Аппаратный автоном. Части [1:15]/34

- Мне бы Васеньку моего на работу устроить, Вениамин Матвеич. Из армии как вернулся, по дому уже переделал все. Я ему: "сынок, отдохни, поваляйся", а он мне: "Мама, работать хочу - аж руки исчесал все". Вот я и пришла к Вам.

- А где я ему место в нашем аппарате найду, Оксана? Жди теперь, пока кто-нибудь уволится - Наташа испытательный срок прошла. А я из воздуха рабочие места делать не умею.

Женщина почти уже предпенсионных лет, но все еще не уронившая строгой грации, просяще стояла у самой закрытой двери в кабинет. Директор сидел перед ней за столом, приосанился когда вошла она. Поднял мясистой кистью с тарелки целую пищевую башню: хлеб и масло на нем, затем сверху два кружка помидора, колбасу и наконец сыр. Укусил, давая понять, что разговор закончен.

- Что ж Вы бутербродами-то себя потчуете, Вениамин Матвеич? Для желудка тяжело.

- А мне некогда кашеварить, Оксана Витальевна, - степенно ответил, прожевав. - Стройку дома затеял, сарай хочу перебрать, вот - чем Бог послал, - и он укусил еще раз.

- Так давайте я блинов напеку Вам, а? Они у меня румяные выходят, хотите - потолще, а не любите, так тонкие на тарелочке принесу. С вареньем, с фаршем, со сметаной, да хоть и просто так - с маслом одним. Хоть гору целую! Хоть каждый день носить буду! У меня сын их за обе щеки ест. "Пальчики оближешь," - нахваливает.

- Ладно, - махнул рукой директор на нее нервно. - Успокойся ты со своими блинами. Подумаем что можно сделать. Может подвернется случай какой.

Дверь за старшим продавцом закрылась. Оксана Витальевна оказалась в тесном кафельном коридоре, по-хозяйски окинула взглядом нагроможденный вокруг нее бардак. Там были картонные коробки, взрезанные варварски - что толку с ними любезничать - пустые уже, деревянные ящики из-под овощей со следами земли и пятнами гнили, железная тележка, на которую все это было помещено, чтобы затем быть на мусорку вывезенным, порванный целлофан валялся там и тут, дополняя и без того безрадостную, душную рабочую картину. Убирать все это Оксане некогда было, а кроме нее почти что и некому - продавщицы брезговали тем, чтобы к контейнерам с мусором приближаться, а никакого завхоза у магазина не было, сторож разве что - старый приятель директора - старался иногда помочь, но работал на полставки, помогал еще и дворником, приходил и уходил когда вздумается. Поэтому чаще Оксане Витальевне приходилось за всем следить самой - отвечать за чистоту на предприятии, принимать отгружаемый товар, ставя свою подпись под актами сверки количеств, сводить бухгалтерские балансы, тычась в монитор уставшим взглядом, и оформлять в штат, принимая на работу сотрудников, но прямой ее обязанностью было - руководить парой продавщиц. Порой ей казалось, что на плечах ее покоится весь мир. Двадцать лет она проработала воспитательницей, в детском саду ее любили и ценили - и дети, и их родители, и персонал. Выпускники ее, которым она, казалось, еще недавно вот попы вытирала, до сих пор останавливались на улицах с нею, чтобы перекинуться парой слов о новостях поселка и поинтересоваться здоровьем сына. Пять лет назад умер ее муж: сердце прихватило от мороза на зимней рыбалке. Нашли его, окоченевшего, лишь неделю спустя, да и то - друзья мужа подсобили, видя как она стареет на глазах день ото дня, не отходит уже почти от окна во двор вовсе. Прочесали окрестные водоемы в поисках Игнатия и на третий день один из них вошел в ее дом, но шапки с головы своей не снял. Оксана Витальевна, оставшись с сыном-старшеклассником одна, запила. А когда очнулась, спустя месяцы, в прокуренной однушке бича Витьки, и выбралась наконец-то из всей этой дряни ради сына, что не раз искал ее по самым худым дворам, и чуть ли не волоком вслед за этим тащил домой на себе - заведующая взять ее уже ни в какую не смогла. Весь поселок видел позор ее отчаяния и детям под ее опекой никто уже не позволил бы быть. Ничто не стоит на месте, даже в таком глухом месте, как поселок Аппаратное, расположенный на берегу озера Изумруд. Помыв два года полы за копейки в здешней школе и мэрии, бывшая воспитательница наконец-то устроилась продавцом в только что открывшуюся точку крупного ретейлера: столичные сети продуктовых магазинов пришли и в глухомань. А вскоре, достаточно вскоре, стала в супермаркете и всем заправляющей. Не директором, конечно, - продавцами.

- И они такие едут к нему на эту... как ее... ну там, где он эту бурду-то свою варил и он такой за рулем сидит, а свекр или как там правильно называется-то, который муж-то... сестры... жены евойной, фэбээрэшник - он ему: "быстрее! быстрее!" А этот такой рулит и палится - чё делать, чё делать, - Серега сделал паузу, переволновавшись. - А потом знаешь что? - наконец-то перевел дух.

- Не знаю, - ответил ему из-за кассы безразличный девичий тон, принадлежащий великолепно красивой Наташе.

- Ну вот он короче вроде как повернуть хочет к этой штуке, куда они едут, да? А сам такой - гляди - смотрит, да? У него вона тут поворот, там уже видно завод этот огромный, а отсюдова машина навстречу ему едет. И бэээээмс! Прямо в нее хуйнулся, прикинь!

- Ты б цветы ей лучше подарил, - вклинилась Оксана Витальевна в рассказ охранника. - А не фильмы чужие рассказывал. У нее таких рассказчиков как ты знаешь сколько? И каждый ей соловьем разливается, а толку от этого - выбрось, да брось.

- Это сериал, - поправил ее Сергей.

- Все одно, - парировала Оксана. - Цветы, как не посмотри, - лучше, да, Наташ?

Та скучающе глядела по сторонам, в том числе и на Оксану Витальевну.

- Не знаю, - пожала продавщица худенькими плечами, но разговор на этот раз поддержала. - Я розы люблю. Особенно когда они большие и свежие! - слегка воспрявший ее кислый взгляд безнадежно скользнул по молодому охраннику.

- Ну, - засмущался недавно окончивший школу парень в черной форме. - Цветы - это дело, конечно. Да где ж их взять-то, зимой.

- В городе, - пробубнила Венера.

- До города еще сперва доехать надо, - сверкнул на нее глазами Серега. - Роза не справится три часа по морозу трястись. Ты мне лучше, Наташа, - подошел он поближе к первой кассе, - дай ка сегодня пачку с этой, как ее, с кнопочкой, - он благоговейно достал кошелек.

Вышел на улицу и заскрипел нечищенными зимними ботинками к урне на окраине парковки машин на пять. Бросил в зеленый металлический контейнер на двух тонких ножках узкую прозрачную ленточку от свежей пачки, закурил.

- Давай со мной лучше, бери лопату! Здоровее будешь! - услышал он задорный голос дворника, вприпрыжку расчищающего снег.

- Да мне нельзя! - гаркнул он по-молодецки. - А вдруг война? А я с лопатой!

- Так тебе же лучше! - сторож с радостным кряком бросил еще одну горсть снега в сугроб. - Ёбнул врага - и сразу же закопал.

Струя сизого дыма из легких Сергея понеслась вверх, к нежно-желтой у горизонта, переходящей в голубую посередине, а затем и в темно-фиолетовую под самым куполом лазурь. Невдалеке, скованное льдом, покоилось озеро под идеально ровным слоем снега, изборожденным нацеленными следами чьих-то ног и двумя линиями полозьев за ними. Пахло потрескивающими березовыми поленьями, из каждого домишка поднимался столб такого же сизого как у Сергея изо рта дыма. И хотя причина у той порчи воздуха и этой была разная, в итоге что одна серая маскировка сути того, что за ней, что другая растворялась неизменно в январьском ледяном воздухе, бесследно сгинуть прочь, почти что сразу же как возникала, обречена была.

- Дядь Слав, - окрикнул охранник дворника. - А Вы сериалы зарубежные смотрите?

Слева от входа было окно, а в нем - кабинет директора: незакрытые жалюзи, дежурная лампа дневного освещения, диван у стены, сам Вениамин Матвеевич и стол, за которым он сидел. На деревянной гладкой поверхности - компьютер и телефон. Директор снял трубку, но набирать никаких цифр не стал.

- Слушаю, - нахмурился глава магазина. - А, Арсений Петрович! - он заговорил совсем другим тоном. - Здравствуй, дорогой!

Послушал некоторое время.

- С удовольствием, свежая кровь нам всегда кстати, - директор рассмеялся погромче, чтобы на той стороне было слышно. - Я только за. Только вот, за платеж бы не покраснеть...

Покивал некоторое время трубке.

- Ооо! - почти присвистнув, изумился он. - Замом тогда сразу его, мне как раз помощник давно уже нужен, - еще покивал, затем рассмеялся:

- Обижаешь, Арсений Петрович! Обижаешь. "Учиться, учиться и еще раз учиться" - я бы тому, кого слова эти, памятник бы поставил. Так что не переживай. Миша нас чему поучит, а мы, глядишь, его - чему.

Некоторое время трубка посвистывала и шипела осмысленными сентенциями речи руководителя из городского офиса, но Вениамин Матвеевич уже не кивал, сосредоточился на том, чтобы слушать. Лоб его наморщился, он хотел было начертить что-то карандашом в блокноте, но не стал. Затем снова напустил задор.

- Мы будем только рады!

И положил трубку.

- Граждане, к нам едет ревизор, - он усмехнулся себе внутрь. - Завтра прибудет Михаил Арсеньевич - очень молодой и очень перспективный специалист, только что из университета. Я термины, что мне Петрович надиктовывал, не очень хорошо расслышал, но в целом суть следующая: новейшие технологии сами за нами к нам придут. В магазине будет установлен кассовый аппарат нового образца - самостоятельный.

- Как это - самостоятельный? - глядя исподлобья, поинтересовалась Венера - тучная девка, успевшая уже к своим двадцати годам родить, но с отцом ребенка расстаться. - Сам работать что ли будет?

- Не могу знать, - пожал плечами директор. - Приедет мой новый зам, сам все вам объяснит.

Он выдержал пристальный взгляд Оксаны Витальевны, не моргнув, сам смотрел на нее, будто бы ждал этого поединка и даже искал зачем-то его.

- В городе уже с десяток таких, - сообщил директор. - Стоят и деньги фирме зарабатывают, а сами на еду средств не просят, - он усмехнулся и расплылся самой своей доброжелательной улыбкой, глядя Наташе в глаза. Та недоверчиво скользнула по нему взглядом.

- Вот и отлично! - обрадовалась Оксана. - Мне больше помощи будет, а то как шесть вечера, так у нас очередища, хоть третью кассу открывай в сторонке и сама за нее садись. Сможем наконец-то морозильники помыть, - и она уставилась на Венеру.

- И чай сможем чаще с кассирами пить, - одобрил идею Сергей. - Пусть машины работают, а люди - обществом друг друга наслаждаются.

- Понаслаждаешься тут, - угрюмо заметила Венера. - Третьего кучера на шею нам садят.

- Так и кобылы теперь будет три, - подытожил Вячеслав.

- Незнамо еще какой прок от этой машины всем нашим будет, - изрекла толстая кассирша, когда директор скрылся за двойными дверями "Только для персонала". - Я вот давеча по телевизору сюжет видела...

- Венера, - строго одернула ее Оксана Витальевна. - Иди ка лучше к полке с консервами, да поровнее там банки расставь. А кто придет - за кассу садись, ты за главную в зале остаешься. А мы пока с Наташей чай пойдем пить, правда, Наташенька? Я тебе такой шоколадкой угощу!

- Производитель клялся, что самая мощная модель, - кричал на ухо директору вчерашний студент Миша и прикладывал красноречиво ладонь к своей груди, пока из кузова с грохотом выкатывали новый аппарат, на банкомат больше похожий. Знаменосец технологий отчаянно жестикулировал, мелькая рукавами модной и яркой своей куртки, тонкой вязаной шапочкой на голове крутил по неприветливым сторонам, стараясь за что-нибудь привычное взглядом уцепиться, и был обут в самые изысканные коричневые туфли, все одно скрипящие снегом под ним. - Полностью автономен в обслуживании гостей! Покупатель сам подходит, вжик, вжик и готово. Осталось только карточку приложить.

- А мы-то все по старинке, Миша, - рассмеялся обстоятельно Вениамин Матвеевич и мех на его шапке закивался вместе с ним. - Наши "пик-пик" на кассах-то, - он, кажется, с трудом осилил эту конструкцию, но подошел к ее исполнению основательно, с добром, - и то в новинку для здешнего люда, все привыкли в очереди стоять, пока продавщица туда-сюда за прилавком ходит.

- Так не будет теперь очередей! - хлопнул его по плечу Миша, но руку не убрал (Вениамин Матвеевич нахмурился). - Скоро, глядишь, и Вас у руля уже не будет, Вениамин Михалыч, все автоматикой заменим, - он засмеялся и убрал руку, затем по всему телу его прошелся с ног до головы морозный судорог, а зубы даже разочек стукнули - клац!

- Не выйдет, - глубокомысленно изрек сторож, стоя на расстоянии метра от руководящей пары. Дворник оперся на лопату и внимательно за происходящим наблюдал: рабочие толкались с массивным ящиком в дверях супермаркета, производя много шума, это и позволило ему подкрасться незамеченным. - Нельзя человека заменить роботом, не сумеет железка правильно сориентироваться в нужный момент, все равно ей оператор на месте нужен.

- А вот и не нужен! - обрадовался спору Михаил и начал приплясывать. - Сейчас все управление в облако переносят, оттуда только команда - дзынь! - "посчитать выручку" и готово. Или "поднять цену" и все - скоро и кассиры уже не нужны будут, их первыми заменят технологии.

- Хотел бы я посмотреть на машину, что попытается меня заменить, да, Вениамин Матвеич? - усмехнулся дворник. - Как она снег-то чистить будет?

Директор улыбнулся и даже хмыкнул чуток.

- Как-как, - передразнил сторожа молодой специалист. - На шасси поставим, лопату ей спереди приделаем и только вжух-вжух, и готово! Много ума не надо - какой-нибудь час и парковка чиста!

- И через облако, да? - с недоверием кивнул сторож, тыча пальцем в небо.

- Ну конечно! - восторжествовал Михаил. - Я Вам все очень правильно объяснил! Недаром перед Вами обладатель красного диплома МУПИЭ.

- А я просто Слава, - протянул ему теплую правую ладонь дворник и внимательно посмотрел своему собеседнику в глаза. - Я вон в том доме живу, - он прицельно направил свою левую рукавицу в сторону озера. - Когда меня таким твоим аппаратом заменят, - он снисходительно посмотрел на бандуру, что все еще никак не хотела пролезать во входные двери магазина, несмотря на натужные старания двух работяг в темных спецовках. - И снега много выпадет, так что выше крыши, оператор со своего облака тебе позвонит: "Миша! Миша! Беда! Выручай, машина застряла!" А у тебя жена к тому времени молодая, красивая и маленький ребенок. Мечешься ты: ехать? не ехать? до города-то путь неблизкий, полдня потеряешь, а дорогу намело, в новостях сказали: гололед, опасно. Сядешь за пульт этой своей машины, "вперед" ей скомандуешь, "назад", "вперед" - "назад", а она - ну ни в какую - застряла и все. Ты мне тогда позвони, по-человечески попроси меня, мол, "Так и так, Вячеслав Алексеевич, не могли бы Вы?" Я телогрейку свою, что мне от отца еще с советских времен осталась, накину - она у меня уже двадцать лет в коридоре висит - да за две минуты доковыляю сюда, если даст Бог жив еще к тому времени буду и ходить смогу. Подтолкну эту твою автономную машину, чего мне-то, жалко что ли. А пока, брат, мечты это только о кибернетическом социализме, который теперь уже виден на горизонте, - он сделал паузу, но перебивать его никто не стал. Добавил: - Воображаемой линии, что удаляется от тебя по мере приближения к ней.

Сторож смотрел на Вениамина Матвеевича, тот тоже не сводил с него глаз.

- А пока буду ка я сам себе свой собственный рай начинать строить, - подытожил дворник. - Место хотя бы расчищу под него, - подхватил свою лопату и будто бы вокруг него больше никого не было, принялся ею махать.

- Перед вами модель АКА-4780, - торжественно изрек Михаил, когда его по просьбе директора обступили. - "Автономный Кассовый Аппарат". Построен на базе новейшего чипсета, сотни мегабайт оперативной памяти, удобный пользовательский интерфейс. Способен работать до восьми часов в случае отключения света, защищен от грабителей красящей кассетой, имеет автономный выход в Интернет через спутниковую тарелку. Подключен напрямую к базе данных центрального офиса. Правда вот умеет принимать пока только карточки, - он осуждающе сморщился. - Но производитель обещал вскоре выпустить обновление, аппаратная часть для приема наличных заложена уже сейчас. Покупатель сам сканирует штрих-код каждой покупки, может подносить этикетку хоть горизонтально, хоть вертикально, даже при достаточно тусклом освещении система нужное наименование в базе найдет, - он обвел глазами тесный круг людей, кажется, ожидая возгласов восхищения. - Не устает, в туалет не просится, жалобы выслушивает молча, всегда к вашим услугам. Как и я.

До этого около получаса, пока директор обедал, Сергей и Вячеслав Алексеевич двигали под руководством нового зама холодильники у касс, чтобы место для его аппарата освободить. Михаил был очень доволен их работой и не забывал после каждого "взяли" всячески совершенные действия одобрять и демонстрировать их для него ценность. А когда процедура закончилась, он даже каждого из своих подчиненных похлопал по плечу.

- Тут совсем ничего сложного нет, - продолжал новоиспеченный заместитель директора. - Все кнопки подписаны, да и количество их весьма мало, так что любой разгильдяй, десять классов окончивший, легко поймет что к чему. У меня есть две карточки супервайзера, одну я торжественно вручаю Оксане Васильевне...

- Витальевне, - поправила его Венера, перебив.

- Витальевне, - тряхнул головой Миша. - Пардон. Вторая карточка останется у меня. Этот ключ может понадобиться если вдруг что-то пойдет не так - система сообщит покупателю об этом, тот должен будет позвать продавца. Но скорей всего этого никогда не произойдет, машины сейчас стали и правда очень умными, у меня на руке одна такая, - он с удовольствием продемонстрировал, глядя на Наташу, запястье с квадратным, черным, ничего не показывающим циферблатом. - Фактически у вашего старшего продавца всегда с собой будет мастер-ключ, дающий доступ ко всей системе, поэтому я попрошу Вас, - он посмотрел на Оксану. - Не давать пользоваться карточкой никому.

Оксана Витальевна вздохнула.

- Так, ну, какие-нибудь вопросы ко мне будут? - он хлопнул в ладоши и постарался улыбнуться пошире, посмотрел каждому в глаза. Подождал некоторое время, потом изрек:

- А вы знакомы с Эджайл? - наткнувшись вновь на стену молчания, поспешил возникшую закупорку беседы разрешить. - Это методология разработки программного обеспечения, она пришла на смену Ватерфоллу: вместо крупных элементов планирования теперь в моде быстрые, мгновенные почти что итерации. Идея сейчас проникает повсюду, скоро и в ретейлинг скорей всего придет. Так что с моим к вашим услугам появлением, мы начнем менять расположение товаров на полках каждый месяц, переставлять целые секции туда и сюда, искать новые подходы к покупателям, опрашивать наших посетителей что им нравится и что нет, подстраиваться под них, находить новые и новые ключи к их сердцам. Вот у вас, например, хлеб где хранится? - обратился он к Наташе.

- Вот он, на входе, - указала пальцем Венера.

- Вот и зря! - всплеснул руками Миша. - Вот и зря! Хлеб - это самый востребованный товар, его надо класть как можно дальше, чтобы покупатель успел пройти все стеллажи и что-нибудь еще с собой прихватил. Побаловал себя чем-то.

- Наоборот! - заспорила Венера. - Люди идут с работы уставшие, они хотят взять то, что им нужно и уйти. И будут злиться, если не найдут то, что привыкли, на своем месте - станут у нас спрашивать: "где это?", "где то?" Чего их гонять по залу-то, лошади они цирковые что ли?

- Вы не понимаете, - замотал головой Миша и даже закрыл глаза от горького сожаления. - Люди сами не знают чего они хотят. Они приходят за хлебом, но смотрят на другие полки и тут вспоминают: "О! Я же совсем забыл про каперсы!" А потом думают: "Я и креветок тоже хочу! И шоколадный торт с ванильной крошкой!"

- Вот бы матушка порадовалась какая я у нее смышленая, - ехидно заметила Венера. - Послала бы меня за хлебом, а я ей вместо него креветки и каперсы бы принесла.

- Можно? - Михаил постучал в дверь кабинета.

- Конечно, - обрадовался Вениамин Матвеевич. - Заходи. С чем пришел?

- Да я, Вениамин Матвеевич, тихую гавань ищу. Всех пользоваться аппаратом научил, инструктаж провел обстоятельный, до внедрения новых методологий мы еще дойдем, но не сегодня, - зам улыбнулся, предвкушая. - Посижу у вас, почту проверю с телефона, хорошо?

- Разумеется! Садись, конечно, - указал ладонью директор на диван у стены. - Хочешь, чаю или кофе себе пойди сделай на кухне, можешь и там прилечь, если что, а пока подумай что дальше, тут ты прав - работы у нас - непаханное поле. Хочешь, кстати, - домой иди, если устал с дороги. Хоромы-то свои не видел еще?

- Я в гостинице пока поживу, - отмахнулся Михаил Арсеньевич. - А там видно будет. Может подвернется вариант какой - тогда и квартиру себе в Аппаратном сниму. Ездить каждый день с города уж точно не буду. Я, знаете, - прищурился он, - все вот думаю с какого краю за то, чтобы переиначить тут все взяться? Столько ведь интересного в теории продаж и принципах маркетинга есть, такие можно свернуть горы, если только уметь грести туда, куда никто и не думал, не сдаваться в своей правоте, делать все совсем не как у всех.

- Ты знаешь, - задумчиво начал Вениамин Матвеевич, - я тоже когда-то был таким же новатором, как ты. Уйму всего хотел изобрести и шел наперекор всегда общим принципам, только...

- Хотите знать кем я вижу себя через пять лет? - перебил его Миша.

- Хочу, - нахмурился директор. - Только эти пять лет еще прожить сперва надо. А ну как завтра война.

К концу дня на счетчике покупок АКА все еще зиял обреченный ноль. Миша несколько раз выходил посмотреть как машина справляется со своими обязанностями, но каждый раз заставал пустой зал - выходные жители Аппаратного предпочитали с покупками не связывать. Когда же за двойными дверьми новый зам, разочаровавшись, скрывался, изредкий посетитель с любопытством на новую бандуру рядом с кассами взирал. Видел приветственное "Начните покупку", но, постояв возле холодильников с напитками и перекинувшись парой слов с охранником, в итоге на одну из одушевленных касс шел, где улыбался продавщице и справлялся о здоровье ее родителей.

На следующий день в супермаркет пришли трое молодых людей. Это были одноклассники Сергея, как и он совсем недавно закончившие школу. Они оказались у касс одновременно и начали толкаться, каждый из них хотел попасть к Наташе - на первую.

- Джентльмены, - наисладчайшим голосом позвал их Михаил, стоя возле АКА. - Уверен, вы мечтаете испробовать новое слово в технике, настоящую революцию - автономный кассовый аппарат, - он жестом фокусника выпростал свою руку к бездушной железке.

- Иди, - толкнул один приятель другого. - Слышь, вон тебя зовут.

- Я уж лучше к Венере, - открестился тот и побежал к резиновой ленте, застывшей под номером два. Оставшиеся на первой кассе парни стали смеяться над ним и понукать им что еще тому сделать, пока покупки одного из них Наташа проносила над красной лазерной полоской с характерным каждый раз бипом.

- Ребята, незачем ждать в очереди, - постараясь еще шире улыбнуться, позвал их Михаил. - Разрешите пригласить вас на кадриль с высокими технологиями!

- Я не педик, - серьезно ответил ему тот, что ждал своей очереди. - Я лучше Наташу подожду.

- Я вообще-то уже свободна, - обиженно отозвалась Венера.

- Кассовый педраппарат, - прыснул Серега, не удержавшись.

- Педрилят твою валентность, - подхватил второй посетитель.

- Разрешите пригласить вас на педриль, - ответствовал третий.

Наступило шесть часов. Девочки старались во всю силу, но все равно объединенная очередь, раздваивающаяся у самых-пресамых касс - какая быстрей освободится, - насчитывала почти что шесть человек.

- Оксана, здравствуй! - сердечно вымолвил седой старик в рыбацкой куртке зеленых защитных цветов старшему продавцу, когда та шла к одной из касс, чтобы сбросить неудачно проведенную покупку.

- Здравствуйте, Филипп Романович, - ответила та и, закончив свои должностные обязанности у рабочего места подчиненной, подошла к старику и взяла из его рук корзину с продуктами. Затем подошла к АКА и пикнула карточкой, после чего начала методично взвешивать покупки и проводить ими перед сканирующим лучом.

- Что Вы делаете? - закричал Михаил, появившись в двойных дверях. Он направился к кассам и подошел к Оксане почти что вплотную. - Вы не должны этого делать.

- О! Быстрый какой! - воскликнул старик, усмехаясь. - Кто таков?

- Оксана Васильевна, вы поступаете неправильно, - выпалил Михаил. - Покупатель должен сам пользоваться кассой, а не Вы за него.

- Витальевна, - поправил его рыбак, дав закончить. - Васька - это сын ейный. Не путай творца с яйцом.

Оксана продолжала проводить покупки на автоматической кассе, она потемнела лицом, чувствуя, что вся очередь на их ситуацию смотрит, но уже давно привыкла, что в таких ситуациях лучше молчать.

- Я приказываю Вам остановиться! - взвизгнул Михаил и бросился к Оксане, но рыбак сделал шаг на упреждение и преградил ему дорогу.

- Ты кто вообще такой? - голос пенсионера набирал силу, на лице начал вскипать гнев. - Ты как со старшими разговариваешь, а? Кто твой отец?

- Михаил Арсеньевич, вы видите - очередь? - обреченно произнесла Оксана и плеснула рукой в сторону людей. - Сейчас не время, чтобы обращению с техникой людей обучать. Филипп Романович, давайте карточку, - обратилась она к старику.

- Так это Поликарпов что ли? - изумился тот. Мишу аж передернуло. Старик вымолвил огорченно, пока шарил в карманах: - А я Петру много раз говорил - зря ты ремень своего деда жалеешь, будто бы и не любишь своего сына совсем.

- Детей бить нельзя, - твердо отрезал Михаил.

- Ну-ну, я и смотрю, ты в детях-то разумеешь, - кивнул на это ему старик. - Вениамин распорядился? - добавил он, обращаясь к Оксане, когда карточку наконец-то нашел. Кивком головы при этом указал на Мишу.

Оксана Витальевна молча поднесла прямоугольный кусок пластика к аппарату.

- Ольге Федоровне передавайте от меня низкий поклон, - она ласково глянула в глаза седому рыбаку и постаралась стыдливо опустить голову свою как можно ниже перед его взором, затем поспешила скрыться за двойными дверьми.

- О, прикинь! У них автоматическая касса! - выкрикнул один из молодцев и поспешил с пластиковой корзиной к похожему на банкомат устройству.

- В Аппаратном скоро, глядишь, трамвай пустят, - гогоча, подхватил ему на это друг. - Эй, красавица! - подмигнул он Наташе. - На машине кататься поедем?

Наташа смерила его взглядом, затем посмотрела на Сергея.

- Парень что ли твой? - презрительно усмехнулся покупатель, затем посмотрел Сереге в лицо.

- У тебя проблемы что ли, п-п-приятель? - вздернул подбородком в его сторону охранник, покраснел и начал на глазах меняться. Челюсть его опускалась все ниже и ниже вместе с головой, прижимаясь к груди с небольшим наклоном, глаза сверкнули узкими щелками исподлобья, руки из карманов он достал, стал будто бы в два раза больше в обхвате груди, сверлил посетителя взглядом, превратившись в одну сплошную пружину. Обидчик обернулся на своего спутника, но тот был занят, глядя в экран АКА, так что покупатель у первой кассы сперва глупо ухмыльнулся в себя куда-то, что-то рассчитывая про себя, затем еще раз взглянул на блестящую перед ним девичью красоту. Наташа в это время, беря с ленты бутылку виски в картонной коробке, чтобы ею над кассой провести, мельком бросила ему взгляд.

- А, по-моему, "приятель", - он выделил это слово паузами, обращаясь к Сергею. - Проблемы у тебя. Работаешь сторожевым псом за объедки.

- Ну, наконец-то прогрессивный покупатель! - Михаил появился в дверях и увидев, что машиной пользуются, поспешил это поведение подкрепить. - Не хотите ли оставить отзыв о своих впечатлениях от обслуживания кибернетическим разумом? - он дружелюбно улыбнулся парням.

- Таких аппаратов в городе пруд пруди, - презрительно хмыкнул тот, что стоял у едущей резиновой ленты. - Это для деревенщины как вот он, - он кивнул на Серегу. - Такие штуки - предел мечтаний, а для тех, кто свой стартап открывает, - он обращался теперь уже к Наташе, глядя на нее, - прошлый век. Надо глядеть шире, - доверительно сообщил он ей и приподнял одну бровь. Она ему улыбнулась.

- Рад, - счастливо отозвался Михаил. - Очень рад, что мир не стоит на месте. Новаторам - дорогу! - рассмеялся он и взглянул на Сергея. Тот с нескрываемым отвращением отвел от него взгляд.

- Ты бы подумал про Венеру-то, - переводя дух, вымолвила Оксана, собирая картонные коробки в кучу. Задняя дверь приземистого здания была открыта, старший продавец разбирала завал. Снаружи, на металлическом пандусе, стоял охранник и пускал струйки дыма, наблюдая за ее работой.

- Вот еще, - хмыкнул он. - Больно нужен мне чужой ребенок на шею.

- Детей чужих не бывает, - вздохнула. - Все дети всем людям в этом мире принадлежат. Каждый им отец и учитель или нянька и мать.

- У меня высокие стандарты красоты, - парировал Серега.

- С лица воду не пить. Это первый год-два хочется, чтобы глазели на твою девушку все и тебе завидовали, а потом самому она будет казаться совсем обыкновенной, мешать еще тебе будет ейная красота.

- И как я эту тушу на свадьбе на руках понесу, - усмехнулся Сергей. Кажется, этот разговор начинал его забавлять.

- "Туша", как ты говоришь, - поледенела тоном Оксана. - И похудеть может. Было бы ради кого.

- Да у нее характер скверный! - возмутился наконец Сергей. - Вечно ей все не так! То это, то то. Мне покладистые нравятся.

- Смотри лучше свои сериалы, - ласково махнула рукой Оксана. - Дитя еще ты! Какую рубаху в саду носил - в той же и остался. Привык, что тебе на блюдечке всю суть преподнесут. А в жизни, Сереж, чаще все совсем наоборот бывает - до корня еще самому надо дойти. Не заслуживаешь ты Венеру, - с сожалением заключила она и принялась дальше за свои коробки.

Авторские истории

31.7K поста26.7K подписчик

Добавить пост

Правила сообщества

Авторские тексты с тегом моё. Только тексты, ничего лишнего

Рассказы 18+ в сообществе https://pikabu.ru/community/amour_stories



1. Мы публикуем реальные или выдуманные истории с художественной или литературной обработкой. В основе поста должен быть текст. Рассказы в формате видео и аудио будут вынесены в общую ленту.

2. Вы можете описать рассказанную вам историю, но текст должны писать сами. Тег "мое" обязателен.
3. Комментарии не по теме будут скрываться из сообщества, комментарии с неконструктивной критикой будут скрыты, а их авторы добавлены в игнор-лист.

4. Сообщество - не место для выражения ваших политических взглядов.