Сообщество фантастов

756 постов 2528 подписчиков
показывать просмотренные посты
5
Зомбоград. Глава 11
0 Комментариев в Сообщество фантастов  

Первоначальный мандраж прошел быстро. Денис осознал, что он тот же Денис, чуть быстрее, чуть сильнее и живучей… Но не бессмертный. Виктор объяснил всем, что новая способность даст возможность разглядеть пулю, но не увернуться, так что не стоит терять бдительность.

- У Юли младшая сестра умерла когда-то и она хотела её оживить. Мы экспериментировали над трупами, так появились первые, еще не заразные шатуны. Я бросил эту линию и перешел полностью к генам, а она продолжила. Втихую. Оборудовала свою лабораторию недалеко отсюда.

- А твоя армия? Это же не все, кого-то же она убила.

- Когда я осознал ситуацию, вокруг нас как раз начали строить стену. Оттуда я и надергал армию. Причем по большей части хорошо вооруженную. Сделал из них тех же подручных и отправил в бой. На всякий случай захватил ворота и немного поиграл с ИИ. Как оказалось — не зря.

- А твои псы… Они же по опасней суккуб будут, почему их всего двое?

- Потому что у меня было только две собаки, которые бы мне подчинялись. Которые достались мне щенками и росли вместе со мной. Иначе это были бы обычные неконтролируемые мутанты, опасные для всех.

Во время разговора подручные не прекращали выносить на площадку оружие и боеприпасы. Понимая, что предстоит, Все, кроме псов, вооружались на сколько это было возможно. Денис разглядывал свое оружие.

- Что это за автомат такой?

- Это не автомат, - Иван подал Денису коробки с лентами патронов. - Это твой новый друг Печенег.


По достоинству преимущества Печенега Денис оценил уже на выходе. Одна точная очередь — и первые несколько линий шатунов упали навсегда. Шатунов было раз в пять больше, чем на площади, но и их отряд существенно расширился. Да и оружие было куда серьезней. Они дошли до ступеней с площади и Денис оторопел. Внизу везде, где хватало взгляда, были шатуны, между которыми сновали прыгуны с бегемотами. Заражателей не было видно, но Денис знал, где они. В кустах, за палатками и столбами с афишами… Еще несколько коротких очередей и часть шатунов начали бесцельно бродить. Наташа не променяла полюбившийся ОРСИС на что-то потяжелее. И сейчас была занята отстрелом появлявшихся в окнах теней стрелков. Медленно спускаясь по ступеням, заняв круговую оборону, постепенно они выходили на площадь, где до этого встретились с военными. Стало сложнее, когда начали нападать прыгуны с бегемотами. Бегемотов нужно было разить наискось, по возможности простреливая и голову и сердце. Прыгунами занялись псы Виктора, растворившись в рядах неповоротливых шатунов. Иван пока прекратил любимое занятие по подрыву, что бы не зацепить собак, и тоже перешел на пулемет. Время от времени приходилось постреливать вверх, Юля могла управлять и Коршунами.

У Дениса заложило уши от непрекращающихся выстрелов, в глазах рябило от вспышек. Ствол раскалился до красна и Денис отбросил его на ремне за спину остывать, сам же взялся за автомат. Это была идея Сергея, взять по несколько оружейных единиц, что бы стволы успевали остывать. За патроны не беспокоились, несколько подручных в центре были под завязку загружены боеприпасами.


Стрелять было кому, главное было, что бы хватило боеприпасов. Идти было не далеко, меньше километра, но Юля подтянула свои силы со всего города. Денис уже не помнил, когда последний раз наступал на асфальт, под ногами были только тела. Случайные царапины были не страшны благодаря современным берцам и комкам. Когда они одевались, Денис слышал от Сергея незнакомые ему названия марок «Рысь», «Кобра» и что-то подобное. Удобно и ладно, а если еще и безопасно — то вообще здорово.


Из-за того, что они спустились со ступеней и вошли в плотное скопление шатунов, обзор уменьшился и поразить Заражателей стало сложней. Спасал только рост Заражателей, и Денис в первую очередь поражал слишком любопытную голову в капюшоне. Он действовал так не один. Виктор проинструктировал, как им себя вести, что бы дойти желательно полным составом.


Идущий рядом с Денисом подручный вздрогнул и повалился на землю. За спиной сквозь зубы заматерилась Наташа, усилив интенсивность стрельбы. Смерть подручного от пули стрелка она восприняла как личное оскорбление.

«Мы не бессмертны» - вспомнил Денис. Жизнь только что ему это снова доказала. Один из подручных-грузчиков подхватил рюкзак и оружие павшего. Вот так, без остановок и причитаний. Его тоже не будут оплакивать. Не будут останавливаться. Только заберут рюкзак и колбочку. И пойдут дальше. Сергей с Иваном потом помянут в каком-нибудь баре. Не более.

Денис тряхнул головой и снова перешел на Печенега. Их оттеснили к зданию. С одной стороны стало легче, а с другой…

Послышался звук разбитого стекла и сильные когтистые лапы втянули подручного. Денис не задумываясь бросил свой рюкзак и пулемет подручному-грузчику и запрыгнул в окно.

- Куда?! - Сергей проорал в оконный прём. - Это просто подручный!

- Вообще-то это мой друг… - Недовольно буркнул Виктор, но по сути был согласен.


Суккуба не стала далеко утаскивать подручного и сейчас удивленно смотрела на идущего самоубийцу. По другому человека, ринувшегося за ней в тесные стены квартиры, она назвать не могла. Суккуба быстро отпрыгнула от направления очереди, но Денис быстро просчитал её траекторию. Тварь не отпускало удивление до самой смерти. Только тут Денис заметил, что в комнате еще и пёс Виктора.

- Контролируешь? - Усмехнулся Денис и обратился к подручному. - Встать можешь?

Подручный кивнул и бодро встал, как будто ничего не случилось. Они было направились к окну, но пёс отрицательно покачал головой и побежал в коридор. Дверь в соседнюю квартиру была открыта и они забежали следом за псом. В кухне той квартиры их ждали две твари. Вернее не ждали, а готовились вытянуть кого-нибудь с улицы.

Одну суккубу загрыз пёс, вторую они расстреляли в два ствола практически в упор. Разбив стекла, Денис увидел направленные на себя несколько автоматов. Улыбнулся, помахал рукой и начал спускаться.

Забрав свои рюкзак и пулемет, Денис вернулся в линию. Интенсивность стрельбы не спадала, но Виктор все-равно нашел время сказать «Спасибо» и хлопнуть по плечу.

И снова бесконечная стрельба. Теперь мимо окон двигались еще осторожней. На опасные указывал один из псов и Иван просто забрасывал туда гранату. Гранатами он обвесился не хуже новогодней ёлки. Денис боялся, что одна из гранат выскользнет и тогда их всех разметает на куски, но Иван объяснил, что для этого нужно отогнуть усики, иначе от кольца не избавится. Денис теперь понимал, зачем Ивану для того, что бы кинуть гранату нужно обе руки, а не просто вырвать чеку зубами. Он сам хотел провернуть когда-нибудь такой трюк, но после объяснения Ивана ему захотелось остаться с зубами.


После очередного перекрестка внезапно зомби кончились. Просто в один момент все поняли, что стрелять больше не надо.

- Пришли. - Выдохнул Виктор. - сука самолюбивая, даже вывеску не убрала.

- ОЛИМП. - В слух прочитал Сергей. - символично. А Юля, я так полагаю, на самой вершине.

- Да. Но все не пойдем. - Виктор повернулся к подручным и начал раздавать приказы.

Одного из псов он тоже решил оставить у входа. На случай, если что-то пойдет не так. Дениса Виктор тоже просил остаться, но он отказался.

- Я хочу посмотреть, как падают боги.

Показать полностью
4
Фантастическая зарисовка №5 (мини-рассказ Часть первая)
3 Комментария в Сообщество фантастов  

… Семьдесят лет назад отгремела первая и, пока что, единственная в истории человечества галактическая война, названная Аркадийской, по имени планеты Аркадия III, послужившей причиной раздора. Пять миров, разделившись на две коалиции, схлестнулись в небывалой по своим масштабам и жестокости битве. Последствия были ужасающими: десятки населённых миров уничтожены подчистую и не подлежали повторному заселению, сотни – изуродованы и медленно умирают по сей день из-за нарушения экологического баланса; количество человеческих жертв исчислялось десятками миллионов. Не пощадили даже колыбель человечества – Землю.


«Древние», как их назвали люди, или «духи», как их называли аборигены Аркадии III, среагировали по космическим меркам практически мгновенно: спустя пять лет после начала войны их корабли просто материализовались на орбите Аркадии и других одиннадцати планет, имевших Руины (см. Руины )*. Пришельцы были очень недовольны людскими шалостями с атомным оружием, а так же тем, что в результате боевых действий была нарушена биологическая система накопления информации из различных миров и пространств, существовавшая на Аркадии III (см. БСНИ )**. Древние не стали церемониться и показательно аннигилировали несколько бесплодных, каменистых планет, пригрозив, что если люди не угомонятся, то следующими будут их миры. Они мотивировали столь жестокие свои угрозы тем, что нет жалости к существам, которые сознательно и без веских причин уничтожают друг друга. Если люди сами истребляют друг друга, то, что плохого в том, что их уничтожит третья сторона? К тому же, как сказали Древние, кто дал право людям в своих междоусобных распрях разрушать, разграблять и использовать для своих нужд творения иных цивилизаций, а так же приводить на порог гибели всё живое на той или иной планете?

Пришельцы потребовали от людей отказаться от использования атомного оружия и полностью уничтожить его запасы. От такой неслыханной дерзости представители гордого и своенравного рода человеческого, наверное, потеряли дар речи. И вместо того, чтобы внять разумным доводам древней, мудрой расы, задуматься над своим поведением и попытаться что-либо извлечь из этих размышлений, люди решили проучить нахалов. Обе коалиции независимо друг от друга решили нанести сокрушительные атомные удары по кораблям Древних.

На корабли пришельцев была обрушена вся мощь космического флота землян, и… на тех не осталось ни царапинки. Чем руководствовались командиры, отдавая такие приказы, когда уже давно было известно, что Руины защищены от какого-либо физического повреждения – непонятно. Возможно, это был страх того, что Древние передумают и решат всё-таки избавиться от людской расы. Или просто импульсивная попытка хоть как-то отреагировать на наглость откуда ни возьмись появившихся чужаков, которые начали диктовать свои условия, не считаясь с мнением людей – неизвестно.

Когда вспышки сотен атомных взрывов угасли, а корабли пришельцев, как ни в чём не бывало, продолжили висеть в пространстве, сотни тысяч людей, следивших за происходящим с мостиков космических кораблей и через экраны во всех уголках обитаемой части галактики, затаили дыхание и замерли в ожидании, предполагая самое худшее.

Древние поступили вопреки типичной человеческой логике и вместо ответного удара лишь радировали: «Наши требования остаются в силе. Надеемся на обдуманные выводы и взвешенные решения». После чего корабли пришельцев дематериализовались, так же мгновенно, как и появились, с орбит всех двенадцати планет.

Древние ушли, но страх остался: требования незваных гостей чётко отпечатались в умах власть имевших во всех уголках галактики. Людям хотелось верить, что всё это было длительной массовой галлюцинацией, но аннигилированные планеты категорически отказывались возвращаться на свои места, и им пришлось подчиниться страху.

Ещё одним результатом вмешательства древней расы, ужасным в своей бессмысленности, стало, как бы цинично это не прозвучало, неожиданное прекращение боевых действий. Продолжать воевать в межпланетных масштабах, без атомного оружия было бессмысленно, и война по факту оказалась неоконченной. Победителей не было, попранные интересы не были восстановлены; обе коалиции лишь потеряли огромные территории, вследствие атомных бомбардировок, не захватив у противника по большому счёту ничего. И к чему тогда десятки миллионов человеческих жертв?! Люди сжимали кулаки и тряслись от бессильной злобы, проклиная противника. В мирах обоих коалиций регулярно вспыхивали пожары восстаний, и когда напряжение достигало критической точки правительства, дабы выпустить пар, устраивали локальные (по космическим меркам) конфликты, обычно не особо результативные.


С уничтожением атомного оружия в этот раз люди решили не хитрить: все заряды были использованы на бомбардировку безжизненных, каменистых планет на окраинах обитаемой части галактики; попадание каждой бомбы фиксировалось на видео и документировалось. Независимые комиссии с дотошностью проверили каждый стеллаж, каждый тёмный закуток секретных и не очень хранилищ атомных зарядов обеих коалиций, подтвердив их опустошение.

Одновременно с этим производились зачистки от зарядов мест активных боевых действий. Но, как известно, при длительном занятии даже любимым делом пламя энтузиазма со временем тускнеет. А уж когда требуется рутинно проверять сотни мест на сотнях планет, то тут не избежать неточностей, упущений и других мелких (по космическим меркам) ошибок. Поэтому, даже после тотальной очистки оставались планеты на задворках галактики, где произошли один-два крошечных конфликта. И информация о таких планетах либо исчезала вместе с уничтожением компьютеров, что были на борту боевых крейсеров, которые могли быть подбиты на орбитах этих планет, либо попросту затерялась в лавине маловажных отчётов, отчётностей, приказов и прочего.

Именно такие «неучтённые» заряды и информация об их местонахождении стали лакомым кусочком для различного рода влиятельных криминальных личностей, мятежных генералов и злых гениев. И это несмотря на то, что хранение, транспортировка (без надлежащих документов) и использование зарядов каралось смертью.

На чёрном рынке оружия цена на атомные заряды стала баснословной …….



********

Олег и Дмитрий - хмурые, как самое пасмурное, дождливое утро в середине ноября, стояли в плохо освещенном коридоре, наполненном сизыми клубами табачного дыма и молча курили, глядя себе под ноги. Время от времени мужчины бросали недовольный взгляд исподлобья на стальную дверь перед ними. Спустя пару минут дверь отъехала в сторону, и в проходе показался здоровенный детина с грубо отёсанным лицом и переломанным носом. Несколько секунд он сверил мужчин взглядом маленьких злобных глазок, потом рыкнул: «Входите!» Они затушили сигареты об стену и вошли в помещение.



За массивным столом из настоящего дерева, вальяжно развалившись в кресле, сидел Барон – крепкий, коротко стриженый мужчина в камуфляжной майке. Он с показным наслаждением затягивался сигарой, глядя куда-то в потолок. С другой стороны стола, примостившись на краешке стула, сидел сутулый, сухощавый старикашка. Он бросил короткий, испуганный взгляд на вошедших и сразу отвёл глаза, начав разглядывать ногти на своих руках.

Мужчины подошли к столу. Олег поискал глазами стулья, чтобы сесть, но не увидел ни одного. Он постарался принять более-менее непринуждённый и даже слегка надменный вид, так как чувствовал себя, словно нашкодивший, испуганный школьник, которого вызвали к директору, и тот уже только и ждёт, чтобы обрушить на него поток заготовленных гневных фраз и обвинений.


¬—У меня нет особого желания общаться с вами, ¬– резко и холодно заговорил Барон, продолжая смотреть в пустоту, – поэтому – сразу к делу.

Он достал изо рта сигару и обернулся к старику с самым миловидным и отеческим выражением на лице.

— Знакомьтесь – это Леонид Анатольевич, в прошлом — сержант военно-космических сил. Нёс доблестную службу в навигационной рубке крейсера «Артемида» на должности второго помощника офицера по вычислениям. Чудом вырвался из разваливающегося корабля в спасательной шлюпке, когда «Артемида» подверглась жуткой бомбардировке неприятеля.

Старик даже слегка распрямился и устремил взгляд в видимые только ему одному дали прошлого.


— Как мы выяснили, Леонид Анатольевич живёт один-одинёшенек и находится в крайне тяжёлом финансовом положении,— Барон изобразил на лице сочувствие. — Верно, Леонид Анатольевич? Государство, видимо, совсем не оценило вашу верную ему службу.

Не поднимая взгляда, тот закивал.

Барон продолжил: — А я ценю. И не могу без содрогания наблюдать за тем, как проживают остатки дней своих в жалких государственных каморках, получая мизерную пенсию, ветераны войны, — лицо его воспылало фальшивым праведным гневом. — Поэтому, я хочу оказать ему финансовую помощь, взамен на небольшую услугу.

Леонид Анатольевич словно приободрился и посмотрел на Барона. В глазах старика испуг боролся с появившейся заинтересованностью.


— Так вот, — деловито продолжил Барон. — Леонид Анатольевич поделится, — он сделал упор на это слово, — с нами воспоминаниями об одной богом забытой планетке. О той, на орбите которой, скорее всего, всё еще висят искореженные обломки «Артемиды». А на поверхности этой планеты, насколько я понял из Вашего рассказа, — Барон вопрошающе взглянул на старика, — происходили локальные боевые действия, верно ведь?


— Да-да.


— И, с большой вероятностью, там остались атомные заряды, которые вам, — Барон холодно взглянул на мужчин, — нужно будет поискать и доставить туда, куда я вам скажу, — он вновь перевёл взгляд на старика. — Леонид Анатольевич, вы же хотите погреть косточки на лучших курортах галактики? Отдохнуть в самых элитных санаториях?— Барон весело подмигнул ему. — От Вас лишь небольшая услуга, и я…..


— Какого чёрта! — в негодовании произнёс Дмитрий, осознав, каким делом им придётся вернуть долг Барону. — Я не собираюсь рисковать своей жизнью и связываться с этими чёртовыми бомбами!

Барон в недоумении уставился на Дмитрия и несколько секунд, молча, моргал: — Ты идиот? Кажется, вы забыли, в каком затруднительном положении находитесь. Я не предлагаю вам вариантов на выбор, а приказываю. Вы должны мне. А я привык, когда мне возвращают долги. У вас есть выбор: рискнуть, и идти на все четыре стороны после дела, или отказаться, и тогда Герасим, — Барон взглянул на стоящего у входной двери ухмыляющегося амбала, — свернёт вам шеи, как цыплятам, прямо здесь. Вы же не хотите, чтобы Леониду Анатольевичу стало плохо от такого зрелища? — он вопросительно взглянул на старика. Тот поежился и испугано сглотнул.

Дмитрий взглянул на Олега, ища поддержки, но каменное лицо друга сквозило безразличием. Дмитрий стиснул зубы так, что заходили желваки, но возражать Барону не стал.

Олег с сомнением взглянул на старика и сказал Барону: — И Вы считаете, что он помнит координаты какой-то захолустной планеты? Семьдесят лет спустя?!


— Видимо, ты не понял, — хитрая улыбка расплылась по лицу Барона.— Я же сказал, что он «поделится воспоминаниями», — и он указал рукой на кресло в соседней комнате, напоминающее те, что стоят в стоматологических кабинетах: в подголовной подушечке имелись круглые гнёзда, а за спинкой свисали провода; на кронштейне сбоку от спинки висла коробочка голопроектора; к одному из подлокотников был прикреплён маленький экран с клавиатурой.

Оба мужчины округлившимися от удивления глазами уставились на кресло.


— Это же Машина Памяти, — сказал Дмитрий. — Где Вы её взяли? Их ведь только недавно изобрели, и пользоваться ими разрешено только….


— Кажется, ты забыл, кто я такой, и какие у меня связи, — усмехнувшись, прервал его Барон. — Когда мне что-то нужно, я добываю это.


Барон помог старику подняться, провёл его к креслу: — Усаживайтесь поудобнее, Леонид Анатольевич. Сейчас Вам нужно будет хорошенько напрячь память и попытаться восстановить обстановку в рубке, какой она была в дни нахождения «Артемиды» на орбите той планеты; больше всего нас интересует карта сектора галактики


— Будем стараться! — с напускной весёлостью ответил старик.


— Уж не подведите нас. Это в ваших интересах в первую очередь. Кстати, сколько вам лет? — рука Барона зависла над клавиатурой.


— Девяносто семь.


— Тааак, девяносто семь, — Барон застучал по клавишам. — Вы расслабьтесь и начинайте вспоминать, а я вам помогу,— с этими словами он достал из отделения тумбочки, стоящей рядом с креслом, небольшой шприц-пистолет, заряженный ампулой с синей жидкостью.


— Это что? — спросил Олег.


— Да не бойтесь Вы! — улыбнулся старику Барон, увидев, как тот испугался при виде прибора. Затем он обернулся к мужчинам: — Это — наркотик памяти: слегка обостряет воспоминания и, насколько возможно, нивелирует погрешности и неточности, ложные детали и прочие приукрасы, вызванные действием воображения.

Барон обошёл кресло и поправил голову старика, так чтобы затылок касался всех гнёзд с датчиками в подушечке.


— Сейчас будет немного больно здесь, — он коснулся шеи Леонида Анатольевича кончиком иглы. — Готовы? Только не кивайте, а просто скажите.


— Угу. Готов.

Барон резко прижал шприц к шее и ввёл всё содержимое ампулы. Спустя пару секунд тело старика всё напряглось на мгновение и тут же расслабилось. Глаза затянуло непроницаемой, чёрной пеленой, и слегка раскрылся рот.


— В сторону! — рявкнул Барон, жестом указав Олегу и Дмитрию уйти с центра комнаты. Затем он наклонился над ухом Леонида Анатольевича и тихо заговорил: — Вспоминайте, Леонид Анатольевич. Семьдесят один год назад……навигационная рубка крейсера «Артемида», и …..Вы находитесь там…… До гибели корабля еще пара-тройка дней. Вспоминайте хорошенько! За это Вас ждёт хорошая награда, помните? — он протянул руку и щелкнул тумблером на корпусе голопроектора.

Посреди комнаты вспыхнуло объёмное изображение. Оно представляло собой безумную мешанину беспрерывно изменяющихся картинок. Словно кто-то, покадрово, разрезал тысячи кинолент, а затем соединил кусочки в случайном порядке в один фильм. Время от времени изображение становилось более чётким, появлялись отдельные образы, места, символы, буквы, складывающиеся в слова. Старик всё время что-то еле слышно шептал, произносил чьи-то имена, а временами просто нёс нечленораздельную чушь.

Но вот безумный бег образов стал замедляться, и постепенно начала вырисовываться определённая картина. Стали проступать, продолжая детализироваться, общие формы чего-то, в чём уже можно было признать рубку космического корабля. Время от времени изображение меркло на секунду и появлялось вновь уже слегка изменённым: то одна, то другая части интерьера изменяла свой внешний вид, текстуру, формы, расположение. Пространство за панорамными окнами рубки залило чёрнотой космоса, затем появился огромный шар планеты, который заиграл переливами всевозможных цветов. На фоне планетного диска стали появляться, беспрерывно меня своё количество, остальные корабли флота.


— Отлично, отлично! — возбуждённо шептал Барон, впившись взглядом в изображение. — Вы здесь. Находитесь на своём посту. Но нам нужна голокарта с центрального стола. Вспоминайте, как она выглядела! Ищите её!

Изображение мигнуло и вновь появилось, показывая теперь рабочее место Леонида Аркадьевича таким, каким он его видел: угол обзора уменьшился, словно наблюдение стало идти от первого лица. Старик в кресле медленно поворачивал голову в разные стороны ¬— картинка голограммы изменялась под стать движениям. Многие приборы и предметы на рабочем месте не имели чёткой, постоянной текстуры, детализация тоже хромала. Некоторые устройства выглядели и вовсе грубыми болванками. Он повернул голову влево и задержал взгляд: на стуле рядом появился человек в военной униформе, выполняющий какие-то неясные действия руками. Лицо человека беспрерывно меняло черты, словно эластичная маска. Леонид Анатольевич обернулся в другую сторону и воссоздал ещё одного соседа аналогичной наружности.

Мысленно встав, Леонид Анатольевич двинулся по проходу меж рядами рабочих мест. Он вертел головой, и пространство запестрило разного размера прорехами чёрной пустоты: мозг не мог воспроизвести те места и детали, которых мужчина либо не видел, либо никогда не концентрировал на их внимание. Вокруг него двигались, сидели люди с бесформенными лицами. Те из них, кто был на границах радиуса обзора, так и вовсе выглядели, как безликие манекены с витрин магазинов одежды.

Он прошёл ряды с компьютерами и оказался в просторном зале с кольцевым столом по центру. Над столом были спроецированы различные, неясные голограммы. Несколько человек, опершись об столешницу, судя по жестикуляции, что-то обсуждали. Их лица выглядели более-менее чёткими; на униформе, беспрерывно изменяясь, заблестели знаки отличия.


— Так! А вот и наши голокарты, — удовлетворённо произнёс Барон. Он снова наклонился к уху старика: — Нам нужна карта космического сектора, Леонид Анатольевич. Сконцентрируйтесь на ней, вспоминайте! Моё лекарство должно помочь Вам восстановить детали.

Старик наморщил лоб. Окружение вокруг голокарты постепенно стало терять очертания и вскоре вовсе исчезло. На передний план вышли три неясные проекции. Замигали, меняя своё положение, огоньки, обозначающие звёзды. На соседней голограмме проявилась бледно-жёлтая звезда и вращающиеся вокруг неё шарики планет. Третья отображала единственную планету. Спустя несколько секунд изменения на всех голограммах прекратились. Одна из звёзд запульсировала красным, то же произошло и с одной из планет на соседней карте; на голограмме с планетой красной сеткой обозначился определённый участок.


Барон подождал ещё несколько секунд, а потом нажал кнопку на клавиатуре: машина сделала снимок голограммы.


— Вот и всё,— он щёлкнул тумблером голопроектора и убрал голову старика от датчиков.


Леонид Анатольевич глубоко и резко вдохнул, и оглядел комнату невидящим взглядом черных глаз. Его лицо исказилось гримасой ужаса: — Ничего не вижу! — он вытянул перед собой трясущиеся, морщинистые руки. — Где я?! Не вижу! Почему ничего не вижу?!


Дмитрий, было, шагнул в сторону старика, но Олег остановил его, схватив за руку. С губ Леонида Анатольевича уже срывались первые звуки панического крика, полного ужаса и непонимания, когда Барон взял его за руку: — Всё в порядке. Это пройдёт через пару минут. Помните, зачем Вы здесь, Леонид Анатольевич? Вы помогаете мне и себе. Сейчас Вы путешествовали по своей памяти, а теперь снова вернулись к нам.


— Скоро пройдёт, да? Очень страшно! — старик обхватил кисть Барона всё еще трясущимися руками и с надеждой обернулся в сторону голоса.


— Не вставайте, пока не сможете видеть,— приказал Барон и отвернулся к компьютеру Машины Памяти. Несколько раз он щёлкнул по клавишам и подошёл к серому экрану, вмонтированному в стену комнаты, приложил к нему ладонь, и тот ожил.


Барон загрузил снимок голограммы, дав указание компьютеру произвести сравнительный анализ с имеющимися в базах данных звёздными картами. Машина принялась за работу, и Барон вновь развалился в кресле. Он взял спичку, резко чиркнул ей по столешнице, и раскурил потухшую сигару. В комнате повисла тишина.



Через пару минут Леонид Анатольевич заморгал и с облегчением вздохнул, оглядывая комнату: черная пелена сошла с глаз, и стало возвращаться зрение. Тут же просигнализировал об окончании проверки компьютер. Барон вскочил на ноги и шагнул к экрану, предвкушая удачный результат. Дмитрий же с Олегом надеялись на обратное.


— И что тут у нас? — весело спросил Барон, касаясь экрана.


Дмитрий закрыл глаза и скрестил пальцы. Но, увы, Барон радостно воскликнул: — Есть совпадение! Отлично! Ваша память не подвела, Леонид Анатольевич.


Старичок, пошатываясь, подошёл к столу и вновь уселся на краешек стула — к нему опять вернулся неясный страх.


Барон что-то понажимал на экране и затем обернулся к мужчинам: — Координаты планеты я отправил в доки. Сейчас их загрузят в вашу колымагу и оборудуют её всем, чем необходимо, чтобы вы не сумели улизнуть от меня, — он злобно усмехнулся, увидев испуг и недоумение на их лицах. — Свободны! — он кивнул в сторону входной двери.


Мужчины заметили, как испугано-умоляюще взглянул на них Леонид Анатольевич. Словно он хотел, чтобы они забрали его с собой из этой страшной полутёмной комнаты, подальше от хитрого, злого Барона.


Олег понимал, что старику не выйти живым из этой комнаты: Барон никогда не расстанется ни с единым кредитом, и уж тем более ему не нужно, чтобы Леонид Анатольевич ненароком проболтался о том, что произошло в этой комнате. Поэтому Олег с большим трудом, но подавил свою совесть, понимая, что расстановка сил не в их пользу и развернулся к двери. Более эмоциональный Дмитрий, увидев взгляд старика, было начал: «А почему Вы….», но Олег оборвал его на полуслове, толкнув в плечо: — Двигай, давай! Пойдём.


— Я сказал «свободны»! И побыстрее! — холодно отчеканил Барон и с уже не скрываемой хищной улыбкой обернулся к старику. — А с Вами, Леонид Анатольевич, мы сейчас обсудим детали Вашего заслуженного вознаграждения.


Старик испугано сглотнул и, поёжившись, отодвинулся на самый кончик стула.


Стальная дверь бесшумно закрылась за спиной мужчин.


Дмитрий схватил Олега за плечи и заглянул в его лицо: — Но ведь он же убьёт его сейчас, понимаешь? Убьёт! — он увидел в глаза друга ненависть и понимание.


— Мы не в силах чем-либо ему помешать. Просто постарайся забыть о нём.


— Ублюдок! — с ненавистью крикнул Дмитрий, испепеляя взглядом дверь.— Будь ты проклят, убийца! Я тебя ненавижу! — он злобно плюнул в дверь.


****

(Продолжение завтра)

_____________________________________________________

* «……Руины — это такие большущие каменные глыбы неясной формы, изрезанные светящимися синими линиями. Но самое главное в том, что они висят в воздухе на высоте порядка трёхсот- четырёхсот метров, наплевав на законы физики, действующие для всего остального окружения. Учёные, как муравьи, облазили каждую глыбу вдоль и поперёк, но не нашли никакого присутствия механизмов или сил поддерживающих этих исполинов в воздухе. В почве долины Руин тоже ничего похожего не обнаружили. Сдвинуть их с места не получилось, даже самые мелкие экземпляры. Ни пилы, ни лазер, ни взрывы не оставляли на поверхности глыб ни единой царапины. Пользы никакой они не приносили, либо же учёные ещё не обнаружили её. Вреда, вроде бы, тоже. Это, кстати, и является причиной их формальной охраны.

Еще один интересный факт, связанный с Руинами, состоит в том, что их нашли уже на двенадцати планетах — все земного типа. По двое Руин оказались во владениях каждого из пяти миров людей (у двух их них — по трое). В целом, Руины везде одинаковы по своей бесполезности. Отличаются только геометрией глыб……»


** БСНИ — биологическая система накопления информации: «….Всё начинается с птиц. Больших, красивых птиц с мягкими перьями небесно синего цвета, взрослые особи которых достигают в размахе крыльев шести метров. Эти великаны составляют основу пропитания лесного народа.

Когда наступает Аркадийская "зима", то есть температура не поднимается выше десяти градусов Цельсия, птицы улетают "зимовать" на один гигантский остров в океане. Аборигены седлают баай-энов и следуют за ними на очень большом расстоянии, но, не теряя из виду. Прилетев на остров, птицы откладывают яйца в прибрежный песок. Те, что уже отложили яйца, взмывают в небо и ... исчезают. В прямом смысле этого слова. Они растворяются в воздухе: одна за другой.


Следующие три месяца аборигены с переменным успехом охраняют их яйца от нападок жутких гадов, приходящих из морских глубин. По истечению данного срока вылупляются птенцы. Аборигены их не убивают, а наоборот: выхаживают и выкармливают фруктами и мясом морских гадов. Не убивают, потому что это бессмысленно, так как мясо птенцов ядовито. Спустя два месяца птенцы подрастают и улетают на материк, а аборигены остаются ждать еще месяц... Чего они ждут? Возвращения исчезнувших птиц.


Спустя месяц птицы возвращаются, так же как и исчезали — материализуясь в воздухе где-нибудь над островом. Появившись, птицы не пытаются улететь, а прячутся по всему острову, причём по возвращению они приобретают возможность менять окрас перьев, словно хамелеоны. И теперь на них можно охотиться, потому что их мясо перестало быть ядовитым. Птиц ищут, убивают. Часть мяса едят там же, большую же часть вялят и забирают с собой, навьючивая на баай-энов. У каждой убитой птицы обязательно нужно съесть мозг — здесь, на острове. На все " А почему именно...", " А почему обязательно..." аборигены отвечают, что таковы обычаи: "...так было во времена, когда жили наши предки, так должно быть и сейчас. Мы следуем указам духов. Мы помогаем духам, а они дают нам жизнь. Когда будут жить наши далёкие потомки, хозяева духов придут и возьмут воспоминания, которыми мы их кормим".


Куда исчезают птицы? Аборигены говорят, что птицы странствуют по Океану Миров, и там они набираются мудрости. "Возвращаются птицы очень мудрыми и делятся своей мудростью с нами. Но нам она не нужна. Это мудрость для духов, а мы лишь храним её".


Разделавшись со всеми птицами, аборигены возвращаются на материк, и спустя день начинается Праздник Возвращения и церемония кормления духов. Заключается она в том, что в течение получаса аборигены носятся на баай-энах среди Руин, время от времени впадая в состояние транса, и "кормят" духов…..»


Предыдущая зарисовка: https://pikabu.ru/story/fantasticheskaya_zarisovka_4_5265767

Показать полностью
Контакт
1 Комментарий в Сообщество фантастов  

В этот день солнце перестало вращаться для нас. Миллионы лет эволюции, миллиарды жизней были стерты в тот день, когда появился первый корабль.

На тот момент ни один из представителей нашей цивилизации не был даже на ближайшей планете, пусть мы и смогли очистить родную природу от отходов нашего возвышения. Уровень жизни не был равномерен – в некоторых частях планеты даже вода была роскошью. Не было единого государства планетарного масштаба – были лишь разрозненные силы, вечно сражающиеся в том или ином виде за господство. Смерти, нищета, алчность правили нашим миром.


Мы пытались исправиться, пытались ухватить хоть за что-то. Технологический прогресс, философские течения, религии. Любые средства, только бы объединиться в стремлении к лучшему будущему.


Слухи появились задолго до первых официальных объявлений со стороны властей. Таким слухам никто не верил – они выглядели не более, чем бредни психически больных вроде тех же предзнаменований конца света или существования всемирных заговоров. Но эти слухи были правдой. И неудивительно, что многие вмиг вспомнили о них тогда, когда ученое сообщество разразилось паникой и истерией о космическом объекте у дальних углов нашей солнечной системы.


Безумие – именно так и можно было охарактеризовать тот период, когда был получен первый сигнал. Ученые сообщили о нем с невероятным энтузиазмом и нескрываемой нервозностью. Но он не был расшифрован. Мы не знали, что к нам движется.


Целые города стали падать под гнетом преступности и массовых помешательств. Религиозные культы набирали невероятную силу, даже худшие из предположений об апокалипсисе меркли по сравнению с тем, что творилось. И самое ужасное, что причины этому тогда еще не было.


Цивилизация уничтожала сама себя, установившиеся тоталитарные режимы, как бы иначе их не называли, были практически единственным решением по устранению сложившейся ситуации.


И вот, прошло уже несколько лет с момента первого сигнала. Наверняка, было и множество других, но о них не говорилось. Но вот в ученой среде снова воцарилось помутнение рассудка, выражавшееся первоначально в могильной тишине, и перерастающее в крики беспомощной жертвы. Сообщение на самом распространенном языке нашей планеты, исходящее от орбиты наиболее далекой планеты.


Оно звучало максимально дружелюбно, как может звучать успокаивающая речь для обреченных. Пришельцы, видимо, сами не ожидали подобного от нашей расы. Ведь теперь уже и государства стали рушиться как таковые. Народы одичали, лишь только несколько стран смогли хоть как то сохранить лик разумности, который другие уже сорвали.


Большая часть населения планеты опустилась к самым ранним уровням развития нашего вида. И какого же было первоначальное счастье, когда инопланетяне дали обещание вернуть нашу цивилизацию.


И вот, спустя поколение, корабль подходит к нашей планете. Он явно не был боевым, предположительно, это был корабль для переноса переселенцев. Духовный подъем было тяжело сравнить с чем либо. И вот он, этот момент. Небольшой челнок спускается на пока еще покрытую растительностью землю, и из него выходят странные существа. Достаточно сложно описать, насколько они не были на нас похожи. У них были совершенно иные способы восприятия мира, как говорили они сами. И иные способы передавать информацию и общаться друг с другом. Но вид их совершенно не был похож на тот, описания и изображения которого они отправляли нам многие года назад.


У них было 4 конечности, как они и описывали, была 1 голова. Но мы не увидели их кожи, оттенок которой зависел от пигмента коричневого цвета. Мы не видели их лиц с одним носом, двумя глазами с закрывающими их веками. Мы не увидели их ртов, говорящих на нашем языке. Мы увидели лишь только закованных в железо созданий, что уничтожили наш род.

Показать полностью
4
Фантастическая зарисовка №4
1 Комментарий в Сообщество фантастов  

.....Начинался новый, прекрасный день. Жёлтое солнце Аркадии III только-только вынырнуло из-за горизонта, и небо заиграло фантастическими красками.

Это последнее мирное утро, которое встретит планета. А завтра случится то, что превратит её, впоследствии, в центр беспощадной галактической мясорубки, вошедшей в историю как "Аркадийская Война", а после, и к полному уничтожению. Руки девочки, такой юной, полной амбиций и стремлений, окажутся по локоть в крови, и сжимать им предстоит не измерительные приборы, а рукояти смертоносных орудий. Как и почему всё это случится - совсем другая история, к тому же начнётся она лишь завтра. А сегодня будет чудесный день. Особенно чудесным он будет для Ребекки, которой сегодня исполнялся пятнадцатый год.


Девушка только что проснулась и, сразу было, потянулась к фотодатчику, отвечающему за звукоизоляцию комнаты, но на полпути остановила руку: "Надо насладиться каждой минуткой этого бесподобного дня. А какой прекрасный рассвет! Ещё пять минут, а потом проверю, вернулась ли мама". Она уселась на кровати и стала наблюдать через окно модуля, одиноко приютившегося на опушке Аркадийских джунглей, как солнце розовило далёкие облака, а небо пропитывалось глубокой лазурью.


Ребекке исполнялось пятнадцать лет, а это означало то, что двери Школы Космофлота теперь для неё открыты. "А дальше: Гильдия Звездной Разведки... Экспедиции на неизведанные планеты... Романтика приключений...Эххх!" — девушка закрыла глаза и с мечтательным выражением на лице вновь рухнула на кровать. "Мама!" — Ребекка опрометью бросилась к двери своей спальни, одновременно сняв звукоизоляцию: из комнаты матери доносились звуки. "Вернулась!"— девушка вся засияла от радости и щёлкнула по тумблеру, отпирающему дверь.


Когда Ребекка вошла в комнату к маме, та в одной руке держала листок, испещренный какими-то данными, другой набирала что-то на клавиатуре компьютера.


— Нашла ещё какие-нибудь интересные камушки? — услышала мать голос дочери.


— Бек! — мама выронила из рук листок и подбежала к дочери. Они сплелись в объятии, и мать шептала ей на ухо самые искренние пожелания. — Поздравляю тебя, любимая! — закончила она уже громко и крепко поцеловала её в угольно-чёрные волосы.


— Мам, а знаешь.... — начала было Ребекка, но мама её прервала:


— Бек, мне нужно на базу, — она поймала печальный взгляд дочери , — ....срочно, прости.


— Но, мам, сегодня же твой и мой праздник?! Скажи этому мистеру Злыдню, что сегодня не так уж и срочно! Да и вообще — ты только вернулась с разведки! У тебя выходной!


—Родная, послушай, — Мама взяла её за руку и подвела к столу. Взяла с него небольшой камень с поблескивающими в солнечных лучах вкраплениями. — Вот причина моего срочного визита.


— Чем он особенен?


— Мы уже заканчивали разведку. Был последний день. Я решила прогуляться вдоль горного отрога, что за восточным концом долины Руин, когда случайно наткнулась на небольшой выход этой породы. Мы запустили Крота. Он зарылся и шёл вдоль ствола породы, всё углубляясь. Потом он стал выдавать информацию о значительном расширении ствола и.....


— ...Он пропал, да? — с грустной усмешкой сказала Ребекка. — Пропал, потому что прорылся под зону Руин?


— Именно. Мы исследовали этот образец, и нашли его очень..... интересным. — Мать взглянула на часы. — Ну всё, Бек, мне пора.


— Но, мам! Они же теперь перероют и зоны Руин! Ты знаешь, что если им нужно, то они найдут способы обойти все запреты.


— Знаю.


— Тогда может не стоит им говорить?!


— Бек, я работала там не одна, так что на базе уже всё известно. А скоро станет известно и всей Большой Пятёрке. Не удивлюсь, если шпионы от каждого из пяти миров есть на базе.


— Ну почему именно ты? Разве доставить камень на базу не может никто другой?


— Мне нет времени объяснять тебе все тонкости моих должностных обязанностей. Просто поверь, если бы я имела возможность не отправляться на базу и остаться безнаказанной, то мы бы с тобой уже пекли твой любимый банановый торт. К тому же вся серьёзная аппаратура для исследований находится на базе, а уж я там в таком случае должна находиться непременно, - мама положила образец в коробочку и вместе с компьютером сложила их в сумку.


"Всё из-за мистера Эджблэйта! " — с угрюмым видом Ребекка плюхнулась на стул. Она вспомнила, как увидела мистера Эджблэйта или "мистера Злыдня", как они с мамой называли его между собой, в первый и, пока что, единственный раз. Но уже с первого взгляда Ребекка невзлюбила его.


Тогда, семь месяцев назад, они только прибыли на Аркадию III с очередной партией учёных и рабочих. Все вновьприбывшие были построены на плацу базы, и полковник Эджблэйт лично проводил инструктаж. Высокий, худощавый, с зачёсанными назад редкими седыми волосами; лицо его напоминало череп, обтянутый загорелой кожей, покрытой сетью мелких морщин. Сложив за спиной руки, он ходил взад-вперёд перед строем учёных и смертоносно-спокойным голосом доносил им инструкции и правила поведения. Хищный взгляд его тёмно-карих глаз был направлен куда-то поверх голов, но, казалось, следит он за каждым.


Ребекке он напомнил вампира из тех, древних кинофильмов, которых она вдоволь насмотрелась за время перелёта. Отчасти это было правдой, так как мистер Эджблэйт руководил процессом добычи ресурсов на Аркадии III. По его приказу исполинские добывающе-перерабатывающие заводы-автоматы ¬— беспрерывно лязгающие и ревущие чудовища, ощетинившиеся сотнями чадящих труб, вырастали на месторождениях ценных ресурсов. Затем из тёмных, промасленных их недр выдвигались неправдоподобно огромные буры, пилы и ножи и начинали дробить, рвать, кромсать тело планеты.


Пока что таких заводов было не много, но это лишь было делом времени, понимала Ребекка.


— Бе-е-е-к? — вырвал её из размышлений голос матери. — Не расстраивайся. Через пять-семь часов я вернусь, обещаю. А если, вдруг, окажется, что у мистера Эджблэйта в груди не бетонный блок, а сердце, и сам он был рождён не одним из своих заводов, то, думаю, он поймёт мою ситуацию и, возможно, я управлюсь ещё раньше.


— Хорошо, мам. Возвращайся скорее!


Ребекка услышала, как закрылась дверь модуля. И тут же где-то снаружи раздался, могучий рёв. "Лесной народ вернулся с зимовья!" - девушка рванулась к выходу.


Мать стояла возле распахнутой кабины глайдера, запрокинув голову. В небе над их головами один за другим проносились разноцветные баай-эны — ездовые рептилии лесного народа. Воздух наполнился криками наездников и шипящим рёвом. Вот от общего потока отделились шесть фигур и стали стремительно снижаться.


Это были Мариба, двое его братьев и три сестры — самые юные члены племени Арллу'Та. Мариба был самым старшим из них, он уже заслужил своё Имя и право Говорить.


Небольшие ящеры грациозно приземлились на песчаном пятачке перед модулем. С каждого соскользнул юный всадник в лётном костюме, сшитом из плотных кусков кожи.


— Я здесь и приветствую тебя, Ребекка, — Мариба бодро подошёл к девушке, стянул с лица кожаный платок и положил руку на её плечо. Братья и сёстры положили свои руки поверх его.


— Я здесь и с тобой, Мариба. Приветствую! — Ребекка положила другую руку на плечо Марибы.


— Я приветствую и тебя, доктор Хелэн! — юноша подошёл к матери Ребекки. Та, как и полагается по обычаям, развернула к нему раскрытые ладони, а он наложил на них свои; дети повторили своё действие.


— Я благодарю вас обеих за дальновидящие стекла, которые вы забрали у себя и дали нам. Мы будем хранить их и чтить не хуже Великих Стрел. В этом зимовье они очень нам помогли при выслеживании добычи. Благодаря им мы смогли охотиться и ночью, набрав вдвое больше добычи, чем обычно. Я пришёл, чтобы пригласить вас на Праздник Возвращения. Очень жаль, что вы не можете седлать баай-энов, а так же кормить духов вместе с племенем. Но вы могли хотя бы понаблюдать и пополнить запасы кладовой мудрости.


— Благодарю за приглашение, Мариба, но мне нужно выполнить Дело Долга, — с сожалением произнесла мама. — Наш вождь созывает всех взрослых.


— Понимаю. Дело Долга! — юноша перевёл взгляд на Ребекку — А ты Ребекка?


Девушка вся сияла от счастья


— Благодарю за приглашение, Мариба. Я буду на Вершине Духов через..... — она запнулась, — ....буду там к началу кормления. Можете лететь, ребята.


Мариба кивнул и вскочил на своего баай-эна, дети последовали его примеру. Юноша коротко, пронзительно крикнул, и все шестеро взмыли в небеса.


— Ма-а-ам, — Ребекка протянула ладонь к матери — Ты же дашь мне ключи от ховера, чтобы я не бежала пятнадцать километров до Руин ?


— Держи. И смотри не убейся, — мать дала ей ключи и пригрозила пальцем. — И не вздумай снимать тот ограничитель, что установил дядя Оливер!


— Конечно, мам. Не больше пятидесяти.


— Всё, я побежала, иначе Злыдень меня сожрёт, — сказала мама, забираясь в кабину глайдера.


Она пристегивала ремни, когда её словно озарило. Хэлен улыбнулась и высунула голову из кабины:


— Бэкки! — девушка остановилась на пороге модуля и обернулась. Мама добавила: —¬ Иди сюда. Кажется, у меня есть для тебя ещё один сюрприз.


Удивлённая и взволнованная, Ребекка подбежала к глайдеру:


— Какой сюрприз?


— Я совсем забыла. Ты же помнишь про наш уговор? — мама держала на краю мизинца колечко с висящим на нём магнитным ключом


Глаза девушки округлились, и на лице заиграла улыбка радостного понимания. Она вспоминала слова мамы: ".... вот подрастёшь чуток, и будет он твой — пользуй, когда хочешь."


— Я совсем и позабыла про костюм! Спасибо, мамуль!— Ребекка чмокнула маму в щёку, схватила ключ и бросилась к модулю.


"Вот и поучаствую в церемонии!" — радостно думала девушка.


— Удиви их как следует! Только не расшибись! — кричала ей вдогонку мать.


Двигатели глайдера мягко загудели, поднимая облачка песчаной пыли. Аппарат завис над землей и, спустя секунду, зелёным скатом, поплыл над джунглями, унося с собой судьбоносный камень.


Ребекка подбежала к шкафу в кладовой, отомкнула его маминым ключом и достала с полки серый шлем и такого же цвета свёрток, лежавший под ним — комбинезон. "Отлично!"


Девушка забралась в комбинезон, затянула все змейки и лямки. Пошарив рукой в глубине одной из полок, она нашла два матово-чёрных кольца, по окружности окаймлённых голубой фосфоресцирующей линией. Закинув руки за спину, Ребекка вставила кольца в выдвинутые слоты силового блока костюма. С мягким щелчком слоты въехали на места, и по комбинезону прошла волна лёгкого треска, словно он весь был покрыт тончайшим слоем льда. Искусственный женский голос произнёс: "Готово к использованию".


В нижних ящиках девушка нашла маленькие реактивные модули и закрепила их на задней стороне каждой голени, защелкнув все замки.


Ребекка подошла к ростовому зеркалу, оглядела себя: "И последний штрих". Она приложила ладонь к зеркалу, и на его поверхности появился интерфейс. Ребекка прижалась лбом к холодной поверхности зеркала и стала фантазировать. Спустя двадцать секунд искусственный голос у её уха произнёс: "Комбинированный анализ вашего эмоционального состояния, предпочтений и фантазий окончен. На основе полученных данных сформирована оптимальная цветовая гамма и рисунок. Желаете увидеть?"


— Ага,— Ребекка кивнула и отошла на три шага. Комбинезон стал изменять свой цвет. Тут и там стали проявляться узоры. Глядя на себя в зеркало, девушка водила пальцем по поверхности комбинезона, подправляя не устраивающие её линии и изгибы узоров. Когда всё было законченно, Ребекка трижды осмотрела себя со всех сторон. Затем она надела шлем, и он тут же изменил свой цвет, дважды щёлкнула пальцем по зеркалу — костюм снова легонько затрещал, запоминая изменения.


***


Пригнувшись к рулю ховербайка, Ребекка извилистыми тропами мчалась сквозь джунгли к Обрыву.


Спустя несколько минут она, согласно указанию таблички у дороги, пересекла формально "охраняемую" границу "...территории, являющейся объектом культурного наследия и бла-бла-бла..., именуемую Руины № 4."


Руины — это такие большущие каменные глыбы неясной формы, изрезанные светящимися синими линиями. Но самое главное в том, что они висят в воздухе на высоте порядка трёхсот- четырёхсот метров, наплевав на законы физики, действующие для всего остального окружения. Учёные, как муравьи, облазили каждую глыбу вдоль и поперёк, но не нашли никакого присутствия механизмов или сил поддерживающих этих исполинов в воздухе. В почве долины Руин тоже ничего похожего не обнаружили. Сдвинуть их с места не получилось, даже самые мелкие экземпляры. Ни пилы, ни лазер, ни взрывы не оставляли на поверхности глыб ни единой царапины. Пользы никакой они не приносили, либо же учёные ещё не обнаружили её. Вреда, вроде бы, тоже. Это, кстати, и является причиной их формальной охраны.


Еще один интересный факт, связанный с Руинами, состоит в том, что их нашли уже на двенадцати планетах — все земного типа. По двое Руин оказались во владениях каждого из пяти миров людей (у двух их них — по трое). В целом, Руины везде одинаковы по своей бесполезности. Отличаются только геометрией глыб.


Со временем учёные смирились с тем, что не могут ничего с ними поделать, и шумиха вокруг летающих камней понемногу утихла.


С одним соглашались все — сами Руины были зрелищем бесподобно красивым.


***


Впереди послышался гомон баай-энов, и Ребекка, сбавив ход, медленно выехала из леса.


По краю обрыва растянулось всё племя — около сорока всадников и их ящеры. Все были в нарядных лётных костюмах по случаю церемонии кормления духов, которая открывает Праздник Возвращения.


Чем кормят духов? Воспоминаниями...... Но обо всём по порядку.


Всё начинается с птиц. Больших, красивых птиц с мягкими перьями небесно-синего цвета, взрослые особи которых достигают в размахе крыльев шести метров. Эти великаны составляют основу пропитания лесного народа.


Когда наступает Аркадийская "зима", то есть температура не поднимается выше десяти градусов цельсия, птицы улетают "зимовать" на один гигантский остров в океане. Аборигены седлают баай-энов и следуют за ними на очень большом расстоянии, но, не теряя из виду. Прилетев на остров, птицы откладывают яйца в прибрежный песок. Те, что уже отложили яйца, взмывают в небо и ... исчезают. В прямом смысле этого слова. Они растворяются в воздухе: одна за другой.


Следующие три месяца аборигены с переменным успехом охраняют их яйца от нападок жутких гадов, приходящих из морских глубин. По истечению данного срока вылупляются птенцы. Аборигены их не убивают, а наоборот: выхаживают и выкармливают фруктами и мясом морских гадов. Не убивают, потому что это бессмысленно, так как мясо птенцов ядовито. Спустя два месяца птенцы подрастают и улетают на материк, а аборигены остаются ждать еще месяц... Чего они ждут? Возвращения исчезнувших птиц.


И вот, спустя полгода, птицы возвращаются, так же как и исчезали — материализуясь в воздухе где-нибудь над островом. Появившись, птицы не пытаются улететь, а прячутся по всему острову, причём по возвращению они приобретают возможность менять окрас перьев, словно хамелеоны. И теперь на них можно охотиться, потому что их мясо перестало быть ядовитым. Птиц ищут, убивают. Часть мяса едят там же, большую же часть вялят и забирают с собой, навьючивая на баай-энов. У каждой убитой птицы обязательно нужно съесть мозг — здесь, на острове. На все " А почему именно...", " А почему обязательно..." аборигены отвечают, что таковы обычаи: "...так было во времена, когда жили наши предки, так должно быть и сейчас. Мы следуем указам духов. Мы помогаем духам, а они дают нам жизнь. Когда будут жить наши далёкие потомки, хозяева духов придут и возьмут воспоминания, которыми мы их кормим".


Куда исчезают птицы? Аборигены говорят, что птицы странствуют по Океану Миров, и там они набираются мудрости. "Возвращаются птицы очень мудрыми и делятся своей мудростью с нами. Но нам она не нужна. Это мудрость для духов, а мы лишь храним её".


Разделавшись со всеми птицами, аборигены возвращаются на материк, и спустя день начинается Праздник Возвращения и церемония кормления духов. Заключается она в том, что в течение получаса аборигены носятся на баай-энах среди Руин, время от времени впадая в состояние транса, и "кормят" духов.


Конечно же, дотошные учёные пытались выяснить, что да как, но все попытки были безуспешны. Передатчики, вживлённые в птиц, портились в момент "исчезновения" последних. Вернувшихся птиц сканировали вдоль и поперёк, но ничего необычного в них не находили, как не находили и того, что отвечает за исчезновение птицы.


Изучали и аборигенов, отведавших птичьей плоти и мозга — ничего. Бедняг подвергали гипнозу, надеясь, что в таком состоянии они смогут поведать полученную (если они её и вправду получали) информацию — впустую. Наблюдения за Руинами и всадниками в моменты "кормления" с помощью всех существующих приборов и регистраторов тоже ничего не выявило. Знакомая картина?


Со временем всем надоело биться над этой неразрешимой загадкой, и вокруг исчезающих птиц шумиха тоже поутихла.


***


Весёлая болтовня аборигенов стихла, и все обернулись в сторону прибывшей девушки. Ребекка опустила байк на землю и осталась стоять рядом, смущённая таким вниманием к своей особе. Навстречу ей вышел высокий мужчина в лётном костюме, разукрашенном ритуальными знаками — вождь племени Арллу’Та. Он развернул к ней ладони в приветственном жесте:


— Племя здесь и приветствует тебя, юная Ребекка.


Аборигены позади вождя повторили его жест.


— Я здесь и с племенем. Приветствую вас, — она положила свои ладони на ладони вождя.


После этого подготовительная суета продолжилась. Аборигены продолжили украшать баай-энов ритуальными узорами и разноцветными кожаными лентами. Некоторые женщины и дети из тех, что ещё не заслужили своё Имя, подбежали к девушке и стали трогать и разглядывать её красочный комбинезон. То и дело из их уст вырывались восторженные возгласы.


¬Ребекка подошла к краю обрыва и заглянула в долину: далеко внизу раскинулась хаотическая взвесь каменных глыб Руин. Изрезанные шрамами светящихся синих линий исполины с величавым спокойствием парили в воздухе. Черная поверхность камней блестела в солнечных лучах.


Ребекка знала что там, внизу, на одной из глыб примостился шаман племени. Лишь он может услышать голос духов, сообщающий ему, что можно начинать церемонию.



Вождь подошёл к девушке:


— Мы очень благодарны тебе, Ребекка, а так же доктору Хэлен. Ваши дальновидящие стёкла очень помогли нам. Племя подстрелило намного больше птиц Кааййа. Теперь у нас вдоволь мяса и много мудрости для духов. Духи будут очень довольны.


— Мы всегда рады помочь вам, вождь. Если что-то понадобится или снова заболеют дети племени — не тяните, как в прошлый раз, а обращайтесь сразу.


— Племя благодарит вас. Ты будешь наблюдать церемонию отсюда? — спросил вождь.


— В момент церемонии я буду там, с вами. – Ребекка указала вниз на Руины и хитро улыбнулась, увидев недоумение, появившееся на лице вождя.


— Но как? Ваши лётные машины теряют свою силу вблизи камней духов.


— Машина мне не понадобится. Увидите, – весело сказала девушка.


В этот момент из долины под их ногами разнёсся громкий звук рога. Шаман дал сигнал.


Вождь поднял вверх левую руку и обратился к долине:


— Племя Арллу’Та здесь и приветствует вас, — произнёс он громогласно, затем медленно обернулся к своим людям: — Сегодня с нами кормить духов отправится и юная Ребекка. Чем она будет кормить духов, я не знаю. Но она сказала, что полетит с нами, и не будет пользоваться своими чудесными машинами.


Люди удивлённо уставились на девушку. Вождь опустил руку в мешочек, висящий на поясе. Затем он вынул её: два пальца были вымазаны в синей краске.


— Знак племени. Чтобы духи приняли тебя, — вождь поводил пальцами по лицу девушки, оставив на нём замысловатый узор.


Кто-то из толпы выкрикнул: — Но как ты полетишь, Ребекка?!


Девушка хитро улыбнулась, убрала с лица непослушный локон и зашагала прочь от края обрыва. Она дошла до стоящего на земле ховербайка и сняла шлем, надетый на ручку руля.


— А вот так! — Ребекка резким движением натянула шлем на голову и, ускоряясь, побежала к обрыву.


Из толпы туземцев послышались испуганные крики, кто-то бросился наперерез девушке, но было слишком поздно.


Два мощных толчка, прыжок, усиленный коротким импульсом реактивных модулей, и, раскинув руки в стороны, Ребекка зависла над бездной, словно парящая птица. Мгновением позже она вытянулась, как по струнке, и камнем пошла вниз.


С криками ужаса всё племя сгрудилось у края обрыва, наблюдая за удаляющейся фигурой.


Несколько секунд Ребекка, словно живой, разноцветный снаряд, неслась к земле, наслаждаясь, пропитываясь несравненными ощущениями свободного падения. Затем она подала команду в микрофон, и из карманов на руках и спине выскочили куски материи, окаймлённые магнитными лентами. Ленты тут же слипались со специальными направляющими, нашитыми в нужных местах комбинезона, натягивая материю. Воздух через специальные отверстия на костюме наполнил перепонки, и Ребекка перешла в парение.


Увидев это, аборигены разом с облегчением выдохнули.


— Ребекка храбрая! — крикнул кто-то.


—Храбрая и глупая, — ответил вождь. — Так безрассудно поступают только дети, не заслужившие своего Имени!


— Не суди строго, вождь, — сказал ему Мариба. — Мы так мало знаем этих людей. Возможно, для них такое поведение нормально.


— В твоих словах есть доля истины, Мариба, – ответил вождь. Он закрепил на голове лётный шлем с пучком длинных, синих лент и обратился к племени: — Накормим же духов! Они ждут!


Вождь вскочил на баай-эна, издал лихой крик, и, сложив крылья, ящер с наездником прыгнул в пропасть. Один за другим аборигены надевали свои лётные шлемы, седлали баай-энов и с криками ныряли с обрыва.



Ребекка ловила воздушные потоки и мчалась в них, лавируя в лабиринтах гигантских глыб. Временами, нащупав восходящий поток, она помогала себе двигателями и, совершая вираж, набирала высоту. Вскоре вокруг девушки стали проноситься баай-эны, разукрашенные шлейфами из разноцветных лент. Некоторые аборигены приветствовали Ребекку громкими криками, другие безжизненными куклами сгорбились в сёдлах — они кормили духов. Баай-эны плавно лавировали в геометрическом хаосе Руин, несмотря на то, что их наездник находился в трансе.


Покружив средь парящих исполинов еще несколько минут, Ребекка сделала несколько «подъёмных» виражей и направилась к кромке обрыва.


Вскоре стали возвращаться и аборигены. Счастливые и уставшие, они спрыгивали с баай-энов, и чуть добравшись до опушки леса, засыпали. «Кормление забирает много сил, но духи делают нас счастливыми», — так говорят аборигены.


Ребекка дождалась, пока на Вершину Духов вернётся всё племя, и некоторое время бродила среди спящих людей и ящеров, разглядывая их ритуальную раскраску и одежды.


Она коснулась рисунка на своём лице: « Интересно, а покормила ли я духов какими-нибудь воспоминаниями? Когда я была там, среди руин, то не ощутила каких-либо изменений в своём сознании. Но одно могу признать точно — духи не обделили счастьем и меня».


Ещё какое-то время она одинокой фигуркой постояла на краю гигантского обрыва, разглядывая Руины и нежась в лучах полуденного солнца, а потом вернулась к байку. Ребекка завела машину и помчалась к одинокому модулю, примостившемуся на опушке джунглей, чтобы дождаться там маму, которая, возможно, прихватит дядю Оливера, и они все вместе стали бы печь её любимый банановый торт……

Фантастическая зарисовка №4 Фантастическая зарисовка, ненаучная фантастика, фантастика, длиннопост

P.S. Если вам, вдруг, показалось, что некоторые из описаний отсылают к фильму "Аватар", то хочу объяснить это так: сценаристы этого фильма долго мучились над созданием необычного сюжета\сеттинга\ персонжей, но ничего стоящего им в голову не приходило. А сроки-то поджимали. Тогда потерявший терпение Кэмерон решил пойти на крайние меры. Он решил воспользоваться машиной времени, которую ему отдал Джон Конор в благодарность за то, что Кэмерон экранизировал историю жизни его и его родителей.

Режиссёр запихнул сценаристов в машину и отправил в недалёкое будущее на поиски вдохновения. Тут-то они и наткнулись на этот пост, взяв из него необходимое.



А если серьёзно, то все совпадения даже не то, что бы случайны, но основаны на подсознательном использовании различных образов, описаний, накопленных от просмотра фильмов \ игр \ НФ книг. То бишь, когда пока я писал, в голову почему-то не приходило замечать аналогии.

Показать полностью 1
8
Фантастическая зарисовка №2
9 Комментариев в Сообщество фантастов  

..... Двое - человек в изорванной форме космического флота и боевой дрон цвета воронёной стали сидели на холме, укрывшись за искорёженными обломками того, что несколько часов назад было звездолётом, вёзшим спасительную вакцину на погибающую от эпидемии планету.

С трёх сторон от них стрекотали автоматические турели на треногах, поливая свинцом из раскалённых добела стволов орды кровожадных аборигенов, напиравших снизу. Орудия жадно заглатывали остатки пулемётных лент.


Из-за дальней стороны обломков выбежала русоволосая девушка в замасленном ремонтном комбинезоне и с перемазанным сажей лицом. Она взволнованно заговорила, подбежав к мужчине : - Готово! Я восстановила все цепи и ввела данные в навигационный блок. Челнок готов к старту.


- Прекрасно. - мужчина устало улыбнулся. - Теперь готовь двигатели к старту.


- Я пришла за тобой. Скорее ! Свалим с этой поганой планеты! - она схватила его за запястье. - Мы вместимся вдвоём.- её глаза наполнились страхом и мольбой.


- Нет! - он выдернул свою руку. - Они быстро разделаются с беднягой Декстером и изорвут челнок в клочья, пока мы будем готовиться к старту.


Дрон обернулся, услышав своё имя, и взглянул на них зелёными кружочками окуляров. На месте левой руки у него торчал искорёженный плечевой сервопривод и пара оборванных проводов.


- Ты не останешься здесь ! - подбородок девушки затрясся, а расширившиеся от страха зелёные глаза наполнились слезами. - Полетели, прошу тебя .


- Я еще раз повторяю тебе : Спасательный маяк уничтожен - нас искать не будут, да и не кому уже. Если никто не выживет и не выберется с этой треклятой планеты, то наш мир погибнет в считанные недели. Вакцина должна быть доставлена ! Во имя людской расы - ты должна спастись . А мы с Дексом прикроем тебе отход.


- Боезапас исчерпан - раздался вокруг них бесчувственный металлический голос, и все турели синхронно замолкли, поникнув дымящимися стволами.


На пару секунд над холмом нависла абсолютная тишина, а затем, поняв что произошло, туземцы с оглушительным воем ринулись вверх.


- Бежим, скорее ! - она умоляюще потянула его за руку.


- Отправляйся и заводи двигатели. Быстро!- процедил он сквозь зубы и зарядил дробовик.


- Неет, нет, нет, нет ! - девушка с рыданиями принялась колотить его в грудь, - Прошу тебя , Альберт.


-Я всё сказал! Иди! - он сурово взглянул на неё .


Она разревелась еще сильнее и он залупил ей пощёчину: - Сержант Экстон, как командир корабля, я приказываю вам прекратить истерику и немедленно готовить челнок к старту. А приказы, чёрт подери, не обсуждаются ! Марш исполнять!


Она утёрла слёзы, еще сильнее размазав по лицу сажу и без единой мысли в глазах уставилась на него.


- Быстро ! - он развернул её за плечи в направлении челнока и толкнул в спину. Девушка, словно робот, зашагала прочь.


Мужчина с тоской посмотрел себе под ноги и задумался о скорой смерти, о том,что пришлось так жестоко обойтись с любимой Эйдрой . Но лишь на несколько мгновений. Затем он шмыгнул носом и поднял взгляд на дрона : - Ну что Декс, устроим этим сукиным детям небольшое представление? - с этими словами он сорвал с пояса две последние гранаты и, не глядя, метнул их через укрытие - раздались два взрыва и ужасные вопли. Они с дроном вышли из-за обломка и встали у края вершины холма.


- Декстер - круговая оборона ! - сказал мужчина, и дрон, сделав зашаг назад, стал спиной к его спине . Вот показался первый туземец - горбатый, четырехрукий гуманоид с хищной пастью, полной крючковатых зубов . Следом за ним выползали другие. Альберт снёс ему голову метким выстрелом. И начался последний бой.


Туземцы нескончаемым потоком прибывали из леса у подножья холма. Некоторые из них восседали на мускулистых гиеноподобных тварях.


Дрон нечеловеческой силы пинками скидывал уродов вниз ; тем ,кто попадался ему под руку он выбивал челюсти или, сжатием кисти, словно помидоры, раздавливал головы. Позади него мужчина скашивал целые ряды врагов выстрелами из дробовика.


Вот первый всадник добрался до вершины : тварь изготовилась ,вся напрягшись, и прыгнула . Мужчина вовремя среагировал, разрядив последний патрон прямо в ощерившуюся пасть и снёс монстру полчерепа. Чертыхнувшись, он добил прикладом выпавшего из седла туземца. В этот же момент другая тварь завалила на землю дрона и начала бить лапами по его голове, разворотив один окуляр.


Альберт услышал рёв двигателей и, обернувшись, увидел, как серебристый спасательный челнок на двигателях вертикального взлёта поднимался над грудой обломков. Женщина прижалась к стеклу кабины и смотрела на них. Он поднял вверх сжатый кулак и смотрел на неё. В этот момент несколько туземцев набросились на него и увалили на землю. Рядом лежал полуразорванный дрон. Мужчина проследил ,как челнок набрал высоту, и, вывернувшись из под атакующих врагов, заорал дрону : - Декстер, снять защиту с реактора! ...


..... Челнок затрясло от нагнавшей его взрывной волны. Стиснув зубы, девушка держала штурвал . Её тело сотрясалось от беззвучных рыданий, а по испачканному сажей лицу лились слёзы.....

Фантастическая зарисовка №2 фантастика, Короткий рассказ, только учусь, ненаучная фантастика, длиннопост

Предыдущий рассказик: https://pikabu.ru/story/fantasticheskaya_zarisovka_1_5259920

Показать полностью 1
12
Зомбоград. Глава 10.
2 Комментария в Сообщество фантастов  

Время от времени снизу раздавались выстрелы. Это войны Юленьки пытались проникнуть в лабораторию Виктора. Внешние стены и стекла лабораторий были обработаны каким то химическим составом Виктора и возможность попасть внутрь была только одна — главный вход.

Настя вздрагивала при каждом звуке выстрела, но продолжала слушать рассказ Виктора о его экспериментах. Больше всего ей понравилось одно существо, которое было результатом скрещивания змеи и свиньи. Существо не имело лап, а представляло один кусок мяса с небольшим набором костей в виде ребер и позвоночника.

- Это же решение проблем голодания!

- Да. Чистое мясо, минимум костей и абсолютная всеядность. - Виктору льстило, то, что девушка сразу поняла назначение животного. - Легкие генетические изменения и это существо… я не придумал еще имя… Можно выращивать в любом климате. Понимаете, я не хотел уничтожать город. Вернее сначала хотел, но погрузившись с головой в генетику и увидев перспективы я передумал и допустил ошибку. Я доверил первые работы Юле. Она на основе моих разработок начала потихоньку наращивать армию. Мне было все-равно, я был занят тем, что свою мысль уничтожить человечество превратил в спасение его же. Генная инженерия в танце с современной техникой… Вот что меня увлекло. После удачного эксперимента, которого вы видели внизу, я про Аню с Таней, я подумал — идеальный баланс между механикой и биологией достижим. Подсолнухи с солнечными батареями, вот это… эта… вот это существо, живая одежда, принимающая любую форму… А в планах самолеты, которые не падают просто так, машины, работающие на биологических отходах…

- Так эти мутанты, которых мы видели, это… - Дениса осенило.

- Да, все действительно мои разработки. Смертоносность добавила Юля без моего ведома. Все её творения основаны на моих разработках. Заражатели должны были быть лекарями, русалки очищать водоемы… Она все изуродовала. А я слишком поздно спохватился. Когда заметил — принял меры, но было поздно. Забил тревогу наш третий участник с именем Сара. Нормальный парень, любил Юлю до безумия, но не смог молчать, увидев её внутренних демонов. Такой вот любовный квадрат. Сара любил Юлю, Юля — меня, а я науку… и Алёну. Поначалу. А потом только науку. Естественно мне нужны были помощники, которые бы подчинялись мне абсолютно. Так появились подручные. Полное подчинение в совокупности с неслабым интеллектом. Да и бойцы из них хорошие вышли. - Виктор похлопал по плечу ближайшего подручного. - Это все мои бывшие друзья. Я хотел им дать бессмертие, а получилось вот как.

- А Сара… или Сар? - Денис был немного в шоке от увиденного. - Что с ним?

- Стал первым Заражателем. Юля не жалела близких. Убил я его собственноручно. Он даже спасибо сказал. Такой мозг обратить в бессмысленную штуку… Все-таки Юля в некотором роде дура.

- Была бы дура, не прижала бы тебя. - Сергей встал напротив Виктора. - Что ты хочешь от нас?

- Помощи. Я хочу убить эту тварь. Город не спасти, но нужно спасти остальных.

- Что ты можешь предложить нам? Всем нам?

- Сыворотку начальной мутации. Вы же за этим приехали? - Виктор жестом фокусника выудил из одного ящичка пробирку и кинул её Денису. - Она делает ген мягким, предрасположенным к направленным мутациям и даже возможности совмещения с механизмами. Вам много денег отвалят. Денис.

- Что?

- Часть возьмешь себе. Я уверен, что ты найдешь этому применение. И еще. - Виктор достал флэшку. - Тут мои самые удачные комбинации.

- Это все красиво и поэтично, но как мы справимся с Юлей? - Сергей оставался наемником. - Нам надо выжить, а нас всего семеро.

- Вообще-то нас тридцать девять. Это вместе с моими псами. А вот с этим. - Виктор достал пневмошприцы. - Каждый из вас может потягаться с суккубами.

- Ты и нас хочешь превратить в своих мутантов?! - Наташа взяла шприц и сунула в сумку разгрузки.

- Нет. Это копия сыворотки, которую в свое время принял я. Контроль нгад мозгом не теряется. Только усиление регенераций и скорости обмена нервными импульсами…

- Усиление скорости реакций. - Денис приставил шприц к шее. - Будь, что будет, хуже уже некуда.

Он впрыснул себе сыворотку. Он чувствовал, как мутаген течет по его венам. Он буквально почувствовал, как субстанция обволакивает его мозг и все остальные нервные окончания. Он мог управлять своими конечностями… Нет. До этого он чувствовал свои конечности целиком, а сейчас он чувствовал каждую клетку своего организма. Он мог восстановить любую из них в случае повреждения. Его тело было в полной его власти.

Денис видел, как остальные приложили шприцы к своим шеям. Теперь не страшно. Теперь можно сражаться.

Рядом с Денисом сел пёс Виктора и потерся об его бок. Один из подручных принес Денису автомат чудовищного веса, но он легко поднял его.

- Договор.

Показать полностью
0
Сытые сны
3 Комментария в Сообщество фантастов  

Глава восьмая: всё только начинается.


Проснувшись, я первым делом посмотрел на дату- время пришло. Переодевшись в удобную одежду (тапки все-таки не лучшая обувь для пустынь), я направился к холодильнику и достал произведение моего кулинарного искусства. Осталось решить еще два вопроса- вместе ли мы должны есть этот шоколад или нет и сколько шоколада должна съесть именно Талия. Вспомнив мультики в которых герои вместе принимали снадобья, я уже хотел было откусить кусочек, но начал рассуждать: готовил я? –я; чувства там мои?- мои, значит часть моей души и так уже присутствует в шоколаде, а значит остается вопрос сколько должна съесть Талия, но опять подумав, и решив, что жадность это плохо, я решил ей скормить абсолютно все. Завернув приготовленную шоколадку в самую красивую подарочную обертку которую только смог найти накануне, я съел оставшийся мой шоколад и приготовился ждать. Острота уже не казалась такой жгучей, и знакомая тяжесть охватила меня. Только бы не опоздать.

Солнце светило в глаза, но тепла как будто не было, ветер не качал деревья, а небо казавшееся таким голубым, почему-то стало серее. Оглядевшись вокруг, я заметил, что серым становиться все, деревья, песок, постройки, создавалось ощущение что цвета и краски пропадают из мира. Перепугавшись, что могу опоздать я побежал, побежал изо всех сил, гонимый страхом, и с каждой секундой он становился все сильнее. Добежав до дома и осмотрев ближайшие закоулки так и не найдя ее, я рванул на центральную улицу, направляясь в сторону сцены, решив, что Талия проводила последние часы жизни в том месте, которое ей было дорого, но пробегая мимо фонтана, на противоположной от меня стороне, краем глаза я заметил уголок платья.

Она лежала, ее кожа была словно пергамент, глаза были закрыты. Дрожащими руками я коснулся ее щеки, Талия медленно подняла свою руку и положила ее на мою. Она жива! Я успел!


-Талия! Это я Савва.


-Савва? Я так рада, что ты пришел, я думала о тебе, о нашей первой встрече, о том, как увидела тебя здесь и решила, что останусь в месте где мы впервые встретились- ее голос звучал тихо, было видно каких огромных усилий стоили ей эти слова.


-Тише, тише, побереги силы- я гладил ее волосы, сев на колени и положив на них ее голову, я достал шоколад.


-Посмотри, у меня получилось, я нашел способ спасти тебя, ты должна просто съесть его и все будет хорошо.


-Какая красивая обертка- она попыталась улыбнуться и кусочек откололся от ее щеки. В том месте где была ее кожа, виднелось желто-розовое сияние и ничего больше.


-Понимая, что время на исходе, я отломил шоколад и начал ее кормить.


-Ешь, не трать силы, все будет хорошо, я тебе обещаю.


-Так вкусно, я никогда не пробовала такого вкусного шоколада.


Съев все, она попыталась сжать мою руку в своей, но ей это не удалось, ей становится все хуже. Когда же подействует?! Ну же, я все сделал как было написано в этом рецепте!


-Талия, я не понимаю, я, я сделал все как было написано, почему тебе не становится лучше? – я плакал, слезы скатывались по щекам, а я гладил ее волосы и больше ничего не мог сделать.


-Просто моё время пришло, не расстраивайся, это обычный порядок вещей, в мире все рождается и умирает. Я рада мгновениям, проведенным с тобой. За то время что мы были вместе, я почувствовала себя самой живой, почувствовала себя человеком, девушкой, которая любит и любима. Спасибо тебе Савва. Я тебя ….


Не успев договорить фразу, Талия начала рассыпаться, по всему ее телу пошли миллионы маленьких трещинок, лицо руки, тело, даже одежда. Миг, и она рассыпалась, распавшись на тысячи искрящихся огоньков, которые продолжали висеть в воздухе, сохраняя очертания ее силуэта, но потом растаяли и они. Я продолжал сидеть на коленях, моля что бы она вернулась, не знаю сколько времени прошло, а я плакал и кричал, бил кулаками землю, разбивая их до крови, умолял всех богов которых знал, угрожал им, а вокруг была тишина. Через час, может два, а может день, исчезло небо, деревья, исчезли дома, фонтан, остался лишь клочок земли, на котором снова сидел мальчик и плакал, вновь потеряв самое ценное что смог обрести, но потом растаял и он.



Следующие несколько месяцев я почти не помнил. Для меня вместе с исчезновением Талии исчез и я. Я перестал ходить на работу и вообще чем-либо заниматься, кто-то приходил навестить меня, возможно это были друзья, но я не подходил к двери. Жизнь перестала для меня существовать, хотелось быстрее закончить её, до сегодняшнего дня.

-Сардинка, ну что ты мяукаешь? Я понимаю, что ты хочешь есть, но у нас нет еды. Понимаешь, чтобы купить еды, нужны деньги, а что бы их заработать нужно открыть дверь, выйти на улицу и найти себе работу, а я не могу- говоря все это, уже не в первый день, и подойдя к входной двери, открыл ее, тем самым показывая порядок действий коту, я начал ее закрывать, но кот, быстро пролез в щель и выбежал на улицу.


-Какой же я дурак! Сардинка, стой! – кричал я, убегающему коту. Перепугавшись, что глупый зверь попадет под машину, я побежал за ним. Было очень тяжело, долгие дни без еды и питья привели к тому что, я совсем ослаб, но о том, чтобы остановиться и отдохнуть не было и речи, я мог потерять последнее дорогое моему сердцу. Пробегая дворы, дороги, парки, стараясь не упустить кота из виду, постепенно осознавая, что не понимаю где нахожусь, я бежал дальше. Ноги налились свинцом, легкие горели, а перед глазами все расплывалось, и вот увидев, как кот забежал в какой-то магазин, остановившись перевести дыхание, я посмотрел на вывеску места в котором скрылся кот: кафе «Сытые сны» у нас вы найдете самые удивительные блюда. Аккуратно повернув ручку, и войдя внутрь, я замер. На прилавке сидел Сардинка, мурлыкая и что-то жуя, но замереть меня заставило не это. Он стоял у прилавка, повернувшись ко мне, не переставая гладить кота, иногда отвлекающегося на браслет с живой черной змейкой. Тихим голосом, смотря, как и при первой нашей встрече, своими карими глазами на меня, мужчина произнес:


- Добрый день, молодой человек.



Конец первой части.

Показать полностью
2
Фантастическая зарисовка №3 (+ две ссылками)
5 Комментариев в Сообщество фантастов  

….Он положил руку на плечо пилота и тихо произнес: « Это здесь, Тим. Снижайся».

Синий, обтекаемый космолёт плавно спускался к земле, вытягивая посадочные опоры.

Мужчина облачился в тонкий скафандр и надел гермошлем. Взявшись за отпирающий рычаг выходного шлюза, он медлил тянуть – нахлынули воспоминания. Здесь – в месте, куда они приземлились, был его дом …когда-то …до Войны.

Пять с лишним лет он провел на передовых в самом центре мясорубки войны – на богатой ресурсами Аркадии III . На третий год службы пришло сообщение от сестры. Она говорила, что на Земле сейчас сущий хаос, и вот-вот может грянуть атомная война. И вскоре она грянула. Затем он попал в плен и работал в шахтах. Когда война отгремела, несчастного военнопленного еще около года таскали по судам и следователям, пытаясь обвинить в трусости, предательстве и нежелании выбрать смерть вместо пленения. И вот - шесть лет спустя – он наконец-то смог вернуться на Землю, чтобы проститься с теми, кого здесь потерял.

Он опустил рычаг, и половинки шлюза с шипением разъехались в стороны. Тут же порыв ветра обдал его волной пыли и серой снежной крупы: мелкие песчинки застучали по лицевому щитку шлема и усыпали весь пол шлюзовой камеры.

Мужчина медленно спустился по трапу и осмотрелся: с тёмно-серого неба падали хлопья грязного снега. На крыше строения, которое когда-то было его домом, возвышалось какое-то дисковидное сооружение. Он решил выяснить, что же это такое, так как смотрел на дом и устройство сзади.

Обойдя дом, он понял, что это устройство является чем-то вроде большого прожектора. Мягкий желтоватый свет слегка освещал центральную улицу его родного посёлка. Некоторые чешуйки рефлектора отвалились и валялись под стеной дома, другие же частично потеряли своё отражающее напыление под беспрестанным воздействием пылевых бурь. Золотистый диск, словно персональное солнце возвышался над одноэтажными домиками посёлка.

«Видимо, так они пытались хоть немного заменить свет солнца, пропавший за неоседающими облаками сажи и пепла. И на какой это энергии он всё ещё функционирует?» — подумал он.

Ветер завывал в чёрных провалах выбитых окон и распахнутых дверей.

Он еще какое-то время побродил по посёлку, отрешаясь от отвратительной реальности, и воссоздавая его в воображении таким, каким запомнил до Войны. Зайдя в свой дом, он понял, что от того осталась лишь оболочка, скрывающая в себе агрегаты светогенератора. На заднем дворе мужчина закрыл глаза и вспомнил свой прекрасный яблоневый сад, каким он бывал в разгар цветения. Теперь здесь были лишь трубы, идущие из земли в проделанные в стене дома дыры.

Постояв еще немного, он направился к космолёту, оставив позади пустынные развалины, засыпаемые серым снегом в холодном свете искусственного солнца…

Показать полностью 1
1
Сытые сны.
0 Комментариев в Сообщество фантастов  

Глава седьмая: помощь капитана Сардинки.


Что за чушь? Какие еще эссенции любви? Да и вообще, это не рецепт, а детские записки. С другой стороны, Гретей вроде как тоже не реальное место. Лучшего способа я не нашел, поэтому будь что будет. Aji Charapita- сверяясь в правильности написания, я решил обратиться за помощью к интернету, и вот какой был результат: перец.


Это был просто острый перец. Заходим в онлайн магазин, купить, так, так, минимальный вес сто грамм, цена… две с половиной тысячи долларов!!!! Да за что? Это блин перец! Я чуть не задохнулся от возмущения. Проверив другие магазины, я убедился, что дешевле цены я не найду. Не секунды не раздумывая. Я начал обзванивать всех своих знакомых, выгреб до последней копейки все свои накопления, и уже хотел было совершить покупку, но и тут меня поджидала неудача-доставка. Срок доставки составлял неделю, у меня же в запасе было всего четыре дня, премиум доставка составляла три дня, но приходилось доплатить еще десять тысяч рублей, у меня не оставалось денег, но я не сомневался, я должен был во что бы то ни стало спасти ее.

Совершив покупку, переживая о сроках доставки и накручивая себя, не заметив, как напряжение взяло верх, я уснул. Проснувшись ни свет, ни заря, разбитый и опустошенный, я принялся составлять маршрут мест, где можно купить оставшиеся ингредиенты.

Поиск эссенции любви не дал ни каких результатов, решив, что смогу что- нибудь придумать, запихав в рот остатки еды из холодильника, я отправился за недостающими продуктами.

Вернулся я затемно и ужасно уставший, оббегав весь город я все же смог собрать нужное мне, для этой сомнительной затеи. Меня на протяжении всего времени мучали вопросы: как готовить, как наши души смогут объединиться, и как правильно применить шоколад? Перечитав уйму форумов, российских, зарубежных, я ничего не нашел. Разозлившись я со всей силы ударил по столу кулаком. Кот спавший у меня на ногах выгнул спину и зашипел. Кружка с недопитым чаем упала, и чай стал капать мне на ноги. Почему я могу сделать так мало?! Почему не могу помочь?! Боль разрывала меня изнутри. Я был очень зол и напуган, ведь, единственное что может помочь находилось за гранью здравого смысла.

Готовить без наличия всех ингредиентов было глупо, и решив, что лучше отдохнуть и не распалять себя я отправился спать.

Она смеялась, танцевала, казалось свет исходит прямо от нее, окутывает, и становиться так уютно и тепло. Хочется раствориться в нем полностью, и навсегда. Талия. Ее гладкая кожа, глаза, изгибы, завораживали и манили. Но вот кусочек откалывается от щеки, потом еще один от рук и она рассыпается.

ТРРРРРРРРРРРР! ТРРРРРРРРР! Звонок в дверь, смахивая последние остатки ужасного сна, я подхожу к двери, открываю, курьер.


-Пожалуйста распишитесь. – расписываюсь не смотря, выхватываю коробку и захлопываю дверь. Недовольное бормотание доносится с той стороны, но для меня это уже не играет роли. Я направляюсь на кухню и сразу начинаю готовить.


Хоть и рецепт кажется очень простым, всего то добавить пару ингредиентов, но мои руки тряслись. Я сверялся каждую минуты с записями, чтобы не ошибиться ни на грамм. По лбу стекали капельки пота, футболка прилипла к спине, но я не замечал этого, все мое внимание было поглощено шоколадом. Меня не покидало странное чувство, что это все происходит со мной не в первый раз. Размешивать молоко, топить масло на водяной бане, даже добавление перца, все эти движения казались родными, знакомыми и привычными, я и сам не заметил, как были выполнены все условия кроме двух последних: эссенция любви и охлаждение. Время шло, а я стоял и думал что же мне делать, исходя из инструкции эссенция была важным ингредиентом, раз без нее терялся эффект, но как ее добавить я не мог и представить.

Кот, наблюдавший с огромным любопытством на творящийся на кухне хаос слез с холодильника и направился ко мне. Боднув мою руку своим лбом, он настойчиво выпрашивал что бы его погладили, отвлекая тем самым меня от размышлений, и как я не пытался сконцентрироваться, пушистый комочек нежности и радости все такие знал свое дело. Вообще, хоть и говорят, что кошки независимы и делают то,что им вздумается, Сардинка был не такой, он всегда поддерживал меня в трудную минуту.

Когда я бы маленьким, наверное в возрасте десяти лет, я возвращался с прогулки в детский дом, на улице уже была поздняя осень, шел дождь и погода заставляла грустить и впадать в уныние весь город. Мой путь пролегал рядом с магазином по продаже запчастей для лодок, яхт, и других различных судов. Проходя мимо в моем воображении рисовались картины, старых морских сражений, скрип мачт, волны ударяющие в борт корабля, команда шедшая на абордаж, ради славы, наживы и просто ради жажды приключений; Герои исследовавшие новые земли, не знающие страха, с верой в свои силы и помощь верной команды. Каждый раз мое воображение рисовало новые сцены эпичного масштаба, от которых захватывало дух, и сердце стучало быстрее, поэтому я старался выбирать маршруты, которые так или иначе пролегали мимо этого магазина.

Волею судьбы тот день стал для меня особенным, хотя я об этом еще и не догадывался. Проходя рядом с витриной, и как всегда отдавая волю своей фантазии, я заметил размокшую от дождя картонную коробку, уж не знаю чем она привлекла мое внимание, но присмотревшись, я заметил котенка. Отроду ему было около двух-трех месяцев, цвет было не разобрать, мех был грязным и сырым, а котенок был напуган. Жалобное мяуканье было почти не слышно, лапки ели держали его и он постоянно падал. Подойдя поближе и протянув руки, чтобы взять этого малыша, я замер. Увидев меня, котенок выгнул спину и попытался зашипеть, наши взгляды встретились, и это был взгляд не маленького, брошенного зверька, в его глазах я увидел смелость, злость, и узнавание. Даже тогда понимая, что этого не может быть, прогнав наваждение, я начал медленно приближаться к нему, когда расстояния оставалось совсем мало, быстрым движением я заключил его в свои объятия, и вспышка боли пронзила мою руку. Зубы юного зверя проткнули мне кожу на руке, и капелька крови окрасила его белый клык в красный. Я конечно же понимал, что это от страха, и ни капельки не разозлился, хоть боль была и очень сильной для простого укуса. Поняв, что ему ничего не угрожает котенок свернулся калачиком прямо на моих руках и моментально уснул. Пристроив его в более теплое место – под куртку, я стал думать как мне быть. В приюте мне его оставить конечно же не разрешат, но и бросать его одного, под дождем, было выше моих сил. Воспоминания о моих родителях, были еще слишком свежи и болью отзывались в сердце. Понимая, что совершаю глупость, я понес его к себе, в надежде что смогу скрывать его у себя в комнате, но прежде нужно было решить не менее важный вопрос, а именно имя. Уж не знаю, или ассоциация с кораблями, или из-за дождя, который не переставал идти, в голову мне пришло только одно –Сардинка. Довольный этим именем я тихо произнес его на ушко котенку, на что он лишь дернул лапкой и продолжил спать. Сделав пару шагов, я заулыбался, мы ведь вдвоем только что пережили целое, пусть и маленькое приключение.


-Капитан Сардинка. Да, так определенно лучше- сказал я ни к кому, не обращаясь и поспешил в приют.


Чувства нахлынули на меня, я взял кота на руки и прижал к себе.


-Как же я тебя люблю ,Сардинка- прошептал я, целуя его мокрый и холодный нос.


-Вот оно! Спасибо, друг! – я поцеловал его еще раз, и хоть ему это явно не понравилось ,мне было все равно (захотелось и все тут).


Чувства- вот что может подойти. Талия, девушка с непослушными белокурыми волосами. Наша первая встреча, ее испуг, забота, сам не понимая почему я начал петь:


Ветер гуляет средь песков

Уносит печаль через толщу веков.

Смех, улыбки и радость детей,

Все растворилось в пустыне Гретей.

Забыты проблемы, забыт и их быт.

Остался лишь город, что под солнцем лежит…

Но когда-то прекрасен он был, и велик.

И люди любили там кукол своих.

Их делал там каждый,

Будь он молод иль стар

Красивые куклы, их лиц идеал

Красотою своею спасая от бед,

Куклы те пели, и голос сияя,

Словно звезд яркий свет.

Печаль изгонял и сердца тех людей.

Чьи души забыты в пустыне Гретей.


У меня нет красивого голоса, да и петь я не умею, но это было не главное, главное любовь! Вот он секрет, как я раньше не мог этого понять, что я люблю ее. На первых строчках мой голос дрожал, но постепенно его наполнила сила моих чувств, я представлял ее, ее запах, смех, пусть и короткое время вместе, но такое волшебное, страх ее потерять, страх, что наша следующая встреча может быть последней, но я пел не останавливаясь, не понимая ничего происходящего вокруг, пел пока относил шоколад в холодильник, после чего тьма окутала меня.

Показать полностью
49
Любительский постер к советской фантастике 1935 года
7 Комментариев в Сообщество фантастов  
Любительский постер к советской фантастике 1935 года
3
Фантастическая зарисовка №1
0 Комментариев в Сообщество фантастов  

Время от времени у меня случаются приступы графомании, и тогда на свет появляются вот такие НЕнаучно-фантастические недоноски. Надеюсь, все знают, что стоит за определением "графомания", и не будут излишне упрекать меня в поверхностности написанного.

Но я всё равно готов принимать удары ваших тапок, внимать голосу конструктивной критики, и, по мере возможности, отстаивать своё мнение.

Все зарисовки были написаны в период лето 2016 -2017 г. Буду публиковать не в хронологическом порядке ( не знаю,стоит ли совсем коротенькие - в один-два абзаца - зарисовки публиковать?)


Итак, №1:


...Он всю жизнь мечтал оказаться в космосе: зависнуть в чёрной пустоте, наблюдая, как неспешно вращается исполинский шар Земли; заглянуть в звёздную бездну, пытаясь хоть немного воспринять и прочувствовать свою ничтожность; всем своим существом ощутить, но не понять, так как это невозможно, бесконечность и неимоверную древность вселенной; испытать такие эмоции, которым он уже не мог дать описания.

Сколько раз он путешествовал по космическим просторам, наблюдая, как рождаются галактики и гибнут звёзды, а потом пробуждался в постели с горечью, доводящей до слёз, осознавая, что это лишь сон.


Когда он был молод, космос пускал к себе лишь избранных. Когда полёты стали только роскошью, он был уже слишком стар (хотя и очень обеспечен) и Смерть уже посеяла в нём свои семена. К моменту изобретения Технологии болезнь подбирала последние крошки со стола, где пировала его телом, а Смерть готовилась пожинать плоды. И лишь когда Технология и "тела" прошли обкатку и стали доступны всем желающим (и имеющим деньги), у него появился редкий шанс осуществить мечту. Но нужно было спешить...


***


Он полулежал в специальном кресле. Голова была закреплена в нише устройства для ретрансляции сознания, которое как по мановению волшебной палочки перенесёт его "я" в безжизненный механический манекен - "тело". Его "тело", пристёгнутое ремнями, висело в невесомости, в тёмном шлюзовом отсеке космической станции, в сотнях километров над Землёй. На то, чтобы оно было собрано и доставлено туда, он потратил почти все сбережения.


- Все подготовительные этапы завершены. Вы готовы? - спросил молодой человек, стоявший за приборной панелью устройства.


Старик в кресле глубоко, с хрипом вдохнул и с мечтательным выражением на лице закрыл глаза. Его слегка трясло от волнения перед предстоящим. Страха смерти не было, хотя он и понимал, что жить осталось несколько часов, а может быть и того меньше. Лишь предвкушение грядущего события.


Не открывая глаз, он сказал: "Готов". Работник у пульта щёлкнул тумблером...


***


Там, наверху, прижатое к мягкой стене ремнями "тело" дёрнулось, словно от удара током. Каждая искусственная мышца напряглась, пальцы изогнулись в судороге. Это длилось всего секунду, затем всё расслабилось. Распахнулись веки и одновременно с этим мягкий белый свет, лившийся из стен, осветил отсек.


Какое-то время он разглядывал своё тело, одетое в тонкий, облегающий комбинезон серого цвета, двигал руками и ногами.


- Приветствуем Вас на Станции, - голос звучал, словно у него в голове.


- И вам привет! - он продолжал разглядывать себя. - Дружище, а не мог бы ты уже отпустить меня с привязи ? - он дёрнул руками опоясывающие тело ремни.


- Вы прошли гипнотический сеанс по основам передвижения в открытом космосе и невесомости, верно?


-Да, да! Всё узнал и научился - два часа делов! - он весело усмехнулся и посмотрел на утопленные в ладони сопла миниатюрных маневровых двигателей. Точно такие же были и в стопах. - Готов!


С мягким щелчком ремни вышли из замочного устройства на его груди и втянулись в стену. Он завис в нескольких сантиметрах над полом.


- Мммм... знаю, времени у вас немного, - голос, звучавший в голове, будто бы замялся, - поэтому не буду медлить - через минуту открываю шлюз. Воздух из вашей камеры уже откачан - не беспокойтесь.


Шлюзовой люк медленно открылся, впустив в отсек Космос.


Он бросил лишь взгляд в раскрывшееся отверстие и тут же зажмурился : первобытный страх попытался захлестнуть разум , но тот среагировал мгновенно, подавив необузданную мысль в зародыше. "Бояться нет смысла. Здесь со мной ничего случиться не может, а там - на Земле...." - он медленно открыл глаза и оттолкнулся от пола в направлении люка.


Крошечная фигурка грациозно вынырнула из станции и зависала на фоне исполинского, тёмного диска Земли, покрытого паутиной оранжевых клякс городских огней.


Он заворожено, распахнув рот, разглядывал планету. Взгляд скользнул чуть выше, а там ... Бездонная пропасть, запредельная высь, полная звёзд!


Высокочувствительные матрицы искусственных глаз позволяли ему видеть бесчисленное множество крошечных огоньков. Короткий манёвр двигателями - и он развернулся лицом к бездне, попытался впустить её в себя, ощутить, осмыслить.


Ни верха ,ни низа - лишь диск Земли ,да медленно удаляющаяся станция служили ориентирами в непривычном пространстве. Манёвр - и планета оказалась у него под ногами . Ещё манёвр - и она была над головой.


Он перестал мыслить, а лишь ощущал, пропитывался, лицезрел, время от времени выписывая пируэты в пустоте. Словно из далёких глубин подавленного величием Космоса сознания до него долетели слова:


- ….взглянуть на рассвет? А? Рассвет из космоса? Мы заходим на очередной виток и скоро сможем вас подобрать. Поравнявшись с станцией, включайте маршевые двигатели, чтобы нагнать нас и сравнять скорости. Затем цепляйтесь за что-нибудь.


- А? Рассвет?! Да-да, конечно, дружище, жду вас. - он очнулся от созерцательного оцепенения.


В нужный момент он активировал маршевые двигатели, смонтированные в компактном модуле на спине "тела": над соплами засветились фиолетовые короны плазмы. Не прошло и полминуты, как он уже ухватился рукой за фермы , несущие солнечные батареи, просунул ноги между стальных трубок и ,закрепившись понадёжнее, уселся там.


Спустя полчаса станция приблизилась к освещённой стороне Земли.


- Смотрите, сейчас начнётся! - восхищённо произнес голос человека, общавшегося с ним.


Сбоку, над диском планеты стала проявляться бледно-голубая каёмка. По мере движения станции цвет каймы дополнялся лазурным и оранжевым оттенками, становясь всё ярче и ярче; заблестели синие лоскуты океанов, проявились белые острова облаков.


Он зачарованно наблюдал за происходящим явлением, когда изображение перед глазами жутко исказилось : сплющилось ,пошло волнами, зарябило , а потом и вовсе исчезло . Но лишь на секунду . Затем оно снова появилось , опять пошло безумными волнами и успокоилось.


- Проклятье! Нет, нет, нет ,нет ,нет ! Только не сейчас! Почему так рано?! - в его голосе послышались плаксивые нотки, - Эй,вы, сделайте там что-нибудь! - он стал суетливо озираться ,словно искал , к кому конкретно обратить свои мольбы.


Он услышал у себя в голове тяжёлый, глубокий вздох:


- Вы знаете, что происходит и знаете ,что никто ничего изменить не сможет.


-Но я ещё не готов! Я хочу увидеть Солнце! Пожалуйста?!


-Сол.... ый диск .... ет виден уже оч... ск.. о. - звук стал пропадать урывками одновременно с исчезновением изображения.


И вновь темнота. А теперь всё в норме. Темнота. В какой-то момент, после возвращения зрения, он понял ,что сейчас не просто пропадало изображение , а полностью связь с телом: он отключился и был и не на Земле, и не в космосе.


"Соберись! Соберись! Давай! - он, сконцентрировавшись, смотрел на свои сжатые кулаки, мелькавшие в стробоскопе помех и отключений. - Потерпи ещё немного, ещё чуть-чуть." Мельтешение и искажение картинки постепенно прошло. Он поднял взгляд вперед. В этот момент в центре окаймлявшей Землю дуги образовался яркий холм. На глаза автоматически надвинулась плёнка светофильтра.


"Это великолепно! " - он подался вперёд, всматриваясь.


Изображение снова изогнулось и затряслось....пропало, вновь появилось.


- Чёрт! Чёрт! Проклятье! - он опять посмотрел на свои руки, успокаиваясь. Затем вытянул ноги из фермы, оттолкнулся , и поддав двигателями отлетел от станции. - Спасибо за чудесную прогулку, парни!


Никто ему не ответил. Играя бликами на секциях батарей, станция уносилась сквозь пустоту к солнечной стороне планеты. Остановив движение, он завис и разглядывал Землю, потом ,словно спохватившись, резко обернулся к бездонному провалу Космоса. На искусственном лице - блаженная улыбка. Помехи. Темнота...

Фантастическая зарисовка №1 фантастика, Короткий рассказ, ненаучная фантастика, только учусь, длиннопост
Показать полностью 1
21
Рассказ "Гость". Часть 4. (22, 23)
10 Комментариев в Сообщество фантастов  

Начало здесь.


Глава 22. Горин.


- Ну, не плачь! Живые же! - я обнял Дашу, стараясь успокоить хлынувший из её глаз поток слёз, но она зарыдала ещё сильнее:

- Я чуть с ума не сошла, когда поняла, что случилось! Это ужасно! Я даже представить не могу, как ты смог столько времени продержаться и не свихнуться!

- Не бойся, о нас узнали, и теперь всё будет хорошо! - Я гладил Дашу по голове, пережидая пока со слезами из неё выйдет шок и ужас от абсолютной беспомощности, что когда-то испытал и сам.


Спустя минут пять слёзы закончились, и Даша, лишь изредка всхлипывая, немного отстранилась и заглянула мне в глаза:

- Стас, что ты думаешь дальше делать?

- Что "он" тебе сказал? - Я решил отвлечь девушку, заняв более близкими темами.

- Что я в теле его девушки, и он ей всё рассказал. И что они с профессором, Даша прервалась и воскликнула:

- Кстати! Здесь тоже есть Исаев! Только он показался мне каким-то другим, более человечным что ли…

- Если здесь есть мы с тобой, почему бы не быть и Исаеву? - я улыбнулся, - Меня гораздо больше удивило и очень обрадовало, что "он" и "она", - я по очереди ткнул пальцем в себя и Дашу, - и в этом мире встретились. И не просто встретились, а живут вместе! Представляешь?!


На щеках девушки проступил румянец:

- Я тоже этому очень рада, - она улыбнулась и посмотрела мне прямо в глаза, - От судьбы не уйдёшь?


Глядя в её заблестевшие глаза, я ощутил, что все мои горести и беды отошли на задний план и сейчас стали не важны. Прикоснувшись ладонью к её щеке, я легонько потянул Дашу к себе — она не сопротивлялась, а через мгновение мир вокруг перестал для меня существовать.



Спустя несколько минут мы сидели обнявшись и просто молчали. Говорить не хотелось. Хотелось просто вот так сидеть и не двигаться, но проблемы сами по себе не решатся, и я нарушил сложившуюся идиллию:


- Сколько у нас есть времени? "Он" не сказал?

- Не знаю точно, - вздохнув откликнулась Даша, - Сказал, что снотворное будет действовать около двух часов.

- А сколько прошло?

- Минут пятнадцать-двадцать, наверное. А что? - Даша, немного отстранилась, - У тебя есть какие-то идеи?


Я отрицательно качнул головой, собираясь сказать, что пока идей нет, но меня опередил негромкий, можно даже сказать, деликатный, стук в дверь.


- Это, наверное, Исаев, - Даша чуть отодвинулась от меня, поправляя платье, и громко сказала:

- Войдите!


Вошедший в кабинет выглядел моложе того Исаева, что был в прошлом мире. Он вообще был моложе всех Исаевых, знакомых мне.


- Добрый вечер, Станислав, - поздоровался он, - Даша уже сказала мне, что в… кхм.. в мире, откуда вы пришли, также есть… ээээ… - профессор слегка помялся, подбирая слово и покачал головой:

- Мда! До сих пор не могу поверить! В общем, в вашем мире есть я, и мы с вами уже знакомы.


- Добрый вечер, Пётр Семёнович, - я кивнул, - Действительно вы там есть, хотя и не скажу, что наше знакомство было для меня приятным — я чуть не погиб от вашей руки. Спасибо Даше, - я кивнул на наблюдавшую за нами девушку, - спасла в последний момент!


Исаев сдёрнул очки, потёр их тряпочкой и снова нацепил на нос:

- Вот как? Очень жаль! Надеюсь, вы дадите мне, так сказать, второй шанс?

- Третий, Пётр Семенович! А если считать по мирам, в которые я по воле ваших открытий попадал — так вообще четвёртый!


У профессора отвисла челюсть:

- Четвёртый? Наш мир для вас четвёртый?


Я кивнул, и глаза профессора загорелись огнём учёного, наткнувшегося на что-то совершенно новое и невероятное:

- Станислав! Вы должны мне всё рассказать!

- Чтобы вы нас с Дашей отправили ещё куда-нибудь? - я усмехнулся, а рука Даши, сжимающая мою, напряжённо сжалась.

- Нет! Что вы! - профессор, разрываемый любопытством и пониманием, что в других мирах наши встречи добром для меня не кончились, явно не знал что сказать. Он снова потёр очки тряпочкой, растерянно глядя на нас. Водрузив их обратно, он вдруг выпрямился, словно став выше на пару сантиметров, и заявил:

- Я не знаю, что произошло в других мирах между... эээ... так сказать, мной и вами, Станислав, но я сделаю всё, что в моих силах, чтобы это знакомство для обеих сторон принесло только пользу! Я обещаю, что помогу вам, чем только смогу!


Я глянул на Дашу:

- Поверим профессору?


Поколебавшись пару секунд, Даша кивнула, и я протянул Исаеву руку:

- Договорились!


Пожав руку профессора, протянутую им в ответ, я вернулся к Даше, а Пётр Семёнович, достав из кармана халата диктофон, устроился напротив нас и открыл было рот, но я опередил его:

- Для начала: сколько у нас ещё времени есть?

- Вы про снотворное? - догадался профессор и глянул на часы, - Думаю, около часа, может чуть больше.

- Понятно, тогда давайте так: я рассказываю свою историю, а вы не перебиваете и все вопросы зададите после.


Профессор кивнул, и я начал свой рассказ.



Глава 23. Горин.


Выполняя уговор, Исаев слушал молча, делая пометки в своё неизменном блокноте, увидев который в очередной раз, я убедился, что многие привычки и пристрастия неизбежны


Когда я закончил, Пётр Семёнович несколько секунд задумчиво листал свой блокнот, изредка шевеля губами, перечитывая написанное, и, наконец, поднял голову:

- Станислав, правильно ли я понимаю, что вы отказались от эээ… захвата этого тела и, скажем так, устранения его хозяина?

- Да, - я кивнул, и Даша снова крепко сжала мою руку.

- Понятно. - Исаев кивнул и что-то записал в своём блокноте, - Даша, а вы поделитесь вашей историей?


Даша молчала, и я недоумённо посмотрел на неё:

- Расскажешь?


Девушка покачала головой:

- Нет, - она посмотрела мне в глаза, - прости, Стас, но нет.

- Почему? - я удивился ещё больше, - Ведь сейчас мы с тобой в безопасности!


Она, нахмурившись, молчала, и я заметил, что в её взгляде отражается какая-то внутренняя борьба. Наконец, Даша вздохнула и погладила меня по щеке:

- Поверь, я очень хочу тебе всё рассказать, но пока не могу.

- Пока? - я уже ничего не понимал.

- Пока, - кивнула Даша, - Когда придёт время — ты всё узнаешь.


Я поднялся, продолжая смотреть на неё:

- Даша, что происходит? Почему ты не можешь всё рассказать сейчас? Тебе профессор мешает? Пётр Семёнович, - я обернулся к Исаеву с намерением попросить его оставить нас наедине, но Даша меня перебила:

- Профессор не причём!


Абсолютно сбитый с толку, я раздражённо обернулся к ней:

- А кто причём?!

- Стас, пожалуйста, не злись! - Даша грустно улыбнулась, - Ты обязательно всё узнаешь, только не сейчас!

- Да какого чёрта?! - я вскипел и повысил голос, - Почему не сейчас?!

- Стас! Пожалуйста! - на глазах Даши снова заблестели слёзы, - Не обижайся! Я правда очень сильно хочу тебе всё рассказать, но не могу! Пока не могу!


Даша говорила так искренне, что мои злость и раздражение моментально схлынули, оставив после себя чувство вины — словно я накричал на маленького ребёнка. Я снова сел на разложенное в кровать кресло, и Даша тут же взяла меня за руку, заглядывая в глаза:

- Если бы всё зависело от меня — ты всё узнал бы прямо сейчас!


Я молчал, разглядывая её заплаканное лицо. В отличие от меня и профессора, в этом мире Даша выглядела абсолютно также, как и в предыдущем — словно вместе с её сознанием переместилось и её тело. И если бы я лично не сделал инъекцию, то решил бы, что так и есть.


- Почему ты не можешь всё рассказать сейчас? - тихо спросил я у потупившей взгляд девушки.


- Потому что не имеет на это права! - Негромкий голос, раздавшийся из полумрака другого конца кабинета, заставил всех троих дружно подпрыгнуть и повернуться на звук. Человек, стоящий у дальней стены, оставаясь в тени, подождал пока мы оправимся от шока и продолжил:

- Здравствуйте, Пётр Семёнович, - он кивнул Исаеву, - здравствуйте, Станислав, - кивок мне, - Привет, Даша! Прими мою похвалу - ты отлично справилась с заданием.


Я обернулся к вскочившей следом за мной девушке:

- Даша, что происходит? Кто это?


(продолжение следует...)

Показать полностью
17
Зомбоград. Глава 9.
7 Комментариев в Сообщество фантастов  

Бежали уже по трупам. Конечным трупам. Денис на ходу замечал сквозные дыры от КПВТ. Что это такое, Денис узнал от Ивана. Через некоторое время он услышал и увидел эту громадину. КПВТ выплюнуло очередь и звуки моторов за их спиной захлебнулись.

Они забежали за легкие укрепления военных и смогли перевести дух под прицелом двух десятков автоматов.

- Кто такие?! Какого х.я тут забыли?! - Вопросы задавал мужик лет сорока с капитанскими погонами.

- Мы спец отряд от Фармазонт. - Вперед, подняв руки, вышел Сергей. - У нас задание по сбору образцов, но по пути вляпались.

- Убрать оружие. - скомандовал капитан чуть спокойней своим. - Первое и второе на периметр. Третье и вы — за мной.

Вместе с капитаном и десятком сопровождающих солдат они отправились в сторону какого то здания, которое заменяло одну из границ периметра. В общей сложности Денис насчитал около сорока солдат. Вроде бы не много, но постоянно какая то суета. Обезоруживать их не стали, тут это было нецелесобразно.

- Как вы вообще сюда попали? Как вы вообще до центра добрались? - Войдя в здание, капитан смог перейти на спокойный тон.

Он налил себе чаю и вопросительно посмотрел на Сергея.

- С нами вышла на связь группа сопротивления, контролирующая вторые ворота. Взамен на гуманитарную помощь они обеспечили нас проводником для выполнения миссии… - Сергей увидел как расширились глаза капитана. - Что то не так?

- Какое, бл.дь, сопротивление? Какой проводник?! Последних живых Юленька выковырила лет семь назад из бункера, в котором эти дебилы танцевали на смерть.

- Вот этот. - Финик почувствовал, как ему в затылок уперся пистолет Дмитрия. - Сука, я так и знал.

- Диман, что происходит? - Сергей и остальные неуверенно начали поднимать оружие, еще не до конца понимая, в кого стрелять.

- Город давно мертв. Абсолютно! - Капитан тоже достал оружие и направил на Финика. - Никакого сопротивления нет, а те ворота, через которые вы прошли, контролируются тварями. Кто ты?

- Давайте успокоимся. Я помню живых людей на воротах. - Сергей все еще надеялся на ошибку.

- А лица ты их видел? Они разговаривали?

- Но главный же говорил, я точно помню…

- Серег, это и был Финик. Финик не мог знать про вопрос о транспорте. А шрамы? - Дмитрий улыбался. - Где его шрамы, у него их должно быть много. Я сам помню только три раны на лице, но они все зажили, даже следов нет. Он королеву пауков и суккубу один победил, хотя сам говорил, что это не возможно. И он знает все о мутациях, как будто одни изучал, а другие…

- Сам проводил… - Денис в шоке смотрел на Финика. - Ты… Вы Виктор?

Финик, он же Виктор, глядел в пол и грустно улыбался.

- Зачем же ты тогда все это провернул? - Сергей ошалело смотрел на Виктора.

- Затем, что все его войско покрошила Юленька. Это его бывшая помощница по опытам. - Капитан достал рацию. - А вы ему нужны, что бы дойти до его первой лабораторий. Там до сих пор какая то война, значит внутрь Юленька еще не проникла. Мы как раз туда направлялись.

- Серег… - Виктор посмотрел на наемника. - Я просто хочу исправить то, что натворил. Для этого мне нужно забрать из лаборатории некоторые вещи, которые помогут остановить Юлю навсегда. Уничтожить мутантов после этого будет просто вопросом времени.

- Не слушай его. - Дмитрий ткнул пистолетом в голову Виктора. - Вяжем его и живым доставляем в корпорацию. Ботаников кончим, их долю отдадим воякам и все довольны.

У Дениса зашевелились волосы на голове. Их кончат после того, что они прошли вместе. Он так просто говорит об этом, а Денис еще тратил на него свои личные лекарства.

- Звучит разумно. - капитан что-то прикинул в уме. - Тела в яму, концы в воду, проход мы вам обеспечим, а с Юленькой мы и сами как нибудь справимся.

- Не справитесь. - Виктор выпрямился и посмотрел в глаза капитану. - Она проводит опыты с клонированием, я сам видел. Только я…

- Ты? У тебя нет твоей армии… - здание тряхнуло и капитан спросил в рацию. - Что там у вас?!

- Нападение… Лишились пулемета и БТР… Вооруженные… похожи на людей… - Сквозь помехи и шум выстрелов донеслось из рации.

- Кто тебе сказал, что у меня нет армий?!

Виктор резко присел, ударил Дмитрия поддых и прыжком ушел из комнаты в дверной проем.

- Не уйдешь. - Дмитрий побежал следом.

- Ботаников в расход, пятеро за мной! - Капитан с пятеркой бойцов помчался за Дмитрием и Виктором на ходу крича в рацию. - Все, снимаемся, и в лабораторию!

Оставшиеся пять солдат проводили капитана взглядом и повернулись к ученым выполнить приказ но наткнулись на пять стволов, смотрящих на них. Наташа стояла чуть в стороне и не пыталась поднять оружие, лишь ошалело смотрела со стороны.

Даже в глазах Насти читалась уверенность вперемешку с обреченностью. Денис понимал всю безвыходность ситуаций, но то, что остальные наемники были против их убийства, заставляло искать надежду на выживание. Он посмотрел на солдат. Нет, не призывники, контрактники. Наглые и уверенные в себе, ради денег они готовы были пойти дальше, чем наемники.

Опять шум на краю слышимости. Сквозь звуки стрельбы и взрывов на улице Денис слышал сначала звон разбитого стекла, потом какое то шуршание и вот тихий рык…

Один солдат резко упал и его кричащего что-то вытащило из комнаты. Пока другие солдаты поворачивались, на одного из них прыгнула зубастая тварь. Трех других, пользуясь суматохой, убил Сергей и приготовился стрелять в тварь, но Денис остановил его.

- Это псы Виктора. Они нас сопровождали с самого начала. - Денис рассматривал мутировавшею собаку.

Мутация проявилась лишь в размере. Просто большие питбультерьеры.

Вторая собака с окровавленной мордой вошла в комнату. Оценив обстановку она мотнула головой, позвав людей за собой.

- Она нас… зовет? - Настя мелко дрожала.

- Да. - Денис успокаивающе приобнял девушку и повел за собой. - Думаю, они нас отведут к Виктору. Не просто же так он нас спасал.

- Выбора все равно нет. Но лучше с тварями, чем с продажными военными. Походу тут самый скот собрался, хорошая видать кормушка. - Сергей направился за Денисом и остальные последовали за ним.

Псы вывели их в очередную комнату, где металлическая решетка была просто напросто вырвана. Снаружи их ждали люди… зомби… Денис так и не определился, как называть тех, кто их встретил на воротах. С другой стороны здания велся бой и подручные Дениса жестами показали им бежать. Псы по бокам, подручные за спиной на ходу отстреливались от военных а впереди… Впереди Дмитрий на вершине каменной лестницы догнал Виктора. Хотя Виктор дал себя догнать.

Дмитрий свалил Виктора на ходу и после короткой борьбы они встали лицом к лицу на мраморной площадке. Наемник демонстративно отбросил оружие и достал нож. Виктор последовал его примеру, но нож доставать не стал. Он просто уклонялся, разведя руки ладонями вперед.

Взмах. В сантиметре от лица. Еще взмах. Снова не хватило какого то сантиметра. Виктор просто дразнил Дмитрия. Взмах, еще и еще. Все мимо. Наконец Дмитрий не выдержал и нанес колющий удар, целясь в сердце. Виктор легко перехватил руку с ножом и через мгновение другой рукой коротким ударом сломал локоть. Наемник зарычал от боли, но сделать уже ничего не мог. Виктор, не отпуская руку встал напротив Дмитрия и прямым ударом ноги сломал колено, выбив его в негнущуюся сторону. На этот раз наемник уже кричал от боли. Виктор обошел его со спины, обхватил за шею и резко дернул в сторону. Что-то хрустнуло и тело Дмитрия упало на мраморный пол.

Виктор дождался остальных и как ни в чем ни бывало махнул следовать за собой.

- Армий у меня нет, ага. Да Юля одна, без армий их всех передавить может. Как комаров, которые сосут последнюю кровь из этого города. - Виктор на ходу делился тем, что у него на душе. - Прикормились тут, мародеры хреновы, людей больше меня загубили.

Они забежали в театр, когда за спинами по лестнице появились военные.

- Аня, Таня! - При этом окрике по бокам от лестницы уже внутри театра начали поворачиваться на шарнирах фигуры.

Денис на мгновение замер. Это были зомби, девушки в прошлом, у которых вместо рук были… Денис видел такое в фильмах… Миниганы? Нижняя половина тел тоже отсутствовала, вместо нее тела ниже пояса переходили в металлическое основание на шарнирах. Виктор забежал на лестничный пролет и сел лицом к выходу, скрестив руки, а по бокам от него легли псы.

В здание ворвались военные. Сразу, одной толпой… Смерть самонадеяных не заставила себя ждать. Девушки, что то напевая, превратили оставшихся военных вместе с капитаном в кровавый фарш, до того, как кто-то из них успел выстрелить.

Показать полностью
0
Госпожа.
2 Комментария в Сообщество фантастов  

Писала давно. Делюсь с вами. Лично мне нравится, но хочется всё же получить независимую оценку. Заинтригует, выложу ещё))


Начало.


Свадьба! Вереница разнаряженных воздушными шариками и разноцветными лентами автомобилей. Огромная кукла в пышных кружевах, гордо восседающая на капоте белоснежной "Волги". Счастливые матери умильно утирают слёзы, а чуть пьяненькие отцы украдкой оттягивают заботливо повязанные жёнами узлы галстуков. Тут же трутся предвкушающие халявную выпивку друзья жениха и сгорающие от зависти подружки невесты.

Всеобъемлющее веселье и томящее ожидание чего-то нового, доселе неизведанного. Грудь распирает от радости, а колени прыгают от страха. Сидишь такая: вся в белом, волосы уложены, лицо намакияжено, туфли немного жмут. В голове восхитительно пусто, только где-то на задворках сознания бьётся предательская мысль: "И как же меня угораздило то, а..?" Но это у других, а у меня как всегда всё наперекосяк.


В машине душно, и я то и дело промакиваю вспотевший лоб влажной салфеткой. Вон, уже целая куча на полу скопилась. Июльское пекло сплавило заботливо нанесённый макияж в египетскую маску, а тугой корсет мешает глубоко вздохнуть.


Ну почему я позволила Олегу уговорить себя именно на этот день? Отчего, к примеру, не сыграть свадьбу ранней осенью, когда солнце ласково пригревает, а не стремится поджарить тебя заживо?


Я вновь попыталась глубоко вздохнуть, чувствуя, как к горлу подступает недоперевареный завтрак.


- Вы не могли бы приоткрыть окно? - попросила я лысеющего водителя, присланного из агентства по прокату машин.


- Дуть будет, - неласково отозвался дядька. - Да и ручка у меня тут сломана. У себя там открывай, ежели простудиться не боишься. Хороша будешь невеста в соплях! И громко раскатисто захохотал.

Я вытащила из упаковки очередную салфетку, решив всё-таки не рисковать. Дядька прав, в этом случае здоровье дороже комфорта...


Внезапно "Волга" вильнула, водитель изо всех сил вывернул руль, чтобы не выскочить на тротуар. Тут же раздался хлопок, визг тормозов, машина крутанулась на месте и встала.


- Что произошло? - завопила я, судорожно вцепившись в ремень безопасности.


- Карлик какой-то на дорогу выскочил, цирроз ему в печень, - заорал водитель в ответ, пытаясь завести машину, но мотор только натужно выл и чихал.


- Вы его сбили!!! - ужаснулась я.


Пальцы судорожно нащупывали замок. Мне привиделся несчастный уродец, лежащий в луже крови посреди дороги, и слёзы навернулись на глаза от впечатляющей картинки. Раздался щелчок, ремень с визгом ускользнул из рук.


Потом уже, спустя многие дни и даже недели, вновь и вновь пережёвывая ту ситуацию, я пришла к неутешительному выводу, что вела себя, как идиотка. То есть как большинство из живущих ныне людей.


Из-за поворота по-киношному медленно выплыл огромный чёрный блестящий джип. Удар пришёлся прямёхонько в зад "Волге", отчего она с грацией балерины из балета "Лебединое озеро" метнулась вперёд. Я подумала: "Надо же, река", а потом мир взорвался осколками стекла и погрузился во тьму.


Всем известно, что если часто и подолгу думать над какой-либо проблемой, то решение придёт само по себе. Именно так Менделеев когда-то придумал свою таблицу химических элементов, увидев её во сне, ушибленному яблоком Ньютону пришёл на ум закон всемирного тяготения, а Архимед вообще кучу открытий сделал, попросту сидя в ванне. Ленивый мозг, который предпочитает работать не то что в полсилы, а всего на каких-то там десять процентов, не собирается вкалывать в полную мощность пока... Пока не оказывается в экстремальной ситуации, когда счёт идёт на секунды, причём зачастую это последние секунды твоей жизни. Вот тогда человек способен на многое.


Ледяная речная вода хлынула в рот, зашумели в ушах пузырьки воздуха, рванувшиеся к поверхности. Я распахнула глаза, попыталась разглядеть сквозь речную муть далёкое солнце. Как ни странно, мысли вдруг стали ясными и чёткими. Никакой паники, только отчётливое понимание того, что это конец, мне ни за что не выплыть. Слишком глубоко, слишком длинное платье, слишком мало осталось в лёгких воздуха. Враки это всё про особую мобилизацию организма в экстремальной ситуации. Я закрыла глаза, погружаясь всё глубже, чувствуя настойчивое желание вдохнуть и... сделала холодный влажный вдох. Ноги ткнулись в дно, я упала и открыла глаза. Ой, мамочки-и-и!!!


Слева и справа чуть вздрагивают кожистые крылья. Над головой голубое небо и ослепительно-белое солнце, а прямо передо мной огромная голова. Смотрит так заинтересованно, будто что сказать хочет. Я грохнулась в обморок.



Вы хоть когда-нибудь сознание теряли? Если да, то вероятно, помните то нелепое состояние абсолютной беспомощности, когда мозг уже очухался, а тело ещё нет.

Сначала я почувствовала запах. Сухой и горький аромат вянущей травы, тяжёлый запах нагретой солнцем земли, тонкую, едва заметную цветочную ноту. Потом услышала голоса. Один явно мужской приятный тенор и один явно женский гудящий, как орган, бас. Слов не разобрать, только какие-то обрывки и восклицания типа: "...на ...ня ...ёт!" и тому подобное. Я попыталась поднять руку, чтобы привлечь к себе внимание, но тут вдруг задумалась. Такой простой и логичный вопрос: "А где, я, собственно, нахожусь?", поставил меня в тупик. С третьей попытки приподняла одно веко, разглядела два цвета, зеленовато-жёлтый и белёсый голубой. Предположим, что это Рай. А что такого?! Я не крала: стянуть конфету из маминой сумки не большой грех, тем более, что она и сама бы мне её отдала, так что не считается. Не убивала: максимум - прихлопнула укусившую меня осу, а комары и мухи тоже не в счёт. Не прелюбодействовала: да-да, моя первая брачная ночь должна была быть действительно первой. Ну а насчет жены ближнего своего, то ориентация у меня самая что ни наесть правильная. Так что могу с уверенностью заявить, что заслужила пребывание в райских кущах.


- Эй, вставай давай! - обладатель приятного тенора довольно ощутимо похлопал меня по щекам. Я возмущённо дёрнулась и тут же скатилась на землю.


Сёмушин, как некрасиво! - укорил женский бас.


- Простите, моя госпожа, - повинился молодой человек, помогая мне подняться.


Он был хорош собой: тёмные волосы, серые глаза, смуглая кожа, упругое тренированное тело. Мой ровесник, может, чуть младше, но на бородатого старца никак не тянет. Да и зовут как-то странно, и не Пётр. Так, значит я не в Раю? Обидно.


Сёмушин, извинись! - потребовала женщина.


- Простите, - буркнул парень, уперев непокорный взгляд в носки собственных кожаных сапог.


За спиной порхнуло ветром и надо мной пронеслась огромная тень. Я задрала голову и увидела Её. Да-да, именно Её, с большой буквы. Дракониха. В размерах не уступает киту, но только в размерах. Изящное, гибкое тело, покрытое золотой чешуёй: благородных красных оттенков на спине и почти белой на животе. Распахнутые паруса крыльев, длинный гребенчатый хвост, мощные когтистые лапы: все в ней настолько гармонично было сложено, что я замерла восхищённо, позабыв закрыть рот. Дракониха же словно почувствовала мое восхищение и, наверное, чтобы добить меня окончательно, стала выписывать в безоблачном небе такие пируэты! Вначале она будто бы парила в восходящих от земли потоках горячего воздуха, медленно поднимаясь к солнцу по широкой спирали. А потом сложила крылья и золотой стрелой рванулась вниз, прочертив в небе длинную сверкающую дугу. И, наконец, почти коснувшись земли, вознеслась, мощно взмахивая крыльями и, о чудо, оставляя за собой многоцветный радужный шлейф.


Я присела на камень, не в состоянии справиться с чувствами. Может, всё таки, это Рай?! Не те божественные кущи с пропускным режимом, о которых талдычат православные церковники, а что-то другое. Если кого-то и греет мысль попасть после смерти на небеса и продолжить своё существование среди ангелов и безгрешных душ, но не меня. Как представлю, сколько там таких же праведников, как и я... Б-р-р-р!!!

Нет, это другой Рай, настоящий, где твоя душа может прожить жизнь, новую, полную приключений. Где ты свободен в выборе и ни от кого не зависишь? Хотелось бы верить.


И я поверила. Поняла. Ощутила. Вспомнила. Детская мечта, сотни прочитанных книг, принцы и принцессы, драконы и великаны, свежий ветер перемен, бьющий в лицо, треплющий волосы, наполняющий существование смыслом жизни. То, что в детстве казалось таким реальным, но забылось со временем, вернулось и тогда я услышала... Нет, почувствовала... Нет, все-таки услышала, но где-то внутри себя, и однозначно, не ушами:


"Не надо слов, девочка. Я слышу твоё сердце. Впереди долгий путь. Пробуди кровь Великих Предков. Они помогут тебе".


Я вновь свалилась с камня.


- Что это? Что это было?


Парень напряжённо заозирался, не узрев ничего подозрительного, повернулся ко мне. В его суженных глазах ясно читалось: "Какого чёрта?".


Я пожала плечами с виноватой улыбкой, показалось, мол. Не хотелось портить первое впечатление о себе ещё больше.

Госпожа. госпожа, фэнтези, творчество, длиннопост
Показать полностью 1
10
Привет, землянин!
10 Комментариев в Сообщество фантастов  

Зук был ответственным за работоспособность шестой станции технического обслуживания сторожевых кораблей, под началом которого служило более двухсот существ и бессчетное число дроидов. Работа на станции была превосходно налажена, любые поломки и недочеты быстро ремонтировались и исправлялись. Невероятно, но в бардаке орбитальной станции каждый член команды знал, что ему делать. Каждый, кроме одного. Тот один называл себя землянином. Зук проклинал тот миг, когда его (землянина) распределили именно на его станцию. Он помнил тот отрезок времени так ясно, будто бы это было пол-оборота планеты вокруг своей оси назад. «Вы приняты» сообщили на распределительном пункте беженцев землянину, и руководствуясь горьким опытом, не дожидаясь встречных вопросов о том куда же того приняли и когда он изъявлял желание быть куда-либо принятым его быстро, за ноги, уволокли от туда. Последнее время все чаще Зуку в голову приходила мысль о том сколько еще станций есть в галактике, куда бы он мог сплавить землянина, в эти минуты он призывал свое сознание рассуждать трезво и в таком случае получал лишь один ответ – ни одной.

Проблемы начались сразу как новый член экипажа ступил на борт станции. Ему не нравилось решительно все: сила гравитации, их пища, место для сна, яркость освещения, сирена тревоги и даже унифицированные единицы времени, по которым жила немалая часть обитаемой галактики. Зук краем глаза взглянул на обширный список замечаний, предъявленный землянином, каждое из которых он обязан был по правилам выполнить, а списку не было конца и края. Ему стало дурно. База данных выявила десятки несовпадений, среди которых значились «ананас», «теннисный корт» и еще черт его знает что. Иногда, когда Зук наблюдал за землянином, ему казалось, что тому даже противен вид космоса и противна планета, на орбите которой функционировала станция.


Однако он старался решить все его проблемы. В первую очередь переселили его ближе к обменнику веществ, выделили три жилых модуля, в которые пришлось провести горячую и холодную воду. Там его и оставили. Чем он занимался в свободное между смен время знали немногие, а те что знали всегда загадочно помалкивали.


Нельзя сказать, что Зук сразу не взлюбил новобранца, напротив, ему очень нравились некоторые личностные качества последнего. Так, землянин отвечал положительно на вопрос готов ли он, и только после интересовался к чему же он готов. Еще он был предельно честен с управляющим станцией. Иногда. Так, когда работа не выполнялась в срок, тот сообщал о том, что ничегошеньки не успел, зато успел выгодно продать, например, выданное под честное слово оборудование. Ему не было равных в перетаскивании с места на место тяжелых предметов в помещениях, где недавно были выгодно проданы все выключатели гравитационного поля (и запасные тоже). А еще землянина можно было ставить на работы, с которыми другие, по тем или иным причинам справиться не могли. Возможно это было обусловлено различным пониманием словосочетания «качественно выполненная работа» и полным игнорированием сроков, поставленных для выполнения задачи. Были у землянина и другие интересные особенности, на которые обратила внимание налоговая проверка, изучив отчеты за последнее время. Оказалось, что землянин тратил в разы больше чем зарабатывал. В налоговой подчеркивали, что они имеют данные лишь по зарегистрированным покупкам в пределах станции.


Зук отвлекся от мыслей о землянине и задумался о проблемах насущных, а ему как можно скорее надо было исправить орудие у патрульного судна, но еще раньше он по инструкции обязан был достать проклятый ананас. Для начала требовалось узнать, что это вообще такое. Посредством долгого и мучительно диалога он выяснил что это такое растение, и нет, его нельзя курить (на этом, в свете недавних событий, теперь приходилось особо акцентировать внимание), но можно употреблять в пищу. Как и в каких условиях оно растет выяснить не представлялось возможным. Землянин лишь четко осознавал где это растет (в пределах планеты, плюс минус. А в какой точке галактики его родная планета ясности не было) и тот факт, что он (землянин) это хочет употребить.


Надо было решать проблему. По итогам сговорились на том что землянина спустят на планету, где он сможет выкопать из земли любое растение, затем, на станции Зук распорядится о проверке растения на токсичность, и когда будет установлено что, да, это ему кушать можно, землянин его сожрет. Откровенно говоря, он побаивался отпускать его на поверхность, дело было в большом рынке, что находился там, внизу, где землянин по возможности покупал и продавал все что ему приглянется. Но если поднапрячься, можно было вспомнить один-два случая, когда из этого выходило что-то хорошее.


Спасибо тем, кто дочитал до этого момента! Теперь можно пинать)

Это можно назвать моим первым опытом в написании чего-либо, но это не оправдание, верно? Орфография так себе, наверное, знаки препинания не авторские какие-нибудь и я печатаю не с тапка, просто по русскому тройка была когда-то

Прошу писать в комменты, если не сложно, что думаете (про текст).

Ваш, oneengine

Показать полностью
6
Ольф. Обратный отсчет. 2..
1 Комментарий в Сообщество фантастов  

– Олег?

– Пройдем в машину или поговорим здесь?

– В машине неудобно. К тому же, так промозгло… – Анжела поежилась.

А нечего в короткой юбке по улицам шастать, особенно, когда под ней всего-то… а то и вовсе ничего. Если б наблюдал выход из машины с земли, сказал бы точно. В любом случае, «понты дороже денег» – не мой принцип.

– Давай зайдем, – последовало логичное продолжение. – Я живу здесь.

Холеная рука указала назад, на шикарный комплекс, что одиноко нависал над городом, пока строится брат-близнец. Со временем здесь от автомобилей прохода не будет. Территория только осваивается, кроме зачатков детской площадки и нескольких деревьев ничего нет. Если придется бежать, буду прекрасной мишенью.

– Предпочитаю в машине, – сообщил я.

– Нужно показать тебе кое-что. Одну запись. Это поможет. Пойдем.

Она потянула меня за рукав.

Запись? Любопытно. Я недооценил девицу. Она тоже подготовилась к разговору. Возможно, мне не придется уговаривать помогать, она сама предложит вариант на бартер.

А если все же ловушка? Маловероятно, но жизнь богата на сюрпризы. Особенно моя. Сыр достается второй мышке, а смелой первой даже памятника не ставят. Имя Василия Платоновича, нашего общего знакомого, не поможет, как и он сам, если нарвусь на что-то непредвиденное. И корабль далеко, в случае опасности не впрыгнешь. Стоит ли рисковать при таком раскладе?

Если у Анжелы есть что-то, что мне поможет, то однозначно да. Однако, риск должен быть оправданным, а любая импровизация – подготовленной.

– Номер квартиры, – потребовал я.

Излом красивых бровей превратился в дугу:

– Это имеет какое-то значение?

Спасибо за подсказку, лучше выглядеть понятным женщине недоумком, чем психом.

– Понимаешь, верю я в суеверия.

– Тогда тебе не повезло. – Уголки красивых губ разъехались в виновато-веселой улыбке.

Меня так просто не возьмешь.

– Шестьсот шестьдесят шестая?

Анжела опешила:

– Нет, конечно. Тринадцатая.

– Тогда не страшно. Номер подъезда и этажа? Окна куда выходят?

Получив ответы, я попросил пару минут подождать меня здесь. Пусть думает, что хочет, к примеру, что организм вообразил себя воздушным шаром, а тот внезапно потребовал сброса балласта. Или не внезапно, а по графику, бывают же у кого-то такие графики. Или я перенервничал от свидания с несусветной красавицей. Короче, мало ли. Каждый имеет право на прибабах, у нас свобода, что значит не лезть другому в душу, даже если он ненормальный. Усилим: не даже, а особенно если он ненормальный.

Удивленный взгляд проводил меня в тень деревьев, где ни чьи-либо глаза, ни камеры наблюдения уже не видели, как человек исчез и появился вновь уже на верхушке здания, где провел полную рекогносцировку местности.

Какая-либо опасность отсутствовала. Местные пацаны пользовались крышей для покурить-покуролесить. В данный момент несколько подростков обильно дымили, собравшись в кружочек, но это происходило у входа в соседний подъезд. Мне нужен был тот, где свободно. Все же не получилось пройти мимо. Корабль донес меня до их голов, посреди воздуха соткалась рожа тролля, и с укором покачался палец. Мальчишки бросились врассыпную.

Нужная железная дверь внутрь дома оказалась тоже незапертой, видимо, столь же часто используется молодежью, либо обслуживание антенн происходит не так редко, как кому-то хотелось бы. Пути отхода понятны, перейдем к осмотру главного места событий.

Я вернулся в корабль, тот подлетел к квартире. Взгляд не отметил ничего необычного: окна с двойным стеклопакетом, решетки и прочие роль-ставни отсутствуют, что нормально на такой высоте. Шторы открыты, внутри царит бардак, который особо одаренные натуры (в простонародье – лентяи) именуют творческим беспорядком. Одно ясно: засады нет. Квартира поставлена на сигнализацию, в каждом помещении висят датчики движения, которые в данный момент никак и ни на что не реагируют. Можно возвращаться к хозяйке апартаментов и заходить сюда, ничего не боясь.

Окна Анжелиной квартиры выходили на другую сторону от места, где она меня ожидала. Это навело на мысль, как лучше припарковаться на время, в которое будем вершить наши делишки. Когда пришлось спасаться бегством из кино-студии, корабль принял меня через верх. Значит, если что-то пойдет не по-моему, всегда можно сказать «Адью» и повторить подвиг. Или, чтоб не шокировать, сделать это ночью с крыши, тогда вообще никаких вопросов не возникнет.

Что ж, я готов. Корабль остался в воздухе в метре от квартиры этажом ниже, где юноша и девушка старшего школьного возраста осваивали искусство поцелуя. Они сидели рядышком на диване, девица зажмуривала глаза и выпячивала губки, парень неловко тыкался в них своими. Больше в квартире никого не видно. Учитывая, что руки парня вдруг полезли под блузку, то никого больше и нет, иначе дверь в коридор ребята додумались бы закрыть. И это как минимум.

Когда процесс взаимного познавания начал заходить дальше, чем полагается, я спрыгнул на их балкон. Парочка слишком увлеклась друг другом, чтоб среагировать на топот. Понятно, что на пустом балконе никто возникнуть из воздуха просто не может.

Оказалось, может.

– Гм. – Я постучал в стеклопакет. – Простите, что отвлекаю…

Раздался визг, девчонка прижала руки к груди, а парень шуганулся – ноги бездумно понесли его к двери. Стало ясно, кто в квартире хозяин, а кто гость. Уже в дверях до парнишки дошло, что родители девушки на огромной высоте через балкон в дом заходить не будут, значит, случилось что-то, от чего бежать не следует. Наоборот, как мужчина он должен взять себя в руки и проявить необходимые качества, что выставят перед пассией в еще более выгодном свете.

Несколько шагов, и он оказался у окна.

– Вам кого?

– Простите, лез на спор с балкона на балкон и сорвался. Можно пройти через вашу квартиру?

Парень оглянулся на девушку. Она уже пришла в себя и сидела на краешке дивана ровненько, сложив ладошки на коленках.

– Да,– разрешила она важным кивком. – Пусть идет.

Повернутая ручка открыла мне путь к новой жизни.

– Спасибо. Если что, не забудьте о резиновых изделиях, чувствую, у вас к этому идет.

Девушка покраснела:

– Даже не думаем!

– Не забудем, – одновременно уверил парнишка.

– А я в ваши годы книжки читал, – вздохнул я, когда дверь из квартиры на площадку за мной захлопывалась.

Взбежав на последний этаж, я через крышу попал в соседний. Все спокойно и проходимо, можно выходить. Поразило, что внутри подъездов странно чисто. Необычно чисто. Непонятно чисто. Даже не верилось, что где-то существуют такие общие подъезды. Говорят, что многоквартирные дома стали столь безобразными после революции, да такими и остались. Бывшие крестьяне потеряли собственность, за которой нужно ухаживать, и вселились в господские апартаменты; здесь у них ничего своего не было, своим новое жилье не считали, а новые поколения брали пример с имеющихся образцов. Интересно, что надо сделать, чтобы везде стало, как в доме Анжелы?

Набрав скорость, я вылетел из подъезда, по пути кивнув удивленному консьержу. Короткими перебежками под сенью деревьев и припаркованных на травке автомобилей удалось сделать круг и вновь явиться на глаза заждавшейся сообщнице. Думаю, теперь можно ее так называть. Вместе будем дружить против Задольского.

Красивые ноги Анжелы вышагивали взад-вперед, словно на подиуме. Телефон лежал в сумочке. Все в порядке. Она обернулась:

– Ну что, готов?

– Всегда готов! – Моя рука врезала по лбу в древнем пионерском приветствии.

И этот подъездный зев отворился без привычного зубовного скрежета. Из проема пахнуло не обыденным въевшимся сигаретно-туалетным дурманом, а вполне таким свеженьким запахом современной строительной индустрии. Открылась дверца шикарного (по отделке, но не по размеру, этот остался неизменным) лифта с зеркалом в половину стены. На зеркале тоже ни пятнышка. Мы вошли в схлопнувшееся пространство кокона, мгновенно сблизившего до несуразности. Если честно, до нестерпимой жути сблизившего, отчего ухоженная прическа девушки лизнула мои щеки. Знойно просматриваемые сверху глобусы уткнулись в грудь.

Поймав вперившийся в декольте (куда еще девать в такой ситуации) взгляд, Анжела заговорщицки подмигнула, а в момент остановки лифта специально боднула выступающим бампером в забывшую как дышать диафрагму:

– Ну, давай же.

Конечно, этот толчок был приглашением к выходу из лифта. Ничто другое. Но показалось…

Мои глаза проводили завидные футбольные мячи, устроив ноющему животу зубную боль.

Все было замечательно. Даже лучше. Чересчур.

Это настораживало. У меня никогда не было столь ошеломительной красавицы даже в качестве приятельницы по разговорам. Такие жили в параллельном мире щедрых папиков, красивых мачо, разгульных мажоров и наглых ловеласов. Со мной они не пересекались. Мало того – не имели желания пересекаться, не то, что добиваться, поэтому поведение Анжелы напрягло. Снова показалось, что она хочет помочь не мне, а себе. Только – каким образом?

– Входи. – Отпертая дверь распахнулась, девушка посторонилась.

– Что ты хотела показать?

Я остался на месте. На лестничной площадке. Пока не убедит, что это безопасно и необходимо – не войду.

Убираемые в сумочку ключи не попали в прорезь и грохнулись наземь. Звяк! От соударения связка распалась, освободившиеся от оков ключики весело запрыгали по бетону.

Я не пошевелился. Еще шандарахнет по башке, пока учтивость проявляю. Согласен, трудно в таких обстоятельствах просто стоять, делая вид, что ничего не происходит, но я держался.

– Однажды джентльмен остановился в деревне на ночлег, – со вздохом заговорила Анжела, опускаясь на пол. – Перед сном одинокая хозяйка предупредила, что двери в доме не запираются.

Она тянулась за разлетевшимися ключами, вертя круглой попкой, разводя плечики, эротично прогибаясь и кокетливо поигрывая серьезными налитыми тяжестями. Так, на коленях, она продолжала хитрую историю, провокационно выставившись в мою сторону:

– Он был джентльмен. Чтоб не испугать хозяйку, всю ночь не вставал даже в туалет.

Девушка окончательно встала на четвереньки. Следуя за перебирающими ладонями, выпяченные бедра раскачивались вправо-влево-вверх-вниз, снова и снова, все соблазнительней и выпуклее. Прогиб поясницы увеличивался, став просто невозможным. С каждым перекатывающимся движением нижний край юбки задирался все выше…

Выше…

Выше…

Развороченная кратером луна глянула на меня из-под покрова материального мира – яркая, белая, без намека на скрывающие облака. Она пульсировала одновременно враждебно и призывно.

Дыхание перехватило. В организме проснулись от зимней спячки голодные зверушки. Пришибленный, я стоял, остатками воли строя стену между собой и реальностью…

Стена рушилась, отказываясь возводиться. Душа натянула защитное одеяло по самые глаза, прячась от происходящего… но подглядывала, желая узнать продолжение.

Не носившая белья, а колготкам предпочитавшая чулки, безупречная красавица спокойно говорила, подобрав последний ключ и отправив его к собратьям:

– Утром хмурая хозяйка отправилась кормить птиц – одну курицу и десяток петухов. Позвольте поинтересоваться, спросил джентльмен, почему у вас столько петухов?

Громадный удав смотрел на кролика из проема двери, подрагивая раздвоенным язычком, и ждал, нетерпеливо покачиваясь из стороны в сторону. Я громко сглотнул. «Безрассудство – единственная логика женщин», сказал Мопассан. Он прав. Только почему умолчал про мужчин?

Ключи были собраны, спинка грациозно прогнулась, Анжела поднялась. Шажок, и, миновав порог, она замерла внутри. Пальцы пробежали по настенному блоку сигнализации. Голос тихо вещал:

– Хозяйка с обидой отмахнулась: «Столько петухов? Помилуйте, петух только один, остальные – джентльмены».

Ноги сами внесли меня следом.

Дверь захлопнулась без всякого моего участия.


* * *

Всего лишь сквозняк. Холодный пот на лбу и позвоночнике мгновенно высох. Зато мозги прочистились. Беспардонно отстранив липнувшее тело, я оглядел комнаты.

Засады не было.

– Ты хотела что-то показать. – Я рухнул в кресло. – Надеюсь, не только то, что показала?

– Идиот. Я к тебе всей душой…

– Так вот где находится душа. Спасибо, что просветила.

– Учти, дважды не предлагаю.

Анжела нервно прошла мимо меня в сторону кухни. Веселенькая у нее юбка. Задранный верх, словно приклеенный, так и остался взметенным к поясу, не желая возвращаться на место. Она не заметила, а я промолчал. Отчего не получить хотя бы такого удовольствия, если отказался от встревожившего большего?

– Кофе, чай, душ или какие другие пожелания? – не оборачиваясь, поинтересовалась хозяйка.

Интересно, когда же дойдет до дела, ради которого встретились? Начинаю понимать Задольского, не часто встретишь нимфоманку с такой внешностью. Да и вообще, если честно, нечасто.

– «Ибо если я огорчаю вас, то кто обрадует меня, как не тот, кто огорчен мною?» – процитировал я.

– Что это?

– Библия.

– А знаешь, что если ударили по щеке, надо подставить другую… и в этот момент врезать промеж ног? Ты же читал библию.

– Как вижу, не всю, если там еще и такое. Но мы снова отвлеклись. Показывай.

– Я хотела сначала…

Под моим тяжелым взором Анжела перестала возиться с чашками. Стройные ноги, которые начинались не от ушей, а откуда положено (это четко отслеживалось благодаря залипшей юбке), прошествовали обратно в комнату. Наманикюренные пальчики набрали комбинацию на небольшом сейфе, долгие поиски привели к извлечению на свет миниатюрной карты памяти. Все это время я любовался естественными красотами, открытыми всем ветрам. Насчет всех, конечно, перебор, но что было, то было. Хоть Задольский и сволочь, но человек со вкусом, его прокачанной дочурке секретарша сто очков вперед даст.

Я усмехнулся пришедшей мысли: вот и нашлась точка соприкосновения для поиска будущего компромисса с господином чиновником. Если нет (что более вероятно), найденную точку все равно хотелось углубить и расширить. Анжела, как понимаю, не возражает и даже подталкивает, а что скажет по данному поводу господин Задольский – будет ли иметь значение к тому времени? События летят слишком быстро, чтобы планировать хотя бы на два шага вперед. Выиграть у гроссмейстера можно только ломая правила, а если выигрыш не светит, то хотя бы залепить ему горстью фигурок в физиономию.

Сын, дочка, начальник охраны, теперь – секретарша. Количество битых фигурок росло.

А что бы я сделал в ответ, окажись на месте противника? Может, больше не надо нарываться?

– Наслышана, что ты случайно прихватил некие документы, из-за которых теперь скрываешься.

– Ну?

С одним вопросом ясно: правды не знает. Похоже, хочет поторговаться насчет совместно попользоваться.

Анжела вставила карточку в планшет, пальцы забегали по экрану, глаза – по сторонам. Словно чего-то ждала. Она, конечно, не в курсе моих чудо-возможностей, но тянуть в самом деле не стоит. Я поднялся, стараясь заглянуть через плечо.

– Что там?

– Садись. – Чувственная рука толкнула меня обратно в кресло. – Сейчас на телевизор выведу.

Еще несколько движений, щелчок пультом…

Мой взор опять променял сочность цветов настенной панели на другую сочность, ладную и нескромную. Женщины правы, все мужики одинаковы. Кто не одинаков, на мужика обычно мало похож. За всех говорить не буду, но исключения из правила редки, как янтарь в Кузбасском шлаке.

Анжела сделала два шага назад, и мне в лицо почти уперлось то, куда я смотрел.

– Поправь, – не оборачивая головы, сказала она и томно замерла.

Паршивка. Все знала. Играла, как кот с придушенной мышью.

– Сама поправь, – отрезал я. – Отойди, не загораживай.

Вместо того, чтобы поправить и отойти… или не поправить и отойти, Анжела сделала еще шаг назад. Открытое всем ветрам плюхнулось мне на колени, мягкий жар обтек бедра. Мои руки машинально подхватили девушку за талию. Ее руки обвились вокруг меня. А на экране…

«Студенки». Название – большими буквами. Глупо хихикающая мордочка Наташи и…

Изогнутые крылья бровей. Зовущие скулы. Губы бантиком. Ведь вот оно, ближе некуда, в реале.

И на экране. Гибкая спинка. Проворные руки. Вкусные полусферы. Приглашающий распутный взгляд – прямо в объектив камеры.

Анжела прильнула ко мне всем телом, ягодицы подвигались на моих коленях, «помогая» сосредоточиться.

– У меня есть диск с этой записью, – сообщил я.

– Как здорово.

В подсознание вполз не высказанный подтекст: «Значит, ты видел меня? Ту, которая там? И как тебе? И я, и то, что делаю. И как делаю. Ты же не мог смотреть как на мебель, ничего не чувствуя, не помышляя, не испытывая. Не обращаясь в мыслях и желаниях к происходящему на экране. Разве тебе не хотелось – ко мне? Разве не хотелось – меня?» А вслух принеслось:

– Ты его часто смотришь?

Колыхнул безупречный верх. Поелозил страстный низ. Максимально приблизились губы, похожие на открывшуюся щель в пространстве, когда мой корабль собирается впустить гостя – сам невидимый, но предельно гостеприимный согласно приказам хозяина.

– Я сказал, что имею диск, а не что смотрел его.

– Не смотрел?! Тогда у тебя все впереди.

– Как эта запись связана с…

Влажный бантик залепил мне рот. В коридоре послышался скрип отворяемой двери. Топот.

Искушающая кошечка на мне обратилась в тигрицу, вцепившись всем, чем могла.

– Я держу его! – разнесся безумный ор. – Быстрее!

Не везет мне на женщин. Всегда им чего-то надо. Сначала кажется, что нужен я, а оказывается…

Даже крамольная мысль закрадывается: может, это не с ними, а со мной что-то не так?

Едва хватило сил содрать с себя цеплявшуюся пакость, а меня уже хватал гамадрил в костюме цвета траура по интеллекту.

Я с трудом вывернулся и скользнул к выходу, поскольку несколько вбежавших взяли под охрану окна. Явно наслышаны о моих вывертах и приняли меры. Молодцы.

Опрокинувшись вместе с оставшимся бойцом, я выкатился на лестничную площадку. Вот почему первые не занялись мной сразу – здесь народу тоже хватало. По нескольку человек грохотали ботами сверху и снизу.

Передо мной начал открываться лифт. Отбившись ногами от повисшего центнера, я ринулся прямо на выходившего из лифта мужчину.

Он меня и скрутил. Невысокий. Плотный. Знакомый. Умелым движением мужчина стал выкручивать мне ногу в болевом заломе, я сопротивлялся, завязалась борьба с применением самых нерыцарских приемов, вплоть до укусов. Когда меня дернули за шиворот, нить медальона порвалась. Он покатился, упав на пол, покрутился на месте и медленно завалился в щель, исчезнув в лифтной шахте. Только ниточка на прощание махнула хвостиком.

Вид исчезновения медальона добил. Слишком много всего. Мышцы расслабились, я перестал сопротивляться.

– Почему так долго?! – вопила Анжела, плюясь и оттирая платком целовавший меня рот. – Я чуть не отдалась этому ничтожеству, пока ждала!

– С тебя бы не убыло, – гнусаво усмехнулся скрутивший меня мужик.

Все стало ясно. Анжела успела отзвониться им между моим звонком и встречей. Прыткая особа. Только почему Кириллу Кирилловичу, а не Задольскому? При чем здесь конкуренты?

Когда меня связали по рукам и ногам, Кирилл Кириллович отпустил лишних бойцов.

– Значит, все же у Владлена ошивался? Так и думал.

Он присел напротив. Я молчал.

Собеседник не настаивал на ответе, вместо этого осклабился:

– Хороша Нинка, а? Роскошная баба, знаем-с. Однажды Владлен пригласил меня в качестве чувственного подарка, я губу раскатал, как пес на собачьей свадьбе. Пришел с цветами, песнь Соломона по бумажке цитировал, гуашью перепачкался, как ребенок какашками. А он, мерзавец, в стратегически важный момент подменил, как каскадер на площадке, и сам за меня лучшую сцену отработал. А Нинке об этом не сказал. – Кирилл Кириллович сухо улыбнулся. – Это была ошибка. Вино-конфетки, цветочки-пестики, всякие шуры-муры с бубенцами, и у нас с ней все без мужа сладилось. Она-то думала, что у нас уже было, причем, с разрешения благовореного.

Знакомая история. Да, Владлен ошибся. Очень ошибся.

– Ты слышал, что он застрелился? – продолжил Кирилл Кириллович. – Или это ты его?..

– Я.

– Да ну?!

– И ты. Вместе.

– Вот ты о чем. Нет, меня не приплетай, она сама виновата. Народ мудер, и он сформулировал: сучка не захочет, кобель не вскочет. Лучше давай о деле. Где документы?

Я ехидно бросил, лежа бревном на неудобном диване:

– Посмотри, наверное, в каком-то кармане завалялись.

– Не язви. Говори, где спрятал. Пока – по-хорошему.

– Связанным – по-хорошему? Нет, чтоб как сия гостеприимная хозяйка, предложить кофе, чай, душ… и, как она выразилась, другие пожелания.

– Анжелка, драть твои ноги, иди сюда, баловница.

Разъяренная девица приблизилась. Ладони инстинктивно оправили юбку, задик послушно выпятился, а глаза продолжали сверкать бешенством. Казалось, коснись меня испепеляющий взор – и делать сорок уколов от столбняка.

Девушка остановилась между нами, лицом к моему противнику, ко мне – демонстративно – задом. Как к пустому месту.

– Что он сказал о документах?

Анжела обидчиво закусила губу:

– Ничего не сказал. Я не давала говорить, иначе понял бы, что дело нечисто. С самого начала догадывался. Сколько можно было тянуть?

Кирилл Кириллович усмехнулся:

– Молодец, старалась. Постарайся еще для общего блага. – Он повернулся ко мне: – Скажи, где искать, и она твоя.

Пятерня шлепнула красотку по отменному филе.

– Что?! – взбеленилась Анжела. – Что б я с этим быдлом?!..

Кириллу Кирилловичу потребовался всего взгляд, чтоб ее утихомирить.

– Мне обещали, что на новом месте все будет по-другому! – В глазах девицы застыли слезы.

На собеседника это впечатления не произвело.

– Видимо, ты неправильно поняла, работа у нас та же, но платить действительно будем больше. Уже платим. Так что фонтан прикрути и делай, что говорят. Еще раз вой услышу – скатертью дорога, желающих достаточно.

Он вновь обратился ко мне:

– Это очень по-хорошему. Лучше некуда. Либо план «Б»: выдирать ногти, жечь кожу, сверлом расширять задний проход, пассатижами доставать глаза. Твой ответ?

– Да. Скажу, где документы.

Кирилл Кириллович довольно расцвел.

– А если соврет?! – вскинулась Анжела. – Что тогда?

Кирилл Кириллович весело пожал плечами:

– Тогда ему кранты.

– Но я… А мне...

– А тебе пока нет.

Перебежчица от плохого к худшему поперхнулась и предпочла заткнуться.

– Иди, готовься оказывать всяческое содействие имплементации фантазий великодушного молодого человека. Клиент всегда прав, слыхала такое правило, товарищ будущий менеджер по персоналу нашей чудесной конторы? – Кирилл Кириллович обернулся и потер руки. – Ну, Олег Станиславович, слушаю внимательно.

Ядля приличия повыкобенивался:

– Скажу, а вы обманете?

– Слово чести.

Передо мной взвилась раскрытая ладонь.

– Ну раз так… – Я театрально вздохнул, ясно представляя, сколько стоит слово человека, который о чести если знает только из словаря Даля. – Ладно. Документы находятся…

– Где? Не тяни хвоста за кот.

– …у Задольского.

Немая сцена. Истерический смех подслушавшей Анжелы. Сдерживаемые ухмылочки «быков».

– Анжела, отбой, – бросил Кирилл Кириллович, вставая. – Олег Станиславович у нас шутник. Тогда и мы пошутим.

– Но я говорю правду!

– Я тоже.


* * *

Входная дверь с грохотом вылетела, свалив одного охранника. Комната наполнилась вооруженным до зубов гвардейским спецназом.

– Всем стоять! Не двигаться! Бросить оружие!

Опешившие громилы медленно положили пистолеты наземь. Бравые ребята в форме принялись вязать всех без исключения.

– Причина задержания? – осведомился Кирилл Кириллович, подставляя руки под наручники.

– Похищение человека и незаконное ношение оружия. Для начала.

– А вы знаете, кто мы? Кто я?

– Разберемся. Пошел.

В этот момент в квартиру вошел Задольский в сопровождении нескольких «людей в черном», очень похожих на тех, которых выводили. Взгляд из-под очков просканировал сначала меня, затем охнувшую и сползшую по стеночке секретаршу.

Вслед за ним – еще одно знакомое лицо. Герман Кузьмич. Тот самый, которого я заставил оформить явку с повинной. Он приблизился ко мне.

Я зажмурился. Мужчина навис… и поступил совершенно нелогично – принялся развязывать. За это время в квартире не осталось никого из пришлых, оставили только меня и Анжелу в компании заказчика акции – Задольского. Но и Задольский не задержался. Его ребята взяли под ручки Анжелу, которая бессвязно и нескончаемо причитала, уверяя, что все совсем не так, как кажется. Нисколько не интересуясь сказанным, ее увели.

Задольский глянул на меня как на таракана и вышел вслед за своими бойцами.

Я судорожно сглотнул:

– Не понял. А я?

Герман Кузьмич, который задержался, чтобы вызволить меня из пут, сообщил:

– Ты ему не нужен.

– Но он мне нужен! Я хочу спросить про документы, за которые сначала чуть не убили, весь город на уши поставили, всех собак спустили… Они у него или нет? Я хочу знать. Сусанна сказала… Или все же Сусанна взяла их?! Документы-то нашлись? Или даже не исчезали? И что мне делать дальше – опять бегать от всех, обвиненному во всех грехах?

– Можешь возвращаться к нормальной жизни. Все оправдательные бумаги завтра будут в суде.

– Не понял. – Я изумленно смолк.

Филозов прокомментировал:

– Среди ближних лиц Задольского кто-то сливал информацию противнику. Задольский решил вычислить крысу. За Анжелой следили, как и за прочими. В комнате жучки. Когда появился ты, картина прояснилась. А когда нарисовался Кирилл Кириллович, все стало на места. Крыса ликвидирована, операция закончена.

– А документы? Они у Задольского?

То, из-за чего столько страдал, не давало покоя.

Филозов поморщился:

– Нет никаких документов. Вообще нет.

– Ладно, теперь нет. А у кого были?

– И не было. Пойми, эти документы – блеф.

До меня дошло.

– Я – просто повод?!

Герман Кузьмич кивнул:

– Задольский не станет держать дома того, что может его скомпрометировать. Партия удалась.

Руки обрели свободу. Я потер затекшие запястья. Филозов продолжил, развязывая мне ноги:

– Журналисты пустили слух про их существование, он просто воспользовался подарком. Ты оказался кстати.

– Зачем разгромили мою квартиру?

– Мы? Голову включи. Мы знали, что документов у тебя нет.

– Зачем тогда вы гонялись за мной, как гаишник за подношением?

– Снова подумай. Зачем нам гоняться? Когда находили – следили, чтоб прикрыть. И прикрывали, как помнишь. Нельзя было дать применить к тебе особые методы дознания, тогда вся операция коту под хобот.

Вот такие пироги. Я умолк, оглушенный развязкой.

Герман Кузьмич окончательно освободил меня, и мой взор опустился ниже плинтуса. Под стать настроению.

– Я хотел извиниться… – Слова приходилось выталкивать, как бегемота из лужи. Никогда не чувствовал себя столь глупо и виновато. – За то, что выглядело угрозой. Это не было угрозой. Я никогда бы не смог…

– Я знаю. Забудем.

– Спасибо. И еще. Я был дважды неправ. Ведь это не вы сидели за рулем. Соответственно, не вы сбили женщину.

Герман Кузьмич обжег меня взглядом:

– Я.

– За рулем была ваша дочка Инна, – уперто заявил я.

– Инна? – Мужчина сел рядом со мной на диван и долго думал, прежде чем продолжить. – И что?

– Как – что? Вы не виноваты!

– Она моя дочь. Я люблю ее.

– Но она не поймет. Будет считать, что зло может остаться безнаказанным. Это неправильно.

– Но я – отец. И я люблю ее. Это – правильно. И все, что делаю ради нее, тоже правильно. И ты тоже – поступай, как велит сердце. Это будет правильно. Счастливо оставаться, шантажист.

Он ушел.

Я остался.

Один. В чужой квартире. С полной головой разных мыслей.


(окончание следует)

Показать полностью
1
Проба пера?
5 Комментариев в Сообщество фантастов  

Несколько лет назад начал писать этот роман...а сейчас спустя 5 лет не могу продолжать, считаю, что это дуракаваляние и бумагопачканье. Выложу самое начало, а потом...ну как говориться - Бог даст будет и вода. Прошу вынести свой вердикт. Будьте суровы, но справедливы.

Часть I

Пролог

I. Шериф

Стоило открыть окно, как в уши впился жуткий пугающий жителя маленького города гул проезжающих мимо машин, наверно стоит помолиться за свою душу, да не выходит. Все что связано с Богом теперь для меня ничто…

Где Он был, когда умирали люди… когда мне пришлось стрелять в одержимого ребенка…

Где был Он, старец без возраста, чей замысел включает в себя столько боли, страха и слез… да пошел Он.

Злость, копившаяся во мне, с того момента как сын отвернулся от меня, медленно испарялась вместе с уходившим из комнаты сквозь открытую балконную дверь теплом. Я начал замерзать, нужно делать то, зачем я с таким трудом выкатил кресло на балкон. Или снова забиться под одеяло и продолжать убивать себя алкоголем постепенно забывая имена всех погибших. Подтянувшись руками на балконных перилах, я вижу проходящих внизу людей, яркие неоновые вывески, обещающие все, что нужно современному человеку.

Нужно решаться. Пора. Пора оборвать жизнь еще одного жалкого Нью-Йоркского пьяницы. Представляю, как завизжат дамочки, когда мое тело упадет рядом с газоном, на котором они выгуливают своих собачек, и наконец решаюсь. Напрягаюсь и перекидываю наполовину парализованное тело через перила. На мгновение мне кажется, что вот Он рядом отвечает мне на ухо, оправдывается, но это ложь ведь только приземлившись, я получу ответы на все вопросы.

II. Старик


Они захлопнули за собой дверь часовни рано утром, и каждый прежде чем начать проверил закрыта ли дверь на задвижку. Запертая дверь прочно отделила отца и сына от всего мира. Ни один звук извне не достигал их ушей, было только ровное дыхание юноши и тяжелое хриплое дыхание отца. Затем добавилось и шуршание ряс, и потрескивание горящих свечей и скрип мела по деревянному полу. Работы было много. До самого заката держа мел в руках, отец не разгибал спину, рисуя символы на полу пока его сын молился. Лишь к тому времени когда яркий дневной свет сменился розоватой дымкой заката они были готовы и стояли на коленях около диптиха1 обычно спрятанного в кладовой изображающего двух братьев построивших эту часовню. Они молились и стучавшие от страха зубы юноши словно подстраивались в эту темную церковную симфонию. Старик встал и по-отчески шлепнул его по затылку:

– Я боюсь, отец- прошептал юноша.

– Я знаю. Я же рассказывал, что и сам проходил через это, и как видишь стою перед тобой. Так, что хватит трястись в конце концов ты сам выбрал этот путь, - старик усмехнулся, парню было невдомек, что он на протяжении нескольких лет подталкивал и готовил его, подкидывая ему истории, которые должны были разбередить его душу и разжечь пламя веры, ты готов?

– Да. – коротко ответил юноша, чтобы отец не снова не ругался из-за клацающих зубов. Любопытство пересиливало страх

Старик кивнул в ответ на согласие юноши и забормотал что-то неразборчиво. Символы на полу начали вспыхивать при каждом его слове. Затем он достал из-под рясы нож, на лезвии которого были выгравированы те же символы, что и с таким трудом нарисованные им на полу. Не прекращая бормотания, подошел к юноше, дождался пока тот переборет себя и запрокинет голову. Для ритуала был необходим этот момент, когда человек сражался со страхом смерти и отчаявшись нырял в ее пучину отдавая свою душу вере. Когда момент настал старик ни секунды не колеблясь, перерезал своему сыну горло. Символы, словно торжествующе, вспыхнули кроваво-красным, осветив еле видимые тени стоявших вокруг, а затем, когда юноша повалился на пол, погасли совсем. Тени обступили тело мертвого юноши и начали свой танец. Старик всегда считал, что это образы тех, кто проходил ритуал раньше, что они помогают душе умершего совершить путешествие. Старик, не убирая ножа, повернулся к изображению Девы Марии, перекрестился и лег на пол. Затем обхватил рукоять ножа обеими руками и воткнул себе в сердце. Вокруг него тени не танцевали. Часы пробили полночь.


Глава 1


I

Заснуть не удавалось. Снова. И снова в окно стучал дождь. Редкие всполохи молний едва освещали комнату. Мальчик лежал в своей постели и слушал, как капли дождя барабанят в окно, казалось, они напевают какую-то лишь им понятную мелодию, и он думал, что стоит чуть внимательнее прислушаться и он сможет разобрать слова, он прислушивался, но слова ускользали. Отца вызвали на работу и ждать его было бессмысленно, но мальчик ждал. Надеялся, что вызов окажется пустяком. Например, дядя Фрэнк «опять перебрал» и бушует в единственном на весь город баре. Медленно мальчик проваливался в сон. Он перевернулся на бок и уже порядком осоловевшим взглядом оглядел полки с любимыми комиксами и плакат с Бэтменом парящим над Готэмом подаренный Джоанной.

Заснуть снова не удалось. Мальчик встал, ощутив ногами мягкий ворс ковра, чтобы приоткрыть окно. Распахнув створки, он высунул голову на улицу, ловя лицом капли теплого осеннего дождя. Можно было тихо пройтись по дому или включить свет и почитать, но хотелось просто стоять и смотреть в окно. Утром Джоанна снова будет ругать его, что он как сонная курица, но поделать ничего нельзя, оставалось лишь легонько вздрагивать от неожиданных ударов грома.

На плечо опустилась теплая ладонь, так уже было раньше, и мальчик не подпрыгнул, не закричал. Он знал, что стоит обернуться и это прикосновение исчезнет, но с ним было спокойнее. Это случалось только в те вечера, когда уснуть не получалось. И как всегда в эти вечера дождь завораживал его, гипнотизировал. В это раз он увидел в окне себя, увидел, как вбивает в стену гвоздь и вешает на него тонкий изящный клинок в кожаных ножнах. Лезвие этого ножа покрыто странными и загадочными символами. "Вот Виктор и толстый Джеф обзавидуются!" - вслух пробормотал он. Видение рассыпалось на капли дождя словно на осколки. Затем он лег в свою кровать, закрыл глаза и почувствовал, как невидимая рука накрывает его одеялом. Та же рука закрыла окно, а ее обладатель сел в кресло и смотря на мальчика слушал как дождь продолжал барабанить в окно.


II


Они стояли перед открытыми дверями церкви и ждали меня. Джек Барнс мой младший помощник, всегда хмурый и довольно нескладный обожающий кофе со сливками мужчина. Он сам перевелся к нам после крупного и жестокого дела в Нью-Йорке. Его друзья тогда посчитали это трусостью, но я думаю, что он просто хотел сохранить в себе веру в людей подав рапорт на перевод в маленький тихий городок. Мы с ним быстро сдружились и завтра собирались выпить пива и пожарить мяса на гриле. Кевин тоже был приглашен, наш судмедэксперт и по совместительству патологоанатом, небольшого роста, полноватый, но невероятно ловкий, всегда в круглых очках, мы с Джеком иногда в шутку называли его доктором Франкенштейном, хотя все трупы, которые он видел за последние семь лет — это несколько утопленников не из местных, которые полезли купаться пьяными да Кристина с Ричардом, но они умерли от старости. Женщину рядом с ними я мало ожидал здесь увидеть – Джоанна – няня моего сына. Ее отец был священником в этой церкви и после того как я краем глаза заглянул в ее личное дело я думал, что никогда не увижу ее здесь. Она легко ладила с моим сыном и именно поэтому, когда жена заболела я пришел к ней.

Когда я подошел, она всхлипывала и причитала: господи спаси и сохрани, господи…. Я подошел к Джеку, тот повернулся ко мне:

– Прости Эрик, я понимаю, что испортил тебе вечер, но тут, похоже, что-то действительно серьезное. Джоанна говорит, что пришла в церковь и увидела их мертвых. Я понимал его волнение. В нашем городе уже давно не было серьезных преступлений, а тем более убийств. Но все же я мягко остановил его:

– Ничего страшного. Пойдем внутрь.

Я мягко приобнял Джоанну за плечи:

– Ты в порядке?

– Нет, - она всхлипнула, но добавила чуть тверже, - но буду. Впрочем, я и не ожидал от нее другого ответа, зная, что мертвых ей уже приходилось видеть. Луч фонарика Джека нащупал в темноте свечи и Кевин, единственный, куривший среди нас, начал их зажигать. В глаза сразу бросились, лужа крови под юношей и деревянный пол, усеянный странными символами. Повернувшись к Джоанне, я спросил:

– Когда ты зашла, все так и было? Она огляделась и забормотала:

– Да, да все так и было.

Я повернулся к Кевину и спросил:

– Ну, что скажешь?

Он присел на корточки рядом со стариком, прижал руку к его шее и сказал:

– Судя по температуре их тел и трупным пятнам они умерли между 11 и 12 часами ночи. Он показал на паренька - вот ему перерезали горло, а старику в сердце воткнули какой-то острый предмет, по-видимому, нож. Точнее смогу сказать чуть позднее.

– Кто-нибудь из вас видел подобные символы раньше

– Не уверен, но мне кажется, что я видел где-то подобные знаки - сказал Джек. Кевин только помотал головой.

– Джек отвези Джоанну домой, сделай пару снимков этих символов и заедь в библиотеку на обратном пути может Говард их узнает.

– Окей босс, - немного смущенно ответил он, давно и безответно влюбленный в Джоанну, которая, как мне казалось даже не замечала ни его смущенных взглядов, ни робости в голосе, когда он заезжал ко мне.

– Кевин ты уже позвонил Баки?

– Да

– Как доставите тела в морг, постарайся поскорее дать предварительное заключение

– Босс

– Да?

– Кто мог сотворить такое? Я молча вышел на улицу и немного постоял, раскуривая сигарету и думая о том, что это убийство сотрясет наш городок. Я подумал о том, что убийцей может оказаться один из тех людей с кем сталкивается моя жена, делая покупки, или родитель одного из детей вместе с которыми мой сын ходит в школу. Может, стоит отправить жену и сына из города пока все не уляжется. Оглянувшись на часовню, я посмотрел на ангела, стоящего рядом с входом, который казалось, с укором смотрел на меня. Я затушил сигарету, и сев в машину поехал в участок.

Показать полностью
1
Сытые сны.
0 Комментариев в Сообщество фантастов  

Глава шестая: В поисках ответа.

Открыв глаза, мне потребовалось всего лишь мгновение что бы прийти в себя. Голова шла кругом, сердце разрывалось на части, но на жалость к себе времени не было. Собственно, сколько времени у меня есть? Так, если по словам Талии прошлый раз я исчез на два часа, а в реале прошло двенадцать, то время идет один к шести. По её словам, у нее остался день, следовательно по реальному времени это шесть дней, чуть меньше недели. Нельзя терять ни секунды. Встаю с кровати, включаю компьютер и прямиком в интернет. Надо узнать больше о пустыне Гретей, Кирийоне, и понять ,существует ли это место на самом деле. Как я и ожидал поисковик выдал: по вашему запросу ничего не найдено.

Попробуем иначе: живые куклы.

-Люди Барби.

-Как стать человеком куклой.

-Барби и Кены: живые куклы.


Все не то! Я вводил разные запросы в тщетной попытке найти хоть что то, хотя бы крупицу информации. За этим занятием я потратил целых два дня, я искал на российский, англоязычных, китайских сайтах, не замечая не чувства голода, ни усталости. Пока не услышал, как кот кричит на кухне, выпрашивая еду. Машинально открывая упаковку с сухим кормом, подвинув миску я начал насыпать корм, который закончился. Урчание в моем животе подсказывало, что подкрепиться нужно и мне. Покруженный в свои мысли я оделся и направился в ближайший магазин. В магазине мне повезло, передо мной стоял один человек, быстро оплатив товар я направился в сторону дома. Голова болела, сказывалось напряжение, решив, что нужно купить что-то от головы я направился к ближайшей аптеке, благо она была по пути.


«Аптека 24 часа», и змея оплетающая чашу – именно так обозначалась на соседнем, от моего дома, здании конечная цель моего кратковременного маршрута. Открыв дверь, задевшую колокольчик, раздавшийся набатом в моей голове, я пропустил выходящего человека и замер.Змей. Она говорила про жителя, который ходил к обелиску и видел змея. Развернувшись, так и не купив обезболивающие, я побежал домой.

Дома, насыпав еду коту, я продолжил свои поиски.


Результаты по запросу: змея кусающая себя за хвост.


Уроборос (др.-греч. οὐροβόρος от οὐρά — «хвост» и βορά — «пища, еда») — свернувшийся в кольцо змей, кусающий себя за хвост. Является одним из древнейших символов, известных человечеству, точное происхождение которого — исторический период и конкретную культуру — установить невозможно.


Уже кое-что, еще за один день поисков я узнал следующее: во многих культурах использовали этот символ что бы показать цикличность жизни и смерти, в Древнем Египте этот символ был стражем загробного мира, также символ был важным элементом (в метафорическом смысле) у средневековых алхимиков, символизируя преображение элементов в философский камень.


Решая, какое значение мне подойдет, я как обычно гладил приятную кожу блокнота. Блокнот был словно мягкая детская игрушка, которая защитит от любой опасности. Проводя пальцем по мягкой коже переплета, я заметил выступ, который до этого никогда не замечал. Выступ представлял собой квадрат сантиметр на сантиметр. Взяв с кухни нож и аккуратно отпоров краешек, я достал свернутую записку. Она была написана на странной бумаге, внешне она была кремового цвета, а на ощупь словно молодой листочек по весне. С любопытством развернув ее, я заметил на ней символ. Это был Уроборос. Мои руки вспотели, во рту пересохло. Боясь узнать, что же было на другой стороне листа, я очень, очень медленно перевернул листок и был удивлен еще сильнее. На другой стороне был рецепт, рецепт шоколада:

«Шоколад объеденных душ».


Компоненты:


• какао порошок — 4 столовых ложки

• сахар — 1 стакан

• ванильный сахар — 0,5 чайной ложки

• молоко — 0,5 стакана

• молочный порошок — 2 стакана

• сливочное масло — 125 г

• Aji Charapita – 1 штука.

• Эссенция любви- 1 штука.


Дополнительно:

• сухофрукты, орехи, изюм — по вкусу


Способ приготовления:


1. Грея молоко на слабом огне, высыпаем в него сахар и ванилин, непрерывно помешивая.

2. Добавляем масло, растопленное на водяной бане.

3. Затем прибавляем к смеси какао и сухое молоко, Aji Charapita по прежнему непрерывно помешивая.

4. Полученную смесь оставляем на медленном огне еще на 15 минут.

5. В конце, по желанию, можно добавить к смеси орехи, изюм или измельченные в блендере сухофрукты.

6. Добавить эссенцию любви.

7. После чего охлаждаем шоколад до загустения.


Внимание!

При использовании не подлинной эссенции, души забывают друг друга на вечно.

Показать полностью
21
Рассказ "Гость". Часть 4. (18,19,20,21)
9 Комментариев в Сообщество фантастов  

Начало здесь.


Глава 18. Стас.


Голос Даши продолжал говорить, поддерживая меня, а я медленно приближался к чужаку.


- Хватит! Заткнись! - неожиданно сказал он, и голос Даши прервался на полуслове. Я замер, а чужак, улыбаясь, встал в боксёрскую стойку и приглашающе махнул мне рукой:


- Что же ты встал? Ты же хочешь показать, кто из нас тут хозяин? Так давай же — иди сюда!


Его глаза, блестя синевой льда, как и прежде притягивали и завораживали, путая мысли и сбивая с толку. Стоило мне на секунду заглядеться в них и, несмотря на всю мою решимость и готовность к драке, я почти пропустил момент, когда он нанёс удар — его рука, буквально выстрелила в мою сторону.


С трудом уклонившись в последний момент, я начал контратаку: сделав короткий замах ногой, я попытался достать бедро противника, но лишь впустую лягнул воздух — чужака в этом месте уже не было.


Не успев удивиться его проворности и понять куда он делся, подчиняясь внезапному чувству опасности, я пригнулся и попытался уйти с траектории нового удара, но тут же понял, что опоздал — удар в челюсть был настолько силен, что меня буквально подбросило, переворачивая и отправляя прямиком в воду.


Нелепо взмахнув в полёте руками и ногами, я с шумом врезался в набегающую волну, захлёбываясь от воды и песка, моментально забивших мне рот, нос и глаза. Чужак, тут же оказавшись на моей спине, локтем придавил мою шею, не давая поднять голову, и я задёргался всем телом, пытаясь скинуть его и сделать хотя бы глоток воздуха.


В момент, когда перед глазами поплыли красные круги, а морская вода хлынула в горящие огнём лёгкие, рука, удерживающая меня, внезапно исчезла, а следом исчезла и тяжесть оседлавшего меня чужака. Я поднял голову, сделал вдох и закашлялся, выталкивая всё, что успело попасть в горло и лёгкие.


С трудом поднявшись на четвереньки и кое-как отдышавшись, я оглянулся, взглядом ища противника, но увидев его, понял, что в данный момент ему не до меня: сидя боком ко мне на расстоянии в пару шагов, чужак не отрываясь смотрел на пистолет в руке человека, стоящего перед ним на берегу. Я перевёл взгляд на нового участника происходящего и обомлел: он был очень похож и на меня и на чужака одновременно, словно был чем-то средним между нами.


Новый участник событий бросил на меня оценивающий взгляд:

- Очухался?


Я кивнул.


- Тогда иди сюда!


Решив, что враг моего врага — мой друг, я, кое-как поднявшись на ноги и шатаясь, по дуге обошёл своего противника и встал в паре метров от человека с пистолетом. Он, перестав обращать на меня внимание, приказал чужаку:

- Лёг лицом вниз!


Вместо выполнения команды тот демонстративно расслабился, принял вольготную позу и нагло ухмыльнулся:

- А иначе что? Пристрелишь?

- Да, - кивнул гость.

- Стреляй, - продолжая ухмыляться, кивнул чужак.


Пистолет полыхнул огнём, и рядом с ногой чужака взорвался фонтанчик воды и песка. Он, не поведя даже бровью, продолжил криво улыбаться:

- Так я и думал.

- Не обольщайся, следующая будет в тебя, - спокойно предупредил гость, но чужак лишь пожал плечами:

- Вряд ли.


Я не выдержал:

- Да какого чёрта происходит?!

- Ответишь ему? - спросил парень, кивая на меня.

- Лучше тебя послушаю, - парировал чужак.

- Ну, меня так меня, - гость, неожиданно вскинув пистолет, выстрелил чужаку в ногу.


От резкой боли, пронзившей правую ногу, я вскрикнул и упал. Ошалело глядя на сквозную пулевую рану в бедре, я схватился за ногу руками, пытаясь остановить кровь, текущую с двух сторон, и завыл, а гость застыл, удивлённо переводя взгляд с чужака на меня и обратно.


Совершенно не обращая внимания на кровь, текущую из такой же, как у меня, раны, чужак спокойно снял рубашку и рывком оторвал рукав. Деловито перевязав рану, он поднял взгляд на стрелявшего:

- Не ожидал?


Не дожидаясь ответа, он поднялся и слегка хромая подошёл к парню вплотную, уперевшись грудью в ствол:

- Если ты ещё не догадался — я и он, - чужак небрежно кивнул в мою сторону, - связаны через его тело. И любая попытка нанести вред мне отразится и на нём. Убьёшь меня — убьёшь его, а значит, умрёшь и сам — ведь, как я понимаю, ты не синхронизирован с его телом, а без контролирующего сознания оно проживёт очень недолго.


Досада, всего на долю секунды мелькнувшая в глазах гостя, не прошла мимо внимания чужака — он самодовольно улыбнулся:

- А ведь тебе снова почти удалось мне помешать! - он выделил слово "снова", и я, забыв о боли, удивлённо уставился на растерянного гостя — он и чужак явно были знакомы раньше. Гость не ответил, и чужак продолжил:

- Я сразу понял, что в моём теле был не этот слизняк, - снова кивок в мою сторону, - а ты. Расскажешь, откуда ты взялся и как тебе удалось попасть сюда?

Эмоции, пробегающие по лицу гостя, калейдоскопом сменяли друг друга: досада, злость, ярость, снова досада и снова злость. Наконец, его лицо застыло с выражением, словно он принял какое-то отчаянное решение. Бросив мимолетный взгляд в мою сторону, он снова посмотрел на чужака:

- Убью тебя - умру и сам?

Чужак кивнул, и гость, не спуская с него глаз, сделал несколько быстрых шагов в мою сторону и сунул пистолет мне в руку:

- Стреляй ты! Если его убьёшь ты — умрёт только он!


Растерянно сжимая пистолет, я переводил взгляд с одного на другого, замечая как в глазах чужака медленно разгорается знакомый злой огонь. Он шагнул ко мне, протягивая руку, и потребовал:

- Дай!


От испуга я отступил на шаг. Запнувшись о собственные ноги и теряя равновесие, я упал на спину, рефлекторно подставляя локти и сжимая пальцы. Выстрел, прозвучавший прямо у меня над ухом, был настолько громким, будто мне на голову надели железное ведро и со всей силы ударили по нему лопатой.

Несколько секунд я полусидел-полулежал, тряся головой и пытаясь избавиться от звона в ушах. Когда шум немного утих, я поднял глаза и остолбенел: в шаге от меня, навзничь, лежал чужак, раскинув руки, а из того места, где раньше был его правый глаз, на песок тягучей струйкой вытекает кровь.


- Да ты снайпер! - протягивая мне руку, улыбнулся гость.

- Я...я… я не специально! - не сводя глаз с изувеченного лица чужака, кое-как промямлил я, и гость снова улыбнулся:

- Тем более!


Он помог мне встать и указал на пистолет, намертво зажатый в моей руке:

- Вернёшь?


Мысль о том, что он может убить меня также, как я застрелил чужака, огорошила, и я отпрянул, наводя пистолет на него:

- Нет!

- Спокойно! - он миролюбиво поднял руки, - Я тебе не враг.

- Я в этом не уверен! Ты тоже хочешь убить меня и захватить моё тело?


Гость молчал, и я понял, что он не хочет отвечать на мой вопрос:

- Я прав, да? Прав?! Значит, ты такой же, как он?! - я махнул в сторону мертвеца, - Но почему?! Почему вы оба решили, что я не достоин жить?! А?! Откуда вы оба взялись на мою голову?! Кто вы такие?!


Под конец я уже кричал, но парень продолжал стоять на месте и спокойно смотреть на меня. Дождавшись, пока я сделаю паузу, чтобы перевести дух, он спросил:

- На какой вопрос ответить в первую очередь?


Продолжать кричать на человека, никак не реагирующего на мои нападки было глупо, и я только вздохнул, опуская пистолет:

- Кто ты?

- Я думал, ты уже догадался, - он пожал плечами.

- И всё-таки?

- Как и он, - парень легонько кивнул в сторону убитого, - я — это ты, но из другого мира.

- И как ты сюда попал?


В этот момент снова раздался голос Даши:

- Стас! Стас! Ты слышишь меня? Стас!


Гость удивленно покрутил головой, ища источник звука:

- Даша?



Глава 19. Горин.


Голос Даши прозвучал так неожиданно, что я не смог сдержать удивленный возглас, от которого успокоившийся было парень буквально подпрыгнул на месте и завопил, снова тыча пистолетом в мою сторону:

- Ты знаешь Дашу?!


Отрицать очевидное было глупо, и я нехотя кивнул:

- Знаю.


Настороженность на его лице сменилась враждебностью пополам с недоверием:

- Если ты из другого мира, то откуда ты её знаешь? Как ты вообще можешь её знать?!

- Она твоя девушка? - вместо ответа спросил я.

- Да, и мы живём вместе! Так откуда ты её знаешь? Ты следил за нами? За мной?

Сложившаяся ситуация явно его напрягала, но пока он был в так взвинчен, рассказывать подробности у меня не было никакого желания, и я просто пожал плечами:

- Раз вы живёте вместе, значит это не та Даша, что знаю я. Хотя, - я улыбнулся, - если она альтер эго моей - видимо, это судьба.


Судя по его лицу, мой ответ вызвал у него ещё большее количество вопросов, и он явно горел желанием их задать, но в зовущем голосе девушки зазвучали истеричные нотки:

- Стас! Пожалуйста! Очнись! Стас!


Он снова занервничал, и я придумал, как его успокоить:

- Послушай! Я понимаю все твои опасения, но поверь, я тебе не враг. Давай сейчас сделаем так: ты, - я прервался, пережидая очередной призыв девушки, - сейчас идёшь и успокаиваешь свою Дашу, а потом возвращаешься, и мы спокойно поговорим. Хорошо?


Помолчав пару секунд, обдумывая моё предложение, Стас кивнул:

- Хорошо. - И тут же, словно что-то вспомнив, добавил:

- Но есть проблема!


Я вскинул брови:

- Проблема?

- Да! Это место! - он повёл руками, указывая вокруг, - Его же не существует! Точнее, оно существует только в моей голове — это моя фантазия, созданная с помощью гипноза, в который меня погрузили — и если я уйду, то всё это, наверное, должно исчезнуть?! Что тогда с тобой случится? Куда ты денешься?


Его слова меня озадачили:

- А правда, что со мной будет?

- Хотя… Если это всё его фантазия…

- А если попробовать самому?


Я повернулся к морю, закрыл глаза, и постарался представить, что в нескольких метрах от берега на волнах качается небольшая лодка с парой вёсел.


- Ох-х — изумленный вздох подтвердил, что у меня что-то получилось, и я открыл сначала один, затем и второй глаз: лодка была точно такая, как я и представлял. Я улыбнулся:

- Думаю, что ничего страшного со мной не произойдёт. Иди, успокой свою девушку.


Стас немного постоял, оценивающе глядя на меня — словно он всё ещё сомневался — стоит ли доверять мне, но затем решился:

- Давай, что ли, хоть познакомимся нормально! - Он протянул, было, мне правую руку, но обнаружил, что держит в ней забытый пистолет. Смущенно улыбнувшись и переложив его в левую, он снова протянул мне правую:

- Стас!


Я широко улыбнулся, протянул руку тоже и, отвечая на его рукопожатие, точно таким же тоном представился:

- Стас!


Он на секунду растерялся, но вскоре тоже широко улыбнулся. Посмотрев на пистолет и, поколебавшись буквально пару секунд, Стас вернул его в правую руку, широко размахнулся и зашвырнул оружие в море. Проследив за всплеском, он обернулся ко мне:

- Надеюсь, он больше не понадобится?


Я улыбнулся и кивнул:

- Думаю, что да.



Глава 20. Горин.


По моим ощущениям, Стаса не было около получаса. За это время, решив немного поэкспериментировать, я "нафантазировал" себе легкий навес на четырех деревянных столбиках и с деревянным же полом, кресло, сигареты с зажигалкой, и запотевшую бутылку пива.


Получилось у меня, конечно далеко не с первого раза: началось всё с банального пляжного зонтика, чтобы просто спастись от яркого солнца, уже заметно напёкшего мне голову, но постепенно я вошёл во кус и, что называется, разошёлся и теперь, допив пиво, сидел в кресле, с удовольствием выпуская колечки сигаретного дыма.



- Нормально ты тут устроился! - Стас, появившись на полоске песка между моей "постройкой" и кромкой воды, восхищенно прицокнул языком, - Получается, что здесь ты можешь придумать себе что угодно?


Выпустив струйку дыма под крышу, я кивнул:

- И ты, наверняка, тоже — это же ты это место придумал, а я так, всего лишь внёс небольшое дополнение.

- Хм... - Он закрыл глаза, а через пару мгновений рядом с моим креслом появилось ещё одно — почти точная копия моего. Я похвалил:

- Неплохо! Мне кресло удалось лишь с третьей попытки.


Польщённый моей похвалой, Стас довольно улыбнулся и плюхнулся в своё кресло. Я протянул ему запотевшую бутылку, создав её, что называется "на лету".


Он округлил глаза:

- Куда мне до тебя!

Я улыбнулся:

- Просто я успел потренироваться. Пара часов, и у тебя выйдет не хуже, а может даже лучше.


Скрутив на бутылке крышку и сделав несколько больших глотков, Стас внимательно осмотрел этикетку:

- Никогда такую марку не встречал.

- Ещё бы, - улыбнулся я, - я же её только что придумал.

- Значит, как минимум, в пиве, наши вкусы совпадают, - Стас сделал ещё пару глотков, - В чем ещё?


Я, припомнив его реакцию после того, как я отозвался на Дашин голос, пожал плечами:

- Видимо, в девушках.


Стас нахмурился, ставя бутылку в выемку в подлокотнике кресла:

- Расскажи мне всё. От начала и до конца: кто ты, откуда, как попал в…, - он запнулся, видимо, подыскивая слово, и вопросительно взглянул на меня, - в мою голову?


Я кивнул:

- Хорошо, но это займёт время, тебя не хватятся?


Стас отрицательно качнул головой:

- Я предупредил профессора и Дашу.

- И что ты им сказал?


Он слегка помедлил с ответом:

- То что знаю: что в моей голове есть другие личности, и они контактируют со мной. Что мне надо время, чтобы выяснить что к чему. И что никакой опасности нет, и со мной всё будет в порядке. Ведь это так? - Он посмотрел мне в глаза, и я ответил ему таким же прямым взглядом:

- Да, Стас, опасности для тебя больше, - я выделил последнее слово, - нет.

- Кстати, - заметно расслабившись, закрутил головой Стас, - а где… ну этот, которого я... кхм... - он запнулся, и я закончил за него:

- Которого ты застрелил?


Стас кивнул:

- Угу.

- Я решил, что он портит пейзаж.

- Ты что? - Стас снова покрутил головой во все стороны, словно ища что-то, - Ты его закопал, что ли?


Я, совершенно не ожидая такого вывода, поперхнулся при очередном глотке и закашлялся, с трудом выговорив следующее слово:

- Закопал?


Не ожидая от меня подобной реакции, Стас недоумённо уставился на меня:

- Ну, а куда ты его тело дел? В море утопил?


Я уже не мог сдержаться и открыто заржал в полный голос. Кое-как прокашлявшись, вперемешку со смехом, я вытер выступившие слёзы:

- Господи, Стас! Зачем мне вообще с ним что-то подобное делать?! Ты только что сам себе кресло придумал! ПРИДУМАЛ! Вот и я придумал, что его больше нет!


Стас, глядя на моё лицо, невольно начал улыбаться тоже. А когда до него дошло, какую глупость он ляпнул, он буквально сложился пополам от смеха.


Несколько минут мы ржали во весь голос, не в силах остановиться. Раз за разом, задыхаясь, я повторял:

- Закопал! - и Стас подхватывал:

- Утопил! - и нас накрывало новой волной истеричного смеха.



Наверное, вместе со смехом из меня выходили все тревоги и переживания, потому что, когда смех стал уже просто истерическим, а мышцы живота горели огнём и из глаз ручьём текли слёзы, я, с трудом делая вдохи, больше похожие на всхлипы, начал успокаиваться, с каждым выдохом чувствуя, как меня покидают та безысходность и моральная тяжесть, что незримо давили всё последнее время. И когда я, наконец, смог остановиться и перевести дух, то почувствовал как мне стало легко и свободно.


Видимо, Стас чувствовал нечто подобное. А может моя истерика, каким-то образом передалась и ему, но он точно так же как и я тёр глаза и всхлипывал, приходя в чувство. Когда мы оба смогли нормально дышать, я протянул ему новую бутылку, следом откупорив и себе. Мы сделали по глотку, и Стас спросил:

- Расскажешь?


Я конечно понял, что он имеет в виду и кивнул:

- Расскажу.



Свою историю я начал со дня, в результате которого и начались мои злоключения — со дня убийства. Словно вернувшись в прошлое и заново проживая каждый день, стараясь припомнить даже малейшие детали и нюансы, я рассказывал свою жизнь, без утайки и прикрас, в течение нескольких часов нещадно выворачивая себя наизнанку.


За всё это время, Стас ни разу не перебил меня. Он слушал молча, лишь изредка задавая уточняющие вопросы или прося объяснить что-то, что в его мире не встречалось. А когда я, наконец, замолчал, то мы оба несколько минут молча смотрели в костёр, который Стас организовал, как только солнце скрылось за горизонтом, напоследок окрасив небо и море оранжево-красным цветом.


Задумчиво покрутив в руке пустую бутылку, Стас взглянул на меня и нарушил молчание:

- Ты мог дать утопить меня, а потом застрелить и его. И тогда тело стало бы твоим. Почему ты меня спас?


Я не ответил, продолжая смотреть на огонь, и Стас, подождав минуту, переспросил:

- Не хочешь отвечать?


Объяснять причины поступка, из-за которого я сам себя лишил шанса на нормальную жизнь, не хотелось, и я покачал головой:

- Не особо.

- Прости, но мне надо это знать! - Тон, с которым Стас произнёс эти слова, заставил поднять взгляд и обнаружить на его лице выражение, словно у него внутри шла серьёзная борьба. Он буквально пожирал меня глазами, ожидая ответ.


Я вздохнул:

- Когда так долго борешься за свою жизнь, то понимаешь её цену. Я просто не смог допустить, чтобы он убил тебя.


Стас несколько секунд "переваривал" услышанное. Видимо, придя к какому-то выводу, он поднялся и, встав напротив, протянул мне руку:

- Спасибо! Я твой должник!


Я молча ответил на рукопожатие, и он, сев обратно в кресло, спросил:

- Что теперь?


Не отрывая взгляд от костра, я пожал плечами:

- Не знаю. Это твой мир и твоё тело, а я всего лишь незваный  гость.



В этот раз Стас молчал несколько минут, как и я, глядя в огонь. Затем он неожиданно спросил:

- Как думаешь, Даша из твоего мира попала в ту же ситуацию, что и ты в теле Станислава Витальевича, и не может дать о себе знать?

- Не знаю, - я пожал плечами, - я же так и не выяснил, была ли у неё хоть какая-то подготовка, да и зачем вообще ей нужен был этот переход.

- А если она "там" — в моей Даше?

- Если бы она вступила в контакт с твоей Дашей, это бы, наверное, как-то проявилось и ты бы заметил. Поэтому, либо её там нет вообще, либо она попала в изоляцию.


Стас опять задумался, а я, чувствуя выжатым себя как лимон, откинулся на спинку кресла и следил за маленькими искорками, взмывающими в небо.


Наконец, он пошевелился и посмотрел на меня:

- Что ты к ней чувствуешь?


Я задумался:

- А правда? Что?


То, что внешне Даша полностью соответствовала моему личному эталону женской красоты, было ясно с момента, как я впервые её увидел. Но, есть ли у меня к ней какие-то чувства, кроме понятного интереса, ответить сложно — слишком мало мы с ней общались. Единственное, что я знаю точно — я обязан ей жизнью.


- Она мне нравится, - я покрутил в руках очередную "придуманную" бутылку, - И она спасла меня. А почему ты спрашиваешь?


Стас поднялся:

- Я знаю, что могу для тебя сделать.


Удивлённо подняв бровь, я смотрел на стоящего парня, ожидая продолжения.


- Я сейчас расскажу всё профессору и Даше!

- Зачем? - я не понимал его задумку.

- И уговорю Дашу выпить снотворное. - Он помолчал, словно собираясь с духом, затем объявил:

- И сам выпью.


Я, совершенно не ожидая подобного, вскочил на ноги:

- Ты уверен?

- Абсолютно!


Он исчез, а я остался стоять, переполняемый чувством, наверное схожим тому, что испытывают дети, когда родители указали им на лежащий под ёлочкой подарок, принесённый Дедом Морозом: безграничный восторг и ожидание чего-то очень хорошего.



Глава 21. Горин.


Конечно, ощущение времени у меня было чисто субъективным, но в этот раз мне показалось, что Стаса не было достаточно долго — не менее двух часов. И когда он появился, я уже не находил себе места, наворачивая круги вокруг наших кресел. Едва он шагнул под навес, я бросился к нему:

- Ну?


Стас улыбался и выглядел необычайно довольным:

- С ней всё в порядке — она ждёт тебя!


Я застыл, и Стас улыбнулся ещё шире, глядя на мою растерянность. Он сел в своё кресло и отсалютовал мне появившимся в его руке бокалом, наполненным, судя по цвету, коньяком или виски. Я продолжал стоять столбом, и Стас махнул рукой в сторону, откуда только что пришёл:

- Иди же!


С трудом двигая ногами, ставшими словно ватные, я шагнул из-под навеса на песок, и пошёл по едва видимым в слабом отблеске костра следам Стаса.

Когда свет костра остался далеко позади, а темнота сгустилась так, что я почти не видел даже свою вытянутую руку, я остановился и посмотрел по сторонам, видя только непроглядную тьму:

- И куда дальше?

- Как выбраться из этого места?


Голос Даши раздался ровно в тот момент, когда я повернулся, собираясь идти обратно:

- Стас!


Как и в прошлый раз, это было так неожиданно, что я застыл на месте.


- Стас! Ты слышишь меня? Открой глаза!


Я недоумевал:

- Они же и так открыты! Только не видно ни черта!


Даша снова повторила свою просьбу, и до меня вдруг дошло — я зажмурился, мысленно стирая всё, что меня окружало, и тут же почувствовал ощущения, что бывают когда "всплываешь" из очень глубокого сна: сначала редко, по одному, но с каждой секундой всё больше и чаще, в моём сознании вспыхивали сигналы от различных частей тела: вот тепло, ощущаемое кожей рук; вот лёгкое покалывание в ноге — видимо, отлежал; вот чья-то прохладная рука легла мне на щёку…


Я открыл глаза, и тут же встретился с встревоженным взглядом склонившейся надо мной Даши. Улыбнувшись, я шепнул:

- Привет, путешественница!


Из глаз девушки покатились слёзы, и она, всхлипнув, также шепотом отозвалась:

- Привет!


(продолжение следует...)

Показать полностью
1
Ольф. Финал.
9 Комментариев в Сообщество фантастов  

Завтра я буду свободен. Смогу ходить по городу, не бояться полиции. Смогу пользоваться благами цивилизации – телефоном, компьютером. Смогу навести у себя порядок и ночевать по-человечески. Носить не только осточертевший камуфляж и джинсы.

Перед глазами встала Челеста. Не давало покоя – почему она решилась на непоправимый шаг?

Было невыносимо больно с ней расставаться. Хотя она пыталась уничтожить мое счастье, украв корабль… Но сердцу не прикажешь. Поступай, как велит сердце, сказал на прощание Филозов. Наверное, он прав. Как же мне поступить?

Когда она обернулась, убегая, было в ее взгляде что-то… Преступники так не смотрят. Словно не хотела забрать корабль. Не ждала долгое время подходящего момента. Не делала одну попытку за другой. Не соблазнила, чтобы обокрасть…

А, может, я все понял неправильно, и…

И она поняла все неправильно? Вообще все. Просто хотела увидеть меня – как бы инопланетянина – в истинном виде? Хотела правды, не зная, что правда и ложь в моем случае поменяны местами. И если это так...

Решено. Устрою свои дела. Восстановлю доброе имя. Получу загранпаспорт. Выучу итальянский. Найду Челесту. Буду за ней ухаживать. И однажды она вспомнит. Узнает. И тогда…

Но сначала попробую разыскать медальон.

Ага. Главное – медальон. Корабль. Весь мир у ног. Разыщу… тогда посмотрим.

Возможно, сделаю, как решил. Наверное.

Или не сделаю. Какая разница. Главное – медальон.

Сердце – заткнись!



Эпилог


– Как твоя новая обезьянка?

– Старается. Иногда кажется, что начинает делать что-то разумно.

– Будешь уверять, что уж эта-то превратится во что-то по-настоящему мыслящее?

– Мама, а вдруг? Некоторые были очень близки.

– Сколько игрушек и домиков они переломали за это время?

– Они же не специально.

– Лучше дай игрушку муравьям, те сразу потащат в муравейник, на общее благо, а твои обезьянки…

– Они хорошие! Только сами себя не понимают.

– Неужели не надоело? Вспомни: достаточно хорошенько намочить шарик или кинуться в него другим, и игра начнется заново.

– Мне нравятся именно обезьянки. С ними интереснее. Ящерки были такие унылые…

– Но и с обезьянками играешь не в первый раз.

– Я верю в них.

– Все еще веришь? Ну-ну. Многие из них по-своему верят в тебя, а разве это что-то меняет?

– И все же я надеюсь.



(Конец. Спасибо за терпение. Если захотите поделиться впечатлениями, буду рад)

Шаоми или Сяоми? Без разницы, как, главное — бесплатно!
спонсорский пост от
Шаоми или Сяоми? Без разницы, как, главное — бесплатно! длиннопост

Российский интернет-ритейлер электронных гаджетов из Китая Umkamall.ru объявляет о новой акции: покупателям любого товара полагается подарок — портативная колонка Xiaomi Mi Square Box. Для получения колонки нужно сделать заказ на ЛЮБУЮ сумму. Заказал проводок за 330 рублей, а в подарок тебе — колонка за 1 360 рублей! Халявных Xiaomi всего 500 штук, поэтому лучше поспешить — в прошлую акцию подарки расхватали быстрее, чем за сутки!

Umkamall.ru уже третий раз объявляет акцию с ограниченным количеством призов. В июле уже раздавали бесплатно смарт-часы.

Шаоми или Сяоми? Без разницы, как, главное — бесплатно! длиннопост

А в конце месяца покупателям дарили портативный аккумулятор на 20 000 мАч.

Теперь настала очередь Xiaomi Mi Square Box — подробнее о ней можно узнать тут.

Можно было бы подумать, что это рекламный ход и лохотрон, если бы не отзывы людей, реально получивших подарки от Umkamall.ru.

Шаоми или Сяоми? Без разницы, как, главное — бесплатно! длиннопост

Причина аттракциона невиданной щедрости: интернет-ритейлер только недавно запустил новый сайт и хочет его «обкатать», выявить и вычистить все возможные косяки. Например, акция с раздачей батареек помогла выявить, что сайт почему-то предлагает секс-игрушки в поисковой выдаче по запросу «Xiaomi Mi Band 2».

О компании: интернет-ритейлер Umkamall.ru — российский партнёр топовых китайских производителей. У «Умки» собственные склады в России, поэтому доставка в любую точку России занимает всего 3-7 дней. Это вам не 2-3 недели ожидания товара из Китая! Umkamall.ru сотрудничает только с проверенными китайскими производителями, проверяет каждый гаджет и даёт официальную российскую гарантию на все товары.

Показать полностью 2


Пожалуйста, войдите в аккаунт или зарегистрируйтесь