Ogdd

Ogdd

пикабушник
поставил 245 плюсов и 250 минусов
сообщества:
632 рейтинг 81 подписчик 163 комментария 18 постов 3 в "горячем"
25

Родители и интернет.

По мотивам поста https://pikabu.ru/story/nemnozhko_pozitiva_o_pozhilyikh_rodi...

Еще когда мне было лет 14 учила маму пользоваться компьютером, печатать. Мама сопротивлялась, но мало по малу осваивала современные технологии. В дальнейшем это давало нам возможность общаться, не зависимо от расстояния.

Сейчас мама пользуется смартфоном, у неё есть планшет и сама приняла решение научиться рисовать. Находит уроки в интернете. Всё сама. Я очень ей горжусь. Так же ведёт инстаграм, где выкладывает свои рисунки. https://instagram.com/indigirita - это её профиль.

Маме всего 59, но папа глядя на неё тоже захотел планшет. И научился пользоваться, смотрит новости на ютубе, нашёл гимнастику для суставов и делает её, играет в игры. А папе уже 68.

Мне кажется это помогает, нашим пожилым родителям, не терять связь с современным миром, детьми и с собой. Да, учить их пользоваться всем этим сложно и порой они не понимают простых вещей. Это может раздражать. Но они же учили нас ходить, говорить и т. д. Поэтому стоит запастись терпением и объяснить ещё раз.

2

Выжившие. Часть 14.

Приношу свои извинения, за задержку в публикации следующей части. Было много сложностей, в том числе и с развитием сюжета. Спасибо за терпение.

Аргументированная критика приветствуется)

По прежнему ищу соавтора.

Окон нет, вокруг темно, но глаза уже привыкли и можно различать силуэты. Сижу на сыром земляном полу опираясь о стену спиной, очень холодно. Тихо, даже Герда плакать перестала. Попытки сосчитать сколько мы тут безуспешны. Мама с Гердой спят на полу у противоположной стены. Встаю на коленки и ползу в другую часть помещения. Там лежит девушка, она очень тихо дышит, не спит. Сажусь рядом с ней, укладываю ее голову себе на колени. Она тихо стонет. Она уже была тут, когда нас сюда затолкали. Поначалу нам приносили хлеб и воду. Но только на нас троих. Как сказали, эти сволочи, ей еда не полагалась. Но мы делились с ней, есть она не могла, но воду понемногу пила. Теперь и нам не приносят еду, вообще давно уже никто не появлялся. Я пыталась выломать дверь, но то ли дверь крепкая, то ли я слаба для этого. Потолок очень низкий, встать в полный рост не получается.


***


Вот уже вторую неделю мы живем в разрушенном лагере, тех парней, которые чуть все не сломали в нашей и без того неустроенной жизни. Теперь нас стало больше. Я так давно ничего не писала в дневник, что сложно вспомнить на чем остановилась. С помощью Криса мы нашли маму, Ким и Герду. Это было ужасное место, вроде погреба замурованного снаружи. Там в этой “тюрьме” была девушка. Как ее зовут мы до сих пор не знаем, она в ужасном состоянии. Сильно истощена, у нее повреждена нога, да так что не получается справиться с заражением. Честно говоря, очень сомнительно, что она сможет выкарабкаться. Единственное что я от нее смогла добиться, что с ней были друзья. Но где ее друзья, сказать не смогла. Крис предположил, что где-то есть такие же погреба. Каждый день, я хожу искать в лес, иногда беру с собой отца. Но пока что мы ничего не нашли. Ну то есть, не совсем так, нашли два пустых погреба. Крышки у них были закрыты. Но больше ничего. После таких находок, сдаваться и бросить поиски невозможно. Ведь там могут быть люди, и несмотря ни на что они могут быть живы. Правда, весьма сомнительно, что мы сможем им чем-то помочь, ведь у нас практически не осталось еды, медикаменты кончились еще пару дней назад. Мы ходили с отцом в город, но кроме бинтов ничего не нашли. Все аптеки разграблены.


Но больше всего меня беспокоит состояние Ким, она замкнулась в себе, не хочет никуда выходить и только сидит рядом с этой несчастной девушкой, гладит ее волосы и иногда говорит ей что то, но разобрать слова невозможно, потому что говорит Ким очень тихо в такие моменты.


Герда перенесла все эти ужасные приключения гораздо проще, чем Ким. Правда, теперь ей сняться кошмары, и она не может оставаться одна. Всегда держится за руку мамы. Мы с отцом смогли прооперировать ногу Криса и извлечь пулю. Хотя операцией это сложно назвать, получилось не очень хорошо, и шрам останется огромный. Радует только одно, что потихоньку Крис начинает ходить и рвется участвовать в вылазках.


***


Еще через несколько дней поисков, мы нашли очередной погреб, выломали дверь и спустились вниз. В этот раз Крис был с нами. Отец соорудил ему палочку, потому что нога его еще до конца не зажила и Крис сильно хромал. Он остался наверху, а мы спустились вниз. Запах сбивал с ног. Раньше такого не было. Внутри было темно и я включила фонарь. По периметру низкой комнаты были прибиты металлические поручни и к ним были прикованы люди. Всего их было трое. И кажется мы все же опоздали. Двое были мертвы, но я все же решила осмотреть поближе третьего человека, который лежал в самом дальнем углу. Он был жив, его дыхание было очень слабым, но он был жив. Достав бутылку воды из рюкзака, умыла его и дала немного попить. Он проглотил воду, все так же не открывая глаз.


- Отец, нам нужно придумать что-то. Тут человек, он живой, но очень слаб и выйти сам не сможет.


Вдвоем с отцом мы аккуратно вынесли мужчину наружу и уложили на траве. Несмотря на то что он был очень худой, весил очень даже не мало.


- Пикап здесь не проедет, - озвучил мысли всех присутствующих Крис.

- Надо сделать носилки

- Хорошо, тогда Крис останься с ним, а мы пойдем за ветками.


***


Очень много времени прошло с момента последней записи, было столько событий. Почти все что происходило, омрачало наше существование.


Та девушка погибла несмотря на все наши старания. И теперь мне кажется, что мы только продлили ее агонию. А парень выжил, его зовут Грег. Крис окреп, и ходит уже сам, правда хромота теперь, наверное, с ним навсегда. Мы по-прежнему живем в том же лагере. Наступила осень. Мы восстановили вторую землянку, и теперь у нас есть женская землянка и мужская. Два раза ездили километров за 300 за припасами, находили оружие и продукты. Не обходилось без приключений. Мертвяки с наступлением холодов стали более вялыми, некоторые вообще, как будто впали в спячку. Нашли на обочине парня, смогли его выходить, не смотря на то что его левая нога была сильно повреждена капканом. С ним нам очень повезло, оказалось он учился на доктора. В наших условиях, он наверное самый ценный трофей. Стив, так зовут нашего доктора, говорит, что ногу Криса можно восстановить. И несмотря на то что Стив сам еще очень плох, рвется всех лечить. Еще у него есть бредовая идея, организовать колонию выживших. Он может говорить об этом часами. Рассказывает, как он бродил по лесу один, как умер бы, если бы мы его не подобрали. Говорит, что теперь обязан всему человечеству… Мне кажется он тронулся, но Ким слушает его речи с улыбкой. После смерти той девушки, он единственный с кем она говорит. Я предлагала ей вести дневник, или дополнять мой. Но она отказывается, хотя однажды попросила почитать, о чем я пишу, и мне кажется прочла все. Надеюсь она передумает, поэтому оставляю для нее пустые страницы.


Я бросила вести календарь, но думаю, что уже конец октября. И, наверное, скоро выпадет снег. Зимовать будем в этом лагере, а по весне двинемся на юг. Все-таки выживать проще там, где более плодородная почва и не такие суровые погодные условия. Жить грабежом магазинов совсем трудно, постоянно не хватает еды. Приходится выходить и рисковать жизнью. Поэтому я думаю о том, что было бы не плохо найти черноземные земли где-нибудь подальше от городов и обзавестись огородом и если повезет скотиной.


Мама часто вспоминает брата, очень о нем беспокоиться. Но я думаю, что он мертв. В последнюю вылазку мы мельком видели один из пунктов сбора гражданских. Там не было ни одной живой души, только эти голодные твари, готовые жрать себе подобных. Видимо их болезнь заразна. Стив, рассказал мне что был в таком месте для гражданских. Там было очень плохо и прожив пару недель, он умудрился сбежать. Если мой брат не поступил так же, то скорее всего он мертв.


Хотя, может быть, имеет смысл проверить еще несколько пунктов для гражданских. И если они целы и брат там…, то … не знаю, что тогда делать. И стоит ли тратить на такую затею время.


***


Мы ехали уже битых пять часов, дорога пролегала через лес, и я прижалась лбом к боковому стеклу, смотрела на пейзаж, который стремительно проносился мимо. Открыла глаза и первое что увидела, это здание огромного гипермаркета.


- Уже все? Приехали?

- Минут 20 как. Не хотели тебя будить. Ждали.


Такая забота, не свойственная Крису, последнее время стала проявляться все чаще. Нас было трое. Стив шел последним и замыкал нашу цепочку. Перед входом мы остановились.


- В этот раз двери запирать не будем. Ходим вместе, но не толпимся и не шумим.


Когда мы заезжали в маленькие магазинчики, которые просматривались от входа, то старались запереть двери изнутри, чтобы нежданные гости не застали нас врасплох. Но этот магазин был слишком огромен, а продуктовый находился на цокольном этаже. Нельзя даже представить, чтобы зачистить все помещения. Там, внутри, мог быть кто угодно. Поэтому мы решили действовать по другой схеме. Крис первым вошел в двери, которые были сломаны еще до нас.


Мы вошли на уровне первого этажа. Внутри было очень темно, воздух затхлый, то и дело под ногами попадался мусор, пару раз я наткнулась на чьи-то кости. Изо всех сил старалась не изучать что же валяется под ногами. Чем дальше мы пробирались, тем больше меня тошнило. Постепенно глаза привыкли к темноте, фонарики мы решили не включать, чтобы не привлекать к себе внимание. Внезапно Крис остановился. Перед ним был стенд.


- Это карта. Смотрите внимательно. Из продуктового магазина есть еще один выход. Уходить будем через него. Он находится слева от касс, и я очень надеюсь, что там лестница, а не лифт.


Изо всех сил старалась запомнить, что и где примерно находится. Но никогда не могла похвастаться отличной зрительной памятью, поэтому в вопросе ориентирования внутри зданий полностью полагалась на Криса. Стив достал ручку и пытался перенести карту на свою большую ладонь. Но места ему явно не хватало и рисовать в полутьме не самое простое занятие. Потратив на стенд минут 20, мы двинулись дальше. Передвигались по магазину очень медленно, не переговариваясь, самое необходимое сообщали жестами. При каждом подозрительном шорохе останавливались и слушали. От всей этой напряженной атмосферы у меня стали дрожать ноги и хотелось постоянно кашлять. Немного отстала от ребят и остановилась чтобы растереть ноги. Может быть это поможет унять дрожь и идти станет немного легче. В этот момент почувствовала, как чья-то рука зажимает мне рот. Меня охватила паника, пыталась брыкаться, но кто-то очень крепко держал мои руки. Время замедлилось, и пока рука, стремившаяся закрыть мне рот не прилегла плотно, я успела крикнуть. Получился сдавленный хрип. Надеюсь, парни ушли не слишком далеко и вернутся за мной.


Продолжение следует.

Показать полностью
3

Выжившие. Часть 13.

“План Криса был для меня неясен, ну хорошо, допустим он сможет войти в доверие к этим отморозкам. И возможно у него получится помочь моему отцу. И найти маму, сестру и племянницу. Надеюсь, что с ними все хорошо. Но дальше то что? Далеко ли мы сможем уйти? Ведь явно силовой перевес на их стороне. Скорее всего они пустятся за нами в погоню. Оружие то у нас есть, но вот патронов нет…”


Старалась не думать о том в каком состоянии находится отец и что могло случиться с остальными. От нечего делать стругала ножом ветку, и тут мне пришла в голову идея. Встала и осмотрелась, срезала ветку, что росла над моей головой, обрезала отростки, ножом сняла кору. Палка была длинная, метра полтора, и распилила ее ножом на две части. Было бы неплохо обжечь, но костер разводить я все же побоялась. С каждой стороны заточила как карандаш. Кинула для пробы, мое свежеструганное копье, оно вонзилось в землю на весь наконечник.


“Так, это уже кое-что. Не оружие, но лучше, чем ничего. Сколько потратила на три маленьких копья, наверное, минут 40. Сейчас полдень или около того. Значит успею сделать достаточно.”


За работой время летело быстро. У меня уже было штук пять копий и тут поняла, что занимаюсь ерундой. Если у тех, кто в лагере пистолеты, то мои копья вряд ли помогут, да и все равно они достаточно легкие. Серьезный урон такими не нанести.


- Эх, сейчас бы оружейный магазин… Магазин!


Я подскочила на месте. Точно, как мне раньше это в голову не пришло. Жаль, Крис уже ушел. Так, сколько я возилась с палками. Определить время точно не смогла, наверное, чуть больше трех часов дня. До поселка мне идти долго, но можно взять машину и доехать. А потом притащить этих тварей из магазина в лес. Они точно спутают все карты этим отморозкам из леса и может быть у нас появится шанс спастись и избавиться от преследования.


Чтобы не терять время, быстро вышла из леса и прямо по дороге побежала к своему автомобилю. Села за руль и вдавила педаль акселератора. Мотор ревел, а в голове не было ни одной мысли, как мне заманить этих голодных тварей из магазина в лес. На что они могут среагировать.


У магазина была через минут 40 максимум, остановилась метрах в трехстах от магазина и стала наблюдать. Тут была целая толпа и они беспорядочно шатались рядом с магазином и скорее внутри помещений. И тут мне пришла в голову идея, как привлечь внимание и заставить их идти за мной. Сначала включила магнитолу, радио молчало, но в бардачке нашла диск с музыкой. Выкрутила громкость на максимум и на небольшой скорость поехала к толпе этих тварей. И кажется план работал, меня заметили. Рты этих уродов перекосились, руки потянулись в мою сторону и некоторые успели сделать пару шагов по направлению ко мне. Страха не было, только азарт. Доехав до толпы, развернулась и случайно сбила парочку ближайших дохляков. Видимо толпу это раззадорило еще больше, и они стали реветь. Моя группа сопровождения двигалось очень медленно и периодически мне приходилось останавливаться и ждать пока они меня догонят, чтобы их пыл не остыл, кидала в их сторону небольшие камни, которые валялись на дороге. Не знаю, что с этими людьми случилось, но вызвать в них недовольство и агрессию так же легко, как и в любом нормальном человеке.


Когда до места, где разбилась машина сестры оставалось, по моему расчету, примерно километр, съехала с дороги и спрятала машину в кустах и наспех забросала кузов ветками. Как раз мое полудохлое и голодное войско успело догнать меня. Толпа дохляков значительно поредела и насчитывала едва ли 50 голов, но и этого должно было хватить. И этот этап плана был самым сложным, ведь мне нельзя было особо шуметь и лучшим вариантом было бы подобраться к лагерю отморозков, что взяла мою семью в плен тихо. За все время пути от магазина до леса, впереди шел самый крупный мужик с разбитым лицом. Мне показалось, что он вожак. И вот если смогу увлечь его за собой, то и остальные скорее всего не будут отставать. Из машины забрала веревку и все время пока ждала свое небольшое стадо крутила ее в руках. В голове не было ни одной мысли как мне заставить, без лишнего шума, этих тварей двигаться за мной. Когда твари подошли на слишком близкое расстояние ко мне, в голову пришла идея. И поскольку ничего лучше у меня не было в активе. Без лишних промедления стала действовать. Подпустив того что шел впереди как можно ближе, я вытянула в руках петлю из веревки и не давая ему полностью приблизиться ко мне, небольшими шагами отступала назад. Раскрутив веревку, на конце которой соорудила петлю, на манер ковбоев, раз за разом пыталась накинуть на голову вожака. Раза с десятого у меня это получилось. Петля затянулась, но не слишком туго, легонько натягивая веревку двинулась в гущу леса. План работал, вожак тащился за мной, разве что реветь стал громче и агрессивнее. Остальные шли за ним. И вот уже между деревьев стали видны низенькие строения. Я замедлилась, вожак тоже стал двигаться медленнее, то ли от того что перестала натягивать веревку, то ли по другой причине. Осмотрелась. Полянка. В середине пепелище костра, по кругу поляна окружена 5 или 6 землянками. На дальнем конце поляны навес, что там рассмотреть не удавалось, но скорее всего машины. У третьей слева землянки стоял стул, на нем ко мне спиной сидел мой отец. Рядом валялся мотоцикл Криса. Везде было тихо.


Дернув веревку, потащила главаря вправо. Обошла лагерь и стала приближаться к нему со стороны навеса. Там действительно стояли машины. Пикап в очень неплохом состоянии, по пути я заглянула внутрь, ключи лежали под солнцезащитным козырьком, оружия в машине не было. Встала так, чтобы меня и главаря разделяла машина, дернула за веревку так, чтобы он шел в центр поляны. В этот момент из ближайшей к нам землянки вышел какой-то парень и мое войско устремилось к нему. Пока он боролся с первыми тремя сумасшедшими, успела обшарить вторую машину, там было пару бутылок воды и больше ничего. Воду переложила в кузов пикапа. И двинулась за землянками вокруг полянки.


- Мееертвяки. Мертвяки тут! - из последних сил кричал тот парень, что первым вышел на полянку.


Я уже была напротив отца. Из всех землянок повыскакивали парни, их было человек 10 наверное. Никто не смотрел назад, все они дрались с моим маленьким голодным войском. Воспользовавшись суетой, подбежала к отцу. Он был без сознания, лицо в крови. Руки связаны сзади. Достала нож и перерезала веревку. Он пошевелился и открыл глаза.


- Лина… - прошептал он.

- Тише. Идти можешь? - в ответ он только кивнул.


Поддерживая его, мы потихоньку ушли с полянки. Битва уже почти кончилась. Я хотела отвести его как можно дальше, но он был слишком слаб и вскоре просто рухнул на траву. Достала из рюкзака бутылку воды, смысла с его лица кровь и дала попить.


- Как? Как ты нас нашла?

- Это не я. Со мной был парень. Крис. Он приехал в этот лагерь сегодня утром на мотоцикле. Ты его видел.

- Да.

- Где он?

- Они избили его и утащили в один из домиков.

- Ужас. А где мама, Ким и Герда?

- Когда мы разбились на машине, эти парни напали на нас. Твоя мать, Ким и Герда смогли убежать. Я старался задержать этих парней…

- Куда они убежали?

- Не знаю, мы не о чем не успели договориться.

- Когда это было?

- Вчера или позавчера.

- Хорошо. У этих парней есть оружие?

- Вроде нет. Только палки.

- Отлично. Давай я отведу тебя подальше. А мне надо вернуться за Крисом.

- Я пойду с тобой!

- Куда? Ты себя видел? Давай не тратить время на споры.


***


Ехать в кузове пикапа было очень приятно, ветер обдувал лицо, светило солнце. Это был чудесный день, когда лето отвоевывало свое время у осени. Я вспоминала те чудесные дни, когда в конце лета мы с семьей выбирались на озеро. Купались в теплой воде, играли в мяч и жарили шашлыки. Из раздумий меня выдернул сдавленный хрип, я посмотрела на Криса. Он лежал на полу кузова, глаз заплыл, рубашка порвана, руки и тело в синяках. Но это было не самое страшное. Его нога. Вот это был самый настоящий ужас, и с этим надо было что-то делать. Рана от пули чуть выше колена уже не кровоточила, но нога приобрела неприятный серовато-синий оттенок. Он открыл глаза и попытался заговорить, но получился у него только стон.


- Молчи. Ты потерял много крови, и я боюсь твоя нога пострадала больше всего. Но я думаю, что мы что-нибудь придумаем со всем этим, - врать я никогда не умела и по его кривой ухмылке, поняла, что словам моим он не поверил, - Если хочешь могу дать тебе обезболивающую таблетку и воду.


Ответом мне был кивок. Я покопалась в рюкзаке и достала все необходимое. Он проглотил таблетку и жадно выпил полбутылки воды, закрыл глаза и уснул. Меня охватило жуткое чувство безысходности. Что делать и как выправить ситуацию. Как помочь Крису, ведь он пострадал из-за меня, пытаясь помочь моей семье. А в итоге, теперь нас только трое и где искать маму, Ким и Герду?! Да и живы ли они еще…


- Послушай.

- Молчи, пожалуйста, молчи. Тебе правда не стоит говорить. Не беспокойся, мы что-нибудь придумаем, твоя нога заживет…

- Ты можешь перестать тараторить?! Послушай, пока я был у тех ребят...


Я смотрела на него с нетерпением, но он молчал и кажется снова уснул. Время тянулось медленно, прошло, наверное, полчаса прежде чем он снова заговорил.


- Кажется, я знаю, где твоя мать сестра и племянница. Но нам надо торопиться.

- Где? Откуда? Как? Почему ты уверен?


Сердце безжалостно билось в груди, дышать было очень трудно, но ответов не получила. Крис молчал.


Продолжение следует.

Показать полностью
4

Выжившие. Часть 12.

Дорога была раскатана множеством машин и хотя дождей не было, мне попалось несколько глубоких луж, преодолевать которые было сложно и опасно. Выезд с грунтовой дороги на трассу с очень крутым подъемом. По ровной асфальтированной дороге ехать было привычнее и гораздо быстрее.

- Наверное, я зря решила ехать через просеку, не стоило нам с Крисом разделяться.


Еще минут 20, и я была на месте. Но тут было пусто. Оставила машину на обочине и пошла в лес. Ни следов, ни звуков. Кричать побоялась. Вышла обратно на дорогу и дошла до поворота. Никого.


“Как такое может быть. Ехать тут в худшем случае часа полтора. Куда они могли деться и где Крис?!”


Послышался звук двигателя. Определить откуда и как далеко мне не удалось, и от греха подальше решила спрятаться в лесу и посмотреть кто это. Моя машина стояла на самом видном месте, и я тихо выругалась, что просто бросила ее на обочине. Хотела добежать до машины, но было слишком далеко. Лучше выждать и пожертвовать автомобилем.


Спустилась с обочины вниз, и залегла на еще теплую землю за кустарником. Из укрытия на дорогу открывался хороший обзор, а вот меня, наверное, не видно. Ждать пришлось недолго, и звук стал громче, и теперь уже легко можно было определить, откуда двигается транспорт. Страх сковывал, в голове вертелись неприятные мысли о бандах и мародерах. Машина находилась левее в отдалении от меня, и ее было не видно, приближающийся транспорт также двигался слева, чем ближе он подъезжал, тем больше мне казалось, что это мотоцикл.


- Да это же Крис!


Я встала, и вышла на дорогу, и действительно рядом с машиной стоял мотоцикл, Крис снял шлем и заглядывал в машину.


- Эй! - Крикнула я и бросилась к нему. Крис был хмурый и не испытывал радости от встречи.

- У меня плохие новости.

- Что? - ноги подогнулись, перехватило дыхание и я села на асфальт рядом с ним.

- Километрах в трех отсюда в кювете машина. Синий фольксваген. Правое переднее колесо пробито. В салоне крови нет. Багажник пуст.

- Какой номер? - голова кружилась, в висках стучала кровь. Я плохо слышала то что говорил Крис.

- 688, буквы не запомнил.

- Боже! Нет!

- Это их машина?

- Да. И что теперь делать? Они ушли, но куда? Как ты думаешь, мы сможем их найти?

- Давай вернемся к машине и посмотрим, вдруг есть следы. Я, конечно, не следопыт, но что-то мы увидеть должны и тогда будет ясно.


Я села за руль и съехала с обочины в лес, тут как раз было много кустарника, за ним было решено спрятать мой пепелац. Мы закидали кузов машины срезанным ветками. Если ехать мимо, то возможно машина и останется не замеченной. Крис очень торопил и удовлетворившись поверхностной маскировкой, мы двинулись к тому месту где он нашел машину сестры.


- Смотри - тихо говорил Крис, указывая на землю - тут явно что-то тащили. Больше никаких следов вокруг нет. Пошли, посмотрим, и старайся идти тихо.


Мы углублялись в лес, густой подлесок замедлял нас, ветки, что были повыше, норовили хлестнуть по лицу, но людей или дополнительных следов не было. Да и след который нашел Крис давно пропал или был затоптан. Но мы шли вперед.


- Тихо! - шепотом сказал Крис и мы присели.

Где-то поблизости слышался разговор, сквозь деревья был виден костерок.

- Будь тут! Я пойду, посмотрю - Крис отдал мне пистолет.

Пригнувшись, он по дуге стал приближаться к тому месту, где были люди.


Не было его очень долго, я уже начала беспокоиться. На месте мне не сиделось, и чтобы хоть как-то скоротать время я рисовала узоры палочкой по твердой серой земле.

Вдруг где-то справа и рядом хрустнула ветка, я напряглась, вытащила пистолет. Патронов в нем не было, но может быть это Крис. Минуты тянулись медленно, но больше звуков не было. Прижавшись спиной к дереву, я сидела на земле и смотрела по сторонам, но кроме зеленой листвы ничего не было видно.


***


Высокая подушка, и белоснежная простынь. Все пахло хлоркой, тело было тяжелым и неповоротливым, руки не удавалось поднять. Я попыталась приподняться, но что-то меня явно удерживало на месте. Руки были привязаны к кушетке. Белые стены и потолок давили на голову. Где-то слева послышался тихий разговор, я повернула голову и увидела только черную дверь, которая на контрасте выделялась с цветом стен.

- Проверка испытуемого 2/168 назначена на три часа.

“Что? Какие еще испытуемые? Ересь, какая то…”

- Ламберт, подойти в канцелярию за раздаточным материалом. Отчеты по испытуемым должны быть сданы сегодня до 16.00.

Раздался скрежет, и затем скрип, я повернула голову. Дверь отворилась, и вошел незнакомый мне человек, одетый в зеленую робу. Он подошел к изголовью кушетки и стал трясти меня за плечо…


***


- Да, проснись уже! Какие Ламберты еще.

Надо мной стоял Крис, он был явно зол.

- Что? Где мы?

- Ты тут с ума сойти усела? Мы в лесу, я пришел, а ты дрыхнешь и несешь какую то ересь.

- Ты узнал что нибудь, - резко встала на ноги и схватила Криса за руку.

- Да, и тебе это не понравится, - в его глазах мелькнуло сочувствие.

- Не тяни, говори как есть! Хуже быть уже не может

- Поверь мне, может. Там лагерь, их человека 4 минимум, это только те, кого я видел. И твой отец у них, они пытают его. Где остальные не знаю, их не видел. Но думаю где-то там. Они соорудили, что-то наподобие землянок.

- Кто эти люди? Что им надо?

- Двое из них, это ребята из нашего поселка, мы вроде как дружили. Конченные отморозки. А надо им, твою голову. Они уверены, что ты их обокрала.

- Кого? Я ничего не крала. Что делать?

Мы молча сели обратно на землю, Крис задумчиво крутил между пальцами ветку. Голова был пустая. Ни одной идеи, или мысли не было. Пауза затягивалась, а время стремительно бежало вперед.

- Значит так! - сказал Крис - Ты спрячешься в лесу, я возьму байк и выйду на них. Сделаю вид, что искал их. Постараюсь войти в доверие. Ночью приходи к лагерю, постараюсь вывести твоего отца и узнать, что с остальными.


Продолжение следует.

Показать полностью
7

Выжившие. Часть 11.

Со всех сторон меня окружают деревянные бревенчатые дома. Стою напротив самого маленького. Крыльцо из трех высоких ступеней без перил, скрипучая входная дверь обитая изнутри войлоком. Захожу в дом, тут темно, душно и пахнет чем-то приторно сладким. Под потолком два крошечных окна, солнечный свет едва проникает через грязные стекла. У окна напротив входной двери стоит громоздкий письменный стол, заваленный стопками мятых бумаг и грудами засаленных книг. Справа и слева от стола кривые деревянные полки от пола до потолка, на которых рядами в беспорядке лежат какие-то вещи, то ли сувениры, то ли трофеи. Из второго окна слабый свет падает на старый диван бурого цвета, там кто-то лежит, или мне мерещится в темноте. В углу за диваном стоит низкий обшарпанный комод, заваленный сверху тряпьем. Справа от двери вертикальная металлическая стойка, в ней дулом вверх стоят несколько карабинов, еще какие-то ружья. Над стойкой 3 крючка, на одном из них на лямке висит автомат, над крючками деревянная полка, где в беспорядке лежат несколько пистолетов, пустые и полные обоймы, коробки с патронами. Здесь неуютно, и комната больше напоминает захламленный пыльный чулан. Хриплый голос больше похожий на скрип диванных пружин произносит:

- Подойди. У меня для тебя кое-что есть.

В полутьме вглядываюсь, но не могу понять, кто это подхожу ближе, лицо кажется мне знакомым. Человек на диване протягивает мне потрепанную книгу, обложка засалена и в каких-то темных пятнах. Медлю, но все же беру книгу.

- Что это? - голос не слушается и получается какой-то хрип.


Все руки, как и обложка книги теперь перемазаны чем-то липким и вязким. От неожиданности сажусь на край дивана, книга выскальзывает из рук и падает на пол. Изо всех сил стараюсь стереть с рук эту грязь, но размазываю ее только сильнее.


- Все что у меня осталось. Дневник. Ты должен закончить, для тебя там есть пустые страницы, папа.


В висках стучит кровь. Еще пристальнее всматриваюсь. Узкое изможденное лицо с выпирающими скулами, посеревшая кожа, каштановые волосы подстрижены ежиком, тонкая линия губ, прямой заострившийся нос, впалые мутные глаза.

- Кто ты? - срывается с моих губ. - В ответ только сдавленный смешок, который переходит в кашель. - Назовись!

- Меня так долго не было, что ты забыл родную дочь?


Перед глазами плывет, длинные тонкие пальцы незнакомого человека стискивают мое запястье.

- Помоги подняться.

Смотрим друг другу в глаза. Теперь я вижу и ссадину на правой щеке, разбитую губу, которая еще кровоточит, лицо становится все более знакомым. Только нет копны каштановых волос заплетенных в тугую косу, вместо нее ежик. Нет улыбки, которая могла растопить любой лед в душе, только уставший злой взгляд выцветших глаз, некогда бывших карими. Нет румянца на впалых щеках. Притягиваю ее к себе, обнимаю.

- Дочка! Лина! Что же я с тобой стало? Это я во всем виноват.

- Папа, ты не причем. Никто не виноват. Пообещай мне, что не будешь себя винить ни в чем! Закончи дневник, - шепчет она мне в ухо.


Я сел на кровати, по спине стекал холодный пот. Рядом спала Майя. В полутьме я осмотрелся. Мы все еще в подвале. Нет никакой деревни. Просто жуткий сон. Тихонько спустил с кровати ноги и пошел на кухню, жадно выпил два стакана воды.

- Приснится же такое?!

Вернулся и лег обратно на кровать, закрыл глаза и снова увидел все тоже изможденное лицо, мрачную обстановку комнаты, так уснуть точно не получится. Встал с кровати, побрел на кухню, зажег газовую горелку и поставил кружку с водой на огонь. Везде на полу стояли ящики с едой, что-то уже успели рассортировать и разложить по местам. Но большая часть вчерашних находок все еще стояла кучей. Вода вскипела, заварил чай и тяжело опустился на табуретку, что стояла поблизости.


“Какой-то слишком реалистичный и навязчивый сон. Надо себя чем-то занять, чтобы отделаться от мыслей обо всем этом. Но чем тут себя займешь в этой каморке, да еще и спят все. Так, у нас сегодня что? Шестой день. Значит завтра срок, если она не вернется завтра то, что делать? Ну, опять не то. Завтра Лина вернется, и мы должны уходить отсюда. Эти люди у магазина, их там слишком много. И они какие-то больно активные, начали разбредаться по округе. Вон вечером даже около дома двоих прибили. Значит надо собирать вещи и готовить машины к отъезду. Вот этим и займемся”.


Я переставлял вещи, упаковывал в ящики консервы, сворачивал и укладывал одежду, которая может нам понадобиться в дороге.

- Да, что ты гремишь? Чего не спишь? - Майя села на кровати, волосы были растрепаны, глаза горели гневным огнем.

- Ну не спится мне, вот и решил, что Лина завтра вернется. Она ведь нашла нам уже убежище. Надо собираться. Зачем время терять?!

Мои вялые попытки успокоить жену и извиниться за шум не нашли в ее сердце отклика. Гневно ворча что-то нечленораздельное, Майя поставила на горелку турку и принялась варить кофе, лихорадочно помешивая его ложкой.


Вскоре кофе был готов, и на запах вышла Ким. Она была очень молчалива, смотрела в основном в пол и в разговор не вступала.


Время шло к обеду. Я все еще возился с вещами, мне особо никто не помогал, но и не препятствовал. Когда Майя уже собрала на стол, сверху послышался глухой звук и затем вибрация от удара. Мы, не сговариваясь замерли, задрав головы к потолку. Секунда, другая и тут еще один удар.

- Пойду, посмотрю что там.

- Я с тобой.

Вместе с Ким, мы выбрались из люка и замерли, прислушиваясь из какой части дома, был шум, и тут снова удар. Ким тихонько подошла к входной двери и прислушалась, жестом позвала меня. На крыльце что-то копошилось. Из окна рядом с дверью мы увидели, что снаружи около дома были люди. Они шатались и как будто плохо управлялись со своими телом, беспорядочно взмахивали руками, толкали друг друга и бились в дверь.

- Надо убрать их отсюда.

- Как? - шепотом спросила Ким

- Я знаю только один способ. Я выйду, а ты будь тут.

- Нет, я тоже пойду.

Стараясь передвигаться как можно тихо, мы вышли из дома через заднюю дверь. Я шел впереди, Ким за мной. Я вооружился ножом и молотком, отверткой в кармане была на крайний случай. Ким взяла только нож. Тихонько обошли дом, на углу к нам спиной стоял один из этих. Я замедлил шаг, занес руку для удара, но не успел дойти. Ким с разбегу бросилась на этого ублюдка, вонзила ему в шею нож, резко выдернула. Тело этого человека кулем повалилось на землю, она перешагнула через него и с той же яростью бросилась уже на следующего. От неожиданности я замер. Их было много, но мы не считали, Ким перебила больше половины. Когда дело было сделано, она снова сникла, вся сила, вся энергия ушли из нее как вода в сухую землю.

- Надо оттащить их с крыльца.

- Давай к тем кустам.


Мы уже направлялись к дому, Ким вдруг резко обернулась, и побежала к соседскому пикапу. Села за руль, завела двигатель и задним ходом подъехала как можно ближе к черному входу. На мой молчаливый взгляд, она лишь бросила:

- Пришли одни, значит придут и другие.


После обеда никто не спешил выходить из-за стола, Маяй беспокойно покусывала губы, Ким молча сидела безучастная.

- Вчера мы привезли много продуктов, и часть осталась наверху. Надо их погрузить в пикап и отвезти к машинам. И оставить припасы там, чтобы если вдруг они придут еще раз и их окажется слишком много.… Тогда нам придется бежать и будет очень неприятно остаться без припасов.


***


Мой дом горел. Сердце билось так, что казалось вырвется из груди. Я остановила машину скорой помощи на дороге около дома. Выскочила и побежала через двор мимо крыльца к задней двери. Дом стоял, но пожар уже брал свое, на дорожке лежали трупы, они не были обгорелыми. Дверь была распахнута, и оттуда начали вываливаться изрядно обгоревшие Генри. Их было очень много. Я повернула обратно и на дорожке увидела любимого медведя Герды, нарисованную на асфальте стрелку и раздавленный мелок. Значит, они смогли уйти. Побежала к машине, Крис сидел на пассажирском сидении и, ничего не понимая, крутил головой. Сцепление, газ и мы резко рванули, съехали с дороги на газон и понеслись мимо маленького парка, что был вблизи дома. К гаражу подъехали со стороны леса. Я выскочила из машину и побежала в гараж. Он был не заперт, осторожно отворила створку. Машины Ким не было. Вздох облегчения вырвался из моей груди. На капоте моего внедорожника что-то лежало. Рация. Включила, заряд есть, под ней лист бумаги. Крупным маминым почерком было написано: “Мы ушли, отец сжег дом. Иди к грибному месту. Мы будем ждать тебя сутки”.

Я смотрела на записку и пыталась понять, сколько же времени прошло, как они ушли. Из размышлений меня выдернул вопрос Криса:

- Что за грибное место?

- Это за поселком, после красной башни еще километра 3 к югу. Там мы оставляли машину на обочине и ходили за ягодами и грибами.

- Тогда чего же мы тут стоим?

- Я не могу решить ехать нам туда или уже может быть поздно.

- Послушай, они оставили тебе записку. Нам надо туда ехать. Если их там нет, может там есть знак, куда они отправились дальше. Ну же, соберись. Мы зря теряем время.

- Да ты прав, давай тогда перенесем вещи из скорой в мою машину и поедем на ней.


Мы быстро вытащили все ценное из скорой и сложили рядом с моей машины, когда я открыла багажник, то у меня вырвался смешок. Крис подбежал и восхищенно сказал:

- Вот это да! Такого я не ожидал! Тут три ящика консервов, канистра, наверное с бензином. Еще крекеры и смотри, тебе даже одежду чистую положили.

Мы покидали свой вещи в багажник, Я села на место водителя и завела двигатель.

- Ну же, садись! Поехали.

- В скорой остался байк. Я его не оставлю, здесь нет для него места. Я поеду за тобой на мотоцикле.

- По дороге слишком большой крюк, мы поедем через просеку по пересеченной местности, там на мотоцикле не проехать.

- Тогда ты езжай напрямик, а я в объезд. Встретимся на месте.

- Зачем?

- Ну, посмотрю, может они двинулись дальше или не успели доехать. У твоих такой же танк, как у тебя?

- Нет, у сестры городская малолитражка.

- Тем более.

В доводах Криса была логика, поэтому спорить смысла не было. Я уехала первая.


Продолжение следует.

Показать полностью
11

Выжившие. Часть 10

Ночь выдалась тихая и спокойная. Душно и жарко в машине, дышать невозможно, приоткрыла люк. Поток прохладного воздуха хлынул в салон, и я почувствовала озноб, несмотря на то, что стояла летняя ночь.

Больше мы никогда не спали одновременно, всегда кто-то оставался на дежурстве. Сейчас была очередь Криса, но мне не спалось, и я сменила его раньше. Он только успел лечь, как сразу же засопел, счастливый человек.

“Не бывает безвыходных ситуаций! Надо искать решение. Для начала, что мы имеем?

Вернуться надо любой ценой! Бросать Криса нельзя, это просто бесчестно с моей стороны. Сколько раз он спасал мою жизнь за последнюю неделю? Я даже сосчитать не могу. Сказать правду? Теперь я ему доверяю и могу рассказать о семье и подвале, но он категорически не хочет возвращаться. А семья-то моя, ему до них какое дело, правильно, никакого. А еще открывается ложь, сказанная в самом начале. Как верить человеку, который уже один раз соврал. Никак! Тут все еще хуже становится. Все не то! Как? Ну, как поступить правильно? Эх, жаль не с кем посоветоваться”.

Я сидела на полу, прижавшись спиной к обшивке салона, рядом спал Крис. Он улыбался своим снам, даже складка на лбу расправилась. Взглянула на него еще раз и перебралась на место водителя, завела двигатель. Машина мерно загудела. Опустила стекло, ночная свежесть бодрила, мысли обрели ясность.


В той части салона, где мы спали, все завалено вещами, но здесь был порядок. Все имело свое место, поэтому даже в темноте я без труда нашла карту. Мне не нужно было на нее смотреть, бумага приятно хрустела в руках, и это придавало уверенности. Из бардачка достала пачку сигарет, чиркнула зажигалкой и затянулась.

- Какая же это дрянь, как это можно курить? Черт! - тихо выругалась я.

Воровато обернулась назад и всмотрелась в темноту. Крис все-таки же спал, мне было не видно его, но слышно, как он дышит и что-то бормочет во сне.

“Ехать мне часов 5, может управлюсь быстрее. Дорога мне мало знакома, но если не будет заторов из брошенных машин, людей на проезжей части, то управлюсь еще до рассвета. Спит Крис обычно долго и крепко. Значит должно получиться”.


Нет ничего прекраснее ночной дороги. Фары выхватывают из темноты ровный асфальт, кромку обочины, деревья, которые вплотную подобрались к трассе. Если очень повезет, можно успеть увидеть, как какой-нибудь зверек стоит на обочине и ждет, когда машина скроется из виду. Я люблю ездить ночью, но не в этот раз. Белый свет фар, делал все мертвым. Ни одна живая душа за три часа пути так и не попала в поле моего зрения. Глаза ужасно устали, ныла спина, и чувство вины давило. Но назад пути уже не было.

“Думаю, Крис сможет простить мне этот поступок, когда увидит, ради чего я это сделала. Это не меньшее предательство, чем сбежать. Но так мне не нужно выбирать. Пусть потом ругается, пусть даже кричит. Это будет его право. Но времени пускаться в долгие споры у меня нет. Всю неделю мы мотались, а толку? Что я нашла за это время? Консервы? Их можно было найти и рядом с домом. Оружие? Ха. Два пистолета и карабин, но патронов почти не осталось. Даже смешно. Разве это поможет нам? Конечно, нет. Похоже, нам не поможет уже ничего. Надо просто успеть вернуться. И дальше мы пойдем все вместе. Надо было сразу так сделать. Лишь бы они были целы. Всю неделю я старалась не думать о доме, и что меня ждут. Каждый день клялась себе, что вот сегодня, мы точно найдем. Крис останется в убежище, а я гордым победителем поеду домой. Всех спасу”.


В салоне послышался шорох. Я обернулась, но ничего не увидела. Шума прибавилось, и вот уже Крис перебирается через перегородку, разделяющую салон. Он молча сел в кресло, пристегнулся ремнем и вытянул ноги на переднюю панель. Щеки мои пылали. Молчание тяготило куда больше, чем любые упреки. Крис забрал у меня пачку сигарет, закурил и еще какое-то время смотрел на огонек от зажигалки. Пауза затягивалась, но я не стремилась начать разговор. Впереди виднелась окраина поселка.


***


- Нет, ну давайте все-таки отбросим эмоции и попробуем рассуждать логично? Никто из нас не верил в Линины доводы до конца, я думаю, она и сама себе не верила на все 100%. Но в итоге сомнений в том, что творится какая-то ерунда, уже не осталось. Поэтому сидеть и бездействовать глупо и просто опасно. Мы итак сидим тут уже несколько месяцев, но ведь это понятно было для чего. Чтобы переждать, чтобы пропустить все самые ужасные события, которые могли произойти в самом начале. А теперь то какой нам толк в просиживании штанов?

С момента нашей неудачной попытки сходить в гараж за рациями, прошла пара дней. Все это время мы не переставали спорить. Поначалу спорили только мы с женой. Но вот сегодня, как только Ким смогла сносно говорить, сразу же поспешила высказать свое мнение. В принципе ее видение ситуации и наших дальнейших шагов не сильно отличалось от моего, но Майя была против категорически, и ее можно было понять. С момента ухода Лины прошло уже 5 дней, а вестей от нее не было. Мы не говорили об этом, но все думали примерно одно и то же, что живой мы ее, скорее всего не увидим. И как не тяжело на душе, но горевать времени нет. Надо принимать решение, и начинать действовать. Если Лина вернется, то наши приготовления лишними не будут, если же нет… тогда и будем оплакивать.


- Вы с отцом, можете поступать, как считаете нужным, мои доводы все равно проходят мимо вас. Но об одном прошу, сегодня побудьте еще дома. А завтра идите хоть на все четыре стороны. Ты, Яков, пожалей Ким, ведь смотри какой синяк на шее и говорить только начала, а сразу в бой рвется.

Весь остаток дня прошел тревожно, постоянно возвращались к разговору о том, куда пойти в первую очередь, где что взять, как действовать в той или иной ситуации. Мы пытались предусмотреть все варианты и при этом понимали, что это невозможно.

Уже вечером, когда Майя укладывала внучку спать. Герда вдруг соскочила со своей кроватки, подбежала ко мне, схватила своими маленькими мягкими пальчиками мою руку и заглянув в глаза сказала:

- Деда, вы завтра пойдете искать Лину, я прошу тебя, найди моего папочку. Пожалуйста!

- Хорошо, детка. Я постараюсь его найти, и если мне повезет, то мы приведем его сюда.

Удовлетворившись ответом, счастливая Герда убежала к бабушке и быстро заснула, как никогда не засыпала с того момента как мы спрятались тут.

Ночью я практически не спал, Ким тоже ворочалась, но молчала.


Все утро мы провели в сборах и подготовке к вылазке, перед самым уходом я оглядел наш подвал прощальным взглядом. Комната с невысоким потолком, бревенчатый пол, стены обшитые гипсокартонном, который мы даже покрасить не успели толком. В дальнем углу небольшая комнатка, где располагается туалет и умывальник. Чуть поодаль от нее импровизированная кухня. Два стола, на которых стоит посуда и электроплитка на две конфорки. Под столом в бутылках запасы питьевой воды, дальше стеллаж, где раньше были запасы провизии, но теперь он практически пуст. В правом углу наша кровать и рядом кроватка Герды. Ширма и тут уже в закутке спальные места девчонок. И только в середине комнаты есть немного места, где обычно Герда играет, с бабушкой, сидя на полу и раскидав вокруг игрушки.

Все, что только можно, мы уже помногу раз обсудили, и говорить было не о чем. Прощались молча. Только Майя шепнула мне: “возвращайтесь живыми и побыстрее”.


Решено было передвигаться по поселку пешком. Дошли до ближайшего магазина. Сидели в кустах метрах в 10 от входа и наблюдали за обстановкой. Магазин был битком набит, какими то людьми, вроде того мужика, что встретили у гаража. Они просто стояли и ничего не делали. Также было слышно, что они о чем-то переговариваются, но мы не смогли разобрать ни одного слова. Людей этих как будто становилось все больше, потому что постепенно они стали выходить из дверей магазина и как будто принюхиваться. Нам там делать было нечего, стараясь не привлекать к себе внимания, мы ушли через весь поселок ко второму магазину. Тут было пусто. Центральный вход был заперт, служебные двери были взломаны, но завалены поддонами, из чего можно было сделать вывод, магазин цел и скорее всего пуст.


- Сейчас мы туда не пойдем, нам нужно оружие. Здесь неподалеку есть другой поселок. Так вот там есть нечто вроде музея милиции. Мало кто о нем знает. И я думаю, музей цел. А там были ружья, и может быть есть патроны к ним. - Ким только кивала, было видно, что ей страшно, но она старалась не поддаваться. - Пешком нам туда не добраться, поэтому возьмем соседскую машину. В ту ночь, когда я заходил к ним в гараж, нашел там ключи от машин и взял их с собой. Рядом с домом стоит их пикап. Так что пошли обратно.


Пикап завелся с пол оборота. Бензина было не очень много, примерно полбака. Но до поселка и обратно должно было хватить. Ким сразу села на пассажирское сиденье. Доехали быстро, дорога заняла минут 25. Все дома стояли разграбленные, везде валялся мусор и человеческие останки. Но музей был цел, только окна выбиты. Там мы нашли два карабина, какие раньше стояли на вооружении у внутренних войск. Патронов не было, но ружья было решено все-таки забрать. Пока ехали обратно, Ким обыскала салон автомобиля.

- Ну, как успехи? Нашла что-нибудь интересное?

- Нет, только карта и пустые бутылки. Сейчас еще в бардачке посмотрю.

Бардачок был на замке, на ключах от машины ничего подходящего не нашлось. Поэтому Ким просто расковыряла замок отверткой, которую мы прихватили из дома.

- Папа, ты только посмотри!

В бардачке был пистолет, две заряженные обоймы к нему и наплечная кобура.

- Вот это да, а мы мотались из-за незаряженных ружей. Бывает же.

- Тогда это тебе. Я все равно не знаю, что с ним делать.

Ким выглядела подавленной. Синяк на ее горле все еще был припухшим, да и голос с хрипотцой. Видно тот случай сильно ее подкосил, вот бы Лина вернулась. Уж она бы нашла, как подбодрить сестру.


***


Раннее утро, уже светло, но день еще не наступил. Какое-то неясное чувство подгоняло меня всю дорогу, поэтому я выбирала более быстрые маршруты, не считаясь с безопасностью. Въехали в поселок, свернули на главную улицу. Где-то был пожар, мы его заметили, когда еще только подъезжали. Повернули направо, через квартал должен был стоять наш дом. Сильно пахло гарью, чем ближе мы подъезжали, тем сильнее был запах. Нам пришлось закрыть окна и люк в машине. Улицу окутывал дым. Мой дом горел, как и два соседних.


Продолжение следует.

Показать полностью
8

Выжившие. Часть 9.

“Темно, хотя тут всегда темно. Никак не уснуть сегодня, на душе неспокойно. Как я мог отпустить ее одну, надо было идти самому. Кто его знает, что там случилось. Может, конечно, и ничего. Магазин рядом, школа в тринадцати километрах в соседнем поселке. Уже бы пора вернуться, третьи сутки пошли.

Вроде все спят, может пойти посмотреть, что там снаружи. Вдруг она идет обратно, встречу, помогу донести находки. А вдруг ей нужна помощь и она рядом. Эх, Лина, как ты меня смогла уговорить отпустить тебя одну.


Пол предательски скрипит под ногами. Надо брякать ключами потише, нельзя никого будить. Так, вроде тихо и сопят.


Плохо, что люк закрывается только изнутри, но ничего. Закрою ковром как было. Вот! Его даже не видно. Да и не буду я далеко отходить, просто выйду во двор и посмотрю - ночь там или день. Наверное, наши сутки короче, чем на самом деле. Надо что-то взять, прежде чем выходить. Может быть нож с кухни. Нет, это не то. Так, что тут у меня есть. Отвертки, стамеска, плоскогубцы, молоток. Может стамеска, нет, маловата. Молоток! Да, и черт с ней, стамеску тоже возьму.


Хоть глаз выколи, темень-то, какая. Значит, мы не ошиблись, и правда ночь. Собак не слышно, куда все шавки брехучие делись?!


Так, что тут у нас. Этот жук, все-таки поплатился за свою жадность и мелкое воровство, сгорела его хибара. Так ему и надо. А эти, как их там звали, Вайеры, Гаеры, напридумывают фамилий, пацан у них еще вечно носится на своем мопеде по поселку, сволочь, чуть не сшиб меня у магазина. Видимо уехали, но что за ироды ломают дома чужие, хороший был дом. А гараж то цел! Она бы зашла первым делом туда. О! да и дверь взломана по корявому, точно была тут. Кто же так ломает то. Не научил даже этому, не успел, старый черт. Отпустил одну, неумеху. Так, ладно, что тут у нас.


Шарился тут кто-то уже, да аккуратно так шарился. Линолеум, что стоял у них в углу лет 20, расстелил на полу зачем-то. Прятал что-то. Посмотрим, посмотрим. Погребок.


Так-так. А вот и находки припрятанные. Молодец, Лина. Догадалась. Это мы все унесем сейчас потихонечку. Домой все унесем, вот вернется, обрадуется. Скажет, не зря батя, я тебя дома оставила, упер домой все, что нашла. А то ведь опять ничего таскать не дадут, выть будут, спина у тебя больная, давление, старый ты уже... А мне всего-то 67. Сами вы старые, я вам еще покажу, все сам унесу и перепрячу. Эх, как она все это сюда заперла. Хорошую девчонку вырастили, крепкую. Я вон с трудом волоку, а она как туда все запихала. Эх, так и скажу матери утром, что жива наша Лина. Такую просто так не возьмешь. Где ж ты ходишь, доченька. Шла бы домой уже. Батю бы пожалела. Старый ведь я уже”.


“Ох! Воют опять чего-то, тяжело с девками и бабами жить.”

- Что там у вас опять? Тапки куда мои задевали?

- Ты, что как мальчишка ночами бегаешь? Такое творится! Куда ночью ходил? Я с тобой разговариваю, Яков!

- А сколько мне тут сидеть? Я уступил вам, отпустил девчонку одну неизвестно куда. Ты там была? То-то же! А я был. Дома разрушены. Явно творится черте что. А ты хочешь, чтобы я сидел и ждал. Не будет этого. Третьи сутки. А ее нет!

- Папа, ты подумай, а если с тобой что случится? Мы одни останемся, что ли? - Ким подошла, и обняла мать. Знает чертовка, как успокоить.

- Ты бы, Майя, нас покормила лучше.

- Чем кормить вас?! Притащил же консервы неизвестно откуда. Вот бери и ешь.

- Это не я притащил. Это Лина припрятала, а я нашел и в дом занес.

- Ты видел ее? Где она? - Ким села рядом и схватила меня за руку.

- Да никого я не видел, вышел посмотреть, правильно ли время считаем. На улице была ночь. У соседей дом разрушен, только гараж остался. Там и нашел это все. Где она, я бы сам хотел знать.

- Папа! Папочка, ну ты не ходи один больше. Ты, скажи только, я с тобой пойду.

- Ну, вот ешь и пошли в гараж. Там у нас рации, так они разряжены уже. Бензин есть, запустим генератор, зарядим рации, да может мать пожалеет нас, да еды какой сварит. Заодно и разведаем, что да как в округе. Может, сестру твою найдем. Тут ведь где-то бродит.


- Ну что? Готова идти? Не передумала?

- Сейчас, иду уже.

- Майя, ты люк закрой. Дверь мы сами закроем. Как вернемся, постучим вот так. Если стук другой будет, сидите тихо и не открывайте. Запомнила, как постучим?

- Запомнила я уже, пятый раз показываешь. Бросили бы вы эту затею. Одна ушла, потому что она так решила. Вы то куда собрались?!

- Вот, потому что одна ушла, поэтому и мы собрались. Ей что одной все волочь? Явно случилось что-то не ладное в мире. Так теперь нам всем рисковать придется. А вы сидите тихо.


Добирались до гаража тихо, перебежками через открытую местность, больше старались держаться в тени деревьев и домов. Ким молодец, держалась молодцом, как бравый солдат. И не скажешь ведь, что целыми днями в офисе просиживала.


Гараж был цел и стоял не тронутый, забрали из машин рации, и Ким, зачем-то взяла свой телефон, который остался в машине. На вопросы, зачем он ей, лишь смущенно краснела. Было, наверное, у нее там что-то важное. Телефон не хотел включаться, наверное, совсем разрядилась батарея.

- Да ты не печалься. Зарядим.

Пока Ким закрывала ворота, у них там была какая-то хитроумная система, я смотрел по сторонам.


“ Дома как-то хаотично разрушены. И все по-разному и какие-то горели, а какие-то нет. Почему так может быть? А те, что целые с ленточками красными по периметру, а наш нет. Что-то это все да значит. Вот только что, никак не понять. С кем она там разговаривает? Телефон включился что ли? Связь же не работает”


Повернулся на голос. Рядом с Ким стоял какой-то странный мужик. Утро же, а он надраться где-то успел, шатается, да и язык заплетается

- Фыр фырка фрусь

- А вы тут девушку не видели?

- Фыр ффффр

- С вами все в порядке?

“Странный тип какой-то, подойти, что ли к ним. Да просто пьяный лыка не вяжет, решил, что перед ним парень. Ха, вот болван. Руку здороваться тянет”.

- Папа!

- Да, что ты надумал, гнида?

Подбежал к ним, отцепил этого пьянчугу от Ким и толкнул в грудь, он как тряпка повалился на пол.

- Да ты вообще баран что ли? Руки от ног не отличаешь? Чего грабли ко мне свои тянешь? Ишь, нализался с самого утра.

- Папа, он не пьяный.

- А какой? Пьяный он!

- Да не пахнет от него даже. Ты посмотри повнимательней, он странный какой-то и слова сказать не может. Может ему плохо?

- Сейчас ему будет плохо точно. Отцепись от моей ноги, я тебе сказал! Куда челюсти то тянешь свои, паскуда? Точно странный, я его пинаю, а ему по фигу. Ты смотри, ногу мою пожрать решил что ли? - Ким как-то странно изменилась в лице, выхватила молоток, что ей дал - Дочь! Ты что надумала?


Но было поздно что-то кричать, она разбила ему голову. Он перестал возиться рядом с моей ногой и замер.


- Папа, пошли отсюда. Не трогай его. Пошли. Я кажется, поняла.

- Ну, мне расскажи тогда. Зачем ты его ударила. Убила ведь, скорее всего.


Мы спешно пошли обратно, уже особо не скрываясь. Просто шли по дороге, как вдруг Ким упала назад. Без звука, только руками взмахнула. И только руки, окровавленные руки на ее горле, сразу прояснили мне, что случилось.


Продолжение следует.

Показать полностью

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Признайтесь, вы хоть раз, но заходили на Авито. Возможно, продавали старые книги, детские вещи или старинные, но совсем ненужные вам вазы или статуэтки. Когда звезды сходятся, покупка или продажа выходит крайне удачной. Как у наших героев.


1. @MorGott

Почти открыл свой магазин на Авито из детских вещей, из которых вырос его ребенок.


2. @Little.Bit

Привел с Авито третьего в их с женой уютное семейное гнездышко, и теперь они счастливы вместе.


3. @MadTillDead

Собралась с силами и продала на Авито все, что напоминало ей о бывшем.


4. @Real20071

Его жена доказала, что в декрете тоже есть заработок. Причем на любимом деле и Авито.


Своим удачным опытом они поделились в коротких роликах. Теперь ваша очередь!

Снимите видео об успешном опыте продажи, покупки или обмена на Авито, отправьте его нам и получите шанс показать свой ролик всей стране. Представьте, вы можете попасть в рекламу Авито! А еще выиграть один из пяти смартфонов Honor 20 PRO или квадрокоптер. Ну что, готовы принять вызов? Смотрите правила, подробности и ролики для вдохновения тут.

Отличная работа, все прочитано!