onemartian

onemartian

на Пикабу
поставил 18 плюсов и 1 минус
проголосовал за 0 редактирований
3554 рейтинг 8 подписчиков 8 комментариев 17 постов 3 в горячем
771

Разрыв шаблона

Помню, начали с сослуживцами повально оформлять себе охотничьи билеты. Ведь пока служишь разрешение на оружие получить проще. Пусть в сейфе лежит, может и пригодится когда-нибудь.

Получили лицензии, взяли себе ружья. Тут и охота напрашивается сама собой. Среди нас тогда двое заядлых охотников были.

Буквально за месяц до этого к нам офицер перевелся. Ветеран чеченских войн, два ордена мужества за участие в ликвидации боевиков. Быстро влился в коллектив. Довольно компанейский парень. Решили и его позвать на мероприятие.

Все удивились, когда он отказался.

Животных, говорит, жалко. Не люблю охоту.

212

Ценный кадр

Недавно встретился с приятелем, в 2009-м окончили с ним военное училище. Вспомнили курсантские годы, поговорили о жизни.

Так вот, уволился он быстро, что крайне сложно для офицера. Уже через год вернулся на родину, где устроился в солидную фирму по продаже земельных участков. Работа интересная, но требует максимальной отдачи – заработок напрямую зависит от количества сделок.

Расспросили друг друга об общих знакомых. Всегда ведь интересно узнать, как сложились судьбы остальных. Поведал мне историю.

Был у нас однокашник, довольно прошаренный тип. Всегда грамотно умел прогулять любые работы. Лично я не припомню его ни на одном ПХД. В армии он решил надолго не задерживаться и уже через пару лет уволился по отрицательному основанию. Однако, и на гражданке у него не клеилось. То начальники глупые, не замечают такой ценный кадр, то ещё что-нибудь. Пробовал он себя в разных сферах, даже в криминале. Как-то раз услышал об успехе моего приятеля, начал напрашиваться к нему в фирму. Ну, тот решил пойти навстречу, как-никак служили вместе. Замолвил словечко перед руководством, мол, огонь и воду прошли. И вот, спустя несколько дней он на новом рабочем месте. Для многих – работа мечты.

Не прошло и недели, как его выгнали. Оказывается, вместо того, чтобы впитывать всё новое, он решил применить свой единственный наработанный годами армейский навык – искусство пройоба. Делал всё, чтобы не работать. В офисе его наблюдали исключительно по утрам, зато аргументы его звучали убедительно и были выверены до мелочей. Только вот начальника это, видимо, не впечатлило.

Так и меняет работы, "как перчатки". Сейчас, говорят, пробует стать депутатом на местном уровне. Очень властью недоволен.

-6

Марк и его сны

Марк лежал на земле, совершенно не двигаясь. Он полагал, что кто-то ударил его по голове. Однако боли не чувствовал, руки его были свободны. Он продолжал лежать, притворяясь потерявшим сознание. Едва сомкнув веки, он следил за незнакомцем.

Это был мужчина лет сорока пяти, среднего роста, темноволосый, с седой щетиной. На нем были синие джинсы и светлая майка-алкоголичка. Он обошел свой старый «Мустанг» и, глядя на парня, оперся на капот. Закинув ногу на ногу, незнакомец закурил, после чего из-за спины достал пистолет. Несколько минут он стоял в таком положении.

Марк продолжал наблюдать. Это была пустынная местность. Палящее солнце и красные холмы с отвесными скатами выдавали в пейзаже пригород Эль Пасо. Ни души. Незнакомец снял оружие с предохранителя, передернул затвор и направил ствол в сторону парня.

Изо всех сил Марк стиснул зубы. Один за другим прозвучали выстрелы. Он по-прежнему лежал без движения. Ни одна пуля не коснулась тела, будто стреляли поверх него. Он словно был скован страхом. Однако, встать и предпринять что-либо не решался. На секунду Марк подумал: «А вдруг, этот незнакомец знает, что я притворяюсь? Я не ранен и не связан. Что вообще происходит…?»

Очнувшись на переднем сиденье, Марк узнал в водителе того самого человека. Было ранее утро, и последний куда-то вез его через весь город. Смотря по сторонам, Марк заметил школьников, торопящихся на автобус, группу иностранных туристов, женщин, открывающих свои цветочные магазины и салоны красоты. Город пробуждался. И было в этом что-то прекрасное и безмятежное. Но все это рушилось, как только Марк возвращался в свою реальность – в эту машину и к этому незнакомцу.

Он по-прежнему был свободен в движении, даже не был пристегнут ремнем безопасности. Двери не были заблокированы, и он спокойно мог выпрыгнуть из машины, проезжая мимо очередного полицейского патруля. Но он все еще был жертвой. Той самой жертвой манипуляции, находящейся во власти собственного страха...

40

Я познаю мир

Вот уже лет тридцать, как каждый раз, услышав слово "солидарность", невольно вспоминаю одну историю.

Как-то раз приехал я на дачу к бабуле с дедом. Мне тогда лет шесть было. Солнце светит, птички поют, хорошо! Нужно отдать им должное. Никогда я не выполнял ту адскую работу, о которой вечно рассказывали мне друзья: огород вскопать, воды натаскать и так далее... Слушая их рассказы, я представлял себе бескрайние поля картохи под палящим солнцем и надзирателя рядом.

Мои же старики дачу огородом никогда не называли. Для них это - святое место, где каждый делает своё дело с душой и любовью. Будь то работа в саду или чего по дому. Бабулина гордость - это её цветущий сад и конечно же помидоры. Там ещё много чего растёт, но помидоры, это отдельная история. Ну а дед в основном с инструментами возится. То дом просел - поднимать надо, то предбанник новый построить решил, то покосившийся забор выровнять. Только и спрашивают у меня: "Не проголодался ли?" А сами в делах с утра до ночи.

Я же на даче занимался своими, не менее важными детскими делами. Воровал ягоды с соседних участков, что-то мастерил в сарае... Бывало и помогал им, конечно.

Однажды я заметил, что дед длительное время носит с собой очень странную конфету. И всегда в нагрудном кармане рубашки, у сердца. Я её сразу заприметил, батончик "Рот-Фронт"! Выглядела как остальные, только в два раза короче, буд-то надкусана, что ли... И завёрнута - как новенькая.

Единственным, кому предназначалось всё сладкое в этом доме, за исключением совсем ещё маленькой сестрёнки, был конечно я, и поэтому конфета просто не могла остаться без моего внимания. Тогда я спросил у него:

- Зачем ты с собой откусанную конфету носишь?
Он ответил не сразу.
- А ты, я смотрю, парень глазастый! - и улыбается задумчиво. - Да вот, как бы тебе сказать... Ты знаешь, мы с дядей Мишей на роднике любим посидеть. Обсудить важные вопросы, так сказать.
- Ну.
- Когда взрослые дяди выпивают, им закусывать надо. Сечёшь? А тут как раз и конфетка имеется!
- Так почему вы её не едите?
- Вооот! Это называется мужская солидарность. Подержал немного и дальше передал.

8

Обсессивно-компульсивное расстройство?

Живу один. Зачастую возвращаясь домой с работы, чувствую некую тревожность. Ехать недолго, минут десять максимум. Примерно на полпути, опускаю стекла в машине - пытаюсь учуять, нет ли запаха гари в воздухе. Еду в таком состоянии ещё минуты две, пока не окажусь у себя на районе. Машин экстренных служб вроде тоже не слыхать. Окончательно отпускает лишь после того, как вижу свои неполыхающие окна.

-14

ОКР?

Каждый раз, возвращаясь домой с работы, чувствую легкое волнение. Благо на машине ехать недолго, всего минут десять.

Где-то на полпути опускаешь стекла, вдыхаешь уличный воздух. Запаха гари не чувствуется и это радует. Едешь в таком состоянии еще пару минут, пока не окажешься у себя на районе. Сирен скорой помощи вроде тоже не слышно. Окончательно отпускает лишь тогда, когда въехав во двор, в спешке находишь глазами свои окна. Они не полыхают!

0

Адская песочница.1.1

Октябрь для отдела особо тяжких выдался непростым. Несмотря на отсутствие резонансных дел, управление трудилось в усиленном режиме. Все ожидали скорейшего завершения важных политических мероприятий, после которых можно было бы выдохнуть и, с чувством выполненного долга, вернуться к привычному для всех рабочему режиму.
Последний день месяца стал завершающим в этом марафоне событий и люди, в предвкушении долгожданных выходных, с нетерпением считали последние часы рабочего дня. Впрочем, атмосфера в отделе царила привычная – кто-то работал, а кто-то работу изображал. В одних кабинетах сотрудники работали довольно усердно. Окопавшись стопками дел и других бумаг, они, часами не отрываясь от мониторов, в полной тишине печатали документы, надеясь успеть завершить дела к вечеру. В других кабинетах люди были заняты чем угодно, но только не делом, поэтому двери у них были прикрыты. В случае внезапного появления начальства это позволяло успеть сымитировать рабочий процесс. Однако начальники редко ходили по кабинетам, поэтому, увидев входящего коллегу, сотрудники снова погружались в свои гаджеты. И, тем не менее, их результаты были не хуже, чем у остальных. Несколько кабинетов были закрыты – наверняка кто-то еще с утра уехал на мероприятия. В конце коридора располагалось помещение, оборудованное под кухню. Оттуда периодически доносился запах еды, и этот вечер не стал исключением. По стойкому запаху рыбы можно было без труда догадаться, это – Серж. Вечно он грел себе что-то с рыбой. Ее запах был настолько невыносим, что остальные были вынуждены закрываться изнутри в своих кабинетах. Сегодня он решил задержаться на пару часов и поэтому принес ужин с собой.
Марк же за весь день так и не смог заставить себя открыть сейф. Назвать его бездельником было бы неправильным, в противном случае его бы здесь не держали. Наоборот, он являлся хорошо подготовленным, одним из самых опытных следователей управления. Руководство всегда могло на него положиться. Своими делами и профессиональными качествами Марк заработал себе репутацию, которая позже сама начала на него работать. Поэтому, пользуясь данным ему кредитом доверия, он периодически позволял себе отдыхать в рабочее время. «Если день не задался, то и смысла нет браться за серьезные дела. Не хочешь работать – иди, отдыхай» – так он рассуждал. Еще в курсантские годы опытные преподаватели заложили в его сознание мысль о том, что профессия следователя является творческой. Поэтому он был убежден, что некоторым сотрудникам необязательно строго соблюдать такие инструкции, как регламент служебного времени, а иногда даже вредно. Эта мысль понравилась юному Марку, и он пронес её через всю свою службу, почти с чистой совестью позволяя себе немного халтуры.
Были у него и другие особенности.
Например, он парковал машину как можно дальше от работы. Ему нравились эти прогулки по улицам в тени хвойных деревьев. Особенно по утрам, когда город только пробуждался. Так он настраивался на рабочий день, заряжался энергией. Причём было не важно, светило солнце или шел дождь. Он часто повторял: «У природы нет плохой погоды». На работе старался проводить времени не больше, чем отведено распорядком, в отличие от большинства его коллег. Те, в свою очередь, обычно приезжали на час раньше, занимали ближайшее парковочное место и, тем самым, сокращали путь к работе до минимума. А выходили на час-полтора позже, создавая, таким образом, эффект занятости. Не все, конечно. Марк никогда не понимал их логики: «Мечтают уволиться, но при этом приезжают раньше всех и задерживаются допоздна». Дела у таких сотрудников лучше не становились, скорее наоборот – руководители сразу замечали, кто из людей ценит свое время, а кто нет. Вот и нагружали таких «трудоголиков» всё новыми задачами. Конечно, иногда и он был вынужден проводить больше времени на работе. Но это скорее было редким исключением, которое позже он себе щедро компенсировал.
Марк придерживался минимализма во всем. В то время, как в соседних кабинетах месяцами пылилась списанная мебель, коробки с бумагами и другие ненужные вещи, типа огромного бронзового орла, в кабинете Марка не было ничего лишнего. Небольшой шкафчик у входа, письменный стол с оргтехникой, кресло и сейф – пожалуй, это все, что составляло его рабочее место. Стены в этом кабинете никогда не пестрили грамотами и благодарственными письмами. По его мнению, это необходимо в какой-нибудь адвокатской деятельности, где они привлекали бы клиентов. Марку весь этот пиар был не нужен. К тому же он был из тех, кто предпочитает оставаться в тени.
Внешне он был типичным представителем среднего класса европейской внешности. Лет тридцати пяти, стройного телосложения и ростом чуть выше среднего. У него были темно-русые волосы, голубые глаза и прямой нос. Черты лица его немного напоминали античные скульптуры. Красавцем он не был, однако женщины всегда в нем что-то находили. В одежде он старался соблюдать преимущественно деловой стиль, так как большую часть времени проводил на работе. В свободное от нее время носил джинсы и пиджак. Так он чувствовал себя максимально комфортно.
До конца рабочего дня оставалось менее часа. Марк снял телефонную трубку и набрал одному из коллег:
- Ты доел, наконец?
- Заканчиваю. – ответил голос в трубке.
- Приятного! Заходи на кофе.
- Окей, зайду через пять минут. А сахар есть?
- Нет. И не будет. Пора бы запомнить. И прихвати, пожалуйста, пару таблеток цитрамона или что там у тебя...
- Ладно. Ставь чайник.
Марк достал из шкафчика кружки, взял чайник и направился к куллеру. С самого утра у него болела голова, то ли от неудобной позы во время сна, то ли подскочило давление. Хотя, последний вариант он не рассматривал, что такое «давление», ему было неизвестно. Он всегда был здоров и имел отличный иммунитет. А к врачам обращался лишь в исключительных случаях.
- Держи. – Серж протянул таблетки.
- Как проведешь выходные? – спросил Марк, наливая кофе.
- Поедем с семьей куда-нибудь. Сегодня решим. А ты что планируешь?
- Буду дома. Хочется выспаться, наконец.
Марк и Серж были больше, чем просто коллеги и поэтому могли спокойно делиться своими мыслями, обсуждать планы на будущее и рассчитывать на поддержку друг друга. Марка всерьез волновали головные боли в последнее время, и он до конца не хотел признаваться себе в том, что это стало для него реальной проблемой. Обращаться в ведомственную поликлинику он опасался, ведь в случае обнаружения заболевания, врачи комиссовали бы его, не дав возможности дослужить пару лет до пенсии. Он рассказал о своей проблеме Сержу и тот посоветовал ему обратиться в частную клинику, для начала, за консультацией.
Придя домой, Марк принял душ и поужинал. Он улегся в постель и уже через несколько минут погрузился в сон.

В углу чердака Марк увидел огромный кожаный чемодан. Покрытый многолетней пылью и паутиной, местами заплесневелый, он, будто пролежал здесь целую вечность. Лишь стальные застёжки с маленькими замочными скважинами выдавали в нем некогда популярный советский саквояж. Но ключ Марку был вовсе не нужен. Подсознание невольно воспроизводило перед ним обрывки произошедшего. В тот вечер чемодан выглядел немного иначе. Содержимое выпирало настолько, что выделялись отдельные фрагменты человеческого тела.
Открыв глаза, Марк переметнулся к стене. Оцепеневший от страха, он ещё долго всматривался в силуэты темного, коридора в надежде ощутить границы реальности.

Показать полностью
9

И тут халтура

В детстве отец часто бил меня. Однажды он взял палку и ударил так сильно, что она сломалась. Тогда я указал ему на кожаный ремень и сказал: "Попробуй-ка это".
- Я стерплю всё, кроме плохой работы.

Из кинофильма "Война токов"

И тут халтура Сценарий, Писательство, Фразы из фильмов, Халтура
-4

Маленькие тайны

Маленькие тайны Текст, Жуть, Ужас, Страх, Сон

В углу чердака Марк увидел огромный кожанный чемодан. Покрытый многолетней пылью и паутиной, местами заплесневелый, он, буд-то пролежал здесь целую вечность. Лишь стальные застёжки с маленькими замочными скважинами выдавали в нем некогда популярный советский саквояж. Но ключ Марку был вовсе не нужен. Подсознание невольно воспроизводило перед ним обрывки произошедшего. В тот день чемодан выглядел немного иначе. Содержимое выпирало настолько, что выделялись отдельные фрагменты человеческого тела.
Открыв глаза, Марк переметнулся к стене, цепеняющий страх не отпускал его. Он ещё долго всматривался в силуэты темного коридора в надежде ощутить границы реальности.

-23

Сон из детства

В углу чердака Марк увидел огромный кожанный чемодан. Покрытый пылью и паутиной, местами заплесневелый, он, буд-то пролежал здесь целую вечность. Лишь стальные застёжки с маленькими замочными скважинами выдавали в нем некогда популярный советский саквояж. Но ключ Марку был вовсе не нужен. Подсознание невольно воспроизводило перед ним ужасающую картину. В тот день чемодан выглядел немного иначе. Содержимое выпирало настолько, что выделялись отдельные фрагменты человеческого тела.

Открыв глаза, Марк переметнулся к стене, цепеняющий страх не отпускал его. Он ещё долго всматривался в силуэты темного коридора в надежде ощутить границы реальности.

Сон из детства Страх, Ужас, Жуть, Сон, Текст, Рассказ
Отличная работа, все прочитано!