2

Сон о фэнтезийном постапокалипсисе. Часть 2

Часть 1: https://pikabu.ru/story/son_o_fyenteziynom_postapokalipsise_...


- ...А ты кто такая?

Он хмурился, скептически осматривая ее, взгляд его скользил то по ее лицу, то с головы до пят, точно ни фигура, ни черты ее лица не вызывали ни малейших ассоциаций.

Он забыл ее. Несколько секунд Йока оторопело смотрела на Зефа, не в силах шелохнуться от шока и тоски, но долго так продолжаться не могло. В глазах командира начали появляется нотки откровенного неодобрения, и Йока быстро выдала первое, что пришло ей на ум:

- Сержант Кельпи в вашем распоряжении,... Сэр! (Последнее слово далось ей с трудом, но она постаралась добавить к нему преданный взгляд).

- Хм... Сержант? Что-то не припомню.

Теперь он откровенно хмурился. Сержантами у них звали тех, кто напрямую подчинялся ему, командиру, и заведовал небольшими отрядами "рядовых". Действительно это было подозрительно, что он не помнил одного из своих помощников, и Йока уже пожалела, что решила "дать" себе высокую должность.

- А вы меня только назначили. Вот мои ребята, - как можно небрежнее заявила она, махнув на небольшую группу мужчин. Те и без того слушали разговор двоих - похоже, почти весь лагерь их слушал - и самый старый из них, крепкий бородач с проседью, закивал, толкнув локтем молодого, что пытался что-то ляпнуть.

- Так точно, шеф, - деловито заявил он, - Всю правду Кельпи г'рит.

- М-да?.. Ладно, - Зеф наконец отбросил свои сомнения и отошёл от Йоки, перейдя к общим приказаниям. Атака монстров сильно испортила их пристанище, и теперь им нужно было искать другое убежище. Он раздавал команды, велел всем собирать вещи, перепроверял раненых, все ли смогут передвигаться? И с учёными рассматривал карту, подбирая новое место для ночлега - снова временное.

Ещё вчера бы Йоко расстроилась, что им снова придется переезжать. Ей хотелось найти постоянное место жизни, обрести уютный дом, но сегодня ее беспокоили совсем иные вещи.

Она убежала в уборную и там, усевшись на полу, прижала к себе колени, переживая снова и снова произошедшее. Немыслимое, кошмарное. Ее любимый забыл ее - как вообще дальше жить?.. Она вспоминала как вечером они перешептывались, укладываясь спать. Как обнимались, целовались - и не веря, что это было в последний раз.

Она и не заметила, как в комнату вошли девушки. Учёные убирали волосы и переодевались для скорого марш-броска, переговариваясь.

Но речи их заглушил громкий, басовитый голос, Йоке не знакомый.

- Так, ты умрешь и ты умрешь! - заявлял он беззаботно, а вскоре вошёл и к ним вместе с ещё одной девушкой.

Это был толстый мужчина лет 35ти, с кудрями на голове и какой-то нереальной для местных улыбкой. То ли чувство юмора у него было чёрное, то ли проблемы отряда его не волновали - как впрочем и то, что он попал в женский туалет. Однако, девушки его будто не замечали.

Толстяк сверился с блокнотом и деловито поинтересовался у одной из соратниц Йоки: - Чё там твой брат?..

- Как здоровье Дариуса? - эхом повторила другая ученая.

Девушка вздохнула и покачала головой. Она тут же поспешила сменить тему, будто последовав совету-вопросу толстяка: - А ты чё, беременная что ли?

- Как ты сама-то?

- Все чудесно, - та смущённо погладила наметившийся живот и заверила подругу, что легко сможет справиться с предстоящим им путешествием.

- А, черт с тобой, - махнул на нее толстяк рукой, - Не люблю беременных. А ты вот - Аннет? Вот ты сегодня и умрешь, - он отчётливо вычеркнул что-то в свое блокноте, а глаза Аннет, Йока могла поклясться, точно потухли.

- Так, а это что тут у нас? - толстяк полность оторвался от своего блокнота и уставился на Йоку.

- Я... Я девушка командира... Только он об этом не помнит... - с трудом выговорила Йока, и из глаз ее тут же хлынули слезы градом.

Толстяк крякнул, выпрямляясь и зашелся громким хохотом, но она его уже не видела. Сначала сквозь слезы, а мгновением позже ее обступили подруги, успокаивая и поглаживая по голове да плечам. Они бормотали невнятные слова утешения, с их уст сыпались неправдоподобные обещания, но они действительно ей от души сочувствовали.

- Он сильно ударился, и плюс слюна монстра. Они могла капнуть, и...

- Знаю, знаю, - отмахнулась Кельпи, морщась, - Она токсична и способна вызывать амнезию. Но почему такую? Почему он забыл именно меня?

На это ответов не было, как не было возможности толком изучить чудовищ, что обрушились на их мир. Хорошо бы хотя бы выжить. Просто выжить было для каждого из них счастьем, а уж найти свою любовь - таким мог мало кто похвастаться. Потому Йока пристыдила сама себя и поднялась, спеша смыть слезы и вместе со всеми подготовиться к переходу.

Когда она вышла, ей вручили рюкзак - легче чем у других воинов, но скорее всего тяжелее чем у учёных.

Зефирос распределил порядок отрядов и к каждому прикрепил по одной-двум девушкам учёным, строго наказав охранять и оберегать их изо всех сил.

- Ну, двинули! - рыкнул он из дверного проема и исчез из виду. Его товарищи по отряду постепенно покидали помещение без малейшего сожаления, привычные к смене убежищ.

Йока подбадривающе улыбнулась напряжённой девушке и вместе с воинами "своего отряда" быстрыми шагами вышла в коридор.

Широкий, с однотонными стенами, он почти везде был ярко освещен солнцем, пробивавшемся сквозь окна - занавесок на них не было, да и стекла много где были побиты и неприятно похрустывали под ногами.

Все старались двигаться тихо, дабы не привлечь ненужного внимания, но на долго это их не спасло, и уже вскоре Йока услышала крики боя от начала их колонны, а считанными мгновениями позже ящерообразные чудовища настигли и ее саму. Вместе с другими воинами она достала оружие и начала отбиваться. Хищники нападали и с воздуха, и с земли, они походили на драконов и прочих тварей из сказок, вот только исключительно из самых злобных. Мерзкое шипение и вопли, вырвавшиеся из их глоток, больше всего проходившие на скрип когтей по стеклу, заставляли напрячься далеко не только самых трусливых, а уж если кому приходилось поближе познакомиться с их зубами - такое зрелище сложно было забыть.

Йока отбивалась изо всех сил. Вскоре они продолжили движение, хоть и медленнее, поскольку то тут, то там продолжались драки, однако вскоре по боковому коридору примчались ещё монстры, и движение их стало больше напоминать бегство.

Среди тел Йока заметила учёную, и торопливо подскачила к ней. К сожалению, девушка была мертва, и ей лишь оставалось выхватить у нее рюкзак и догнать своих. Йоке пришлось разрезать одну из лямок для этого, ну а вторую, целую, она накинула на плечо.

Монстры продолжали атаковать, и больше ей даже не удавалось толком оглядеться - лишь отмахиваться оружием и спешить вперёд вместе с остальными.

Переход, казалось, длился бесконечно. У нее уже устали руки, на ногах она держалась, наверное, из банального страха. Взмах, удар, неудобная согнутая поза - казалось, что она помогала против летучих чудищ, но конечно те легко могли все равно дотянуться до них.

Наконец, они достигли цели - небольшого (для их отряда) помещения, что подойдёт для ночлега, и все вместе ринулись внутрь, а Зеф и несколько других воинов стояли на дверях, отгоняя монстров и контролируя заход их товарищей. Как только последний отряд вошёл, двери захлопнулись, а вскоре были подперты шкафами, кроватями и всем, что было найдено в помещении.

Можно было выдохнуть. Зефирос раздал указания и сел за изучение карты: данное помещение было им откровенно мало, и необходимо было выбрать новую стоянку.

Присев в углу, пока ее никто не заметил, Йока торопливо раскрыла рюкзак погибшей учёной и переложила из него себе одну из бутылок с лекарством. "Йогурт", как его называли, был замешан на основе трав, что попали в их мир вместе с монстрами. Он помогал как при приеме внутрь, так и при нанесении на раны - обычно его готовили более жидким, эдаким кефирчиком, и гуще - для ран, как сметану, но в целом оба варианта подходили для использования и наружно, и внутрь. Такие были у учёных, поскольку те их готовили, и у начальников отрядов, так что Йока прихватила его себе как некий знак отличия, и сунула в карман.

Она едва успела застегнуть чужой рюкзак, когда с ней заговорил Зеф: - А, Кельпи. Молодец! Жалко, конечно, хозяйку рюкзака, но хорошо, что хотя бы вещи спасены.

Йока встала и протянула рюкзак мужчине, впервые с самого утра встретившись с ним взглядами и оказавшись к нему так близко.

Сердце ее защемило, и на сей раз не только от обиды и тоски по потерянным чувствам. Она вдруг отчётливо поняла, насколько близок он был сегодня к смерти, насколько мог выйти из боя калекой... Или не выйти вовсе.

- Рада стараться, сэр, - сказала она, сдерживая дрожь в голосе. Зеф подбадривающе ей улыбнулся и отправился дальше, а Йока, в чьей голове зародился план, направилась к учёным.

- А посчитайте-ка для меня, мальчики, девочки, каков шанс был, что Зефироса ранят или даже убьют? - негромко спросила она у уставившихся на нее товарищей.

Дубликаты не найдены