ErikaMukachevo

ErikaMukachevo

пикабушница
поставилa 25 плюсов и 2 минуса
отредактировалa 4 поста
проголосовалa за 6 редактирований
157К рейтинг 255 подписчиков 58 комментариев 398 постов 106 в горячем
1 награда
самый комментируемый пост недели
31

Штурм Дьепа - "гениальная" операция британцев

Как известно, только Красная Армия позорно отступала, не вылезала из «котлов» и терпела поражение за поражением. А вот Британия, к лету 1942 года, уже вполне могла считаться единоличным победителем во Второй мировой войне.


К этому времени, в активе британской воинской славы значились: эпический позор Дюнкерка, скоростная героическая сдача острова и крепости Сингапур – за 7 дней и потерями в виде пленных в количестве 80 000 человек, потеря Малайи, победное выравнивание линии фронта (в пользу Роммеля) в Северной Африке. А еще немцы позорно захватили Грецию и трусливо высадились на острове Крит.


На море тоже было все «ол райт». Были успешно сданы на металлолом линейный крейсер «Худ» (затонул за три минуты, еще в мае 1941 года, в Датском проливе, когда весь британский флот героически гонялся за одним немецким линкором «Бисмарк») и аж целый Корабль Его Величества новейший линкор «Принц Уэльский» - был поврежден не умеющими воевать и тупыми японцами в ходе первой же атаки торпедоносцев, затонул за 1,5 часа.

Планирование, стратегическое… тоже было на высоте. Как канонический пример – организация сопровождения арктического конвоя PQ-17. Уцелевшие транспорты которого (13 из 35), в июне 1942 года, советские моряки долго отлавливали и собирали по всей Арктике.

Не, ну было чего внукам рассказать! Например, рейд на Лофотенские острова в декабре 1941 года закончился уничтожением склада рыбьего жира.


Окончательно победить британцам мешали всего три досадные мелочи: единственный оставшийся у Германии линкор «Тирпиц» - внушал страх всему Королевскому флоту до ноября 1944 года, русские – которые все медленней отступали к Сталинграду и на Кавказе, собственно немцы - в случае успеха на Кавказе, цинично грозились отобрать у англичан еще и Индию.

В общем, в британском парламенте гордо взирали на стратегический гений товарища Черчилля и думали: «Кудой ему засунуть импичмент?»

Поэтому, к концу лета 1942 года, твердо решено было коренным образом переломить ход всей войны и одержать славную и окончательную победу. Где-нибудь в Европе. Венец, так сказать, всех военных успехов Империи! Прошлых и будущих.

Проще говоря – решили (однако потом, задним числом) замутить эдакое военно-прикладное научное исследование на тему: «А чего случится и какие такие проблемы могут возникнуть, если стремительным рейдом через Ла-Манш захватить оккупированный немцами порт Дьеп на севере Франции?»

И не просто захватить! А некоторое время удерживать – стойко и героически, показывая гитлеровским горе – воякам «факи».


План назвали красиво – «Раттер» (позднее – операция «Юбилей»).

Карты и схемы были великолепны: свежей тушью блестели стройные ряды эсминцев сопровождения, графики движения десантных судов каллиграфически маршировали на полях, выпирали округлыми боками аккуратно нанесенные зоны действия авиации прикрытия, оттененные разными цветными карандашиками сектора высадки (четыре) сулили победу, хищные стрелы ударов пунктиром вонзались в ненавистного оккупанта, чернели районы дымовых завес, танковые клинья прелестного синенького оттенка рвали в клочья немецкую оборону.

Для проведения научных изысканий десант решили укомплектовать в основном канадскими частями – 6800 человек. А чё, не жалко! А чтобы никакая вражина, в дальнейшем, не смела приписать себе победу, немножко добавили британских коммандос (два батальона) и американских рейнджеров (50 чел.)


Главный упор делался на внезапность. И секретность. Поэтому, ничего не подозревающая британская морская разведка, не сообщила куда следует о немецком морском конвое. На этот самый конвой и напоролась ранним утром 19 августа 1942 года британская десантная группа.

Завязалась вялая перестрелка. Старались не шуметь и стрелять тихо, но разбудили все французское побережье. Немцы сделали вид, что они не понимают – чё за херня вообще творится. Но, на всякий случай, выгнали солдат в окопы и доты, к орудиям и пулеметам. Люфтваффе тоже изобразило сонную морду кирпичом и… приказало своим пилотам – делать ничего не понимающие, тупые физиономии. Но в воздухе. Немецкие моряки тоже ничего не вкурили, но стали выводить боевые корабли в море.


Продолжая внезапную научно – десантную операцию, канадский батальон лихо выпрыгнул на берег. Но не там. Сверились с планом… Побежали на другой участок. Через 30 минут в этом же месте (опять не там) высадился второй батальон. Сверились… Побежали. Но не туда.

В плановом районе десантирования танков «Черчилль» немцы за ночь сменили ландшафтный дизайн аккуратненького и чистенького пляжика (тщательно разведанного британской разведкой) и понатыкали тысячи разнокалиберных валунов. Танки отказывались наступать в столь трудном грунте и теряли гусеницы. Танкисты сверились с планом… Но с танками на руках быстренько перебежать на другой участок не получалось. Решили оставить как есть.


Там, где десантировались колесные бронемашины, валунов не было. Но машинки почему-то зарывались по днище в рыхлый галечный грунт – разведанный разведкой.

В других местах – где разведка засекла лишь девственную, нетронутую человеком природу, и где предполагалась высадка обычной канадской пехоты – внезапно образовались не предусмотренные планом пулеметные гнезда, доты, противодесантные заграждения, минные поля, зоны сосредоточенного артиллерийского огня и снайперские позиции.

А вот там, где предполагалось сильное сопротивление немцев – в секторе высадки 4-го батальона коммандос, этих самых немцев почему-то не оказалось. Британские спецназовцы спокойно расположились на берегу, затянули песню… И послали командованию победную радиограмму – «Задача выполнена! Побережье захвачено!»


Приступили к штурму Дьепа.

В научно - исследовательских целях попробовали ворваться в город лихой кавалерийской атакой… в смысле - без поддержки танков. Немцы такую инициативу категорически не поддержали. Как мы помним – из-за британской внезапности! - расчеты пулеметов не выспались, продрогли в ожидании, фельдфебели проорали им все уши. Потому пулеметчики были очень злыми… Канадцы отступили. Сверились с планом… Кое-как выгнали пинками с пляжа с десяток танков.

Опять начали штурмовать Дьеп. Но к этому времени на позиции вышли вызванные по тревоге истребили танков – опытные, бывалые артиллеристы из немецкой 10-й танковой дивизии, которые по случаю внезапного ночного шухера угрюмо но ладно матерились по-русски (дивизия участвовала в компании на Восточном фронте - в составе 46-го моторизованного корпуса 2-й танковой группы Гудериана в группе армий «Центр»).

К окраинам сумело прорваться шесть танков. Без пехоты. А улочки Дьепа – внезапно! - не соответствовали габаритам «Черчиллей»: были кривоватыми и очень узкими. Танкисты сверились с планом… И решили (если успевали выпрыгнуть) броси… оставить танки – как грозное предупреждение немецким оккупантам. Эти самые оккупанты потом еще долго корячились, вытаскивая с узких улочек тягачами сгоревшие остовы британской бронетанковой мощи.

Основная часть танков так и осталась на каменистом пляже. Без гусениц. Тоже – в виде грозного напоминания. О военной мощи. Британии. Но пилоты немецких штурмовиков не разглядели с высоты этого посыла и пожгли все танки к такой-то матери. Что не успели сжечь, раздолбали немецкие артиллеристы.


Поняв, что добытого научного материала хватит на десятилетия творческих изысканий, командование отдало приказ к отступлению. Внезапно. Организованно отступали, под сильным артиллерийским огнем и бомбежками – к этому времени воздушная поддержка планово закончилась: британцы потеряли 106 самолетов и 555 пилотов убитыми и ранеными (потери Люфтваффе – 48 самолетов). Отступали три часа – сталкиваясь на побережье со своими же частями, которые – согласно плана! – упорно пытались десантироваться…

Последствия проведенного военно-практического эксперимента превзошли все самые смелые ожидания. Из 4963 десантников, которые все же высадились на берег, были убиты или взяты в плен 3367 человек. Коммандос и рейнджеры потеряли 275 человек (почти половину от состава 3-го и 4-го батальонов). Английский флот потерял один эсминец, 33 десантные баржи и 550 человек.


Единственным подразделением, которое не имело потерь в этот день, была группа коммандос под началом полковника Саймона Фрезера – им удалось захватить береговую артиллерийскую батарею немцев, взорвать её и уйти без потерь морем.


Потери немцев за день боя – 561 человек.


В британском штабе, посчитав оставшихся людей и технику, сверились с планом… Покурили. Еще раз сверились… И решили, что до победы данная операция слегка не дотягивает. Поэтому, просто и без затей, решили назвать (тоже – потом и задним числом) очередной случившийся позор… прологом к операции «Оверлорд» (высадка союзников в Нормандии 6 июня 1944 года).


Ну, пролог – так пролог. Никто же не спорит.


(с) Куракин А.

Штурм Дьепа - "гениальная" операция британцев Война, Уинстон Черчилль, Великобритания, Германия, История, Длиннопост
Показать полностью 1
-2

Варфоломеевская ночь

Конец августа, дикая жара, скоро учебный год, хочется кого то убить.

От скуки хочется, от злости, от невозможности терпеть врагов и друзей невыносимых по одиночке, а уж собравшись вместе, так просто адских.
И это не считая Семьи, которая удушала в дружеских объятиях, стоило чуть зазеваться.

В общем, Его Величество Карл Девятый Валуа, Божьей Милостью Король Франции, человек настолько мрачный, что сам себя в зеркале ненавидел, в этот август 1572 года был особенно раздражен.

Всё началось с сестры.
Да да, той самой толстухи Марго, которую поэты почему то называли нежной лилией Франции.
Король скривился, вспомнив жирные складки на боках лилии, бесконечные юбки, фижмы, жабо и прочую ерунду, в которую Марго куталась, как лесник зимой.
Все братья Короля и он сам в юности спали с сестрой, что не было тайной ни для кого.
Но пару сотен лет правления Валуа подняли мораль до такого уровня, что двор радовался хотя бы тому, что они спали с сестрой, а не друг с другом.

Ибо могли.

В общем, когда сестрица перетаскала в любовники всё дворянство, что ерзало по дворцовому паркету и взялась за молодого герцога Гиза, типа еще более мрачного, чем сам Карл, Король понял- надо что то решать!

Королева-Мать, мама, назовём это так, нежно глядя своими всегда выкаченными из орбит глазами праведницы и скромно сложив на животе руки серийного убийцы, принялась объяснять.

Нужно знатное ничтожество.
Вот такое пустое место, чтобы родовитей не найти, а сам по себе- ноль из нолей.

Король первым делом подумал про младшего из братьев, Франциска, и вытаращился на Екатерину Медичи взглядом потрясенного сурка.
Королева тяжко вздохнула, устремила взгляд к потолку, где сотворенные итальянскими мастерами сатиры гнусно овладевали какими то разбитными нимфами.

Генрих, нам подойдет Генрих Наваррский, с ещё более тяжким вздохом пояснила Королева.

Но он же гугенот!!!- Король был так удивлён, что даже перестал листать фолиант- триста способов расчленить зайца на охоте.

Да хоть Губерман, нам то что, привяжем Наварру- как последнему идиоту объяснила Екатерина свою идею.

Идиот кивнул и понеслась.

Для начала отловили Маргариту, что было непросто.
Нежная лилия строчила записки всем, кого знала, сама путаясь в нарастающем коме политических и любовных интриг.
Новость о выходе замуж потрясла ее до глубины души, и гордость французского двора принялась орать, как доярка средней руки.

Били.
Пороли, как сидорову козу, лупили, войдя в раж по откормленной заднице, мечте Гиза, словно ему же передавая послание.

Лично Королева-Мать держала мерзавку за волосы, и все три брата, Король, Генрих, герцог Анжуйский, и Франциск Алансонский охаживали сестрицу, принуждая ее послужить Семье без истерик.

В общем, утряся таким образом все нюансы, торжественно объявили- Свадьбе быть!!
Дорогие товарищи гугеноты, жители столицы Франции с нетерпением ждут вашего приезда для оформления брака.

Вот тут то бедняга Карл пожалел обо всём на свете.
Изо всех щелей, будто тараканы на пожаре, в Париж устремилось гугенотское дворянство.
Нищие, словно церковные мыши, чванливые, будто церковные иерархи, похотливые, словно деревенские клирики, борцы за Веру наводнили столицу и принялись гонять всё, что носило юбки.

Во главе эротического крестового похода стоял сам Король Наваррский, Генрих, охотно трахающий всё, кроме невесты.
Невеста писала бесконечные записки Гизу, обещая сделать то, чего никогда не делала раньше.
Плюнуть на Семью, Династию и всё на свете.

Прибывший с Наваррским адмирал Колиньи, видевший корабли только на гербе, преследовал Короля с маниакальной страстью.
Государство не первый десяток лет раздиралось гражданской войной, казна была по уши в долгах, авторитет власти валялся где то в районе щиколоток.
И у адмирала был чудный рецепт, как решить проблемы одним махом.
Начать войну с Испанией.

Даже Король, пусть и не хватал звёзд с неба, понимал, что это таки решит все проблемы и очень быстро.
Перспектива появления желтых курток испанской пехоты на городских улицах моментально бы стала реальностью.

С другой стороны, очень хотелось отправить гугенотов и некоторых католиков в какой-нибудь поход, без обратного билета.
И зажить, наконец, по человечески.

В общем, 18 августа Свадьбу таки закатили.

Выглядело ярко.

Бесконечные колонны придворных, разодетых в пух и прах.
Бесконечные толпы гугенотов, возомнивших свадьбу капитуляцией Короны.
Мрачные шеренги сторонников Гизов, надевших чёрное, будто на похороны.
И добрые парижане, ласково улыбающиеся приезжим, и затачивающие на оселках ножи.

Первый скандал грянул буквально на пороге церкви.
Я не выйду к нечестивцу!- орала благим матом Маргарита, стоя посреди католического храма.
Не войду в капище!- упирался Генрих Наваррский, не смевший зайти в церковь на глазах единоверцев.

Королю было жарко и он был в бешенстве.

Широкими шагами ворвавшись в церковь он элегантно намотал на кулак волосы дражайшей сестрицы и под аплодисменты публики, поприветствовавшей твердую руку, выволок ее на улицу.

С пинка опустив ее на колени, Король дал знак кардиналу начинать.

Всё прошло на ура, заминка вышла лишь тогда, когда невеста должна была сказать Да.
Повисла неловкая пауза, Маргарита молчала как упрямый баран.
Венценосный брат сделал шаг вперед и на глазах у публики отвесил сестре знатную затрещину, бросившую ее голову вперед.
Это сочли кивком согласия, и дело было сделано.

Следующие несколько дней были кошмарными.
Гугеноты решили, что Король капитулировал.
Католики решили, что Король предал.
Адмирал решил, что теперь главный он.
Наваррский официально завел себе любовницу, решив, что кривляться больше незачем.

Это то решение вопроса, которое мне обещали??!!- орал благим матом Карл, бегая вокруг застывшей черным изваянием Королевы Матери.

Как от них избавиться??!! Когда они уберутся??!- продолжал верещать Король, на глазах меняя цвет на пунцовый.

Королева переглянулась с королевским братом, Генрихом Валуа.
Мы решим этот вопрос буквально на днях-мягко прошелестела она.

Изнуренный жизнью Карл схватил свою книгу про расчленение зайцев, давая понять, что беседа закончена.

А утром, 22го, случилось жуткое.

Кто то совершил чудовищное покушение на адмирала Колиньи, отстрелив ему палец, когда тот мирно слонялся по парижской улице.

Быстро меняющий настроение Король был в диком бешенстве и крушил всё вокруг.
Он только приехал от адмирала, которого проведал и наслушался там гугенотских упреков, дурацких клятв и пустых угроз.

Найду покушавшихся на Колиньи, разорву!!!!- орал Король, в бешенстве тараща глаза.

-Смотри не разорвись.- холодно обронила Королева-Мать, обменявшись взглядом с Герцогом Анжуйским.

Кто, вы???!- хрипло выдохнул внезапно покрывшийся испариной Король.
Нет, дева Мария!- издевательски ответил ему младший брат, наслаждаясь видом попавшего в капкан Карла.

За спиной Королевы Матери и Генриха Валуа скромно возник герцог Гиз, как бы намекая, что все давно определились.

Король бессильно зарылся в кресло и закрыл глаза...

Колокол ударил в полночь.

Бил с церкви Сен Жермен Л'Оксерруа, разрывая ночную тишину пронзительным набатом.

Это что??- Король впился глазами в Мать.
Это всё...- ласково потрепала его по плечу Екатерина.

В коридорах дворца раздавался лязг оружия и грохот сапог.

Дверь в зал распахнулась с треском, будто от удара ноги, и видимо так оно и было.
На пороге возник Гиз, в доспехах и при оружии, за его спиной два десятка головорезов с алебардами.

Ваше Величество, достойнейшие граждане Парижа просят вас разрешить естребить еретиков! -пафосно сообщил Гиз.

Эти что ли, достойнейшие граждане?-мрачно кивнул Карл на группу немецких головорезов, угрюмо вцепившихся в алебарды.
Они.-скупо подтвердил Гиз.

Убейте их!!!!- неожиданно заорал Король так, что его мать, брат и Гиз прижались друг к другу.

Убейте их всех, чтобы ни один не пришел упрекнуть меня, -орал Король, и троица с облегчением выдохнула, сообразив, что речь не о них.

Волны вооруженных людей выплеснулись на улицы столицы.
В свете факелов добрые парижане вытаскивали ножи, вилы, топоры и древние мечи, и спешили ночными улицами к домам соседей- гугенотов, да и просто нелюбимых соседей, заботливо отмеченных белыми крестами.

К адмиралу заехал лично Гиз, и успел получить удовольствие препираясь с Колиньи, прежде чем того как следует ткнули алебардой и выкинули из окна.

Город тонул в крови, плескался в ней, пьянел и хохотал в адском безумии.

Гугенотов убивали в домах, на улицах, в коридорах Лувра.

Дворян Короля Наваррского, собравшихся вокруг него, перебили, а самого Генриха приволокли в зал, к Карлу.

Король был занят, азартно постреливая из аркебузы по мечущимся за окном фигуркам.
Никто бы не различил в них гугенота или католика, но Король уже вошел в раж и сдавать назад не собирался.

Ну как,начинаешь любить Святую Католическую Церковь, скотина?- поинтересовался Карл уткнув аркебузу в грудь Генриха Наваррского.

Безудержно-злобно процедил Генрих, опасливо поглядывая в безумные глаза Короля.

Из коридора донесся отчаянный крик, женский визг и разочарованный рёв.

Недобитый гугенот умудрился проскользнуть в спальню Маргариты, а оттуда просто так ещё никто не уходил.

Взошедшее солнце осветило картину побоища.

Раздетые, растерзанные, окровавленные тела грудами.

Сожженные и разграбленные лавки.

Толпы парижских буржуа, воинственных и забрызганных кровью, на коленях в церквях.

Кортеж королевской семьи, последние Валуа, идущие улицами на молитву.
И Генрих Наваррский в центре процессии, бледный, сжигаемый сотнями ненавидящих взглядов, идущий на мессу.

Париж её стоил.

Именно в это утро, идя вдоль разбросанных тел своих людей, он понял это окончательно.

Две Династии, нынешняя и будущая, сквозь кровь шли на молитву.

Бок о бок.

Ненавидя друг друга.

Королева Мать переглядывается с Генрихом Анжуйским.

У них свои планы....

(с) Макс Б.

Варфоломеевская ночь История, Религия, Интересное, Длиннопост
Показать полностью 1
-3

Учимся говорить правильно!

«Дуалистический принцип использования сельскохозяйственных орудий на гидроповерхности»  *(Вилами по воде писано)*


«Бинарный характер высказываний индивидуума утратившего социальную активность»  *(Бабушка надвое сказала)*


«Проблемы транспортировки жидкостей в сосудах с переменной структурой плотности»  *(Носить воду в решете)*


«Оптимизация динамики работы тягового средства передвижения, связанная с устранением изначально деструктивной транспортной единицы» 

*(Баба с возу - кобыле легче)*


«Слабо выраженная актуальность применения клавишных инструментов в среде лиц духовного звания» 

*(Нафига попу гармонь)*


«Нестандартные методы лечения сколиоза путем отправления ритуальных услуг» 

*(Горбатого могила исправит)*


«Проблемы повышения мелкодисперсионности оксида двухатомного водорода механическим путем» 

*(Толочь воду в ступе)*


«Латентные возможности использования вербальных средств общения для оптимизации труда» *(Пошел на…)*


«Положительное воздействие низкого коэффициента интеллекта на увеличение совокупности задач в процессе осуществления трудовой деятельности» 

*(Работа дураков любит)*


«Солипсизм домашней птицы по отношению к нежвачным млекопитающим отряда парнокопытных» 

*(Гусь свинье не товарищ)*


«Характерные внешние приметы как повод для узурпации наиболее

благоприятного социального статуса на рынке» 

*(Со свиным рылом да в калашный ряд)*

Учимся говорить правильно! Поговорки, Филология, Русский язык, Юмор
Показать полностью 1
54

Верьте в Деда Мороза

Я была мрачным, циничным, не по годам развитым ребенком.

В волшебство верила, но как-то выборочно. Считала, что сверхъестественные явления если и существуют, то у бабушки в деревне. Больше была склонна верить в нечистую силу, также подозревала, что на свете есть призраки. А с верой в добрую магию у меня как-то не заладилось.

Дед Мороз был первым, кого я подвергла остракизму.


В четыре года окончательно убедилась, что подарки под елку кладут родители. Если бы мне днем дарили подарки родители, а ночью - Дед Мороз, я бы, может, промолчала. А тут - все было от Деда Мороза, потому я ничего не теряла и решила избавить от хлопот маму с папой, чтоб не мучились с мистификацией, а сразу все вручали мне.


Но до поры я молчала о своем вероотступничестве, ожидая момента, когда это можно будет сделать эффектно и зрелищно.


И вот в канун Нового года ничего не подозревающая мама повела меня на елку в Дом офицеров флота. Там были хороводы, игры какие-то. И все шло хорошо, пока Дед Мороз не стал раздавать подарки. Некоторых детей он просил почитать стихи или спеть песенку, сплясать. И как на грех, выбрал меня.

Я громко и с выражением ответила в том духе, что никакого Деда Мороза нет, а выплясывать тут для переодетого дядьки я не намерена.


- Ну как же меня нет? - попытался спасти положение мужик. - Вот же подарок, это я тебе принес.


- За подарки родители заплатили. Их из магазина принесли, - прагматично сообщила я.


Но подарок все же забрала, и, потеряв всякий интерес к обалдевшему Деду Морозу, пошла прыгать вокруг елки. Как зайчик.


Потом дети стали угощать друг друга конфетами из подарков. Все, что мне дали, я добросовестно забрала. А сама никого не угостила, объяснив это тем, что подарки вовсе не волшебные, а значит, и нечего их тратить.

После утренника, по дороге в раздевалку, я постаралась сообщить как можно большему количеству детей, что Деда Мороза нет, а подарки под елку кладут родители. Чем значительно поколебала их веру в чудеса. Один мальчик даже заплакал.


Моя бедная мама, не зная, как найти на меня управу, пригрозила дать дома ремня. Посему, когда ехали в такси, я горько рыдала и упрашивала маму, чтоб меня не била. Таксист уговаривал успокоиться и говорил, что мама меня не тронет. "Тронет, еще как тронет, вы ее не знаете", - горестно отвечала я. Таксист смотрел на маму, как на чудовище, мама молча краснела.


В итоге по заднице я дома все же получила, что только лишний раз убедило меня в несовершенстве и несправедливости мира. Пострадать за несуществующего Деда Мороза - это не хуже сожжения еретиков.


В общем, я была очаровательным ребенком.


(с) Д.Удовиченко

Верьте в Деда Мороза Новый Год, Дед Мороз, Утренник, Ёлки, Дети, Юмор, Диана Удовиченко, Длиннопост
Показать полностью 1
55

Шахматист

У меня гостят два на редкость занудных товарища.

Она психолог, а он адвокат. И у них пацан шестилетний — живой такой, на месте усидеть не может ни минуты и еще тараторит без остановки, гештальт у него ни на секунду не закрывается.

Видно, что родителям очень тяжело с ним, потому что мама все время морщится и трет виски, смотрит с мольбой на папу, «сделай же хоть ты что-нибудь...»

Пацан веселый, а у родителей с чувством юмора слабовато.


Мы вчера на природе пили пиво, и он в тубзик по-большому захотел. Мамаша снова за виски взялась, папа рассвирепел:

— Мы же только что из дома дома, почему ты там не сходил, как все нормальные люди. Нужно уметь контролировать свои потребности, ты ведь человек.

А я решила сопроводить парня, пока из него все дерьмо прямо тут не выбили.

Идем мы в придорожный биотуалет, он скачет на одной ножке и рассказывает, что ему ножик подарили, но папа его отобрал и в коробочку положил, и больше он терпеть не может и, по всей вероятности, не дойдет уже. Я его подбадриваю как могу.

В итоге добегаем успешно. Я его пропихиваю без очереди, он внутрь прошмыгивает и начинает каждое свое действие комментировать:

— Вот, мол, штаны снимаю, вот уже-уже. Да точно, вот как раз. Сейчас выхожу. А нет, извините, еще тут что-то у меня. Ошибся малость, вы только подождите, без меня не уходите. Почему вы молчите, вы еще там?

В очереди смешки раздаются, я уже тоже еле держусь, но держусь. Мужики же не любят, если ржут, когда они обсираются.

Потом парень затихает и через пару секунд тоненьким голосом:

— ОЙ, я в дырку провалился, прямо в какашки. И застрял тут. Но вы не волнуйтесь, тут тепло.

Я в шоке, очередь катается. Я дверь дергаю, кричу, что спасу его, пусть он только не шевелится, а то утонет, а что я потом родителям скажу.

Короче, выходит пацан как ни в чем не бывало, в той же белой кофточке и шортиках.

— Шучу же я, расслабьтесь. Вы бы сейчас видели свое лицо.

И хохочет. Ну и я тоже. И вся очередь вместе с нами.

Потом идем обратно, я говорю:

— Ржачный ты парень, сейчас твоим расскажем, разрядим обстановку. А то сидят там на изящном пледике, как шомпол проглотили.

А он умоляюще:

— Только им ничего не говорите, мама сказала, что если я еще хоть раз пошучу, они меня в шахматы отдадут с сентября.


(c)  Ж.Жукова

Шахматист Дети, Родители, Юмор, Длиннопост
19

Бабы еще нарожают! (Британский вариант)

3 ноября 1914 года несколько британских крейсеров и французские броненосцы произвели огневой налет на внешние турецкие форты, что контролировали вход в пролив Дарданеллы со стороны Средиземного моря.

Покурив донесения с мест событий, турецкие генералы подумали: это вж-ж-ж-ж – неспроста! И решили добавить жалованья своей европейской агентуре – для поспрашивать знающих людей за планы Британии.

Донесения своей разведки турецкие генералы курили уже более вдумчиво. Дело в том, что нарисовалось два занятных нюанса. Во-первых, Британия планировала захватить контроль над Дарданеллами, выйти в Мраморное море, захватить Константинополь и вывести Турцию из войны. Во-вторых, план этот основывался на постулате превосходства белых людей над «второсортными» турками.

- У-у-у-у шайтан гяур! – подумали в турецком Генштабе. И стали, как это и подобает второсортным недовоинам, усердно таскать ишаками артиллерийские батареи на господствующие высоты, укреплять форты кизяком, минировать фарватер плавающими бревнами и увеличивать количество солдат на передовой. И даже развернули в 5-й и 3-й турецких армиях массовое социалистическое соревнование по снайперской стрельбе из карамультуков.

А в это время, Первый лорд британского Адмиралтейства товарищ Уинстон Черчилль радостно перечитывал план, предоставленный на утверждение вице-адмиралом Карденом. Не план, а вершина стратегического гения! Стремительной атакой с моря уничтожаем форты, тралим пролив, вырываемся на оперативный простор и… Враг бежит, бежит, бежит!

Поверженный Константинополь предполагалось отдать русским за сходный кошт.

На заседании Военного совета решили: флот будет действовать самостоятельно, без поддержки сухопутных сил.

Попробовали взять пролив с наскока. 19 февраля 1915 года шесть линкоров и один крейсер начали обстрелы турецких фортов. Турки как-то очень невежливо ответили огнем, отгоняя британские линкоры и тральщики.

В Адмиралтействе еще раз перечитали свой гениальный план и решили… подготовиться. А генеральный штурм назначили на 18 марта.

Число кораблей в англо–французской эскадре увеличили до 80.

18 марта союзные корабли вошли в пролив. Турки подпустили противника поближе и…

Три броненосца получили тяжелые повреждения, а три внезапно затонули – подорвавшись не на бревнах, а на самых настоящих морских минах. Причем, мины появились там, где еще вчера их не было.

Все это привело лордов Адмиралтейства в замешательство. Особенно тот факт, что шесть раздолбанных кораблей с экипажами они разменяли на восемь подбитых турецких орудий.

В Адмиралтействе еще раз внимательно прочитали план.

- А, вот оно что! – воскликнули лорды, - Надо брать форты с суши! Армия будет действовать самостоятельно, без поддержки флота!

Десант собрали быстро. Привлекли французов, австралийцев, новозеландские, сенегальские, индийские войска и даже Еврейский легион.

25 апреля 1915 года британцы и их союзники начали красиво – ударив одновременно по европейскому и азиатскому берегу Дарданелл.

На азиатском берегу в районе Кумкале высадились французские войска. И даже взяли две деревни. Но турецкие второсортные солдаты как-то уж очень настойчиво попросили их погрузиться взад на корабли и идти курсом на… В общем, французы присоединились к основному десанту – на полуостров Галлиполи.

На европейском берегу пролива предполагалось закидать турок пробковыми шлемами. Поэтому союзники высаживались толпой на плотные, многорядные проволочные и минные заграждения. Турецкие снайпера выбивали офицеров, сержантов и всех, кто пытался усердно размахивать руками. Неорганизованные толпы солдат расстреливали перекрестным огнем из пулеметов. Артиллерийские налеты завершали кровавую бойню.

Потеряв в первый день 18 000 человек, союзники получили ценную разведывательную информацию: Галлиполи – это не как на гладкой карте, а сплошные холмы, скалы, овраги, утесы, ложбины, простреливаемые пулеметами тропы, прикрытые артиллерией пара дорог и рощи «зеленки». Все это - с повышением рельефа в сторону турок.

В Адмиралтействе призадумались. Поскольку на план захвата Константинополя уже давно забили, стали внимательно читать британскую прессу. В газетах сообщалось о победах, подвигах, военной мощи Британии и скорой капитуляции Турции.

Поэтому решили действовать сообразно общественному мнению – побеждать.

Усиленно побеждали с 28 апреля по 8 мая – пытаясь захватить деревушку Крития, что находилась всего в шести километрах от места высадки десанта. Поскольку фланги плацдарма упирались в обрывистые берега полуострова, наступали без хитростей – в лоб, на высоты.

Во время второго штурма, с 6 по 8 мая, войска в бой гнали: то лично командующий британскими войсками Айлмер Хантер-Вестон (настаивал на дневной атаке – чтобы офицерам легче было руководить), то прибывший специально за орденами командующий Средиземноморскими экспедиционными силами Ян Гамильтон.

Поскольку желающих лазать в тыл к туркам и разведывать цели не нашлось, артиллеристы во время артподготовки просто кидали снаряды в сторону неприятеля.

По свистку ротных командиров очередная волна солдат выскакивала из окопов и устремлялась к турецким позициям… Затем вторая волна. Третья, четвертая…

Потом британские историки назовут эту бойню – «битва за Критию». Слово «деревня» – для солидности – из названия убрали. Всего их было две. В смысле – битвы. За четыре дня: 28 апреля, 6 – 8 мая союзники потеряли 15 000 человек.

Неожиданно выяснилось, что некуда девать раненых. И вывозить их не успевают. В ужасной антисанитарии люди умирали темпами, опережающими потери на передовой.

В это время в британской прессе пропечатали, что в районе Дарданелл готовится генеральный штурм.

В адмиралтействе тоже решили подготовиться. Основательно. А пока приказали войскам перейти к позиционной войне.

Чтобы солдаты не расслаблялись, завели следующий распорядок: пара – тройка дней лихих, но бессмысленных атак, затем – отражение атак турок, затем - временное перемирие на отдельных участках. Похоронные команды растаскивали на нейтралке своих убитых и срочно хоронили. Жара, гниющие трупы, недостаток воды, ужасное зловоние и нашествие мух. Дизентерия и прочие прелести косили солдат обеих армий похлеще пулеметов.

Надышавшись относительно свежим воздухом, повторяли.

Май, июнь, июль…

В августе 1915 года союзники, перебросив на Галлиполи еще пять дивизий, пошли в новое наступление.

Генеральное!

Наметили еще одну бухточку для высадки. Для внезапности решили произвести десантирование ночью. Для командовать операцией поставили 61-летнего сэра Фредерика Стопфорда — аж целого генерал-лейтенант Его Величества. Тот факт, что Стопфорд всю свою службу провел на тыловых должностях и в качестве преподавателя никого не смущал.

В этот раз организация десантирования была поставлена на высочайший уровень воинского искусства.

Во-первых, план высшего командования предусматривал немедленный штурм высот, окаймлявших бухту – чтобы сбить малочисленные заслоны турок и обезопасить находящиеся на узком пляжике войска. Но при доработке плана напильником – уже в штабе Стопфорда, этот пункт как-то упустили. Предполагалось, что высоты начнут штурмовать после десантирования орудий. Про то, что пушки придется вытаскивать на берег под огнем пулеметов, немножечко забыли.

Начали в ночь на 7 августа. Внезапно часть подразделений высадилась не там, некоторые десантные лихтеры сели на необнаруженную мель — то ли разведка вообще не проводилась, то ли неправильно прочитали расписание приливов, то ли турки научились менять рельеф. Даже морского дна.

После очередного артналета, командующий на берегу генерал Хаммерсли просто лег на песочек, обхватил голову руками и перестал реагировать на внешние раздражители. Войска оказались предоставлены сами себе…

Неожиданно на штабную яхту Стопфорда прибыл один из командиров дивизий – бригадный генерал Хилл. В спешке его забыли проинструктировать и посвятить в планы командования. Поэтому он явился узнать: в какую часть света доставили его дивизию и… что вообще за х*ня здесь происходит?

В течении дня 7 августа англичане героически высаживались. И… изображали на берегу бурную деятельность. Бурная деятельность продолжалась и в ночь на 8 августа.

Стопфорд приказал… окапываться. На пляже.

Для навести порядок явился сам сэр Гамильтон. А Стопфорд наконец-то перенес свою персону на берег.

Наведя кой-какой порядок в подразделениях, начали штурм высот. Но турки уже успели подтянуть подкрепления.

Мясорубка повторилась. Свисток. Первая волна наступающих… третья… пятая.

Войска таяли целыми батальонами за раз. 12 августа наступающий батальон Норфолкского полка скрылся в дыму начавшегося в «зеленке» пожара и… больше никто этот батальон живым не видел. Скорее всего, командиры были убиты, уже неорганизованная толпа потеряла ориентировку и хором побежала в огневой мешок…

Британские историки и журналЫсты до сих пор выдумывают разную мистическую чепуху об исчезновении солдат и офицеров этого подразделения. Там и загадочные черные тучи, и летающие тарелки, и артефаки с древними шумерами.

К середине августа британская пресса стала терять интерес к затянувшемуся «сражению». Но в Адмиралтействе еще некоторое время продолжали пытаться наступать через Критию на Константинополь. По инерции. До 7 декабря. Пока не догадались объявить о начале победной эвакуации, которую турки помогли затянуть до 9 января 1916 года.

В ходе Дарданелльской операции союзники потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести 312 000 человек.

Поскольку в Британии царила демократия, товарища Черчилля просто выгнали пендюлями из Адмиралтейства. Он обиделся. И некоторое время командовал в звании подполковника 6-м батальоном Шотландских Королевских Фузилёров на Западном фронте…

А союзники обиделись на Британию. Очень. В Австралии и Новой Зеландии до сих пор модным является мнение, что именно эти страны вынесли всю тяжесть боев на Галлиполи…

Так была написана очередная глава истории о военном безумии.


(c) А.Куракин

Бабы еще нарожают! (Британский вариант) Война, Великобритания, Турция, Сарказм, Интересное, Длиннопост
Бабы еще нарожают! (Британский вариант) Война, Великобритания, Турция, Сарказм, Интересное, Длиннопост
Бабы еще нарожают! (Британский вариант) Война, Великобритания, Турция, Сарказм, Интересное, Длиннопост
Показать полностью 3
-6

Осуждение культа личности - ФЕЙК

1. Доклад Хрущева не обсуждался на ХХ съезде.

2. Он был зачитан на закрытом заседании.

3. Без делегатов зарубежных партий.

4. Доклад касался узкой темы: РЕПРЕССИЙ В ОТНОШЕНИИ ДЕЛЕГАТОВ XVII СЪЕЗДА 1934 г. т.н. "Съезд победителей".

5. Доклад не протоколировался.

6. Дословный текст доклада неизвестен.

7. В ячейки КПСС послали урезанный вариант.

8. Процедура не соответствовала регламенту.

9. Прений и обсуждений доклада не было.

10. Доклад не публиковался в газетах, а значит не имел силу закона.

11. КПСС НЕ ОСУЖДАЛА КУЛЬТ ЛИЧНОСТИ.

12. Потому что доклад имел вид директивы.

13. В уставе КПСС нет ни слова о культе личности.

14. Первоисточник доклада нам не известен.


Возлагать персональные предъявы обиженных на Сталина нельзя: каждый протокол имел множество подписей. Все решения принимались исключительно коллегиально.

Осуждение культа личности - ФЕЙК Культ личности, Фейк, Сталин, Хрущев, История, Мнение
Отличная работа, все прочитано!