LockFroNT

LockFroNT

пикабушник
И я тут живу...
пол: мужской
поставил 5150 плюсов и 1495 минусов
отредактировал 3 поста
проголосовал за 8 редактирований
15К рейтинг 10 подписчиков 1831 комментарий 50 постов 5 в "горячем"
16

Глава 1. Прибытие.

Пролог Часть 1

Пролог Часть 2

Время и место каждого Подвига определяется Судьбой. Но если не придет Герой – не будет и Подвига.

Цурин Арктус, Подземный Король.

*******

«Они забрали тебя из столичной тюрьмы. Сначала везли в карете, затем в лодке, на Восток, в Морровинд. Не бойся. Я слежу за тобой. Ты был избран».

Безжизненные пепельные пустыни. Сумасшедший ураган, несущий яростные клубы красноватой пыли. Угрюмо вздымаются голые холмы, увенчанные обтесанными ветром громадными валунами. Необъяснимое чувство тревоги и… этот голос. Женский голос, исполненный силой, – от него исходило спокойствие. Кто она? С кем она разговаривает?

«Многие пали, но один остался».

Холодное ночное небо. Луна и звезды. На этот раз низкий мужской голос: «Проснись. Почему ты дрожишь? Ты в порядке? Проснись!»

Видение отступило. Веки с трудом раскрылись. Это все был сон? Тело ноет и отказывается повиноваться. Замызганный трюм корабля. Деревянные ящики и бочки. Рядом стоит данмер в рванье, с уродливым шрамом, снизу вверх пересекающим глаз. В противоположном конце – лестница на палубу.

– Стой! Куда ты? Ну ты и соня. Тебя даже вчерашний шторм не разбудил! Как тебя зовут?

– А?.. Что?..

– Говорят, мы уже приплыли в Морровинд. Нас выпустят, это точно!

– Чего?.. Куда?..

*******

В Сейда-Нине занимался рассвет. Ясное лазоревое небо без единого облачка высоко висело над городом. Впрочем, городом ли? Уместнее было бы называть Сейда-Нин деревней. Формально он считался небольшим портовым городишкой, пристроившимся на юго-западной оконечности Вварденфелла и на деле раз в 5 был меньше той же самой Балморы, с ее высокими угрюмыми, песчано-серого цвета, поместьями. Множество маленьких, неказистых каменных домиков с соломенными крышами будто рассыпала по заболоченному Горькому Берегу могущественная длань самого Лорхана. На окраине, поодаль, возвышался маяк. А у самой кромки прибоя расположились доки и два больших здания Имперской Канцелярии Налогов и Сборов, с остроконечной башней, устремившейся прямиком в небо. Отдельным особняком стоял двухэтажный трактир, принадлежащий альтмеру по имени Аррилл, с характерной вывеской: «Трактир Аррилла». Приветливая, на первый взгляд, деревня жила своей собственной жизнью и таила в себе множество темных уголков, куда лучше бы не ступать ноге случайного путника.

Топи Горького Берега, хоть и живописное, но гиблое место. Свое название местность получила из-за соляных копей, тянущихся вдоль юго-западного побережья. «Вода здесь горька, да и жизнь, в принципе, не сахар…» – уныло покачивая головой, говорили местные. Среди вонючих зеленых болот, поросших тростником и кодой, в пещерах у подножий нагорья гнездились контрабандисты. Из-за повсеместной заболоченности и частых туманов изловить их в этом районе Вварденфелла практически не представлялось возможным, что делало Горький Берег настоящим рассадником криминальной чумы. Неконтролируемый оборот скумы, сахара и двемерских артефактов достигал здесь своего апогея, превышая все остальные показатели по острову. Береговая охрана смотрела на ситуацию сквозь пальцы. Имперские солдаты не собиралась рыскать среди трясин по пояс в иле, да и пока разбойников не трогали, они, вроде, и сами не лезли к местным. Только время от времени где-нибудь в камышах нет-нет, да и отыскивался труп какого-нибудь бедолаги, имевшего неосторожность перейти дорогу кому-то из сообщников, или просто забредшего слишком далеко. Стража либо закрывала на это глаза, либо устраивала короткие рейды, как правило, заканчивающиеся ничем. Что уж тут говорить о простых жителях, если даже дело о недавней пропаже Имперского сборщика налогов не расшевелило ленивых чиновников, так и продолжая пылиться на полке среди прочих висяков.

Этим утром в порт Сейда-Нина прибыл корабль и ни откуда-нибудь, а из самого Киродиила – Сверкающего сердца Нирна, центральной провинции и месторасположения столицы империи Тамриэль. С этого момента по городу поползли слухи. Всем было дико интересно, чего же он там привез? Неужто, каких яств столичных, или вин? А корабль, тем не менее, не собирался отчаливать обратно. Какому-то пьянчужке-норду таки удалось подглядеть, как через доки в канцелярию, сопровождаемый конвоем из двух имперских стражников, проследовал болезненного вида данмер. Он то замирал, как вкопанный, то пытался вывалиться за перила в воду, то как-то спонтанно менял направление движения. Стража тут же догоняла его и возвращала на место. Жители шептались между собой. Кто он? Откуда? Зачем прибыл? Как известно, слухами земля полнится, а средоточие этих слухов – приснопамятный трактир Аррилла. По крайней мере, в Сейда-Нине так считали. Вскоре, рассказ норда поставили под сомнение. А спустя некоторое время этого бедолагу и вовсе подняли на смех всем трактиром.

– Да ты, земляк, никак суджаммы нахлебался! – громко расхохотался Хрисскар Плосконог, здоровенный норд с длиннющей бородой, заплетенной в две крепкие косицы. – Где это видано, чтобы целый корабль из Киродиила отправили аж до Морровинда с одним единственным зачуханным данмером на борту? Ну, ты, брат, даешь!

– Да чтоб мне провалиться! – закричал в ответ норд-сплетник. – Вот этими вот глазами видел! Клянусь бородой Талоса!

– Гляди и провалишься! – Раскатисто смеясь, продолжал Хрисскар, размахивая здоровенными ручищами. – Талос Всемогущий все видит! Кончай уже так квасить, Хламор!

– Никак, ты, не веришь мне, Хрисскар?! – с упреком вопрошал любитель суджаммы.

– Дык, кто же тебе поверит-то, пьянице окаянному? – гогот бородатого норда заливал всё помещение таверны.

Солнце еще не достигло зенита, а в трактире уже разгоралось веселье, грозившее к вечеру перейти в дружную шумную попойку, а ночью закончиться всеобщей дракой с ломанием столов, стульев, битьем посуды и прочими вытекающими. Аррилл, хозяин заведения, взирал на все с поразительной невозмутимостью, очевидно, уже давным-давно привыкшей к подобному раскладу. Чего уж тут удивляться? Жители захолустья не отличаются манерами. Нищеброды, рыбаки и мелкие ремесленники коротают вечера за кружкой мацта, приползая домой за полночь в состоянии фуражира квама. Преступники, контрабандисты и пираты стекаются в Сейда-Нин отовсюду. Это и понятно, столь удобное месторасположение на окраине, в болотах, делало его весьма привлекательным для подобных гостей. Швартуйся в каком-нибудь заливе среди холмов на здоровье! Арриллу оставалось лишь вздыхать и молча протирать стаканы за барной стойкой.

*******

– Ах, да! Мы ожидали вас. Вам нужно зарегистрироваться, прежде чем вас официально освободят. Выбирайте сами, что указать в бумагах.

Долгий и нудный диалог с Сокуциусом Эргаллой, агентом Имперской канцелярии, заметно утомил прибывшего данмера и без того уставшего от путешествия через море. Парень переминался с ноги на ногу в центре просторного кабинета, изучая его содержимое уже в который раз. Помещение было щедро освещено несколькими люстрами со свечами. Дощатые стены увешаны расписными гобеленами, так или иначе изображающими символику Империи – дракона. Справа в камине потрескивали тлеющие поленья, рядом с камином громоздился шкаф с дорогой посудой. Эргалла сидел за большим столом прямо напротив входной двери и перебирал внушительную кипу бумаг. Слева находилась еще одна дверь, которую караулил имперский стражник в полной амуниции, не сводивший глаз с данмера. Сокуциус задавал какие-то дурацкие вопросы, что-то бормотал себе под нос, записывал.

– Значит, говорите, ничего не помните? – проскрипел старик, подняв взгляд на данмера.

– Точно так, – повторил в ответ красноглазый. – Не помню даже, за что в тюрьме-то оказался. Говорят, за бродяжничество.

– Хм, хм… – только и прокряхтел Эргалла, после чего снова уткнул нос в лежащие перед ним на столе бумажки. – Значит, за бродяжничество…

Парень и в самом деле ничего не помнил. И мало что понимал сейчас. Насколько это тяжело, пребывать в полнейшем неведении, как о своем прошлом, так и касательно уготованной тебе судьбе? Никто не ответит.

В конце концов, старый чиновник, вручив документы, отправил новоприбывшего в соседнее здание, попасть в которое надлежало через внутренний дворик канцелярии.

– Когда выйдете отсюда, покажите свои бумаги капитану, чтобы получить пособие, – прибавил он. Прежде, чем парень вышел, стражник у двери удивительно приветливым голосом напомнил еще раз:

– Подойдите к следующему зданию и поговорите с Селлусом Гравиусом.

В другом здании его уже ждал капитан Селлус Гравиус – здоровенный имперец в богатой кирасе. Данмер застал его стоящим спиной ко входу: капитан, внимательно разглядывал верхние полки шкафа, сплошь заставленного бутылками и склянками. Скрипнули дверные петли, и Селлус нехотя обернулся, устремив хмурый взгляд на вошедшего. Трещины морщин сделали его лицо пугающе суровым. Но спустя секунду морщины разгладились и напрягшийся было данмер выдохнул.

– Я Тревин Альтис, мне сказали… – осторожно начал парень, но капитан его перебил.

– Да, знаю. Меня зовут Селлус Гравиус, я начальник Береговой Охраны здесь, в Сейда-Нине. – Он выдержал легкую паузу и продолжил, – моя биография не имеет значения. Для начала, дай мне свое удостоверение личности. Возиться с тобой мне тут некогда, дел по горло. Еще и этот Процессус Вителлиус куда-то запропастился, будь он проклят.

– Кто запропастился?

– Вителлиус, старый похотливый пес. Вся округа в курсе, что он потрахивает смотрительницу маяка, эту данмерку, Тавер Ведрано. Его никто особо не жаловал, да это и понятно – кто любит платить налоги? Потому всем и плевать на его исчезновение. А может, сама Ведрано его и грохнула, пока тот подмывал свои чресла? Хе-хе-хе… – Селлус хрипло рассмеялся, но быстро посерьезнел. – Так. Документы давай.

Тревин протянул бумаги имперцу.

– Присядь, – пригласил он и сам уселся за грубый дубовый стол. Данмер молча подчинился. Интерьер этого помещения почти не отличался от предыдущего. Разве что сама комната размером была поменьше. Судя по гигантскому количеству алкоголя на полках, грязным, поношенным штанам Селлуса, видневшимся из-под кольчуги, и его манерам, в Сейда-Нине ему не слишком-то комфортно. И работает, похоже, он не очень рьяно.

– Итак, – начал капитан, вернув данмеру документы, – у меня есть для тебя интересные новости, Тревин. – Он коротко взглянул на парня, но тот не произнес ни слова. – Дело в том, что слухи о твоем прибытии дошли до меня еще вчера. Вместе с этим.

Селлус бросил на стол увесистый конверт, запечатанный Имперской печатью. Мутные бардовые глаза данмера заметно расширились.

– Что это? – промолвил он.

– Этот сверток прибыл вместе с известием о твоем появлении. Что в нем, я не знаю. Я так же не знаю, почему тебя выпустили и почему ты сейчас здесь, разговариваешь со мной. Но твое разрешение пришло прямиком от императора Уриэля Септима VII. И больше мне ничего знать не нужно.

– От Императора?

– Да, Уриэль Септим VII все еще император Тамриэля, если ты не знал. Согласно моим инструкциям, он лично санкционировал освобождение твоей серой задницы из тюрьмы и доставку ее сюда. Все это чертовски, мать его, загадочно. Но так уж действует Империя. Молча. Скрытно. Правая рука не должна знать, что делает гребаная левая.

– Империя? – выдавил данмер.

– Да, конечно, Империя. – Капитан пристально посмотрел на Тревина. – Это Империя. Район Вварденфелл, провинция Морровинд. А ваш поганый Морровинд уже 400 лет является частью Империи. Сейчас правит император Уриэль Септим, двадцать четвертый в роду Септимов. Сколько ты мотал за решеткой, приятель? У тебя ведь все в порядке с головой, а? Говорят, ты очень странно себя вел, когда сходил с корабля.

– Нет, нет, все нормально. Прошу прощения, я, кажется, задумался, – встрепенулся Тревин. Ему постоянно казалось, что он куда-то проваливается. Чувство тревоги не покидало его с тех пор, как он очнулся в сыром трюме Имперского судна. Невероятно тяжело было хоть сколько-нибудь долго концентрировать внимание на чем-либо. Тревин отчаянно боролся с сами собой, не понимая, что за дерьмо с ним творится. – Так что мне делать с этим пакетом?

Селлус достал из кармана штанов пачку с самокрутками и протянул данмеру. Тот осторожно достал одну. Капитан сделал то же самое и резво поджег ее о ближайшую свечу, смачно затянулся и выдохнул целое облако ароматного серого дыма. Тревин последовал его примеру. Горький дым обжег рот и заполнил слипшиеся легкие. Парень сдержал кашель. Тревога начала постепенно отступать. Вроде, стало лучше.

– Ладно, красноглазый. Ты вручишь этот пакет Каю Косадесу. Он живет в Балморе, к северу отсюда. И не вздумай чудить! Более подробные инструкции здесь, в этом письме. – Имперец протянул данмеру небольшой конверт. – Либо поговори с местными. В Трактире Арилла есть моя знакомая, Элон. Она работает на нас. Скажи ей, что ты от меня. Но мой тебе совет – поезжай верхом. Не бесплатно, зато быстро и безопасно. А то район у нас тут не спокойный, всякое может случиться. Мне же потом твой труп из трясины выковыривать.

Селлус криво усмехнулся. Тревин внимательно посмотрел на запечатанный пакет и письмо.

– Кажется, я все понял, – произнес данмер.

– Замечательно. Ах, да! Чуть не забыл. Здесь платеж на твое имя.

Небольшой туго набитый мешочек глухо брякнул об дубовую столешницу перед Тревином.

– Ни в чем себе не отказывай, – вновь улыбнулся Селлус.

– Спасибо, капитан, – поблагодарил данмер. – Я могу идти?

– Да. Когда ты выйдешь отсюда, станешь свободным человеком. Но помни, у тебя задание от самого императора. Если не оправдаешь его доверие, я найду тебя, проломлю череп и изнасилую труп прямо в образовавшееся отверстие, усек? Так что будь внимателен. – Капитан подмигнул ему. – И добро пожаловать в Морровинд!

Показать полностью
6

Бал Мора. Пролог. Часть 2.

1 Часть


— Проклятые нвахи.

Дождь лупил по окнам, как ошалелый. Раз за разом в них заглядывали белесые всполохи молний, отпечатывая тень от крестовины окна на дощатом полу. В таверне было изрядно накурено: голубая дымка висела под невысоким деревянным потолком, медленно плыла в тусклом свете нескольких свечей. Пахло дешевым мацтом. Дубовые столы, стулья, барная стойка. Редкие бумажные фонари плохо освещали мрачное помещение и не менее мрачные лица присутствующих. Разговаривали здесь негромко — так заведено. В таверне находилось не более десяти человек. В столь поздний час здесь всегда было мало посетителей. Почти все — темные эльфы, включая самого хозяина заведения, богато одетые, с вычурными прическами, будто собирались не в трактир, а на праздничный бал к Королю Хелсету. Высокая, сухая данмерка о чем-то беседовала с трактирщиком, облокотившись на барную стойку. Небольшая компания устроилась за длинным столом в самом центре помещения: один мужчина и две женщины — эти разговаривали громче остальных.

— Проклятые нвахи, — низким хриплым голосом произнес мужчина-данмер. — Моя бы воля, я показал бы им, как должно вести себя на чужой земле.

— Ничего, ничего, Совор, — одобрительно закивала его собеседница. — Рано или поздно они заплатят за все.

Кажется, за одним из столов сидел орк с размалеванным лицом, закованный в хитин и клепаную кожу, и то и дело клевал носом, едва ли не падая лицом в синюю тарелку с соленым рисом. На скууму не похоже, скорее просто перебрал шейна или суджаммы. Варвары. Никогда не славились умением вести себя прилично. И как удается поддерживать порядок в форте Гнисиса, который укомплектован исключительно из зеленомордых?

За соседним столиком мирно спал не то бретон, не то босмер. Видимо, тому имелась своя причина: неразделенная любовь, или не сложившаяся карьера, а, быть может, просто захотелось нажраться. В дальнем темном углу, перед большой кружкой с каким-то пойлом расположился молодой одинокий данмер, вытянув ноги под столом и положив подбородок на грудь. Единственная свеча близ него догорала, жалобно мерцая. Одет он был весьма скромно, лишь странного вида наруч поблескивал из-под рукава выцветшего плаща. Давно не стриженая темная шевелюра зачесана за уши. Парень почти не шевелился — едва различимо поднималась и опускалась грудь. Со стороны могло показаться, что он спал. Но это не так. Изредка, он чуть заметно приоткрывал глаза, будто проверяя, ничего ли не изменилось за время, пока они были закрыты. Все оставалось на своих местах, и темный эльф, убедившись в этом, закрывал их вновь. Только не в сей раз. Дверь трактира внезапно отворилась, впустив в комнату волну холодного сырого воздуха. Вслед за ней на пороге появилась высокая фигура в сером плаще, по которому стекали многочисленные капли. Вошедший откинул капюшон, — как ни странно тоже оказавшись данмером, — и неспешно оглядел помещение внимательным взглядом. Его красные глаза рдели углями, готовые в любой момент вспыхнуть огнем. Вытянутое серьезное лицо обрамляла серебряная бородка, длинные белые волосы были собраны на затылки в причудливую косицу. Сидящий в углу парень вдруг шевельнулся, слегка приподнявшись. Похоже, он первый почувствовал неладное. Светловолосый, не снимая плаща, уверенным шагом двинулся вперед и встал посередине зала, поймав на себе несколько недоверчивых взглядов. Секунду подождав, он внятно произнес:

— Мне нужны пятеро. — Его твердый голос звучал, словно сталь. — Только пятеро из вас. Остальные могут уйти.

На этот раз внимание каждого из присутствующих оказалось приковано к нему. Новоприбывший еще раз обвел всех пристальным взглядом.

— Я назову имена, — холодно продолжил он после короткой паузы. — Вадуза Сатрион, Мараса Арен, Мадраль Тирит, Совор Трандел и Танелен Велас.

Всякий раз, когда он заканчивал говорить, долю секунды в ушах будто бы еще что-то звенело.

— Господин Совор Трандел, ученый, к вашим услугам, — не поднимаясь, кивнул один из седевших за столом темный эльф. Его рука медленно скользнула куда-то под полы изящной сорочки. — Чем могу помочь, сэра?

— Вы уже помогли мне, уважаемый. Вот только вам теперь никто не поможет.

Конечно же, Трандел понял все, как только странный гость перешагнул порог заведения. Паренек в углу не успел различить, что случилось вперед — вошедший данмер договорил последнее слово или серебристой молнией сверкнул пущенный Совором Транделом острый боевой дротик. В зале умолкли все голоса. Остался только шум дождя, барабанящего по оконному стеклу. Светловолосый согнулся пополам, схватившись за живот. Самодовольная усмешка блеснула на лице Совора. Но тут же пропала, когда новоприбывший медленно выпрямился, протянув вперед ладонь, сжатую в кулак. Пальцы разжались, что-то металлическое звякнуло об пол.

— Моя очередь, — торжественно произнес данмер. Он помедлил несколько мгновений, затем все началось…


***


Я знаю одну маленькую историю. Историю про плохого судью и хорошего офицера. Давным-давно жил плохой судья, который брал у преступников деньги, чтобы не назначать им наказание. И в то же время жил хороший офицер, который следил за законом, ибо думал, что закон делает людей счастливее и лучше. Но офицеру было грустно от того, что закон ничего не дает людям, потому что плохой судья отпускает преступников, как только офицер их поймает. Долго вздыхал хороший офицер, но ничего не мог доказать, ведь у плохого судьи были важные друзья. А важные друзья значат больше, чем доказательства. И вот однажды хороший чиновник сказал: «Если важные друзья не дают офицеру дотянуться до плохого судьи, то можно убрать плохих людей, которые подкупают плохого судью. У них нет важных друзей. Тогда плохой судья не сможет больше брать взятки». И хороший офицер решил, что плохие люди должны исчезнуть. Навсегда. Так что этот хороший офицер помолился, чтобы кровавая баня смыла всех плохих людей. Разве не славная маленькая история? Может, и не самая лучшая. Потому что заканчивается молитвой, а не кровавой баней. Но, возможно, эта история еще не закончена?

Я закрыл за собой дверь трактира. Часы скитания по мокрой ночной Балморе остались позади. Наверное, я был рад. Среди блеклых домов, грязных улиц и отвратительного маргинала, зовущегося здесь просто — обыватели, я чувствовал себя… неуютно. Да и погода не слишком располагала к прогулке. Я вымок до нитки, вода в сапогах поднялась до щиколоток. «Дагон, прокляни этот дождь!» Но не время расслабляться. Самое интересное только начинается.

«Так. Всё, как и предполагалось. Все здесь». Сняв капюшон, я направился в центр зала. Разговаривать было незачем — я знал заранее, кто есть кто, но нападать без предупреждения — признак дурного тона. Что ж? Пора.


***


Совор не успел и удивиться, как ослепительный всполох пламени сжег ему лицо и грудь, обнажив кости и внутренности. Брызг не было, кровь запеклась мгновенно. Смятое тело отлетело назад вместе со стулом, ударившись об стену, и нелепо обмякло на полу. Глаза посетителей расширились до предела. «Я так и думал. Маг». — Пронеслось в голове у наблюдавшего за разворачивающейся картиной данмера со странным наручем. «И, похоже, это не Гильдия. Быть может, Телванни?» Орк, оторвав лицо от чашки с рисом, вмиг протрезвел. Все следующее случилось так быстро, что никто из присутствующих не смог даже запаниковать. Это нельзя было назвать схваткой. Скорее — кара небесная. Уничтожение. Искоренение. Превосходство светловолосого мага было абсолютно. Парень, сидевший в углу, заметил, как данмерка позади волшебника молниеносно выхватила клинок, но у того, похоже, имелись глаза на затылке. Он видел все. Он был везде. Светловолосый колдун просто воздел руки к потолку и скрылся за ослепительным белесо-голубым сиянием. Вокруг заплясали языки адского огня, засверкали стремительные трещины молний. Безжалостные стихии закружились в ужасном смертоносном вихре, поглощающем всё. Парень зажмурился, вжавшись в угол и закрыв лицо руками. Грохот и треск оглушили его, свет от чудовищного заклинания жег глаза даже сквозь закрытые веки, словно ты падаешь в самое жерло Красной Горы. Но вдруг все стихло.


***


Каммона Тонг сделала свой ход. Жалкие глупцы. Ничтожества. Я поймал дротик Совора на лету, прежде, чем он достал меня. Теперь я знал, что не остановлюсь. Две данмерки, очевидно, Вадуза Сатрион, шпион, и Мараса Арен, ростовщик, составлявшие компанию ныне покойному Транделу вскочили, точно ошпаренные, перевернув стол и разбив всю стоявшую на нем посуду. Трактирщик упал ниц где-то за барной стойкой у меня за спиной. А вот его собеседница не собиралась прятаться. Коротко блеснула сталь в ее руках, но движение было слишком медленным и предсказуемым. Я развернулся, ухватив ее за руку, сжимавшую кинжал, нацеленный прямиком мне в правое подреберье. Наверное, эльфийки почудилось, будто стальные тиски сжали ее запястье. Это были последние ее мысли. Свободной рукой я тут же схватил рядом стоящую бутылку и разбил ее о лицо нападавшей. Еще мгновение и ее же кинжал вонзился ей в горло. Госпожа Мадраль Тирит, вор, сдавленно хрипя, валилась на пол, но я уже стоял к ней спиной. Боковым зрением я заметил, как еще один темный мер с чудным красным ирокезом вприпрыжку спускался откуда-то сверху по лестнице, держа в руках внушительных размеров топор золотисто-ржавого цвета. Его имя — Тенелен Велас, кузнец. Вадуза и Мараса стояли впереди, держа оружие, — у одной кинжал, у второй — короткий меч, — на изготовке. Что есть силы, я пнул упавший стол в их сторону и мощным рывком увернулся от топора эльфа с ирокезом. Здоровенный двемерский тесак в руках своего хозяина порхал, как бабочка, словно весил не больше вилки, со свистом рассекая воздух, но не достигал цели. Выпад. За ним второй. Третий. Я легко угадывал движения соперника: шаг назад, в сторону, наклон. Четвертый выпад сверху, тяжелое лезвие падало прямиком мне на голову, норовя размозжить череп. Я среагировал мгновенно. Мысль. Заклинание. Быстрый, но плавный взмах руки. Топор с грохотом и лязгом налетел на что-то, сверкнувшее бледным фиолетовым бликом на расстоянии локтя от моей головы. Точно круги на воде, от места удара по воздуху разошлись прозрачные волны. Отдача на полсекунды ошеломила носителя красного ирокеза. «Ну, это уже слишком!» Мое лицо исказила ярость, глаза наполнились ненавистью. Заклинание. Еще один тусклый всполох. Мой кулак стремительным крюком снизу вонзился нападавшему в солнечное сплетение. Тот, пошатнувшись, отпрянул назад. Его грудь покрыл ледяной иней. В этот момент подоспели очухавшиеся данмерки. Догадывались ли они, что сейчас погибнут? Мысль. Заклинание. Я поднял руки, позволяя волшебному пламени окутать мое тело и заполнить помещение трактира. «Горите!»


***


— Сожри меня Малакат, он сжег их всех! — утробно прорычал размалеванный орк, после того, как всесжигающий ад из огня и молний стих. — Что, дремора тебя побери, тут происходит, парень?!

Вошедший все так же стоял в центре комнаты, опустив голову и тяжело дыша. На отборную ругань орка он не обращал ни малейшего внимания. Вокруг занимался огонь. Перевернутая мебель, разбитая посуда, кучка безобразных трупов. Создавалось впечатление, будто здесь прошел Нумидиум.

Данмер с наручем в упор смотрел на колдуна, не моргая. «Кто он такой? Чего ему нужно? Я все еще жив, значит убивать меня не входило в его планы. Это радует. Ведь он играючи устранил пятерых членов Каммона Тонг. К слову, это должен был сделать я. Хм. Очень странно. Сегодняшний день чересчур щедр до странностей. Уверен, это нельзя оставлять без внимания»


***


Я оглядел вовсю горевшее помещение. Четыре обугленных тела, пятое — с ножом в горле. Дело сделано.

Бармен либо под шумок сбежал, либо все еще прячется где-то под барной стойкой. Ошалевший орк перебирал все известные ему ругательства, но так и не сдвинулся с места. Спавший посетитель оказался босмером. Только сейчас он поднял голову и с удивлением взирал на творившееся вокруг.

— Святая Альмалексия… — только и сумел выдавить он.

— Ну ты и соня, — покачал я головой. Эльф, похоже, не услышал меня. То ли он был в шоке, то ли просто пьян в гурье дерьмо, а, может, и то и другое. Да это и не было важно. Я коротко взглянул на еще одного оставшегося в живых персонажа — молодого темноволосого данмера, сидевшего в дальнем углу комнаты. У меня не получилось различить его эмоций, но он совершенно точно не был напуган.

«Теперь надо убираться». Я развернулся и вышел прочь. Дождь продолжал лить как из ведра. Захлопнув за собой дверь, я поднял голову вверх, взглянув на вывеску трактира. «Похоже, маленькая история таки обрела славный конец». Уголки губ дрогнули в едва заметной улыбке. Поежившись, я накинул капюшон и растворился в ночи. Вывеска гласила: «Клуб Совета».

Автор: Александр Абашин

Бал Мора. Пролог. Часть 2. The Elder Scrolls, Morrowind, Фанфик, Копипаста, Нуар, Мат, Текст, Длиннопост
Показать полностью 1
16

Бал Мора. Пролог Часть 1.

Балмора. Грязный, серый город. Особенно этим промозглым дождливым вечером. Тяжелый поток с грохотом и шумом рушился с набухших иссиня-черных небес на мощеные камнем улицы. Словно вены пронизывали распластавшееся тело столицы резиденции Хлаалу сточные канавы, бурля густой мутной жижей. На сплошь заляпанных стенах зданий, иссеченных паутинами трещин, в тусклом свете редких масляных ламп и факелов дрожали бесформенные тени. Глубокие выбоины опустевших мостовых и дорог переполнял ливень. Люди, меры, крысы — все попрятались в свои норы, а те, кто не успели или по какой-то причине были вынуждены находиться не под кровлей, ссутулившись, спрятав головы в капюшоны и закутавшись в плащи, спотыкаясь, спешно пересекали улицы, держась ближе к домам. Вспышка молнии на короткий миг выхватила из плена сумерек бесцветные кварталы. Раскатистый грохот сотряс небеса. Двое угрюмых стражников молча, широким шагом двигались по мостовой, не обращая внимания ни на дождь, ни на грязь, ни на лужи у себя под ногами. Громкое клацанье доспехов эхом отдавалось в темном переулке, пробиваясь сквозь шум падавшей сверху воды. Кучка порядком ускоренных данмеров поспешила убраться с их пути поглубже во тьму переулков, в ином случае не иллюзорно возрастал риск быть избитыми до полусмерти. А валяться без сознания в такой сырости и в холоде, захлебываясь собственной кровью, не самая изящная перспектива. Молния. Гром.
Балмора. Некогда величественный город пал жертвой собственной алчности и продажности. Чванливые выродки, стоявшие у власти, прогнулись под Империю, стоило только показать им золото с изображением Септима. Индорил и Дрес были готовы биться насмерть! Хлаалу, гнусные предатели. Слабаки и мужеложцы. Теперь-то всем ясно, чем это обернулось. Но верхушкам по-прежнему плевать. Плевать на тех, кто под ними. И покуда простым жителям хватает терпения, длинный кожаный хлыст правящей партии так и будет оставлять уродливые шрамы на их сгорбленных спинах. А нынче это называют стабильностью. Ха!
Балмора…
Я брел вдоль стены двухэтажного дома, так же как и все, завернувшись в толстый серо-зеленый плащ. И если от дождя он еще хоть кое-как спасал, то холод порой пробирался под складки, пронзая тело неприятным ледяным ознобом. Слева от меня, в рукотворном проеме канала, шумела река Одай. На несколько мгновений я замер, наблюдая за мириадами водяных кругов, оставляемых каплями. Эти секунды показались мне вечностью. Я вдруг забыл обо всем — дела, заботы, проблемы, — все перестало быть хоть сколько-нибудь значимым. Ушла привычная тяжесть серого тела, холод, боль… Яркая вспышка молнии отразилась в водной глади. За ней незамедлительно последовал оглушительный раскат грома, безжалостно кинувший меня обратно в реальность. «Это Дэдра смеются над вами, глупцы!» Я отвел взгляд от реки и поспешил дальше. В конце здания свернул за угол. Переулок был очень плохо освещен: горело несколько красных бумажных фонарей. А я не имел с собой ни факела, ни лампы. В сточной канаве гнил труп собаки. Вдалеке, под деревянным навесом обдолбанный в квама данмер трахал какую-то помятую шлюху, судя по всему, тоже до ушей накаченную сладким, прислонив ее к стене. Ничего не обычного, пора бы уже привыкнуть. Но меня тошнило. Передергивало от омерзения. Улицы здесь — продолжения сточных канав, забитых дерьмом и отходами. Переполняемые ливнем, стоки изливают всю эту мразь наружу. Сходство поразительно. И рано или поздно, когда уровень нечистот поднимется всем до горла, они поймут. Они все поймут. Но будет уже слишком поздно.
Я шел, аккуратно нащупывая дорогу в темноте, между делом, стараясь обходить глубокие лужи. Да какие, к дреморам, лужи?! Это настоящие водные потоки, вперемешку с грязью и мусором, Забвение их побери! Не промочить ноги было просто невозможно. Мой путь лежал к южным воротам. Рядом с ними располагалось одно непримечательное место, собственно, и являвшееся моей целью. До него оставалась всего пара кварталов. Не так уж и далеко, но учитывая обстоятельства… Я знал что нужно поторопиться. Время работает против меня. Время всегда против.

Автор: Александр Абашин

54

Разгневанный мужчина отправил в нокаут двоих алкашей.

Одна молодая компания людей, в том числе и девушки,

расположились на лестничной площадке в Москве и хорошенько забухали.


Ближе к ночи за одной из дам пришел молодой человек, но ее собутыльники не захотели отпускать, и тогда парень несколько раз ударил нетрезвых мужчин в голову. Оба отправились спать.

82

Россия напомнила о «пятне позора» на репутации НАТО

Бомбардировки Югославии, которые НАТО провела в 1999 году, грубо нарушили основополагающие принципы международного права и противоречили обязательствам государств-членов блока. Об этом сообщается в заявлении МИД России в связи с 20-летием агрессии НАТО против Югославии, опубликованном на сайте ведомства в субботу, 23 марта.


«Это пятно позора навсегда останется на репутации НАТО. Его не смоет усиленное втягивание стран региона в альянс, углубляющее разделительные линии на Балканах и общественные противоречия», — говорится в сообщении.


По данным Минобороны, в ходе «варварских бомбардировок, цинично и бессовестно именуемых "гуманитарной интервенцией во благо"», погибли порядка двух тысяч мирных граждан, из них не менее 89 детей, а также были разрушены тысячи гражданских объектов, была загрязнена почва и вода в ряде районов.

В ведомстве подчеркнули, что эти события подорвали механизмы, которые на протяжении многих лет обеспечивали мир и безопасность в Европе, и вся ответственность за них лежит на руководстве альянса и входящих в него государств.


Ранее министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил, что страны НАТО поступили правильно, проведя бомбардировки Югославии в 1999 году. По мнению министра, участие немцев в военной операции было оправдано «ответственным подходом», однако подчеркнул, что считает военное вмешательство радикальным средством решения конфликта.


С 24 марта по 9 июня 1999 года Сербия и Черногория, входившие тогда в состав Союзной Республики Югославии (СРЮ), подверглись бомбардировкам НАТО. Официальным поводом операции «Союзная сила» были названы этнические чистки в Косове.

Источник

17

В субботу, 22 марта, на 92-м году жизни умерла советская эстрадная певица Валентина Дворянинова.

Умерла Валентина Дворянинова — советская эстрадная певица, известная широкой публике как первая исполнительница знаменитой колыбельной Зои Петровой и Аркадия Островского «Спят усталые игрушки». Под ее голос шла заставка к детской передаче "Спокойной ночи, малыши". Эту песню Валентина Дворянинова исполнила ровно 55 лет назад в 1964-м году.

О смерти певицы сообщила ее подруга Ольга Диктович. Она же рассказала журналистам, что Валентина Петровна скончалась в частном подмосковном пансионате для пожилых людей, где она провела свои последние годы. До этого Дворянинова много лет жила в коммунальной квартире в центре Москвы.


Певица родилась 2 февраля 1928 года в городе Дятьково Брянской области. В 1947 году она приехала в Москву. Окончила музыкальное училище при Московской консерватории. Выступала в хоре Большого театра, стала солисткой Москонцерта и оркестра под управлением Олега Лундстрема.

В 60-х - 70-х годах она активно ездила с гастролями по Советскому Союзу и зарубежным странам, главным образом – из социалистического лагеря. В 1962 году Дворянинова стала Лауреатом Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Позже — лауреатом Фестиваля молодёжи и студентов в Гаване. Она выступала на радио в передаче «С добрым утром». Ездила с концертами в воинские части.


Был у нее интересный период в жизни, когда от Москонцерта Валентина Петровна была командирована на круизные суда «Леонид Собинов», «Грузия», «Иван Франко», «Колхида».


Дворянинова был первой исполнительницей песен "Калина красная" и "Линахамари". Часто ей приходилось петь за кадром при озвучивании фильмов.


Прощание с Дворяниновой состоится в понедельник, 25 марта, на Митинском кладбище в Москве.

В субботу, 22 марта, на 92-м году жизни умерла советская эстрадная певица Валентина Дворянинова. Спокойной ночи малыши, Смерть, Копипаста, Детство, Текст, Некролог

Источник

Показать полностью 1
27

В РПЦ назвали перемену пола кощунством и «преступлением против Бога»

Глава Отдела внешних церковных связей митрополит Иларион заявил, что операции по перемене пола это кощунство, и Русская православная церковь их осуждает.


Священник подчеркнул, что в некоторых странах детям внушают, что есть пол от рождения и тот, который он может выбрать себе сам. Иларион назвал такой подход «извращением» и предложил наказывать в уголовном порядке родителей, которые внушают детям подобные идеи.


«Я очень сожалею, что сейчас в некоторых странах это позволяется», — отметил митрополит Иларион в эфире программы «Церковь и мир» на телеканале «Россия 24».


Митрополит назвал саму операцию по перемене пола «преступлением против Бога», а в церкви человек, сменивший пол, все равно будет крещен таким, «каким его Бог создал».


Во время этой же программы митрополит Иларион заявил, что российские чиновники должны быть ближе к народу. Сблизить их получится, если сравнять уровень зарплат бюджетников и чиновников. Тогда представители власти начнут «понимать, как люди живут».

В РПЦ назвали перемену пола кощунством и «преступлением против Бога» РПЦ, Копипаста, Новости, Текст, Негатив, Религия

Источник

169

Не добежала

Очередной пример того, что не стоит переходить дорогу в наушниках, тем более, когда пытаешься перебежать трассу в неположенном месте.


Дело было в культурной столице, две шестнадцатилетние школьницы решили, что успеют перебежать дорогу, но так как были дезориентированы музыкой, не увидели приближающийся автомобиль. Девочки сами выбежали прямо под колёса, водитель успел засигналить в последнюю секунду, но вот затормозить не успел.

Мы ищем frontend-разработчика

Мы ищем frontend-разработчика

Привет!)


Мы открываем новую вакансию на позицию frontend-разработчика!

Как и в прошлые разы для backend-разработчиков (раз, два), мы предлагаем небольшую игру, где вам необходимо при помощи знаний JS, CSS и HTML пройти ряд испытаний!


Зачем всё это?

Каждый день на Пикабу заходит 2,5 млн человек, появляется около 2500 постов и 95 000 комментариев. Наша цель – делать самое уютное и удобное сообщество. Мы хотим регулярно радовать пользователей новыми функциями, не задерживать обещанные обновления и вовремя отлавливать баги.


Что надо делать?

Например, реализовывать новые фичи (как эти) и улучшать инструменты для работы внутри Пикабу. Не бояться рутины и командной работы (по чатам!).


Вам необходимо знать современные JS, CSS и HTML, уметь писать быстрый и безопасный код ;) Хотя бы немножко знать о Less, Sass, webpack, gulp, npm, Web APIs, jsDoc, git и др.


Какие у вас условия?

Рыночное вознаграждение по результатам тестового и собеседования, официальное оформление, полный рабочий день, но гибкий график. Если вас не пугает удаленная работа и ваш часовой пояс отличается от московского не больше, чем на 3 часа, тогда вы тоже можете присоединиться к нам!


Ну как, интересно? Тогда пробуйте ваши силы по ссылке :)

Если вы успешно пройдете испытание и оставите достаточно информации о себе (ссылку на резюме, примеры кода, описание ваших знаний), и если наша вакансия ещё не будет закрыта, то мы с вами обязательно свяжемся по email.

Удачи вам! ;)

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!