IvanBrk

IvanBrk

На Пикабу
поставил 384 плюса и 307 минусов
отредактировал 8 постов
проголосовал за 8 редактирований
196К рейтинг 325 подписчиков 1549 комментариев 650 постов 196 в горячем
5

Полевой выход морпехов-разведчиков

Про морпехов, приключения и бабку. Есть текст, есть видео - кому как удобней.

«Господин лейтенант! Партизанский отряд имени Ли Харви Освальда по вашему приказанию построен!»

Вот так. Нормально, да? Командир полка в восторге. Замполит в ярости, хотя и общаюсь я с бойцами подобным образом только вне общих построений, с глазу на глаз, так сказать. Но поначалу мои тоже спрашивали: "А почему?".

Почему-почему... Да потому, блин, что какой я вам на хрен "товарищ"? Вы же все самоубийцы. С вашим психофизическим состоянием и боевыми навыками ехать на войну глупо. Все равно, что нажраться за рулём и воткнуться в столб. Поэтому мы с вами будем упорно тренироваться. То есть я превращу вашу жизнь в АД. А товарищи так не делают.

Я сразу после того как меня представили, прогулялся с бойцами на полосу. Отстрелялись на стрельбище, порешали тактические задачки на полигоне, и всё стало ясно. Вполне себе нормальные бойцы для десантно - штурмовых рот. Для "мабуты" - вообще звери и техасские рейнджеры. Но как разведчики - полные нули. Ну, я им все разложил как по писаному:

- До разведчиков вам - как отсюда раком до Пекина. Нет, отставить, Пекин близко. Как до Лондона. Поэтому будем именоваться партизанским отрядом имени Ли Харви Освальда. По вашим глазам вижу, что нужны объяснения. Объясняю. Ваши тактические решения и характер действий напомнили мне партизан где-то в Белоруссии в сорок первом. Так себя ведут пьяные, но хорошо вооружённые гинекологи в тылах дивизии СС. А имени Освальда - потому что был в свое время такой персонаж, мерекосовских президентов не любил - мама не горюй. Из винтовки по ним шмалял, у тех только мозги вылетали.

- И чё делать-то? - это подал голос один из бойцов, который первым осознал, что разговорами все не кончится.
- Тренироваться. Упорно. В плане тактики. Я, знаете, имею мечту - хочу героя получить. Одна небольшая деталь: звание героя я желаю получить не посмертно. И вы мне в этом поможете. Или... Я вас сгною.
- А мы-то думали... Ну, там, рукопашка и всё такое...

- Значит так. Первое. Морскому пехотинцу думать нельзя. Если он начинает думать - это заканчивается геноцидом и массовыми разрушениями. Действовать он должен на рефлексах. И они у вас будут, это я вам обещаю. И второе. Морской пехотинец вступает в рукопашную схватку при следующих условиях: он проебал автомат, истратил гранаты, сломал нож и встретил другого точно такого же мудака на ровной площадке без камней и палок. Ясно? А по поводу партизан... Ну, если вам уж очень не по душе, могу предложить другой вариант: "банда имени Бориса Моисеева".
- Не-ет!!! Лучше партизаны Освальда!

-Удивительно, но я почему-то с самого начала был уверен, что вам понравится.

Стоп. Тихо. Из расположения разведроты слышен звериный рёв: судя по звукам, там жрут человечину. Здесь я, дорогой читатель, должен ввести тебя в курс дела и объяснить происхождение этих инфернальных воплей.

В дивизии начались сборы разведподразделений. Мы уже все нормативы сдали, морды друг другу набили, по штурмовой полосе поскакали, на всех положенных лекциях поспали, из всего, что стреляет - отстрелялись. Ну и в заключение - в тайгу на 10 суток в войнушку играть. Ну а уже потом должно состояться подведение итогов, и, по славной традиции, «наказание невиновных и награждение не участвовавших».

За день до выхода, вечером, все офицеры собрались думать. Где, как и что будет происходить. Что-то новое начальнику разведки придумывать явно будет лень, тем более что сетки на картах и кодировочные таблицы старые. Но думать, тем не менее, надо было много. Чтобы не уснуть, послали гонца в ночной магазин за тонизирующими безалкогольными напитками. Таковых в магазине почему-то не оказалось, и этот гад притащил водку.

Мы его, конечно, отругали и с криками «ты же офицер!» отправили в магазин ещё раз. Но этот удивительный человек снова принес водку. И так 4 раза. Последний заход был явно лишний. Молодой летёха из разведроты не встал по подъёму и был обнаружен начальником штаба с явными признаками дикого бодуна. Вот его теперь и употребляют, предварительно изнасиловав. Я почувствовал, что сейчас начнётся тотальная проверка на предмет выявления и наказания. А я, мягко говоря, стеклянный и попадать в облаву отнюдь не стремился. Разведчик я или нет, в конце концов?

- Так, бойцы, я в медсанбат за сывороткой.
- Какой еще сывороткой? Нафига?
- А вдруг змея?
На лицах бойцов читаются вопросы. Да, работать с ними еще и работать, в разведке надо побыстрее соображать. Объясняю:
- Змея - в смысле не убить, зажарить и съесть ( а кстати, вкусно). А в смысле – вдруг укусит?
- А-а-а...
Но по мордам видно, что мои бойцы не верят, что змея может укусить до того как её сожрут.

В общем, я ухитрился скрыться и не был обнаружен. Но когда вернулся, меня ждал сюрприз и, разумеется, вовсе не приятный. Месть ниндзя в исполнении начальника разведки: пеший суточный марш 30 км. А 30 км по тайге, по сопкам, да с грузом 30 килограммов за спиной и оружием - это много. Тем более что эти 30 км меряют линейкой по карте, а в натуре выходит все 50, и дорог, само собой, нет. В общем, прошу считать меня коммунистом. Через час я сдохну и одним коммунистом будет меньше.

Но, видимо от страха перед смертью, решение пришло почти сразу. Как только отбежали от ППД , я скомандовал:
- Взвод! Стой! Довожу тактическую обстановку. После совершения диверсии на объекте противника, прикрывая отход группы, героически погиб командир взвода. Тело героя нужно доставить на родину.

- А может похороним с салютом из беcшумного ?
- Какой, нахер, похороним? Меня еще под Шопена в деревянной коробочке на лафете по нашему прекрасному городу таскать будут. А потом торжественно сожгут и в Кремлёвской стене похоронят.
- Но господин лейтенант, в нашем городе нет Кремлёвской стены!
- Удивляете вы меня. Вы в армии, а значит что? Значит –при необходимости у нас есть все, включая Кремлевскую стену. Нужно только найти, спиздить и принесть. Короче: рубим носилочки и побежали дальше.

Носилки срубили мгновенно. Я взгромоздился. На животе - карта и компас.
- Оружие не проебите. И аккуратнее с телом! Если укачает - порву на хрен.
К вечеру вроде пришёл в себя, а бойцы, наоборот, из себя вышли. Ну, я их успокоил:
- Я вижу, что некоторые из вас затаили недовольство. Возможно, даже обиду. Как вы думаете, почему я всё это делаю? Ответ прост: делаю я это из-за лени. Вижу - опять не поняли. Поясняю: когда мы с войны приедем, я хочу активно любить красивых женщин, устраивать в кабаках пьяные дебоши и ночевать пьяным в жопу в комендатуре. А с вашими гробами по всей России мотаться мне лень!!! Понятно?!

Бойцы подумали - и согласились. Ведь и действительно, лучше лейтенанту быть пьяным, с бабой, в кабаке или пьяным после кабака в комендатуре, чем трястись по ухабам какой-то сельской дороги в обнимку с цинковым ящиком. Особенно, если этот ящик – твой гроб.

К следующему утру дочапали. Причём с опережением графика на 2 часа. В чем секрет? А секрет прост: у меня бойцы на зарядке с брёвнами бегали. Одно здоровое бревно на отделение - 8 человек (простите,морских пехотинцев).
Встречал нас «Сам» - главный Штирлиц дивизии на «бардаке»
- Ну чё, Ржевский (это моё погоняло у начальства), алкоголь вышел?
- Товарищ полковник, как Вы могли обо мне так плохо подумать?
- То есть не вышел что ли? И вообще, тамбовский вульф тебе комрад. А твои залёты пора уже заносить в летопись боевого пути нашей славной дивизии. Ладно, слушай в карту, смотри сюда...

Если вкратце, то сценарий был простой: одни убегают, другие их ловят. Те, которые убегают, должны одну хрень заминировать и взорвать (имитация, но хлопает как 120 мм. арт снаряд, так и называется - им-100). Возле места минирования нужно организовать засаду. Потом меняемся и снова играем в казаки-разбойники, но уже в другом районе. В общем, рутина. Однако в выполнение боевой задачи вмешалось абсолютно непредвиденное обстоятельство. Через трое суток всем жрать захотелось - сил нет. Просто вышло так, что сухпай на нашу группу на десять дней я получал весьма своеобразно. Вызвал меня комбат моего родного ДШБ:
- Значит так, лейтенант, вот здесь расписываемся, вон то в углу забираем. И вали в тайгу на хрен с глаз моих.


Молчу.Я, видите ли, всегда лично со складскими разбирался. Знаю прекрасно, что им указы президента похрен и материальное обеспечение моих бойцов тоже волнует их очень и очень мало. Нихера оно их не волнует, если честно. Майор всё понял.
- Саня, ну надо!

Я заглядываю в коробку. Тушёнки нет от слова "совсем", сахар лишь обозначен. Каша только перловая и в самом ублюдочном исполнении - плоская широкая банка из очень тонкой жести. На вкус- оружейная смазка для консервации оружия при длительном хранении. Сухарей зато - море. Но я их не беру никогда: места занимают много, а калорийности-нажористости - ноль. Тем более,что судя по виду и состоянию об эти сухари ещё Семён Михайлович Будённый шашку точил.
- Ну что?

Я по-прежнему многозначительно молчу. Майор тяжело вздыхает:
- Ладно. Литр спирта.
Я продолжаю молчать еще выразительнее, хотя казалось бы уже и некуда.
- Хрен с тобой, вымогатель, два - и ни капли больше!
Я, наконец, нарушаю свое молчание и бодро отвечаю: «Ну ладно, товарищ майор, три так три, договорились. А чем я бойцов кормить буду?»Комбат поморщился: «Не смеши меня. А то я фотки у бойцов не видел с твоих полевых выходов».

Я вздохнул и ответил: «Ладно. Но прошу перед выходом задвинуть речугу про тяготы и лишения, их стойкое преодоление, курсы выживания, детей Поволжья и блокадного Ленинграда и все такое вот. Героическое. Чтоб скупая мужская слеза, враг не пройдет и «патриа о муэрта».
- Да не вопрос. Строй взвод.

Короче, даже эти "слёзы" уже сожраны.Но воюем-то мы, слава богу, возле моря, до берега всего километра три. А места здесь шикарные - всякие Ривьеры с Ниццами нервно курят в сторонке. Это я на полном серьёзе, кто был в Приморье - тот меня поймет. Время года - начало сентября, то есть туристы на берегу шляются толпами. Строю взвод.

- Бойцы! Выполнение боевой задачи под угрозой срыва! Командир хочет кушать! Но сочувствующее нам мирное население наш славный партизанский отряд кормить не будет.
Голоса из строя говорят о том, что бойцы прониклись серьезностью момента и готовы к решительным действиям:
- Вот суки бендеровские!
- Нам похер!
- Спиздим!
Я вынужден вмешаться, дабы пресечь разнузданные настроения в рядах:
- Не спиздим! Этого мы по отношению к мирному населению допустить не можем. Реквизируем для нужд обороны.

Операцию разработали и провели строго по правилам всех секретных наставлений. Общая разведка района. Доразведка целей. Группы прикрытия, обеспечения, захвата. Отход и отвлекающий манёвр. Группа имитации.

...Образы великих полководцев витали над нами, одобрительно кивали, поднимали вверх большие пальцы, некоторые восхищенно трясли головами и, кажется, даже аплодировали. Ганнибал подмигнул Кутузову, а тот лишь скупо улыбнулся: то-то, знай наших!.

Основная идея была проста и незамысловата: выявить 3 - 4 компании на крутых джипах (логика была основана на житейском здравом смысле: чем круче машина - тем дороже колбаса и тем больше шашлыка), потом дождаться, пока мужики пережрутся и расползутся по палаткам тиранить женщин (живого человека хуем тыкать, негодяи!)и тихо найти, что пожрать. Как всем прекрасно известно, в армии не воруют. В армии всегда одни проёбывают, а другие - находят.
Главное условие успешного проведения операции заключалось в отсутствии собак. Ведь собаки, увы, отчего-то совсем не пьют водку, а следовательно, не теряют бдительности.

У первой группы никаких сложностей не возникло. Итогом операции стали 6 шампуров шашлыка, копченая курица, пара кило мясной нарезки.Также старший группы по рации доложил о том, что взяли КАКИЕ-ТО БУТЫЛКИ. После паузы невыразительным голосом было добавлено: «Предположительно – с минералкой». Конец связи.

Вторая цель. Группу возглавил я. Осмотрелись на месте – всё, что нас интересовало, разложено на большом раскладном столе. Принимаю решение: стол относим на 50 метров в кусты, собираем всё в РД и возвращаем стол на место.

Вроде как операция прошла идеально. Как бесшумные призраки мы готовы были раствориться в ночи унося с собой похищенную жратву...Но меня не покидало какое-то странное чувство, что что-то здесь не так... Стволом «Вала» отодвигаю полог палатки и натыкаюсь на мужика, который изо всех сил вцепился руками в собачью морду и сжимает ее. Оба (мужик и собачья морда) смотрят на меня с ужасом. В принципе понятно, рожа у меня в боевом гриме, да и вообще наша группа не смотрится очень дружелюбной и не вызывает немедленного желания пообщаться.

Да, косяк,причем мой. Это у меня ночной прицел на автомате и я всем командовал. Почему эта собака 2 часа из палатки не выходила?Ну, что делать, "успокоил" мужика взглядом. Только ушли, с 3-ей точкидонесся дикий женский визг, переходящий в ультразвук. Да что ж такое-то?!
Справедливости ради надо сказать, что цель №3 была самая сложная. Три джипа, семьпалаток, два костра, причем один из них огромный, пионерский. Но зато по докладам на одном столе трехлитровая бутыль виски Джек Дениэлс - у неё форма и этикетка очень характерная, тяжело ошибиться.То есть поляна там вполне соответствует уровню разведчика морской пехоты.
После истеричных женских воплей начинаем активный радиообмен: «Циркуляр. Группам прикрытия 1 и 2. Группам захвата и обеспечения. Группе имитации. В точку сбора.Группа прикрытия 3 - обеспечить отход группе захвата». После того, как все закончилось, выяснилось в чем было дело.

Наша снайперская пара - еврей Изя Розенфельд (мастер спорта по стрельбе, студент-годичник) и бурят Миша(который когда родился сразу перекусил пуповину зубами и ушёл в тайгу на охоту) в костюмах гилли ис ночными прицелами на СВДхах вели наблюдение за объектом.Удаление 20 метров.Девушка пошла пописять, тщательно выбрала место и... присела Изе практически прямо на голову. Дела свои сделала, стоит, заправляется. Вдруг сзади голос:
- Девушка, а Вы верите в любовь с первого взгляда?

Ну вы поняли, да? Ведь только в этом месте и именно с этого ракурса у женщины можно разглядеть богатый внутренний мир и тонкую душу, вот мой боец и не выдержал, романтик, мать его.

Девушка оборачивается и видит Изю, который лыбится и рукавом мокрую рожу вытирает. Которая, к слову, тоже покрыта боевым гримом – зрелище то еще в ночном полумраке.Вот тут-то мы и услышали тот самый пронзительный вопль баньши, от которого даже мне стало не по себе.

В общем, ломанулись в тайгу, за сопкой отдышались. Строю взвод: «Равняйсь! Смирно! Личному составу первой и второй групп, за успешные действия при проведении реквизиции, объявляю ОДНО НЕНАКАЗАНИЕ!»

Так, к слову, это очень круто - намного круче чем пошлая благодарность.Так, дальше:
- Младший сержант Розенфельд! Выйти из строя. Гимнастическую позу "ласточка" принять! Спинку дай, спинку! Все видят птичку? Вот эта птичка, чуть не обосрала нам всю малину!
В общем, нормально поужинали, хотя, скорее позавтракали. И отправились воевать дальше.

Но приключения наши на этом не закончились. Через два дня встретили бабушку с лукошком. На привале были, она на нас и вышла. Да нет, нормально всё, охранение её давно пасло. Идет себе бабка, угрозы выполнению задания не представляет. Отчего бы и не пообщаться? Но пулемётчик наш и тут сумел отличиться. «Разговор по душам» с бабулькой у него получился примерно таким:
- День добрый, сынки!
- Здорово мать!
- Что, ученье у вас? Гоняють по тайге горемычных?
- Да нет, мать. Служба задолбала. Офицеров постреляли нахрен, теперь по тайге бандитствуем. У вас в деревне девки красивые? А то у нас была одна туристка на всех, да вчера издохла. Так что своим скажи, что бы не разбегались. Утром грабить придём, а то днём жарко. У тебя, кстати, деньги есть?
У бабушки от таких заявлений глаза становятся квадратными и размером с телевизор диагональю пятьдесят дюймов. Каждый.
- Ладно мать, давай! Тут туристы недалеко, пойдем грохнем. А то сегодня с утра только двух охотников убили.

Ну, мы поржали и пошли дальше.Как же я эту бабулю недооценил...

Через два дня войнушка кончилась. Мы всех победили, а разведроту так вообще урыли полностью.На десерт остался только марш в ППД,17 километров – ерунда совсем.Сидим на поляне возле дороги, отдыхаем. Вдруг подлетает «Урал». Из урала менты посыпались горохом и слышны команды типа: "В связи с опасностью банды – при обнаружении открывать огонь на поражение, живыми в плен не брать!» Ну, может не так сурово, но близко. Ну ни фига себе, что-то интересное мы явно пропустили, надо бы пойти узнать.
Выхожу из кустов (нас-то с дороги не видно было). Здоровенный майор - омоновец карту вертит.

Подхожу к нему:
- Шалом!
- И тебе не хворать. Ты кто? Откуда? Зачем?
- Лейтенант. Морпех. Учения.
- А, понял. Смотри, есть сигнал - дезертиры вооруженные. Видели здесь и здесь. А вот тут собака след потеряла.
Ага. Смотрю внимательно – ну точно, мой маршрут. А собака след потеряла, потому что учились "восьмёрки" крутить, собака след теряет и ходит по восьмёрке. И по ручью я прогнал с километр –просто потому что на марше бойцы пиздели и курить пытались. Майор продолжает:
- Ты смотри, аккуратней. Они уже туеву хучу народа положили. У тебя рация есть? Какая частота?"
Вот нужна ты мне, собака лесная...
- Да рация есть, только батарея дохлая. Только на приём.
- Ну ладно давай!

Позже я узнал, что эта мама Будённого ментам рассказала. «Пензию за два года отобрали – это раз. Снасильничили, ироды – это два. А евоных командир - аж два раза».

В общем, бежали мы до ППД очень быстро. Влетаем в казарму, а дневальный мне с ходу:
- А вам в штаб, срочно!

Ну всё! Вот и пришел ко мне военно-морской зверь – черный песец. Начальник штаба посмотрел на меня дружелюбно и ласково, как солдат на вошь:

- Только не говори мне, что это не ты. Только у твоих бойцов такое же дебильное чувство юмора как и у их командира! Ты понимаешь, что творится?! Все менты на ушах! Комендант гарнизона от дивизии полк требует для прочёсывания! Полк!!! Господи, ну почему вы эту бабку просто не убили? Ты чё, ваще берега потерял?! Кого ментам сливать?! В общем так. Ты со своими партизанскими ублюдками на неделю - нахер из ППД. На разгрузку угля!!! Всего, какой найдете! А если не найдете, то на шахту, накопать, привезти – и снова грузить!

Ну а что,нормально так погуляли...

А. Новиков

Показать полностью
14

Случай на КМБ

Как 6 киргизов и казах заставили всех солдат заниматься этим... Есть текст, есть видео, кому как удобней.

Те, кто служил в армии, знают, что такое карантин. Для остальных поясню. Это курс молодого бойца. Для этого выделяются особо лютые сержанты, под руководством которых ты бегаешь, прыгаешь, висишь, как на турнике и красиво ходишь строевым шагом с песней про СССР.

Мой карантин находился в Горьковской области, в поселке с патриархальным названием Суроватиха. И, собственно, говоря, он ничем не отличался бы о других таких зоопарков, если бы не одно происшествие. На третью неделю курса у нас произошло ЧП. Шестеро киргизских новобранцев и примкнувший к ним казах в буквальном смысле обосрались.

Сейчас поясню. За день до обсера они всем своим аулом что-то сосредоточенно жрали под одеялами.

Уж не знаю что, и где они взяли это что-то, но результатом было то, что в течении всего следующего дня они писали коричневые иероглифы на стенках унитаза с такой частотой, что вода не успевала наливаться в бачок. Они реально мучались от коликов, корчились, плакали и молились Аллаху в перерывах между сраньем. На свои исстрадавшиеся жопы они перевели около семи томов собрания сочинений Ленина из ленинской комнаты, а к вечеру всю эту золотую орду госпитализировали.

Утром в карантине, простите за тавтологию, объявили карантин. Типа у них там нашли какую-то кишечную чумку и теперь, пипец, карантин и полная изоляция.

В казарму пришел замполит капитан Одинцов, тот еще мудак, начальник штаба майор Ершов и начальник медсанчасти старший лейтенант Фирюлин.

- Значит так - начал замполит - Вас, мудаков, на секунду одних оставлять нельзя. Обязательно обосретесь. Сейчас всем вам нужно будет сдать анализ кала. Акция проводится для выявления заболевших и изоляции оных в лечебное заведение.

После этого тоста, алаверды взял Фирюлин, и, как медик, выдал всем по маленькой баночке типа из-под зеленки, к баночке прилагалась палочка как от эскимо.
- Сейчас вы все, наберете кал в баночки при помощи выданных палочек. После чего каждый приносит его мне и сдает лично во избежание путаницы говна среди военнослужащих. Время выполнения пятнадцать, тире, двадцать минут. Я вас ждать не буду, мне тещу на вокзал везти.

Если честно, мы прифигели. Как это так? Взять и собрать говно? А если срать не хочется? Что делать-то? Одним словом, через десять минут его собрали только пятеро из тридцати. Остальные тупили в туалете, держа в руках эти чертовы баночки и палочки. В назначенный срок пришел Фирюлин и реально остервенел, увидев такое небольшое количество добытого анализа.

- Блядь! Вы охренели, солдаты?- кричал старлей - Я вам по-русски сказал, -
пятнадцать минут! Даю еще столько же! Если кто не сдаст! Сгноблю в нарядах!

И на всякий случай выдал всем еще по палочке. И ушел. А мы стоим такие с двумя палочками и банками для говна, как в суши-баре блядь.

Тут Валера Тюрин говорит:
- Вот жеж срань господня. Пойду в туалет, посмотрю, может говно осталось чье-нибудь, Фирюлин тот еще пидорас, если сказал, что сгнобит, значит сгнобит. Пошли со мной, стопудово наберем.

- Вот еще – отвечаю - буду я в чужом дерьме ковыряться.

А сам думаю, как бы блядь изголиться-то, срать-то совсем не хочется.

Еще двое, Паша одессит и Гриня Акопян пошли к столовой, там собаки
постоянно тусили в надежде на ништяки, они там собачьего дерьма набрали
по банке и еще на палочке принесли. Мне, правда, не хватило.

Но тут ко мне Гена, землячок мой подходит и зовет заговорщицки, пошли, мол, есть дело. Короче, у Гены шоколадка была заныкана. "Аленка". Мы ее прямо в фольге спичками растопили и накапали в свои баночки.

А тут и Фирюлин прибегает:
- Ну, что? - орет с порога - Где мое говно? То есть ваше, конечно, говно? Не дай Бог, кто не насрал в баночку, писец вам!

А все такие ему баночки аккуратно сдают, нате, мол, товарищ старший лейтенант, нам для вас говна не жалко. Если надо еще, не стесняйтесь, обращайтесь в любое время.

Короче, самое удивительное, что результатов анализов мы так и не дождались. Прошла неделя, и нас выпилили с карантина в войска. А ведь интересно, нашли в шоколадке инфекцию, или нет?Щас по телеку вон сколько разоблачительных передач про хреновые продукты показывают, а раньше вон, хоть шоколад хороший был. Натуральный! От говна не отличишь, не то что сейчас.

Показать полностью
20

Вот же п...

Подводники прикололись над старпомом. Есть текст, есть видео, кому как удобней.

В дремоту центрального поста свистнула пуля. Это старпом наш заскочил.
- Эдуард, а где моя шапка?

Мою тонкую душевную организацию откровенно обижают такие вопросы. Тем более, я уже целый старший лейтенант, сдал все зачёты, сходил в автономку и стал незаменимым специалистом, то есть в подводной иерархии "равный среди равных". Поэтому я картинно обижаюсь:
- Сей Саныч, да гребу я, где ваша шапка? Я ж по подводной лодке дежурный, а не по вашей шапке.

Я, конечно знаю, где его шапка. Мало того,  я прямо сейчас её вижу. Она на затылке у него, а он её потерял, и теперь не знает, как ему до штаба дойти. У военных же как: без трусов идти можно по улице, а без шапки - ни при каких условиях. Вот хоть бы бомбы атомные падают, но ты всё равно должен бежать в шапке, на ходу отдавая всем честь. Потому что как без шапки честь отдать можно? Я себе не представляю, а вы?

Старпом у нас умничка, конечно. Подводной лодкой управляет в надводном и подводном положении, знает наизусть МППСС и ещё восемьсот пятьдесят документов, необходимых для управления кораблём, но вот, например, машину научиться водить так и не может. Да. И шапка. Он всё время её теряет.
- Андрюха! - кричит старпом в открытую дверь штурманской рубки.

Выглядывает штурман Андрюха.
- Ты шапку мою не видел?
- Нет,- говорит Андрюха, - не видел, Сей Саныч.
Да, у нас любили издеваться друг над другом,  не взирая на ранги и оттачивали это искусство на любом подвернувшемся под руку предмете. Старпом почесал за ухом. Миллиметр! Миллиметр, которого не хватило его пальцу до шапки, отделял нас с Андрюхой от званий "педерасты". Но пронесло.
- Эд,  а дай-ка мне свою шапку, я в ней сбегаю!

Ссылаться на корабельный устав, который запрещает мне находится без шапки, пока я дежурный по кораблю, бесполезно. Любимую поговорку старпома, когда кто-то ссылается на вышестоящее начальство, я знаю: "У командира (комдива, комфлота, министра обороны, господа бога), конечно, хуй толще, но мой-то ближе" , поэтому выдаю железную отмазку:
- Сей Саныч, ну у вас же сорок восьмой размер шапки, а у меня шестьдесят второй, - она же до плеч вам будет. Или вы, как принцесса в карете, в ней поедете до штаба?

Старпом у нас маленький и худенький. Прям вот игрушечный. Но при этом абсолютно комфортно чувствует себя в этом размере и шутить по этому поводу с ним можно не опасаясь. А энергии, как у голубого кита, прям непонятно, чем она там у него вырабатывается в таком крошечном организме. Слушаются старпома все абсолютно, даже командир иногда. Но так как он умный и своевольный, то в штабах его не любят и пытаются вечно загнобить.
- Блять, как в штаб-то сходить? - грустит старпом. В штаб идти ему явно не хочется, а тут ещё и шапка пропала, как назло.
В центральный входит командир:
- Серёга, ты же в штаб, вроде, собирался?
- Да вот, шапку где-то свою потерял.
Командир смотрит на старпома, смотрит на его шапку, смотри на меня. Я краснею, как вестфальская девственница, и опускаю глаза в пол.
- Да вот твоя шапка, Серёга! - говорит командир и хлопает старпома по затылку, как бы надевая шапку. - У меня была!
Старпом смотрит на свою шапочку и на жбан командира (семьдесят четвёртый размер):
- А зачем она вам?
- Серёга, ты любознательный, как младенец прямо. Пиздуй уже в свой штаб, мне комдив эрегированный три раза уже звонил, изъявляя желание немедленно тебя поиметь, так что беги, пока он без тебя не кончил.
Старпом убегает, стуча копытами по трапу над штурманской рубкой. Из рубки выплывает улыбка штурмана.
- Ну что, нашёл Саныч свою шапку?
Штурман видит командира и понимает, что зря он улыбается настолько широко. Командир смотрит на него, смотрит на меня:
- Ну пидорасы же, - вздыхает, - натуральные. Что с вас взять?
И уходит на соседний борт пить чай. Мы дремлем дальше.

Овечкин Э. А.

Показать полностью
5

Курсанта поймали в самоволке, но он жестко выкрутился

Про курсанта, самоволку и весеннее обострение. Есть текст, есть видео - кому как удобней. И всех с наступающим НОВЫМ ГОДОМ!

По весне все сходят с ума, а курсанты, они с ума сошли еще тогда когда поступили в училище, поэтому сходили вдвойне. В доску охреневший от весны курсант Степной заводил романы направо и налево, нарывался на неприятности и чуть ли не каждый день  ходил в самовольные отлучки, постоянно его ловили и грозили отчислить из училища.

Наконец он дождался последнего "китайского" предупреждения, ротному он надоел хуже горькой редьки. Где то с неделю Степной вёл себя примерно.

Время шло, наш ротный командир удостоверился в полной лояльности Степного, а после того как Вова за собственный счёт приобрёл в ротную канцелярию новые обои, ротный окончательно расслабился и стал отпускать иногда его в увольнения. Как то на одной очень удачной свадьбе мы с ним познакомились с весьма аппетитными девушками и одна из них настолько запала ему в душу, что он перестал обращать внимание на других. Однако Вова попал в капкан, расставленный собственными руками, в самоходы он ходить боялся, помня угрозу ротного об отчислении.

И вот погожим весенним деньком данная подруга пришла к Вове на КПП и сообщила, что завтра с утра и до вечера родителей её дома не будет и она с нетерпением будет ждать своего сладострастного мачо. Степной заволновался загрустил, такой шанс и мимо!

Вечером после отбоя Вовочка заперся в мою каптерку и начал жаловаться на создавшуюся ситуацию. Немного подумали, попили принесенного одним, ярым "должником" пивка, поели копчёной ставриды.

-Слушай, - говорю я,- а ты завтра во время второй пары и смотайся к своей подруге.

-Как смотайся? - удивился Степной.

-Да всё очень просто, завтра вторая пара тактика лекция, препода ты сам знаешь, личный состав проверяет по журналу, за тебя крикнут я, он и считать не станет, лекции он как ведёт, почитает, почитает да и уйдёт куда-нибудь до конца занятий, а потом английский, ты же тоже в моей группе я скажу, что ты в наряде а в журнал "Н", потом не поставлю и все, тем более наша преподша болеет, мне земеля со старшего курса сказал, она у них тоже преподаёт сегодня их группа всю пару дрыхла.  А потом обед, кому ты нужен? А после обеда самоподготовка.

Вова задумался.

- Ну, что давай решайся, гражданку спрячешь в старой казарме, фиг тебя кто спалит.

Вова мелко задрожал, и махнул рукой:

-Точно, только ты уж попытайся меня качественно отмазать, я тебе еще пивка принесу.

- Ты мне, простынь сдай которую должен, еще с первого курса !!

-Да я тебе же её отдал!

- Как же отдал, спер у Ворошилова и сдал, а он спер, у Рыжкова и сдал , тем самым ты муфлон крупнорогатый запустил в роте "хлястиковую" реакцию..

- Да, ладно тебе мы же сами с тобой моей простынью Гену пугали...

В тот раз еще на первом курсе мы шутки ради, натянули над укуренным и мирно спящим Рыжковым простынь и начали будить его вереща , что падает потолок.

Гена подорвался, увидев, что-то белое у себя над головой заорал на все сонное расположение:

-Да нет это же я лечу-у!

Совершил прыжок прямо в вертикальном положении схватил натянутую нами простынь и скрылся в неизвестном направлении. Вернулся он к подъему с очумевшими глазами и без простыни и всем рассказывал, что он летал ночью во сне долетел до матов в спортивном уголке и там проснулся. Простыни никакой он не видел и послал Степного на хер...

Мы по вспоминали былое посмеялись отработали кое какие детали в исчезновении Степного и отправились спать.

С утра все понеслось согласно расписанию занятий. Степной маялся и никак не мог решится на свой безумный шаг. Перед второй парой он подошёл ко мне с жалобной миной.

-Ну, что как ты думаешь, стоит мне идти, или нет?

Я тут же ему описал картину, как не дождавшаяся его подружка устраивает оргии с лицами гражданской наружности. Вовочка задрожал еще больше, и наконец, решился:

-Всё, иду, прикроешь меня?

-Конечно, конечно, - уверил его я.

Как только Степной сделал два шага от учебного корпуса, я заорал во всю глотку:

-Товарищ, капитан смотрите Степной в самоход идёт!

Степной подпрыгнул на месте развернулся и бросился к корпусу, однако увидев мою довольную морду, сменил испуганное выражение лица на счастливое, показал мне "фак" и кинулся к старой казарме, где он с утра спрятал гражданскую одежду.

Вторая пара началась, вместо Степного на перекличке отозвался Рыжков, преподаватель повесил пару плакатов и начал читать лекцию. Когда большую половину аудитории сморил сон, преподаватель сказал, что ему надо срочно к начальнику кафедры и естественным образом испарился из лекционного зала.

Таким образом все, довольные ходом учебного процесса немедленно заснули и счастливо проспали до третьей пары.

На иностранном языке вместо заболевшей англичанки к нам забежала, её заменщица  молоденькая практикантка из какого то университета, смутилась, выдала нам книжки  озадачила переводом текста и тоже испарилась.

От тоски я быстренько перевёл текст и решил отправится к себе в каптерку.

В лаборантской найдя всё еще смущавшуюся практикантку сказал, что мне надо срочно отлучится в санчасть для немедленного укола, иначе я помру. Практикантка любознательно поинтересовалась чем же я болею?

Пришлось с грустным лицом рассказать ей историю о том, как я встречался с одной старшекурсницей из её университета, и она наградила меня очень дурной болезнью, и вот теперь я несчастная жертва глубоко страдаю.

Та покраснела и начала, мямлить, что не может быть, у них девочки не такие, тогда я с возмущением, начал расстегиваться, чтобы показать, чем меня "наградили" хорошие девочки, практикантка в ужасе замахала руками и отпустила меня, на все четыре стороны, после этого благополучно грохнулась в обморок.

Весьма довольный, прибыл в расположение и сел в своей резиденции, мирно попивать чаёк и поедать чипочные плюшки. Однако полностью мне расслабится так и не удалось.

В дверь внезапно забарабанили кучей условных стуков. Пришлось быстренько спрятать, все следы "морального разложения", схватить в одну руку отрез портяночного материала, в другую ножницы и самым озабоченным видом открыть дверь. На пороге стоял бледный как мел Степной в полуобморочном состоянии.

-Всё, пиздец, спалился, - пробормотал он и как лунатик ввалился мне в каптерку.......

Границы, училища Вовочка покинул бодрым соколом, не встретив на своём пути абсолютно никаких препятствий. Следуя к автобусной остановке, и проходя мимо зеркальных витрин полюбовался на свой внешний вид, преображённый с помощью гражданской одежды. Сел в автобус, и сладко жмурясь, воображая неземные страсти, убыл в направлении дальнего микрорайона, где проживала его обоже. Через тридцать минут курсант находился возле дома своей подруги и даже поскуливал от внезапно нахлынувших чувств. Настроение (и не только) резко подымалось. Вовочка был, весьма горд собой, однако решил, что необходимо как истинному мачо, прикупить бутылочку шампанского и каких нибудь конфет. Зайдя в ближайший магазин, он начал бродить по отделам выискивая "джентльменские наборы" подешевле. В тот момент когда, он собрался задать продавщице рыбного отдела, вопрос о наличии шампанского на его плечо легла чья-то мощная длань и громовой голос произнес:

-Ну и что, ты здесь делаешь товарищ курсант ? - голос принадлежал конечно же нашему ротному.

И тут с робким Вовочкой произошла какая-то непостижимая разумом метаморфоза. Говорят же учёные, что в момент наивысшей опасности у человека открываются неведомые резервы и способности. Так произошло и с курсантом Степным.

-Девушка,- пробасил он, - полкило мойвы пожалуйста...

Потом он полуобернулся и произнес прямо в лицо ротному:

-Ты, чё мужик, попутал? - спокойно сбросил с плеча его руку, забрал мойву, расплатился и последовал не торопясь на выход.

Командир роты в недоумении выпучил глаза и кинулся наперерез Степному и загородил тому дорогу.

-Степной, да ты что охамел, что ли? Нюх потерял?

-Какой, Степной? Слышь военный у тебя как с башней все в порядке? Я Степан Владимирович Андреев, слесарь второго ЖЭКА микрорайона, отвяжись от меня.

Ротный обезумел, и в капитанские мозги закралось ужасное подозрение. Курсант ТАК НАГЛО ГЛЯДЯ В ГЛАЗА ВРАТЬ НЕ СПОСОБЕН!

А Степной, бухтел, обходя капитана застывшего величественной статуей.

- Хе, курсант, я уже три года назад как из танкистов дембельнулся, эй капитан может тебе паспорт показать?

- Не надо, извините, - очень вежливо ответил ротный обалдело глядя вслед удаляющемуся "близнецу" курсанта Степного.

Вова расслабленной походкой завернул за угол и припустил со всех ног, через квартал.

Через две минуты он уже сидел в удачно подвернувшемся такси и мчался в сторону училища. Таксист, которому пообещали двойную плату выжимал из старенькой Волги всё возможное. Дрожа как осиновый лист, Вова благополучно переоделся в старой казарме и через несколько секунд бешено стучался в двери моей каптерки, как он догадался, что я там одному богу известно.

Услышав, от испуганного Степного сбивчивый рассказ, сопровождаемый заламыванием рук и бессвязными воплями я немного пометался по каптерке, а потом приступил к решительным действиям. Удивительно как можно, преобразить курсанта буквально за три минуты. Отобрав у Степного мойву, я усадил его на табуретку, замотал в простынь, несколько энергичных движений подстригальной машинкой и пожалуйста!

Виски и затылок чисто забриты, прическа ну прям как у американского морского пехотинца на картинке в учебнике. На морде несмываемым фломастером я нарисовал пару "ложных" вполне симпатичных родинок. Уши товарища Степного были приклеены к голове клеем "Моментом". На ноги Вовке напялили хромовые сапоги, на самом высоком каблуке, и птицами ринулись к учебным корпусам. Мы как раз попали на перерыв. Наши парни стояли, курили и наслаждались жизнью. Путём короткого опроса выяснилось, что всё абсолютно нормально проверок никаких не было.

Мы закинули свои сумки, в класс и побежали курить, я заглянул к практикантке и довёл до её сведения, что прибыл с лечебных мероприятий, и чувствую себя гораздо лучше.

Практиканточка обрадовалась, и поведала, что второй урок пары у нас будет вести начальник кафедры, мужчинка злобный и желчный, в духе которого было проверить и пересчитать личный состав по пальцам. Я облегченно вздохнул и отправился курить.

На втором уроке прибыл подполковник начальник кафедры, и конечно же всех нас пересчитал. К его неудовольствию мы все оказались на месте, он поворчал, проверил переведенные тексты, Степной к этому моменту все перекатал у меня и довольно сносно всё ответил.

Препод , спросил желающих выйти к доске я выпихнул Вовочку и он жутко гундося, думая, что это английский акцент принялся отвечать. Как раз в этот момент, в класс ворвался наш ротный, открыл рот но тут же был осажен начальником кафедры.

-Товарищ капитан, чего это вы так борзо врываетесь на урок, я буду вынужден доложить начальнику училища!

-Извините товарищ, подполковник, я тут решил проверить наличие личного состава.

- Ага значится, мне начальнику кафедры вы не доверяете?

- Да нет, доверяю, но всё таки.

- Да все у вас на месте, лично проверял, идите отсюда.

- И курсант Степной тоже?

- Вот, он стоит, отвечает, не морочьте мне голову!

Ротный с недоумением вылупился на Вовочку. Курсант Степной глупо улыбаясь, вылупился на ротного.

- Степной, это ты? - задал неуместный вопрос ротный.

- Так, точно товарищ капитан, - пропищал Вовочка голосом певца- кастрата.

Наш капитан пристально вгляделся в курсанта вздохнул и, закрывая за собой дверь, сказал:

- Сейчас, в городе, мужика одного встретил, на тебя похож как две капли, ну конечно поздоровей тебя посолидней, не то, что ты проститутка семидесятых...

Весь класс, грохнул, Степной открыл рот.

- Молчать! -заорал препод,- продолжаем...

Загорцев А. В.

Показать полностью
5

Жуткий Нежутин

История про такого солдата, который частенько встречается в армии. Есть текст, есть видео - кому как удобней.

я не знаю почему, но казалось бы обычные люди на гражданке, попав в армию, оказываются в центре невероятных событий, причём сами офигевая от происходящего. По этому поводу вспоминаю /до сих пор с дрожью в организме/ одного бойца с кем свела судьба.

Первая наша встреча состоялась, когда для дальнейшей прохождения службы я пришел в качестве лейтенанта свою новую роту. Рота была на занятиях, но из дальнего угла казармы раздавался какой-то потусторонний вой, прислушавшись, понял, что это была песня, со словами: "Я летучая мышь, я ужас спецназа".

Из любопытства пошел на звуки, чтобы увидеть этот "ужас спецназа". Ожидания меня не обманули, это был действительно ужас. Что-то тощее сгорбленное, тонкие ножки воткнуты в безразмерные сапоги, со шнурками до пола, трусы и майка-тельник были изречены вражеским огнём, подумалось, что хозяин воровал яблоки в колхозном саду и дед-сторож ни разу не промахнулся. Я тогда был ещё наивным, поэтому попросил старшину переодеть бойца в подобающую одежду. Старшина сначала не понял, сказав - какое хорошее, это же Нежутин. Но махнув рукой, не став дальше спорить, выдал целые трусы и майку. Одев всё это, боец гордо прошёл до кучи ещё не убранного мусора, присел возле него, и тут раздался звук рвущейся материи, с ужасом в глазах он вскочил и опять повторился звук рвущейся материи. Это чудо когда садилось, новыми трусами зацепил ЕДИНСТВЕННЫЙ во всей казарме торчащий гвоздь из стенки, а когда вскочил, этим же гвоздём разодрал майку. Я не буду описывать вселенскую скорбь в глазах старшины, который как оказалось, специально решил посмотреть, сколько на этом чуде пробудет целой одежда.

Дальше было только хуже, воспитанный на идеях марксизма-ленинизма, отрицавшего волшебство даже в русских народных сказках, я оказывался постоянно в идиотских ситуациях, объяснения которым могут дать только опытные учёные в области паранормальных явлений.

Меня отговаривали брать его на прыжки, но я упёрся и вот, после прыжка, придя на место сбора, увидел толпу людей с интересом глядящих вверх, чувствуя нехорошее тоже поднял голову. А там Нежутин. Он ухитрился попасть в восходящий поток воздуха и как одуванчик кружился на одном пятачке, не поднимаясь и не опускаясь. Среди способов, как ему помочь, уже охрипший, оттяни красную, вдпэшник предложил добрым голосом - может стрельнуть? Винни-Пуху помогло же.

Показательные учения. Из Москвы приехало, как у нас их называли - очередное Педрило лампасное, и ему нужно было продемонстрировать героическую атаку советских солдат на вражескую оборону. Зрелище действительно впечатляющее. В атаку идут БТР как по ниточке, кругом море пиротехники, и вот апофеоз, у БТР открываются десантные люки, и как в кино из него выскакивают воины-освободители, три в одну сторону, три в другую. Должно было бы так быть, потому что Нежутин вышел и БТРа рыбкой - подпружинила нога на нижней дверце. Кто был в степи, тот знает, что степь это ровное место, камней там просто так не найти. Но для нашего чуда нашёлся единственный в степи валун, в который он и попал головой - получив двойной перелом челюсти. Две недели писали объяснительные, что никто его не бил, так как он сам.

На итоговых стрельбах, я уже опытный, и к оружию его не подпускал, рота отстрелялась на отлично, и тут словно мелкий бес, подходит ко мне Нежутин и начинает меня укорять, что я ему за всю службе не дал ни разу выстрелить боевым патроном. Что это было, не знаю, помрачение какое-то нашло, сунул руку в карман брюк не глядя вытащил патрон, дал сержанту, сказав, чтобы он сам зарядил автомат, и находился рядом с генератором несчастий в момент выстрела. Сержант с ужасом на лице выполнил приказ, со страхом дождался выстрела и облегчённо вздохнул. Но не тут-то было, по чертовскому наваждению, патрон оказался трассером, и в место куда попала пуля /в мишень он же естественно не попал/, начало расползаться чёрное пятно. Наш полтергейст поджёг степь, а осенью в степи трава превращается в пыль, которая горит как порох.И рота, вместо возвращения в казарму, 2 часа в полном составе тушила степь, очень дружелюбно почему-то поглядывая в мою сторону.

И вот наступил волшебный день - Дембель. Нежутину первому собственноручно вручил военник, и лично проводил до ворот, чтобы не дай бог не вернулся гад обратно.

Подхожу к казарме, а там стоит молодое пополнение, и старшина указывая пальцем на новобранца с ужасом говорит - не знаю как его фамилия, но это опять Нежутин. И предчувствия его не обманули.

Показать полностью
64

Проучить Чебурашку

Про солдата, собак и обиду. Есть текст, есть видео - кому как удобней.

Эту историю рассказал друг, служивший в свое время далеко на севере. Их маленькая часть охраняла какой-то там секретно-военный объект. Основной состав сержантский, но изредка попадались и рядовые-срочники. В качестве рабочей силы, снег там расчистить, в казарме убрать и прочую ерунду сделать.


И вот поступает пополнение.


Свежеиспеченный солдатик выглядел как выпускник детского сада. Маленький, худенький, с большими восторженными глазами и такими же ушами. И с улыбкой необремененной интеллектом, зато до этих самых ушей.


Командир части беззвучно выматерился в адрес военкомата, окрестил новоприбывшего Чебурашкой и стал думать куда его девать. На кухню? Да там уже все такими же хилятиками оккупировано. На уборку территории? Да он сам чуть крупнее веника… Боец, блин, защитник Родины отыскался…


Но командир – на то и командир. Он придумал.


Он отрядил Чебурашку ухаживать за служебно-сторожевыми собаками, коих имелось около двух десятков. Собачки соответствовали климату, т.е. большие и суровые. Был ли у командира расчет чтоб отправить Чебурашку через госпиталь в более подходящее для него место, или не было – тут история умалчивает.


Но Чебурашка такому назначению очень обрадовался, глупо улыбнулся и отправился выполнять.


Прошла пара месяцев. Чебурашку никто не съел. В «собачьей казарме» царила идеальная чистота и по большей части тишина. Но бойцы сперва начали замечать, а потом уже и жаловаться друг другу – собаки мол обнаглели совсем. Уже чуть не рычат если за поводок резко дернешь или команду грубо отдашь… А к Чебурашке липнут как щенки к мамкиной сисе.


Заревновали. Собрали консилиум и постановили – приколоться над недоделком.


Вызывает командир:
- Рядовой ******! Вы почему плохо справляетесь со своими обязанностями?
- Виноват, - Чебурашка бледнеет и судорожно пытается сообразить – в чем же он накосячил, - А… разрешите обратиться… что именно я не сделал?
- ПОЧЕМУ У СОБАК ЗУБЫ НЕ ЧИЩЕНЫ????
- Э… виноват трщ командир, исправлюсь.

Три дня Чебурашка ходил с выражением вселенской тоски на физиономии. Всем даже жалко его стало, а посему когда запросился в увольнительную возражать не стали. Только предварительно пересчитали комплектность пальцев. Все были в наличии и даже вполне себе чистые.
На следующий день сиял как юбилейный рубль.


Отправились выяснять в чем дело.


От картины потеряли дар речи: Чебурашка надраивал зубной щеткой пасть кавказской овчарке и для этого ему даже особо нагибаться не приходилось. Пес стоял разинув свой «чемодан» как можно шире и недобро косился на вошедших. Рядом переминалась с лапы на лапу очередь, тоже недовольная вторжением. Мол, какого хрена приперлись и мешаете тут…


Все застыли.


- Вот!!! – радостно объявил Чебурашка. – Я правильно понял, что им мятная паста не нравится! Купил детскую, с клубничным вкусом…


Командир подобрал челюсть на место, предварительно пожевав воздух и поисках нужных слов. Не нашел. Махнул рукой и ушел.


До самого дембеля Чебурашку очень уважали…

Показать полностью
6

Подводная мстя

Про месть контр-адмиралу. Есть текст, есть видео. Кому как удобней.

От ТС:

В этой истории упоминается съёмочная группа ОРТ и ее фильм про подводную лодку. И так как я нашел этот фильм, и даже использовал его для создания ролика, то данная история обретает несколько иные очертания... Фильм ОРТ, в 2 озвучках, оставлю в конце поста. Там вы можете познакомиться с реальными героями "Акул из Стали". Например Сан Сеичем и Сей Санычем. А теперь сама история.

Хилтон. Нас так называли мелкописечные подводники от зависти. Ну да – была у нас сауна, солярий, зона отдыха и спортзал, а у некоторых даже курилки на борту не было. Курили в выхлопные патрубки дизель-генераторов на перископной глубине.


Но если вы думаете, что мы только в сауне и сидели в автономках и выходах в море, то вы глубоко заблуждаетесь от незнания и розовых очков на носу. Режим службы в море такой, что самой большой роскошью считалось поспать. За три месяца первой автономки в сауне я был раза два, наверное. И то один раз потому, что было прикольно в забортную воду с температурой минус 2 градуса на Северном Полюсе попрыгать. А ещё пресная вода – один из ресурсов, который подлежал строгому учёту и экономии.


Когда в базе стояли, то да – хоть каждый день ходи здоровье поправляй. А в море в сауну у нас ходила только категория людей, называемых нами «пассажирами» - всякие высокие начальники и флагманские специалисты, желающие приобщиться к загребанию жара чужими руками и совершить подвиг ничего не делая.


Вот так было и в первой автономке – пошёл с нами один контр-адмирал абсолютно быдлятской натуры. Разговаривал как извозчик (причём постоянно, даже когда просто разговаривал), был отменным хамом и абсолютно наплевательски относился к людям. С нами тогда ходила съёмочная группа ОРТ и фильм сорокаминутный про нас выпустила – про него ни слова не сказали, и это - посторонние люди, которые просто наблюдали за всем со стороны. Представляете, каков был гусь? Я даже интересовался у командира, а есть ли у него высшее образование.


И вот, наверное, через месяц наших мытарств подо льдами Арктики приказывает он истопить себе сауну и набрать в бассейн пресной воды с температурой 36.6 градусов по Цельсию. Дали отбой тревоги, первая смена на вахте, я иду к себе в каюту, по дороге захожу в сауну. На бортике бассейна стоит командир второй трюмной группы Андрей и опухшими, красными глазёнками наблюдает за набирающейся туда пресной водой.


- Чё делаешь?, - спрашиваю Андрюху.
- Дрочу.
- В бассейн?
- Нет, в душу свою, крайне уставшую.
Я, отупевший от недосыпа, стою рядом и тоже пялюсь на воду. И тут меня посещает гениальная мысль:
- Слушай,- говорю,- Андрюха, - а давай в бассейн нассым ему.
- Бля, Эдик, ты же гений, мать твою!!!


Сказано – сделано. Нассали. Позвали вахтенных из соседних отсеков, те тоже нассали. Прошлись по каютам, опросили желающих, кто хочет приобщиться к прекрасному. Хотели все. Бассейн набрали довольно быстро и литров пятьдесят, наверное, пресной воды сэкономили экипажу.

Третья смена. Сидим на вахте в центральном, заваливается это мурло с распаренной рожей и плюхается своей толстой жопой в командирское кресло (никто, кроме него никогда в него не садился, традиция такая – в командирском кресле сидит только командир).


Один из флагманских лизоблюдов услужливо интересуется:
- Ну как попарились, тащ адмирал?
- Ох и хорошо же! Бассейн вообще замечательный, плавал там, как дельфин в утробе матери, водичка тёпленькая – в рот её набирал и струйками по стенам брызгал, как юный китёнок.


Я понимаю, что если сейчас начну смеяться, то мне крайне сложно будет списать это на нервный срыв. Терплю. Чувствую, лицо сейчас сгорит и глаза лопнут от натуги. Вахтенный механик (мой командир дивизиона) - жук тёртый, понял, что что-то не то:
- Скакни-ка, - говорит,- Эдуард, в мою каюту, я там блокнотик свой забыл.


Категорически запрещено в море покидать свой боевой пост. Только мёртвым. Я пулей выскакиваю в восьмой отсек и начинаю там кататься по полу. Вахтенный отсека интересуется, не позвать ли мне доктора. Сквозь слёзы рассказываю ему историю. Начинаем кататься вдвоём. Из кают выходят разбуженные подводники и интересуются, что за нах? Рассказываем. На полу заканчивается место от валяющихся подводников.


Отсмеялся, взял себя в руки. В центральном уже только наши остались: командир, замполит, вахтенный механик, боцмана на рулях и штурмана с акустиками по своим рубкам. Скромненько потупив взор, усаживаюсь на своё место и начинаю с умным видом клацать кнопками. Не, ну я вижу, что на меня все внимательно смотрят, но вдруг просто так, на профессионализм мой любуются?


Подходит командир и кээээк даст мне оплеуху:
- Давай рассказывай, сидишь тут, время тянешь!


Рассказал. Командиру врать не принято у моряков. После этого минут пятнадцать лодка была абсолютно неуправляемой на глубине ста двадцати метров. Ржали, брызгаясь слезами и слюной, все: командир, замполит, боцмана на рулях, штурмана и акустики в своих рубках.


- Спасибо, Эдуард, - сказал командир, пожимая мне руку, - от души! Вам с Андрюхой по благодарности от меня с занесением в личное дело, за высокий профессионализм и флотскую смекалку!


Никогда не обижайте подводников. Очень уж мстительная фантазия у них развита.


Э. Овечкин


Русская Акула

АПРКСН-20 "Северсталь"- Русская Акула

Показать полностью 2
21

Дерзкий попугай

История о попугае одного полковника-советника из Анголы. Есть текст, есть видео. Кому как удобней.

Попугаи жако обитают в Африке. Несмотря на свою дикость, они очень привязываются к людям, особенно если начинают общаться с ними ещё птенцами. Эти попугаи быстро схватывают человеческую речь и порой очень искусно применяют полученные знания.


Именно такого попугая, ещё маленьким, голеньким, не обросшим перьями птенцом, приютил у себя полковник, которого СССР направил в Анголу в качестве военного советника.


С выбором имени для пернатого друга полковник не парился — попугай жако, значит, будет Жако.


Птенец стал всеобщим любимцем — офицеры кормили его с руки и охотно с ним общались.

Уже через год Жако знал массу бытовых и матерных слов на русском, английском и португаш (диалект, на котором говорит большая часть населения Анголы) и вовсю пользовался ими в повседневной жизни.


Утром Жако любил важно гулять по коридору, заглядывать во все комнаты и озвучивать увиденное:

— Как так? Что за х..ня? — орал он, заглядывая в комнату, где все ещё спали, что не соответствовало попугайскому распорядку дня.

— Ну, на-а-а-адо же! — добавлял он и шёл дальше.


— Сми-и-ирнаа! — орал Жако у входа в комнату, где обитал генерал-майор, славившийся своим командирским басом и умением дать такую команду, от которой местные несветлоликие аборигены чуть ли не теряли сознание.

— А? Что?! Где? Бл.! — вопил пробуждающийся генерал, потом отворачивался к стенке, и бурчал, — Чтоб ты сдох, пернатое.

— Сам дурак! — не оставался в долгу попугай.


В следующей комнате только начинали продирать глаза переводчики, к которым Жако обращался на буржуйском:

F.ck you, не так ли, господа?

— Жако! Не зли меня! — слышалось в ответ.

— Мая твая не пайнимайт! — авторитетно заявлял попугай и шествовал дальше.


Полковник по прозвищу "Бык", чья комната шла следующей после переводчиков, к этому времени обычно уже бодрствовал, ответственно занимаясь делами и употреблением местного пива. Созерцая это, Жако менторским тоном зама по воспитательной работе провозглашал:

— Опять бухаете, товарищи?! Как можно?!

— Не учите меня жить! Лучше присоединяйтесь! — отвечал Бык и протягивал к попугаю руку.

В ответ на столь любезное приглашение Жако важной походкой двигал к полковнику, взбирался на его указательный палец, а оттуда прыгал на стол.


— Безобр-р-р-р-азие! Никакого пор-р-р-ядка! Кругом сплошное пьянство и разврат! Вы так не считаете? — выдавал Жако и очень доверительно всматривался собеседнику в глаза.

— Согласен полностью! — поддерживал Бык, наливая пиво в блюдечко.

— Ур-р-ра! — провозглашал тост попугай и пил, — Ух-х-х-х, спиртяш-ш-шка!


Комната Быка по коридору была далеко не последней, к тому же не только он пытался охлаждать своё жаркое утро пивом, поэтому в комнату своего полковника Жако добирался уже в состоянии лёгкого (или иного) алкогольного опьянения.


— Эх, сволочи… — грустно говорил хозяин попугая, — Опять напоили. И что мне с тобой делать?...

— Пошли по бабам! — аргументированно предлагал попугай...


И вот пришло время, когда хозяину Жако предстояло вернуться на Родину. Чемоданы собраны, авиабилеты куплены, джипы до аэропорта заправлены. Но как быть с попугаем? Ведь попугаев жако было запрещено ввозить в Советский Союз.


Проведя заседание "оперативного штаба", решили не изобретать велосипед, а сделать так, как уже многократно делали другие советники — напоить пернатого друга до состояния "отруба" и провезти его на Родину в багаже.


Для того, чтобы запрещённый для ввоза в СССР живой груз вёл себя как мёртвый, попугаям давали выпить чистого медицинского спирта, после чего пернатые минимум на сутки отрубались, представляя собой бессловесное анатомическое пособие по строению птичьей тушки в состоянии анабиоза.


Как правило, коматозное животное помещалось в тубус для чертежей, в котором просверливались дырочки для доступа воздуха, и в этом "контейнере" везлось на новое место жительства.


По этой отработанной схеме и решено было действовать. Однако всё оказалось не так просто! Ведь это был не просто попугай жако, а попугай по имени Жако, долгое время бывший частью команды советских военных советников!


Для вырубания простых попугаев жако было достаточно чайной ложечки чистого спирта, но для Жако эту дозу решили увеличить до столовой ложки. Военный совет, собранный в полном составе, вначале сам принял хорошую дозу спирта, после чего этот же продукт был налит и в столовую ложку, которую преподнесли попугаю.


— Спирртяш-ш-ш-ка! — сказал Жако и всё выпил.

Через полминуты попугай икнул и запел: — Ой мороз, моро-о-оз…

— Кажется, мало… — отметил владелец пернатого.

— Не морозь меня, — заливался Жако.

— Давай ещё, — скомандовал генерал.


Налили ещё. Попугай, не ожидавший такого быстрого продолжения банкета, нерешительно топтался вокруг угощения, кося на него то одним, то другим глазом. Наконец, переборов все сомнения, Жако выпил и вторую столовую ложку спирта.

— Не мо-р-р-озь меня! Моего коня! — сказал он, покачнулся и упал на бок.

— Ну и слава Богу. Давайте уложим его в тару и двинем в аэропорт, — сказал хозяин птицы и встал из-за стола.


— Пьянь! Кругом одна пьянь, бляха муха, — неожиданно сказал Жако и пошевелил когтистыми лапами. Все замерли. Пока охреневшие военные советники сосредоточенно пересчитывали количество спирта в две столовые ложки относительно размеров и веса попугая, Жако щёлкнул клювом и встал. Воинственно задрав хохолок, он сказал: "Гулять, так гулять! Гусар-р-ры! Шампанского коню!"


— Обалдеть! Сейчас еще буянить начнет, — сказал переводчик.

— Силён бродяга, — пробормотал генерал.

— Ну, сволочи! — вскипел хозяин попугая, — Споили всё-таки птицу!

— Да ладно, не кричи, не споили, а натренировали. А то с непривычки он бы ласты мог склеить. Точнее крылья...

— Да? И что мне теперь делать?

— Во-первых, успокоиться, а во-вторых, налить ещё, — сказал генерал.

После третьей попугая таки сморило в сон, и его упаковали в тубус.


Перелёта Жако не заметил, ибо дрых до самого конца путешествия, но очнулся он в самый неподходящий момент — прямо во время таможенного досмотра.


Когда офицер, проверявший багаж, открыл сумку прибывшего из Анголы полковника, тубус для чертежей вдруг завибрировал, потом открылся, после чего из него вылез взъерошенный попугай.

— Оп-па! — только и смог сказать таможенник, — Что же это вы, товарищ, незаконный груз перевозите?!

Пока полковник думал, что ответить, Жако встряхнулся, расправил перышки и заорал на весь аэропорт:

— Я русский! Я ру-у-у-сский! РУССКИЙ!

Выдав это, попугай отрубился, что со стороны смотрелось так, будто он упал в обморок...


Когда Жако окончательно пришёл в себя, что случилось уже в доме полковника, его сердобольный друг уже держал наготове блюдечко пива:

— Ну, разве можно было не пустить такого товарища на Родину? Как ты, Жакоша? Голова не болит?...


Попугай встрепенулся, поднял хохолок и сказал: — Холодно, бл. — потом подошёл к блюдечку, похмелился и по морски прокачиваясь пошёл к приготовленной специально для него коробке, где с комфортом улёгся.


— Прям как ты, — заметила жена полковника, наблюдавшая всю картину сначала и до конца.

— Пi.. р-р-расы! — резко заорал Жако, после чего почти мгновенно уснул.

— Точно как ты! — убежденно сказала жена...


В. Иванов

Показать полностью

Непростой выбор

Патруль закрыл солдата на крыше женской общаги, поставив перед непростым выбором. Есть текст, есть видео. Кому как удобней.

Служил я в нской части под городом…N. Обслуживали большой стратегический объект. Офицеры жили с семьями в посёлке городского типа, а мы, солдаты срочной службы в казармах.
За год-другой на месте безжизненного поля появились современные коттеджные посёлки и целые жилые комплексы.


Служили тогда 2 года. Служба перевалила за год и мы чувствовали себя вольготно. Частенько ходили в самоволку. От части до жилого массива напрямик не более пяти километров. Правда лесными тропами…Эти тропы были всегда…Только пользовался ими исключительно наш брат, солдат. Офицеры ходили по шоссе. Чуть дальше, но по асфальту. А нам по асфальту никак нельзя. Тут же на «губу» угодишь. Стоит только нарваться на офицера чином постарше лейтенанта-капитана и, считай пропало.
А нас, молодых парней, ничем не удержать. Вот и повадились мы ходить в посёлок к девчатам в общежитие. Ходили часто и многие. Потом от присутствия солдат решили избавиться, в женском общежитии…обосновался военный патруль. Офицер и двое солдат.


Они на первом этаже весь вечер и ночь. Мы сунулись с парнями с парадного входа, как обычно, после 10 вечера. То есть сразу после отбоя. Заходим впятером и нос к носу сталкиваемся с офицером из другой части. Он в лицо нас не знал. Хорошо нарвались на офицера…не из своей части. Повезло. Ломанулись так, что только пятки засверкали.


Патруль тут же отстал и направился на свой пост. А мы с девчонками договорились, что придём в гости. Они ждут, а мы в кустах. Выходит обманули…А ещё днём выходит трепались перед ними. И вот решили мы всё таки пробраться в общежитие во что бы то там ни стало. Обошли здание по периметру в надежде найти открытое окно в подсобное помещение общаги. Но не наши. Зато смекнули, что через второй этаж проникнуть можно. Но… Для этого необходимо по трубе залезть на козырёк перед подъездом и открыв раму влезть в образовавшуюся щель на площадку между первым и вторым этажами. План показался реальным. Забрались на козырёк. Лето…Тепло…Полнолуние…И ветра нет…Хорошо!


Стоим, решаем кому первому лезть. Полез Серёга. Боевой был парень. Шустрый такой. Да и зазноба у него там была. На последнем пятом этаже жила. Наши девушки жили с ней в одной комнате. Но только у Серёги отношения зашкаливали. А мы так ходили…В надежде бросить палку-другую. Девчонки работали на объекте в одной бригаде. И были нашего возраста из города Усть-Илима, что в Сибири. Все настоящие сибирские красавицы. Кровь с молоком. Бодрость и здоровье.


Серёга приподнял раму вверх, протиснулся в щель и в тот момент, когда выполз по пояс на площадку, его заметил патруль. Назад податься нельзя. Щель узкая. А вперёд можно. Вот он на глазах стражников и вывалился на площадку. Патруль к нему, он от него вверх по лестнице. А мы все с козырька и в часть. Наутро, перед подъёмом явился и наш герой. А уже вечером, когда собрались вновь идти к девчонкам, мы услышали от него рассказ, в который можно не поверить, если не знать характер паренька.


Вот, что бы и вы ему поверили, расскажу наперёд одну байку о нём, которую услышал от одного армянина, с которым Серёга попал в переделку.


Дни рождения мы справляли только в кругу ребят из своего отделения. В отделении шесть человек без сержанта. Отделение дружное. И затесался к нам всего один парень из Армении. В коллектив он вписался. И мы ему доверяли как себе.


На понедельник был день рождения у нашего кавказца. Денег ему выслали. А вот спиртное купить-проблема. Сухой закон в радиусе 20 километров от объекта. А без спиртного день рождение не праздник. За водкой пошли двое. Понятно кто. Купили водки аж в соседнем районе.


За 60 километров от нас. Вернулись к вечеру. Водку припрятали рядом с частью до следующего дня. А вечером справили день рождение как и полагается-со спиртным…после отбоя. На утро, что бы не болела с перепоя голова, заныкали пару бутылок. Утром похмелится не удалось. Вышли за ограду и в лесок через дорогу. Взяли по бутылке наши герои, положили за пазуху и спокойно направились к остальным. Но только они начали бодро вышагивать по асфальту, как из-за поворота выехала патрульная машина и за нашими героями образовалась погоня. Мы, те что ждали друзей у самого забора, успели улизнуть незамеченными. А наши парни успели только добежать до забора, но от прохода их отрезали, а через забор сам не полезешь. Колючая проволока. Загнали бедолаг в угол. Не убежать. Парни тогда и решили не сдаваться без боя…


Нет, драться бессмысленно. Они решили отсидеть за дело, а не за спасибо живешь. Достали из-за пазухи каждый по бутылке водки и стали пить её прямо из горлышка, отбегут и глотают водочку на глазах у патруля. Выпили всё досуха и сдались. Отвезли их в другую часть и бросили на «губу».
А они там такое устроили… Рассказал бы, да нельзя. Боевая часть… Позвонили на второй день в нашу часть и отправили с конвоем восвояси дабы не разлагать моральный дух своих воинов.


У нас свой кичман. Тёплое помещение размером 2*2 метра. А в вечер, его выкрасили в половую коричневую краску. Наших бойцов там и заперли. Хочешь не хочешь, а спать охота. Пол голый. Они и проспали там пару дней, пока их не выпустили. Утром на построении они стояли в чуждой нашей армии форме. Цвет коричневый с зелёными пятнами. Понятно, что из нарядов месяц не вылезали. Но славу себе в части заработали. Зауважали их и не только мы, но и «дедушки».


Вот теперь своими словами передам Серёгин рассказ.


- Вылез на перекрытие между этажами и дёру. Бегу без оглядки прямо на крышу…Только и успел дверь припереть палкой, как в неё начали громыхать и ломиться. Но не одолели и просто навесили на дверь замок изнутри. Они ушли, я начал торкаться. Дверь крепкая. Не поддалась и тогда, когда врезал по ней с ноги.


Патруль решил меня измором взять. Ну думаю, фиг вам и пошёл бродить по крыше в поисках решения задачи на смекалку, как покинуть крышу, не взломав входной двери с крыши пятиэтажного дома.
Не сразу, но возникла одна хрупкая идея. Вычислил комнату своей девушки. И прямо напротив её окон, увидел антенну. Это длинная металлическая труба диаметром 40 мм и высотой метров пять. На конце трубы оперение из трубок. Видели, как лесенка. Я забрался на антенну и согнул её дугой так, что она опустилась до пятого этажа на уровне окна и остановилась лесенкой на уровне подоконника.
Я ночью смелый…Высоты не видно. Страха то же нет. А в голове полное отсутствие мыслей о возможности печального исхода.


Полез спускаться по антенне. Сполз в аккурат напротив окна. А оно закрыто. А я на антенне. Руки дрожать начали и ноги срываться. Ну думаю довыёживался, Серёга.


Не придумал ничего лучше, как постучать в тёмное окно.


Постучал…Кто то пошёл открывать дверь…А там никого…Руки и губы задрожали разом. Девушка легла…Я стучать. Она к двери. И так раз пять –шесть. Проснулись другие. На них страх напал. Но молчат…Не вякают. Кто то под кровать полез, а кто то под одеялом спрятался. Потом до кого то дошло, что стучат в окно. Но открывать его не спешат. Боязно… А мне и смех и грех.


Открыли потом, когда сам сказал кто я и как я. Всю ночь девки не спали. Истории смешные и страшные рассказывали.


Под утро Серёга ушёл через главный вход. Патруль спал. Рассказывают, что патруль креститься начал всем составом во главе с капитаном и в церковь ходил. Свечи ставил. А девки наши масло в огонь подливали и про не чистую рассказывали, как она к ним ночью в окно лезла, а они всем миром открестились.


Мы, когда ходили в общагу, на крышу глянули. Есть антенна погнутая. Не врал Серёга.
А с девушкой той они поженились и забрал он её к себе.


Если разобраться, то настоящие мужики и в армии не пропадут. И приключений найдут на свою… голову.

Показать полностью
18

Про НЭМСа совет и про людей на АПЛ

Как происходит отбор на Северном Флоте. Есть текст, есть видео. Кому как удобней. Ролик смотреть с 35 секунды.

Первое, чему я удивился, попав в дивизию атомных подводных лодок - простецкие отношения между людьми. Не панибратские, не неуважительные, а именно простые. Дежурный по дивизии когда увидел, что я пытаюсь замаршировать в его рубку строевым шагом, замахал на меня руками:


- Расслабься, сынок! Это тебе не парад! Ну... блин, как тут расслабишься - целый капитан первого ранга же сидит и что-то в журнале пишет.

- Тащ капитан первого ранга! - начинаю торжественный доклад, как учили.
- Да всё я знаю, - перебивает меня дежурный, - прибыл для прохождения и так далее. Кто по специальности-то?
- Киповец, - говорю.
- Жалко, что не минёр, я б тебя к себе забрал, мне минёр позарез нужен. Не хочешь быть минёром? Хуле там - одна труба и три клапана.
- Никак нет, - говорю, - я в механики хочу!
- Ну смотри, я тебя предупреждал. Пошли, отведу тебя к механикам.


Поднимаемся на второй этаж штаба дивизии, там огроменный (мне тогда так показалось) коридор с кучей кабинетов.


- Маслопупые!!!! - кричит капитан первого ранга. - Я вам лейтенанта привёл!!!

Откуда-то из кабинета выскакивают двое офицеров: один высокий, полный и бородатый капитан первого ранга (начальник электромеханической службы) и среднего роста худощавый капитан второго ранга (флагманский электрик)

- Лийтенант!!! Ну наконец-то!!! - кричит бородатый. - Я уж думал, что опять нас кинут. Иди к нам в горячие объятия, лейтенант!


Покидаю приветливого капраза и иду в кабинет к этим странным людям. Странные люди сидят и пьют чай на сваленных в кучу на столе схемах, бумагах и фрагментах скатерти.

- Садись, лейтенант, - они смахивают с табуретки ещё какие-то схемы на пол, - чай будешь?

Конечно, я бы выпил чаю. Непривычная жара и целый день на ногах - то по штабам, то по автобусам.

- Спасибо, - говорю, - но нет.
- Стесняешься, небось, при таких-то шишках?
- Есть немного.
- А не надо, - говорит мне начальник электромеханической службы. - У нас тут всё по -простому, если ты гондон, то от нас быстро съебёшь, а если нормальный парень, то можешь с нами даже запросто и чай пить. Ты гондон?
- Да нет, вроде нормальный парень.
- Ну тогда садись и пей чай.


Сидим пьём чай.
- Какой у тебя средний балл? - спрашивают.
- Четыре и шесть, четыре и семь где-то.
- А ещё что есть?
- Курсы военных переводчиков закончил.
- Это тебе особенно в трюмах пригодится! - смеются. - В море-то ходить хочешь? Или на отстойник сейчас будешь проситься?
- Конечно, хочу. Чего бы я сюда ехал тогда?
- Ну хуй тебя знает, а почему хочешь-то?
- Ну... это... романтика там и всё такое.

Опять ржут:

- Ромааантииикааа!!!
- Да это вы в романтике просто ничего не понимаете! - набираюсь я смелости, видимо, от чая.
- О, наглый - это хорошо. На ТК-20 пойдёшь.


НЭМС берёт трубку телефона и звонит:

- Серёга! Метнись-ка мне быстрым оленёнком и вызови Хафизыча к телефону!.. Ну и что, что пенсионер? НЭМС сказал оленёнком, значит - оленёнком. Попизди у меня ещё тут!!!

Дышит в трубку.

- Хафизыч! Ну танцуй! ... Танцуешь там? Чо-чо. Лейтенанта тебе отрыл с боем. Чуть достался....Что спасибо? Не булькает твоё спасибо. Три литра мне должен теперь... да ты ещё поплачь мне, ага... три я тебе сказал иниибёт! Счас пришлю его к тебе.


Подводит меня к окну:

- Вон, -говорит, - видишь, Акулы стоят? Твоя - третья слева, иди.


Иду. На пирсе лысоватый человек татарской наружности орёт на матроса с автоматом:

- Да ты знаешь, как у нас ебут? За хвост - и об палку!!! Ещё раз, блядь, увижу, и дорогая не узнает, какой у парня был конец !!!

Поворачивается ко мне. На бирке написано "КБЧ-5". Он самый, значит.

- Ну, добро пожаловать на борт, лейтенант.


Спускаемся в центральный.

- Вот, - показывает механик на самый большой пульт в ЦП, - это твой Молибден, у нас он называется пианино. Единственное, что мне от тебя нужно, чтоб ты на нём хуярил, как Ван Клиберн! Всё остальное - пыль и суета. Пошли пульт ГЭУ покажу.


Спускаемся в восьмой. Механик со мной на прицепе, врывается в какую-то каюту. В каюте в обнимку с перегаром спит тело.

- Вот, Эдуард, знакомься, это тело зовут Владимир, и он один из двух киповцев ГЭУ. Как бы твой коллега по нихуянеделанью.
- Чо эта нихуянеделанью? - возмущенно бурчит тело.
- Вова, какой ты пример показываешь лейтенанту!!! Ну ёб твою мать!! Где ключи от пульта?
- Ныармальный. Нормальный я пример показываю лейтенанту, - бурчит Вова и вытаскивет из кармана связку ключей, - закроете там потом всё.
- А ты не прихуел ли, Владимир?!
- Хафизыч, ну пожалуйста, ну сам же вчера...
- Всё. Дохуя пиздишь, - и механик выводит меня из каюты.


Меня поселили в соседнюю с Вовой каюту. А с Вовой жил ещё Андрей Борисыч - старый и опытный командир первой трюмной группы. Шефствовали они надо мной вроде как. Помню, однажды поспорили с начхимом в отсеке, просто поспорили и перешли на повышенные тона. Так они оба выскочили из каюты с криком:

- Кто тут нашего лейтенанта обижает?!

А начхим Дима ровесник с Вовой был, Борисыч-то постарше:

- Ну я!
- Головка от хуя! А в глаз? Это наш лейтенант, и тока мы имеем право на него орать!!!


Ну, шутили, в общем-то. У нас крайне доброжелательная обстановка была в экипаже.

А за механиком нашим вообще можно ходить с блокнотом и записывать. Или на камеру снимать, когда он злился. Злился он редко, правда, но изображал из себя татарина в этот момент. Ну так-то он и так был татарином, но в моменты расстройств изображал монголо-татарина, который отбился от орды и как-то случайно попал в Мурманскую область.


- Лёня, - звал он интенданта в кают-компании и тыкал пальцем в суп, - что это тут наплёскано у меня в корыте?
- Это щи, - удивлялся Лёня такой кулинарной необразованности целого подполковника.
- Щи? Лёня, да про них даже нельзя сказать "хоть хуй полощи"! Мой мазутный в них даже не пополощется!! Где мясо, Лёня?
- Мясо во втором блюде!
- Да? А косточки, может, в третьем? Лёня, ты видишь эти руки?

Лёня внимательно смотрел на вытянутые к нему ладони и утвердительно кивал головой.

- Эти руки, Лёня, носят твою тушку по глубинам северных морей. И если эти руки начнут дрожать от недостатка мяса в организме, то ты, Лёня, в этих северных морях и останешься на всю свою яркую, но недолгую жизнь! А посмотри на Эдуарда!!!


Лёня смотрел на меня.

- Он же цистерны главного балласта продувает своими пальцами!! Он же, как Икар, тебя к солнцу выносит и кислороду, а тыбля что? Капусту ему в воде варишь, как козлу какому?

А ещё механик носил ключи на широкой зелёной резинке от ПДУ и надевал её на лоб, как самурайскую повязку, когда думал. Ключи при этом болтались над правым ухом.


- Эдик, ну что у тебя с холодилкой?
- Да не могу разобраться, что-то автоматика там не хочет автоматить. Горит один предохранитель всё время, а из-за чего, не могу вычислить.

И он надевал резинку на голову:

- Неси схемы!


Несу. Разворачиваем.

- Блять, так они по размеру больше, чем стойка управления от неё!!!

Смотрим в схемы, водим по ним пальцами и понимаем, что нихуя не понимаем.

- А гвоздик пробовал вставлять? - спрашивает механик атомного подводного крейсера стратегического назначения.
- Какой гвоздик?
- Железный, Эдик, банальный железный гвоздик!
- Куда?
- Куда не ходят поезда! Пошли!!!


Лезем в трюм седьмого.

- Снимай крышки со стойки!

Снимаю крышки, механик вставляет гвоздь вместо предохранителя и прижимает его эбонитовым колпачком.

- Врубай и смотри, откуда дым пойдёт


Врубаю, холодилка радостно работает и холодит, а из одного блока валит дым. Вырубаю холодилку, меняю блок, ставлю предохранитель, запускаю. Работает, сука.

- Учись, студент! Гвоздь дарю.


И механик снимает с головы резинку (думать-то больше не надо) и, напевая что-то себе под нос, уходит с чувством выполненного долга.


Потом уже я вспомнил слова НЭМСа про гондонов. И действительно, - ведь ни одного не было. Были люди умнее, тупее, веселее, серьёзнее, с пристрастием к алкоголю и ведущие здоровый образ жизни, спокойные и сумасшедшие, но гондонов не было. А если и появлялись, то быстро куда-то исчезали.


Естественный отбор в исполнении подводных сил Северного флота, я считаю.


Э. А. Овечкин


Пысы: Если кто смотрел с начала ролик и заинтересовала ссылка на хроники, тыкать сюда.
Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!