HarriLukavski

HarriLukavski

пикабушник
пол: мужской
поставил 130 плюсов и 562 минуса
проголосовал за 1 редактирование
1784 рейтинг 129 подписчиков 383 комментария 30 постов 16 в "горячем"
219

Не стало последней из тех, кто столько лет правили на этой земле.

Когда она убивала всех господ Астапора,

Вам было все равно, вы небыли из Астапора.

Когда она отбирала "имущество" богачей Юнкая,

Вы восхищались, ведь вы не владели людьми в Юнкае.

Когда она прибивала к крестам рабовладельцев Миэрина,

Вы ей рукоплескали, вы небыли рабовладельцем Миэрина.

Когда она сжигала великих Кхалов,Вы смеялись, вы небыли варваром и предводителем дикарей.

Когда за вами шла сама смерть с севера,

Вы ее умоляли и клялись, ведь она единственная могла вас спаси.

А когда она пришла за тиранами Вестероса,

Вы предали ее, ведь вы были теми тиранами.

Она взяла себе в приближенные простолюдинов, бывших рабов и дикарей, и они остались ей верны до последнего. Аристократы из древних и уважаемых родов, больше всего на свете почитавшие клятвы и долг, предали ее при первой опасности для себя и своих великих домов.

И будьте вы прокляты. Вам уже никто не поможет и никто вас не спасёт. Вы не можете ни создать новый мир, ни изменить старый. Одних вы презираете, других ненавидите, но это только начало. Очень скоро, вы здесь передушите друг друга, перегрызёте друг другу глотки, потому что вы всегда ищите виноватого - это единственное ваше занятие.
У вас нету ни великой идеи, ни мечты. Вы лишь как собаки грызетесь за кость и не способны взглянуть на мир дальше своего мелкого двора и титула.
Единственное состояние, в котором вы находите покой и самоудовлетворение - это состояние рабства. Вы рождены рабами, чтобы прожить рабами и подохнуть рабами.

Не стало последней из тех, кто столько лет правили на этой земле. Игра престолов, Игра престолов 8 сезон, Дейенерис Таргариен, Спойлер, Абсурд

Самые неожиданные спойлеры на вечер воскресения или слив в сеть многих отрывков восьмого сезона Игры престолов.

Внимание! Дальше пойдут спойлеры которые опровергнуть будет довольно не просто.

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

-

--

-

-

-



Живите с этим как хотите. Но вот момент смерти Рейгаля в небе Королевской гавани.

62

Оборотни в туниках и привидения в Древнем Риме.

Даже сейчас, в веке XXI, суеверия играют большую роль в нашей жизни. Некоторые из них даже стали правилом этикета и считаются хорошим тоном, а так же являются поводом для праздников. Например: в России не принято дарить человеку четное количество цветов. "Хеллоуиномания", характерная для стран Запада, но в последнее время набирает популярность и в России. 

Но говоря о суевериях более прозаичных, сказочных, то традиции ужастиков не новы: истории о призраках и оборотнях пришли к нам из античности. Еще во времена Древнего Рима Плиний Младший пересказывал их в почти современном виде. Собственно, множество подобных историй в европейской культуре имеет кони в античности. В последующие века они лишь обретали определенные черты в силу господствующим в обществе убеждениям.

Оборотни в туниках и привидения в Древнем Риме. Древний Рим, Длиннопост, История, Суеверия

Римский писатель Плиний Младший рассказывает замечательную историю о доме привидений в Афинах. Это совершенно типичная история такого рода: ужасающее привидение старика наводит на людей страх, все покидают дом, он пребывает в запустении и разрушается. Наконец находится храбрец, который отважно проводит в доме целую ночь. Он не боится привидения и обнаруживает, что фантом хочет поговорить. Он следует за привидением, которое приводит его к потаенной могиле. Смелый юноша раскапывает кости, хоронит их с подобающими обычаями, и привидение исчезает.
Похоже и на современный сюжет, не правда ли?)

Подобные образы отражают религиозные верования о необходимости правильного погребения и посмертной жизни души. Что довольно типично, тем более для развитых религий.

Плиний Младший (приблизительно 61г.-113г. н.э)

Оборотни в туниках и привидения в Древнем Риме. Древний Рим, Длиннопост, История, Суеверия

Еще одна "классическая" страшилка, пришедшая из античности в наши дни, - это история об оборотне, рассказанная римским писателем и сенатором Петронием Арбитром в его знаменитом "Сатириконе"

Мужчина направляется из Рима на виллу, чтобы навестить свою возлюбленную, в сопровождении солдата-охранника. Они останавливаются на отдых у кладбища вне городских ворот, солдат раздевается и превращается в волка, чем, конечно, пугает своего спутника. На вилле мужчина выясняет, что недавно волк напал на стадо овец и одному из слуг удалось его ранить, после чего зверь убежал. Вернувшись в Рим, мужчина обнаруживает, что его спутник-солдат находится на лечении у доктора: он ранен.

И да, за прошедшие эпохи подобные истории обрастают такими христианскими вариациями как: боязнь оборотней святой воды, распятия  и т.п.

Сатирикон. Обычно автора древнеримского романа, отождествляют с сенатором Петронием.

Оборотни в туниках и привидения в Древнем Риме. Древний Рим, Длиннопост, История, Суеверия
Показать полностью 2
2

Несколько вопросов по гарантийному ремонту.

Здравствуйте, Уважаемая лига юристов. Прошу прощение за обращение к Вам, я не рвусь на халяву получить ответы на все вопросы и составить необходимые документы, но прежде чем оказаться у юриста, хотелось бы уточнить несколько моментов для понимания ситуации.
Гугл выдал практически все необходимое, но моя ситуация отличается парой нюансов.

В декабре 2018 года был приобретён ноутбук фирмы "Dell" в магазине "Citilink". Покупка осуществлена по безналу с расчетного счета ООО. Менее чем через 2 месяца произошла его поломка (перестал заряжаться), оборудование было сдано не в сам магазин, в котором производилась покупка, а в сервисный центр (далее по тексту СЦ) указанный на сайте производителя. Оборудование приняли по гарантийному ремонту, квитанцию выдали и потекли 45 дней прописанных в законе.
(Оборудование приобретено в личное пользование, под зарплату и по договоренностью с руководством фирмы, отношения там дружеские)

Несколько вопросов по гарантийному ремонту. Юридическая помощь, Юридическая консультация, Длиннопост, Гарантийный ремонт, Без рейтинга

Примерно спустя неделю была произведена диагностика оборудования и статус квитанции стал "Ожидает ЗИП"

Несколько вопросов по гарантийному ремонту. Юридическая помощь, Юридическая консультация, Длиннопост, Гарантийный ремонт, Без рейтинга

Сейчас уже срок гарантийного ремонта истекает, оператор СЦ заявляет, что некоторые запчасти скорее всего не успевают придти в срок. В связи с этим они хотят выдать акт о не ремонтопригодности оборудования. (это все по словам простого менеджера). И это при том, что по их же словам детали они уже заказали!

В связи с такой ситуацией, возникает ряд небольших вопросов:
1. На сколько СЦ в праве расторгнуть отношения по такой причине?(учитывая, что 45 дней истекли) И какую ответственность они несут за это? Могу ли я потребовать неустойку именно с СЦ в размере 1% от стоимости оборудования в день?

2. Могу ли я, в магазине Citilink потребовать замену техники на аналогичную, без проведения дополнительных ремонтов и экспертиз? На основании акта выданным этим СЦ.

3. По истечении 45 дней идти к юристу сразу на составление притенении в СЦ? Резонно ли написать все это в роспотребнадзор?

4. Что, вообще, блин, делать? (

Спасибо. Комментарии для минусов оставлю внутри)

Показать полностью
117

Новый сезон - новые сливы.

В сеть слита первая серия нового сезона "Игры престолов"

До премьеры заключительного сезона "Игры престолов" осталось три недели, но детали первой серии уже утекли в Сеть. На YouTube появилось видео, раскрывающее весь сюжет, которое вскоре было удалено. TheRealFrikiDoctor, сливший запись, ранее уже переходил дорогу HBO, сообщая подробности шестого сезона до его выхода. Спойлеры перекочевали на Twitter и Reddit, испортив настроение тем, кто видеть их не хотел. Поэтому если вам не нужны вероятные сюжетные повороты до 14 апреля, дальше читать не стоит.

Внимание,  далее идут спойлеры!

Новый сезон - новые сливы. Игра престолов, Слив, Спойлер, Длиннопост, Игра престолов 8 сезон, Сюжет

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

Винтерфелл:


Воссоединение Джона и Брана, встреча Сансы и Дейенерис. Дени осознает, что ей здесь не рады, а Бран сообщает, что Стена пала, и у Короля Ночи теперь есть дракон. На общем совете Джон представляет всем присутствующим Дейенерис и приказывает разослать всем воронов с вестью о Короле Ночи. Дени обводит взглядом собравшихся и видит их недовольство. Лианна Мормонт обращается к Джону: «Не забывай, что править Севером – твоя ноша, мы выбрали тебя, а не ее», на что Сноу отвечает, что им необходимы союзники, а Дейенерис – один из самых сильных. Тирион обещает, что его сестра пришлет на помощь свою армию. Эта новость не впечатляет Совет, Санса в ярости: «Вы привели на Север не только ее, но и армию Ланнистеров?».


Санса обсуждает с Тирионом «помощь» от Серсеи и спрашивает, можно ли ей доверять. Тирион уверен, что Серсея беременна, поэтому у нее есть веский повод сражаться против Короля Ночи. Он пытается убедить Сансу, что его сестра изменилась и действительно хочет помочь.


Трогательное воссоединение Джона и Арьи. Джон спрашивает, пригодился ли ей кинжал, Арья кивает: «Да, пару раз». Он просит ее помочь убедить Сансу в том, что Дейенерис им нужна.


Королевская Гавань:


Прибытие Грейджоя, его беседа с Ярой: Эурон говорит, что не станет ее убивать, потому что они – одна семья. Квиберн сообщает Серсее, что Король Ночи разрушил Стену и захватил дракона, что та воспринимает как хорошую новость: «Пусть все на Севере сами убьют друг друга».


Эурон показывает Серсее, что выполнил обещание почти полностью и требует свою награду. Серсея недовольна тем, как он справился с заданием, но дает ему обещанное. После близости она признается, что испытала те же эмоции, как от супружеского долга с Робертом (что, видимо, не лучшая оценка для Эурона).


Тем временем, Теон захватывает один из кораблей Эурона и освобождает Яру. Он просит у сестры, настоящей королевы Железных островов, разрешения отправиться на Север и помочь Старкам, Яра соглашается.


Винтерфелл:


Давос, Варис и Тирион знают об отношениях Джона и Дени, которые становятся ближе с каждым днем. Дейенерис учит Джона летать на драконах: она выбирает Дрогона, а он – Рейгала, на которого неловко забирается и взмывает в небо. Позже на земле Джон и Дени сливаются в страстном поцелуе.


Джон беседует с Сансой, которая считает, что он не воспринимает ее всерьез. Сноу повторяет, что ищет союзников, а Санса не выдерживает: «Ты преклонил колено ради Севера или ради любви?», оставляя Джон в растерянности.


Джорах представляет Дейенерис Сэма Тарли. Мать Драконов сообщает Тарли, что убила его отца и брата, Сэм едва сдерживает слезы. По совету Брана он решает рассказать Джону правду о его происхождении.


Сэм встречает Джона у статуи Нэда Старка и говорит, что ему не следовало искать союзника в лице Дейенерис. Джон возражает, что он теперь даже не Король Севера, выбор сделан. Сэм все объясняет, шокируя друга историей о Лианне Старк, Рейгаре Таргариене и настоящем имени Джона – Эйгон Таргариен. Сноу трудно принять новость о том, что он законный наследник Железного Трона.


Черная Башня:


Тормунд и Берик говорят Эду, что Стена пала, Король Ночи вошел в Вестерос, и у него есть дракон. В Черной Башне происходит что-то странное – на стенах появляются символы (вероятно, послание от Короля Ночи). Герои спешат послать ворона в Винтерфелл, не подозревая, что благодаря Брану об опасности знают все, включая Серсею.


Эпизод заканчивается прибытием Короля Ночи в Черный замок.

Показать полностью
109

Забытое сражение забытой войны.

Бойня у Эрегли или морская трагедия Сарыкамышской операции.

Первая мировая война началась для нищей и ослабленной предыдущими войнами Османской империи странно и не очень удачно. О неразберихе творящейся в империи может сказать тот факт, что Турция вступит в мировую войну проведя военную провокацию подвергнув обстрелу русские порты: Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск. Эту операцию организует военный министр Энвер-паша по договорённости с германским командованием не поставив в известность турецкое правительство!
Вообще, планы у турецких военных были грандиозные и агрессивные. При этом они полагались скорее на некое "божественное проведение" чем на собственный стратегический талант или хорошую проработку операций.
Вначале 2-й заместитель начальника генерального штаба Хафыз Хаккы представил свой военный план, по которому османские войска должны были отправиться на восточную часть побережья Черного моря воевать против русских, у которых, как надеялся Хафыз Хаккы, будет полная деморализация после поражения на Восточном фронте. Затем Энвер-паша начал плохо спланированное наступление против русских на Кавказе, тщетно надеясь, на возникновение восстания тюркоязычных жителей против русских.
В преддверии планирующегося наступления и начала зимних холодов Энвер-Паша снаряжает три транспортных судна. Они должны были доставить воюющим в районе Сарыкамыша войскам, пополнение, зимнюю форму, продукты и боеприпасы. На кораблях находились 3 тысячи солдат, 100 000 комплектов зимнего обмундирования для замерзавших под Сарыкамышем солдат и новинка - 4 разобранных самолета. Среди пассажиров было нескольких черкесских вождей, а также специально подготовленные для организации беспорядков в тылу русских войск, при помощи турецкого населения, проживающего на Кавказе, агенты Специальной Службы (так в ту пору называлась разведывательная организация Турции).

Транспорт "Безм-и Алем" (Bezm-i Alem)

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

"Бахр-и Ахмер" (Bahr-i Ahmer)

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

"Митхад Паша" (Mithad Paşa)

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

Энвер-Паша снова совершил большую ошибку. Правила, обязательные для исполнения на флоте гласят, что транспортные суда, на которых перевозится личный состав войск, непременно должны сопровождаться одним, а лучше несколькими боевыми кораблями, способными отразить вражеский удар. Однако по внезапному решению Энвера-Паши, 6 ноября 1914 года вышеупомянутые суда, подняв якоря, без какого-либо сопровождения, покинули Стамбульский пролив.

Черноморский флот в то время предпочитал передвигаться только толпой в составе эскадры из крупных сил, ибо существовала вероятность встретить германский линейный крейсер "Гебен", а у Императорского флота таких кораблей на тот момент не было.

"Гёбен" (нем. Goeben) - германский линейный крейсер типа "Мольтке"

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

И вот, 7 ноября 1914 года русская эскадра, обстреляв угольные месторождения в районе Зонгулдака, возвращались на базу. Когда 7.45, на траверсе Эрегли были замечены дымы на горизонте. Дальнейшее сближение позволило определить Османскую принадлежность судов. Преследование продолжится и где-то около 10:00 русские суда откроют огонь. Бой, а точнее бойня продлиться порядка полутора часов и в 11:30 последний турецкий транспорт уйдет на дно.
Эсминцы успеют подобрать из воды лишь 224 человека. А более 3000 человек погибнут.

Эта трагедия, по приказу Энвера-Паши не была отражена в документах, а чтобы сведения о ней не попали в печать с прессой хорошо поработала цензура.

В состав Черноморской эскадры Русского Императорского флота входили линкоры: "Евстафий", "Иоанн Златоуст", "Пантелеймон", "Три Святителя" и "Ростислав", крейсера "Память Меркурия", "Кагул", "Алмаз" и 5 эсминцев. Да-да, пусть вас не пугает название "Линкоры", хоть и называть броненосцы додредноутной эпохи линкорами несколько странно, но по факту они официально они так и назывались, были "кораблями линии" хоть и значительно устаревшими. Но даже такой раритет толпой успешно гонял новейший "Гебен"

Броненосец Черноморской эскадры "Евстафий" под огнем немецкого линейного крейсера "Гебен". Бой у мыса Сарыч. В представлении художника.

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

Линейный корабль "Ростислав" (эскадренный броненосец 1900 г.п.)

Корабль прошел большой боевой путь, который закончился затоплением отступающими белогварлейцами в 1920 году. Полуразрушенный корпус и сейчас остается затопленным в Керченском проливе

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост

Броненосец "Три Святителя"

Забытое сражение забытой войны. Первая мировая война, Черное море, Черноморский флот, Османская империя, Турция, Морской бой, Российская империя, Длиннопост
Показать полностью 6
82

Учреждение Африканского экзархата глазами одного человека.

Не хотел я продолжать больше историю Византийской Северной Африки. Но, после "Страстей Соломоновых", как на мой взгляд, осталась небольшая недосказанность. Ибо мир на 14 лет был шатким и не прочным, многие области Ромеи контролировали лишь "формально". По этому как можно более кратко опишем одно немаловажное событие, случившиеся  почти через 15 лет после "Страстей Соломоновых"

Примечание:

Экзарха́т (от греч. ἔξαρχος «внешняя власть») — в Византии в конце VI-VII веков административно-территориальная единица, наместничество за пределами митрополии.
Учреждение Африканского экзархата глазами одного человека. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Африканский экзархат, Юстиниан, Византийская империя

Учреждение Африканского экзархата глазами одного человека.

За десятилетия, прошедшие со времён высадки Велизария в Северной Африке, случилось множество событий. Множество городов и деревень было разрушено в ходе ожесточённой борьбы Империи и многочисленных берберских племён. Множество жизней с обеих сторон оказалось загублено. После победы, одержанной Иоанном Троглитой, в битве при Катоновых Полях весной 548 года, византийцы надеялись, что в Африке настанет мир. Увы, мир продлился лишь чуть более десятилетия.


14 ноября 565 года умирает император Юстиниан. Смерть этого великого мечтателя как будто стала сигналом для всех врагов Империи, которые вскорости начали подтачивать римские границы. Особенно наглядно это явление смотрелось в Италии, где лангобарды, ещё недавно выступавшие союзниками ромеев в борьбе с остготами, сами вторглись на Апеннины, а местные силы поделать с очередными варварами не могли решительно ничего.


Аналогичные процессы начались и в Африке. Там против Империи обратился её давний союзник в лице царства Алтава. Когда Велизарий паровым катком проходился по вандальским отрядам, цари этого романо-берберского государства сочли за благо принести клятву верности Юстиниану. Однако по мере того, как другие берберские царства и племена восставали против Византии, менялось мнение и у алтавских царей. В 541 году на трон Алтавы взошёл Гармул, который, в отличие от своих предшественников Масуны и Мастиги, был настроен к Империи куда враждебнее. Однако свои искренние намерения он успешно скрывал до смерти Юстиниана и даже ещё чуть дольше. Но в 571 году Гармул открыто атаковал византийские владения. Его рейды не были направлены на захват какого-либо города, ибо стараниями покойного Соломона фортификации большинства византийских городов в Африке оказались неприступны для берберов. Так что алтавский царь сосредоточился на рейдах по незащищённым деревням и на устроении засад ромейским силам. В последнем деле Гармул познал огромный успех, поочерёдно поубивав африканского префекта Феодора, а также двух магистров армии: Феоктиста и Амабилиса. Имперская власть в Африке в который уже раз оказалась полностью обезглавлена.

Остатки западно-римских территорий после 476 года. Алтава тоже здесь присутствует

Учреждение Африканского экзархата глазами одного человека. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Африканский экзархат, Юстиниан, Византийская империя

Далее следует непонятная дыра во времени размером в 6 лет, в ходе которых, такое ощущение, Гармул успокоился и заключил мир с Империй и даже, возможно, направлял посольство в Константинополь приблизительно в 573 году. Увы, данные об этом периоде крайне отрывочны. Зато известно, что в 578 году только ставший единоличным правителем Тиберий II решил, что с бардаком в Африке пора бы и завязывать. Посему император сделал сразу два назначения: должность префекта Африки получил Фома (уже когда-то занимавший эту должность), а новым военачальником стал Геннадий.


Увы, о биографии нового героя до прибытия в Карфаген нам не сообщается, окромя того, что это был “энергичный офицер”. И действительно, стоило Геннадию возглавить римские силы, как Гармул и остальные мавры начали резко сдуваться. Для алтавского царя всё кончилось в 579 году. Хронист Иоанн Бикларский, сообщающий нам о свершившихся событиях, упоминает поход Геннадия в Алтаву одной строкой:

Геннадий, магистр армии в Африке, разбил мавра, сильнейшего царя Гармула, который убил уже трех вождей (Прим.: как раз упомянутых ранее Феодора, Феоктиста и Амабилиса), ранее назначенных римлянами командовать, выиграл войну и поразил мечом самого царя.

После этой победы римские силы впервые со времён вандальского нашествия смогли закрепить за собой всё североафриканское побережье. Восстанавливается мирная жизнь, а Геннадий участвует ещё в нескольких мелких стычках с берберами. Увы, период с 578 по по 585 нам тоже плохо известен. Но, вероятно, за исключением некоторых совсем мелких неурядиц префектура Африки стояла крепко. И одновременно доживала свои последние дни…


Не секрет, что старая римская система разделения властей на военную и гражданскую откровенно буксовала как в Италии, так и в Африке. И пусть дела африканские шли куда успешнее, чем на “Сапоге”, который оказался рассечён на несколько анклавов лангобардами, в Карфагене и подвластных ему землях наблюдались те же синдромы, что и в Италии. Бесконечная опасность войны с маврами, а также угроза, причём вполне реальная, вестготского десанта заставили Тиберия II и сменившего его в 582 году Маврикия постепенно выработать для сокращающихся западных провинций новую структуру управления.


Между 585 и 590 годами родилось явление под названием Африканский (или же Карфагенский) экзархат. Это новое образование обладало очень широкой автономией и возглавлялось назначаемым из Константинополя чиновником с титулом экзарха. Экзарх вобрал в себя как гражданские функции префекта претория, так и военные — магистра армии. В сущности экзарх что Африки, что Италии — это эдакий византийский вице-король, человек обладавший неограниченной властью в своих владениях, однако являвшийся назначенцем императора и не был в состоянии передавать свой пост по наследству. Явление экзарха не было чем-то из ряда вон выходящим. В конце концов, Юстиниан в своё время выдавал единую власть в Африке Соломону или же своему кузену Герману. Однако затем неизменно восстанавливался дуэт префекта и магистра. Теперь с этим было покончено.


Какие территории вошли в новообразованный экзархат? Первым делом в него, конечно же, целиком была включена вся теперь уже бывшая африканская префектура (в которую входили ещё Сардиния и Корсика), окромя Триполитании, часть которой административно отошла к Египту. Также в ведение карфагенского экзарха вошли Балеарские острова и остатки Византийской Испании. Последние два региона вкупе с гибралтарской крепостью Септой (совр. Сеута, Испания) были вдобавок включены в новую провинцию Мавретания Секунда.

Приблизительная карта Африканского экзархата (красный), где учтены и успехи Геннадия в борьбе с Алтавой.

Учреждение Африканского экзархата глазами одного человека. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Африканский экзархат, Юстиниан, Византийская империя

Первым экзархом был назначен как раз Геннадий, доказавший свою компетентность в кампании 578–579 годов. Теперь же он был не просто военачальником, но полномочным представителем императора в Северной Африке. Но по факту его жизнь не особо изменилась. Он всё также гонял в хвост и в гриву берберов, причём даже тогда, когда гонять должны были самого Геннадия. Стоит привести свидетельство хрониста Феофилакта Симокатты об одной важнейшей победе экзарха, состоявшейся в 595 году:

В это же время жившие в Ливии маврусии составили заговор против ромеев. Когда их собралось большое количество, карфагенян охватил великий страх. Но Геннадий, который в тот момент был экхархом в Ливии, видя, что против него в несказанном числе поднялось неприятельское войско, хитростью нанес варварам решительное поражение. Делая вид, что он готов сделать все, чего желают варвары, заставив их возрадоваться и потерять бдительность, он напал на них, когда они пировали, отмечая удачу. Он произвел среди них огромную резню и захватил славную добычу. Этим закончилась карфагенская война. Таким образом, что касается Ливии, то у ромеев все устроилось очень хорошо.

Не стоит забывать, что, будучи экзархом, Геннадий был обязан ведать и гражданской жизнью жителей. Так, начиная с 591 года Геннадия осаждают разного рода просьбами, особенно представители духовенства. Например, недавно избранный Папа Римский Григорий (впоследствии — Великий) просит Геннадия разобраться с ересью донатистов. Донатистами именовали тех африканских епископов, кто почитал своими врагами всех христиан, что во времена гонений IV века изменил своей вере. Ко времени прошения Григория донатизм уже активно угасал, так что, возможно, под этим течением Папа подразумевает обыкновенный сепаратизм африканского духовенства, сопротивляющийся римскому влиянию. Геннадия же Папа осаждал своими прошениями несколько лет, используя в качестве живого повода одного африканского епископа по имени Павел, который пострадал якобы от тех самых донатистов и вынужден был бежать в Рим. Писал понтифик и в Константинополь, умоляя императора Маврикия повлиять на своего наместница.


Что сделал Геннадий? Да, в общем-то, ничего. Похоже, что богословские споры италийцев и африканцев его волновали приблизительно никак, что и стало причиной бесконечных жалоб Григория на бездействие имперских властей в Африке. Эзхарх был в первую очередь военным. Посему, в отличие от богословских жалоб, Геннадий не стал игнорировать в 598 году письмо того же Григория о том, что лангобарды готовят десант на Сардинию. Чем кончилось дело — неизвестно. Вероятно — ничем, так как совершенно точно известно, что ромеи управляли островом ещё на протяжении полувека.

Византийская церковь в Сардинии, соседствующая с одним из знаменитых нурагов.
Примечание: (к статье не имеет никакого отношения)

Нураг, или нурага (итал. Nuraghe, мн. ч. Nuraghi) — тип мегалитической башни, распространённой на острове Сардиния со второй половины II тыс. до н. э. и до VIII столетия до н.э. Вокруг этих башен существовали небольшие деревни, встречаются также нураги и поселения вокруг них, окруженные овальными или четырехугольными стенами из дикого камня с бастионами.
Учреждение Африканского экзархата глазами одного человека. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Африканский экзархат, Юстиниан, Византийская империя

В том же 598 году слава Геннадия как компетентного военачальника гремела, видимо, по всему западному Средиземноморью. Как-то раз под его командование попросился человек по имени Дроктульф. Этот германец свевского происхождения некогда служил лангобардам, но угодил за решётку и, выбравшись из заключения, очень обиделся и перешёл на сторону Империи, сражаясь со своими бывшими соратниками в Италии. Спрашивается: где Италия, а где Геннадий, сидящий в Африке? Впрочем, учитывая кадровый голод в остатках италийских провинций, неудивительно, что Дроктульф захотел присоединиться к прославленному и успешному африканскому экзарху. Вероятно, Геннадий всё же отклонил просьбу свева, потому как мы находим Дроктульфа в Италии, а затем во Фракии, но никак не на территориях, подвластных Африканскому экзархату.


В этом же 598 году (или двумя годами позднее) карьера Геннадия постепенно подошла к концу. Мы не знаем, отправили ли его в отставку или же за экзархом пришла старуха с косой, но известно, что в 600 году его должность уже занимал некий Иннокентий. Возможно, он умер от т. н. Юстиниановой Чумы, в очередной раз прокатившейся по Империи в те годы. В любом случае Геннадий стал живым проводником между старой римской администрацией и новой “византийской”, ибо ему довелось послужить как в старой должности магистра армии, так и в новой должности экзарха. Талантливый офицер и тактик, Геннадий своими усилиями смог сделать так, чтобы Африканский экзархат, можно сказать, процветал, особенно на фоне своих “коллег” из экхархата Равеннского.

Автор: Артём Селицкий

"Заметки о поздней Римской империи и Византии"

Показать полностью 3
-38

Я не буду менять линолеум. Я передумал, ибо мир обречен. (С) Сергей Довлатов

Да, у меня конечно и у самого возникают сомнения в адекватности и целесообразности подобного текста. Но, как говорила героиня с солнечного Юга Скарлетт О’Хара:

"Я подумаю об этом завтра".

_____________________________________________________________________

"Моя жизнь совершенно бессмысленна. Когда я перебираю в памяти различные ее этапы, она кажется мне похожей на слово "Schnur" в словаре, где оно обозначает, во-первых, шнурок, а во-вторых, сноху. Не хватало только, чтобы оно обозначало, в-третьих, верблюда, а в-четвертых, швабру". Сёрен Кьеркегор "Или - или"

Но в тоже время, когда я лично пропускаю поворот, нужный дом или станцию, закрадывается сильное, как у многих фаталистов, подозрение или надежда, что моя невнимательность была частью чьей-то задумки; кусочек мозаики был потерян во время Грандиозного Созидания, но найден в неожиданном месте и поставлен на место.

Что-то должно случиться, и ради этого "чего-то"  чей-то шаг должен быть замедлен, кто-то должен наступить в лужу, пройти дом, споткнуться на ровном месте, толкнуть в толпе человека; где-то непременно лопнут провода, выскочит из стены гвоздь или неловкой рукой будет разбит стеклянный чайник, звук падения которого разнесётся по всему переулку и нарушит ход событий.

Возможно, даже самая мелкая случайность чертит свою траекторию движения, на которую люди послушно сходят, не зная, что механизм заработал иначе. Быть может это будет трамвай, на который ты будешь спешить, но не успеешь, а следующий уже не придет из-за автомобилей, столкнувшихся на рельсах. Или двое людей в огромном мегаполисе случайно встретятся только потому, что ты выбежишь из дома позже, разбив злосчастный чайник.


Разумеется, все это мелко и я не очень верю в такие "проведения". Ведь это так буднично, и как подобные мелочи могут иметь значение в какой-нибудь красивой истории.

Скорее это сам человек населяет значениями и интерпретациями произошедшие события и говорит при этом, что ничего не бывает просто так и все мы ходим под роком. В зависимости от влияния событий на нашу жизнь, мы одариваем эти происшествия статусами и понизив голос, говорим о них как о чуде.

Мы все хоть раз задумываемся о смысле своей жизни. И многие подобные "случайности", перечисленные выше, не дают ей стать полностью скучной, неинтересной и тоскливой. Хотя, по сути, она таковой и является. Я тоже как-то задумался, что же собой представляет "смысл жизни", заранее решив в своей голове, что его нет. Отсюда легко получается вывод, что все попытки обречены на провал, а значит, пусты и бессмысленны. Ведь если хоть раз серьезно задуматься об ответе на этот вопрос, то в голове непременно возникает список под названием: "ради чего я живу?"

И правда, если попытаться разобраться, то можно подумать, что наше существование - это просто последовательность определенных событий, не более. И многие великие философы еще со времен античности бились над этим хитросплетением. Будет создано множество философий противоречащих друг другу в ответ на этот вопрос. Но, по большому счету, сейчас и здесь даже все это не имеет смысла.

Вот мы застыли здесь, в этом самом моменте. Вся наша прошлая и настоящая жизнь, все многообразие ее дорог сложилось так, что седьмого числа весеннего месяца Марта я сижу и пишу этот пост. А ты быть может через час его прочитаешь и найдешь его глупым. А если все же после его прочтения, у тебя возникло желание написать его автору, то контакты для связи находятся чуть ниже и по ним ты можешь дать о себе знать.

Александр Блок напишет:

Мы любим всё — и жар холодных числ,
И дар божественных видений,
Нам внятно всё — и острый галльский смысл,
И сумрачный германский гений…

И так же мне интересно все. Пусть будет это хорошая переписка или прогулка где-то по пустынным ночным улицам. Мне интересны отношения и хорошая дискуссия.

Я не спешу здесь искать смысл жизни в ком-то, я лишь пытаюсь примириться с абсурдностью  существования, принять его бессмысленность, и постараться наполнить его, в том числе и интересными людьми, чтобы начать жить. А потому, тихо-тихо шепчу едва губами:

В нашей жизни умирать не ново,
Но и жить, конечно, не новей..

Цитируя Есенина, живу, порой пытаясь кого-то найти, кого возможно вообще не существует. Я живу и существую.

Показать полностью
43

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию.

Новый герой

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Артабан, можно сказать, сносно справился со своей задачей. Основной его заслугой было, конечно же, убийство Гонтариса, но и сам по себе он был достаточно неплохим офицером среднего звена, что показала его дальнейшая служба в Италии. Но его италийские приключения к нашему повествованию отношения не имеют решительно никакого. В рамках же “Страстей” стоит упомянуть, как сложилась его судьба непосредственно в Африке. Юстиниан за успешную ликвидацию Гонтариса пожаловал Артабану титул магистра армии, но, судя по всему, армянина больше интересовала Преекта, племянница императора и вдова Ареобинда. Та очень щедро наградила Артабана и, возможно, между этими двумя со временем завязались романтические отношения. Артабана ничуть не смущало то, что он вообще-то уже был женат. Напротив, он загорелся желанием развестись с законной супругой и жениться на Преекте. Вынашивать такие планы, тем более по отношению к особе из императорского дома, в удалённом от Юстиниана Карфагене было бессмысленно. Так что очень скоро новоиспечённый магистр попросился в Константинополь. Летом 546 года просьба была удовлетворена и Артабан покинул Африку. А Юстиниан в который уже раз получил на свою голову задачку выбора компетентного наместника в этом беспокойном регионе. Долго, впрочем, император не размышлял и в конце того же года в карфагенскому порту с корабля сошёл преемник Артабана.


Выбор Юстиниана пал на этого человека неслучайно. Новому командующему имперскими силами в Африке были прекрасно знакомы реалии Чёрного Континента. В самом деле, наш новый герой сражался здесь и под знамёнами Велизария, и под знамёнами Соломона и даже под знамёнами Германа. А звали этого человека Иоанн Троглита и деяния его были воспеты одним из последних латиноязычных поэтов Империи, Флавием Кориппом, в произведении под названием “Иоаннида”. И он этого был достоин, ибо Иоанн был человеком, что ныне незаслуженно забыт потомками, зато был на хорошем счету и слава его гремела лишь чуть менее громогласно, чем слава Велизария или Нарсеса.


Что можно сказать о биографии Иоанна? Место его происхождения покрыто тайной, но в качестве гипотетического места рождения называются Фракия и Македония на Балканах. Известно, что он был сыном некой Эванты, а также имел брата по имени Папп. Сам Троглита был женат и имел от этого брака сына по имени Пётр.


Что до его карьеры, то впервые Иоанн появляется на исторической арене в ходе Вандальской войны как один из офицеров Велизария. Как уже упоминалось выше, Троглита видел крушение Вандальского королевства, а также успешно служил при Соломоне и Германе. Однако где-то после 538 года Иоанна отправили на восток, присовокупив к его командировке титул дукса Месопотамии. На восточной границе Иоанн прославился в меру успешными стычками с персами, в ходе некоторых из которых он дерзкими атаками, порой ночными, сбрасывал персидские осады с римских городов, таких как Феодосиополь и Дара. В других же случаях он разживался солидной добычей разного рода, как, например, в 542 году, когда Троглита в качестве живого трофея приволок сасанидского военачальника Мермероса. Старания Иоанна не остались незамеченными как на Востоке, где за ним послеживал Урбиций, представитель Юстиниана, так и в самом Константинополе, куда этот самый Урбиций посылал свои отчёты о творящихся на восточной границе делах. Так что назначение Троглиты новым наместником в Африке выглядит вполне оправданным.

изантийский лучник в представлении современного художника

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Когда Иоанн Троглита ступил на карфагенскую землю, то обнаружил здесь сугубо разброд и шатание. Да, его предшественник Артабан устранил одну из больших заноз в мягкой точке Империи, но чрезмерно увлёкся амурными делами, а между тем ситуация за пределами Карфагена как была критической, так и оставалась. В сущности, у Империи оставался, собственно, Карфаген, а также приморская часть Бизацены. Остальная её часть, а также Ливия и Нумидия были буквально заполнены маврами, которые делали абсолютно всё, что хотели. Офицеры, командовавшие остатками имперских сил, как, например, Марцентий в Бизацене, были деморализованы не меньше, чем их собственные уцелевшие и изрядно сократившиеся в числе воины. Троглите пришлось начинать своё командование не со славных баталий, а с утомительных переговоров. Надо сказать, что Иоанн, служивший ранее в Африке, был уже хорошо знаком со спецификой мавританских племён. Они могли на какой-то момент восстать в праведном гневе против угнетателей, будь то римляне или же вандалы, но их единство очень быстро сходило на нет. Вот и сейчас уже знакомый нам Антала уже не мог поручиться за верность всех племён, чем и воспользовался новый командующий. В ходе переговоров от мятежников откололось несколько племён под командованием вождей по имени Куцина и Ифисдайя. Удалось добиться относительного нейтралитета ещё одного нашего старого знакомца: аврасийского царя Иауды, который со своими людьми попросту отступил в родную Аврасию.


Теперь, когда часть врагов отсеялась в ходе искусной дипломатии, можно было браться за мечи, копья и луки. Следующей задачей Иоанна Троглиты являлась реорганизация римской армии в Африке. По счастью, Иоанн прибыл в Африке не один, а также прихватил с собой закалённых в боях ветеранов, что сражались рядом с Троглитой, пока тот служил на Востоке. С этими силами Иоанн соединился с Марцентием, который уже потерял всякую надежду на успешный исход войны, в местечке Антония Кастра (местонахождение неизвестно). Туда же явились послы Анталы для попыток заключения мирного соглашения. Дипломатия берберского вождя вновь потерпела поражение, так как Троглита не только не стал слушать послов, но и отправил их за решётку.


После этого объединённая армия Иоанна и Марцентия выступила в Бизацену, постепенно освобождая поселения, захваченные маврами. Те, увидев, что у римской армии появилось воодушевление и явно не бездарный военачальник, обратились к своей обычной тактике: бежать, бежать и ещё раз бежать. Конечным пунктом своего забега берберы избрали город Суфетула (совр. Сбейтла, Тунис), где их и настиг Троглита и его воины. Увы, нам не до конца ясно, когда конкретно происходила битва. Известно, что это был либо конец 546 года, либо начало 547 года, а сама битва превратилась в кровавое побоище. Также известно, что Иоанн перед началом сражения пытался воззвать к благоразумию Анталы и оказавшегося рядом с ним Иерны, вождя племени лефтов, но, как можно заметить из предыдущих частей цикла, дипломатия вообще не очень получалась у всех вовлечённых сторон. Сама же битва походила на весы, куда стороны набрасывали груз, что заставляло чаши этих весов перешиваться то в одну сторону, то в другую. Изначально римляне начали очень бодро и казалось, что варвары вот-вот обратятся в бегство. Однако Антала, стоявший с конниками в резерве, неожиданно атаковал византийцев, заставив теперь уже и их бежать с поля боя. Чаша весов склонилась на сторону берберов, но Иоанн показал себя деятельным командиром, который остановил бегущих ромеев и развернуть их обратно на врага, после чего чаша весов склонилась, теперь уже окончательно, в сторону Империи. Иерна в этой битве пал, а Антале пришлось униженно кланяться Иоанну.

Руины капитолия Суфетулы

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Добыча в этой битве оказалась огромной и самой важной её частью с моральной точки зрения оказались знамёна, потерянные в последней для Соломона битве при Киллиуме ещё в 544 году. За свои успехи Иоанн Троглита устроил себе триумфальный въезд в Карфаген. Триумф, конечно же, был сильно скромнее той роскошной церемонии, устроенной в своё время для Велизария в Константинополе, но всё-таки Иоанн мог считать себя довольным.


Тут бы и закончить на этих строках цикл “Соломоновых страстей”, ведь главный герой давно погиб, а Иоанн Троглита достойно отомстил маврам за его гибель. Мир как будто бы был восстановлен. Но Иоанн находился в крайне неспокойном окружении и это неминуемо должно было сказаться на дальнейшем ходе событий.

Мартовская катастрофа

Наслаждаться миром византийцам пришлось аж несколько месяцев. В это время в Триполитании восстали очередные берберские племена. Под водительством своих вождей Карказана и Брутена (одного из тех, кто смог спастись в битве при Суфетуле), мавры с превеликим удовольствием разграбили всё в Триполитании, до чего смогли дотянуться, после чего развернули наступление в многострадальную Бизацену. Антала, разозлённый своим прошлым поражением, конечно же, присоединился к мятежу. Многие мавры по типу Ифисдайи отказались присоединиться к новому восстанию, но и Империю поддерживать не горели желанием. Сама же имперская армия, хоть и снова научилась побеждать, но была по-прежнему ослаблена. Часть отрядов была направлена на помощь имперским силам, воюющим в Италии, часть — рассредоточена по крепостям. И всё же Иоанн не мог смотреть, как мавры в очередной раз грабят североафриканские провинции. Пусть и не обладая достойной армией, Троглита выступил из Карфагена в Бизацену. Берберы уже в который раз бросились врассыпную при виде имперских войск, но в данном случае имелся один нюанс. Если обычно мавры бежали совершенно искренне, то в этот раз они заманивали ромеев в пустыню. Уловка удалась отчасти. Сахара действительно оказалась крайне недружелюбна к римлянам, однако Иоанн, видимо, предугадав такой вариант развития событий, прихватил с собой обоз с достаточным количеством воды. Основной урон византийцам нанесли всё-таки не мавры и не тяжёлые условия пустыни. В какой-то момент в лагере Троглиты началась чума и многие солдаты из тех, кто не стал её жертвой, предпочли дезертировать. Иоанну удалось худо-бедно водворить порядок и начать организованное отступление, но вскорости обнаружили, что и враг от них никуда не делся.

Фото двух воинов из племени туарегов. Если забыть, что фото сделано в 1906 году, то можно предположить, что мавры времён Троглиты выглядели так же.

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Проблему мавров нужно было как-то решать, хотя у Иоанна не было никаких иллюзий на счёт возможности успеха предприятия. Троглита решил отрезать мавров от необходимой им воды и хотя бы так осложнить жизнь. Для начала он приказал вождю Куцине, одному из немногих мавританских вождей, сражавшихся на стороне Империи, занять близлежащую реку в Марте (совр. Марет, Тунис). Однако в процессе перехода к Марте поднялся сильный ветер, просто-напросто сдувающий палатки византийцев. После этого происшествия дисциплина в имперской армии опять рухнула до нуля, а отдельные офицеры решили попытать счастья самостоятельно и попытались напасть на варваров. Мавры, хоть и были истощены не менее римлян, такое разделение армии противника восприняли в качестве царского подарка, которым не преминули воспользоваться, постепенно заманивая в засаду один за другим передовые отряды ромеев и их мавританских союзников. Иоанн же с основными частями подошёл слишком поздно и битва была с треском проиграна. То, что произошло с византийским воинством при Марте, очень живо описывает судьба одного офицера, которого тоже звали Иоанн. Пытаясь вырваться с поля боя, этот Иоанн не заметил, как попал в зыбучие пески, в которых остался навсегда вместе со своей лошадью.

Современный Марет более известен нынче по оборонительным укреплениям, построенным французами в 30-х годах XX века и призванным защищать Тунис от атак Ливии (тогда — колонии Италии)

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Другой Иоанн, Троглита, вынужден был бежать в Иунку (чью крепость, построенную Соломоном, можно лицезреть и поныне в восточной части Туниса). Потери римской армии были столь велики, а боевой дух уцелевших столь низок, что казалось, как Иоанн Троглита вот-вот пополнит список неудачливых африканских наместников. Троглита, со временем вынужден был оставить и Иунку, отступив в крепость Ларибу (где-то рядом с современным Эль Кефом в Тунисе). Весь остаток 547 года мавры безнаказанно грабили всю Северную Африку.

Катоновы поля.

Сидя в Ларибе, Иоанн Троглита восстанавливал свои силы. Ему удалось получить подкрепления из Карфагена, которые весной 548 года привёл его собственный сын Пётр. Более того, Троглита вновь проявил своё мастерство убеждения и он сумел сплотить умудрившихся поссориться Исфидайю и Куцину, а также заручиться поддержкой Иауды. Впервые этот царь выступал как союзник имперских войск. Сам он, правда, на общий сбор римско-берберского альянса не явился, но прислал своего брата, а под его началом — 12 тысяч бойцов. Далее Флавий Корипп, наш основной источник, пускается в поэтические фантазии. Так, он пишет, что Куцина привёл 30 своих офицеров, каждый из которых командовал тысячью воинов. Цифра в 42 тысячи берберов кажется чрезмерно вам малой? Тогда вот вам контрольный удар: “Иоаннида” гласит, что Исфидайя где-то откопал 100 (sic!) тысяч бойцов, что запрудили своим видом всю равнину Арсурус в северной Бизацене, где был назначен общий сбор. Сложно сказать, сколько в реальности пришло лояльных Империи берберов. Одно можно утверждать точно: союзников было и впрямь сильно больше, чем, собственно, регулярных имперских сил, ослабленных недавним поражением при Марте. Теперь всё зависело от умения Иоанна командовать столь разношёрстным воинством.

Современная реконструкция позднеримских (они же — ранневизантийские) воинов. Этим ребятам немало досталось за то время, что Империя пыталась закрепиться в Африке.

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Те же мавры, что противостояли Империи, тоже находились в Бизацене. Карказан, после Мартовской виктории уверенный в своих силах, предлагал развернуть дальнейшее наступление на византийцев, но подчинился мнению более опытному в таких делах Антале, который помнил, что Марта — это приятное исключение из печального правила, гласящего, что мавры редко когда могут противостоять имперским силам в открытом бою. Антала выступал за постепенное заманивание римлян в разорённную часть Бизацены, дабы те, отрезанные от баз снабжения, начали испытывать сильнейший голод и жажду, попутно ослабляя их бесконечными атаками. И поначалу этот план работал и римляне покорно следовали за своими врагами вглубь пустыни. Однако в какой-то момент шпион Троглиты прознал о тактике Анталы, после чего Иоанн решил не идти на поводу берберов, поскольку он помнил, как это дорого ему обошлось в прошлый раз. Теперь же он закрепился в лагере рядом с портом Ларискум, в который можно было отступить в случае неудачи.

Нам неведомо, где находился Ларискум, но вот эти тунисские руины с небольшой вероятностью могут принадлежать ему.

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Здесь римские солдаты начали проявлять откровенное недовольство Троглитой. Воины считали, что их командир просто трясётся от страха перспективы сражения с Карказаном и Анталой. Дошло до того, что византийцы попытались вломиться в палатку Иоанна и попросту обрушили её. Порядок в конце концов был восстановлен силами союзных мавров, однако осадочек остался. Что-то похожее испытывал, наверное, Велизарий перед битвой при Каллинике (531), когда его воины также рвались в бой с персами при полном нежелании этой битвы со стороны командира. Тогда для византийцев дело обернулось достаточно худо. В этот же раз пронесло и армия снова подчинилась Иоанну.


Вскорости Троглита всё-таки покинул Ларискум и отправился в местечко под названием Катоновы Поля, где как раз укрепились Карказан и Антала. Троглита не особо горел желанием биться лбом в укреплённый лагерь, посему заблокировал его со всех сторон, надеясь вызвать необдуманные вылазки со стороны осаждённых, а ещё лучше — голод. Иоанн показал себя достаточно неплохим манипулятором, умел имитируя нежелание имперской армии и их мавританских союзников сражаться со своими врагами в открытом поле.


План сработал блестяще. В воскресенье, после принесения жертв своим богам, мавры неистово набросились на римлян и своих сородичей, выступавших на их стороне. Битва получилась жаркой и долгое время никто не мог победить, однако мавры постепенно теряли своих лидеров, что катастрофическим образом сказывалось на их морали. Отдельный эпизод Флавий Корипп посвятил описанию последних мгновений жизни Карказана, павшего в ходе последней самоубийственной контратаки:

Карказан, потрясенный гибелью стольких воинов, развернул свои знамёна так, чтобы пройти прямо сквозь врага,
занимая много тысяч позади него. Прекраснодушный герой Иоанн видел, как Карказан напал на его знаменосца и отрубил руку вместе со знаменем. Тогда гордый полководец метнул в Карказана копьё, пытаясь ранить своего врага. И вскоре кровь побежала по оружию, вырываясь из глубокой раны.

Так погиб Карказан. Его гибель стала окончательным аргументом для берберов-мятежников, что пора бежать и/или сдаваться. Так поступил Антала, так поступили и триполитанские мавры, точнее, те из них, что не стали жертвами клинков озверевших римлян.

Римляне гоняют мавров

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Теперь война и впрямь была закончена. На долгие (особенно по африканским меркам) 14 лет установился мир. Уцелевшие мавры сидели по своим углам и боялись пикнуть. Иоанн Троглита остался в Африке в должности магистра армии и в течении четырёх лет отстраивал заново византийские крепости, построенные ещё при Соломоне. В дуэте со своим гражданским коллегой Афанасием (тем самым, что чудом избежал гибели во время бунта Гонтариса) Иоанн сумел добиться восстановления мирной жизни в Северной Африке. Пусть Прокопий и причитает, что население Ливии страшно обеднело, но, по крайней мере, здесь воцарился мир. Что до мавров, как лоялистов, так и уцелевших мятежников, то они со временем вернулись на римскую службу в уже привычном статусе федератов.


За своим заслуги Иоанн Троглита получил почётный титул патрикия по указу Юстиниана. И действительно, этот человек стал третьим завоевателем Африки после Велизария и Соломона. И также, как и Соломон, Иоанн потратил уйму времени и средств для последующего налаживания мирной жизни.


В дальнейшем Троглита ещё появится на страницах хроник, когда отправит небольшой флот поддержки для воюющих в Италии имперских войск. Ему не удалось вернуть Сардинию и Корсику, что были захвачены остготским королём Тотилой в то время, но сам факт того, что Иоанн нашёл время и людей для отправки сил в другой регион, говорит о многом.


На этом цикл "Соломоновых страстей" подошёл к концу. И пусть герой цикла не дожил до повторного усмирения берберов, он всё же проделал огромную работу по повторной интеграции Северной Африки в римское пространство, а следы его бурной деятельности прекрасно видны и поныне, несмотря на прошедшие полтора тысячелетия.

Восточно-римский кавалерист в представлении современного художника

Страсти Соломоновы. Часть V заключительная. "Иоаннида" и конец безумию. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Византийская империя, Римская империя

Конец.


Автор: Артём Селицкий

"Заметки о поздней Римской империи и Византии"

Показать полностью 8
105

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке.

После Соломона.

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Зри, Римская империя

Весна 544 года стала поистине катастрофической для дела Империи в Северной Африке. Уже было покорённые бесчисленные племена мавров вновь восстали против византийцев. В первой же битве погиб Соломон, а его солдаты частично дезертировали, частично отказались вынимать мечи из ножен. В таких условиях Сергию, племяннику павшего Соломона, оставалось рассчитывать лишь на собственные личные качества, да только характер у юноши оказался насквозь гнилым. Обладая немалым самодовольством, Сергий даже в условиях текущей катастрофы продолжал вести себя так, словно всё идёт своим чередом, а он сам — молодой повеса, живущий в своё удовольствие и не несущий ни перед кем никакой ответственности. От его недолгого правления в Африке одинаково взвыли как берберы, которые, конечно же, помнили, как он и его телохранители перерезали в Лептис-Магне делегацию племени лефтов, так и римляне, которые считали своего нового командира трусом и безмозглым сопляком.

Подготовка римлян к банкету, обычному времяпрепровождению Сергия

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Зри, Римская империя

Пока Сергий беспрестанно веселился и ухлёстывал за местными дамами, мавры поднялись против Империи едва ли не всеми имеющимися у них силами. Вёл их по-прежнему Антала, а вскорости из Мавритании прибыл закоренелый мятежник Стоца (о его мятеже можно почитать в третьей части "Страстей"), о которым в римских пределах за прошедшие годы уж и вспоминать-то перестали. Теперь Антала, Стоца и десятки тысяч берберов безнаказанно чинили разбой и смерть в византийских пределах, не встречая практически никакого сопротивления со стороны имперских сил, ибо столь велика была ненависть солдат и офицеров по отношению к Сергию, что те готовы были назло ему равнодушно взирать на триумфальный марш врага. Антала, впрочем, попытался решить дело миром и, по словам Прокопия Кесарийского, написал императору Юстиниану следующее письмо:

"Никогда не стану я отрицать, что являюсь слугой твоей царственности, да и маврусии, во время мира испытавшие со стороны Соломона безбожное отношение, подняли оружие, можно сказать, принуждаемые к этому, против своей воли, не подняли его не против тебя, но защищаясь от врага, и особенно верно это по отношению ко мне. Он не только решил отнять у меня выдачу хлеба, которую задолго до этого назначил мне Велисарий в ты сам пожаловал ее мне, но он казнил моего брата, не имея никакого обвинения, которое бы мог на него возвести. Теперь мы отмщены: наш обидчик получил наказание, Если тебе угодно, чтобы маврусии служили твоей царственности, выполняли все, как они привыкли делать в прежнее время, то удали отсюда Сергия, племянника Соломона, вели ему вернуться к тебе и пошли в Ливию другого военачальника. У тебя нет недостатка в людях разумных и во всех отношениях более достойных, чем Сергий. Пока он командует твоим войском, не будет мира между римлянами и маврусиями"

Антала в этом письме проявил себя достаточно разумным человеком, стремившимся уладить разлад между ромеями и "маврусиями" даже после совершённых убийств. А вот Юстиниана понять сложно. Он и до Анталы получал донесения о том, насколько мерзок и бездарен Сергий, однако не пожелал отрешить его от должности якобы из уважения к его погибшему дяде. В высшей степени странное решение, что ещё сыграет свою дурную роль совсем скоро.


А пока Антала, понявший, что писать в Константинополь бесполезно, вновь начал собирать своё разношёрстное воинство, к которому присоединились не только мавры, но и дезертиры-римляне и даже ставшие в последние годы реликтом вандалы. Всё это войско собиралось в Бизацене и причиняло немалые беды местному населению, которое завалило имперское командование жалобами на их показное бездействие. Наконец, к мольбам мирных жителей прислушался один из офицеров по имени Иоанн. Этот Иоанн был весьма толковым офицером и, вероятно, самым ярым ненавистником Сергия. Иоанн, как и все остальные военачальники, просто сидел и смотрел, как мавры грабят страну, но теперь ситуация складывалась настолько паршивой, что с личной ненавистью можно было и подождать.

Карта позднеримской Африки, что напоминает о том, где находится Бизацена

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Зри, Римская империя

Первым делом Иоанн приказал Гимерию, командиру остатков римских сил в Бизацене, направляться к некоему местечку Менефесса и ждать его там. Пока письмо направлялось к Гимерию, Иоанн узнал, что Менефесса уже запружена врагами. Он срочно отправил второе письмо, но курьеры посчитали себя умнее всех и умудрились заблудиться по пути к Гимерию, который так никогда и не получил это письмо. Конец оказался немного предсказуем: Гимерий со всем войском попал в плен и, если бы не личная доблесть одного из его подчинённых по имени Севериан, пришлось бы ему худо. С другой стороны, Гимерию в плену выдали очень унизительную роль наживки, с помощью которой мавры планировали захватить Хадрумет (совр. Сус, Алжир), главный город Бизацены. План, придуманный Стоцой, заключался в следующем: Гимерий приходит в Хадрумет, ведя для виду несколько связанных мавров в доказательство своих побед. Поскольку Гимерий был высокопоставленным офицером, сомнений в искренности этого спектакля у стражников возникнуть не должно было. И действительно: Гимерий сделал всё, как было приказано Стоцой, а пока стражники Хадрумета хлопали ушами, он и его “пленники” захватили ворота и позволили войти в город всему воинству мавров. Разгром городу причинили колоссальный и, когда мавры удалились из города, здесь остались лишь небольшой гарнизон да пепелище.

Руины Хадрумета в наши дни

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Зри, Римская империя

Сразу после этого из плена бежали Гимерий (явно не испытывавший восторга от роли наживки) и Севериан, чего не скажешь об остальных солдатах Империи, решивших присоединиться к Стоце, что довольно красноречиво показывает, в какую пропасть рухнул авторитет командиров местных византийских войск после гибели Соломона. Ещё более красноречиво полную импотенцию военных показывает следующий случай. Как только основные силы мавров покинули Хадрумет, некий священник Павел, переживший падение города, спешно бежал на лодке в Карфаген и предстал пред взором Сергия. Павел, ни много ни мало, просил у юноши дать ему хоть сколько-нибудь солдат, чтобы отвоевать Хадрумет. Сергий, мягко говоря, обалдел от такой просьбы. Мало того, что его об этом просил незнакомый монах, так ещё и в самом Карфагене оставалось не так уж и много солдат. Наконец, после долгих препирательств Павел получил 80 солдат. Не Бог весть что, конечно же, но ум священника был не из праздных. Он снарядил едва ли не все корабли, стоявшие в карфагенской бухте и посадил на них не только моряков, но и обыкновенных гражданских, снарядив их армейской одеждой. Когда эта огромная театральная труппа подплыла к Хадрумету, Павел громогласно дал знать, что в город пожаловал сам Герман, кузен Юстиниана, который когда-то и в самом деле провёл несколько весьма плодотворных лет на этой беспокойной земле. У жителей Хадрумета не было возможности проверить правдивость слов Павла, поэтому они без разговоров открыли ворота. Настоящих солдат у священника, как мы знаем, было лишь 80 человек, но и их хватило, чтобы перебить немногочисленный берберский гарнизон. Таким образом, с помощью обманного манёвра (но не доблести римского воинства) Хадрумет вернулся под руку Империи.

Мирная жизнь в море у Хадрумета, что была нарушена очередной войной

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Зри, Римская империя

Антала, Стоца и остальные мавры, узнав о мнимом прибытии Германа, поначалу страшно испугались, поскольку помнили, как кузен императора гонял их в хвост и в гриву, но затем поняли, что их обвели вокруг пальца. Их ярость была столь велика, что едва ли не вся Бизацена была вырезана подчистую. Уцелевшие жители и солдаты либо скрывались в крупных городах, либо вообще переходили на сторону Стоцы. Остальные имперские силы продолжали благодушно молчать. Даже Иоанн, видимо, после столь неудачной переписки с Гимерием решил, что с него достаточно и ничего не предпринимал.

На те же грабли

В таких условиях терпение начало кончаться даже у Юстиниана. Сергия всё ещё не отзывали из Африки, но придали ему равнозначного по статусу коллегу. Им стал Ареобинд, возможно, являвшийся потомком знаменитого Аспара, что во второй половине V века оказывал колоссальное влияние на политику Византии, назначая императоров по своему усмотрению. Этот Ареобинд был богат и знатен, вот только его военный опыт равнялся нулю. Учитывая то, что ему предписывалось сражаться с маврами в Бизацене до их полного уничтожения, такое назначение выглядит в высшей мере странным. С собой Ареобинд притащил целую свиту, состоявшую из его супруги Преекты, являвшейся племянницей императора, а также братьев-армян Артабана и Иоанна, выходцев их прославленной парфянской и армянской династии Аршакидов.


Ареобинд, приняв командование, быстро выяснил, что в городке Сикка Венерия (совр. Эль-Кеф, Тунис) стоят Антала, Стоца и всё их войско и от Карфагена их отделяют всего три дня пути. Первым делом Ареобинд отправил в Сикку Венерию того самого Иоанна (слишком Иоаннов много в нашем повествовании, однако), что предпринял недавно робкую попытку сдержать мавров в Менефессе. Параллельно военачальник отписал своему “коллеге” Сергию, чтобы тот присоединился к Иоанну и они вместе ударили по маврам. Сергий повёл себя совершенно в своём репертуаре и проигнорировал письмо Ареобинда, посчитав, что его смертельный враг Иоанн не стоит его, Сергия, внимания. Бедняге Иоанну пришлось вступить в бой с многократно превосходящим его врагом. Одно лишь давало энергию этому офицеру: личная сильнейшая ненависть к Стоце, что была едва ли не сильнее ненависти к Сергию. Ненависть эта была взаимной и столь велика, что они, по словам Прокопия, только и мечтали о том, как бы прикончить друг друга. И вот им эта возможность, наконец-то, выдалась. Здесь я позволю себе полностью процитировать прославленного хрониста:

"У него со Стоцей была вечная исключительная ненависть друг к другу, и каждый из них молился о том, чтобы закончить дни своей жизни лишь после того, как один убьет другого. И вот, когда сражение вот-вот должно было перейти в рукопашный бой, оба они, выехав из рядов войска, устремились друг на друга. ) В то время как Стоца еще подъезжал к нему на лошади, Иоанн, натянув лук, поразил его стрелой в правую сторону паха, и Стоца, получив смертельную рану, тут же рухнул; но он еще не умер и ему было суждено прожить еще некоторое время после этого ранения. Тотчас же к нему бросились все те, кто следовал за ним, а также войско маврусиев; они положили Стоцу, еще живого, под дерево, а сами с большим воодушевлением обрушились на Иоанна и римлян, и так как численностью они намного превосходили тех, то без особого труда обратили их в бегство. Говорят, что Иоанн сказал тогда, что ему приятно будет теперь умереть, так как желание его относительно Стоцы исполнилось. Было там место, которое шло уступами; здесь его конь, оступившись, сбросил его. Когда он вновь пытался вскочить на коня, враги захватили и убили его, человека великой славы и доблести. Узнав об этом, Стоца испустил дух, сказав, что теперь он умирает с чувством полного удовлетворения."

Чем кончилась сама битва  -  неизвестно. Скорее всего, силы были слишком уж неравны и римляне проиграли битву. Известно, что в сражении погиб и один из армянских принцев, тоже по имени Иоанн. Когда о произошедшем узнал Юстиниан, он решил, что две головы на одном и без того больном теле — это перебор. Типичная, надо сказать, ошибка Юстиниана, который уже с таким же размахом наступил на эти грабли в Италии, когда пытался придать командование сражавшимся там византийцам сразу Велизарию и Нарсесу. А в Африке случилось то, чего все так долго ждали: Сергия наконец-то отозвали в Константинополь. Вместе с ним отбыли и его братья Кир и Соломон-младший (который, оказывается, не погиб вместе с дядей-тёзкой, а попал в плен и сумел добиться выкупа за себя). Теперь Ареобинд оказался полновластным владыкой Византийской Африки. Точнее, её осколков.

Руины римских бань в Сикке Венерии

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Зри, Римская империя

Игра Гонтариса

Те, кто читал предыдущие выпуски "Страстей Соломоновых", должно быть, помнят офицера по имени Гонтарис, что участвовал во второй кампании Соломона в Аврасии. Неизвестно, чем он занимался все прошедшие с тех пор годы, но теперь он вновь всплыл, причём самым неприятным образом. Командуя войсками в Нумидии, Гонтарис откровенно заскучал к текущему 545 году. Его совершенно не привлекала идея торчать в нумидийских крепостях, когда можно проводить куда более роскошную жизнь в Карфагене. И вот семена властолюбия прочно поселились в душе бывшего ассистента Соломона. Гонтарис твёрдо вознамерился провозгласить себя императором и отделить Африку от Византии. Сам он не мог восстать открыто против Ареобинда, ведь у него попросту не было достаточно войск. Посему Гонтарис решил пойти по пути интриг. Изображая из себя верного слугу Ареобинда, он вступил в сношения с Анталой, а также с царём Аврасии Иаудой (да-да, этот хорошо знакомый нам бербер всё ещё правил тем горным хребтом). Слова Гонтариса были сладки, особенно для Анталы, ведь тому было обещано соправительство в Африке, как только войска лоялистов будут сброшены в море. План Гонтариса был таков: мавры со всем мощью обрушиваются на Карфаген, а Ареобинда в ходе сражения как бы “случайно” убивают, после чего Гонтарис преспокойно занимает его место. Антале план очень понравился и вскорости берберское войско оказалось под стенами Карфагена. По всей логике Ареобинд должен был выйти из города и дать ему сражение, однако мы помним, что он был крайне неопытным военным и медлил, а посему от греха подальше решил, что лучше вообще перенести битву на день позже.


Гонтарис был крайне обозлён. Он подозревал, что задержка вызвана тем, что Ареобинд узнал о коварных планах своего подчинённого, посему решил перейти к плану “Б”. Гонтарис начал распространять среди солдат слухи о том, что Ареобинд — это трус, который вот-вот сбежит в Константинополь, а их оставит здесь умирать. Учитывая то, что римским солдатам традиционно не хватало жалования, то многие из них выслушали речи Гонтариса и воспылали гневом по отношению к Ареобинду, который начал догадываться, что главная опасность грозит ему вовсе не от мавров. Кончилось всё крайне печально: римляне, что поверили Гонтарису и римляне, оставшиеся верные Ареобинду, устроили кровавое и братоубийственное побоище прямо на улицах города. Лоялисты держались храбры, а вот Ареобинд и впрямь оказался трусом и сбежал в городскую церковь, не выдержав вида бездыханных тел. За ним последовали его супруга, сестра, а также престарелый сановник по имени Афанасий.


Победа Гонтариса оказалась практически свершившимся фактом. Осталось выкурить Ареобинда и его свиту из церкви, стараниями ещё Соломона обращённую в подобие крепости. Ареобинд вышел из церкви-крепости лишь тогда, когда Гонтарис на Священном Писании поклялся, что ему и его семье не будет причинено вреда и что завтра они уже смогут покинуть Карфаген. Гонтарис вообще казался воплощением любезности и милосердия. После того, как Ареобинд сдался, Гонтарис тут же пригласил его на пир, где оказывал Ареобинду высочайший почёт. Почёт оказался мнимым и сменился кровью, ибо той же ночью Гонтарис сделал финальный ход своей партии и его адъютант Улитей зарезал во сне Ареобинда и отрезал убиенному голову. Афанасия и остальных приближённых и родных Ареобинда Гонтарис, однако, пощадил и даже снабжал всем необходимым и никак не обижал их.

Вид древнего Карфагена с птичьего полёта в представлении художника

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Зри, Римская империя

Что до головы Ареобинда, то её довольный Гонтарис отослал Антале, символизируя этим тот факт, что власть в Карфагене отныне принадлежит ему. Антала, однако, обладал своими понятиями чести и, узнав, каким клятвопреступником показал себя Гонтарис, решил продолжить идти своей дорогой, одинаково враждебно относясь как к Империи, так и сепаратистам. А меж делом ко двору императора-сепаратиста явился армянский принц Артабан, которому посчастливилось уцелеть во всём этом знатном бардаке. На словах армянин обещал верно служить Гонтарису, но на деле уже тогда решил прикончить его, дабы покончить с мятежом. Однако желание — это одно, а возможность реального воплощения — совсем другое. Так что Артабану достаточно долго пришлось играть роль верного слуги.


У Гонтариса быстро нашлось дельце для армянского принца. Ему надлежало разделаться с Анталой, с которым, как мы знаем, сепаратист поссорился после убийства Ареобинда. Взяв немалое войско, Артабан дошёл до многострадального Хадрумета, удерживаемого лоялистами Империи, не повстречав ровным счётом никого, ибо мавры по своей давней привычке бежали. Но затем по непонятным (для Гонтариса) причинам Артабан развернул свои знамёна и отступил обратно в Карфаген. Сам армянин оправдывался тем, что боялся, что из Хадрумета выступит гарнизон и ударит в спину его силам. В реальности же Артабан изначально хотел просто соединиться с лоялистами в Хадрумете, но потом вспомнил, что он вообще-то планировал убить Гонтариса.


Гонтарис же, изначально обозлённый бесполезным походом Артабана, вначале собирался убить армянского принца, но потом передумал и решил выступить из Карфагена со всеми имеющимися у него силами. Перед походом узурпатор решил хорошо провести время и устроил пир для своих приближённых. Среди приглашённых оказался и Артабан, который решил, что другого удачного шанса прикончить Гонтариса у него может и не представиться. Сопровождаемый своими родичами и соотечественниками. Артабан был столь решителен, что приказал своему родичу Ардаширу пристрелить его из лука, если тот потерпит неудачу в своём покушении и попадётся в плен.


И вот настало время пира. В какой-то момент Гонтарис сильно надрался и стал совершенно беззащитен для заговорщиков. Но даже в таких условиях всё едва не пошло прахом, ибо один из слуг узурпатора заметил меч, который старательно прятал Ардашир. Армянину ничего не оставалось, как атаковать Гонтариса из неудобной позиции. Тот от удара Ардашира лишился нескольких пальцев на руке, но остался на ногах. И в этот самый момент к нему подскочил Артабан и всадил в левый бок Гонтарису кинжал. От этого удара узурпатор уже не оправился. Вместе с ним погибли и все его стражники, которых перебили Артабан, Ардашир и остальные пришедшие на пир армяне. Византийские пиры — это поистину смертельно опасное занятие.


Так погиб неудавшийся император-сепаратист и свершилось это в конце весны 546 года. Артабан на некоторое время остался командовать имперскими силами, а Карфаген вернулся в лоно Империи. Однако ситуация оставалась предельно далека от идеальной. Мавры под предводительством Анталы опустошали Ливию, Бизацену, Нумидию. Римляне оказались зажаты в крупных крепостях. Нужен был человек уровня Соломона, чтобы переменить ход войны. Артабан, при всех своих заслугах, на эту роль не подходил. Вскорости Юстиниан направил очередного командующего в Африку. Именно этому персонажу предстояло полностью изменить ход войны.


Продолжение следует…

Страсти Соломоновы. Часть IV. Страх и ненависть в Северной Африке. Длиннопост, Длиннотекст, Византия, История, Африка, Юстиниан, Зри, Римская империя

Автор: Артём Селицкий

"Заметки о поздней Римской империи и Византии"

Показать полностью 7

Месяц геймерства на Пикабу. Игра началась

Месяц геймерства на Пикабу. Игра началась

Привет!


У нас отличные новости для геймеров и всех тех, кто неравнодушен к играм. Вместе с LG мы объявляем август — месяцем геймерства. Для тех, кто уже подзабыл или просидел весь июль в неведении, прошлый месяц был посвящен фотографам. Мы собирали ваши посты с тегом «фотография», а вы выбрали победителя. За вот этот пост @Iradiada получит шикарный 29-дюймовый монитор LG. Поздравляем :)


В этом месяце мы собираем истории, фотографии или видео по теме игр и геймерства. Прохождения, баги, обзоры, пасхалки, мемы и разборы – это может быть что угодно, но обязательно про игры. Для участия в конкурсе опубликуйте пост, поставьте тег «игры» и метку [моё] до 25 августа включительно. А пока будете выкладывать свои посты, мы расскажем, для каких игр нужен ультраширокий монитор, и как в нестандартном соотношении сторон работалось гейм-дизайнеру (скоро появится). В конце месяца по традиции запустим голосование, а автору лучшего поста подарим новехонький UltraWide-монитор.


Итак, закрепляем. Что нужно делать:

Написать пост на тему месяца (август — игры и геймерство);

Поставить тег #игры и метку [моё] и опубликовать до 25 августа включительно;

Все. Вы в игре. Остается только ждать результатов.


Ваш шанс засветить свое остроумие и скилл (ну и выиграть приз, конечно!).

Отличная работа, все прочитано!