Свежие публикации

Здесь собраны все публикуемые пикабушниками посты без отбора. Самые интересные попадут в Горячее.

26 Января 2020

Коронавирус

А что если Коронавирус всего лишь выдумка, чтобы приостановить торговлю с Китаем...🤔

Коронавирус Коронавирус, Китай, Китайские товары, AliExpress

Аналоги

Аналоги Комментарии, Warhammer 40k

#comment_159939723

Показать полностью 1

Наши внутренние войска: врожденный иммунитет и клеточные  рецепторы

Предыдущий пост о циркулирующих рецепторах врожденного иммунитета находится здесь.


Кроме PRR рецепторов, свободно плавающих в крови, словно одинокие пилигримы, существуют рецепторы на мембране иммунных клеток и внутри них. Это уже относится к клеточному иммунитету.


Мембранные рецепторы широко представлены системой TLR или Toll-подобных рецепторов. Подобными их называют потому, что впервые ген Toll был найден у мушки-дрозофилы, а потом обнаружен у человека. Ген Toll как раз и отвечает за синтез рецептора TLR.

Наши внутренние войска: врожденный иммунитет и клеточные  рецепторы Иммунитет, Иммунология, Биология, Видео, Длиннопост

Дрозофила фруктовая, любимица ученых

Мембранные рецепторы способны связываться с разными веществами в составе бактерий, грибков или вирусов (особые молекулярные узоры - PAMP, помните, да?), а также с собственными поврежденными тканями (DAMP). У человека насчитывается аж 10 разных типов TLR.

Наши внутренние войска: врожденный иммунитет и клеточные  рецепторы Иммунитет, Иммунология, Биология, Видео, Длиннопост

Вот так выглядит модель одного из TLR белков (TLR4, взят здесь). Одним из его лигандов является липополисахарид (бактериальный эндотоксин).

Кроме TLR, есть и другие клеточные рецепторы. Каждый из этих рецепторов связывается с каким-то определенным классом веществ (со своим лигандом). Как только произошло такое соединение, информация с поверхности иммунной клетки передается по рецептору внутрь, и клетка начинает борьбу с нарушителем спокойствия.


Цитозольные рецепторы (то есть те, что живут внутри клетки - прямо в цитоплазме) связываются с внутриклеточными бактериями, вирусами или их фрагментами. Этот класс рецепторов представлен NOD-подобным, RIG-подобными рецепторами и цитозольными сенсорами вирусной ДНК. Смысл этих рецепторов таков же, как и остальных - связаться со своим лигандом и проинформировать высшее клеточное командование о врагах.

А теперь попробуем разобраться, что происходит после того, как рецепторы иммунной клетки связались с чужеродными белками микроба.


Как только лиганд сцепился с рецептором на поверхности иммунной клетки (или внутри неё), рецептор через специальные белки передает информацию в ядро. Ядро включает гены, которые отвечают за синтез веществ, участвующих в иммунном ответе. Одни вещества непосредственно действуют на микроб, подвергая его химической атаке; другие вещества призывают на помощь остальные клетки иммунной системы. В ином сценарии клетка просто поедает бактерию (фагоцитирует её). О фагоцитозе позже расскажу отдельно.

Выразить схемой можно так:

Лиганд (бактерия) + Рецептор (иммунная клетка) =>

активизация внутренних белков-передатчиков =>

белки-передатчики взаимодействуют с ядром клетки =>

ядро включает гены, отвечающие за продукцию антимикробных веществ =>

антимикробные вещества выходят из иммунной клетки и повреждают мембрану микробной клетки.

А вот анимированная схема:

Синяя клетка “нащупала” своим мембранным рецептором зеленую бактерию. Активированный рецептор передал информацию внутрь клетки, и ядро запустило синтез веществ, повреждающих мембрану бактерии.


На этом знакомство с рецепторами врожденного иммунитета можно считать законченным. В следующем посте напишу ещё об одном механизме неспецифического иммунитета. Всем хорошего иммунитета, особенно против новых вирусов!

Показать полностью 2 1

Платформы для онлайн-обучения: что вы о них думаете? Поделитесь мнением!

Онлайн-курсов становится все больше, и нам интересно собрать статистику. Пожалуйста, пройдите небольшой опрос и поделитесь своим мнением!

Какая вредная тётя

Гвоздь программы

Про соседей

Живу не в слишком благополучном районе: много алкашей и прочих асоциальных личностей.
Однако, одна семья уж очень выделяется.
В однокомнатной квартире живёт мать (Таня), дочь (Наташа), сожитель дочери и двое их детей.
Наташа - кодированная алкоголичка, всегда злая и недовольная жизнью, орущая на детей, её сожитель - с несколькими отсидками за кражи. Ну, а Таня - просто алкоголичка. Её основное занятие - просиживание на скамеечке невдалеке от подъезда с бутылкой.
Откровенно пьяной её редко можно увидеть, Наташа ей детей на присмотр оставляет, если нужно, вторая дочка тоже внучку привозит.
Однако, оотношения дочери и матери просто ужасные. Может, Наташе завидно, что мать пьёт, а ей нельзя, но ругаются постоянно, никого не стесняясь, на улице. Как-то наблюдала, что Наташка пьяной Тане ведро с мусором на голову одела, в другой раз - била её прямо на скамейке. Ну и регулярно Таня с синяками ходит - от рук "любящей" дочери.
Не разъезжаются хз почему... Квартира танина, у наташиного сожителя есть своя..
Ну, а сегодня практически апофеоз истории.
У Наташи недавно срок кодирования закончился, пьёт 2 дня через 2 (когда на работу не надо), вчера избила Таню до тяжёлого состояния (лежит в реанимации), детей забрала опека, Наташу - полиция..
Печально, но предсказуемо...

Случай в лагере или опасный для жизни креатив суровых детей девяностых

Впервые я понял, что со мной что-то не так, когда мне было 8 лет. Это был август 93-го, детский лагерь «Юнга» под Анапой; ментально ещё СССР, но практически совершенно непонятное государство и примерно 400-головая куча детей в каком-то полузабвенном месте с абсолютным отсутствием понимания что со всем этим делать. Несмотря на то, что нас пытались очень сильно контролировать, тем не менее мы креативили на максималках, т. к. программа от вожатых в стиле игр в беседках хлопать друг друга по коленкам или кидать мяч с несъедобными выкриками уже тогда была таким невыносимым зашкваром, что дух того уныния до сих пор отдаёт привкусом бессмыслия.


В общем, что я сделал то? Я в одиночку намазал зубной пастой в Королевскую Ночь весь отряд из 40 человек, включая вожатых. В 8-летнем возрасте, да. Надо сказать, что я был ещё не самый младший в отряде, который состоял из детей самых разных возрастов вплоть до 15-летних дылд. У таких «смешанных экипажей» были вполне очевидные минусы как минимум связанные с культивированием полного отсутствия внутреннего взаимопонимания – любые попытки добиться «дружности» со стороны вожатых заканчивались избиением младенцев при любой возможности. В крыле девочек можно было встретить использованные прокладки, например; а вы только представьте себе как они могли выглядеть в 93м году то, и знаменитая игра «в сифака» могла приобрести просто до леденящего ужаса зловещий характер – получить в шею «раненую вату» означало пожизненное клеймо дегенерата и разборки с психологами. Вечерний телевизор в холле с легкостью захватывался старшими простым опрокидыванием кресел с пассажирами внутри. В туалете можно было услышать запах табака и получить пару десятков подзатыльников с угрозами. В первый же день я увидел как в одной палате 10-летний пацан облизывает 7-летних девчонок, которые орали как резанные – по факту это выглядело как конкретное изнасилование, а в другой палате 7-летний пацан спустил трусы с багажом до пола и орал: «Посмотрите, я обосрался!» К вечеру у меня отобрали деньги.


Надо понимать, что фраза «Это были лихие 90-е - мы выживали как могли» доподлинно имеет физический смысл только для тех, кому реально приходилось выживать в 90-е. А детство в России в 90-е годы это неслабая такая карусель из ежедневных рисков для жизни. Если вы не знаете о чем речь и тем более сравниваете с детством современных русских детей, то поймите правильно, - в те годы я выходил из дома и шёл гулять на какую-нибудь заброшку, например. Да, на ту самую, о которой писали две недели назад, что в шахту лифта упал и не выжил ребенок из соседского двора. Кстати, так и не отдал мне мой самодельный лук, сука. В заброшке можно было насытиться убедительными криповыми ощущениями, побить остатки стекол в окнах из рогатки или кирпичами, порезать ноги о торчащие арматуры, нарваться на «казаков» (самовыдвиженческие дружины из 7-14-летних цыган, татар, дагестанцев и тп, которые брали тебя в плен на пару часов и избивали; по какой-то никому не понятной причине называли себя «казаками»), нарваться на «милиционеров» (другие отмороженные бригады, которые ходили с поддельными удостоверениями ментов и «сопровождали тебя в ОВД»), найти какие-нибудь артефакты, найти полезные ресурсы типа свинца, например, с последующими выгодными обменами. Ну или просто феерически наступить в чье-то свежее говно. Ходить в заброшку в одиночку приравнивалось к гарантированному суициду. Мне повезло – на моём районе ещё была котельная, Морская Больница и дамбы. В котельной мы могли убиться, упав с большой высоты, в больнице собирали использованные шприцы и в шутку кололи друг друга, а на дамбах могли счастливо утопиться или нарваться на оголенные провода от старых ЛЭП. В перерывах нужно было успеть собрать бутылки и спрятать их в нычку (а лучше вскрыть и ограбить чью-то чужую), подбросить пару дихлофосов в костер, нассать в окно алкашам.


В общем, к чему я это всё? Да к тому, что я ничему не удивлялся ни в первый день пребывания в лагере, ни во второй… А во второй к моему соседу на тихом часу пришли старшики и положили ему полторашку с водой и карбидом между ног пока он спал. Пару дней он провел в лазарете, я недоумевал где эти придурки нашли в лагере карбид. Ведь мне тоже хотелось с ним поиграть, можно сказать, у меня была карбидная ломка, так давно я ничего не взрывал. Сосед замкнулся и не разговаривал последующие четыре недели до самого конца потока ни с кем; не вымолвил ни единого слова. Очень скоро расположение нашего отряда превратилось в постоянные разборки между мини-бандами и вожатым пришлось ввести ночное дежурство в холле, который разделял крыло мальчиков и крыло девочек по четыре палаты по 5 человек. Двери всю ночь были открыты, в коридорах горел свет – выйти из палаты, например, в туалет, означало попасть под линию обстрела и провести остаток ночи стоя в углу холла. Если вожатый засыпал, на утро можно было найти рыдающего избитого мальца где-нибудь в районе лестничного пролета или чьи-нибудь вещи украшали полисадник под окнами корпуса. И конечно унитаз в туалете девочек был намазан зубной пастой по кругу сиденья.


На весь лагерь у меня был только один кореш. Хотя правильней было бы уточнить, что это вообще единственный пацан, которого я знал – он был из соседнего двора, ему было 9 лет, звали Димон и он попал не только в другой отряд, а вообще в другой корпус. Всего корпусов было 3, все они были трехэтажными, т. е. всего 9 отрядов. Мой отряд базировался на третьем этаже третьего корпуса, а Димон – на третьем этаже первого. Пересекались мы только на приемах пищи в невероятной по своей убогости столовой, в которой хлоркой воняло сильнее чем киселем и которой суждено было стать основным местом последующих кровопролитных боев, но об этом позднее. А также на вечерних дискотеках. Вечерняя дискотека – максимально парадоксальное мероприятие, потому что не нем был минимальный контроль со стороны вожатых в, казалось бы, самое опасное время – темное время суток и максимальное скопление малолетних ушлепков. По кустам вокруг танцплощадки регулярно раздавались люля-кебабы, в толпу перед колонками постоянно прилетало что-то стеклянное или просто смешное типа какашки, но главный атрибут – это, конечно музыка. Песням «У! А! Казачок!» и «Олл ват ши вонтс» было суждено стать на всю жизнь самыми ненавистными, т. к. звучали они по 20 раз за вечер и превращали и без того нелепое мероприятие в жуткую пытку.


Так продолжалось две недели. Лагерь жил размеренно. Периодически у кого-то появлялись новые синяки на лице, из соседних экипажей доносились вести о солнечных ударах и обмороках. Самым любимым развлечением стало вытачивание фигурок типа «сердечко для мамы» из маленьких квадратных плиток, обваливающихся со старой водонапорной башни возле нашего корпуса. Это были примерно 3 на 3 см разного цвета керамические штуковины, которым, обтачивая о бордюр или просто бетонную дорожку, можно было придать любую форму в рамках фантазии. Забегая вперед, членики были, да. Любимым развлечением старшиков было дождаться, когда кто-нибудь наточит штук 10 разноцветных «сердечек для мамы», а потом подойти, забрать их и вызывая слезные водопады, раскидать по разным сторонам без шансов собрать обратно. Погода была очень жаркая и мы ходили на море два раза в день. Там мы собирали мелких рачков и тащили их в палаты, от чего те на следующий день заванивались так, что вожатые не сразу понимали почему весь корпус по ночам не может уснуть. У лагеря была репутация как единственного в стране, который имеет собственные водные горки – действительно их было две: желтая и красная. И мне выпала честь войти в историю как первый ребенок, который чуть не захлебнулся после спуска, потому что скатившись я не догадался отойти и дать следующему приземлиться не на себя. Скукотища. Зной. Полная утопия и болезненное непонимание зачем мы здесь.


Приехали родители. Это называлось что-то типа «день матери» - посещение родителей своих чад в лагере в середине потока. Хитрожопая администрация лагеря провела беспрецендентную политическую работу по тем временам: за день до этого нас сводили в город и накупили нам жвачек с наклейками «Терминатор – 2» - а это же был не просто суперликвид, а настоящее мегасокровище (не жвачки, - наклейки, мать их!). Потом нас очень подозрительно накормили с утра мороженным и раздали каких-то фруктов, название которых мы до того и не знали. Вечером накануне показали кино – в лагере был свой кинотеатр, и это было действительно круто. А в сам день встречи разделили на группы, чтобы влияние депрессивных нытиков было как можно меньше, и они не спровоцировали восстание родителей. Я рыдал как 5-летняя сучка, у которой сожгли Барби. Я молил свою мать на коленях забрать меня из этого концлагеря, но проходящая мимо вожатая улыбнулась и отбила что-то типа: «Он таааак по вам скучал!» Вот же тварь! В общем, мама не поверила моим рассказам про то, что во втором корпусе вроде как даже кого-то съели из детей и я остался… Мой «опущенный» сосед, которого, к слову, так и продолжали унижать, тоже остался, просто потому что не смог ничего сказать родителям – так и молчал. Тот придурок, который обосрался в первый день и достался мне также в соседи по палате и, к сожалению, не догадался ни уехать с родителями, ни перестать обсираться. Однако, ряды в других отрядах все ж поредели и вроде как были точечные скандалы. С отъездом моей матери уехала моя надежда выжить.


На следующее же утро начался просто неописуемый ахтунг. Вторая половина пребывания в «Юнге» больше напоминает психический эксперимент инопланетян над детской психикой. В Москве случился путч и поставки еды в лагерь мгновенно прекратились. Придя на завтрак мы получили что-то типа по два печенья и разбавленный чай до уровня крашенной воды. Отменили полдники и сонники, вместо пяти раз стали питаться три, а иногда и два. По какой-то причине мы и на море перестали ходить, обстановка стала до безумия напряженной. Позже начала издеваться погода – начались лютые ливни, провоцирующие какие-то отключения электроэнергии и нервные срывы у вожатых. Кто-то из родителей начал приезжать и забирать свои полумертвые нервные мешки. Но проклятия Египта были неверно истолкованы в изначальном переводе – вместо «Египет» там на самом деле было «Анапа», а к видам проклятий прибавились… вши! Нам стали мазать головы какой-то дьявольски вонючей синей блевотиной, а некоторых девочек брить наголо. Лозунг «спасибо маме и папе, что я в Анапе!» родился именно тогда – августовским вечерком в потушенной из-за отсутствия электроэнергии палате, полной рыдающих голодных лысых уродцев, воняющих как после химической атаки и саундтрек всему – дикий ливень за окном, из-за которого холодно и безнадежно на душе. Вожатые в моменты появления света прилипали к телевизорам в надежде что-то узнать из новостей и все время кто-то обходил отряды из администрации и можно было подслушать новые вводные типа: «Завтра на обед будет пюре!»; «Пюре с чем?», «Просто пюре, говорю!».


Единственная вещь, которая в лагере была не только в полном достатке, но и даже в некотором профиците, это хлеб. Уж не знаю почему, возможно, местный хлебозавод поддерживал, но конкретно хлебом все старались нажраться, восполнив пустоту желудочную и душевную. Однако, не долго. Очень быстро администрация поняла, что дети упарываются углеводами до конкретных галлюцинаций и начали его ограничивать – внутри столовой на приеме пищи можно было подойти к раздаточным столам и взять добавку из свеженарезанных буханок, но на выходе стояли патрули из старшиков, которые тебя в обязательном порядке обыскивали и отбирали хлебушек, да считали оправданным навтыкать кроссовками по спине раз ты такой хлебоед и хлебовор. Мы стали сколачиваться в «бригады смертников»: команды по 6-7 человек. Мы напихивали себе хлеб в носки, трусы, карманы и просто старались собрать побольше в руках и, собравшись в строевую «черепашку» на максимальном разгоне прорывали патрули – доставалось тем, кто был по бокам и кого могли ухватить за одежду, а также если в патруле был кто-то прям сильно старший, то и кроссовок в лицо тоже был эффективен. Логика расчета была достаточно простой: кому-то из середины обязательно удавалось прорваться и тогда мы встречались в корпусе и делили добычу на всех поровну. Иногда помогало выставление вперед соседа-обосрыша, которого некоторые старшики брезговали трогать. Мыслей о том, что он мог прятать хлеб в трусы с начинкой у нас тогда не было – мы были слишком маленькими для дедуктивных способностей. Съедать добычу нужно было максимально быстро – оставить хлеб в палате в любом месте, даже под матрацем или внутри него, означало провоцировать человеческое крысятничество. Иногда старшики добивали нас в палатах вечером, если акция прорыва сопровождалась какими-то особыми повреждениями для них типа сорванного браслета, поцарапанного лица и тп. Еда стала наивысшей ценностью. Алыча и другие зеленые плоды были выжраты в лагере и обменивались по курсу «10 алычек = одна игрушечная машинка». Началась повальная дрыстня. Пришла вторая волна вшей. Дожди полили ещё шибче. Главной ошибкой родителей была попытка передать в лагерь какую-то посылку с едой – ребенок был мгновенно обречен и съедался вместе с упаковкой.


Так пришла Королевская Ночь. Точнее пока ещё день. Весь лагерь был возбужден тем, что завтра автобусы могли всех отвезти в родной город, хотя ходили слухи, что бензина на это мероприятие до сих пор вроде как нет. Наше ментальное состояние можно было бы тогда описать как «полное опустошение, сопряженное с легким волнением и полной уверенностью никогда не вернуться в детский лагерь». Впервые я услышал слово «еб#нный», при чем, кажется, от вожатых и в связке со словом «лагерь». Мы повторяли это словосочетание «еб#нный лагерь» как какую-то мантру очищения себя от того места, которое намеревались завтра покинуть навсегда, даже и близко не зная значения слова «еб#нный». Но некоторым прилетало «печенько» прямо в губы от вожатых, поэтому были догадки, что это все-таки какое-то плохое слово. Внезапно старшики рассказали нам что такое «Королевская Ночь» - обязательный ритуал намазать кого-то ночью зубной пастой в последнюю ночь пребывания в лагере. Общее настроение в лагере было крайне упадческим, у абсолютного большинства детей сели батарейки и энергии осталось только на сон, поэтому ни открыто, ни намеками никто и не заикался о том, чтобы решиться кого-то ночью примазать. Кроме меня. С той самой секунды как я узнал про Королевскую Ночь, у меня внутри разгорелся демонский огонь непреодолимого желания завершить своё пребывание в этом аду на стороне сил зла раз добро обходит его стороной. Я лежал в кровати, стараясь не заснуть из-за всех сил. Вожатые выставили двойной патруль. Мне предстояло совершить в своей жизни первый самый странный и одновременно грандиознейший поступок, хотя лексического значения слова «долба#б» я тогда ещё не знал.


Коридорный свет из открытой двери как бы держал нашего любителя гадить в трусы за открытую ногу. Он был ближайший к выходу из палаты. Потом лежал я и у окна замыкал линию наш «Молчаливый Боб». Важно, что рядом с окном была также и дверь на балкон – сплошной на всю длину корпуса, но разделенный перегородками попалатно. Напротив стояли две кровати с посапывающими близнецами-отморозками, которые прославились в лагере просто гениальным разводом: «Давай поспорим на деньги, что это летит Ан!», «Давай!», «Так ты споришь, что это Ан?», «Да, это летит Ан!», «А вот и нет, это летит Ту! Брат Подтверди?», «Да, подтверждаю, это Ту, гони бабки!». Просто в голове не укладывается как эти мелкие ублюдки до этого додумались и обобрали поллагеря, мрази. Их я первыми и отмазал своим тогда ещё практически полным тюбиком какой-то адовой пасты, содержание фтора в которой было близко к летальному. Обосранцу досталось не только на лицо, но и ногу, не спрятанную под одеяло, а вот молчун проснулся. С ним пришлось договариваться, иначе моя историческая афера могла рухнуть, не начавшись – однако, поскольку он только слушал, поднять тревогу не смог, но отмычался от меня, что, мол понимает, что надо намазаться, чтоб не навести на себя подозрений, но не хочет категорически. Сердце мое колотилось как алкаш, катящийся вниз по лестнице. Я ведь только что намазал зубной пастой троих спящих человек! Нет ли уголовки за это? Сообразив, что надо намазаться самому, я быстро об этом пожалел – паста жрала лицо с таким невыносимым обжигающим эффектом, что спящие, возможно и вовсе умерли уже от этого.


Выглянув в коридор, я увидел спящую на стуле вожатую. Из нашей палаты коридор налево вел в разделительный холл, в начале которого и была палата вожатых с выставленным возле стулом со спящей толстухой. Коридор направо вел в остальные 3 палаты с пацанами и пацанский туалет в конце. Прямо напротив выхода из палаты уходила вниз зловещая лестничная площадка. Тишина была убийственная. Гудели фонари в потолке, капала вода в раковине в туалете, храпело одновременно штук 12 разных глоток. И никаких шевелений. Без сомнений, на такое каличное преступление решился только я один. Что дальше? Успокоиться и лечь спать? Махнуть вниз на второй этаж? Где вторая вожатая?


Прижавшись к стене, я, будучи босиком, без проблем нырнул в соседнюю палату. Двери без исключения во всех палатах были открыты – обязательное требование в лагере, поэтому обошлось без лишних скрипов. Ситуация явно благодействовала мне, а легкий ливень за окном добавлял фонового шороха, скрывая кошачьи шаги. Вот передо мной очередные пять жертв. Никакой пощады – по очереди лицо каждого оказывается во фторном яду. Бесшумный возврат на позицию. Пауза. Прислушаться. Повторить со следующей палатой. Уже три палаты жертв – завтра все газеты будут разрываться от такой дерзости. Остановлюсь ли я?


В последней палате, которая напротив туалета, меня ожидала внештатная ситуация. Один из парней, при чем, старших, лежал почему-то поперек кровати, а не вдоль, и в тот самый момент помазания неожиданно проснулся. Резко сев на кровати, он начал размазывать пасту по лицу и пытался меня рассмотреть. «Кто ты?» - уверен, фтор заставлял его глаза не слабо слезиться тогда. Я оцепенел от ужаса и медленно пятился назад, не сводя с него взгляда. В любой момент я ожидал, что он кинется на меня и сожрет. Или рядом проснется кто-то из его соседей, и они расчленят меня, а потом заставят отмывать почти 20 пацанских рож. Расстроенное лицо мамы, изгнание с позором из школы, детская тюрьма строгого режима – всё проносилось перед глазами… Уж не знаю, догадался ли я что сзади меня ярко светит фонарь в коридоре, из-за чего моя голова находится в черной короне, за которой он не имел шансов рассмотреть моё лицо. Максимально низким басом и самым зловещим оттенком голоса я медленно протянул: «Я. Король. Ночи». Пока его нижняя челюсть лежала на полу, я уже оказался в коридоре, а затем и под своим одеялком. Я же все-таки ребенок, фак меня. По отсутствию активности я догадался, что он просто опять вырубился. Но мне все равно не спалось. Мне было мало.


Все пацанское крыло было вымазано, но у меня было ещё больше половины тюбика (кажется, это был первый день в лагере, когда я им начал пользоваться вообще) и примерно в сто раз больше энергии и желания не останавливаться на достигнутом. Я почувствовал, что готов принять более сложный вызов и покуситься на крыло девочек, в котором никто из парней не бывал с первого дня пребывания из-за того самого «изнасилования», да и случаи с использованными прокладками бросали в дрожь - увидев ту штуку один раз, детская психика уже не могла восстановиться полностью. Идти через холл было самоубийством – сопящая толстуха мгновенно прекращала храпеть при малейшем приближении, будто у неё работал какой-то внутренний радар на придурошные ситуации. К тому же было не понятно где находится вторая вожатая; если она где-то в холле и поймала бы меня, то возвращаться из лагеря домой уже не имело смысла. Коллективно со всеми моими шизофреническими альтер-эгосами было принято решение брать девочек через балкон.


Я почти бесшумно открыл дверь на балкон, не считая грохота под сотню децибел, поскольку это были старые деревянные рамы с гуляющими внутри них стеклами. Ступил на мокрый и холодный балкон. Деревья, которые были выше корпуса, на уровне третьего этажа угрожающе размахивали своими культяпками, так что ко всему прочему ещё и холодный ветер меня как бы спросил: «Ты это точно?» Перегородки между балконами представляли собой листы из тонкого металла, которые снизу отступали от пола на какое-то мелкое расстояние и также от потолка. Пролезть под перегородкой могли только тараканы, плоские змеи и ямайские чемпионы по лимбо, поэтому я мужественно перевалил ногу через балконные перила с твердым намерением рискнуть жизнью ради этой статьи через 27 лет. «Перелезать балконную перегородку по улице за перилами» – вот с какими интенсивами вам надо ездить по стране, товарищи инфобизнесмены 21-го века. «Как я упал с третьего этажа и стал Аязом» - вот вам моё предложение, господин Шабутдинов. Тогда, в 93м мне очень не хватало этих навыков и я провожал испуганным взглядом тюбик зубной пасты, который секунду назад был зажат в моих зубах, а теперь падал вниз. Я не хотел повторить за тюбиком, поэтому решил, что я все-таки таракан. Вернувшись назад в палату и взяв такую же ядерную беспощадную пасту у молчуна, я вернулся на штурм балконной перегородки снизу.


Поскольку моя палата была крайней к холлу и за балконной перегородкой открывался длинный перелет холла мне пришлось ползти добрых 10 метров. Думаю, кто-то из моих родственников точно ползал в окопах Вьетнама или ещё где – вожатая в холле не спала и смотрела прямо в окно, от чего и без того холодный пол меня практически парализовал. Кроме того, мне открылся вид в палату вожатых и второй напарницы моей толстой визави внутри не было. Рискуя быть раскрытым в любой момент, я в то же время не мог ползти обратно. Ни шагу назад. Ни ползка, точнее. Вот я на первом балконе у девчонок. Гениально. Умница. Но дверь на балкон то закрыта изнутри палаты.


В третьей или четвертой палате дверь на балкон оказалась не закрытой – моя догадка, что возможно такое обстоятельство, оказалась реальной. Я залез внутрь и вот уже мажу первую старшичку – на ощупь лица моего тюбика зубной пасты ей лет 15, не меньше. В этот самый момент происходит невероятное – разряд молнии за окном, - и моя свеженамазанная девчина освещается и оказывается… той самой второй вожатой! Оказывается, в этой палате была самая младшая девочка чуть ли не 6 лет, которая никак не могла сама уснуть и вожатая легла с ней – вот и сама малявка лежит рядом. Технически, можно сказать, что этот маленький 6-летний ангел и есть та единственная из нашего отряда, которую я не намазал тогда этой жгучей зубной пастой, т. к. я не совсем же безбашенное чудовище. Да шучу, конечно ж намазал.


Далее уже привычная техника через коридор. Вожатой на стуле не было – не иначе как ушла спать на кровать в свою палату. По завершению миссии с женскими человеками обмазаны все стульчаки в девчачьем туалете и… тут мне могло бы быть особенно стыдно, но я и правда не могу найти этому объяснение, - я нарисовал на спинке одной из кроватей перевернутый сатанинский крест. Забегая вперед, этой теме в рамках утреннего всеобще шокированного разбирательства, было отдельное внимание чуть ли не с вызовом уфологов. На месте вожатых по теме детской психологии я бы писал диссертацию конкретно на этот случай. Я и подумать не мог какой ужас наведу на всю администрацию лагеря одним только этим жестом. Миссия выполнена, кампания окончена. Пора возвращаться на базу. Обратный 10-метровый ползок через балкон холла подтвердил наличие толстообразной вожатой в своей палате. Я под одеялком. Паста у соседа в тумбочке. Число жертв упирается в 40 человек. Пора бы и поспать, я заслужил. Но нет…


Я замер на пролете второго этажа, потому что мне показалось какое-то движение. Нет, моей целью не был отряд этажом ниже, я быстро сообразил, что это слишком легкая для меня цель. Я знал, что в первом корпусе спит Димон и грандиозным раскладом было бы вымазать именно его отряд. А потом рассказать об этом где-нибудь на очередном футбольном сходняке наших дворов на районе, чтобы он просто потерял дар речи. Вот я уже в вестибюле первого этажа и впереди виднеются толстенные двери выхода на улицу. Этакие ворота из дерева, стекла и алюминия. Но я не могу просто пробежать его – уборщица навела какую-то суету с ведрами и швабрами, гремит и ходит туда-сюда. Кажется, это означает что время в районе 5 утра – старт кампании по мытью полов, которая обычно заканчивается как раз у нас на третьем этаже в районе подъема в 7. Поймав удачный момент я все таки бесшумно пробегаю за спиной уборщицы и прижимая массированную горизонтальную деревянно-алюминиевую ручку (кто же ты, псих, который придумал эти двери?), я оказываюсь в новой враждебной среде, которую мне ещё предстоит покорить.


Я бегу с тюбиком зубной пасты в зубах сквозь мелкий дождь и холодный ветер, босиком по плитке, из расщелин которой выглядывает трава высотой под 10 – 15 см. На небе просматривается полная луна несмотря на тучи, и вспышки молнии ушли совсем далеко, что звук грома не долетает совсем. Я пробегаю второй корпус, всматриваясь в темноту и пространства, освещенные уличными фонарями, чтобы меня никто не увидел. Я знал, что даже если меня кто-то увидит, я успею спрятаться и ретироваться, но я в то же время хотел и максимально чистого исполнения идеи. Огибаю первый корпус с торца, подбегаю к центральным дверям, прислушиваюсь, начинаю проникновение и… Закрыто! Точно, ошибки нет, дверь просто закрыта изнутри. Начинаю осмотр балконов первого этажа – все двери закрыты. Досадно, но придется возвращаться обратно. Дождь и вовсе закончился. Освещаемый лунным светом в спину я бегу обратно как бы догоняя свою тень. Подбегаю к своему корпусу… Закрыто!

Уборщица перед началом уборки предусмотрительно закрыла дверь в корпус – такого предательства я не ожидал. Осмотр первого этажа также подтвердил, что открытых дверей с балкона вовнутрь тоже нет. Остаётся либо позорное разоблачение, либо лезть наверх по водосточной трубе. Перед глазами мелькнула картинка падающего вниз с третьего этажа тюбика зубной пасты. Я присмотрелся в палисадник и нашёл его – бинго, я вернул себе свой первый инструмент! Духу хватило залезть почти на второй этаж пока инстинкт самосохранения все-таки не вернулся ко мне с подсказкой, что двери с балконов в палаты могут быть закрыты и на втором этаже, а на третий я и вовсе не решусь карабкаться, т. к. до такого уровня отбитости дойду только в классе 7-8м. Я метнулся обратно вниз и начал ещё более внимательно осматривать первый этаж – наконец в одной из палат я увидел, что внутреннее из двух стекол нижнего блока балконной двери отсутствует, а внешнее не прикреплено в своих пазах, а как бы лежит по диагонали, опираясь на остатки внутреннего. В общем, я просто наступил на него и оно треснуло части на три-четыре, одна из которых вывалилась в палату, открыв мне возможность изнутри дотянуться до ручки через образовавшуюся дырку и открыть дверь. На кровати заворочился какой-то толстячок и в поле моего зрения попала святыня того времени – полторашка лимонада. Я не мог поверить глазам – лимонад в полторашках в то время был каким-то сумасшедшим статусным богатством. Строго говоря, тогда было только два фактора успеха: если у твоего папы джип и у тебя полторашка лимонада. При чем конкретно сама пластиковая бутылка не менее ценным объектом и тот факт, что моего соседа молчуна перестали кошмарить карбидом был во многом связан именно с ограниченностью конкретно этого ресурса. Я узнал толстяка – это та сволочь, с которой мы вместе ехали в автобусе в лагерь и он пил лимонад из полторашки и ни с кем не делился, хотя была дикая жара и лимонада у него было больше, чем достаточно и чем он сам мог выпить. Не буду утомлять деталями: да, я попил того лимонада, и да, я потом поссал в бутылку и поставил её на место.


Утром меня разбудила какая-то грандиозная суета. Я открыл глаза и увидел молчуна, который просто сидел на своей кровати и смотрел на меня, будто гипнотизируя мой подъем. Он был по-индейски украшен разводами зубной пасты на лице, и я вспомнил, что перед самым отрубом все-таки намазал его, чтоб не подставить. Его взгляд был шокированным. Если он читает эту статью и до сих пор не начал говорить, я готов признать свою вину в этом. Суета доносилась из коридора. Близнецов и срунделя не было. Я встал и вышел в коридор, в котором собрался весь отряд и орал абсолютно каждый. На полу дрались два старшика – одного я узнал: это тот самый, которому я сказал, что я Король Ночи. Он сидел сверху на другом пацане, высекал ему новые уши рядом со старыми и орал: «Я узнал тебя! Это был ты!» Тот в свою очередь, попадая в паузы между ударами, периодически отвечал первому кулаком в подбородок и орал: «Это ты всех намазал!!!» Вокруг них было первое кольцо из особо умазанных ребят из отряда, потом были девочки, которые орали на уровне ультразвука, а потом вожатые, которые даже и не думали разнимать дерущихся. Кто-то посмотрел на меня и сочувствующе помахал из стороны в сторону как бы реагируя на сколько сильно я обмазан. В поле зрения попала девочка, которая приподнимала руками подол платья и рыдала. Я догадался что она присела на фторовый стульчак и теперь погибала от боли и унижения. Я будто попал за кулисы войны в Афганистане, в лазарет после свежего боя. Звук постепенно смешался в один аудиоряд шума и немного притих, разъяренные и отчаянные лица детей разного возраста сменяли друг друга. Девочки рыдали так, будто им отрубили конечности. Коллективная истерия. Боль. Непонимание. Полный абсурд. Все пытались вычислить банду негодяев, потому что мысли о том, что кто-то мог сделать это в-одиночку, даже и близко не возникало. В палатах были драки, все валили друг на друга. Я пошел в туалет помыть лицо и только тут понял дополнительную степень трагедии – в лагере отключили воду.


Наверное, в этом месте должна быть какая-то мораль. Что-то типа в духе «если направить энергию детей в нужное русло, то они могут изменить мир». Я же считаю, что просто отлично провел время. Ах да, и ещё ребенка своего не отдаю в лагерь. Мало ли что!

Показать полностью

Трендовые смартфоны — тут

Перейти

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи

Кажется, что смартфоны замерли в развитии: как были «коробочками с экранами», так и остались. Но это не совсем так: изменения за последние 3–4 года, может, и не суперглобальные, но очень полезные и крутые. Рассказываем про главные мобильные тренды современности.

Если вы планируете обновить смартфон, сделайте это на Мегамаркете! Там всегда много предложений от разных продавцов, есть отзывы с живыми фото от реальных покупателей, а еще удобный фильтр, который поможет быстро найти тот самый смартфон. Промокод печенька даст вам скидку в 3 000 ₽ при покупке от 10 000 ₽. Акция действует до 29 февраля, все подробности тут.

Складной экран

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Если вам больше 25, то вы, скорее всего, застали эпоху так называемых «раскладушек» — телефонов, складывающихся пополам. Сенсорных экранов тогда еще не было, зато была физическая клавиатура с механическими цифрами-кнопками. И такой формат многим зашел: в сложенном состоянии телефон занимал в два раза меньше места. Да и чисто эстетически откидывать-закрывать крышку было ой как приятно. Самая известная раскладушка тех времен — Motorola Razr. Настоящий хит.

Но потом iPhone с емкостным тачскрином устроил революцию, и телефоны превратились в смартфоны: прямоугольники с большим дисплеем почти на всю переднюю панель. «Раскладушки» не могли составить им конкуренцию и быстро растеряли популярность, как и устройства других форматов (помните, например, Nokia 3250 с поворотной камерой?).

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Nokia 3250

И вот, спустя десятилетие с небольшим, на рынке опять появились раскладные смартфоны. Все благодаря OLED-матрицам, очень-очень тонким и, главное, гибким. Так что сегодня «раскладушки» складываются прямо посередине дисплея.

Одними из первых такой формат стали развивать в Samsung. Осенью прошлого года компания выпустила пятое поколение в линейке Galaxy Z Fold — Z Fold5. И это уже не просто штука, чтобы понтануться перед друзьями, а полноценный флагман.

В сложенном состоянии Z Fold5 — смартфон с диагональю экрана в 6.2 дюйма. Правда, дисплей тут куда более «вытянутый», чем обычно: все из-за соотношения сторон 23:9. Придется привыкать, хотя листать ленту в условном Telegram кому-то будет даже удобнее. Экран топовый: Super AMOLED, 120 Гц, поддержка HDR+, ОЧЕНЬ высокая яркость в 1750 нит. Но по-настоящему достоинства экрана раскрываются в разложенном виде — режиме планшета. В нем дисплей увеличивается до 7.6 дюймов (для сравнения, у iPad mini экран на 8.3 дюйма). Добавьте сюда поддержку стилуса, мультиоконность с функцией drag’n’drop (это когда можно перетягивать файлы и контент из одной программы в другую одним простым движением) и получите очень универсальное устройство.

Другой формат современных раскладушек удачно вернула на рынок та самая Motorola, воскресив серию Razr. Название осталось прежним, да и формат похож: новая Motorola Razr тоже складывается пополам.

Но теперь у нее есть небольшой дополнительный дисплей на крышке, который показывает время, уведомления и другую полезную информацию. Это классный вариант для тех, кто ищет компактный (а еще очень красивый!) смартфон, но не хочет отказываться от прелестей большого экрана.

Так что раскладные смартфоны — это еще не стандарт, но уже вполне себе тренд. Даже весьма осторожная (по меркам других производителей) Google выпустила свой вариант: Google Pixel Fold. Как и Galaxy Z Fold5, в разложенном виде этот смартфон превращается в планшет с диагональю в 7.6 дюймов. Главные достоинства «Пикселя» — высокое качество дисплея, топовые камеры, «чистый» Android без надстроек и многолетняя поддержка обновлениями.

Дисплеи на 90 и 120 герц

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Стандарт для любого смартфона, претендующего на эпитеты «современный» и «крутой». И это хорошо: технология реально стоящая.

Частота развертки — это параметр, который отвечает за то, сколько кадров в секунду способен отобразить дисплей. Измеряется он в герцах: 60 Гц — 60 обновлений (и, соответственно, 60 к/сек), 90 Гц — 90 обновлений, 120 — 120 и так далее. Чем больше кадров в секунду мы видим, тем более плавным нам кажется изображение. Вот почему геймеры так любят мониторы на 144 Гц и выше: картинка на них ощущается и выглядит очень живой и натуральной. С экранами смартфонов все то же самое: больше Гц — плавнее анимации и игры.

Сейчас дисплеи на 90 или 120 Гц стоят в любом флагмане. Так что тренд скорее в том, что ими стали оснащать даже бюджетные модели. Вот, например, Xiaomi Redmi Note 12 — очень удачный вариант по соотношению цена/качество. За плюс-минус 20 000 ₽ вы получите Android-смартфон с шустрым процессором и большим AMOLED-экраном на 120 Гц. А еще — поддержку двух симок, три неплохих камеры, большой аккумулятор и функцию быстрой зарядки.

Ближайший конкурент — Tecno CAMON 20 Pro: тоже AMOLED, тоже 120 Гц, три камеры, такой же по объемам аккумулятор и сопоставимый процессор.

А вот если говорить об iPhone, то 120 Гц есть только в версиях Pro и Pro Max. И это веская причина выбрать именно iPhone 15 Pro вместо iPhone 15. А еще у «прошки» есть дополнительная камера с трехкратным оптическим зумом и более мощный процессор.

5G

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

5G — самый современный и быстрый стандарт беспроводной связи. Вообще, нужен он скорее для того, чтобы толкнуть вперед «интернет вещей» — экосистемы умных устройств. Но и владельцам смартфонов от поддержки этой технологии одни плюсы: быстрее интернет (ЗНАЧИТЕЛЬНО быстрее: фильм в 720p можно скачать за несколько секунд), ниже пинг (здравствуй, облачный гейминг!) и выше пропускная способность сетей. Последняя позволит вам дозвониться до кого угодно и когда угодно даже в самой многолюдной локации: интернета хватит на всех. Так что переход на 5G всего мира — это лишь вопрос времени.

В России 5G активно тестируется и внедряется. Так что к переходу уже можно готовиться. Тем более, что на рынке есть масса недорогих смартфонов с поддержкой этой технологии.

Самый доступный из них — Umiio A96: он стоит около 8 000 ₽. Это обычная «рабочая лошадка»: AMOLED-экран с qHD+-разрешением (это даже больше, чем 1080p!), несколько камер, простая и понятная «оболочка» Android. Из минусов — слабенький и греющийся процессор и не очень высокое время автономной работы. Но при такой-то цене...

Samsung Galaxy A14 — это вариант чуть посерьезнее, но все еще с ценником до 15 000 ₽. За ним — известный и популярный бренд, дизайн, доставшийся в наследство от моделей покруче, неплохая производительность в популярных приложениях и длительное время автономной работы. Камеры, конечно, не флагманские, но и стоит смартфон совсем других денег.

Ну а в сегменте «до 30 000 ₽» стоит присмотреться к realme 10 Pro. Это уже смартфон почти без компромиссов: аккуратный безрамочный дизайн, 120-герцовый дисплей, весьма мощный процессор Snapdragon 695 и основная камера аж на 108 мегапикселей. Зачем столько — вопрос, но снимает 10 Pro прилично. А еще уверенно держит заряд аккумулятора.

Необычные материалы корпуса

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Сначала смартфоны делали в основном из пластика. Потом — из алюминия. Сейчас чаще всего из стекла. Скучно! Многие производители думают так же и экспериментируют с материалами. Вот, например, Tecno CAMON 20 Premier, Xiaomi 13T и Infinix Note 30 с задней крышкой из кожи!

И выглядит необычно, и тактильно куда приятнее того же стекла.

А вот Xiaomi 13 Pro из керамики. Это, кстати, самый навороченный смартфон Xiaomi: компания буквально засунула в него все-все имеющиеся технологии. 13 Pro — флагман с камерами Leica, очень приметным дизайном и мощнейшим процессором. Даже защита от воды есть!

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Еще для корпусов используют резину. Иногда из эстетических соображений: ее текстура необычно выглядит и ощущается в руках. Посмотрите на Huawei nova 11 Pro: скорее всего, он запомнится вам именно из-за яркой зеленой крышки. При этом смартфон примечателен не только внешним видом: по функциональности он вполне способен потягаться с флагманами.

А вот в Blackview BV 9300 резина выполняет защитную функцию: в корпусе ее столько, что смартфон не страшно уронить хоть на асфальт, хоть на плитку. Учитывая еще и гигантский по объемам аккумулятор, это устройство подойдет тем, кто любит экстремальные виды спорта и активный отдых с выездом на природу.

Много камер

Давно не покупали смартфон? Рассказываем про новые фичи Смартфон, Мобильные телефоны, Подборка, Длиннопост

Сегодня даже три камеры в смартфоне — это почти стандарт. Чаще всего комплект такой: обычная с самым большим разрешением и лучшей светочувствительностью, широкоугольная или даже ультраширокоугольная и так называемый «телевик» с оптическим зумом. Но иногда встречаются варианты с оптикой для макросъемки, так что перед покупкой смартфона стоит подумать, что и как именно вы хотите снимать.

В этом контексте vivo V29 интересен тем, что третья камера у него отвечает за определение глубины кадра, поэтому портреты с эффектом боке (размытием фона) он делает лучше большинства конкурентов на рынке. А еще селфи-камера тут с подсветкой — такое встретишь очень нечасто. Ну и выглядит смартфон броско, как настоящий флагман.

Sony делает лучшие сенсоры для мобильных камер на рынке, они используются даже в iPhone и Google Pixel. Так что будет несправедливо не упомянуть в нашей подборке Xperia 5 III. Если вы любите крутить параметры камеры вручную, Xperia вас не разочарует: настроек тут больше, чем во многих смартфонах, от баланса белого до выдержки. Прибавьте к этому четырехкратный оптический зум и «ультраширик» — и вы получите устройство с очень функциональной камерой.

Ну и напоследок — смартфон, камера которого устроена по принципу «я просто нажал — и получилось круто». Это Samsung Galaxy S24 Ultra. Тут аж четыре камеры: основная на 200 МП, телевик с трехкратным оптическим зумом, еще один — с пятикратным (что? да!) и ультраширокий объектив на 12 МП. Все это работает точно, надежно и просто.Что еще нужно от камеры?

Если вам приглянулся какой-то смартфон из подборки, купить его можно на Мегамаркете! Только не забудьте про промокод печенька, который дает скидку в 3 000 ₽ при покупке от 10 000 ₽.

НАЙТИ СВОЙ СМАРТФОН

Реклама ООО «МАРКЕТПЛЕЙС» (агрегатор) (ОГРН: 1167746803180), юридический адрес: 105082, г. Москва, ул. Спартаковская площадь, д. 16/15, стр. 6

Показать полностью 6

Электрощит! Что не так? Нужно мнение профессионалов

Электрощит! Что не так? Нужно мнение профессионалов
Мои подписки
Подписывайтесь на интересные вам теги, сообщества, авторов — и читайте свои любимые темы в этой ленте.
Чтобы добавить подписку, нужно авторизоваться.

Отличная работа, все прочитано! Выберите