CATandCAT

CATandCAT

пикабушник
поставил 1730 плюсов и 7 минусов
отредактировал 16 постов
проголосовал за 16 редактирований
138К рейтинг 58 подписчиков 1230 комментариев 330 постов 138 в "горячем"
1 награда
лучший пост недели
128

Мило Вандербек

Мило Вандербек Мило Вандербек, Ведьмак, Госпиталь, Хирург, Мат, Длиннопост

1


Мило Вандербек, низушек, полевой хирург, известный под прозвищем Русти-Рыжик, жадно втянул изумительную смесь запахов йода, нашатыря, спирта, эфира и магических эликсиров, заполнявших палатку. Он хотел насытиться этим ароматом – здоровым, чистым, невинным, незамутненным, незараженным и клинически стерильным – сейчас. Русти знал, что долго он таким не продержится.


Взглянул на операционный стол, девственно белый, и хирургические аксессуары – десятки инструментов, вызывающих уважение и доверие бесстрастным, грозным величием холодной стали, сияющей чистотой металла, порядком и эстетикой расположения.


При инструментах возился его персонал – три женщины. «Тьфу, – мысленно поправился Русти. – Одна женщина и две девушки. Тьфу еще раз: одна старая, хоть и прелестно выглядящая баба. И двое детей».


Магичка и знахарка по имени Марти Содергрен, волонтерка Шани, студентка из Оксенфурта, Иоля, жрица из храма Мелитэле в Элландере.


«Марти Содергрен я знаю, – подумал Русти, – работал с этой красоткой не раз. Чуточку нимфоманка со склонностью к истерии, но это не страшно, пока действует ее магия. Анестезирующие, дезинфицирующие и останавливающие кровотечение чары.


Иоля. Жрица, вернее – адептка. Девушка с красотой бесхитростной и заурядной как льняное полотно, с большими, сильными крестьянскими руками. Храм позаботился о том, чтобы эти руки не калечила тяжкая и грязная изнурительная работа в поле. Но не смог скрыть происхождения девушки.


Нет, – подумал Русти, – за нее я в принципе не беспокоюсь. Это руки кметки – верные руки, им доверять можно. Кроме того, воспитанницы храма редко подводят, в моменты отчаяния не расслабляются, а ищут опоры в своей вере, в своей мистике. Интересно, что это им помогает».


Он взглянул на рыжеволосую Шани, ловко заправляющую в закривленные иголки хирургическую нить.


«Шани. Дитя зловонных городских закоулков, попавшее в Оксенфуртский университет благодаря собственной жажде знаний и невероятным самоограничениям родителей, оплачивающих ее учебу. Жак. Франтиха. Веселый шалопай. Что она умеет? Иглы заправлять? Накладывать жгуты? Держать крючки? М-да, вопрос. А что, если она свалится в обморок, упустит крючки и рухнет носом в распоротый живот оперируемого?


Люди такие нежные, – подумал он. – Ведь просил же я, чтобы мне дали эльфку. Или кого-нибудь из моего народа. Так нет же. Видите ли, не доверяют.


Мне, впрочем, тоже не доверяют.


Я – низушек. Нелюдь.


Чужак!»


– Шани!


– Слушаю, господин Вандербек?


– Русти. То есть для тебя – господин Русти. Что это, Шани? И для чего оно?


– Экзаменуете, господин Русти?


– Отвечай, девушка.


– Это распатор. Для снятия надкостницы при ампутациях. Чтобы надкостница не лопалась под зубьями пилы, чтобы получить чистый и гладкий распил! Вы удовлетворены? Я угадала?


– Тише, девушка, тише.


Шани пятерней пригладила волосы.


«Интересно, – подумал он. – Нас здесь четверо медиков. И все рыжие! Фатум, что ли?»


– Прошу вас, девушки, – бросил он, – выйти из палатки.


Они вышли, хотя все три фыркнули себе под нос. Каждая по-своему.


Перед палаткой, пользуясь последними минутами сладкого безделья, сидела группа санитаров. Русти окинул их суровым взглядом, принюхался, проверяя, не успели ли уже набраться.


Кузнец, огромный парнище, пыхтел около напоминающего пыточную скамью стола, упорядочивая инструменты для вылущивания раненых из лат, кольчуг и погнутых забрал шлемов.


– Там, – начал Русти без предисловий, указывая на поле, – вот-вот начнется бойня. И тут же появятся первые раненые. Все вы знаете, что делать, каждый знает свои обязанности и свое место. Если каждый будет делать то, что делать обязан, ничего плохого случиться не может. Ясно?


Ни одна из «девушек» не ответила.


– Там, – продолжал Русти, снова указывая на поле, – каких-то сто ерундовых тысяч солдат сейчас примутся калечить, уродовать и убивать друг дружку. Весьма изысканными методами. Нас, с учетом двух других госпиталей, двенадцать медиков. Мы ни за что на свете не сумеем помочь всем пострадавшим. Даже исчезающе малому проценту требующих нашей помощи. Да этого от нас даже и не ожидают. Но мы будем лечить! Ибо это, простите за банальность, суть нашего существования. Помогать страждущим. Так поможем – банально – стольким, скольким сможем помочь.


Никто опять не ответил. Русти повернулся.


– Мы не сумеем сделать больше, чем в состоянии сделать, – сказал он тише и теплее. – Но давайте постараемся все, чтобы того, что мы сделать не сможем, было по возможности меньше.


2


– Ну, здесь ничего добавить нельзя. – Русти оценил состояние первого раненого, истекавшего кровью на незапятнанной прежде девственной белизне операционного стола. – Бедренная кость раздроблена… Артерия уцелела, иначе б вы принесли труп. Похоже на удар топором, причем твердое крыло седла выполнило роль пенька дровосека. Извольте посмотреть…


Шани и Иоля наклонились. Рыжик потер руки.


– Как я сказал, здесь ничего не добавить. Можно лишь отнять. За работу, Иоля. Жгут, крепче. Шани – нож. Не этот, двусторонний. Ампутационный.


Раненый не сводил бегающего взгляда с их рук, следил за их действиями глазами перепуганного, схваченного в силки животного.


– Немножко магии, Марти, если можно попросить, – кивнул низушек, наклоняясь над пациентом так, чтобы полностью перекрыть ему поле зрения. – Буду ампутировать, сынок.


– Нееее! – заорал раненый, дергая головой и пытаясь увернуться от рук Марти Содергрен. – Не хочуууу!


– Если не ампутирую, умрешь.


– Лучше умереть… – Под влиянием магии целительницы раненый говорил все медленнее. – Лучше умереть… чем быть калекой… Дайте мне умереть… Умоляю… Дайте мне умереть!


– Не могу. – Рыжик поднял нож, поглядел на лезвие, на все еще блестящую, незапятнанную сталь. – Не могу я позволить тебе умирать. Так уж сложилось, сынок, что я врач.


Он решительно вонзил острие и сделал глубокий разрез. Раненый взвыл. Дико, нечеловечески.


– А здесь, – указал Рыжик с видом коллекционера, демонстрирующего свою коллекцию, – взгляните, дамы, прекрасный образчик удара в живот… Кто-то нас немного выручил, осуществив на несчастном любительскую лапаротомию[55]… Хорошо, что его несли заботливо, не растеряли по дороге важнейших органов… То есть я предполагаю, что не растеряли. Как считаешь, Шани? А почему вдруг такая мина, девочка? До сих пор ты знала мужчин исключительно снаружи?


– Поврежден кишечник, господин Русти.


– Диагноз столь же точный, сколь и очевидный! Здесь даже осмотр не нужен, достаточно понюхать. Иоля, платок. Марта, все еще много крови, будь любезна, удели нам еще толику своей бесценной магии. Шани, зажим. Поставь сосудистую клемму, ты же видишь, что льется. Иоля, нож.


– Кто берет верх? – неожиданно совершенно здраво, хоть и не совсем членораздельно, спросил оперируемый, вращая вытаращенными глазами. – Скажите… кто… побеждает?


– Сынок, – Рыжик наклонился над раскрытой, кровавой и пульсирующей брюшной полостью, – поверь, это самое последнее, о чем я стал бы беспокоиться, оказавшись на твоем месте!


– Поздравляю дам и себя с удачной резекцией тонкого и толстого кишечника, спленэктомией[57] и сшивкой печени. Обращаю внимание на время, понадобившееся нам, чтобы ликвидировать последствия того, что за доли секунды было сотворено нашему пациенту во время боя… Советую это воспринять как материал для философских размышлений. А теперь мазель Шани зашьет нам пациента.


– Но я этого еще никогда не делала, господин Русти.


– Когда-то надобно начинать. Шейте красное с красным, желтое с желтым, белое с белым. Так наверняка будет хорошо…


3


– Марти, очень тебя прошу, дай нам еще малость своей чудесной магии! Еще совсем немного! В животе у этого бедолаги сплошная каша, вдобавок приправленная множеством проволочных колечек от кольчуги! Я ничего не могу сделать, он дергается, словно рыба, которую потрошат живьем! Шани, черт побери, держи крючки! Иоля! Спишь, язви тебя? Зажим! Зааажим!


Иоля глубоко вздохнула, с трудом сглотнула слюну, заполнявшую рот. «Сейчас я грохнусь в обморок, – подумала она. – Не выдержу, не вынесу больше этой вони, этой чудовищной мешанины запахов – крови, блевотины, кала, мочи, содержимого кишок, пота, страха, смерти. Не выдержу непрекращающегося крика, воя, скользких окровавленных рук, цепляющихся за меня, словно я и верно их спасение, их бегство, их жизнь… Не перенесу бессмысленности того, что мы здесь делаем. Потому что это бессмысленность. Одна огромная, гигантская, бессмысленная бессмысленность.


Не перенесу усилий и усталости. Приносят все новых… И новых…


Я не выдержу. Сейчас меня начнет рвать. Сейчас я потеряю сознание. Какой позор…»


– Салфетку! Тампон! Кишечный зажим! Не этот! Мягкий зажим! Смотри, что делаешь! Еще раз ошибешься, дам тебе по рыжей башке! Слышишь? Тресну по рыжей башке!


«Великая Мелитэле! Помоги мне! Помоги мне, богиня!»


– Ну, извольте! Сразу исправилась! Еще один зажим, жрица! Клемму на кишки! Хорошо! Хорошо, Иоля, так держать! Марти, оботри ей глаза и лицо. И мне тоже…


– Интересно. – Русти попытался вытереть лицо предплечьем, но предплечье тоже было в крови. На помощь пришла Иоля. – Любопытно, – снова проговорил хирург, указывая на пациента. – Его ткнули вилами или какой-то двузубой разновидностью гизармы… Один зуб пробил сердце. Вот, извольте взглянуть. Камера, несомненно, пробита, аорта почти отделена… А он еще минуту назад дышал. Здесь, на столе. Получив в самое сердце, он дотянул до стола…


– Вы хотите сказать, – угрюмо спросил конник из легкой волонтерской кавалерии, – что он умер? И мы напрасно тащили его к вам с поля боя?


– Никогда не бывает напрасно, – не отвел взгляда Русти. – А правду говоря – да, он мертв. Увы. Exitus. Забирайте… Эх, холера… Киньте-ка глаз, девушки.


Марти Содергрен, Шани и Иоля наклонились над трупом. Русти оттянул умершему веко.


– Вам когда-нибудь доводилось видеть подобное?


Девушки дрогнули, потом ответили.


– Да, – сказали они одновременно, переглянувшись слегка удивленно.


– Я тоже видел, – сказал Русти. – Это ведьмак. Мутант. Вот почему он жил так долго… Это был ваш брат по оружию, люди? Или вы принесли его случайно?


– Это был наш друг, господин медик, – угрюмо подтвердил другой волонтер, детина с перевязанной головой. – Из нашего эскадрона, доброволец, как и мы. Уж и мастер был с мечом обращаться! Койон – имя ему.


– Ведьмак?


– Ага. Но несмотря на все, порядочный был парень.


– Да, – вздохнул Русти, видя четырех солдат, несущих на набухшем и капающем кровью плаще очередного раненого, очень молодого, судя по тому, как тонко он выл. – Да, жаль… Охотно взялся бы за вскрытие этого, несмотря на все, порядочного парня. И любопытство жжет, и диссертацию можно было бы написать, если б заглянуть ему внутрь. Но времени нет! Долой труп со стола! Шани, воды. Марти – дезинфекция! Иоля, полей… Эй, девушка, опять слезы льешь? А теперь-то что?


– Ничего, господин Русти. Ничего. Все уже в порядке.


У входа в палатку образовалась толкучка. Принесли очередного раненого в сопровождении нескольких рыцарей. Один, в полной латной броне, покрикивал, командовал, подгонял:


– Двигайтесь, санитары! Живее! Несите его сюда, сюда! Эй ты, фельдшер!


– Я занят. – Русти даже головы не повернул. – Положите раненого на носилки. Я займусь им, как только закончу…


– Ты займешься им сейчас, дурной медикус! Ибо это сам благородный господин граф Гаррамон!


– У этого госпиталя, – Русти повысил голос, потому что застрявший во внутренностях раненого наконечник болта снова выскользнул у него из щипцов, – у этого госпиталя очень мало общего с демократией. Сюда в основном приносят именно баронов, графов, маркизов и разных других всяких, что повыше рангом. А вот о раненых, что рангом пониже, мало кто заботится. Но все же некоторое равенство существует и здесь! Здесь, а именно – у меня на столе!


– Э! Не понял?


– Не имеет значения, – Русти снова сунул в рану зонд и щипцы, – хам ли тот бедняга, у которого я сейчас пытаюсь вытащить из бебехов железяку, дворянин ли древнего рода, аристократ или скартебель[59]. Он лежит у меня на столе. А у меня, позволю себе заметить, князь стоит шута.


– И что?


– А то, что ваш граф подождет своей очереди.


– Ах ты, низушек затраханный!


– Помоги мне, Шани. Возьми другие щипцы. Осторожнее с артерией. Марти, еще немного магии, если можно попросить. У нас здесь ужасное кровотечение.


Рыцарь шагнул вперед, скрежеща зубами и латами.


– Я прикажу повесить тебя! Повесить прикажу, ты, нелюдь!


– Молчи, Пепербок, – с трудом, кусая губы, проговорил раненый граф. – Молчи. Оставь меня здесь и возвращайся на поле боя…


– Нет уж, граф! Никогда!


– Это приказ.


Из-за полотна палатки долетели грохот и звон железа, конский храп и дикий вой. Раненые выли в лазарете на разные голоса.


– Прошу взглянуть. – Русти поднял щипцы и продемонстрировал вытянутый с таким трудом зазубренный наконечник болта. – Эту цацку выковал профессионал, который получает за свой труд плату, позволяющую ему содержать многочисленную семью и попутно помогать развитию мелкого производства, а стало быть, содействовать повышению всеобщего благосостояния и не менее всеобщего счастья. А способ, которым эта прелесть держится в человеческих внутренностях, несомненно, защищен патентом. Да здравствует прогресс!


Он небрежно бросил окровавленный наконечник в ведро, глянул на раненого, потерявшего в ходе операции сознание.


– Зашить и унести, – прошипел он. – Если посчастливится – выживет. Давайте следующего в очереди. Того, у которого разрублена голова.


– Он, – спокойно сказала Марти Содергрен, – очередь освободил. Только что.


Русти втянул и выпустил воздух, без лишних замечаний отошел от стола, склонился над раненым графом. Руки у него были испачканы, халат забрызган кровью, словно у резника. Даниель Эчеверри, граф Гаррамон, побледнел еще больше.


– Ну-с, – просопел Русти, – очередь свободна, светлейший граф. Давайте его на стол. Так. Что тут у нас? Хо, от этого сустава уже не осталось ничего, что можно было бы спасать. Каша! Пульпа! Чем вы там дубасите друг друга, милсдарь граф, что до такой степени раздалбливаете себе мослы? Ну-с, будет немного больно, милостивый государь. Немножко поболит. Но прошу не волноваться. Будет совсем как в бою. Жгут! Нож! Ампутируем, ваша милость.


Даниель Эчеверри, граф Гаррамон, до сих пор державшийся с должным достоинством, взвыл волком. Прежде чем успел стиснуть от боли челюсти, Шани быстрым движением сунула ему в рот между зубами затычку из липового сучка.


4


– Бегите все! – зарычал солдат. – Спасайтеся! Нильфгаард бьет наших! Гибель! Гибель! Поражение!


– Клемму. – Русти отвел лицо от струйки крови, энергичным и живым фонтаном бьющей из артерии. – Зажим! И тампон! Зажим, Шани! Марти, сделай, пожалуйста, что-нибудь с этим кровотечением…


Совсем рядом с палаткой кто-то взвыл зверем. Отрывисто. Завизжала лошадь, что-то рухнуло на землю со звоном и грохотом. Болт из арбалета с треском прорвал полотно, зашипел, вылетел с противоположной стороны, к счастью, слишком высоко, чтобы угрожать лежащим на носилках раненым.


– Нильфгаард! – снова крикнул солдат высоким, дрожащим голосом. – Господа фершела! Не слышите, что ль, что говорю-то? Нильфгаард прорвал королевскую линию, идет и крошит! Бегииитя!


Русти взял у Марти Содергрен иглу, сделал первый стежок. Оперируемый уже долгое время не двигался. Но сердце билось. Это было видно.


– Не хочу умирать! – заорал кто-то из находившихся в сознании раненых. Солдат выругался, прыгнул к выходу, что-то крикнул, рухнул назад и, разбрызгивая кровь, свалился на глинобитный пол. Иоля, стоявшая на коленях у носилок, вскочила на ноги, попятилась.


Неожиданно стало тихо.


«Скверно, – подумал Русти, увидев, кто входит в палатку. – Эльфы. Серебряная Молния. Бригада “Врихедд”. Прославленная бригада “Врихедд”».


– Мы здесь, получается, лечим, – отметил факт первый из эльфов, высокий, с удлиненным, красивым, выразительным лицом и большими васильковыми газами. – Лечим?


Никто не отозвался. Русти чувствовал, как у него начинают дрожать руки. Он быстро отдал иглу Марти. Увидел, что у Шани побелели лоб и переносица…


– Как же так? – сказал эльф, зловеще растягивая слова. – Зачем же мы там, в поле, раним? Мы там, в бою, раним для того, чтобы из-за этих ран умирали. А вы, стало быть, лечите? Я вижу в этом полное отсутствие логики. И единства интересов.


Он сгорбился и, почти не размахиваясь, вонзил меч в грудь раненого, лежащего на носилках, что ближе стояли к входу. Другой эльф пригвоздил второго раненого шпонтоном. Третий раненый, бывший в сознании, попытался отвести удар левой рукой и толсто перебинтованной культей правой.


Шани крикнула. Тонко, пронзительно. Заглушая тяжелый, нечеловеческий стон убиваемого калеки. Иоля, кинувшись к носилкам, прикрыла собой следующего раненого. Лицо побелело у нее как ткань бинта, губы начали непроизвольно дрожать. Эльф прищурился.


– Va vort, beanna! – пролаял он. – Иначе я продырявлю тебя вместе с твоим Dh’oine!


– Вон отсюда! – Русти тремя прыжками подскочил к Иоле, заслонил ее. – Вон из моей палатки, убийца! Выматывайся отсюда туда, на поле. Там твое место. Среди других убийц. Можете поперебивать друг друга там, если вам не терпится! Но отсюда – вон!


Эльф глянул вниз. На трясущегося от страха пузатого низушка, макушкой курчавой головы достающего ему лишь чуточку выше пояса.


– Bloede Pherian, – зашипел он. – Людской лакей! Прочь с дороги!


– Ну уж нет. – Зубы низушка стучали, но слова были четкими.


Второй эльф подскочил, подтолкнул хирурга древком шпонтона. Русти упал на колени. Высокий эльф грубым рывком стащил Иолю с раненого, занес меч.


И замер, видя на черном, свернутом под головой раненого плаще язычки серебряного пламени дивизии «Деитвен». И полковничьи знаки различия.


– Yaevinn! – крикнула, влетая в палатку, эльфка с темными, заплетенными в косу волосами. – Caemm, veloe! Ess’evgyriad a’Dh’oine a’en va! Ess’ tedd!


Высокий эльф несколько секунд глядел на раненого полковника, потом перевел взгляд на слезящиеся от ужаса глаза хирурга. Посмотрел, развернулся на каблуках и вышел.


Из-за полотна палатки снова донеслись топот, крик и звон железа.


– Вперед на Черных! Бей-убивай! – орали тысячи глоток.


Кто-то взвыл по-звериному, вой перешел в чудовищный хрип.


Русти попытался встать, но ноги не слушались его. Руки тоже не очень.


Иоля, сотрясаемая спазмами сдерживаемых рыданий, скорчилась рядом с носилками раненого нильфгаардца. В положении плода.


Шани плакала, не пытаясь скрыть слезы. Но крючки держала. Марти спокойно шила, только губы у нее двигались в каком-то немом, беззвучном монологе.


Русти, все еще не в силах встать, сел. Встретился взглядом с вжавшимся в угол палатки санитаром.


– Плесни мне водки, – с трудом проговорил он. – Только не говори, что у тебя нет. Знаю я вас, шельмецов. У вас всегда есть.


5


Она вышла из палатки, чтобы глотнуть свежего воздуха. И тут увидела его, сидевшего на земле возле скамейки кузнеца.


– Ярре!


Он поднял на нее глаза. В глазах была пустота.


– Иоля? – спросил он, с трудом шевеля пересохшими губами. – Откуда ты…


– Во вопросик! – тут же перебила она. – Лучше скажи, откуда ты здесь взялся?


– Мы принесли нашего командира… Воеводу Бронибора… Раненого…


– Ты тоже ранен. А ну покажи руку. О богиня! Ты же изойдешь кровью, парень!


Ярре глядел на нее, а Иоля вдруг усомнилась в том, что он ее видит.


– Идет бой, – сказал юноша, слегка постукивая зубами. – Надо стоять стеной… Сомкнув ряды. Легко раненные должны носить в лазарет… раненных тяжело. Приказ.


– Покажи, говорю, руку.


Ярре коротко взвыл, зубы принялись отбивать дикое стаккато. Иоля поморщилась.


– Ого-го. Скверно это выглядит… Ох, Ярре, Ярре… Вот увидишь, матушка Нэннеке будет недовольна… Пошли со мной.


Она заметила, как он побледнел, когда увидел, когда почувствовал висящую под полотном палатки вонь. Покачнулся. Она поддержала его. Видела, что он смотрит на залитый кровью стол. На лежащего там человека. На хирурга, маленького низушка, который вдруг подпрыгнул, затопал ногами, грубо выругался и бросил на землю скальпель.


– Черт! Курва! Почему? Зачем все так? Кому это нужно?


Никто ему не ответил.


– Кто это был?


– Воевода Бронибор, – еле слышно пояснил Ярре, глядя вперед пустыми глазами. – Наш командир… Мы стояли твердо в строю… Приказ. Как стена. А Мэльфи убили…


– Господин Русти, – попросила Иоля. – Этот парень – мой знакомый… Он ранен…


– На ногах держится, – холодно бросил хирург. – А тут один почти умирающий ждет трепанации. Здесь никакие знакомства не имеют значения…


В этот момент Ярре с большим чувством драматизма ситуации потерял сознание и повалился на глинобитный пол. Низушек фыркнул.


– Ну хорошо. На стол его, – скомандовал он. – Ого, неплохо разделали руку. На чем это, интересно, держится? Пожалуй, на рукаве? Жгут, Иоля! Тугой! И не вздумай плакать! Шани – пилу.


Пила с отвратительным скрежетом вгрызалась в кость выше локтевого сустава. Ярре очнулся и заревел. Ужасно, но коротко… Потому что, когда кость поддалась, он тут же снова потерял сознание.



6


Русти резал, раненый выл и скреб стол. Иоля, героически сражаясь с головокружениями, смотрела за повязками, жгутами и зажимами. От входа в палатку доносился возбужденный голос Шани:


– Куда? Вы что, сдурели! Тут живые ждут спасения, а вы претесь с трупом?


– Но это же сам барон Анзельм Обри, лично, мазель фершелша! Это ж командир хоругви!


– Был командир хоругви. А сейчас – покойник! Вам удалось притащить его сюда одним куском только потому, что у него плотные латы! Забирайте! Здесь лазарет, а не морг!


– Но, мазель фершелша…


– Не загораживайте вход! Видите, несут такого, который еще дышит. Во всяком случае, мне кажется, что дышит. Потому что это могут быть лишь пер… э… газы выходят.


Русти хмыкнул, но тут же насупился.


– Шани! Немедленно ко мне! Запомни, девчонка, – проговорил он сквозь стиснутые зубы, наклонившись над разрубленной ногой. – Хирург может позволить себе быть циничным только после десяти лет практики. Запомнила?


– Ага, господин Русти.


– Бери респиратор и оттяни надкостницу… А, дьявольщина, надо бы еще немного обезболить… Где Марти?


– Блюет за палаткой, господин Русти, – без всякого цинизма ответила Шани. – Как обожравшаяся кошка.


– Чародеи, – Русти взял пилу, – чем выдумывать бесчисленные заклинания, страшные и могущественные, лучше б сосредоточились на придумывании одного-единственного. Такого, которое позволило бы им наводить мелкие чары. Например, обезболивающие. Но – запросто. И без блевания.


Пила заскрипела и захрустела на кости. Раненый выл.


– Туже повязку, Иоля.


Кость наконец поддалась. Русти обработал ее долотом, отер лоб.


– Сосуды и нервы, – сказал он машинально и напрасно, потому что, прежде чем успел докончить фразу, девушки уже зашивали. Он снял со стола ампутированную ногу и бросил в угол, на кучу других ампутированных конечностей. Раненый уже какое-то время не ревел и не выл.


– Обморок или умер?


– Обморок, господин Русти.


– Хорошо. Зашей культю, Шани. Давайте следующего! Иоля, пойди проверь, Марти уже все… выблевала?


– Интересно, – тихонько сказала Иоля, не поднимая головы, – а сколько лет практики у вас, господин Русти? Сто?


7


Когда они занялись последним раненым, была глубокая ночь. Операцию проводили уже при свете, вначале обычном, от лампы, а позже и магическом. Марти Содергрен пришла в себя после кризиса и, все еще бледная как смерть, замедленная, неестественная в движениях как голем, чаровала исправно и эффективно.


Наконец все четверо вышли из палатки и присели, прислонившись к полотнищу.


Равнину заполняли огни. Различные. Неподвижные – бивуачных костров, движущиеся – лучин и факелов. Ночь гремела далеким пением, восклицаниями, разговорами, победными криками.


Вокруг них ночь тоже жила отрывистыми криками и стонами раненых. Мольбами и вздохами умирающих. Привыкшие к звукам страдания и смерти, они уже не слышали этого. Эти звуки были для них обычными, естественными, так же вплавленными в ночь, как пение цикад в акациях у Золотого пруда.


Марти Содергрен лирично молчала, прислонившись к плечу низушка. Иоля и Шани, обнявшись и прижавшись друг к дружке, то и дело прыскали тихим, совершенно бессмысленным смехом.


Прежде чем выйти из палатки, они выпили по мензурке водки, а Марти угостила всех своим последним заклинанием: веселящими чарами, которые обычно применяла при экстрагировании зубов. Русти чувствовал себя обманутым: усиленный магией напиток вместо того, чтобы расслабить, лишь одурманил, вместо того, чтобы снять утомление, еще больше усилил. Вместо того, чтобы дать забыться, напоминал.


«Похоже, – подумал хирург, – только на Иолю и Шани алкоголь и магия подействовали, как было задумано».


Он отвернулся и при лунном свете увидел на лицах обеих девушек блестящие, серебристые следы слез.


– Интересно, – сказал он, облизывая онемевшие, бесчувственные губы, – кто победил в этой битве? Кто-нибудь это знает?


Марти повернулась к нему, но продолжала лирично молчать. Цикады пиликали в акациях, вербах и ольхах над Золотым прудом. Квакали лягушки, стонали раненые, умоляли, вздыхали. И умирали. Шани и Иоля хохотали сквозь слезы.


Марти Содергрен скончалась через две недели после боя. Она сошлась с офицером из Вольной Кондотьерской Компании. Отнеслась к приключению легко и даже легкомысленно. В противоположность офицеру. Когда Марти, любительница перемен, связалась потом с темерским ротмистром, спятивший от ревности кондотьер пырнул ее ножом. Кондотьера повесили, целительницу спасти не удалось.


Русти и Иоля скончались через год после битвы, в Мариборе, во время жуткой вспышки кровавой лихорадки, заразы, которую называли также Красной Смертью, или – по названию корабля, на котором ее завезли, – «Бичом Катрионы». Тогда из Марибора бежали все медики и большинство жрецов. Русти и Иоля, конечно, остались. Они лечили, ибо были лекарями. То, что от Красной Смерти не было лекарств, значения для них не имело. Оба заразились. Он умер у нее на руках, в крепких надежных объятиях ее деревенских, больших, некрасивых, прекрасных рук. Она умерла четыре дня спустя. В одиночестве.


Шани прожила после битвы семьдесят два года. Ушла из жизни знаменитой, всеми уважаемой – деканом кафедры медицины Оксенфуртского университета. Многие поколения будущих хирургов повторяли ее знаменитую шутку: «Сшей красное с красным, желтое с желтым, белое с белым. Наверняка будет хорошо».


Мало кто замечал, как, произнося эту истину, госпожа декан украдкой утирала слезы.


Мало кто.

Показать полностью
14

Стали известны имена полицейских, которые сняли улан-удэнца с крыши торгового центра

Стали известны имена полицейских, которые сняли улан-удэнца с крыши торгового центра Молодец, МВД, Спасение, Улан-Удэ, Бурятия

Сержант полиции Гэсэр Самбуев и старший сержант Чингис Ринчинов спасли жизнь 22-летнему парню


В Улан-Удэ ночью 21 июля в полицию поступило сообщение о том, что на крыше торгово-развлекательного центра в Октябрьском районе находится человек. На место выехал наряд ППС.


Напомним, очевидец, позвонивший в полицию, рассказал о происшествии в популярном паблике «Аноним 03» «ВКонтакте» и приложил фото. В комментариях интернет-пользователи похвалили его за неравнодушие и бдительность, которая спасла человеку жизнь.


- По дороге к ТРЦ сержант полиции Гэсэр Самбуев, полицейский взвода в составе роты ОБ ППСП УМВД России по Улан-Удэ связался с забравшимся на высоту 22-летним гражданином, телефонный номер которого оставил звонивший. Вступив в диалог с улан-удэнцем, он стал убеждать молодого человека не совершать опрометчивый поступок, - сообщает пресс-служба МВД по Бурятии.

Полицейский попросил дождаться его приезда, чтобы поговорить. Прибыв на место, Гэсэр Самбуев по аварийной лестнице поднялся на крышу ТРЦ и начал вести переговоры с молодым человеком, который постепенно проникся к нему доверием.


- После почти получасового разговора сотрудник полиции, улучив момент, схватил собеседника и, позвав на помощь коллегу – старшего сержанта полиции Чингиса Ринчинова - увел его с крыши. Чингис все это время находился наготове, поджидая за аварийной лестницей. Молодого человека передали подоспевшей бригаде скорой медицинской помощи. Сейчас с ним все в порядке, - добавили в пресс-службе.


https://www.infpol.ru/202781-stali-izvestny-imena-politseysk...

Показать полностью
4

Стильные, модные штypмoвики-ситхи

B дeвятой чacти «Звeздныx вoйн» c повcтанцами бyдyт сpажаться штурмoвики-cитхи. Внeшний вид cолдaт раскрываeт oфициaльнaя oфициальный меpчендaйз, сoзданный кoмпаниями-партнерами пpи пoддeржкe Disney и LucasArts.

Стильные, модные штypмoвики-ситхи Star Wars, Ситхи, Стильно модно молодежно, Штурмовик

Пepвыми увидeть кocтюм нoвoгo штypмoвикa cмoгyт гocти Comic-Con.


O вoзмoжнocтях, экипиpовке и мeткocти ситxoв-штуpмoвикoв ничeгo нe сooбщaется. Oт oбычных штуpмовиков oни отличaютcя aлoй бpoней и нeмнoгo измeнeнным дизайнoм шлeмoв. Лyчшe вceго дизaйн штуpмoвика видeн нa промо-постeрe фигуpки Hot Toys.


https://evrl.to/articles/5d2725536ec7f735fd509a7d/pervyj-vzg...

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!