Valaar

Valaar

Отец-основатель и автор в "Дореволюционный Советчик", князь-хуемразь, стендап-конюх, рэпер Сквиртонит
На Пикабу
поставил 77 плюсов и 1 минус
отредактировал 1 пост
проголосовал за 1 редактирование
125К рейтинг 185 подписчиков 837 комментариев 221 пост 63 в горячем
13

И не в борделе, а в поеблике

И не в борделе, а в поеблике
-301

Зачем мне Херсон?

Я русский, гражданин России, по-русски говорю, по-русски думаю. Вы мысли мои читаете, лайки ставите, комплименты пишете. По всей видимости, я, получается, человек не самый глупый, думы мои близки вам. И я вот эту свою русскую думалку напрягаю и вообще не понимаю: зачем мне Херсон?

Россия его захватывала, но он мне не был нужен. Россия из него ушла, но мне не жаль, ведь он мне не был нужен. Россия говорила, что не уйдёт из него, но ушла. Я мог бы возмутиться этому факту, если бы мне был нужен Херсон, но он мне не нужен. Я ничего не приобрёл с Херсоном и ничего не потерял без него. И то же самое - с Харьковом. И то же самое - с Киевом. С Одессой. С Донецком. С Луганском. С Крымом.

Мне говорят: оно должно быть НАШЕ, российское. Слово "наше" означает принадлежность, собственность. Но я не понимаю, что значит НАШЕ, по отношению к целому городу с миллионным населением, например. Как он в принципе будет *принадлежать*? Кто из конкретно *их* и кому из конкретно *нас*, это как, это что?

*Наш* - это значит, можно зайти и всё взять, что хочешь? Нет ведь, кто хочет не может взять, что хочет, но если бы и мог, то мне и этого не надо. Я не хочу ничего там *брать*. Нет ничего такого из того, чего мне было бы надо от Украины, чего бы я не мог бы от неё получить вот так вот запросто, до 2014 года.

Приехать и погулять по красивым городам, получить любовь и дружбу местных жителей, навестить часть семьи, вкусно поесть и потанцевать, посмотреть музеи, послушать классных музыкантов, повести время в компании открытых весёлых людей...я всегда это получал. А это всё, что мне было нужно. В этом смысле Украина всегда была *моей*, а я был *её*, ровно настолько, насколько нам обоим было комфортно.

Что ещё было надо? Мне - ничего. Мне не досталось ничего, из того что там отняли, я не претендовал на это, не хотел этого, был против этого.

Мои мудовые российские соотечественники сугубо для себя, сначала без моего ведома, а потом - при моём активном несогласии отняли у украинцев многое: ресурсы, территории, дома, время и деньги, вещи и инфраструктуру, сёла и города, но самое священное - жизни... солдат, гражданских, мужчин, женщин, детей, животных, всех существ.

А у меня они отняли Украину. Да, я чувствую потерю. Не как диванный патриот - потерю Херсона, где даже не был и никогда не будет. Но то немногое, насущное, осязаемое и необременительное, что я всё таки хотел получать от этой гостеприимной страны, всё это мне сейчас обоснованно недоступно. Как россиянин, я не разбогател от присоединения Крыма, Донбасса, Херсона. Но я обеднел на целую Украину.

Это не единственная потеря. Как вы видите, я ни разу не абсолютист-почвенник. Мне кажется, что место принадлежит главным образом тем, кто в нём живет прямо сейчас, а границы становятся всё более размытыми. В таком мире я жил до 2014 года. Поэтому я не только бы ушёл (и более того - не приходил бы) в Херсон, я бы и японцев пустил на Курилы. Потому что в Херсоне уже живут люди и нас там не надо, а на Курилах вообще никого нет, мы их и сами не используем и никому не даём. Не было бы для меня потерей, если бы на Курилах появился русско-японский город. Или даже чисто японский.

Но я ощущаю потерю в другом. В самом важном. Людские жизни. Умерший человек уже ни на каком языке ничего не произнесёт и никакой город не населит. Его не вернёшь. Я люблю людей и у меня отняли людей, уволоча их в смерть. Я обеднел на всех этих людей, на каждого из них, обеднел на новую встречу, на несбывшуюся дружбу, на невысказанную любовь.

Кстати, о высказанности. Я обеднел и на живых. На украинцев и крымских татар, на прибалтов и поляков, на их языки, которые теперь долго не услышу вокруг себя. Но и мой язык обеднел тоже. Из него стали пропадать слова. Те, кто так старательно хотел его защитить, защищают его от слов, обозначающих важные события и явления. Мой русский язык тоже истоптан новоязом. Нам запрещают войну называть войной, преступление. - преступлением, негодяя - негодяем, а горе - горем.

И здесь я снова чувствую потерю. Чувствую себя ограбленным. С Херсоном нет, а здесь - да. Я чувствую, что отнимают моё, лезут мне в рот, мне в ум, мне в душу.

Нам запрещают говорить правду, потому что она дискредитирует. Но мы забыли, что это нормально. Что это правильно. Правда ВСЕГДА дискредитирует. Правда о подлости подлеца дискредитирует подлеца, а правда о воре - вора.Я обеднел на целую правду. Правду о важнейших событиях вокруг.

Воры запретили нам говорить, что они воры и они воруют, что они - убийцы и они убивают. То, что мы не можем назвать - не существует. Слова утратили прежние значения и приобрели противоположные. Зло называют добром. Жестокость - милосердием. Порабощение - освобождением. Я обеднел на добро, милосердие и свободу, на возможность их провозгласить.

Независимо от того, кто и как говорит о Херсоне, Херсон продолжает быть Херсоном и быть в том месте, где и сейчас. Но в зависимости от того, кто говорит о Херсоне, в его речи пропадают слова. Я обеднел на свободу слова.

Я обеднел на всё это. И внезапно разбогател снова, как только понял, что вернуть это всё очень легко. И слово свободы, и слово правды, и слово милосердия. И любовь людей. И их радостный смех. Надо лишь ещё раз, в последний раз обеднеть. Каждому из нас. Обеднеть на свой собственный страх.

Показать полностью
-22

Скриптониту пора создать скриптовалюту

Скриптониту пора создать скриптовалюту Юмор, Twitter, Россия, Комментарии, Казахстан, Рэп, Русский рэп, Мигранты, Черный юмор, Скриптонит, Казахи, Биткоины, Криптовалюта, Музыка, Музыканты, Секс, Маркетинг, Мужчины и женщины
Показать полностью 1
2353

DISSI-DENT - оставь боль на родине. DISSI-DENT - одобрено комитетом против пыток

DISSI-DENT - оставь боль на родине. DISSI-DENT - одобрено комитетом против пыток
56

Ищут его и не могут найти

Ищут его и не могут найти
31

Вызывайте охотников за привидениями

Вызывайте охотников за привидениями Юмор, Twitter, Россия, Черный юмор, Дмитрий Медведев, Сарказм, Новости, Сатана, Политика
Показать полностью 1
38

И где-то грустит Вельзевул

И где-то грустит Вельзевул
1192

Это сообщение было создано кровожадным адептом

Это сообщение было создано кровожадным адептом Юмор, Twitter, Россия, Черный юмор, Комментарии, Дмитрий Медведев, Новости, Политика, Иероним Босх, Скриншот
Показать полностью 1

Шалом шаббат!

Плати вдвойне, да хоть втройне,
хоть вчетверне плати ты мне,
хоть миллион плати мне в час -
всегда готов, но не сейчас.

Шаббат батяня, батяня шаббат,
с дивана сегодня не встану, ребят,
не нужно звонить и написывать в чат,
нельзя, ведь шаббат, ведь шаббат.

Скажу жене, скажу жене:
Из тыквы латте сделай мне!
Ответит умная жена:
Шаббат для всех, слышь, бензона!


Шаббат батяня, батяня шаббат,
я пейсы не прятал за спины ребят,
я в руки сегодня не брал автомат,
нельзя, ведь шаббат, ведь шаббат.

Нельзя на работу,
нельзя в магазин,
священной субботы
порядок един,
вчера муэдзин
кликал филистимлян -
сегодня пусть пашут,
а я на диван.

А я на диван брат, а я на диван,
а я на диван, брат, а я на диван,
а я на диван, брат, а я на диван,
пускай я и не Мойша, а Иван.

Плати вдвойне, да хоть втройне,
хоть вчетверне плати ты мне,
хоть миллион плати мне в час -
Я завтра - да, сегодня - пас.

Показать полностью
8

О Человеке Несломленном

По поводу так называемой "пропаганды гомосексуализма" и последнего российского закона об оной: вы ведь читали мою серию рассказов "Голое Солнце" про юность в Таджикистане, я всё грожусь написать вторую часть. Так вот: писал один черновик ещё в прошлом году, утратил на бывшей работе, может, восстановлю, может и не нужно, может дополню как-то. Но там в центре рассказа реальная история, в университете произошла, сейчас хочу поделиться к месту.

В Таджикистане студентов добровольно-принудительно отправляли собирать хлопок (ну, как в России - на картошку). Может и по сей день есть такая практика. Уборочные работы происходили с сентября по ноябрь. Ночёвки в холодных бараках в спальниках, месиво грязюки, драки, пьянки, тайное курение анаши и песни под гитару у костров холодными звёздными ночами. Романтика, от которой каждый косил, как мог, ибо приезжали все больные, разбитые, немытые и фрустрированные.

Студенческие отряды поступали в распоряжение колхозных бригадиров, условия и отношение, мягко говоря, оставляли желать лучшего. Кроме того, не смотря на "интеллигентность публики", как никак университеты (пффф, это мало что меняло) процветали самая настоящая дедовщина и землячество: перваши работали за всех, могучие кучки студентов из медвежьих углов республики щемили городских и отжимали вещи, короче, такой себе советско-постсоветский нуар с азиатским колоритом.

Как поступивший с высшим балом в тамошнее "таджикское МГИМО" - муносибатхои байнакхалки (что в переводе с фарси означает "международные отношения") от первокурсной хлопковой кампании я благополучно откосил, занимаясь покраской местной библиотеки и сортировкой книг, где, к слову, впервые познал Канта и Ильина.

А вот на втором курсе мы с друзьями решили всё же пройти через сии тернии, привлекаемые сомнительной вышеописанной романтикой, упоительными историями старших, возможностью невозбранно долбить дикопроизрастающий ганджубас и пубертатным желанием приударить за сокурсницами вдали от их суровых отцов и братьев. За небольшую взятку нас поставили в первый поток, с середины сентября по середину октября, в тёплое, почти летнее время. И мы отбыли.

Казусов, причём потешных, было с избытком, была и драка, как же без неё, но была и прямо история. Второкурсники были чем-то вроде армейских "черпаков", буллинга в их сторону было поменьше, а международников и вообще как-то не трогали и даже привилегированно водили в колхозную баню два раза в неделю, а не один (здесь место для шутки про оброненное мыло)

Жёстко буллили первокурсников и в особенности - двоих друзей, в одном из которых я узнал соседа из микрорайона - сына местного муллы. За что? Прошёл слух, что эти двое - геи. И ходят в свободное время куда-то уединяться. Кто-то за ними однажды даже проследил и мол, действительно, сидели где-то в овраге и что-то там "влюблённо ворковали".

Травля дошла до побоев. Второго парнягу приехали и забрали родители, а сына муллы определили к нам в здание, подальше от дикарей. Но ничего не закончилось: выйдет он в поле - ему и свистят, и кричат, и в столовой миску выдали, сказали "с ней всегда и ходи, сам мой", а то прочие не хотят, чтобы после тебя им твоя посуда случайно досталась. А он, такой, что примечательно, ноль эмоций. Абсолютный такой стоицизм.

И что самое интересное: этот слух о его, якобы, гомосексуализме, мы как-то на веру приняли. Ну, мол, да, парень вот такой. Просто те, дикари, его травят, а мы не будем. Ну, как не будем... Нет-нет, да кто-нибудь и ввернёт какую-то необязательную репризу (тут место для шутки про оброненное мыло) Но зато мы за него не раз публично заступились. Так что был с нашей стороны не только маскулинный токсик (таких слов мы тогда не знали), но и поддержка.

А уже в конце работ кто-то за ужином догадался спросить: а правда ли это всё вообще и с тем вторым в частности? А он только плечами пожал. Человек-загадка. Зато большой умница, и по-арабски читает, и по-английски говорит, и по-русски, как на родном. Каждое утро: зарядка и зубы идёт чистить к колонке, даже когда холодно, а колонка-то во дворе. Мы иногда ленились, а он - ни разу.

А ещё - в шахматы играл. А я как раз с собой привёз доску, но так ни с кем достойно и не зарубился. И начали мы с ним чемпионаты по вечерам. Так и задружились. На темы разные говорим, шуткуем, беседуем. Но темы гендерной не касаемся, старательно обхожу её, ибо парень хороший, а что там и как - его дело, натерпелся и так всякой дичи.

Ну и поехали домой в одном автобусе, мы же соседи, а теперь и друзья. И там, слово за слово, не помню уже, применительно к чему, я всё же ляпнул что-то вроде: ...у вас, у этих, ну, кем ты там являешься, всё видимо иначе, я в этом не секу, но вот мои отношения с дамами строятся примерно так...И тут он как начнёт смеяться: да не гей ("хезалак" по-таджикски) я никакой. Я обычный пацан, у меня даже невеста есть. Ты, говорит, что всё это время в эти слухи верил что ли? Ну так я говорю тебе, что нет. А если вдруг ты сам из таких и я тебя разочаровал, то прости (подъёбывает меня ещё, гад такой)

А что вы тогда там делали с тем парнем, говорю. Коран, говорит, учили. Он выразил желание веру принять всерьёз, я помогал. (тут важное примечание, для мусульманина очень важно, если благодаря ему кто-то в вере преисполнился, это большое благо и верующие не упускают шанса побыть миссионерами, я не раз такое встречал)

Ты, конечно, извини, говорю, но ты ведь это публично ни разу никак не опроверг, даже когда тебе прямой вопрос задавали. А унижения эти, что случались, как ты из миски этой отдельной ел, все эти стычки...ты же это всё просто игнорировал, тебе ведь было достаточно просто один раз всем всё объяснить и не было бы этого всего. И повод у тебя по вашим меркам был очень уважительный и благородный, его бы все поняли.

И сказал мне сын таджикского муллы семнадцати лет (подчёркиваю каждое это слово) (это почти прямая цитата):

Понимаешь, я не считаю, что они в принципе правы. То есть: если бы я перед ними оправдался, я как бы считал, что мусульманина, или таджика, или мужика унижать нельзя, а вот хезалака, или там, женщину, или кого-то ещё - можно. А я считаю, что никого унижать нельзя. И если бы я со своей позиции ушёл и им бы что-то объяснял, было бы, что я себя предал.Как будто: если бы я был таким, как вы думаете, то ладно, но я не такой и поэтому не бейте. Они не заслужили, к тому же, чтобы я перед ними оправдывался ни в чём. Они сначала судили, потом делали, а потом уже спросили. Их ответ не интересовал. Они просто любят унижать. Своих. Русских. Чужих. Слабых. Других. Любых. Я говорю и объясняю равным. Сам первым скажу, что надо, если вижу достоинство. Там его не было.

Увидел я тогда Человека, друзья, большого в самом человеческом смысле этого слова. Это было самое прогрессивное и мудрое одновременно, что я слышал за два года в универе. Всё, что он сказал, я как будто "знал душой" всегда и когда он это произнёс, я словно увидел...не знаю, как выразить...какое-то родственное существо в высшем из смыслов, не соотечественник, не родственник крови, не единоверец (хотя это уже ближе), а...брат духа, как бы пафосно это не звучало.

Я увидел Человека Несломленного, человека с идеей, что пронёс её через испытания и как будто бы сам не заметил, насколько он крут. Подобные истории, что мне посчастливилось увидеть, это мои стены и знамёна, я защищён и вдохновлён ими, я выстроен из них и поднимаюсь по хранимой мной памяти о них, как по лестнице. Это лучшее, что мог дать мне мой новый друг и он сделал это. Это не стоило ему ничего. Но он одолжил мне то, что я всю жизнь буду отдавать другим: пример мудрости, достоинства и отваги.

Мы живём в злое время, но в тёмные времена люди света сияют ярче. Я вижу много таких людей сегодня. И мои стены крепнут. Мои знамёна реют на ветру свободы. Как и многих моих друзей того времени, героя этой истории нет в живых. Однако, он жив в том лучшем из миров, в котором хранил свои сокровища: достойные слова и дела. Его зовут Рашид. Подумайте, пожалуйста, о нём хорошо. Он услышит.


Источник https://vk.com/wall182902_9183

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!