MaxOttovon

пикабушник
поставил 9373 плюса и 1180 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
20К рейтинг 14 подписчиков 9973 комментария 41 пост 3 в "горячем"
3258

Иначе никак.

Как-то встретился мне в Лондоне один дядька лет 50  с одной из СевКав республик. Иногда заходил в магаз, где я в то время работал. Дома он вроде шофером работал (я его не очень внимательно слушал), английского не знал, искал работу.

Спрашивает меня:

- А ты на стройке работал здесь?

- Да, говорю, работал.

- А как устроиться?

Ну, я набираю воздуха в грудь и начинаю лекцию:

- Сначала идешь и делаешь себе CIS-карту. Идёшь в местную налоговую, даёшь им два документа, удостоверяющие личность, например, паспорт и права, говоришь им адрес и тебе приходит карта на почту...

- Погоди, говорит он мне, а денег сколько им надо дать?

- Бесплатно, говорю, только очередь надо отстоять, я минут 20 ждал. В некоторых офисах может и переводчик штатный быть, вот адреса куда идти...

- Ну как, говорит, как может быть бесплатно? Ты там кого-то знаешь, наверное?

- Нет, говорю, я через парадный вход зашёл, отстоял очередь, заполнил анкету, один из доков вообще был просроченным ISIC для студентов...

Дядька этот огорчённо качает головой и укоризненно говорит мне:

- Эх, не хочешь ты мне помочь...

19

Сдача с серебряного доллара (Р. Шекли)

Она вела машину так долго, что руки, казалось, приросли к рулю. Свет фар выхватывал яркие рекламные щиты у обочин. Автомобиль мчался к освещенному участку дороги, но никак не мог его достичь. Шоссе струилось вперед, окруженное высокими стенами мрака. Свет фар разгонял темноту, но та все равно вздымалась до неба, неустанно подрагивая, как будто выбирая момент, чтобы сомкнуться над одиноким путником.

На бортовых часах высвечивалось: «3:25». Сколько же она за рулем? Пять часов, шесть? Не отрываясь, она смотрела, как фары вгрызаются в темноту. Перед глазами плясали черные точки. Огромная стена тьмы, казалось, вот-вот опрокинется.

– Все, хватит, – твердо сказала она. – Пора выпить кофе.

Вообще-то, Том и дети ждут ее не раньше завтрашнего полудня. Но она решила преподнести им сюрприз и начать свой короткий весенний отпуск на день раньше. Езда ночью, предполагалось, станет забавным приключением. Но толстые черные линии на дорожной карте в реальности оказались неосвещенными петляющими гудронными дорогами. И километры растянулись до бесконечности.

Впереди показалось красное неоновое зарево придорожной закусочной, и она сбросила скорость.

У дороги напротив заведения голосовал мужчина. На мгновение фары выхватили худое, усталое лицо, когда она сворачивала на пустую парковку у кафе. Поставив машину на ручник, откинулась в кресле и потянулась до хруста. Потом вытащила ключ зажигания, взяла сумочку и открыла дверцу.

В кафе было жарко и влажно, густо пахло пережаренным маслом и помоями. Она села за стойку и увидела спину бармена, склонившегося над бачком с чищеным картофелем.

Входная дверь открылась и закрылась, и рядом с ней сел мужчина. Она заметила узкое лицо с тонкими губами и поняла, что это автостопщик с дороги.

Человек кашлянул, и она быстро отвернулась, надеясь, что он не станет напрашиваться в попутчики. Должно быть, он ее понял, потому что ничего не сказал.

Подошел бармен, чтобы принять заказ, – крепкий унылый тип со светлыми кудряшками на крупной голове.

– Вам и вашей жене кофе? – обратился он к мужчине.

Женщина резко вскинула голову. Что за глупое предположение, пусть даже они сидят рядом в пустом кафе. Очевидно, бармен не отличается проницательностью.

Автостопщик повернулся к ней с виноватой улыбкой. Но улыбка быстро растаяла. Внезапно она похолодела: казалось, мужчина смотрит сквозь нее на теплый, комфортабельный автомобиль снаружи.

– Мне кофе и гамбургер, – сказала она.

Автостопщик немного помедлил, потом резко вздохнул:

– Мне то же самое, что и жене.

– Угу. – Бармен медленно поковылял к грилю, почесывая загривок толстыми пальцами с грязными ногтями.

Она плотно сжала губы. Нет смысла устраивать сцену. Если он решил так пошутить, она проигнорирует шутку.

– Мы ехали всю ночь, – сказал автостопщик.

– Да ну? – Бармен прижимал бургеры ножом к грилю. – Вам кофе сразу?

– Да, – кивнул мужчина. – Жена всегда первым делом пьет кофе.

Что она могла сказать? Я ему не жена? Он мне не муж? Нет смысла выставлять себя на посмешище только ради того, чтобы разъяснить ситуацию глуповатому бармену.

Бармен отошел от гриля и наполнил две чашки кофе, потом взял белый эмалированный кувшин с молоком.

– Мне черный, пожалуйста, – попросила она.

– Верно, она всегда пьет без молока, – сказал автостопщик. На лбу у него блестели капли пота. – Просто жить не может без черного кофе. Глушит его днем и ночью, и только черный.

– Ясно. – Бармен поставил чашки на стойку перед ними. – Моя старушка тоже любит черный.

– Правда? – оживился автостопщик. – А мы с женой едем в Кливленд, в гости к ее сестре. Давно собирались съездить, да все как-то не получалось.

Она раздраженно посмотрела на него. Это уже слишком. Определенно, толстый бармен должен понять, что этот человек в мешковатом костюме и грязной рубашке не может быть ее мужем.

Она открыла рот, но автостопщик торопливо произнес:

– Пей кофе, дорогая. Ты устала. Представляешь, как она устала? Знаешь, приятель, она всегда становится раздражительной, когда едет слишком долго. Но она сдерживает свой гнев!

Толстые губы бармена тронула улыбка. Он потер нос и сказал:

– Когда моя старушка сердится, достаточно разок врезать, и все сразу проходит. – Он подмигнул автостопщику.

Автостопщик подмигнул в ответ.

– Точно, – сказал он. – Самый радикальный способ.

Бармен усмехнулся и отошел к грилю.

– Я не хочу закатывать скандал, – тихо сказала она. – Но если вы сейчас же не прекратите…

– Дорогая, успокойся, – сказал автостопщик и сгреб ключи от машины. Позвенел ими в руке и добавил: – Ты слишком взволнована.

– Отдайте ключи! – потребовала она.

– Слушай, дорогая, не доставай меня, – пригрозил автостопщик. Пот градом катился по его щекам. – Если не закроешь рот, тогда заткну его я. Прямо здесь.

– Так с ними и надо, – одобрил бармен, ставя гамбургеры на стойку. – Кетчуп?

– У меня с собой документы… – Она запнулась. Лицо мужчины вдруг посерело, он весь напрягся и замахнулся ладонью:

– Я предупреждал.

Вот что он имел в виду! Она поняла, что он не шутит, и почувствовала спазм в животе. Он вел отчаянную игру; его цель – попасть в ее машину и уехать. Если надо, то с помощью силы…

– Надеюсь, вы не против, если я ее малость отшлепаю? – добродушно спросил автостопщик. – Она скулила всю ночь.

– Только без крови, – хохотнул бармен.

Она сидела неподвижно перед нетронутым гамбургером, пытаясь унять дрожь в руках. Надо успокоиться и все обдумать. Телефон.

– У вас есть телефон? – обратилась она к бармену.

– Кому ты собралась звонить посреди ночи? – быстро спросил автостопщик.

– Моему мужу.

– Слушай. Еще одно слово… клянусь, выдашь еще что-нибудь подобное, и ты получишь.

Его узкое, жесткое лицо застыло, желваки вздулись. Он уставился на нее не мигая, как дикий зверь, и она зачарованно смотрела ему в глаза.

«Голубые, – подумала она. – Как у Тома».

– Дайте кусок вишневого пирога, – попросил автостопщик. – Вы не думайте, она у меня не всегда такая. Мне сейчас за нее немного стыдно. Но она слишком долго ехала.

– Женщины, – пренебрежительно протянул бармен.

– У нее есть и достоинства, – рассудительно заметил автостопщик. – Она хорошо заботится о ребенке. Сейчас с ним сидит моя мать, пока мы ездим в гости.

– А мы так и не обзавелись детьми, – сказал бармен.

– А нашему год и месяц.

От такой наглости она онемела. Она и в мыслях не допускала, что такое может случиться на самом деле. Только не с ней. Женщину, у которой уютный домик и двое детей, не могут похитить ранним утром из придорожного кафе.

Внезапно ее охватило оцепенение. Она почувствовала себя жутко уставшей, ни на что не способной.

– Девочка, мальчик? – поинтересовался бармен.

– Малышка. К сожалению, нет с собой фото.

«Может, я не права, – думала она отсутствующе. – Может, этот человек – мой муж, а я его жена, и он имеет право ударить меня из-за того, что я ныла всю ночь…»

Звякнула чашка.

– Еще кофе, – сказал автостопщик. – Тебе тоже, дорогая? – Он ухмыльнулся, показав почерневшие зубы.

«Нет, – решила она, – это не мой муж. У моего мужа чистые белые зубы и пара золотых коронок на коренных зубах. А этот человек сроду не бывал у дантиста. Нет, он не мой муж».

– Нет, – прошептала она, глядя на толстого, заросшего щетиной бармена, почесывающего свои дурацкие светлые кудри. Ее остроносый муж-автостопщик жадно глотал вторую чашку кофе, сжимая в свободной руке ключи от машины.

Ключи от ее машины! Тотчас сонливое оцепенение прошло, она очнулась. А может, броситься к двери и выбежать на улицу, в темноту? Но автостопщик уже стоял между ней и дверью.

– Думаю, мы закончили, – сказал он. – Пора ехать дальше.

– Угу, – кивнул бармен. – Так, посмотрим. Два гамбургера – пятьдесят центов, пирог – шестьдесят пять. Три кофе. Итого девяносто пять центов.

– Заплати, дорогая, – обронил автостопщик.

– Нет, – сказала она, прижимая сумочку.

– Я сказал, заплати!

– Сам заплати! – крикнула она. – Послушайте! – Она повернулась к бармену. – Вы что, ослепли? Не видите…

Автостопщик шлепнул ее по губам.

– Ты у меня получишь, – тихо прошипел он. – Получишь так, что мало не покажется.

– Девяносто пять центов, – повторил бармен.

Автостопщик зло уставился на нее, но она сжимала сумочку обеими руками так, что побелели костяшки пальцев. Тогда он выудил из заднего кармана потрепанный бумажник, открыл его и сунул пальцы в один из отделов.

– Вот. – Он бросил на стойку сверкающий серебряный доллар. Бармен взял его с недоверием.

– Это законная монета, – заверил автостопщик, отступая к двери. – Это мой счастливый доллар.

Она смотрела на серебряную монету и недоумевала, откуда она у него. Из Лас-Вегаса? Проиграл все деньги, а доллар оставил на всякий случай?

Ну вот и все! Юркнув за стойку, она приказала:

– Еще кофе. Побыстрее.

Бармен взглянул на нее удивленно, но кофе принес. Сделав глоток, она встала, по-прежнему крепко сжимая сумочку.

– Доллар и пять центов, – сказал бармен.

Автостопщик взглянул на нее со злобой.

– Как насчет одного кофе за счет заведения? – спросил он у бармена, пытаясь выдавить улыбку.

– Плати. Есть деньги на поездку в Кливленд, значит хватит, чтобы заплатить по счету.

– Дорогая…

Но она не смотрела на него. Если он хочет добраться до ее сумочки, ему придется избить ее до беспамятства. Но вряд ли бармен допустит это, даже из мужской солидарности.

– Она нарочно злит меня, – сказал автостопщик.

– Плевать. Ты мне должен пять центов. – Бармен подошел к автостопщику. Его лицо побагровело.

Автостопщик посмотрел на нее. Она смотрела на ключи в его руке.

– Ну ладно, – сказал он и швырнул ключи на стойку бара.

Она схватила их и выбежала на улицу. Стуча зубами, завела машину и включила скорость. Фары осветили дорогу.

Не отрывая взгляда от освещенного участка дороги, она думала о счастливом долларе автостопщика. Его последних деньгах.

Она поежилась.

Что с ним? Избит барменом из-за пяти центов?

Но сейчас она не могла думать об этом. Она не могла даже плакать, потому что стена мрака перед несущимся светом фар вздымалась до самых небес, выжидая момента, чтобы сомкнуться.

Показать полностью
-23

Особенности международной автосигнализации

https://pikabu.ru/story/osobennosti_natsionalnoy_avtosignali... напомнило
Ходил на работу/с работы по улице, с доной стороны - дома, с другой - парк. Район не очень-) И у одной машины было разбито окно. Потом заменено. Потом опять разбито. Потом - записка - "ничего ценного в машине не оставлено". Вроде помогло.

Особенности международной автосигнализации Автосигнализация, Авто, Лондон, Записки
1

О попрошайках в метро

Не, не тех, а навеяно этим постом: https://pikabu.ru/story/o_poproshaykakh_v_ayeroportu_5582623

Возвращаюсь домой из Штатов, автобусом докинули меня на Манхеттен, до станции метро, черт знает какого. Доедешь, спрашивают, до JFK? Доеду, говорю. Вы ж рассказали, как.

Подхожу на метро, смотрю схему - ну нифига не понятно, затупил неимоверно. Подходит таксист, черный, говорит - куда, мол, тебе? Я говорю - аэропорт, он говорит, что-то около 40 долларов. Я такой, в принципе согласен, он сразу - жди здесь, я скоро, и убегает.
Тут подходит бомж при станции, тоже чёрный, и говорит - тебе куда? Я говорю, аэропорт. Он говорит - не бери такси, с тебя что-то около 40 долларов возьмут. Я говорю, а как доехать, где билет купить, и пересадки, опять же? Он мне - всё просто, вот автомат, давай 3 доллара, покупает мне билет, очень быстро и доходчиво всё объясняет, подводит к турникету, помогает с сумкой, и говорит, братан, а пары баксов у тебя не будет? Я, под впечатлением, даю ему пятёрку и благодарю.

А в Лондоне под Олд-Стрит, под кольцом, тоже сначала непонятно, переходы, туннели, метро... А у одного поворота сидел бомжик, англик, и спрашивал, вам, мол, на какую улицу выйти надо? И показывал, куда. Ему охотно за это монетки бросали.

-10

Цитаты от черномордой обезьяны

Из повести Ричарда Уормсера "Пан Сатирус".


— Скажите мне, генерал, — спросил Пан, — могли бы вы съесть больше, если бы у вас на каждом плече было по две звезды вместо одной? Могли бы вы больше выпить или меньше страдать с похмелья? Могли бы у вас быть две молодых жены вместо одной старой?

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Пан Сатирус сел прямо, положив все четыре ладони на пол.

— Вот вы с губернатором, — спросил он, — дорожите ли вы своими высокими постами?

Оба настороженно кивнули.

— Я хочу сказать, считаете ли вы эти посты высокими?

Они снова дружно кивнули, хотя принадлежали к соперничающим политическим партиям.

— Вы считаете их более важными, чем богатство, накопленное вашим отцом, сэр, и вашим дедом, губернатор? — Пан встал. — От чего бы вы отказались в первую очередь? От поста или от богатства?

На этот раз ни один из государственных деятелей не шелохнулся.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Вы никогда не сможете стать обезьянами, но жить, как обезьяны, вы еще можете; или, даже если вы сами вырастете людьми, можете воспитать своих детей в обезьяньем духе. Послушайте меня, потому что, вероятно, это единственная возможность в вашей жизни послушать речь, которую произнесет настоящая обезьяна.

Ребята притихли; они привыкли слушать речи школьных учителей, директоров и заезжих политиков.

— Чтобы достигнуть обезьяньего состояния, надо всего лишь подумать, прежде чем что-нибудь сделать, и особенно перед тем, как что-либо создать, — сказал Пан. — Звучит это очень просто, но это как раз то, чего человек не любит делать. Это не в людских привычках — сначала подумать, а потом сделать. Это даже небезопасно — за это могут уволить с работы, а безработные находятся на низшей ступени вашего общества. Дети, думайте. Не создавайте скоростных автомобилей, пока не построите дорог для безопасной езды. Не выращивайте огромного количества пшеницы, прежде чем вам не станет известно, что кто-то в ней нуждается. Не переселяйтесь бесцельно туда, где вам будет слишком жарко или слишком холодно. Живите легче. Это так просто. Будьте немножечко больше похожи на обезьян, дети; этим вы, возможно, не продлите себе жизни, но проживете ее гораздо веселее. Другими словами, не стремитесь к чему-либо, пока вы твердо не будете знать, к чему вы стремитесь.


Интересно, кто-нибудь так живёт?

-15

Стивен Бакстер, "Шиина-5"

Шиина не хотела, чтобы это случилось. Конечно, не хотела - требования миссии она знала не хуже остальных, столь же хорошо, как и сам Дэн. У нее имелись обязанности перед NASA. И она это понимала. Но такой поступок казался ей очень правильным.

Он приплыл после охоты.

Ночь кончилась. Пухлый огненный шар солнца уже засверкал над поверхностью воды. Кальмары выплывали из кораллов и зарослей водорослей, где они кормились. Стайки сбивались в группки, которые постепенно образовали стаю примерно в сотню голов.

"Ухаживай за мной. Ухаживай за мной".

"Смотри, какое у меня оружие!"

"Я сильный и яростный".

"Держись подальше! Она моя!.."

То был древний язык головоногих, язык сложных узоров на коже, ее текстуры, поз - слов о сексе, опасности и пище. Шиина плыла в стае и пела от радости.

Но вот в воде мелькнула тень.

Дозорные немедленно приняли позы маскировки или стали блефовать, выкрикивая ложь приближающемуся хищнику.

Шиина знала, что настоящих хищников здесь быть не может. А тень - не более чем машина, наблюдатель NASA.

Темный силуэт подкрался ближе и поднырнул под стаю. Так поступила бы настоящая барракуда, намереваясь ворваться в ее середину.

От стаи отделился сильный самец. Он развел в стороны все восемь рук, поднял два сильных щупальца, и его зеленые бинокулярные глаза уставились на фальшивую барракуду. На коже запульсировали узоры из светлых и темных пятен. "Посмотри на меня. Я большой и яростный. Я могу тебя убить". Самец медленно и осторожно подбирался к барракуде, пока не оказался совсем рядом.

В последний момент барракуда неуклюже развернулась.

Но слишком поздно.

Два длинных щупальца метнулись вперед, шишечки присосок коснулись шкуры барракуды и прочно закрепились. Восемь сильных рук самца обвили тело барракуды, а его кожа от возбуждения потемнела. Он ударил барракуду клювом, отыскивая мясо.

И он нашел его. Шиина увидела кусочки рыбы - добычу, подброшенную Дэном.

Кальмар стал погружаться, не выпуская добычи. Шиина присоединилась к нему. Прохладная вода струилась сквозь ее мантию, придавая пикантность первобытному наслаждению удачной охотой - несмотря на всю ее искусственность.

…Именно тогда это и произошло.

Когда Маура Делла неуклюже пролезла в лабораторию через шлюз, запах освежителя ее просто ошеломил.

- Добро пожаловать в "Океанскую лабораторию", мисс Делла, - приветствовал ее морской биолог Дэн Истебо - толстый, страдающий одышкой, настойчивый, лет тридцати, с вечной бутылочкой колы в руке и копной рыжих волос. Типичный придурковатый ученый, если судить по внешности.

Маура отыскала перед приборной панелью свободный стул - каркас, обтянутый тканью, которую неоднократно латали клейкой лентой. Рабочая зона здесь представляла собой маленькую тесную сферу со встроенными в стены приборами и оборудованием. Негромко, словно пульсируя, попискивал сонарный маячок.

Ощущения замкнутого пространства и тяжести воды над головой были ошеломляющими.

Она подалась вперед, заглядывая в маленькие смотровые окошки. Серую пустую воду пронизывали солнечные лучи. Маура увидела стаю кальмаров, плывущих в замысловатом строю.

- Кто из них Шиина-5?

Дэн указал на мягкий экран, встроенный в свободный участок стены.

Обтекаемое торпедообразное тело сочного оранжевого цвета с черными крапинками. По бокам изящно изгибаются похожие на крылья плавники.

"Космический Кальмар, - подумала Маура. - Единственный моллюск, включенный в штатное расписание NASA".

- Sepioteuthis sepioidea, - сказал Дэн. - Карибский рифовый кальмар. Длиной примерно с вашу руку. Кальмары, как и все головоногие, принадлежат к типу моллюсков. Но у кальмаров нога моллюска превратилась в воронку, ведущую в мантию - вот здесь, - а также в руки и щупальца. В полости мантии находятся внутренности и жабры. Проходящую сквозь мантию воду Шиина может использовать для перемещения, действуя, как реактивный двигатель.

- Откуда вы знаете, что это она?

Дэн снова ткнул пальцем в экран:

- Видите выпуклость между глаз, вокруг пищевода?

- Это ее улучшенный мозг?

- Нервная структура кальмаров отличается от нашей. У Шиины два нервных шнура, проходящих сквозь все тело, подобно рельсам, и усеянных парами ганглий - нервных узлов. Передняя пара ганглий увеличена и является долями мозга. Мы генетически модифицировали Шиину и ее прабабушек…

- Чтобы получить умного кальмара.

- Мисс Делла, кальмары и так умны. Они эволюционировали - очень давно, еще в юрский период, - состязаясь с рыбами. У них есть органы чувств, реагирующие на свет, запах, вкус, прикосновение, звук - включая инфразвук, а также гравитацию, ускорение. Возможно, и на электричество. Шиина способна осознанно управлять узорами на своей коже. Может "рисовать" на ней ленты, полосы, круги, кольца, точки. И даже делать их движущимися.

- Эти узоры - их "речь"?


- Не только узоры на коже, но и ее текстура, и поза тела. Возможно, имеются еще и электрические или звуковые сигналы, но в этом мы не уверены.

- И для чего они применяют свою восхитительную сигнальную систему?

- Трудно сказать… Совместно они не охотятся. И живут всего пару лет, спариваясь лишь один-два раза. - Дэн почесал бороду. - Но мы сумели выделить некоторое количество первичных лингвистических компонентов, которые и составляют примитивную грамматику. Даже для "неулучшенного" кальмара. Но этот язык, похоже, очень беден. В нем нет ничего, кроме пищи, секса и опасности. Но у Шиины язык гораздо богаче, мы ведь обучаем ее. Мы сумели доказать, что областями мозга, отвечающими за обучение, являются вертикальная и находящиеся над ней передние доли, расположенные выше пищевода.

- И как вы это доказали?

Дэн поморгал.

- Отрезая кусочки кальмарьих мозгов.

Маура вздохнула. Факт прямо для телепередачи.

Они рассматривали Шиину. Два больших глаза - сине-зеленых, с оранжевым ободком - на несколько секунд взглянули в камеру.

Чужие глаза. И разумные.

Имеем ли мы право поступать так, вмешиваться в судьбу других разумных существ ради собственных целей, а ведь мы даже не понимаем, как признает сам Истебо, для чего кальмары используют речь? О чем они разговаривают?

Каково это - быть Шииной?

И в состоянии ли Шиина понять, что люди хотят сделать ее пилотом космического корабля, летящего к астероиду?


Он подплыл к ней - самец, одолевший врага. Одно из его щупальцев было оторвано после столкновения с кусочком металла.

Она знала, что так поступать нельзя. И все же у нее не было сил сопротивляться. Она ощутила, как на коже рождается новый узор - многоцветные крапинки, перемежающиеся белыми пятнышками. "Ухаживай за мной".

Он подплыл ближе. Шиина увидела, как дальний от нее бок самца стал серебристым - сигнал другим самцам: "Держитесь подальше. Она моя!" По мере того, как он поворачивался, цвета его тела менялись, и она видела, как крошечные мускулы сдавливают пигментные мешочки в коже.

И он уже протягивал к ней гектокотиль - модифицированную руку со стопочкой сперматофоров на конце.

Миссия, Шиина. Миссия. Программа! Миссия! NASA! Дэн!

Но животное внутри нее становилось все сильнее и нетерпеливее. И она раскрыла для самца свою мантию.

Его гектокотиль приблизился, метнулся внутрь и уложил иглообразный сперматофор у основания ее рук.

Потом самец извлек гектокотиль. Все завершилось.

Нет, не все. Она еще могла выбирать - ухватить сперматофор и поместить его в свой приемник для спермы или нет.

Она знала, что не должна этого делать.

Песни кальмаров вокруг нее пульсировали жизнью. Древние песни, которые пели еще до людей, до китов и даже до рыб.

Ее жизнь коротка - одно лето, максимум два, несколько спариваний. Но песни света и танца заставляли каждого кальмара сознавать, что он или она есть часть жизни, зародившейся в тех древних морях. И что их короткая трепетная жизнь столь же малозначительна и одновременно столь же важна, как серебристая чешуйка на рыбьем боку.

Шиина, обладая усовершенствованным мозгом, смогла понять это первой из всех головоногих. И все же это знал и каждый кальмар - на каком-то подсознательном уровне.

Однако Шиина уже не была частью этого живого сообщества.

Самец еще не успел отплыть, а ее уже охватили ошеломляющая печаль, одиночество и изолированность. И возмущение.

Она обхватила сперматофор руками и увлекла его в глубину мантии.


- Мне придется говорить за вас в Решающий Понедельник, - предупредила Маура Дэна. - И поставить на кон свою репутацию, чтобы спасти этот проект. Вы уверены, абсолютно уверены, что это сработает?

- Абсолютно, - ответил Дэн со спокойной убежденностью. - Послушайте, кальмары адаптировались к среде с нулевой гравитацией - в отличие от нас. И Шиина умеет охотиться в трехмерном пространстве, поэтому она способна управлять кораблем. Если вы захотите вывести существо, идеально приспособленное для космического полета, то им станет головоногий моллюск. К тому же она намного дешевле любого эквивалентного по возможностям робота…

- Однако у нас нет никаких планов по ее возвращению, - мрачно отметила Маура.

Дэн пожал плечами:

- Даже если бы такая возможность и была, ее жизнь слишком коротка… Надеюсь, публика воспримет прибытие астероида на околоземную орбиту как памятник Шиине. И еще, сенатор… каждую секунду своей жизни, с самого момента зачатия, Шиина знала свою цель. Ради нее она и живет. Ради своей миссии.

Маура угрюмо смотрела на Шиину, плавающую в стае.

"Нам придется это сделать, - подумала она. - И в понедельник я должна буду выбить финансирование проекта".

Если Шиина добьется успеха, то лет через пять она доставит на околоземную орбиту астероид, богатый органикой и другими материалами. Этого астероида хватит для полетов на другие планеты. Возможно, это спасет человечество.

"А если все более мрачные отчеты Госдепартамента о состоянии Земли хотя бы наполовину точны, то это может стать нашим последним шансом".

Но Шиина не доживет, чтобы увидеть результат.

Стая кальмаров сбилась в тесный строй и рванула прочь, быстро исчезнув из виду.


Шиина-5 зависла в центре корабля, где вода, проходящая сквозь ее мантию и омывающая жабры, была самой теплой и богатой кислородом. Устройства управления -набор приборов и механизмов, поддерживающий жизнь - виднелись перед ней темной массой, на поверхности которой помигивали огоньки.

Она давно обнаружила, как трудно отдыхать в одиночестве - без стаи, без спариваний, обучения и бесконечных танцев дневного света.

Не в силах успокоиться, она поплыла прочь от центра управления. По мере того как она поднималась, протекающая сквозь мантию вода становилась холоднее и беднее кислородом. Она различала еле слышимые звуки, издаваемые живыми существами - плавное и стремительное скольжение рыб, бормочущий шепот криля, которым питались рыбы, и шипение диатомей и водорослей, служивших кормом для криля. В космическом корабле Шиины материя и энергия двигались по большим замкнутым циклам, поддерживаемые солнечным светом и регулируемые, словно биение сердца, центральной машинерией.

Она достигла полупрозрачной стены корабля. Та была упругой и заросла водорослями; их длинные нити колыхало едва заметное течение.

За упругой мембраной сияло молочно-белое расплывчатое солнце, возле которого виднелся полумесяц. Она знала, что это и есть Земля, чьи великие океаны для нее сократились до капли.

Она позволила неторопливому китоподобному вращению корабля увлечь ее прочь от солнечного сверкания и заглянула в темноту, где увидела звезды.

Ее обучили распознавать многие звезды. Она использовала эти знания для определения своего положения в пространстве гораздо более точно, чем это смог бы сделать даже Дэн на далекой Земле. Но для Шиины звезды представляли собой нечто гораздо более значительное, чем просто навигационные маяки. Ее глаза имели в сотню раз больше рецепторов, чем глаза человека, и она видела в сотню раз больше звезд.

Для Шиины Вселенная была заполнена звездами, трепещущими и живыми. А галактика представлялась звездным рифом, зовущим ее промчаться вдоль всей его длины.

Но сейчас это видела только Шиина. Ее все сильнее охватывало чувство одиночества.

Плавая в звездном свете, Шиина баюкала своих еще неродившихся детей, нетерпеливо выбрасывая облака чернил, принимающие очертания самца с яркими и глупыми глазами.


Маура Делла оказалась вовлечена в этот проект потому, что в 2030 году, когда ресурсы планеты сократились до минимума, Земля превратилась в огромную банку с пауками.

Возьмем, к примеру, воду. Человечество стало потреблять больше пресной воды, чем ее падает на планету с дождями и снегом. В Азии и других регионах вспыхивали схватки из-за воды. В войне между Индией и Пакистаном был даже взорван атомный заряд.

Главной международной проблемой стала Антарктика, когда последний континент был "открыт" для полубезумной активности изголодавшихся по ресурсам наций. Этот конфликт расширялся с каждым месяцем.

И так далее.

С точки зрения Мауры, все важнейшие проблемы человечества имели в своей основе замкнутость мира, отсутствие новых рубежей.

Америка быстро катилась в ад. Давно обойденная Китаем, а теперь оказавшаяся и перед лицом военной угрозы, Америка отступила, стала испытывать отвращение к риску. Богатые укрылись в огромных бронированных анклавах, бедняки искали забвения в фантастических мирах виртуальной реальности, американские солдаты летали в бронированных вертолетах над зонами боев в Антарктике, а китайцы кишели на скованных льдом землях, которые им удалось захватить.

А в довершение всего - настолько сильным оказалось похмелье тех дней, когда Америка доминировала в мире - американцы оставались нацией, которую на Земле ненавидели почти все.

Ирония заключалась в том, что в небесах имелись любые ресурсы, которые только можно пожелать: астероиды, луны Юпитера и Сатурна, бесплатная энергия Солнца. Люди знали об этом десятилетия. Но и после семидесяти лет космических полетов никто так и не придумал достаточно дешевый и надежный способ выхода на орбиту, который бы сделал разработку этих небесных богатств экономически выгодной.

Теперь же Дэн Истебо, чокнутый ученый из NASA, придумал способ, как пролезть в бутылочное горлышко. Он создал Космического Кальмара, способного изменить орбиту одной из этих летающих гор.

Мауру совершенно не волновало, каковы его личные мотивы, ее заботило лишь то, как она сможет употребить предложения Дэна во благо Земли.

Поэтому, когда Дэн пригласил ее для разговора к себе в JPL [1], она согласилась немедленно.


Один из экранов, встроенных в стену, показывал сине-зеленый космический корабль, приближающийся к астероиду. Астероид был бесформенным и почти черным. Кратеры и трещины на его пыльной поверхности были словно вырублены солнечными лучами.

- Расскажите, что я получу за свои деньги, Дэн.

Ученый взмахнул пухлой рукой:

- Околоземный астероид 2018JW, называется Рейнмут. Глыба из камней и льда около полумили в поперечнике. - Дэн был возбужден, его голос срывался, лоб покрылся капельками пота. - Маура, это именно то, что нам нужно. Миллиард тонн воды, силикатов, металлов и сложной органики - амины, азотистые основания. Даже Марс беднее этого астероида, если считать килограмм на килограмм…

Дэн Истебо живет не в свое время, подумала Маура. Он наверняка предпочел бы работать здесь в 60-е и 70-е, когда наука была королевой и планировался запуск безумно дорогих знаменитых космических зондов - "Викинг", "Вояджер", "Галилео".

Но сейчас подобное невозможно.

JPL создавалась как военная исследовательская лаборатория, и армия вернула ее себе в 2016 году.

Однако от наследства NASA внутри JPL нельзя было избавиться немедленно, пока одинокие и заброшенные "Вояджеры" все еще попискивали радиосигналами на границе Солнечной системы. И Дэн Истебо использовал это наследство на полную катушку, создавая внутри военной организации своих Космических Кальмаров. А ведь он, поняла Маура, и ее бы генетически изменил и засунул в ящик, если бы это входило в его планы.

- Расскажите мне еще раз, почему мы должны пригнать эту глыбу на орбиту вокруг Земли, - сказала она.

- Орбита Рейнмута близка к земной. Но это означает, что астероид не очень часто доступен для миссий с низкими затратами энергии; обе орбиты напоминают пару часов, идущих слегка вразнобой. До подобных небесных тел вовсе не так легко добраться, как полагают некоторые энтузиасты. Нам придется ждать еще сорок лет, прежде чем мы сможем повторить траекторию Шиины.

- Или вернуть ее домой.

- Да. Но это к делу не относится.

Не относится! Да ни черта он не понимает. Во всем проекте это самый трудный момент для преподнесения его парламенту и публике…


Сквозь полупрозрачный пол Шиина видела зернистый серо-черный грунт. Дэн сказал ей, что это вещество старше океанов Земли. А сквозь изогнутые стены корабля она различила зазубренный горизонт этого мирка - всего в десятках метров от нее.

Ее мир. Она запульсировала от гордости.

И еще она знала, что наконец-то готова.

Шиина отложила яйца.

Они были заключены в студенистые мешки - сотни яиц в каждом. Здесь, разумеется, не было нерестилищ. Поэтому она уложила мешки с яйцами на приборы в центре миниатюрного океана, который теперь находился на поверхности Рейнмута.

Подплывали рыбки, тыкались в яйца. Она наблюдала за ними, пока не убедилась, что рыбам не по вкусу защитный студень, который для этого и предназначался.

Всего этого камеры Дэна не видели. Она не сказала ему о том, что сделала. Она не могла покинуть свою тюрьму, но могла исследовать мир за его пределами.

Из корабля вылезли маленькие роботы-светлячки, осторожно прокладывая себе дорогу по поверхности астероида. Каждый был нагружен миниатюрными инструментами - изящными, как коралл, и совершенно недоступными ее пониманию.

Зато сами светлячки находились под ее контролем. Для этого она использовала похожее на перчатку устройство дистанционного управления, куда всовывала длинные руки, направляя деликатные движения каждого робота.

…Вскоре вылупились малыши, один за другим выбираясь из растворяющихся яиц. Они плавали вокруг - настороженные, активные, любопытные. Выпуская струйки воды, она направляла их к зарослям водорослей.

Пока малыши кормились, ее ждала работа.

Шиина собрала роботов на одном из полюсов Рейнмута. И там - терпеливо, кусочек за кусочком, она заставила их собрать маленькую химическую фабрику: трубы, баки, насосы и устремленное в небо сопло. Энергией ее обеспечивали драгоценные панели солнечных батарей, разложенные на пыльном грунте.

Фабрика начала работать. Бурильщики добывали поверхностный реголит и спрятанные под ним скальные породы и лед. Процессы химического разделения отфильтровывали метановый лед и складывали его про запас, в других процессах высвобождался водяной лед, который плавился и направлялся в ячейки электролиза, где разлагался на кислород и водород.

Все это казалось Шиине замечательным! Взять камни и лед - и превратить их в другие вещества! Но Дэн пояснил, что это старая и трудоемкая технология, которую люди используют в несколько раз дольше, чем даже его долгая жизнь.

Разрабатывать астероид легко. Надо лишь добраться до него и начать.

Тем временем малыши росли поразительно быстро, превращая половину съеденной пищи в массу тела. Она видела стычки юных самцов: "Я большой и яростный. Посмотри на мое оружие. Посмотри на меня!"

Почти вся молодь была глупой. И лишь четверо оказались похожи на нее.

Она уже начала стареть. Она уставала. Тем не менее Шиина учила четверых малышей тому, как надо охотиться. Она рассказывала им о рифе, о множестве существ, которые там живут и умирают. И еще она учила их языку - абстрактным знакам, которым ее обучил Дэн. Вскоре их мантии запестрели вопросами. Кто? Почему? Где? Как?

У нее не всегда находились ответы. Но она показывала машины, сохраняющие жизнь, рассказывала о звездах и Солнце, о природе мира и необъятной Вселенной. И о людях.

Настал момент, когда конструкция на полюсе оказалась готова к испытаниям.

Под управлением Шиины, щелкнув, открылись простые клапаны. Газообразные метан и кислород рванулись в прочную камеру сгорания и вспыхнули. Глазами робота Шиина видела, как из камеры вырвались продукты сгорания - ледяные кристаллы. Искрясь в солнечных лучах, они помчались в космос идеально прямым столбом. То был красивейший огненный фонтан.

И еще Шиина ощутила мягкую тягу ракеты - огромные волны, медленно пульсирующие сквозь воду.

Метановая ракета, зафиксированная на оси вращения астероида, постепенно столкнет Рейнмут с орбиты и направит его в сторону Земли [2].

Дэн сообщил ей, что в NASA празднуют это событие. Он не сказал прямо, но Шиина сама поняла: радуются в основном тому, что она завершила свою работу до того, как умерла.

Теперь она больше не нужна. Во всяком случае, людям.

Молодежь быстро сообразила, что Шиина и остальная молодь скоро истощат ресурсы своего единственного обиталища. В тесно замкнутых циклах воспроизводства уже наблюдалось несколько проблем: непредсказуемые скачки численности в популяции планктона.

Дети Шиины оказались очень сообразительными. И скоро они смогут мыслить так, как не способна она сама.

Они сказали, что, может быть, имеет смысл не только ремонтировать стены их жилища, но и расширять их. Скажем, построить новые купола и наполнить их водой.

Шиина, обученная лишь для свершения своей миссии, нашла подобную мысль весьма странной. Но им не хватало рыбы, а рыбе постоянно не хватало криля. Вода стала затхлой и перенаселенной.

Все это было неправильно.

Поэтому умные дети Шиины стали охотиться на своих глупых братьев и сестер, поедая их вялые тела одно за другим, пока не остались только эти четверо и Шиина.

Показать полностью
-4

Аа, тогда ладно!

Прочитал https://pikabu.ru/story/a_kak_khotelos_5258338 вот этот пост и комментарии к ниму, вспомнил историю:
Я и мой друг жили в Лондоне, работали в Тилбури (минут 40 на поезде), и после работы (стройки) собирались в гости в городок немного в стороне, то есть -  не заезжая домой. Стоим у рукомойников, я мою руки, мой друг, сняв рабочие ботинки, моет ноги в рукомойнике, мол, в гости же, неудобно с немытыми. Тут заходит англичанин с той же стройки, но с другой компании, незнакомый. Смотрит на нас с немым укоризненным вопросом, вроде даже остолбенел немного. Друг с ногой в руке смотрит на него. Пауза. Друг говорит (с тяжёлым акцентом):
- Ай эм муслим! (он не муслим нифига, и не похож)
Англичанин:

- Ааа, ОК!
Покивал даже, мол, тогда понятно.

Что скрывается под челкой этого смартфона: угадаете?

Вот вы думали, что эмо уже давно куда-то исчезли и 2007 никогда не вернуть. А что вы вокруг постоянно видите? Сплошные челки на смартфонах. А под ними ведь самое интересное. И нет, не заплаканные глаза эмо-боя с потекшей подводкой. А важные детали картинок.


Чтобы доказать вам это мы вместе с HONOR сделали игру, где вы можете проверить свою интуицию и логику. Под мигрирующей по экрану челкой мы спрятали важные детали картинок. Будет сложно! Но для каждого уровня мы написали подсказки, чтобы помочь вам сориентироваться. Готовы?

Отличная работа, все прочитано!