9

ПЛЮШКИНО ПОТОМСТВО

Какой черт меня понес в кладовку – я сейчас уже и не вспомню. Кажется, я просто проходила мимо, а дверь оказалась приоткрытой.

Я заглянула внутрь – никого. Уже собралась запереть ее, но тут взгляд наткнулся на одну из коробок, стоящих на полке. Я включила свет, зашла и заглянула в коробку. Лампочки. Полная коробка лампочек.

Кладовка – это не моя территория. Я не делаю там уборку, из моих вещей там только старый спортивный костюм и кеды, в которых я езжу на шашлыки, и то, если собираются только свои. Все остальное богатство принадлежит Мусику. Бывают дни, когда кладовка заглатывает его на несколько часов. Он чем-то там гремит, стучит и громко матерится.

Я часто вижу, как он что-то туда затаскивает, но, ни разу не видела, чтобы он оттуда что-то выносил. В смысле – навсегда выносил, безвозвратно.

Зная, что я не сильно балую своим присутствием это помещение, супруг отрывается в этой каморке по полной программе.

Однажды, в разгар стихийно возникшей ссоры, он чуть не с мясом вырвал модем (в то время я была несчастным юзером, выходившим на бескрайние просторы инета через диал-ап) и сделал вид, что выкинул его.


Через четыре месяца холодной войны, перерыв всю квартиру, испытав все приемы, вплоть до отлучения виновника моей виртуальной ломки от божественного тела, я нашла многострадальный модем в кладовке. Он был завернут в пакет и засунут в чемодан с разнообразными рыболовными примочками.

Тогда-то я и произвела генеральную чистку кладовой. Было это пару лет назад и с тех пор я заглядывала в святая святых своего великовозрастного Плюшкина только для того, чтобы достать банку-другую солений-варений.


И вот я стою и глупо пялю глаза на эти лампочки.

Порывшись в них, я убеждаюсь, что все они не пригодны к использованию. Все ясно, если я не выкину весь хлам из кладовки, никто этого не сделает, а хлам скоро переедет в жилые помещения.

Коробка с лампочками отправилась в прихожую. А я, оседлав стремянку, полезла на верхние полки.

Мама дорогая! Чего я там только не откопала. Перегоревшие лампочки сразу показались мне нужными в хозяйстве вещами.


Старые резиновые шлепки. Помню, как Мусик до последнего таскал их, неприлично пришлепывая полуоторванной подошвой. Он был готов разрыдаться от горя, когда подошва оторвалась. Я застала его за довольно интересным занятием – он сидел и сосредоточенно приматывал ее изолентой. Мусик испуганно спрятал тапок за спину и выпучил невинные глаза.

- Немедленно выкинь! – приказала я.

- Они такие кла-а-ассные, - заканючил он.

- В помойку! – рявкнула я непререкаемым тоном.

- Ну, Ле-е-елька-а-а, - приготовился хныкать муж.

Я вырвала тапок, подобрала второй и сунула их в ведро. А чтобы у него не было соблазна снова их надеть, в этот же день купила ему точно такие же, но черные.

И вот, оказывается, он так и не смог расстаться со своим рваным богатством.


Пакет с какими-то ремками. Старые носки, носовые платки, галстуки, залитые напитками и соусами, рубашки в продовольственных пятнах и венец всему – штаны.

Эти штаны я помню очень хорошо. Попавшись мне впервые на глаза, они потрясли мое жалкое воображение на всю жизнь. Похожи они были на мохнатые кальсоны.

Они уже существовали, когда я познакомилась с Мусиком. Он утверждал, что это спортивный костюм, но мастерку от него (даже не знаю, к сожалению или к счастью) я так и не увидела.

Цвет этого шедевра отечественного швейного производства был зеленым. Ближе к болотному, нежели к травянистому. В наличии имелись так же черного цвета манжеты (если конечно можно применить это слово относительно к штанам, просто я забыла, как это называется). К тому месту, где должна находиться задница, а точнее – правое ее полужопие, был пришит незамысловатый наружный карманчик, куда можно было с трудом запихать три пальца. Какую цель преследовал модельер, который придумал этот фасон, пририсовывая этот ненужный придаток в виде кармана – мне неизвестна. Должно быть, в этот карманчик можно было впихивать визитные карточки, или, на худой конец, старые трамвайные талончики.

Но все это великолепие меркло всего лишь от одной маленькой, но этого не ставшей незаметной, детали, которая всегда меня разрывала на миллионы гогочущих кусков.

Всю болотную поверхность мохнатых штанов покрывали неравномерные катышки ржаво-коричневого цвета. От этого штаны были похожи на шкуру какого-то неизвестного синтетического животного преклонного возраста со свалявшейся шерстью.

Я высмеивала эти штаны каждый раз, когда натыкалась на них в шкафу и в один прекрасный день они исчезли. Я надеялась, что они сгнили в помойке, ан нет – вот они, живые, все с теми же катышками и все так же вызывают у меня приступ гомерического хохота.


В углу стоял неподъемный мешок, забитый до верха старыми журналами. Как только стопка этих «Максимов», «Плейбоев», «Прайсов» и справочников превышает в туалете планку в двадцать сантиметров, я начинаю противно нудить, а потом и верещать. Стопка испаряется. Я думала, в мусорку, а оказывается – в кладовку.


Тогда-то я и подумала, что Мусик больше подходит на роль сына моих родителей, чем я. Если не по крови, то по отношению к старым вещам. Уверена, что Мусик и мои маменька с папенькой, являются прямыми потомками небезызвестного господина Плюшкина.


Раз в год, в конце апреля у нас с мамой происходит один и тот же разговор.

- Лелечка, - заискивающе просит меня родительница, - может, съездишь в сад?

И я, прихватив пару мужиков, тоскующих у Службы занятости и заказав на весь день Газель, провожу несколько часов на свежем воздухе, руководя погрузкой хлама и вывоза оного на помойку из дачного домика.

При этом я прекрасно знаю, что отец, явившись в полупустой дом, начнет орать, интересуясь, куда делись никому ненужные оконные рамы, которые он притащил от соседа, коробка с ржавыми железяками и старый «Рекорд» со сгоревшим кинескопом, взявшимся неизвестно откуда.

А мама будет ходить за мной следом и шепотом спрашивать, куда я дела ее запасы полиэтиленовых пакетов и одноразовой посуды, уже бывшей в употреблении.

И поверьте мне, за лето дом снова обрастет всяческим хламом, полусгнившими досками, мешками старых капроновых чулок и неизменным старым телевизором, для разнообразия это будет цветной «Горизонт».


Стоя в прихожей и осматривая все, что я надыбала в кладовке, я думаю о том, как я, оставшись одна, иногда забираюсь на антресоль и достаю свои сокровища.

В шкатулке, расписанной под хохлому, я буду долго разглядывать погнутое старое серебряное кольцо с огромным александритом – подарок давнего школьного воздыхателя. Перебирать стопку песенников, куда записывала от руки советские шлягеры и вклеивала фото певцов и певиц, вырезанных из «Работницы» и «Крестьянки». Потереблю мой первый лифчик, который привез из Прибалтики брат, и который мне давно и безнадежно мал. Оставлю нетронутой пачку неиспользованных рецептов и медицинских рекомендаций. Похихикаю над первыми Дусечкиными рисунками и прописями за первый класс. И в сотый раз перечитаю несколько десятков писем от старых друзей.

И при очередном переезде я украдкой скидаю все это в коробку и найду для своего богатства новое место.


И, вздохнув, я затаскиваю весь этот хлам обратно в кладовку. А вдруг с этими штанами у Мусика связаны какие-то дорогие ему воспоминания? (Тут я еще немного ржу) А может быть эти сланцы ему все же дороги?

Но коробку с перегоревшими лампами я все-таки выбрасываю.

©Пенка

Показать полностью
-1

Пол Эйден Тихая улица (рассказ)

Небольшое отступление.

Вчера убираясь, нашел две старые книги. Антологии жанров мистика, ужасы и психологического триллера. ИМХО такого больше почти не пишут. Решил поделиться парой рассказов.

Приятного прочтения


Тихая улица


Если в фешенебельных домах ужинают в семь, значит, дело близилось к восьми, когда двухцветный «Континенталь» Бавелла подкатил к одному из особняков, украшавших эту красивую зеленую улицу. Кайл сидел в светлом шведском кресле у окна, из которого открывался живописный вид; расслабленно опустив плечи, он наблюдал за тем, как двое мужчин вышли из машины и по узкой дорожке направились в сторону его крыльца. Он не поднялся ни на первый протяжный перезвон дверного колокольчика, ни на четвертый; рука по-прежнему сжимала закрытую библию, между страниц которой был просунут палец, отмечавший вполне определенный псалом.


Из глубины дома подошла Ли Кайл — в шляпке — и открыла дверь. Широким, словно придуманным кинорежиссером специально для сенатора жестом, Бавелл скинул фетровую шляпу, обнажив копну седых волос, и проговорил:


— Миссис Кайл? Меня зовут Джим Бавелл. А это Вик Хоппер. Нам надо переговорить с Джорджем.


Осунувшееся, исстрадавшееся лицо женщины еще больше напряглось, однако она все же распахнула дверь и жестом пригласила их войти.


— Джордж, у нас для тебя новости, — проговорил Хоппер, проходя в гостиную.


Это был массивный мужчина, где-то под двести фунтов, широколицый и в общем-то добродушный, если бы не его усталый взгляд. — И новости, надо сказать, неприятные.


— Миссис Кайл, мы хотели бы, чтобы вы остались, — сказал Бавелл, — вас это тоже касается.


Он проследил за тем, как женщина безмолвно опустилась в одно из кресел, после чего подыскал удобное местечко и для себя.


— Так вот, Джордж, Верховный суд отклонил апелляцию, — проговорил он, — а это означает, что через неделю или что-то около того ты должен сдаться и начать мотать срок вместе с Никольсом, Дикинсоном и остальными.


— И никакие другие ходатайства на них больше не подействуют, — отозвался Кайл и впервые посмотрел на гостей. Голос его прозвучал так, словно он принимал участие в чтении священного писания, причем оттачивал текст месяцами. — Я так и знал. Господь карает нас за все сотворенное нами.


На серьезных лицах сидевших перед ним мужчин появилось выражение удивления. Всегда прямолинейный Хоппер воскликнул:


— Бог мой, Джордж! Как же ты похудел!


— На сорок пять фунтов, мистер Хоппер, — жалобно промолвила Ли Кайл. — Совершенно ничего не ест. Если бы вы знали, что с ним сделали эти последние месяцы!


— И еще в религию ударился… — буркнул в сторону Хоппер.


Барвелл бросил в его сторону суровый взгляд.


— Немного похудеть нам всем бы тоже не помешало.


— После чего, повернувшись к Кайлу, продолжал:


— В общем, Джордж, ситуация такова. Мы с Виком всегда знали, что нам одним все это дело никак не вытянуть. Окружной прокурор просто выжидал, как отреагирует на апелляцию Верховный суд. Мы рассчитывали на то, что это спасет нас.


Седовласый гость нервно теребил в руках шляпу.


— Но теперь ясно, что и нас тоже замели. А это значит, тюрьма, как для тебя, так и для всех остальных. И сегодня мы пришли, чтобы вместе подумать, что теперь делать.


— Я вел себя постыдно, — медленно проговорил Кайл своим новым пастырским голосом. — Я не опозорил звание офицера полиции. Я брал взятки от нечестивых владельцев игорных притонов и затем раздавал их другим полицейским. Я заслужил свое наказание.


Бавелл метнул взгляд в сторону Хоппера — лицо крепыша пылало гневом, громадные кулаки побелели от натуги — и предостерегающе покачал головой.


Устремив взгляд куда-то поверх их голов, Кайл взмахнул рукой, сжимавшей библию, в сторону жены.


— Я женился на хорошей женщине. На благочестивой женщине. Дочери честного, богобоязненного человека, который ни разу не осквернил свои руки грязными деньгами. Восьмерых детей взрастил на зарплату лейтенанта полиции. Они жили в нищете, но Господь устремил на них Свой сияющий взор. Я же вверг и его, и ее в бездну позора и унижения.


— Джордж, и у меня, и у Вика тоже есть жены и семьи, — сказал Барвелл. — И все, чем мы занимались, это лишь принимали взносы от людей, которые делают ставки на лошадей и при этом добровольно участвуют в азартных играх. Мы просто оказывали им услугу, и если заслужили того, чтобы сесть в тюрьму, то тогда с нами надо посадить добрую половину города.


Кайл чуть наклонил голову и устремил на седовласого пылающий взгляд.


— И ты, и все те, другие, сами просите у Господа, чтобы Он подыскал подобающее вам место. Что же до меня, то я вверяю себя в руки слуг Его, ибо только таким путем обрету былую чистоту.


В унылой, хотя и роскошно обставленной гостиной повисла тишина. Наконец Барвелл повернулся к Ли Кайл.


— Вы понимаете, миссис Кайл, что даже в том случае, если ваш муж и не выступит против нас в суде по содержанию последнего предъявленного ему обвинения, он все равно будет — а вместе с ним и мы — осужден?


Худенькая женщина кивнула, в отчаянии кусая бледные губы и переводя испуганный взгляд с одного мужчины на другого.


— Он оказался передаточным звеном, — продолжал Барвелл. — Капитан Баркхардт никогда сам не брал взяток непосредственно от нас в отличие от Николса и Дикинсона. И наших голосов нет на том его маленьком чертовом магнитофончике. Тем не менее наш добрый капитан записал на него голос Джорджа, который упомянул и нас в качестве взяточников. И ни он сам; ни кто-либо другой не сможет опровергнуть данный факт. Поэтому единственное, что может нас теперь спасти, это отсутствие Джорджа в зале суда. Без него все дело попросту развалится.


Миссис Кайл судорожно вздохнула и откинулась на спинку кресла.


— Нет-нет! — поспешно проговорил Барвелл. — Вы меня не так поняли, миссис Кайл. Мы отнюдь не гангстеры, мы бизнесмены. — На его лице заиграла уверенная улыбка, он негромко засмеялся. — Разве мы похожи на гангстеров? Все, чего мы хотим, это чтобы Джордж исчез.


Барвелл долго, терпеливо ждал ответа женщины.


— Вы хотите сказать, чтобы он стал беглым?


Барвелл кивнул.


— Но что за жизнь ждет его в таком случае? — тоскливо произнесла она. — И меня вместе с ним?


— Гораздо более привлекательная, чем вы ведете в настоящее время, — проговорил Барвелл. — Мы уже заранее позаботились об этом. — Он потянулся вперед и прикоснулся к дрожащим ладоням женщины. — Послушайте, что я вам скажу. Вы задолжали по закладной за этот дом семнадцать тысяч долларов. — Барвелл улыбнулся. — Как видите, мы навели кое-какие справки. И вам самим их никогда не выплатить. Таким образом, вы потеряете этот дом, все вложенные в него деньги, а заодно и всю эту прекрасную мебель.


Взгляд Барвелла ласкал лицо женщины. — А что станет с вами, миссис Кайл, пока Джордж будет сидеть в тюрьме?


— Мы… мы уже говорили об этом, — промолвила миссис Кайл. — Себя я всегда смогу прокормить. Я проработала одиннадцать лет секретарем — делопроизводителем и всегда могу вернуться на это место. И при этом неплохо зарабатывать. — Ее бескровные губы начали подрагивать. — Но дом я, конечно же, содержать не смогу, если только не выкупить закладную…


По ее щекам текли слезы, она склонила голову. Барвелл посмотрел на то, как подрагивает в такт рыданиям ее дурацкая соломенная шляпка, потом глянул на Кайла, который все свое внимание сосредоточил на лежавшей у него на коленях Библии.


Барвелл встал и подошел к ссутулившейся в кресле женщине. Продолжая сжимать в одной руке шляпу, он стал другой легонько похлопывать по худенькой спине, пока рыдания не затихли.


— Но ведь никто не сказал, миссис Кайл, что именно так все и будет. Ведь до наступления срока, когда Джорджу предстоит сдаться властям, он еще может уехать в краткосрочный отпуск и не вернуться назад.


Женщина подняла на него зареванные глаза; острый кончик носа покраснел.


Он не сделал ничего ужасного, — проговорил Барвелл. — Его даже не за что сажать в тюрьму. Но если он уедет, мы с Виком готовы единовременно внести солидную сумму денег, чтобы оплатить все ваши долги за дом. Спустя некоторое время вы сможете все потихоньку распродать, а затем поехать к супругу туда, где он к тому времени начнет новую жизнь. Вы даже сможете купить себе там новый дом — такой же, как этот.


Взгляд миссис Кайл скользнул в сторону мужа, затем она со вниманием уставилась в окно. Можно было подумать, что она впервые видит эту удивительно живописно изогнутую улицу. Должно быть, изгиб этот был сделан специально, чтобы снизить скорость машин и тем самым уберечь играющих детей. Но у Кайлов детей не было. И они уже три года жили в доме, который стоил сорок тысяч долларов, и стоял на этой самой мудро спланированной тихой, безопасной улице.


— Джордж? — произнесла женщина еле слышным, чуть подрагивающим и даже умоляющим голосом. — Джордж, дорогой, все будет так… так, как ты скажешь.


Кайл поднял на нее свои запавшие, пылающие фанатичным пламенем глаза.


— Извини, Ли, но я сотворил зло. Невинный должен страдать наравне с грешниками.


Женщина снова глухо разрыдалась. Она так низко опустила голову, что почти уткнулась головой в лежавшие на коленях ладони. По-звериному зарычав, Хоппер вскочил на ноги:


— Дрянной чистоплюй, вот ты кто такой, Кайл!


Казалось, что его грохочущий бас заполнил собой весь дом. К нему поспешил Барвелл, предостерегающе замахав руками.


— Я с самого первого дня, как только увидел тебя, сразу понял, что ты просто крыса! — заорал Хоппер. Сдерживаемый Барвеллом, он стоял, опустив руки вдоль тела, угрожающе сжимая и разжимая кулаки.


Кайл мученически дернул головой; казалось, что его горящий взор впитал в себя оскорбление, подобно тому, как иссохшая почва впитывает влагу моросящего дождика.


— Вали, обрушивай на меня всю свою хулу, грешник!


— Не проведешь ты меня своей показной набожностью, — прорычал Хоппер, пока Барвелл волочил его к двери. — Или я забыл, каким ты был год назад? — прокричал Хоппер внимательно слушавшему его Кайлу.


— Тогда ты был добрым и сговорчивым, Джорджи. Сытый, холеный, ты тогда чуть ли не лопатой загребал деньги, да такие, каких в жизни своей раньше не видывал. И я помню твои слова, когда начались все наши трудности!


Движением плеч Хоппер оттолкнул от себя Барвелла; широкая грудь высоко вздымалась от душившего его гнева.


— «Парни, я никогда вас не подведу», — вот были твои слова. — «Я знаю, кто мои настоящие друзья! Вик, клянусь здоровьем своей матери!»


Не обращая внимания на тянувшего его за руку Барвелла, Хоппер шагнул в сторону Кайла, потом склонился над ним и плюнул ему в лицо. Кайл мягко улыбнулся, чувствуя, как слюна стекает по впадине на его изможденной щеке.


Хоппер выпрямился и постарался вобрать как можно больше воздуха в свою подрагивающую от напряжения грудь. Стоя на единственной ступеньке, ведущей в прихожую, он указал дрожащим толстым пальцем в сторону Кайла.


— Я с детских лет запомнил одну вещь, Кайл! Настоящий мужчина никогда не обманывает друзей, если хочет, по крайней мере, уважать себя самого! А уж поверят они ему или пошлют к черту — это их дело. И когда мужик начинает клясться своей матерью или детьми, значит он врет им! Так всегда бывает!


Барвелл вытолкал его из дома, затем как маленького за руку провел по дорожке и усадил в «Континенталь». Потом уселся за руль и, не заводя мотора, закурил сигарету.


— Что толку от всех этих эмоций? — наконец проговорил он.


Хоппера все еще трясло от гнева. — Нет, ты скажи мне, кого он хочет обмануть этой своей фальшивой позой?!


— Я не усмотрел в его словах ничего фальшивого, — с горечью произнес Барвелл, скользя взглядом вдоль улицы. — Просто Кайл ударился в религию. Стал своего рода новообращенным, что ли.


— Значит, ты тоже рехнулся. Да ведь он же никогда таким не был.


— Если бы ты хоть изредка почитывал что-нибудь помимо сводок тотализатора, то сам бы понял смысл того, что только что увидел. И следи за своим языком. — Барвелл пыхнул сигаретой. — Глядя на Кайла, мы смогли воочию увидеть все признаки синдрома обращения в веру: затяжная тревога, физическое истощение, чувство вины по поводу того, как он обходился с женой. Да и она сама по себе тоже является для него религиозным стимулом, своеобразным постоянным раздражителем. И чтобы понять это, совсем необязательно быть Зигмундом Фрейдом. Сейчас Кайл раскаивается за все то, чем занимался в последний год службы.


— Да, да, вот только я не намереваюсь садиться в тюрьму лишь потому, что в кого-то вселился Иисус Христос, — раздраженно проворчал Хоппер, глядя прямо в глаза Барвелла. — Не настолько я крупный делец.


Барвелл насмешливо ухмыльнулся. — Тебе бы хотелось пристрелить его, да? — Он резко дернул головой. — А ну, посмотри-ка на улицу.


Он подождал, пока Хоппер заметит два сигаретных огонька, слабо маячивших за лобовым стеклом одной из припаркованных машин. — Сзади найдется еще одна такая же парочка, и так они просидят всю ночь напролет, пока не прибудет утренняя смена.


Он щелчком отбросил сигарету на тротуар и повернул ключ стартера машины. — Окружной прокурор не дурак. Как только ему позвонили из Вашингтона, он сразу же расставил своих людей. И уж они позаботятся о том, чтобы Кайл был надежно прикрыт со всех сторон.


Хоппер с силой шмякнул себя кулаком по колену. — Сказал же тебе, что не сяду в тюрьму!


— Но мы же еще не умерли, Вик, — проговорил Барвелл.


— Это точно, — кивнул здоровяк, взгляд которого начал постепенно просветляться. — Он ведь может и передумать. Над ним все еще висит пятилетний срок, да и семнадцать «штук» — деньги тоже немалые. — Хоппер поднял голову. — Да уж, сдаваться мы пока не спешим. Всякое может случиться. Может, он вообще во сне умрет, вид у него неважнецкий.


— Или совершит самоубийство, — добавил Барвелл.


Прошло немногим более трех месяцев, когда они снова подошли к тому же дому. Сильный, порывистый ветер гнал вдоль мостовой искривленной улицы снежную поземку. Из машины оба выходили, подняв воротники пальто.


— И все же это неправильно, — упрямо проговорил Хопер, когда они двинулись по направлению к дому. — Ей-то за что платить?


— Хватит причитать, — сказал Барвелл. — Деньги для них все равно были отложены. Ей мы их и отдадим, чем сделаем женщину счастливой. Кто знает, что именно она способна доказать…


Уже после первого звонка вдова Кайла открыла дверь и пропустила их внутрь. Лица обоих мужчин раскраснелись от холода: симпатичное и благожелательное Барвелла и угрюмое и недовольное Хоппера.


— Давненько мы с вами не виделись, миссис Кайл, — проговорил Барвелл, снимая шляпу. — Нам бы надо прийти раньше, чтобы выразить вам свои соболезнования, но… — Он пожал плечами и слегка улыбнулся. — С учетом ненужной рекламы, которую могли создать покойному наши имена, мы решили, что будет лучше не ходить на похороны. Надеюсь, цветы от нас доставили в срок?


Ли Кайл кивнула. Она не отрываясь смотрела на вошедших, будто опасалась хоть на мгновение отвести от лица Барвелла свой встревоженный и одновременно преисполненный надежды взгляд. — Могу я… могу я предложить вам кофе?


— Нет-нет, — большое вам спасибо. — Барвелл улыбнулся, глядя на заострившееся, бескровное, жалкое лицо.


— У нас дела в другом конце города, — сердито добавил Хоппер. — И так уже опаздываем.


— Именно так, — кивнул Барвелл и, опустив голову, с излишним вниманием принялся рассматривать собственные ногти. — Миссис Кайл, в последние дни жизни у Джорджа, Вика и меня возникли некоторые затруднения. Однако сейчас, когда с нами уже нет вашего супруга, мне представляется, нет ничего такого, что омрачило бы нашу память о добром старом друге.


Из кармана своего кашемирового реглана Барвелл извлек длинный конверт из коричневатой бумаги и положил его в подрагивающую ладонь Ли Кайл.


— Мистеру Хопперу и мне очень хотелось, чтобы его вдова не испытывала лишних страданий от его преждевременной кончины. — Барвелл погладил худенькое плечо. — Как и договаривались, — добавил он.


Ли Кайл прижала конверт к костлявой груди и опустилась на стул; с ее губ сорвался едва слышный стон.


— Ну что ж, нам пора идти, — проговорил, направляясь к выходу, Барвелл. Хоппер двинулся следом. В его тяжелой походке и широченных прямоугольных плечах было что-то от каменного изваяния. Уже стоя в прихожей, он неожиданно обернулся.


— Миссис Кайл?


Женщина подняла глаза. — Да?


Его лицо исказила жестокая ухмылка. — Скажите, а в тот вечер — после нашего ухода — это действительно было самоубийство? — Он слегка качнул головой. — Вы ему часом немного не помогли?..


Лицо женщины словно само превратилось в отчаянный крик, как тогда, при первой их встрече, она почти дотронулась щекой до лежавших на коленях ладоней. Барвелл схватил здоровяка за руку и резко развернул. Затем уперся обоими кулаками в грудь, подталкивая к двери.


— Заткнись! Возвращайся в машину!


Ему пришлось потратить не менее четверти часа, чтобы успокоить ее. Когда рыдания наконец смолкли и она принялась снова и снова пересказывать ему, какой прекрасный это был человек, он понял, что ее уже можно оставить одну. Женщина проводила его до дверей.


— Все было в точности так, как об этом писали в газетах, мистер Барвелл, — проговорила она. — Если бы я не спала, тогда я смогла бы остановить его!.. Уж лучше бы мне видеть его в тюрьме, чем мертвым!


Барвелл аккуратно водрузил шляпу, прикрыв свою роскошную шевелюру. Потом, уже стоя на крыльце, он повернулся к ней и сказал:


— Лучше бы вам забыть про все это, миссис Кайл. И постарайтесь простить Хоппера. Он всегда был грубым, невежественным человеком.


Затем снова повернулся и медленно побрел к машине.


— Клянусь вам, что это правда, — послышалось ему вслед. — Я готова поклясться на могиле собственной матери.

Показать полностью
8

Очередная неведомая херня для автовладельцев

Наткнулся на просторах рунета, на очередную лютую дичь, направленную на защиту на отсос денежных средств из кармана наивных лох.....  любителей быстрой езды

Встречайте ГЛУШИЛКА КАМЕР ГИБДД

Очередная неведомая херня для автовладельцев Дичь из Интернета, Длиннопост, Глушилка, Лохотрон, Видео
Очередная неведомая херня для автовладельцев Дичь из Интернета, Длиннопост, Глушилка, Лохотрон, Видео

И даже видео инструкция есть:

Особенно радуют два момента:

1. Обязательно должна РАБОТАТЬ зеленая лампочка

2. И... обрыв видеозаписи


GPS технологии и много умных словей (нет, я не опечатался) :

Очередная неведомая херня для автовладельцев Дичь из Интернета, Длиннопост, Глушилка, Лохотрон, Видео

Сразу видно что вы имеете дело с профессионалами

Очередная неведомая херня для автовладельцев Дичь из Интернета, Длиннопост, Глушилка, Лохотрон, Видео
Очередная неведомая херня для автовладельцев Дичь из Интернета, Длиннопост, Глушилка, Лохотрон, Видео

И куда же без отзывов и сравненний

Очередная неведомая херня для автовладельцев Дичь из Интернета, Длиннопост, Глушилка, Лохотрон, Видео
Очередная неведомая херня для автовладельцев Дичь из Интернета, Длиннопост, Глушилка, Лохотрон, Видео

Ну и конечно же, не мы такие жизнь така:

Очередная неведомая херня для автовладельцев Дичь из Интернета, Длиннопост, Глушилка, Лохотрон, Видео
Показать полностью 6 1
11

Что делают невесты, чтобы быть самыми красивыми на свадьбе?

Максимально мерзкие дамочки.


Для некоторых девушек свадьба – самый важный день в жизни, и они идут на многое, чтобы этот день запомнился навсегда. Ниже – четыре безумные истории про невест, которые шли на категорические шаги ради того, чтобы все гости на свадьбе смотрели только на них.


Не позвала одну из лучших подруг с большой грудью


13 февраля на реддите появился анонимный пост девушки, которая рассказала о своей подготовке к свадьбе. У нее было две лучших подруги детства, и одну она не пригласила на праздник. Причина – у той была слишком большая грудь.

У Эрин, подруги анонимной невесты, был гормональный срыв, из-за чего ее грудь очень сильно выросла.


«Я, мама Эрин, доктор, Кристи [вторая лучшая подруга невесты – прим. ] и все, кто за нее переживал, уговаривали ее сделать операцию по уменьшению груди, но она не слушала нас, потому что боялась ложиться под нож», – рассказала в посте невеста.

Изначально она хотела пригласить свою подругу, но потом загрузилась мыслями о том, что будет очень трудно подобрать ей платье с учетом размеров ее груди. Она не смогла бы носить платье без бретелек.


Плюс Эрин носит наплечники для ремней лифчика – значит, ей понадобилось бы платье с рукавами, чтобы их скрыть. Это привело бы к тому, что и невесте, и всем ее подружкам пришлось бы надеть платья с длинными рукавами в жару – девушка была не готова к такой пытке. Упаковывать пышногрудую подругу в платье, которое сильно отличается от других, она тоже не захотела. В итоге она просто не позвала одну из лучших подруг на свадьбу.

Еще одной причиной, по которой она продинамила одну из лучших подруг – невеста не хотела, чтобы гости запомнили свадьбу как ту, на которой была подружка невесты с аномально большой грудью.


Позже, прочитав мнение людей с реддита, дамочка решила извиниться перед Эрин и сделать все, чтобы наладить с ней отношения.


Откормила родных сестер


Жительница Австралии откормила сестер перед собственной свадьбой. Она сделала это, чтобы выглядеть лучше них.


«Я менее привлекательная и популярная, чем моя старшая сестра, и не такая милая и веселая, как младшая», – приводит слова австралийки Lenta. Девушка боялась, что свадебные фотографии будут напоминать ей о том, что ее сестры лучше нее.

Сначала она подобрала сестрам желтые платья. По ее плану, этот цвет должен был придать родственницам бледный и болезненный вид.


Затем она пошла в агрессивное наступление. Ежедневно она готовила для них смузи, в который тайно добавляла протеиновый порошок из магазина спортпита. Из-за большого количества белка в нем девушки сильно располнели. В последние недели австралийка увеличила дозу протеинов в три раза, и купленные им платья стали слишком малы.


«Мы развесили фото со свадьбы по всему дому. Когда я их вижу, я чувствую себя виноватой. Я на них такая сияющая и красивая в своем свадебном платье, а они – располневшие и бледные. Но чаще я все-таки чувствую себя счастливой», – поделилась впечатлениями леди.


Запретила приходить в платьях


Еще одна грамотная австралийская невеста запретила подружкам приходить на свадьбу в платьях. Она потребовала, чтобы все, кроме нее, были в мужских костюмах, чтобы быть самой красивой на празднике.


Daily Mail привел ее аргументацию. Она железная: «Я не единственная невеста, которая хочет, чтобы подружки чувствовали себя красивыми, но не слишком. Я должна знать, что буду самой прекрасной принцессой, в противном случае моя самооценка не выдержит. В любом случае, это же всего на один день».


Потребовала, чтобы подружки перекрасили волосы


Еще одно безумство. На реддите запустили тред, где подружки невесты рассказывали о странных просьбах невест.


Одним из самых популярных требований была смена цвета волос.


«Невеста была блондинкой. Все подружки невесты, кроме меня, были брюнетками. Она попросила перекрасить волосы в темный цвет, потому что она, цитирую, «хотела быть единственной блондинкой на празднике». Я ответила, что не буду этого делать и просто не приду на свадьбу.


И не пришла, чему очень рада: постфактум я узнала, что платья и девичник обошлись другим подружкам в большую сумму, чем я зарабатываю за месяц», – рассказала историю о безумной подруге девушка под ником kmmurky.

Показать полностью
-3

Ищу книгу [UPD Найдена  "Мир вечного полдня", Николай Басов]

Точнее серию. не помню не автора не названия, помню только сюжет. Русская деревня неизвестными инопланетными силами была перенесена на другую планету/измерение. Как выяснилось они не единственной в этом измерении, там было много представителей иноземного разума, кторых какая-то странная сила перенесла из родных миров. Помню что были мыслящие растения. И какие-то летающие твари, которые мигриривали по типу саранчи и уничтожали все на своем пути.

540

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети?

Добро пожаловать в мир невежественных параноиков!


Одна из самых странных, смешных и поехавших сект в интернете – это антипрививочники.


Это люди цепляются за любой псевдонаучный бред, льющий воду на их мельницу, и как юродивые орут на каждом углу о том, как злобные врачи убивают наших детей.


Здесь не медицинский сайт, да и я не врач, но как человек, окруженный родными-медиками со всех сторон, ответственно заявляю, что вакцинация необходима. К тому же, в России сейчас фактически эпидемия кори, а эти пришельцы из Средневековья только усугубляют печальную ситуацию.


Посты антипрививочников можно читать вечно, либо чтобы побомбило, либо чтобы поугарать. Ниже – самые прекрасные примеры.

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети? Антипрививочники, Треш, Исследователи форумов, Длиннопост, Картинки, Видео

Вот эта картинка есть в каждом антипрививочном комьюнити. Я чувствую себя идеальным киборгом – меня уничтожали генетическим оружием, и я выжил!


Дальше – круче.

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети? Антипрививочники, Треш, Исследователи форумов, Длиннопост, Картинки, Видео

Сейчас бы говорить «тысячи и тысячи» и представлять единичные несчастные случаи чуть ли не как геноцид.

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети? Антипрививочники, Треш, Исследователи форумов, Длиннопост, Картинки, Видео

Аутизм может вызвать слишком частое сидение в подобных группах.

С «Христианами против манту» все ясно. Заходим в другую антипрививочную группу и видим там настоящую мякотку.


Сообщество пестрит ссылками на чудо – Катю Тхи.


Эта дама – одна из икон и амбассадоров антипрививочного движения. Шарлатанка, живущая в Лондоне (что добавляет ей сто очков в глазах сектантов), позиционирует себя как «натуропата» и проводит платные вебинары, на которых рассказывает про вред вакцин. В качестве доказательств она использует следующие пикчи из своего инстаграм-директа.

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети? Антипрививочники, Треш, Исследователи форумов, Длиннопост, Картинки, Видео

«Месячный понос» – прекрасное название для гаражной панк-группы. Чем дочку-то кормишь, дорогая?

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети? Антипрививочники, Треш, Исследователи форумов, Длиннопост, Картинки, Видео

Я тоже орал и ору по сей день, читая такие письма. С причинно-следственной связью у этих людей совсем беда.

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети? Антипрививочники, Треш, Исследователи форумов, Длиннопост, Картинки, Видео

Ну уж если во Франции, то точно!


Стоит понимать, что Катя Тхи – не блаженная. Она прекрасный манипулятор, и она потрясающе умеет спекулировать на чужом невежестве. Один ее вебинар стоит 85 долларов.

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети? Антипрививочники, Треш, Исследователи форумов, Длиннопост, Картинки, Видео

А это мнение одной дамочки-адепта. Моя теща, медсестра с многолетним стажем, даже просила меня узнать, где найти такую поликлинику, где доплачивают за прививки?

Врачи-убийцы и хомяки-аутисты. О чем говорят и пишут антипрививочники в сети? Антипрививочники, Треш, Исследователи форумов, Длиннопост, Картинки, Видео

Вот здесь я реально подумал, что меня троллят. Но нет.


И на закуску немного визуального трэша.

Показать полностью 7 1
85

Игра в карты

Оборотень начал ловко раздавать карты себе, вампиру и рыжей девушке в джинсовом костюме. Последняя взяла карты и вздохнув положила на стол рубашками вверх.


— Пас? — с живым любопытством спросил оборотень, быстро облизнулся дотронувшись кончиком языка до носа.


Девушка мотнула головой, небрежно отбросила прядь со лба и скрестила руки на груди. Вампир покосился на её шею, жадно сглотнул, из-под верхней губы показались кончики клыков. Кровосос прикрыл рот картами и сказал недовольно:


— Да сдайся ты уже, мы жрать хотим.


Девушка развела руками, так что стал виден рисунок на чёрной футболке, череп, обвитый коброй, высовывающейся из глазницы, сказала с веселой злостью.


— Ну давай, кусай, да только по утру на вашу сладкую парочку улетит компромат, и тогда тебе учтивая толпа устроит солярий, а блохастому хозяйство отчикают, а самого запрут в клетке, где нить в лаборатории. Ну же, кусай!

Девушка вызывающе выгнула шею и подвинулась к вампиру, тот поспешно отшатнулся, почти грохнувшись со стула. Девушка засмеялась. Оборотень тяжело вздохнул и отложив карты буркнул:


— Вот на кой-тебе это? Это же как ни крути суицид, коли проиграешь я сожру твое мясо, а мышка высосет кровь. А проигрыш лишь дело времени. А коли выиграешь...


— Десять раз, — перебила девушка, — вы выполните мое желание. Блохастик, я уже выиграла шесть раз!


— Ну зачем этот фарс? — устало спросил вампир. — Могла же просто шантажировать, мы ведь и так у тебя на крючке.


Девушка недовольно мотнула головой.


— Шантаж — это мерзко, так что желание должно быть выиграно! А компромат не более чем предлог вам собраться.


За окном завизжала сигнализация автомобиля, громко хлопнула дверь и заиграл мерзкий блатняк. Вампир поморщился и встал со стола, чуть поклонился и сказал:


— Прошу простить меня, отлучусь на минутку.


Он махнул плащом и рассыпался на десяток толстых летучих мышей, что одна за другой вылетели в форточку. На улице кто-то крикнул и резко оборвался. Спустя минуту музыка резко оборвалась и хлопнула дверца авто. Мыши влетели в форточку и собрались в вампира, с ленцой утирающего кровь со рта. Закончив, бросил оборотню ключи от машины, сказал:


— Будь добр избавиться от тела, как здесь закончим. Есть бы я его конечно не советовал... кровь отвратная.


— Я бы и не стал. — ответил оборотень. — Только помочусь на труп, да сброшу на свалке.


— Замечательно. Заранее спасибо.


— Хватит любезничать! — окликнула девушка, стуча пальцем по картам. — Игра простаивает! Я, пожалуй, сменю две карты.


Он небрежно сбросила пару карт и потянула замену из колоды. Вампир сбросил одну, а оборотень тоже две. Закончив, трое переглянулись и оборотень вскрылся первым.


— Две пары.


— Ха, стрит! — Гаркнул вампир, — Подставляй шею дорогуша!


Девушка молча перевернула карты, одну за одной. Сказала с улыбкой глядя в глаза кровососа:


— Флеш роял!


Оборотень гулко засмеялся, указывая пальцем на вытянувшуюся рожу вампира. Тот выругался, ударил обеими руками по столу и прошипел, оскалившись на девушку:


— Шулерша! Да я тебе глотку вырву!


— Ну давай! Солнышко тебя заждалось!


Вампир зашипел, как разозленный кот, но отступил, выдавив злое:


— Еще три раунда. Я выпью тебя!


***


— Хорошо... ещё два!


***


— Ещё один!


***


Вампир ударился лбом об стол, прошептал:


— Как? КАК?!


— Вот так. — Лаконично ответила девушка, встала из-за стола и сладко потянулась.


Оборотень сложил карту в колоду, тщательно перетасовал и спрятал в картонную коробочку, вздохнул и сказал:


— Ну уговор есть уговор, загадывай желание.


Девушка помолчала несколько минут глядя в окно, затем вернулась к столу и протянула оборотню клочок бумаги.


— Что это?


— Адрес моего бывшего, ничтожество и изменщик. Можешь делать с ним что угодно, главное, чтобы живым или целым он не остался.


Оборотень кивнул и не спеша отправился к выходу изучая бумажку с адресом. Девушка повернулась к вампиру и протянула второй клочок бумаги.


— А это адрес то сволочи, что увела его у меня. Развлекайся клыкастик.


Вампир расплылся в зубастой улыбке и сказал с легким восхищением:


— Да ты чистое Зло! Знаешь... может соберемся на днях, сыграем ещё раз?


— На мою жизнь?


— Нет, просто так. — Сказал вампир, активно жестикулируя, улыбка стала ещё шире, буквально от уха до уха. — Чудовища должны дружить!


via Лит Блог

Показать полностью

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!