебирал в памяти последние события и никак не мог ответить на этот вопрос. Дверь в палату скрипнула, и Даша, вооруженная на этот раз шприцем, остановилась рядом со мной.

- Как вы себя чувствуете?

Я зло посмотрел на неё:

- Как человек, которого насильно удерживают непонятно кто и непонятно где!

В памяти всплыл разговор со Стариком, и я оскалился:

- А хотя нет, не так - я знаю кто вы и что это за место!

- И что же это за место? - тихо вошедший Измайлов подошёл и встал рядом с Дашей, вопросительно глядя на меня. Я посмотрел ему в глаза и усмехнулся:

- Вы же сами знаете!

Измайлов кивнул:

- Знаю, но всё же мне хотелось бы узнать вашу версию.

Торжествующе глядя на врача, я злорадно улыбнулся:

- На кухне в доме Вовки! А всё это - мой подбородок описал полукруг, указывая на окружающее, - иллюзия! Этого не существует!

Измайлов нахмурился, а я расхохотался:

- Что?! Не нравится, да?! Не нравится, что я всё знаю?! А я знаю! - я снова рванул наручники, - И вы меня здесь не удержите! Слышите?! Не удержите! Я всё знаю!И я снова сбегу!

Даша вопросительно посмотрела на врача, и тот, помедлив секунду, со вздохом кивнул:

- Давай.

Сняв колпачок с иглы и перехватив шприц поудобнее, Даша подняла на него взгляд:

- Готова.

Я вопросительно уставился на них:

- К чему это ты готова? А?

Измайлов, резко навалившись коленом на моё плечо, руками ухватился за моё запястье, а Даша ловким движением воткнула иглу в выступившую чуть ниже сгиба локтя вену и вдавила в неё содержимое шприца. От неожиданности я замер, а затем задёргался с новой силой:

- Что это?! Что вы мне вкололи?! Что... - палата вдруг исчезла, словно и не было, а я обнаружил себя в шаге от двери, ведущей из дома Вовки на улицу.

- Ох, ты ж! - оглянувшись, я кинул взгляд на пустой коридор, ведущий на кухню, и с мыслью: - Что, черт возьми, происходит?! - толкнул дверь на улицу.


(продолжение следует...)

Показать полностью
57

Спасатель. (2:1) (фант.рассказ)

Начало здесь.



Глава 1.


Автомобиль остановился рядом с покосившимся деревянным домом, и в тот же миг замки дверей тихо щелкнули, снимая блокировку. Окинув ветхое строение взглядом, я поймал в зеркале заднего вида отражение водителя:

- Нам точно сюда?

Затянутая в черную ткань голова кивнула, и приглушенный голос коротко подтвердил:

- Да.

Пожав плечами я потянул ручку, открывая дверь одновременно с Варей, и выбрался наружу. Проводив взглядами машину, тронувшуюся с места едва мы захлопнули обе двери, мы также не сговариваясь синхронно повернулись к крыльцу указанного водителем дома. Оглянувшись по сторонам, проверяя нет ли кого по-близости, я хмыкнул:

- Не так я представлял жилище тысячелетнего человека.

Варя, успевшая войти в приоткрытую калитку, обернулась:

- Опять судишь книгу по обложке? Про мой дом ты сначала тоже был невысокого мнения.

Я улыбнулся:

- Было дело. Всё время забываю про...

- Ш-шшш! - Варя сделала строгий вид и недовольно качнула головой, - Не болтай!

Взойдя на крыльцо она взялась за ручку входной двери и оглянулась на меня:

- Встань рядом.

Как только обе мои ноги оказались на небольшой площадке крыльца, Варя открыла дверь и первой шагнула внутрь небольшого помещения, ничем не отличающегося от сеней обычного деревенского дома: пара лавок вдоль стены, мешок с чем-то в углу да свисающий с потолка провод с одинокой тусклой лампочкой.

- Закрой, - коротко скомандовала Варя, кивком указав на входную дверь. Дождавшись когда я выполню указание, она обеими руками взялась за ручку двери в противоположной от входа стене и потянула на себя. Неказистая с виду деревянная дверь начала двигаться медленно, словно весила пару сотен килограмм, и я не вытерпел: взявшись за деревянный край я рывком потянул дверь на себя, стремясь ускорить процесс, но, несмотря на прилагаемые мной усилия, скорость открытия ничуть не изменилась. Варя усмехнулась:

- Решил, что у меня сил не хватает?

Я постучал по двери, убеждаясь, что она деревянная, и пожал плечами:

- Вроде того.

Не отпуская ручку Варя перестала тянуть и, бросив на меня лукавый взгляд, кивком указала на дверь:

- Ну давай тогда сам, раз уж ты такой сильный.

Ухватившись за дверь обеими руками я что есть силы потянул её на себя - дверь не сдвинулась ни на йоту.

- И кто из нас сильнее? - Варя снова потянула за ручку, и дверь послушно продолжила своё движение.

- Дело в ручке, да?

- Да, - девушка кивнула, - Не важно с какой силой тянуть - это ничего не изменит - дверь двигается только пока держишься за ручку.


Открыв дверь на половину, Варя шагнула в проход на ходу кивнув мне:

- Не стой столбом - она сейчас начнет закрываться.

- Иду, - я торопливо юркнул следом за девушкой и тут же остановился: передо мной был каменный туннель метров десять длинной освещенный обычными лампами дневного света под потолком. Я вскинул брови:

- Я так понимаю, мы уже не в этом ветхом домишке?

Варя кивнула:

- Правильно понимаешь, - обернувшись, она проследила, как дверь неспешно закрылась, и махнула рукой в сторону другого конца туннеля:

- Нам туда, идём.

Дойдя до глухой каменной стены, завершающей туннель, Варя приложила к ней руку и обернулась ко мне:

- Приложи правую руку рядом с моей.

Едва я коснулся камня, оказавшегося теплым на ощупь, как запястье легонько кольнуло. Мелькнули алые щит и часы, и моя рука тут же провалилась вперёд словно стены больше не существовало. Я непроизвольно отдернул руку и удивлённо глянул на Варю. Не говоря ни слова девушка просто сделала шаг вперёд и буквально растворилась в стене.

- Вот так значит? Ну, раз так, значит так! - непроизвольно ожидая встречи лба и камня, я повторил маневр Вари.

- Глаза открой, споткнешься! - Насмешливые нотки в голосе девушки однозначно дали понять, что стену я миновал. Открыв глаза, я тут же застыл на месте открыв рот: мы стояли у стены в торце большого помещения, больше всего напоминающего тронный зал какого-нибудь средневекового монарха.

- Ох, ты ж... - я во все глаза разглядывал убранство: серые и красные полотнища, расшитые затейливыми узорами, свисали вдоль стен от потолка до пола, вместе образуя какую-то, пока ещё не понятую мной, общую картину. Выложенная из разноцветных плиток разных размеров мозаика пола отражала свет многочисленных люстр, искрами хрусталя бросающих миллионы зайчиков во все стороны.

- Кхм, - От тихого звука, раздавшегося совсем рядом, мы с Варей одновременно вздрогнули и повернулись к его источнику - мужской фигуре в строгом деловом костюме. Я несколько мгновений откровенно пялился на его голову, затянутую в серую ткань с узорами копирующими окружающий интерьер.

- Дух? - я вопросительно глянул на Варю, и она кивнула:

- Да, но не злой, - девушка приветливо улыбнулась, глядя в "лицо" фигуре:

- Здравствуй, Рудольф.

- Здравствуйте, Варвара, - фигура склонила голову в приветствии, - Рад снова видеть вас в нашем доме. И примите, пожалуйста, мои соболезнования.

Уголки глаз Вари заблестели, но она всё же сдержалась и лишь грустно улыбнулась:

- Спасибо.

Дух повернулся ко мне. И хотя я не видел его глаз, зато очень хорошо почувствовал на себе его "взгляд" - словно оценивая, он "смотрел" на меня несколько секунд. Наконец, дух протянул мне свою руку в серой перчатке:

- Добро пожаловать в Семью, Дмитрий.

Я протянул руку в ответ, попутно отмечая, что моя кисть на несколько мгновений оказалась словно в тисках:

- Спасибо.

Рудольф указал вдоль одной из длинных стен зала:

- Порфирий Петрович в своём кабинете. Идите за мной, - и, не ожидая ответа, двинулся первым.


Идя вдоль драпированной стены я не удержался от соблазна - провёл рукой по свисающему полотну. Тяжелая на вид ткань от моего прикосновения неожиданно легко пошла волнами, и Рудольф, идущий на пол шага впереди, не оборачиваясь прокомментировал:

- Это викунья.

Словно мальчишка, застигнутый врасплох за неблаговидным занятием, я одёрнул руку и слегка покраснел, а Варя, идущая рядом, тихо усмехнулась. Кинув на неё косой взгляд, я ускорил шаг и поровнялся с нашим проводником:

- Не понял, что это?

- Викунья, - повторил он и добавил с едва уловимыми нотками гордости, - Самая дорогая шерсть в мире. Её ещё называют "шерсть Богов".

- Никогда о такой не слышал, - я снова окинул взглядом висящие полотна.

- На свете много вещей, - Рудольф искоса "глянул" на меня, - к которым у обычного человека очень мало шансов хотя бы просто прикоснуться.

С этими словами он остановился и повернулся к едва заметной двери, практически полностью сливающейся с рисунком стены. Открыв её, Рудольф сделал приглашающий жест:

- Прошу.

Я посторонился, пропуская Варю, и она, пройдя пару шагов, остановилась и повернулась, глядя куда-то вглубь помещения:

- Доброе утро, Порфирий Петрович, - Варя склонила голову, опустив глаза.

- Здравствуй, Варвара, - долетел до меня знакомый голос, и я сделал шаг, становясь рядом с девушкой:

- Доброе утро!

Старик, сидящий в массивном офисном кресле у основания большого переговорного стола, закрыл и отложил на угол какую-то папку. Бросив взгляд на часы, стоящие на столе, он одобрительно кивнул:

- Здравствуй. Вы вовремя. - Улыбка, как обычно, тронула лишь уголки его губ, и я неожиданно для себя совершенно оробел: одно дело ругаться и нападать на этого человека в пусть и не совсем обычной, но всё же достаточно простой квартире Вари, и совсем другое быть в его доме, где только один увиденный мной зал легко мог соревноваться с богатейшими хоромами, виденными мной лишь по телевизору. Я кашлянул, прочищая горло, и заставил себя улыбнуться:

- Трудно опоздать, когда за тобой присылают машину, да ещё и с таким... ммм... - я замялся, подбирая слово, - ...необычным водителем.

- Машину я отправил, - Рудольф, пройдя мимо нас с Варей встал слева от Старика. Измайлов указал на ближайшие к себе стулья:

- Присаживайтесь.

Я помог сесть Варе, затем сам занял предложенное место и глянул на Старика, тот посмотрел на застывшую рядом фигуру:

- Спасибо, можешь идти.

С едва уловимой задержкой Рудольф кивнул и безмолвно покинул кабинет. Я покосился на закрывшуюся за ним дверь:

- Я уже встречал духов, но этот совсем другой. Кто он?

- Мой старший сын

Мои глаза округлились:

- Сын? Ничего себе! Но почему?

Измайлов нахмурился:

- Это его собственный выбор и он волен покинуть этот мир в любой момент.

Видя, что ответ только добавил вопросов в моих глазах, Старик вздохнул:

- Во время последней войны Рудольф был сильно ранен. Сейчас его бы скорее всего спасли, но тогда медицина была значительно слабее и шансов не было совсем. Перед самой смертью он попросил меня призвать его, и я не смог отказать.

- Вот оно как... Поня-а-тно, - я откинулся на спинку стула.

- Я не жалею, что выполнил его просьбу, тем более, что он помогает мне в особо щекотливых делах.

- Но сейчас вы не доверяете даже ему?

Измайлов пожал плечами:

- До недавних событий считалось, что получить информацию от духа может только тот, кто его призвал...

Я уловил недосказанную мысль:

- Однако, команду посланную за мной и Варей перехватили, и вы думаете, что он в этом замешан?

- Нет, я так не думаю, - Измайлов покачал головой, - Как бы то ни было, дух моего сына был призван мной и поэтому не может ослушаться меня или предать.

- Но всё же вы его отослали. Не слишком перестраховываетесь?

Старик бросил на меня взгляд исподлобья:

- Доживешь до моих лет, посмотрим, как будешь в таких случая вести себя ты.

Я улыбнулся и развел руками:

- Ой, ну, мне это точно не грозит - с моей профессией столько не живут, а если учесть и все последние события - так тем более.

- Не прибедняйся, - Измайлов легонько поморщился, - Ты вполне успешно ушел от всех, кто за тобой гонялся, в том числе и от Пожирателя.

- Это целиком заслуга Вари, - я мельком глянул на девушку и снова посмотрел в глаза Старика, - Только благодаря ей я всё ещё жив.


- Кстати, об этом , - Старик откинулся в кресле, положив руки на подлокотники, задумчиво оглядел Варю и несколько секунд побарабанил пальцами по полированному дереву:

- Не передумала?

Варя, не поднимая взгляд, отрицательно помотала головой, а я повернулся к ней:

- Слушай, зачем тебе снова рисковать жизнью из-за меня? У тебя сейчас есть возможность снова начать жить спокойно.

- Это не жизнь, - голос Вари был едва слышен, - Ты не знаешь каково это - уметь очень многое, но довольствоваться лишь разрешенными крохами, - Она подняла взгляд полный слёз:

- Раньше у меня был Влад и ради него я была готова терпеть хоть всю жизнь, а теперь? Зачем мне так жить теперь?

В её голосе было столько боли, что у меня встал ком в горле, но я всё же предпринял ещё одну попытку:

- Ты понимаешь, что тебя могут убить из-за меня?! И не только чужие, но и свои!

В зелёных глазах девушки разгорелся знакомый огонь. Она выпрямилась и повернулась к Измайлову:

- Я не откажусь.

Старик несколько секунд пристально смотрел Варе в глаза, затем кивнул:

- Что ж, это твой выбор - помни о нём! - Он перевёл взгляд на меня:

- На данный момент я вижу два варианта: первый - ты живешь здесь, в моём доме. Ни одно живое, а тем более мёртвое существо до тебя добраться не сможет. Тебе предоставят всё, что пожелаешь для развлечения с одним лишь ограничением - это не должно угрожать твоей жизни. Жить здесь ты будешь пока не настанет время применить твой дар.

Я хмыкнул:

- Как пресловутая птичка в золотой клетке?

Измайлов и бровью не повёл:

- Именно так: как очень ценная птичка. Ценная, а потому желаемая для многих.

- А второй вариант?

- Ты будешь непосредственным участником событий.

Я снова ухмыльнулся:

- Но за свою жизнь отвечаю только я сам? Так?

- Нет, - Старик остался серьёзен, - Ты и Варвара.

- А, ну да, - я кивнул, - Надо привыкать, что у меня теперь есть телохранитель.

- Помимо твоей защиты у Варвары будет ещё одна обязанность: не допустить, чтобы способ передачи дара попал в чужие руки.

- Каким образом? - я нахмурился, пытаясь понять смысл его слов.

- Если ты кому-то попадёшься и шансов выбраться не будет - я должна тебя убить, - впервые за всё это время подала голос Варя. Измайлов кивнул подтверждая её слова:

- Прямолинейно, но верно.

- Н-да, - я глянул на Варю, снова замолчавшую и потупившую глаза, - И телохранитель и киллер в одном лице? Мило!- Я перевёл взгляд на Старика:

- Хорошенькие перспективы вы мне нарисовали, Порфирий Петрович, даже и не знаю что выбрать - и так плохо и эдак!

- Понимаю, - Измайлов кивнул, - За всё в жизни приходится платить так или иначе. Хочешь - не хочешь, а выбрать тебе всё же придётся - из этого кабинета ты должен выйти с принятым решением.

Ещё раз глянув на Варю, я пожал плечами:

- С детства предпочитал участвовать в драке, чем отсиживаться в кустах. Думаю, что и сейчас выбор очевиден.

- Добро, - кивнул Измайлов, - Тогда давай драку и начнем.


***


Варя припарковала внедорожник (теперь уже официально выделенный нам из гаража Старика) на небольшой площадке у ворот двухэтажного дома, обнесенного высоким кованным забором, перемежающимся столбами из того же светло-желтого кирпича, что и само здание. Заглушив мотор она чуть-чуть посидела не шевелясь, затем посмотрела в окно:

- В этом доме прошла треть моей жизни. Вон там, - она рукой указала на деревянную беседку под большим деревом в дальнем от нас углу участка, я играла когда была совсем маленькой, - Варя вздохнула и повернулась ко мне:

- Готов?

Я окинул взглядом участок и пожал плечами:

- А есть разница?

- Нет, - Варя потянула ручку своей двери, и я последовал её примеру.

Встав перед воротами, девушка нажала кнопку вызова на кодовом замке, вмонтированном в столб. После мелодичного сигнала несколько секунд ничего не происходило, затем сухо щёлкнул скрытый замок, и Варя потянула ручку калитки в воротах. Мы прошли по каменной дорожке и поднялись на крыльцо.

- Здесь тоже используется другой мир?

- Да, - Варя кивнула, - Как и во всех домах, где живут члены семей.

Варя просто стояла на месте, и я, выждав почти минуту, снова глянул на неё:

- Чего ждём?

Девушка посмотрела на меня так, словно я задал самый глупый из возможных вопросов:

- Когда нас впустят, конечно

- А ты сама не можешь открыть?

Варя усмехнулась:

- Ты правда считаешь, что в дом главы семьи можно войти без разрешения?

- Ээээ, - я осознал идиотизм своих вопросов, - Да, не подумал.

Дверь распахнулась внезапно, и я вздрогнул. А когда рассмотрел встречающего, то ухмыльнулся и повернувшись к Варе, кивнул головой на стоящую в прихожей фигуру:

- У вас везде мертвяки в качестве слуг?

- Почти, - Варя шагнула вперёд, заставляя духа посторониться, и я, снова хмыкнув, шагнул следом.

В прихожей было неожиданно темно: падающий с улицы свет вполне успешно освещал сам дверной проём, но и только - словно он не мог проникнуть сквозь невидимую преграду. От перепада освещения я мгновенно ослеп и при следующем же шаге обо что-то запнулся, отчего, теряя равновесие, непроизвольно вытянул руки и вцепился в первое же под них попавшееся. В голове словно взорвалась бомба: яркими вспышками и звуками, на безумной скорости передо мной пролетала хроника чьей-то жизни: от рождения до пистолетного выстрела прямо в лицо, принесшего тьму на несколько мгновений, после которой всё продолжилось снова, но почему-то полностью в серых тонах. Всё это было настолько неожиданным, что мой разум полностью оцепенел, и я замер, бездумно глядя на мелькающие картинки. Когда промелькнул дверной проём и моя собственная фигура, делающая в него шаг, всё резко закончилось:опять стало темно и я с грохотом повалился на пол.

- Охренеть! Что это было?!

Сильные руки, подхватив меня за подмышки, легко придали мне вертикальное положение. От неожиданности я не успел издать и звука, лишь покачнулся, но но всё же устоял на ногах.

- Что случилось? Ты в порядке? - голос Вари раздался откуда-то сбоку, и я повернулся на звук:

- Да, только не вижу ничего - темно как... в общем, ты поняла.

- Темно?

- Ну да, - я повертел головой, - Кроме двери, через которую мы зашли я ничего не вижу! А ты видишь что ли?

- Вижу, - я почувствовал, как меня взяли за руку и голос Вари прозвучал очень близко:

- Иди за мной.

Проделав вслепую несколько шагов, я не выдержал:

- Подожди, остановись.

- Что такое? - хватка на моём запястье ослабла, и я скорее догадался, чем увидел, что Варя развернулась ко мне.

- Почему ты видишь, а я нет?

- Не знаю, - я буквально почувствовал как Варя пожала плечами, - Я впервые такое вижу - раньше ни с одним гостем такого не происходило.

- Варь, я так не могу, давай вернёмся?

- Потерпи, тут всего два шага осталось.

- До чего?

- Сам увидишь, - Варя снова потянула меня за руку, - Пошли.

Проделав ещё несколько шагов я словно нырнул в океан света. Зажмурившись и закрыв глаза руками, я несколько секунд постоял неподвижно, давая глазам привыкнуть к свету, по чуть-чуть пропускаемому сквозь пальцы. Когда я отнял руки и прищурившись глянул вокруг, то почему-то даже не удивился: огромный зал, залитый огнями люстр.

Я покосился на стоящую рядом Варю:

- У вас что - какой-то стандарт на такие помещения?

Девушка улыбнулась:

- Просто дом Порфирия Петровича спроектирован тем же архитектором.

- Да? - я окинул пространство взглядом, - Ну молодец мужик, раз смог продать одно и тоже дважды.

- Он тут не причем - Старик сам об этом попросил. Единственное различие между домами в том, что их внутренняя планировка зеркальна.

- Да ладно?! При таких возможностях и такое решение? Зачем ему это надо было?

- Вот при случае сам и спроси.

Разглядывая окружающий интерьер, я обернулся и замер: передо мной был абсолютно черный проем в стене.

- Ээээ... Варя? - я кивком головы указал на проём, - Скажи, что ты видишь?

- Коридор откуда мы пришли. А что такое?

- Опиши его, пожалуйста.

- Ну-у.. это просто стеклянный коридор. Насколько я знаю, он служит переходом между мирами.

- Типа того, через который мы из твоей кухни на тот пляжик прошли?

- Да, вроде того.

- А в каком мире мы сейчас? На той "стройке"?

- Я не знаю, - Варя пожала плечами, - Это знает только хозяин дома.

- Ты же здесь столько лет прожила?! Неужели за это время не было ни одного шанса это узнать?

- Я была маленькой и меня мало интересовало в каком мире находится тот огромный парк, где я играла. А с чего ты вообще об этом спросил?

- Потому что никакого коридора я не вижу, - я указал на проём, - Для меня это абсолютно черный контур на стене. Он словно нарисован, - я сделал шаг и попытался прикоснуться к черноте на стене, но рука, не встретив ничего, просто провалилась внутрь. Со стороны казалось, что мою руку будто отрезали этой чернотой. Я хотел спросить у Вари, что сейчас видит она, но обернувшись увидел, что рядом с нами стоит очередной дух.

- Идём! - Этот приглушенный тканью голос, а самое главное интонации, показались мне очень знакомыми - точно такими же мне посоветовали молчать на полицейском посту - и я решил убедиться:

- Куда?

- Вас ждут! - И хотя слова были другие, но манера речи была просто один в один. Я кивнул:

- Веди, раз ждут.

Дух двинулся вперёд, а я, ухватив Варю под руку, притянул её к себе и шепнул прямо в ухо:

- Мне кажется, что он тот, кого ты в лесу выгнала из тела!

Варя отстранилась и удивлённо посмотрела на меня. Её губы беззвучно зашевелились:

- Уверен?

Я неопределенно пожал плечами и шепнул:

- Голос очень похож.

В этот момент наш провожатый, сделав несколько шагов, обернулся и выразил недовольство по поводу нашей задержки:

- Быстрее!

- Да идем, мы, идём, - я шагнул первым, а Варя тут же присоединилась. Дождавшись пока мы с ним поравняемся, дух окинул нас "взглядом", молча повернулся и зашагал вперёд снова.


Проходя мимо одного из висящих полотен (зелёного, а не серого, в отличие от дома старика), я решился на ещё одну попытку проверить :

- Слышь, служивый! Из чего занавесочки?

Дух "глянул" на меня:

- Заткнись! - В его голосе явно звучали нотки злости, и я решил больше не усугублять ситуацию, чтобы не сорвать дело, ради которого мы с Варей сунулись в этот дом, и поднял руки:

- Молчу! - А посмотрев на Варю понял, что теперь и она узнала нашего провожатого.

Дойдя до противоположного конца зала, фигура в черном остановилась и открыла дверь в стене:

- Заходите.

Войдя первым, я окинул помещение взглядом: в отличие от строго убранства кабинета Измалойва, этот явно занимала женщина - это читалось во всём: начиная от зелёных с позолотой штор на окнах, заканчивая вазой с цветами на большом письменном столе.

Сама хозяйка, в домашнем халате и кофейной чашкой в одной руке и газетой в другой, сидела на диване, расположенном аккурат напротив входа. Она остановила взгляд на мне и улыбнулась:

- Доброе утро, Дмитрий, - Поставив чашку на журнальный столик перед диваном, она указала на пару кресел, стоящих рядом:

- Присаживайтесь.

Выждав пока я устроюсь, Глафира предложила:

- Чай, кофе?

Я вежливо улыбнулся в ответ:

- Просто черный чай.

Хозяйка повернулась к Варе:

- Тебе?

- Спасибо, ничего не надо.

Пожав плечами со словами: - Как пожелаешь, - хозяйка дома перевела взгляд на духа, застывшего у входа:

- Принеси чай Дмитрию. - Фигура в чёрном беззвучно покинула кабинет, а Глафира, долив в чашку из кофейника на столе, взяла её в руки и откинулась на спинку дивана:

- Что ж, молодые люди, я вас слушаю.

Обменявшись взглядами с Варей, я легонько кашлянул в кулак, невольно оттягивая начало, наверное, одного из самых сложных разговоров в моей жизни, затем встретился глазами с Глафирой:

- Не сомневаюсь, что вы знаете над чем работал муж Вари и о достигнутом им результате.

Глафира пожала плечами:

- Об этом знают уже многие.

Я кивнул:

- Не удивительно, ведь такую новость трудно утаить. Но дело в том, что все знают каков результат, а не то, что ему предшествовало.

Во взгляде Глафиры появился интерес:

- Кроме вас, я полагаю?

- Именно так, - я снова кивнул, - Кроме меня.

- И что же вы намерены делать с этой информацией?

- Мне кажется, что ответ очевиден - предложить её вам.

- Хм, вот как? - Глафира сделала глоток из чашки, - А с чего вы решили, что мне это интересно?

Варя, сидевшая с отстраненным видом, вдруг ожила:

- С чего? Да с того, что последнюю сотню лет ты не щадишь ни кого в своём стремлении сохранить численности своей семьи! - девушка зло усмехнулась, - Только вот результат прямо противоположный - все кто мог от тебя уже сбежали!

Надо отдать должное выдержке хозяйки дома - она не только никак не отреагировала на заявление Вари, но даже взглядом её не удостоила: сделав ещё один глоток, Глафира поставила чашку на стол и подняла взгляд на меня:

- Давайте сократим наш разговор: вам нечего мне предложить.

- Но... - я удивленно посмотрел на неё, и Глафира улыбнулась:

- Да, Дмитрий, я знаю, что вы получили дар от Владислава, но также знаю и то, что ни вы, ни Варвара понятия не имеете, как именно он это сделал, - она поднялась на ноги, - Спасибо за ваш визит, я распоряжусь, чтобы вас проводили.

Потеряв к нам всякий интерес, Глафира направилась к выходу из кабинета.

- Перед смертью Влад отправил мне сообщение с описанием технологии.

Услышав слова Вари Глафира замерла. Обернувшись, она пристально оглядела Варю и покачала головой:

- Ты врёшь.

Вместо ответа Варя поднялась и, сделав пару шагов, подошла к одной из стен кабинета. Прикоснувшись к ней, девушка превратила стену в экран и вывела на неё запись, виденную мной в её квартире. Поняв задумку, я дождался момента когда на картинке появится моя фигура и скомандовал:

- Стоп! - Изображение замерло, и я посмотрел на Глафиру:

- Как видите, мы не обманываем - запись у нас есть.

Тон хозяйки дома мгновенно сменился на деловой:

- Что вы за неё хотите?

Бросив взгляд на Варю и убедившись, что она, удачно сымпровизировав, снова вернулась к своей заранее оговоренной роли, я откинулся в кресле и постарался говорить как можно равнодушнее :

- Предсказатель.


(продолжение следует...)

Показать полностью
69

Спасатель. (9 часть) (фант.рассказ)

Начало здесь.


Переход из рассеянного дневного света в абсолютный мрак был внезапным и мгновенно лишил ориентации в пространстве. Вдобавок, твердая поверхность дорожки, ведущей от крыльца к переходу, сменилась на песок, и ноги тут же в нём увязли. Проделав по инерции ещё пару шагов, в ходе которых тело рефлекторно пыталось сохранить равновесие, я всё же не устоял и рухнул сперва на колени, потом на живот, и завершил весь кульбит нырком в песок лицом.

- Тьфу, блин! - Сидя на пятой точке, я пытался избавиться от хруста на зубах, непроизвольно оглядываясь по сторонам в попытке что-нибудь разглядеть:

- Темнота и песок... Обратно что ли попал?

Долетевший солёный запах и шорох волн, едва слышный даже в полной тишине этого места, окончательно подтвердил, что вернулся я в тот же мир, откуда меня столь странным образом выдернул Старик со своими подручными. Поднявшись, я обернулся, ожидая увидеть пройденный портал, но, если он и был, то в непроглядной мгле оставался полностью невидим.

- То что я не вижу переход, не означает, что его нет, а значит надо рассчитывать на худшее - секунд через десять преследователи буду здесь - надо делать ноги! - Я вскочил:

- Так, море у нас всё время было справа, значит надо дойти до воды и идти вдоль неё.

Пройдя несколько метров на звук, я ощутил, что песок под ногами стал плотным и холодным. Повернувшись к воде правым боком, я двинулся вперёд:

- Что ж тут так темно-то?! Надеюсь, второй раз тот же фокус Старик не провернет!

Перед глазами вплыло лицо Вари:

- Жалко её... Столько ей выпало пережить и вот такая смерть. Из-за меня... Эх, блин...

Прокручивая невеселые мысли, я шел по берегу, периодически останавливаясь и прислушиваясь - проверяя нет ли погони. В какой-то момент из-за облаков вынырнула полная луна и идти сразу стало легче - в ярком свете кромку воды стало хорошо видно и больше не приходилось держать верное направление ориентируясь по тому что под ногами - вода или сухой песок.

Минут через тридцать бодрого шага, я увидел тёмную массу на фоне звездного неба, с каждым шагом все более принимающую очертания строения странной формы. Преодолев оставшиеся три десятка шагов, я остановился перед бетонной аркой, высотой в пару этажей, а по ширине, в неё спокойно мог въехать грузовик.

- Похоже это тот Проход, о котором говорила Варя. Значит, пройдя в него, я должен попасть к ней на кухню.

Я похлопал рукой по шершавому бетону основания и встал перед конструкцией ровно по центру. Обернувшись к морю, я ухмыльнулся:

- Ну, что? Пока-пока, параллельный мир! Вряд ли мне выпадет здесь побывать снова. - Постояв ещё секунду собираясь с духом, я решительно шагнул вперёд, но, вопреки моим ожиданиям, ничего не произошло - я просто шагнул вперед и всё.

- Оп-па, - я развернулся на месте, - не получилось.

- Почему? Что не так?

- А может это вообще что-то другое, а не Проход?

- Хотя, по времени и расстоянию всё совпадает с тем, что говорила Варя.

- Это если я вернулся туда же, откуда меня Старик утащил. А если я вернулся в другое место? Или вообще другой берег?! Тогда всё будет совсем не хорошо...

- Мда-а, ситуация! - я задумчиво поскрёб затылок пятерней:

- А что я вообще знаю об этом Переходе?

Покопавшись в памяти, я вспомнил необходимое условие и ухмыльнулся:

- Ну, не проверишь - не узнаешь. Тем более эти вещи мне точно не жалко! - я принялся стягивать с себя больничную пижаму, а раздевшись до гола, снова встал перед аркой:

- Надеюсь, что в квартире нет гостей! - и, зажмурившись, сделал шаг.


Грохот, с которым я свалился с подоконника вместе с цветочным горшком, мог разбудить и мёртвого. Кряхтя и матерясь, я поднялся на ноги, а в следующий миг подпрыгнул от резкого оклика знакомым голосом:

- Ты?! Живой?!

Я ойкнул и, оглянувшись по сторонам, стянул с ручки духовки кухонное полотенце:

- Живой-живой. Ты, я смотрю, тоже.

- Но, как? Ты умер у меня на руках!

- Умер? - я нахмурился, - Как видишь - это не так. И вообще, мне кажется, что мы видели совсем не то, что происходило на самом деле. - Я кивнул на полотенце:

- Дай что-нибудь надеть.

- Да, конечно! - Варя кивнула, - Сейчас принесу! - Она вышла из кухни и через минуту вернулась:

- Вот, - Варя протянула спортивные штаны и футболку, - это вещи Влада. Они чистые, - Девушка отвернулась, а я натянул одежду и попросил:

- А поесть чего-нибудь найдётся?

Пока Варя возилась с посудой, я описал события так, как их видел я: от момента как опустилась темнота и до своего появления в этой квартире. Варя покачала головой, ставя на стол чай и бутерброды:

- Для меня всё было иначе: сперва нас окружила полная темнота - я перестала вообще что-либо видеть. Я звала тебя, но ты не отзывался, а потом, минуты через 3 луна появилась снова, увидела, что ты лежишь неподалёку. Окликнула - молчишь. Подбежала к тебе и хотела проверить пульс, а когда дотронулась, то поняла, что всё плохо - тело было холодным, словно ты мёртв уже несколько часов. - Варя сделала паузу, будто переживая рассказанное, затем опустила глаза, словно стесняясь:

- Извини, но закапывать тебя мне было нечем, поэтому я кое-как нагребла песка и галопом понеслась к Переходу. Минут пять, как домой попала, а тут ты.

- Погоди! Пять минут?

- Ну да, - Варя кивнула, - я, вон, только что в домашнее оделась.

- Ерунда какая-то! Даже, если отбросить то, что для тебя я даже остыть успел, то всё равно не сходится: по моим прикидкам я пробыл в том месте намного дольше, чем пять минут - часов семь.

-Варя пожала плечами:

- Не представляю, как такое может быть. Никогда не слышала о таком.

- Слушай, - я серьёзно взглянул на девушку, - а может и смерть людей в том мире - дело рук Старика?

Варя подняла на меня расширенные от удивления глаза:

- Почему?

- Ну смотри сама, - я поднял пятерню и загнул один палец: во-первых, всё что произошло с нами соответствует тому, что ты мне рассказывала - люди на утро были мертвы - прям, как я по твоей версии событий. Второе, - я загнул ещё один палец, - я провел в каком-то непонятном месте несколько часов, а вернулся обратно мало того, что в тоже самое место, так еще и почти в тоже время. Но что было бы, если бы я не сбежал? Вполне возможно, что на утро ты нашла бы мой настоящий труп, а не то, что тебе подсунули в этой темноте, что на нас напала.

- Да уж, - Варя покачала головой, - Даже не знаю, что и сказать.

- А нечего тут говорить! - я недовольно тряхнул головой, - Надо найти этого Старика, да и допросить! С пристрастием!

Девушка фыркнула:

- Как ты это сделаешь?! Ты и на километр к нему не подойдёшь без его ведома!

- Тут ты, конечно, права, - я задумался, крутя в руках опустевшую чашку, - Учитывая всё, что я успел узнать, противник он, конечно, серьёзный. Хотя, - я поднял взгляд, - у каждого есть слабое место - надо только его найти. И тогда он сам ко мне придёт.

- Осталось только найти слабое место у существа возрастом в несколько тысячелетий, - хмыкнула Варя, но я лишь улыбнулся:

- Чем дольше живешь - тем больше врагов!

- Ладно, допустим тебе удастся найти такого врага - а с чего ты решил, что он станет помогать?

- О! Тут всё просто: враг моего врага - мой друг.

- Хорошо, допустим даже такое, - Варя кивнула, - А от Старика тебе что надо? Что ты от него хочешь?

- Ну... - я неопределённо поводил в воздухе руками, - Для начала спросить зачем весь этот спектакль был. - Я поморщился:

- И как я мог поверить в всю эту чушь? А Глафира? Вот скажи - ну зачем надо было выдавать её за мою мать? Они меня вообще за идиота считают? Если в историю с мозгами, напечатанными на принтере, я ещё хоть как-то мог поверил - мало ли как нынче технологии вперёд шагнули - но поверить, что Глафира - моя мать?! Ни за что!

- Да уж, - Варя кивнула, - действительно странно.

- То-то и оно, - я вздохнул, - Вот и остаётся один вариант - узнать всё у первоисточника, то есть у Измайлова, - я поставил пустую чашку на стол и поднял взгляд на Варю, - Слушай, а почему бы нам не... - мои слова прервал звук дверного звонка.

- Кто это может быть? Ты ждёшь кого-нибудь?

- Не-ет, - растерянно протянула девушка, - Пойду посмотрю, кого там принесло, - Она направилась в коридор, и я двинулся следом.

Подойдя к двери и глянув в глазок, Варя повернулась ко мне. У неё на лице была полнейшая растерянность. Сделав мне знак молчать, она наклонилась к моему уху и едва слышно прошептала:

- Там Измайлов.

Никогда не думал, что шепотом можно удивляться:

- Кто-о?

- Измайлов!

- Почему он сюда пришёл?

- Да откуда я знаю! - лицо Вари стало сердитым, - Может он за тобой следил?!

- Избавься от него!

- Как?!

Мелодия звонка проиграла снова, а затем из-за двери раздался знакомый голос:

- Варвара, открывай. Я знаю, что вы за дверью.

Мы одновременно вздрогнули, и я замотал головой:

- Не-не-не! Не открывай!

Варя, бросив на меня взгляд, приложила руку к двери, и та тут же ушла в сторону, открывая стоящего за ней гостя.

- Добрый вечер, молодые люди, - Не ожидая приглашения, Старик, одетый на этот раз также, как я увидел его впервые, вошёл в квартиру. Тщательно вытер ноги о коврик и всё так же, не спрашивая разрешения, прошёл в гостиную. Сев на диван и окинув комнату взглядом, он посмотрел на Варю:

- Здесь уютно. Ты молодец.

Щёки Вари тут же вспыхнули:

- Спасибо.

Старик перев л взгляд на меня:

- Присаживайтесь, Дмитрий, нам есть о чем поговорить.

Я сложил руки на груди и остался стоять на месте:

- О чём? Как вы в очередной раз хотите меня похитить или убить?

Измайлов поморщился:

- Вы торопитесь с выводами. Я не собирался и не собираюсь вас убивать.

- А вот у меня сложилось совершенно иное мнение, - я развел руками, - Ведь это же ваши люди гонялись за мной и Варей по лесу паля из пистолетов? А когда мы смогли от них улизнуть, то вы поучаствовали в том, что нас связали и повезли не куда-нибудь, а в ваш дом. Вы об этом хотите поговорить? Или вы расскажете, что очередная гоняющаяся за нами пара духов совершенно не хотела нас убивать! - Измайлов, никак не реагируя спокойно смотрел на меня и это бесило ещё больше:

- Или вы хотите рассказать зачем послали духа сюда? Или о том, зачем вам был нужен спектакль в больнице с бредом об операции, в который вы пытались заставить меня поверить?!

Я сделал паузу и Старик впервые отреагировал:

- Это всё?

- Всё, - буркнул я недовольно.

- Присядьте, - он указал на кресло, - я уже старый и долго смотреть снизу вверх мне тяжело.

Я плюхнулся в кресло, и Старик кивнул:

- Спасибо.

- Говорите чего вам надо и проваливайте!

Не обратив никакого внимания на мою грубость, он продолжил тем же спокойным тоном:

- Начну с того, что приказа стрелять в вас или Варвару я не отдавал - мои помощники должны были лишь найти вас и привезти ко мне.

Видя, что я хочу возразить, Измайлов поднял руку:

- Я помню, что вы сказали - в вас стреляли. И, поверьте, я не знаю, кто это был - команду, посланную мной уничтожили в том же в лесу, и вас преследовал кто-то другой.

Я пару секунд обдумывал услышанное, затем поднял взгляд на него:

- В последнее время я всё меньше верю в случайности, и то, что я встретил вас едва выйдя из леса, говорит мне, что вы точно знали об этом и ждали меня.

Взгляд Старика похолодел. Он несколько секунд помолчал, затем пристально посмотрел на меня и потребовал:

- Опишите эту встречу. Детально, в подробностях.

Я поднял бровь:

- У вас память отказала?

- Дмитрий, - Измайлов посмотрел так, что мне сразу стало неуютно, - с моей памятью всё в полном порядке.

- Тогда к чему ваша просьба? Зачем рассказывать то, что вы и так знаете?

- Потому что это был не я.

- В смысле не вы? А кто же?

Старик пожал плечами:

- Очевидно тот, кто знает, как заставить других видеть то, что нужно.

Я перевёл взгляд на Варю, та нахмурилась и повернулась к Старику:

- Морок?

- Скорее всего, - Измайлов кивнул, - И поэтому, я и хочу узнать всё до мельчайших деталей.


***


- Порфирий Петрович, вы знаете кто это мог быть? - Варя поставила перед гостем и мной чашки с горячим чаем и присоединилась к нам, заняв последний свободный стул за кухонным стул.

- Нет, - Старик отрицательно качнул головой и, сделав глоток, довольно прищурился, - Хороший чай. - Он немного посмаковал второй глоток и неожиданно продолжил:

- Но очень хочу это узнать.

Последовав примеру Старика, я сделал глоток - чай и вправду был хорош - и отставил чашку:

- Ну, допустим, я поверил. А как вы объясните то, что случилось с нами на берегу? Не может быть, чтобы больница, в которую меня переместили, тоже была наваждением. Да и кроме того, как я уже рассказал, там были и вы и сама Даша одновременно, да и вообще народу там было предостаточно - такую толпу ни одним мороком не создашь.

Измайлов несколько секунд задумчиво побарабанил пальцами по столу, затем глянул на меня:

- Думаю, что у меня есть ответ и на этот вопрос, но прежде я кое-что у вас уточню. Не против?

- Давайте, - кивнул я.

- Вы сказали, что когда убегали, то вышли на улицу и увидели только одно здание, ограду вокруг него и, как вы выразились, некий портал, через который вернулись в то же место, откуда вас забрали. Так?

- Так.

- А сможете припомнить, что было за оградой?

- Хм, - я задумался на пару секунд, вспоминая, затем поднял взгляд:

- Знаете, я тогда торопился и не обратил внимания, но сейчас, после вашего вопроса, понял, что за оградой вроде и не было ничего - словно в воздухе было какое-то марево или туман.

Старик кивнул:

- Что ж, это ещё одно подтверждение, что Влад не зря вас искал, - он покачал головой, - И еще оно подтверждение ошибки, что сделал я, отказав ему в помощи. Мда..., - Старик задумался о чём-то, и я вопросительно взглянул на Варю. Она пожала плечами, давая понять, что для неё эти слова понятны не более, чем мне. Молчание затянулось, и я решил его нарушить:

- Порфирий Петрович?

- Ммм? - не сразу отозвался Измайлов.

- Вы что-то знаете про эту больницу?

Старик улыбнулся уголками губ:

- Нет никакой больницы, Дмитрий.

- Это тоже был морок? - Варя нахмурилась, - Слишком уж крутой тогда. Сомневаюсь, что кому-то такое под силу. Да и портал этот опять же... Нет, - она тряхнула головой, - не похоже это на морок.

- Ты права, - Измайлов взглянул на неё, - это было кое-что иное, - он перевёл взгляд на меня, - и я знаю только один случай, когда человек после такого остался в живых.

Я не выдержал:

- А можно без загадок? А то за последнее время меня от них начало воротить.

- Можно, - кивнул Старик и без тени улыбки заявил, - Если коротко, то вас, Дмитрий, чуть не сожрали.

- Что-о? - брови Вари повторили движение моих - переехали высоко на лоб.

- Как это? Кто? - вопросы рванули из меня, опережая друг друга, и Старик снова улыбнулся, явно довольный произведённым эффектом. Он перевёл взгляд на Варю:

- Ты же знаешь, что посещение "стройки" строго запрещено?

Да, - Варя опустила глаза, и я влез с вопросом:

- Вы про тот мир, где...

- Да, именно про него, - Измайлов кивнул мне и снова обратил взор на Варю:

- Что молчишь?

- Знаю, - щёки девушки вспыхнули огнём, но через мгновение она снова подняла взгляд - её глаза сверкали злостью:

- А что мне было делать? Сложить лапки и дать духу нас убить?

- Ладно, остынь, а то ишь, рассверкалась глазищами, - Старик вдруг улыбнулся, - Понимаю, почему Влад решился нарушить мой прямой запрет на ваш брак, - он повернулся ко мне:

- То, что я сейчас расскажу знают всего пять человек на этой планете.

- Главы семей?

- Они самые.

Глаза Вари снова округлились:

- Вы знаете, что убивает людей?

- Да, - Измалойв кивнул, - знаю, - он сделал еще один глоток и отставил опустевшую чашку, - Мы зовём его Пожирателем. Он питается тем, что движет каждым - тем, что заставляет нас совершать все поступки - жизненной силой и эмоциями. Обволакивая свою жертву и используя её собственные страхи, Пожиратель строит мир иллюзий. Стремясь получить максимум в кратчайшие сроки, он заставляет жертву за несколько часов прожить целую жизнь.

Старик о чем-то задумался, и мы, потрясенные его рассказом, молчали тоже. Первой опомнилась Варя:

- Порфий ПЕтрович, вы сказали, что Дима - второй человек, оставшийся в живых, а кто первый?

Измайлов приложил руку к груди и легонько поклонился:

- Ваш покорный слуга.

- ВЫ?

- Это было очень давно.

- И у вас тоже была больница, как у меня?

Старик чуть усмехнулся:

- Нет, Дмитрий, это ваши страхи. Но у меня тоже было единственное здание и непроницаемая ограда.

- А портал? Вы тоже выбрались через такой же портал?

- Да, - Измайлов кивнул, - В этом мы с вами совпали. Собственно, по этому я и догадался.

- Почему же этот Пожиратель напал только на Диму? - Варя вопросительно посмотрела на Старика, - Почему меня тоже не сожрал?

Измайлов пожал плечами:

- Трудно сказать. Может оставил тебя на, так сказать, второе блюдо, но побег Дмитрия спутал ему все планы. Кто ж знает?

- Обалдеть, - я откинулся на спинку стула, - Поэтому в том мире нет ни людей, ни крупных животных?

- Скорее всего, - кивнул Старик.

- А что будет, если этот Пожиратель попадёт сюда?

- Плохо будет. Очень плохо. Потому и закрыли мы "стройку" от посещения , - он искоса глянул на Варю, улыбнувшись лишь самыми уголками губ, - молодыми да неразумными.

- Вы мне льстите, Порфирий Петрович, - Варя улыбнулась, - не такая уж я и молодая.

- Это смотря с кем сравнивать, - вдруг в голос хохотнул Измайлов, и протянул Варе свою чашку, - Налей мне, милая, еще твоего чая. - Отдав чашку Варе, Старик повернулся ко мне:

- Раз уж мы разобрались с вашим похищением и у вас больше нет необоснованных претензий к моей персоне, предлагаю перейти к тому, зачем я, собственно, пришёл.

Я согласно кивнул:

- Хорошо, давайте.

Старик принял от Вари дымящуюся паром чашку, не спеша сделал глоток, зажмурившись от удовольствия, и поднял на меня посерьезневший взгляд:

- Дмитрий, я предлагаю вам войти в мою семью.

- Ээээ... - начал было я, но Измайлов опередил:

- Я понимаю, что после всего вами пережитого моё предложение звучит странно, но прошу вас очень хорошо его обдумать прежде чем дать ответ.

- И сколько у меня времени?

Старик замялся:

- Я живу уже очень долго и за прожитые годы научился тому, чего обычные люди позволить не могут себе - ждать столько, сколько необходимо. Но бывают ситуации, когда принимать решения надо очень быстро. В таких случаях ждать не могу даже я.

- И сейчас как раз такой случай? - я ухмыльнулся, но Старик, оставшись серьёзным, лишь кивнул:

- Верно. Сейчас именно такой случай.

- Понятненько... - я отставил чашку и откинулся на спинку стула, сложив руки на груди:

- И зачем же я вам так понадобился?

Измайлов кинул быстрый взгляд на Варю, и та мгновенно всё поняла:

- Так. Вы тут секретничайте, а я пока кое-чем займусь по дому, - она легко поднялась и выскользнула из кухни. Старик, проследив, как за вышедшей девушкой затянулся размытой пеленой дверной проём, кивнул словно сам себе:

- Жаль, что с ней и Владом всё так обернулось... На их пару у меня было много надежд... Мда... - Он снова повернулся ко мне, окинул долгим взглядом, словно что-то прикидывая для себя, и неожиданно спросил:

- Дмитрий, вы знаете из-за чего начинаются войны?

- Ну-у... - я растерялся от неожиданного вопроса, - Если говорить обощённо, то, наверное, когда кто-то хочет получить то, чего не может получить мирным путём.

- Хм, - Измайлов удивленно посмотрел на меня, - Более краткого варианта я ещё не встречал, - он кивнул, - Вы совершенно правы - любая война происходит из-за того, что кто-то хочет иметь больше. Будь это новые территории, деньги или власть. Так вот, отвечая на ваш вопрос, я буду с вами предельно откровенен: я собираюсь начать войну, а для этого мне нужны вы, Дмитрий.

- Кхм, - я поперхнулся очередным глотком, а прокашлявшись, уставился на сидящего передо мной тысячелетнего старика:

- Чего вы хотите начать? Войну? Я не ослышался?

- Нет, - Старик улыбнулся, - Вы всё услышали правильно - я планирую начать войну.

- И вы вот так спокойно об этом говорите?

- Вы сами сказали, что война - способ получить желаемое.

- И чего же хотите получить вы?

- Мир, как бы странно это не звучало.

- Война ради мира? - я удивленно поднял брови, - Так может просто не воевать? Вот и будет мир.

- К сожалению это не так, - Старик вздохнул, - Если войну не начну я, её начнут другие и с другими целями, - он поднял взгляд на меня, - Вы ещё очень молоды, Дмитрий, и поэтому даёте такую оценку, но всё гораздо проще и сложнее одновременно. К сожалению.

- Так объясните, раз я такой молодой и глупый, что не понимаю сам!

Измайлов снова вздохнул:

- Вы знаете почему Влад вас искал?

- Он хотел найти способ передавать дар другим людям.

- Верно, - кивнул Старик, - Варя рассказала?

- Да.

- Хорошо. А зачем он это делал она рассказала?

- Если все люди на планете буду иметь способности, вам больше не придётся скрываться.

- Тоже верно.

- Я не понимаю, как это связано - причём тут война?

- Война бывает не только когда кто-то хочет получить желаемое, но ещё тогда, когда требуется не дать кому-то одному получить большое преимущество над другими.

Я поморщился:

- Опять куча тумана. Можно поконкретнее?

- Хорошо, я скажу конкретнее: не так давно знакомая вам Дарья получила то, что в её руки попасть не должно было ни при каких обстоятельствах...

- Предсказатель.

Мы с Измайловым синхронно обернулись на голос Вари - она стояла в дверном проёме, держа в руках какое-то тряпьё Я улыбнулся:

- Подслушиваешь?

- Случайно, - Варя продемонстрировала тряпки, - Закрутилась и на автомате зашла, а вы тут... Влад рассказал? - она в упор посмотрела на Старика, и тот нехотя кивнул:

- Да.

Я не выдержал:

- Что за Предсказатель? Человек какой-то? Ясновидящий?

Варя вопросительно взглянула на Измайлова, и тот кивнул, словно разрешая ей говорить. Девушка снова перевела взгляд на меня:

- Это камень.

- Камень?

- Да. Тот, кто им владеет знает будущее.

- О как! И он у Даши?

Старик и Варя ответили одновременно:

- Да.

Повернувшись к Измалойву, я посмотрел ему в глаза:

- Вы же в курсе, что она целенаправленно ищет и убивает спасателей?

- Конечно, - он кивнул, - Поэтому я здесь. Дарья приложит все усилия, чтобы избавиться от последнего человека, способного противопоставить артефакту свою способность. Я не буду обещать, что в состоянии надежно защитить от неё, но в одиночку у вас, Дмитрий, вообще нет шансов.

- Так! Погодите! - я поднялся на ноги и зашагал из угла в угол, - Вы говорите, что Даша с помощью этого Предсказателя способна видеть будущее. Так? - я повернулся к сидящим за столом, и Варя кивнула первой:

- Да.

- Значит она должна знать и про эту встречу?

- Нет, - подал голос Измайлов, - камень показывает будущее только его владельца.

- Как далеко она может увидеть?

- Насколько ей хватит сил - чем дальше она заглянет, тем больше сил это отнимет. Я думаю, что где-то от трёх дней до недели.

- Ага. Ну, значит так и будем считать, - я снова сел на свой стул и уставился на Измайлова, - Вы сказали, что хотите начать войну. С кем? С Дашей? Она мне не кажется такой сильной и влиятельной. Почему вы считаете, что будет война?

- Между мной и Глафирой давние разногласия. И она узнает, что к смерти Дарьи причастен я - она будет мстить.

- И это будет война о которой вы говорите?

- Да.

- Как-то мне не верится, - я покачал головой, - Нет, я конечно понимаю, что будет пролито не мало крови, но война...

Старик усмехнулся:

- Когда я вернулся в эту страну, мне пришлось силой забирать то, что принадлежало моему отцу. Это было в начале прошлого века.

Я поднял бровь:

- Революция?

Измайлов отрицательно качнул головой:

- Не совсем. Революцию начали англичане - подговорили элиту общества - решили, что после смерти царствующего потомка, Глафире не хватит сил удержать страну, но просчитались.

У меня отвисла челюсть:

- Романов был из семьи вашей сестры?

Старик кивнул:

- Прямой потомок одного из её сыновей.

- А Ленин?

- Хоть он и был из семьи англичан, чужой крови в нём тоже было предостаточно, поэтому он не имел способностей - очень умный, но всё же просто человек.

- А эта тётка, что его подстрелила? Как её там... - я пощёлкал пальцами, вспоминая.

- Фанни Каплан, - подсказала Варя и посмотрела на Старика. Тот сухо добавил:

- Моя дочь.

- Из-за её смерти между семьями началась война, - голос Вари прозвучал неожиданно громко в наступившей тишине.

- Это Гражданская что ли?

- Она самая, - кивнул Измайлов, - И если Дарью не остановить, она может начать новую.

- И вы решили её опередить?

- Война между мной и Дарьей лучше, чем новая мировая.

- Мировая?

- Я уверен, что уничтожив семью Глафиры и мою, Дарья не остановится.

- Однако, масштабы у вас, - я покачал головой.

- Я просто был с вами откровенен, как и обещал. Вы узнали достаточно, чтобы понять зачем вы мне?

- Куда уж больше?! И так с трудом во всё это верится!

- Тем не менее, пришёл ваш черед, Дмитрий.

Я задумался:

- Ох и дал же ты, господи, приключений мне на пятую точку!

- А уж сколько их впереди...

- И деваться, то особо-то не куда - выбор уж больно не большой: или пан или пропал...

- Ладно, - я поднял взгляд и встретился глазами сперва с Варей, а затем и с Измайловым, - Я с вами!

- Олично! - Старик явно выдохнул с облегчением.

- Но при одном условии!

Измайлов держался достойно:

- Слушаю?

- Варя тоже должна войти в вашу семью.

- Исключено! - Старик взглянул на девушку, - Извини, но ты знаешь причину.

- Знаю, - грустно подтвердила та.

Я пошёл ва-банк:

- Порфирий Петрович, я не торгуюсь - либо мы оба, либо вы справляетесь с Дарьей без меня!

Измайлов уставился на меня:

- Молодой человек, - его голос звучал, как утробный рык, - Боюсь, вы не осознаете даже десятой части всех последствий вашего предложения.

- Возможно, - я медленно кивнул, не отводя взгляда, - Но эта девушка несколько раз спасла мне жизнь, и именно поэтому мы с вами сейчас разговариваем.

В этот раз Старик замолчал надолго: опершись локтями на стол, он уткнулся лбом в свои ладони и несколько минут сидел совершенно не шевелясь. Ни я, ни Варя, всё это время не проронили ни звука. Я даже старался дышать как можно тише. Наконец, Измайлов поднял взгляд на меня:

- Согласен.

- Спаси... - Варя кинулась к Старику, но тот взглянул на неё так, что девушка мгновенно застыла на месте, за секунду переживая множество эмоций: от огромной радости и облегчения до полнейшей растерянности и глубоко затаённой боли. Из глаз Вари покатились слёзы и опустив голову, она едва слышно произнесла:

- Спасибо вам большое.

Старик, взяв рукой за подбородок. поднял её голову:

- Умрёт он - умрешь ты.

Посмотрев на девушку ещё несколько секунд, он обернулся ко мне:

- Добро пожаловать в семью, сын. Жду тебя завтра в девять у себя дома. - И больше не произнеся ни слова, он вышел из кухни и покинул квартиру.

- Вот и поговорили... - я сел на ближайший стул, а Варя съехала спиной по стене, молча глотая слёзы.

Показать полностью
85

Спасатель. (8 часть) (фант.рассказ)

Начало здесь.


Я огляделся, оценивая обстановку: судя по мерно попискивающим приборам рядом с кроватью да трубке у меня в носу - я в реанимационной палате.

- Неужели мне всё привиделось? - я нахмурился, пытаясь разобраться в своих ощущениях: не верилось, что прошедшие три дня были плодом моей буйной фантазии, - Если это так, то, что же произошло на самом деле?

В памяти вдруг всплыло лицо Вари и её застывший взгляд, отражающий алый огонёк моего знака. Я тут же попытался поднять руку, намереваясь глянуть на запястье, но с удивлением обнаружил, что кисть надёжно прихвачена к кровати ремешком. Быстрая проверка показала, что левую руку и обе ноги постигла та же участь.

- Не понял! - я подёргал рукой, но ремень явно был рассчитан на гораздо большее усилие, - Это ещё зачем?!

Входная дверь тихонько скрипнула, и в палату вошли три человека, при виде которых мне захотелось, чтобы всё произошедшее раньше действительно было просто сном: первым шёл мой напарник, а за ним, облаченный в белый халат, шёл Старик. Завершала их троицу Даша, тоже в халате, но голубого цвета.

Взяв из рук девушки какие-то бумаги, Старик мельком глянул в них и поднял взгляд на меня:

- Как самочувствие, Дмитрий?

- Где я?

- В отделении интенсивной терапии и реанимации. Я ваш врач - Измайлов Порфирий Петрович. Можно не любить, но жаловать придётся, - Старик слегка улыбнулся и обернулся к Даше:

- Дашенька, будь добра, развяжи его.

Девушка шустро расстегнула ремни, и я, подняв руки, потёр запястья. Видя моё недовольство, Старик пояснил:

- Это просто мера предосторожности - приходя в себя пациенты нередко травмируются размахивая руками и ногами.

- Что случилось? Как я сюда попал?

- Я тебя привёз, - вдруг подал голос Вовка, тихо стоящий у входной двери, - Ты с крыши упал. Не помнишь?

Я сделал вид, что не знаю о чём он говорит и отрицательно качнул головой:

- Нет.

- Мы с тобой приехали на вызов. Ты поднялся наверх, а я развернул штаб внизу. Минут через десять ты вылетел с крыши с прыгуном за руку. Хорошо, что ты страховку пристегнул - она тебя и спасла. Вспомнил? - Вовка напряженно смотрел на меня, - Ну, давай! Напрягись!

- Не наседайте, Владимир!, - вдруг перебил его Измайлов, - Дмитрию понадобится какое-то время, чтобы прийти в себя. Вы пока подождите в коридоре, пожалуйста. - Он взглянул на Вовку, и тот, недовольно бурча себе под нос, вышел из палаты. Старик снова обратился ко мне:

- Так, как вы себя чувствуете?

Я пожал плечами:

- Нормально.

- Это хорошо, - он кивнул и неожиданно сменил тему:

- Постарайтесь максимально серьёзно и спокойно отнестись к тому, что я сейчас вам скажу, хорошо? - старик сделал паузу и дождавшись моего ответного кивка, продолжил:

- При падении о котором упомянул Владимир, вы очень сильно поранили голову, и нам пришлось провести трепанацию черепа, во время которой была удалена повреждённая часть головного мозга.

Я дёрнулся, но Измайлов, останавливая меня, поднял руку:

- Подождите с вопросами! - он выдержал паузу и снова начал говорить:

- Удалеёная часть отвечала за интерпретацию мозгом всего увиденного и услышанного...

Я не удержался:

- Как же я тогда сейчас вижу и понимаю вас?

- А вот мы и подошли к самому главному: вы помните, что поступая на службу, подписывали ряд документов?

- Допустим - я нахмурился, не понимая к чему он клонит, - И что?

- Среди них было разрешение на использование ваших органов и частей тела в целях донорства и науки в случае вашей смерти. Помните такой?

Я пожал плечами и качнул головой:

- Нет.

- Не удивительно - его все подписывают почти не глядя. Так вот, как я уже сказал, времени у нас было мало, поэтому и решение было принято быстро...

Нехорошее предчувствие пронзило меня, будто электрический разряд. Я поднял взгляд на Измайлова:

- Что вы со мной сделали?

- Не дали умереть, - врач пожал плечами, - а заодно вернули возможность понимать то, что вы видите и слышите.

- Я спрашиваю, что вы сделали со мной?! - я поднялся и сел на кровати, ощупывая, как оказалось, забинтованную голову.

- Успокойтесь, Дмитрий, вам не стоит волноваться.

Я вскочил с кровати и встал во весь рост, нависая над Стариком:

- Успокоиться?! Вы только что сказали, что у меня удалили кусок мозга, а теперь просите успокоиться?!

- Совершенно верно, - Измайлов кивнул, продолжая спокойно смотреть на меня, - И именно поэтому, - его тон вдруг стал ледяным, - я настоятельно рекомендую вам немедленно взять себя в руки! В противном случае нам придётся вам в этом помочь, - он указал на Дашу, держащую в руках небольшой инъекционный пистолет, - Вам проделали сложнейшую операцию, и у меня нет никакого желания, чтобы всё пошло насмарку.

- Я вам не верю! - я повернулся к Даше, - Дай мне зеркало и помоги снять бинты!

- В этом нет смысла, - Старик покачал головой, - Кроме нескольких шрамов на затылке вы ничего не увидите, только зря потревожите раны.

- Я хочу убедиться сам!

Измайлов кивнул:

- Ладно, - он взглянул на ожидающую его решения девушку и кивнул, - Сделай что он просит.

Всё также не проронив ни слова, Даша вышла из палаты. Я остался стоять, полыхая негодованием:

- Вы не ответили на мой вопрос: что конкретно вы со мной сделали?!

- Давайте мы с вами договоримся: вы успокаиваетесь и ложитесь, - Старик указал на кровать, - а я рассказываю что к чему. Согласны?

Делать было нечего и я снова вернулся в постель. Старик дождался пока я улягусь, затем передвинул поближе стул на котором раньше спал Вовка, и сел, закинув ногу на ногу. Поправив халат, он поднял глаза на меня:

- После того, как стало ясно, что ваш мозг серьёзно пострадал, у нас было два пути: либо дать вам стать ничего не осознающим овощем, либо попытаться применить разработку над которой я тружусь тридцать лет, последние пять из которых посвящены практическим испытаниям.

Он сделал небольшую паузу:

- Не скрою, решение было трудным: с одной стороны у нас были положительные результаты во всех последних операциях с животными, а с другой - мы ни разу не проводили такие операции на человеке.

- Что за разработка? - мой голос неожиданно охрип, и слова пришлось проталкивать силой.

- Печать клеток мозга.

Видя моё недоумение, Старик пояснил:

- Вы что-нибудь слышали о трёхмерном принтере?

Я кивнул:

- Конечно - на нём пластмассовые детали можно печатать: шестерёнки всякие или чего-то подобное.

- Да, именно о таком я и говорю, - Измайлов кивнул, - Вот только мы печатаем не шестерёнки, - он неожиданно улыбнулся, - а клетки головного мозга.

- Чего вы печатаете? - мои брови устремились вверх, - Вы хотите сказать, что научились печатать мозг?!

- Да.

- И вы сделали это со мной? Напечатали вами же удалённые мозги?

- Именно так, - Старик выглядел очень довольным, - и результат меня, несомненно, радует.

Я растерянно посмотрел на него:

- Но, если всё было повреждено, то где вы взяли изначальную структуру?

- А вот тут начинается самое интересное, - Старик аж засветился от предвкушения, - Скажите, Дмитрий, вы что-нибудь знаете о своём брате?

- О ком? - мне показалось я ослышался, - О каком ещё брате? - Я отрицательно помотал головой, - Нет у меня никаких братьев!

- Теперь уже действительно нет, - Измайлов кивнул, - Он разбился вместе с вами - тот самый "прыгун", как выразился ваш напарник.

- Че-го-о?! - я буквально подпрыгнул, от удивления выпучив глаза.

- Вот представьте себе и моё удивление, когда мне сообщили, что согласно экспертизе ДНК вы очень близкие родственники, а скорее всего братья, - Старик поднялся со стула, - Понимаете, как вам повезло, что при его приземлении вся сила удара пришлась на ноги, а голова совершенно не пострадала!

Потрясённо глядя на врача, я едва смог выдавить:

- Да зачем вы вообще его ДНК проверяли?!

Измайлов пожал плечами:

- Чистая случайность! Чтобы создать вам утраченную теменную область, мне нужен был прототип, который по расположению, размерам и строению был бы максимально близок к вашим. Использовать чужой прототип, а не вашу собственную структуру, конечно же был колоссальный риск, но выбора у меня не было. А так как, к тому моменту я уже знал что и как с вами случилось, я первым делом запросил данные погибшего - это был, так сказать, выстрел наугад, но он сработал и, убедившись, что по строению и развитию вы очень близки с покойным, я вытребовал его тело в свою лабораторию. Когда же я сравнил результаты МРТ его мозга и вашего, то обратил внимание, что многие области не просто похожи, а почти идентичны - так и родилась мысль проверить его и вашу ДНК.

- Стоп-стоп-стоп! - я поднял руки, - Вы хотите сказать, что этот Владислав - мой брат, и у меня в голове теперь кусок его мозга?

- Правильнее сказать - копия нескольких участков его мозга, но в целом, да, верно.

- Да не может такого быть!

В палату вошла Даша, держащая в руках небольшое зеркало и ножницы. Она остановилась возле Старика и тот, взглянув на неё, снова повернулся ко мне:

- Желание смотреть на швы ещё не пропало?

- Не до них уж теперь, - я махнул рукой, - вы мне тут уже и так столько всего сказали, что и без швов есть о чём подумать.

- Безусловно, узнать о том, что у вас есть брат и что он погиб да ещё и с вашим участием, конечно, не самое приятное известие, но мне кажется, что вас тревожит что-то другое, - Измайлов внимательно смотрел на меня, - и я буду крайне признателен, если вы поделитесь этими переживаниями со мной.

Окинув взглядом ждущего мой ответ Старика, стоящую неподалёку и так и не проронившую ни слова Дашу, Вовку, тихонько замершего в углу, я заколебался: с одной стороны моя память хранила очень свежие воспоминания, в которых все эти люди играли совершенно другую роль и принимали непосредственное участие в событиях, развитие которых шло только в одном направлении - как можно быстрее сжить меня со свету, а с другой стороны... А вот с другой стороны я находился в больничной палате, передо мной стоял врач, проведший уникальную операцию как раз на той самой области мозга, которая и отвечает за то, как мой разум трактует всё, что видит и слышит. И если верить происходящему сейчас, то всё, что случилось раньше - плод моей фантазии... Я откровенно колебался, и Старик, видимо, это понял, потому что он, неожиданно, обернулся к остальным:

- Будьте добры, оставьте нас одних.

Едва закрылась дверь за Вовкой, вышедшим вслед на девушкой, Старик взял стул и поставил его рядом с моей кроватью. Сев и устроившись так, чтобы наши глаза находились на одном уровне, он дружелюбно улыбнулся:

- Дмитрий, я не буду ходить вокруг да около и скажу прямо: мне посчастливилось провести совершенно уникальную операцию. И, вероятно, она надолго останется единственной удачной - повторного совпадения стольких факторов может не быть никогда. Поэтому я вас очень прошу: расскажите мне всё, что вас сейчас тревожит. Всё до последней мелочи - это крайне важно для правильной оценки состояния вашего рассудка. В свою очередь, я гарантирую, что всё сказанное останется только между нами, и вам совершенно нечего опасаться.

Старик говорил так искренне, что я сдался:

- Дело в том, что всё происходящее кажется мне нереальным. Будто всё вот это, - я обвёл взглядом помещение, - не более, чем иллюзия, обман.

- Иллюзия? Обман? - Измайлов искренне удивился, - И что же навело вас на такой вывод?

- А вы сами представьте: только что вы находились на берегу моря, а в следующий миг оказываетесь здесь. И не просто оказываетесь, а видите, что окружают вас люди, которые совсем недавно были кем угодно, но уж точно не нейрохирургом и медсестрой.

Измайлов задумчиво почесал кончик своего носа:

- Н-да?! - он снова поднял взгляд на меня, - И кем же в вашей интерпретации были я и... эээ... - он прервался, - А я правильно понял, что под нейрохирургом и медсестрой, вы имели ввиду меня и Дарью?

Я кивнул, и Старик сразу продолжил:

- Ага, хорошо. Так кем же мы с Дарьей были?

Видя, что я снова медлю с ответом Измайлов проявил чудеса проницательности:

- Дмитрий, можете смело рассказывать - каким бы бредом это ни казалось - я уверен, что всему можно найти объяснение.

Я вздохнул:

- Если совсем коротко, то события развивались так: сперва Вовка, действуя по приказу Дарьи, меня убил. Но я воскрес, потому что... Ах да! Забыл сказать, что я стал обладателем сверхспособности - её мне передал тот самый Владислав за мгновение до своего прыжка с крыши. И когда этот дар проявлял себя, то вот здесь, - я продемонстрировал правое запястье, - проявлялся знак - щит и песочные часы.

Я сделал паузу, собираясь с мыслями:

- Так вот. После того, как Вовка меня убил и прикопал в лесу, я воскрес, - видя, что Измайлов собирается что-то спросить, я жестом остановил его:

- Так я узнал о ещё одной своей способности - очень быстрой регенерации. Например, это, - я указал на повязку на голове, - зажило всего за несколько часов.

- Да, хорошая способность, - улыбнувшись кивнул Измайлов, - полезная.

-Неплохая, - я тоже кивнул, - После того, как я воскрес, за мной была организована погоня. И хоть выглядели они как люди, но на поверку оказалось, что это были злые духи, которые были вызваны... - я поднял взгляд на Старика, - ни кем иным, как вами. А убегая от одного из таких духов, я и оказался на берегу моря, где пробыл два дня прежде, чем внезапно очутиться здесь.

Если мои слова хоть как-то и задели Измайлова, виду он не подал. Снова почесав свой нос, Старик задумчиво покивал головой:

- Да-а, любопытная история... А вот скажите, Дмитрий, - хитро прищурившись, врач взглянул на меня, - а сейчас, после вашего рассказа, вам по-прежнему кажется, что всё это было реально?

- Теперь уже как-то не очень, - я грустно покачал головой.

- Это хорошо, - Измайлов кивнул, - значит здравый рассудок и критическое мышление у вас в порядке, а с остальным мы с вами точно справимся. Что ж, - он поднялся на ноги, - на сегодня, думаю, хватит и пора вам отдохнуть.

- А мне обязательно здесь лежать?

- А что такое?

- Да не люблю я больницы. Лучше отдайте мне одежду да я домой поеду - мать, наверное, с ума уже сходит.

- За мать не беспокойтесь, - Измайлов улыбнулся, - она в курсе с самого первого дня, и ей уже сообщили, что вы пришли в себя. Думаю, она скоро будет здесь. А вам домой пока рановато, - врач покачал головой, - мне надо вас ещё понаблюдать, да и курс общей реабилитации точно не помешает - всё-таки вы почти три месяца провели в постели почти неподвижно - мышцы сильно ослабли и надо их привести в порядок.

- Да не нужна мне ваша реабилитация! - я встал с кровати, - Всё со мной в порядке! - Не успел я договорить, как пол под ногами покачнулся, и я, внезапно ощутив слабость во всем теле, уселся обратно на кровать, растерянно хлопая глазами.

- Оно и видно, - усмехнулся врач, - Нет уж, так быстро вы от меня не избавитесь - сперва реабилитация, а уж только тогда, если всё будет в порядке, я отпущу вас домой.

- Но...

- И не возражайте! - Измайлов направился к двери, - Всё! Отдыхайте!


***


После того, как Лена, одетая, как простая больничная санитарка, принесла мне обед, а заодно и порцию второго для Вовки, я не выдержал:

- Вован, расскажи мне всё, что случилось от начала до конца. Максимально подробно и с деталями. Начиная с момента, как я вылетел с крыши и до того, как очнулся здесь.

Напарник пожал плечами, отправляя в рот очередную ложку, казавшуюся чайной в его здоровой руке:

- Ну, в общем, братан, началось всё с того, что я увидел, как ты летишь следом за прыгуном, держа его за руку. Сперва я подумал, что ты держишь его, но он полетел дальше, а тебя рывком подкинуло обратно. Наверное, тогда-то ты башкой и приложился об подоконник. Я подождал немного, потом смотрю - ты висишь, как мешок г... - Вовка глянул на свою занесённую ко рту ложку, - в общем, висишь и не шевелишься. Ну, тут я ноги в руки и вверх по лестнице. Когда вытянул тебя на крышу, то сперва подумал, что всё - не жилец - у тебя вместо затылка сплошное кровавое месиво было. - Вовка усмехнулся, - Но, когда ты застонал и выругался, то я понял, что рано тебя списал. В общем, взвалил тебя на плечо, да галопом вниз и в машину. По пути в больничку отзвонился шефу - он, кстати, и организовал тебе этого дядьку - Измайлова, - Вовка поднял вверх указательный палец, - говорят, он лучший нейрохирург на планете.

Я покрутил рассказ Вовки в голове - всё звучало весьма правдоподобно и убедительно.

- Ну да... - я кивнул, - может и правда лучший - не каждый умеет на принтере мозги печатать... Слушай, - я решил озвучить давно крутящуюся на уме мысль, - А ты не видел здесь, в больнице, девушку: рыжая и глаза зелёные. Вроде медсестра.

Вовка хохотнул:

- Братан, да ты прям классическую ведьму описал! Таких ещё в средние века сжигали, а ты хочешь сейчас найти...

- Ага, - я усмехнулся, - хочу.

- Как зовут-то, твою ведьму, знаешь?

- Варя, вроде, - я решил, что стоит сделать вид, будто не уверен в имени девушки, - По-крайней мере, у меня её звали именно так.

- Она тоже тебе привиделась?

Я кивнул:

- Ага. Вот я и подумал: раз уж ты с Дашей и Измайлов там были, то и наоборот должно работать.

- Не, - напарник мотнул головой, - я сам такую здесь не видел, но Ленка за посудой придёт - у неё и спроси.

- Ладно. - Я кивнул и сменил тему:

- А ты не помнишь, что именно я говорил когда ты меня на крышу вытащил?

Вовка нахмурился, вспоминая, и его лицо стало таким сосредоточенным, что я не удержался:

- Смотри, мозг не поломай от напряжения, а то придётся новый печатать. Тебе даже донор для структуры не понадобится - одна извилина да и та по-кругу проходит!

- Да пошёл ты! - Вовка оскалился в широкой улыбке, - Думаешь, раз тебе мозги напечатали, так сразу умным стал? Как был балбесом, так и остался!

- Да уж, явно умнее некоторых!

- В отличие от некоторых, я с крыши не падал и башку себе не разбивал!

- А это потому, что я всё время наверх лезу, а ты внизу остаешься - вот мне и достаётся всё самое трудное!

- Так и кто из нас тогда умнее?! - Вовка, снова довольный собой, загоготал, и я, не выдержав, тоже улыбнулся во все тридцать два:

- Ладно, уделал. Вспоминай, давай, что я там нёс на крыше.

Напарник махнул рукой:

- Да ты вообще всю дорогу до больницы чушь какую-то нёс: кого-то звал, потом орал чего-то, в один момент вообще учудил - сперва подёргался всем телом, а потом затих - я ещё тогда подумал, что всё - теперь точно кранты. А ты минут через пять давай опять дёргаться - я чуть в штаны не наложил от неожиданности. Меня пару раз упомянул - я уж обрадовался было - подумал, что ты в себя пришёл... Короче, ничего такого, что стоит вспоминать и не было.

- А кроме тебя я ещё какие-нибудь имена говорил?

- Да ты так невнятно бормотал, что я большую часть вообще не понял.

Я вздохнул:

- Понятно, что ничего не понятно. Слушай, ну а по прыгуну этому ты что-нибудь узнавал? Ну, когда выяснилось, что у нас ДНК сходятся, как у близких родственников...

Улыбка моментально слетела с лица напарника. Не отвечая, он неспешно облизал ложку и положил её на пустую тарелку. Занервничав от его поведения, я ругнулся:

- Ну? Чего тянешь? Узнал чего-то, да? Говори уже!

Вовка вздохнул:

- Он реально был твой брат.

- Чёрт! - я откинулся на подушку, подложенную под спину, и глянул на хмурого напарника, - Выкладывай!

Вовка вздохнул:

- Когда выяснилось, что его ДНК совпадает с твоей, то Измайлов о чём-то долго разговаривал с твоей матушкой - я ей позвонил сразу после разговора с шефом, и она была здесь, в больнице, почти с самого начала. В общем, она вышла от него вся заплаканная, а я возьми да и спроси правда это или нет - ну, про брата твоего, и она мне всё и рассказала. - Вовка снова вздохнул и покосился на меня:

- В общем, братан, с этим Владиславом отец у вас один, а матери разные. Погулял твой батя, получается, когда-то.

Не успел я обдумать сказанное напарником, как дверь распахнулась, и в палату буквально ворвалась чуть полноватая женщина лет пятидесяти-шестидесяти. Широко улыбаясь, она двинулась ко мне, раскинув руки:

- Димочка! Сынок!

Вскочил и опрокинув столик с посудой, я отшатнулся в сторону, уходя от распростёртых объятий:

- Вы кто?

- Как это кто я? - женщина остановилась, и на её лице вспыхнуло недоумение, - Димочка, ты что? Ты не узнаёшь меня, что ли? Я же мама твоя!

Я застыл на месте:

- Мама? - В моей голове вдруг вспыхнул совершенно другой образ, и я попятился:

- Не подходите! Вы не моя мать!

- Сыночка, ну ты чего?! - женщина снова двинулась ко мне, заставляя меня отступить ещё на шаг, - Как это я не твоя мать?

Остановившись, она растерянно оглянулась на Вовку, и тот отвёл взгляд в сторону. Женщина неожиданно заплакала:

- Вот так, - она села на стул возле кровати, - растишь, ребёнка, растишь, ночами не спишь, переживаешь за него, а он потом берёт и говорит тебе такое! - Всхлипнув, она повернулась к моему напарнику, который, судя по его виду, хотел бы сейчас оказаться где-нибудь подальше:

- Володенька, ну хоть ты ему скажи!

Вовка поймал мой взгляд:

- Братан, - его лицо стало хмурым, - Ты это... ну, в общем... ты там себе надумал всякого... не прав ты, короче - матушка это твоя.

Я ошарашенно разглядывал плачущую женщину, совершенно никак вяжущуюся с хранимым моей памятью образом. В голове бушевала буря эмоций: вроде я уже смирился с тем, что всё, что, как мне казалось, происходило со мной было полным бредом, но и смириться с тем, что воспоминания о моей матери тоже ложные, я так просто не мог.

В палату неожиданно ворвалась Даша:

- Глафира Петровна! Ну, куда же вы?! Вы же знаете правила - хотя бы халат накиньте! - она накинула белый халат на плечи женщины, но та кивнула мою сторону:

- Видишь, Дашенька, не признает он меня! Не мать ты мне, говорит! А вы с Порфирием обещали, что всё будет хорошо-о! - последние слова утонули в рыданиях, и Даша повернулась ко мне:

- Порфирий Петрович сказал, что с вами всё в порядке и разрешил вас навестить. Поэтому я позвала вашу маму. Неужели вы, правда, её не помните?!

Я покачал головой:

- Впервые вижу! - От моих слов рыдания женщины усилились, и она, едва выговаривая попросила:

- Дашенька, отведи меня к Измайлову - я хочу с ним поговорить!

Девушка взяла её под локоть:

- Конечно-конечно! Пойдёмте, я провожу!

Закрыв дверь Вовка повернулся ко мне и протянул:

- Дела-а, братан! Родную маму не признал! Даже и не знаю, что тебе сказать...

- Да ничего не говори! - меня вдруг взяла злость, - Я реально её впервые вижу! А вот имя её я уже слышал! И совсем не в роли моей матери!

- Димон! Ты это, - Вовка примирительно поднял руки, - ты чего на меня взъелся-то?! Я ж на твоей стороне! Давай сядем, поговорим спокойно.

- Да? На моей стороне? А чего ты вдруг про стороны заговорил? А?

- Да успокойся ты! Просто к слову пришлось!

- К слову?! Ну-ну! То-то меня не покидает ощущение, что всё это, - я обвел рукой палату, - спектакль! И вы все в нём актеры! Вот только я ещё не знаю кто и зачем его ставит, но точно найду способ это узнать!

Меня вдруг осенило:

- Есть же очень простой способ проверить что является правдой: то, что было со мной раньше, или то, что происходит прямо сейчас!

Подскочив к тумбочке в углу палаты, я схватил оставленные Дашей ножницы и приставил их остриём к своей груди.

- Что ты делаешь?! Остановись! - Вовка двинулся ко мне, а я занёс руку, намереваясь вбить ножницы поглубже, но сделать этого не успел - сзади раздался какой-то шум, в шею что-то укололо, а через секунду я мешком рухнул на пол.

- Вот так будет лучше, - услышал я голос Даши, и свет в моих глазах померк.


***


Очнувшись, я обнаружил себя снова пристёгнутым ремнями к кровати. Дёрнув пару раз руками и ногами больше для успокоения совести, чем в попытке разорвать сковывающие их ремни, я откинулся на подушку, мрачно уставившись в потолок:

- Повязали!

- Ну, ничего! Что-нибудь придумаю! Не вечно же они меня привязанным держать будут! Был бы шанс, а уж воспользоваться им я сумею!

Дверь в палату скрипнула, и я опустил взгляд на вошедшую Дашу. Девушка молча подошла, взяла карточку из кармашка на кровати и бросив взгляд на приборы в углу палаты, что-то записала в неё. Положив карту обратно, она повернулась ко мне:

- Ну, что, буян? Очнулся?

- Развяжи!

- Чтобы ты ещё раз попытался себя убить? Нет, уж точно не в мою смену! Так что лежи так, пока Порфирий Петрович не скажет развязать тебя.

- Я в туалет хочу! - Наивная попытка применить столь детский способ ни капли не повлияла на мнение девушки - она лишь усмехнулась:

- Значит либо терпи, либо будешь лежать в собственной луже.

Я предпринял ещё одну попытку:

- Да я серьёзно!

- Так и я тоже!

- Позови Измайлова! - мой окрик застал Дашу уже в дверях, и она обернулась:

- Порфирия Петровича сегодня уже не будет, так что расслабься и отдыхай.

Она вышла и закрыла дверь, а я снова уставился в потолок:

- Чёрт! Черт! Черт! Надо ж так вляпаться!

- А ведь всего лишь надо было прикинуться, что узнал эту тётку! Подыграть ей! Сейчас бы уже вышел из больницы, да свалил от неё!

- Да кто ж знал-то, что так всё будет!

- А Вовка-то хорош! Так искренне себя вёл, что ещё пять минут и я точно решу, что всё произошедшее было моим бредом: и как он меня ножом пырнул, и Варя, и погони эти бесконечные...

- Да тут, вообще, все сыграли на пять балов! Такой спектакль здесь построили - загляденье! Это ж надо было придумать такую историю - печатать поврежденные куски мозга на принтере! Да ещё и Владислава братом моим представили! Чушь какая!

- Но Старик - артист! С большой буквы! Так всё обставил, так преподнёс - я ведь поверил ему! Да уж, "красавчик", что и говорить!

- Недаром он сколько лет на земле живёт - научился людям в уши лить!

- Только Глашка эта всё испортила, - я криво усмехнулся, - Вот кому-кому, а ей не бывать актрисой!

- Но Вовка-то, Вовка! "Братан, ты не прав... Родную мать не признал..." - я мысленно передразнил бывшего напарника, - Тьфу! Гаденыш! Ради бабы друга предал! А если учесть, что Варя рассказывала - похоже, что он не только меня предал, а всю свою семью, или как там у них это всё зовётся.

- Да-а... Жаль, что я сразу их театр не раскусил! Но, как бы то ни было, сожалениями ситуацию не изменишь, значит надо думать как всё исправить!


Подняв голову и максимально вытянув шею, я внимательно оглядел палату. Мой взгляд остановился на попискивающем приборе, отображающем сейчас единственный показатель - сигнал от датчика пульса, надетого на указательный палец моей левой руки. Я вывернул кисть, поймал провод датчика и осторожно вращая рукой, стал наматывать его на пальцы. Спустя несколько витков провод натянулся. Согнув ноги в коленях, я сдвинул своё тело вниз по постели так, чтобы оказаться лицом напротив зафиксированных кистей и, повернув голову к левой руке, бросил моток провода себе в лицо, пытаясь поймать его зубами. С первого раз ничего не вышло: провод, едва коснувшись моей щеки, соскользнул с кровати, и я, чертыхнувшись, принялся терпеливо наматывать его на пальцы снова.

Вторая попытка прошла успешно: поймав провод, я зажал его зубами. Медленно выпрямляя ноги, я натянул максимально провод, а затем резко дёрнул головой, заставляя штекер, соединяющий провод с прибором, выскочить из гнезда. Выплюнув провод, я смотал его в руке и, вывернув кисть до очередной судороги, продел его конец под ремешком. Протянув достаточное количество провода под ремешком, я снова скомкал и повторил процедуру по захвату провода зубами.

Спустя несколько попыток у меня во рту оказались два куска провода, образующих петлю, проходящую под ремешком. Вытянувшись на всю длину и максимально задрав голову, я натянул провод, заставляя его вытянуть ремешок из удерживающего его край кольца, а следом и соскочить с застёжки.

- Оп-па! - освободившейся рукой я моментально расстегнул ремень на второй, и тут же сел, освобождая ноги. Соскочив с кровати, я кинулся к двери в палату. Помня, что она скрипит, я очень медленно, буквально миллиметр за миллиметром, приоткрыл её и выглянул в образовавшуюся щёлку.

- Вроде никого! - я приоткрыл дверь шире и осторожно выглянул, - Точно никого!

Стараясь идти максимально тихо, я прокрался по коридору до ближайшего поворота. Заглянув за угол, я увидел другой коридор и двери, над которыми горела табличка с изображением лестницы:

- О! То, что надо! - Прокравшись, я нырнул за дверь и, перескакивая через две ступеньки за раз, побежал вниз по лестнице, шлёпая босыми ногами по бетону и мельком отмечая в голове цифры очередного этажа.

Достигнув первого этажа, я сунулся было в коридор за дверью с лестничной площадки, но услышав чьи-то шаги и разговор, тут же юркнул обратно, вжимаясь в стену. Через несколько секунд дверь распахнулась, прикрывая меня, и впуская на лестницу двух человек в белых халатах. Придержав дверь, я проводил людей взглядом, дождался пока они скроются из виду, и снова вышел в коридор - на этот раз совершенно пустой. Прокравшись до большого холла, я выглянул из-за угла, оглядывая зал.

Постояв пару секунд, набираясь храбрости, я выпрямился во весь рост и, сделав невозмутимый вид, спокойно пошёл к выходу на улицу. Расчёт оправдался - люди, по одному или двое сидевшие на диванах в холле, были поглощены своими заботами и не обратили на меня никакого внимания.

Толкнув входную дверь, я вышел на улицу и постоял секунду ориентируясь и оценивая обстановку. Затем, продолжая делать уверенный вид, пошел к широкому проходу в высокой живой ограде, которая, судя по увиденному мной, скорее всего опоясывала здание со всех сторон. Чем ближе я подходил, тем больше росло моё недоумение: проход, на всю свою ширину и высоту, был словно затянут непрозрачной серой плёнкой, напрочь скрывающей вид за ней. Я подошёл вплотную и попытался дотронуться до плёнки , но рука, не встретив никакого сопротивления, провалилась вперёд.

- Мда, - я почему-то даже не удивился ситуации, - Просто классический портал или телепорт. Аж даже не интересно!

Услышав шум позади, я оглянулся - со стороны здания ко мне бежали какие-то люди, а значит медлить дальше было нельзя.

- Было бы это опасно - здесь бы не было такого широкого прохода! Значит, ничего страшного со мной не произойдёт! - я еще раз оглянулся и сделал шаг вперёд.


(продолжение следует...)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!