AnthonyWilson

AnthonyWilson

пикабушник
416 рейтинг 61 комментарий 7 постов 4 в "горячем"
15

Герой, Принцесса и Дракон

I акт



Дракон мирно расхаживал из стороны в сторону перед воротами замка. Он задумчиво теребил подбородок и еле слышно что-то бормотал себе под нос.


- … Сим, объявляю вас узурпатором и… Нет, не узурпатором. Хм… Сим, объявляю вас тираном – да, тираном! Сим, объявляю вас тираном, и вызываю на дуэль за сердце прекраснейшей из всех живущих дам – Принцессы светлоокой! Так сбудется же предначертанное… Нет, не так…


Через полчаса, отрепетировав речь, он подошёл к воротам замка и постучал. Ворота натужно проскрипели, с усилием приоткрылись, и из них выглянул скучающий стражник. Но стоило ему увидеть огромную чешуйчатую фигуру, то его лицо исказилось от ужаса и, попятившись назад, он споткнулся и упал на спину.


Дракон же смутился от того, что вызвал такой переполох в душе бедолаги и поспешил извиниться.


- Ох, уважаемый, прошу вас не терять рассудок. И в мыслях не было вам причинять вреда. Я лишь прошу аудиенции с Его Величеством.


Губы стражника дрожали, а в широко распахнутых глазах были только страх и ужас.

Дракон вздохнул, и как можно вежливее, поинтересовался:


- Позвольте я расценю молчание, как знак согласия?


Стражник лишь молча закивал, торопливо отползая в сторону.


Дракон аккуратно открыл створку ворот и протиснулся внутрь, стараясь ничего не задеть. Пройдя пару шагов, он повернулся и поклонился стражнику в знак благодарности. Тот в ответ лишь издал полный ужаса вопль, вскочил на ноги и стремительно бросился наутёк.


Дракон грустно вздохнул и пошёл к замку.


Все люди, попадавшиеся ему на пути, с ужасом бежали прочь от одного его вида – что только смущало и расстраивало Дракона. Он не хотел причинять неприятностей обычным людям. Всё, на что были направлены благородные порывы его души – лишь восстановление справедливости.


Войдя в замок и распугав по дороге с десяток слуг, он вошёл в апартаменты некогда известного Героя, а теперь обычного владельца замка и правителя местных земель. Тот развалился в обшитом шёлком кресле возле костра и грел ноги. Тело его заплыло жирком, волосы заметно поредели, а под глазами покоились тяжелые мешки.


В десятке шагов от него, возле окна, сидела над книгой Принцесса, а ныне просто жена обычного владельца замка и правителя местных земель. Оба они, широко раскрыв глаза, смотрели на внушительную чешуйчатую фигуру, которая, осторожно подобрав хвост, протиснулась сквозь двери комнаты.


- А, - протянул Герой, подслеповато прищуриваясь, - Дракон! Ты ли это?


- Всё правильно, Герой. Или, верней сказать, Ваше Величество.


Дракон, соблюдая правила этикета, учтиво поклонился. Герой только скривился.


- Ну полно тебе. Говори лучше, зачем пожаловал, да ещё без приглашения.


- Я понимаю ваше беспокойство. Мы всё-таки не виделись уже пятнадцать лет…


- Вот ещё столько бы тебя не видеть. Чего пришёл то? Излагай давай.


- Да, кхм, - Дракон собрался с мыслями, - видите ли, Ваше Величество, с последней нашей встречи, когда украли вы Принцессу, которую я сторожил, прошло немало времени. И множество писаний мудрецов с тех пор я изучил. Пришёл я к выводу о злонамеренности действий ваших. И убедился, что в королевстве власть вы силой захватили, мечом и пламенем убрав с земли правителей всех прежних.


- Ну да, - поморщился Герой, - а как же ещё? Ты не юли, давай ближе к делу.


- Так вот, все Ваши действия идут наперекор морали и закону. Сим, объявляю вас тираном, и вызываю на дуэль за сердце прекраснейшей из всех живущих дам – Принцессы светлоокой!


- Обана! – раздалось со стороны окна.


Принцесса тут же встала и поправила прическу.


- Так ты чо, выкрасть меня из замка хочешь что ли?


- Кхм, скорее освободить из рук тирана, Ваша Светлость.


- Тю, да так бы сразу и сказал! Ща, погодь, я служанке прикажу вещи собрать. Марьяшка! Поди сюда, дура немытая.


- Я не понял, это что за бунт такой начался?


Герой, откашливаясь, встал с кресла и упёр руки в бока.


- Куда это ты собралась?!


- Да куда угодно, лишь бы подальше от тебя. Сил моих уже больше нет, терпеть вот это вот всё.


- Что терпеть? Изволь-ка объясниться перед мужем.


- Да вот это вот всё, - она показала руками на обрюзгшую фигуру Героя, - не за такого я замуж выходила.


- Да кто тебя тогда спрашивал, неблагодарная! Я тебе дал кров и статус, да ты мне ноги должна до гроба целовать!


- Да в гробу я видала тебя и твои вечно вонючие ноги! Дракоша, поехали уже отсюда.


Дракон стоял в растерянности.


- Но, Ваша Светлость, должны с Героем мы провести дуэль…


- Ой, да сдалися тебе эти глупости! Тоже мне, дуэлянт нашёлся. Поехали уже. Марьяшка, рожа ты чумазая, готовь мои вещи!


- И что, жена, вот так возьмёшь и уйдёшь?


- А чо бы и нет? За эти годы ты из прекрасного принца превратился в чёрти знает что. Не хочу я больше жить с тобой под одной крышей.


Дракон почтительно поклонился Принцессе.


- Миледи, при всём моём благоговении пред вами, я вынужден просить об одолжении – позвольте провести дуэль. Ведь правила есть правила.


- Пф, мужики… - презрительно фыркнула Принцесса.


Она подошла к Дракону, схватила его за хвост и потащила за собой к выходу из комнаты.


- Ай, что вы делаете, Ваша Светлость?!


- Жена? Жена?!


- Считай это разводом!


Она ещё раз дернула Дракона за хвост, отчего тот заскулил от боли, но не посмел сопротивляться воле Принцессы, и послушно засеменил вслед за ней.


Через двадцать минут повозка, нагруженная самым разнообразным хламом, покидала ворота замка. Принцесса держала поводья и высоко подняв голову смотрела вдаль. Вместо лошадей, её вёз Дракон, сгорбившись от тяжести и растерянно озираясь по сторонам.


Герой, всё это время не покидавший своих покоев, смотрел им вслед. Как только повозка исчезла за горизонтом, он молодцевато отбил ногами чечётку и довольно засмеялся.


- Ох, повезло так повезло! Марьяшка! Неси из погреба вино – будем праздновать!



II акт



Дракон мирно спал в своей уютной пещере, и проснулся от того, что кто-то нахально тыкал его мечом в бок.


- А? Ты чо, совсем попутал что ли?


Разомкнув глаза, он увидел перед собой молодого Героя в сияющих доспехах. Тот поднял забрало шлема и, прочистив горло, произнёс заготовленную речь.


- О, чудовищный монстр, гроза всех королевств! Мужчин немало ты сгубил и много девиц красных пропало во владениях твоих. Но пробил час платить за злодеяния! Сим, я объявляю тебе смертный бой! Освобожу из лап твоих красу невинную – Принцессу!


- Ой, да отвянь ты.


Дракон закрыл было глаза, чтобы вернуться к сладкому сну, но Герой стал усердно колотить мечом по чешуе. Открыв один глаз, Дракон лениво отмахивался от надоедливого рыцаря, а тот прыгал, как блоха, из стороны в сторону и продолжал наносить удары.


Наконец, дракон разозлился и, встав в полный рост, прорычал на всю пещеру:


- Ну капец тебе, рыцарь вшивый!


Он смачно рыгнул огнём из пасти на то место, где секунду назад стоял Герой. Тот, с громким лязгом от доспехов, перекатился в сторону.


В этот момент в пещеру вошла сонная Принцесса.


- Ну что за шум в семь утра? Дайте уже поспать нормально!


- Ты этому дуралею это скажи, а то припёрся тут, зубочисткой своей тычет. А чо хочет, нормально сказать не может.


- О, прекрасная Принцесса! Краса очей моих, само небес очарование! Пришёл я лишь за тем, чтоб вызволить тебя из лап чудовищного монстра!


Принцесса поморщилась и широко зевнула.


- Ребят, может вы свои вопросы снаружи решите, а?


- Да погодь, ща я зажарю эту блоху – заодно и позавтракаем.


- Чудовище, неведом тебе стыд за злодеяния твои! Но светлоокая Принцесса отныне сможет спать спокойно – ведь я остановлю насилие твоё!


- Вообще-то, единственный, кто сейчас мешает мне спать – только ты.


- Да ваще. Мне как-раз такой сон очешуенный снился, как я…


Воспользовавшись тем, что Дракон отвлёкся, Герой с разбегу вонзил меч ему грудь по самую рукоятку. Глаза Дракона расширились, а на морде застыло выражение крайнего удивления.


- Что за…


И он рухнул наземь без чувств.


Принцесса в ужасе вскрикнула и подбежала к бездыханному телу, пытаясь трясущимися руками поднять закрытые веки.


- Дракоша, Дракоша нет! Очнись же! Вставай!


Её глаза наполнились слезами.


Герой, почесав затылок, подошёл к ней и протянул руку.


- О светлоокая Принцесса, повергнув монстра, теперь готов принять я благодарности твои.


- Что ты наделал, сволочь?


Принцесса вскочила и набросилась на него с кулаками.


- Убийца! Чудовище! Зачем?! Зачем ты это сделал, животное?!


Герой хлопал глазами, отступая назад и старался отмахнуться от истерики Принцессы.


- Но что же ты, Принцесса? Ведь я пришёл и спас тебя от лап Дракона!


- А ты меня спросил, хочу я этого или нет? А, умник?


- Но как ведь иначе? Во все века герой спасал принцессу!


- Да нравилось мне тут! Нравилось! А ты всё уничтожил! Ты разрушил мою жизнь!


От отчаяния Принцесса упала на колени и принялась рыдать. Герой почесал затылок, но не решился к ней приблизиться.


- Совсем меня ты сбила с толку. Я предлагаю, всё же, проследовать за мной. Мой белоснежный конь умчит нас во владения мои – огромный замок на землях плодородных.


Принцесса взяла себя в руки, встала и вытерла слёзы.


- Вот что – иди сначала вытащи свой меч.


Лицо Героя засияло, и он направился к поверженному Дракону. Вытащив меч, он услышал беспокойное ржание своей лошади и, почуяв неладное, побежал к выходу из пещеры.


Стоило ему только увидеть дневной свет, как Принцесса, оседлав лошадь, презрительно бросила через плечо:


- Ты – бездушная скотина. Я уезжаю к другому дракону, и не смей меня преследовать!


Пришпорив лошадь, Принцесса вскоре исчезла за горизонтом.


Герой со злостью плюнул и, понурив голову, поплёлся обратно к своему замку.



III акт



Герой с Драконом сидели за круглым столом из дешёвого дерева, и наблюдали за тем, как Принцесса нарезала тонкими ломтиками колбасу. Дракон сидел, сгорбившись в три погибели, чтобы не пробить головой потолок кухни в маленькой однокомнатной хрущёвке. Герой лениво ковырял зубочисткой в зубах.


- Ну и чо мы тут собрались? – спросил он.


- Будь ты повежливей с хозяйкой. Она угощать нас собирается, а ты грубишь.


- Решил за левую бабу вписаться? Ваще попутал.


- Господа, - Принцесса поставила на стол тарелку с нарезкой, - не стоит с разногласий наш чудный вечер начинать.


- Чудный, ха! Во ты словечки выбираешь, подруга! Ты чо, профессорша что ли? Тогда я те так скажу – никакого разговора у нас не выйдет.


Принцесса поставила на стол три рюмки. Затем, словно по мановению волшебной палочки, на столе оказался трёхлитровый пузырь с прозрачной жидкостью. Глаза Героя засверкали и наполнились воодушевлением.


- Обана! Вот это другой разговор! Так бы сразу.


Принцесса наполнила рюмки прозрачной жидкостью с резким запахом.


- Это вы, мадам, хорошо придумали, да. А за что будем пить?


- За истину, - сказала Принцесса, и они залпом осушили рюмки.


- Ну чо, подруга, - пережевывая колбасу сказал Герой, - поясняй тогда за истину.


- Да, было бы крайне любопытно услышать.


Принцесса обвела их взглядом, и начала неспешно речь:


- Не приходило ли вам в голову, друзья мои, что движется история по кругу?


- Чииво?


- Всё повторялось вновь и вновь. Идут века, меняемся ролями, но до сих пор сюжет остался неизменен – три путника гуляют в пустоте миров. Три странника – герой, принцесса и дракон.


- Кааво?


- Меняемся обличьями, но суть осталась та же – три силы разные, три интереса, рождается конфликт. И именно конфликт, - Принцесса разлила ещё по одной, - ведёт к цепи перерождений. Так что же, господа, неужто вы не помните, как в прошлом мы встречались?


- И не раз.


- Да, чо то было.


Трое осушили рюмки и переглянулись.


- Так что же вы, мадам, предлагаете с этим делать?


- Да, подруга – чо делать, и кто виноват?


- Не знаю уж на ком вина, что заперты, как белки в колесе. Но знаю выход. Он очевиден – нам стоит позабыть все разногласия свои, и прекратить конфликт. Нам всем, по сути, нужно лишь одно – еда, любовь и понимание. Ни в чём из этого теперь не знаем недостатка. Сим, предлагаю вражду извечную оставить в стороне. А благодетель высшая – взаимопонимание.


Герой разлил по третьему кругу.


- Ну, за взаимопонимание!


Но только троица поднесла к губам рюмки, как воздух вокруг них начал содрогаться. Всё покрылось дымкой, и ровно из ниоткуда сочился яркий свет.


- Чо за херня?!


Сквозь свет стал виден силуэт. Через пару секунд дымка рассеялась, и троица, изумлённо хлопая глазами, смотрела на огромного ленивца в белоснежной тунике. Вокруг него лилось тёплое свечение и, казалось, сама его аура несла одно умиротворение.


Дракон перевёл мутный взгляд с ленивца на рюмку и обратно. Принцесса, откашлявшись и протерев глаза, спросила:


- Кто вы, сударь?


- Я – Король Ленивец, - пронёсся по кухне раскатистый бас.


Герой присвистнул и прошептал Принцессе:


- Ты, подруга, чем нас напоила?


- О, напитки тут не причем, - сказал Король Ленивец, - и на дне стакана истину вы не найдёте.


- Отчего же? Познали мы, что враждовали зря, и приняли решение всё прекратить, перерождения круг замкнуть, продолжив жить в гармонии.


- Да, вы молодцы, что это поняли, могу вас только похвалить. Но, по-моему, вы даже не задавались гораздо более интересным вопросом – для чего вы всё время перерождаетесь.


Троица за столом переглянулась. Дракон почесал затылок.


- И ведь действительно – не задавались.


Ленивец неспешно растянул губы в широкой улыбке.


Герой, пользуясь заминкой, залпом выпил как свою рюмку, так и две остальные.


- Так и чо, нафига мы всё это делали?


- Я бы не явился перед вами, продолжи вы свой цикл смертей и перерождений. Но вы, по-видимому, решили остановиться.


- Всё верно, сударь. Не видя больше смысла воевать, решили мы остановить вражду и более не заниматься ерундой.


- А зря. Ведь занимались вы вовсе не ерундой, а поддержанием жизни умирающей Вселенной.


- Это как?


- Конфликт, друзья мои, есть суть самой Вселенной. Родившись, она сделала вдох, и теперь медленно выдыхает, сжимаясь до неизбежной смерти. Она не хочет умирать, но ей придётся. А вы, друзья, являясь персонажами Вселенной, помогаете ей стойко перенести её судьбу.


- Ничего не понимаю. Как мы помогаем вселенной?


- Вы её развлекаете. Она с интересом наблюдает за вашими отношениями и конфликтами, за вашими радостями и неудачами. Вы помогаете ей забыть, хотя бы на время, о смерти, и она борется за жизнь, выдыхая как можно медленнее, чтобы увидеть, чем вы будете заниматься в очередном цикле перерождения. Вы сохраняете новизну и интерес. И всему этому предначертано продолжаться до самого последнего вздоха Вселенной.


- А что будет потом? Мы все исчезнем?


- Да не, - вмешался Герой, - погодь. Это чо по-твоему, вселенная – дура что ли? Она ведь снова сделает вдох и всё будет на мази.


- Я не знаю, что будет потом, я не учёный, - ленивец улыбнулся ещё шире. - Может, будет новый вдох, а может и нет. Но никто из нас последствий этого выдоха точно не переживёт. И наверняка я знаю то, что если вы остановитесь и прекратите представление, то Вселенная не сможет больше развлекаться. Ей станет скучно, и она будет выдыхать гораздо-гораздо быстрее, приближая и нашу общую окончательную смерть. Поэтому, в ваших же интересах продолжить круг перерождений и конфликтов.


- Вы хотите сказать, что мы помогаем вселенной жить?


- Вы и ваше представление.


- Мда…


На кухне воцарилась тяжелая тишина. Её нарушали лишь стрелки настенных часов, размерено отбивая свой ритм.


Герой, почесав затылок, налил ещё по одной. Все трое переглянулись и подняли рюмки в воздух.


- Ну, - тихо сказал герой, - за представление.


Выпив залпом, их глаза помутились. Они одновременно швырнули рюмки об стену и вскочили из-за стола.


- Р-р-р, я уничтожу тебя! – громогласно прорычал Дракон.


- Ой, нет! Спаси меня, рыцарь! – пискнула Принцесса.


- Не трожь её, чудовище! – воскликнул Герой.


И началась битва.


Король Ленивец, наблюдая за этой картиной, стал постепенно испаряться в воздухе. Его широкая, довольная улыбка исчезла последней.

Показать полностью
117

Новогодний клуб одиночек

Когда Артём увидел в конце очереди рамку безопасности, у него вспотели ладони. «Неделю назад её здесь не было», — подумал он. Артём сделал глубокий вдох, закрыл глаза и представил, что сидит на берегу спокойного озера, где кроме него нет больше ни одной души. Он открыл глаза и посмотрел на экран своего напульсника — пульс: 82, счастье: 74. Артём привёл мысли в порядок и выдохнул. «Всё будет хорошо, рамка не среагирует».


Табло сканирующей рамки зажглось зелёным цветом, приглашая Артёма пройти проверку. Он изобразил на лице счастливую улыбку, прошёл через рамку... и она заверещала предупредительным сигналом.


Охранник, который до этого лениво листал новости на своём айпаде, поднял голову и просверлил его взглядом.


— Наверное, датчик барахлит, — извиняющимся тоном произнёс Артём.


На трясущихся ногах он прошёл через рамку в обратную сторону. Затем расслабил мышцы лица и через секунду изобразил такую широкую улыбку, на которую был только способен. Он прошёл через рамку ещё раз, и она ответила двойным разрешающим сигналом. Артём бросил заискивающий взгляд на охранника. Тот встал со своего насиженного места и подошёл к парню.


— Покажите, пожалуйста, ваши документы.


Артём выставил вперёд руку и нажал кнопку напульсника. Над запястьем высветилась голографическая карточка с паспортными данными и увеличенными цифрами основных параметров — пульс: 96, счастье: 71, потребление контента: в норме. Рука Артёма предательски дрожала.


— Счастье низковато, — пробасил охранник, всматриваясь в лицо парня.


— Это из-за рамки, — ответил Артём ещё сильнее растягивая притворную улыбку.


— Хорошо. И обновите ваше устройство.


Охранник потерял к нему всякий интерес и вразвалочку пошёл обратно к своему креслу.


Артём подошёл к терминалу. От натянутой улыбки болело лицо. «Показатели в норме, — говорил он себе, — я чист». Артём оплатил штраф и на ватных ногах пошёл к выходу из здания. На улице он с болезненным облегчением расслабил мышцы лица и глубоко вдохнул морозный зимний воздух. «Проще найти себе пару и перестать трястись перед каждой рамкой безопасности», — подумал он. Артём бросил взгляд на запястье — пульс: 102, счастье: 43.


Он перевёл дыхание и, ступая по хрустящему снегу, пошёл к своей машине. По пути он отмахнулся от пролетавшего мимо рекламного бота, который призывал купить фильм модного ии-автора. «Со времени прошлого блокбастера нейросеть Элайа прошла всего сорок семь тысяч итераций, — зачитывал рекламный голос, — и уже готова представить вам свой новый шедевр...». Артём сел в свою старую теслу, и, закрыв дверь, отсёк звуки назойливой рекламы. Приборная панель приветливо моргнула, и машина мирно заурчала своим электродвигателем. Артем выбрал в списке пункт «работа», и машина выехала со стоянки.


По пути он думал, что раньше жизнь была гораздо проще. Одиночество не считалось душевным расстройством. А чёртовы напульсники не проверяли каждый день, сколько контента ты потребил, и насколько счастливее ты от этого стал. Артёму было всего двадцать восемь, но из-за воспоминаний о прошлом он чувствовал себя глубоким стариком. Он посмотрел на свой взломанный напульсник, и тяжело вздохнул.


***


Артём приехал на работу позже обычного. Юля уже открыла магазин, и, перекатывая в зубах жвачку, листала новости в телефоне. Они сухо поздоровались. Артём привычно обошёл взглядом полки с антиквариатом. Виниловые пластинки, диски с музыкой, плёнки с двухмерными фильмами, и самое главное — пожелтевшие и рассыпающиеся в руках бумажные книги. В них хранились герои прошлых эпох и сюжеты, которые на голову превосходили современные истории. Героизм и предательство, любовь и ненависть — персонажи были такими... человечными, что даже не верилось, что раньше люди могли придумывать такие интересные сюжеты. По сравнению с книгами прошлого, современный арт-контент, создаваемый нейросетями, стал примитивным набором событий, которые происходили с манекенами. И единственное, что интересовало людей — это контент.


Контент заполонил всё пространство вокруг. Он висел в воздухе в виде рекламных ботов. Проникал в уши через аудиорекламу в общественном транспорте. Впивался в глаза с экранов галовизоров и огромных трёхмерных уличных реклам. Штампованные тексты и видеоролики вытеснил истории, в которых авторы передавали свой опыт и предостерегали будущие поколения от ошибок. Остался только контент — измеряемый цифрами и показателями, удобный для продажи, переупаковки, и последующей перепродажи.


— Артём, ты что, ещё ходишь со старым напульсником?!


Голос Юли, типичной девушки своего поколения, выдернул его из размышлений.


— В каком смысле, со старым?


— Ты совсем что ли не следишь за новостями?


— Нет. Что случилось то?


— Вчера начали продавать новые версии. Я взяла с дизайном «неоновый киберпанк», — она показала свой вычурный напульсник. — Ещё у них новая защита. А старые напульсники завтра отключат от сети. Рамки безопасности, кстати, тоже обновляют, и они будут видеть взломанные устройства.


Артём взглянул на свой напульсник, и притворно откашлялся.


— Сегодня и куплю, — сказал он как можно спокойнее, — так что, уйду пораньше.


— Отлично, — ответила она с облегчением, даже не скрывая, что тяготится его присутствия.


***


После работы Артём сразу же направился к Михаилу — владельцу сувенирной лавки, который тайно продавал взломанные напульсники. Но Михаил его огорчил: защита новой модели оказалась слишком сложной, и взломанная версия напульсников появится только через две недели, после нового года.


Артём не мог ждать две недели. Уже завтра он попадёт в список «временных одиночек» — людей, которые расстались со своим партнёром, и у них оставалась неделя, чтобы вступить в новые отношения. Для таких людей каждый вечер в кофейнях проводились «молниеносные свидания». Специальный алгоритм рассаживал людей по интересам за один столик, и они задавали по три вопроса, чтобы понять подходят они друг другу, или нет. Экономическая машина в паре с государством делали всё, чтобы люди как можно быстрее находили себе пару и возвращались к привычной норме расходов и потребления. А если «временный одиночка» не находил себе пару за неделю, то государство направляло его на принудительное психиатрическое лечение, после которого никто не возвращался обратно.


На следующий день напульсник Артёма горел оранжевым светом — владелец в поиске партнёра. У него оставалась одна неделя. Он зарегистрировался на сайте знакомств и выбрал ближайшую кофейню.


На календаре — двадцать четвёртое декабря. Канун нового года считался мёртвым сезоном для поиска партнёра. Автоматическая система не нашла ему совпадений по интересам, и предложила несколько случайных знакомств. Все его «молниеносные свидания» проходили по тому же сценарию, что и с застенчивой девушкой в очках:


— Ты читаешь старые книги? — Артём сразу начал с главного вопроса.


— Книги?


— Которые с текстом. Ты никогда их не видела?


— А, это как избранные выражения Леди Гаги? Я читала однажды.


— Да нет же, бумажные книги. Ладно, забудь. Ты хоть статьи какие-нибудь читаешь?


— Это сложно. Но я люблю смотреть комиксы. Какой твой любимый супергерой?


Артём тяжело вздохнул. Автоматический женский голос произнёс: «Собеседники задали три вопроса. Итог: несовпадение».


Следующие несколько дней прошли так же безрезультатно. Система знакомств не находила никого по интересам, а случайно выбранные девушки не могли сойтись с ним в едином мнении ни по одному вопросу.


«Может быть, я действительно болен? — думал Артём. — Вероятно, это со мной что-то не так, а не с миром. Может быть, мне действительно место в психушке?».


Он отчаялся настолько, что даже спросил Юлю, сможет ли она на неделю бросить своего партнёра чтобы помочь ему. Услышав это, Юля достала из сумочки газовый баллончик и решительно попросила его уволиться.


Время, выделенное на поиск партнёра, закончилось. Артём попал в список потенциально опасных для общества людей — одиночек. Его счета заблокировали. Информация о нём появилась на каждом посту полиции с пометкой «задержать и направить на психиатрическое лечение».


Его напульсник горел ярко-красным светом, обозначая нарушителя общественных устоев. Артём надел рубашку с длинными рукавами и плотную куртку, в надежде спрятать свою метку изгоя. Но яркий сигнал просвечивал сквозь одежду. Эта ярко-красная полоска сковала его по рукам и ногам. Он не мог ничего оплатить в интернете. Не мог устроиться на работу. Он не мог даже спокойно пройтись по улице. Каждый прохожий мог заметить красное свечение из-под рукава куртки, а в каждом переулке его мог встретить полицейский патруль.


Шло тридцать первое декабря. Артём быстрым шагом шёл к сувенирной лавке Михаила. Он понимал, что новые напульсники не могли так быстро взломать, но ему ничего больше не оставалось, как надеяться на новогоднее чудо.


Он подошёл к лавке и дернул ручку на двери. Она осталась стоять на месте не издав ни звука. Артём дёрнул ручку ещё несколько раз, но дверь не поддалась. Он чертыхнулся и от злобы стукнул кулаком по двери. Она отобрала у него последнюю надежду, и он не мог ей этого простить. Он начал со всей силы бить кулаками по двери.


«Эй!» — кто-то громко крикнул в сторону Артёма.


К нему быстрым шагом приближались двое полицейских.


Сердце Артёма на секунду остановилось... чтобы затем забиться с удвоенной силой.


Он сорвался с места и побежал по улице. «Стой!» — закричали полицейские, и ринулись вслед за ним. Артём не знал куда бежать. Ему негде спрятаться от гало-рекламы, нормы потребления контента и измерения счастья. Морозный воздух обжигал лёгкие. Дыхание сбилось. «Хоть бы остановилось сердце, и на этом всё закончилось» — промелькнула в голове мысль.


Он забежал в незнакомый переулок... и остановился. Тупик. Артём согнулся, и стал жадно хватать ртом воздух. Бежавшие за ним полицейские повалили его на снег и надели наручники. «Ну точно — псих!» — отдышавшись, сказал один из них.


***


На проплывающий мимо пейзаж Артём смотрел с заднего сидения полицейского автомобиля. Впереди вырастало серое, громоздкое здание психиатрической лечебницы — его новый дом.


Он гадал, что его ждёт внутри. Будут ли проводить терапию электричеством? Или просто запихают в него сотни таблеток? Как быстро он станет овощем и потеряет разум? Артём был не прочь, если бы это произошло как можно скорее.


Полицейские специальным ключом сняли с него напульсник и передали Артёма сотрудникам больницы. С этого момента он официально перестал считаться человеком. Теперь он — лишь запись в медицинском журнале.


Врачи провели его в общую комнату и оставили наедине с новыми соседями. Здоровяк с добродушным лицом подошёл к нему и протянул руку.


— Добро пожаловать. Вы к нам на новогодние, или надолго?


— Скорее, навсегда.


— Ох, как интересно! Новые лица — это всегда большое событие. Пойдёмте, я вас со всеми познакомлю.


Артём пошёл вслед за приветливым здоровяком. Новый знакомый провёл его в смежную комнату, и Артём открыл рот от изумления. В комнате вплотную друг к другу стояли шкафы, доверху набитые бумажными книгами.


— Господа, у нас пополнение! — здоровяк представил его людям, которые сидели за столом.


К удивлению Артёма, в одном из них он узнал Михаила, владельца сувенирной лавки.


— Михаил?! Что вы здесь делаете? Что здесь вообще происходит?


— Молодой человек, не теряйте рассудок, — с улыбкой сказал Михаил, и все, кроме Артёма, добродушно засмеялись.


— Эта шутка никогда не устареет, — отметил здоровяк и подвинул к Артёму свободный стул.


Артём продолжал стоять как вкопанный.


— Я ничего не понимаю, — сказал он. — Михаил, как вы здесь очутились?


— Ох, я смотрю вы оказались здесь не по своей воле, да? И ещё не поняли.


— Да хватит морочить мне голову! Что здесь происходит?


Михаил пожал плечами.


— Обычное новогоднее собрание одиночек. Жаль, что вы оказались здесь только сейчас. Вам бы понравились наши предыдущие посиделки.


— Посиделки?


— Да. Уже несколько лет мы собираемся здесь в конце декабря и отмечаем новый год. Единственное место в городе, в котором люди не сходят с ума от предновогодней суеты. Да и вообще единственное место в городе, в котором у людей ещё сохранился здравый рассудок.


Здоровяк подвинул к Артёму стул.


— Прошу, присаживайтесь. Михаил, расскажите нашему новому другу как мы праздновали в прошлый раз.


— О, это долгая история, — засмеялся Михаил.


Артёму ничего не оставалось, как сесть на свободный стул и слушать. Через минуту Михаил рассказывал, как, заплатив главному врачу, они оставались на несколько дней, чтобы провести праздник подальше от безумной толпы. Чем больше Артём слушал, тем яснее понимал, что сидящие за столом люди вовсе не были сумасшедшими. За столом сидели банкир, хирург, владелец сувенирной лавки, школьный учитель, а здоровяк был художником. Остальные оказались не буйно помешанными, а такими же одиночками, как и сам Артём. Их не пичкали таблетками и не заставляли проходить болезненные процедуры. Всё лечение сводилось к выражению себя через устаревшее творчество — письмо, живопись и рукоделие.


— Так что, Артём, не всё так плохо в вашем положении, — улыбнулся Михаил.


— А ещё здесь отлично кормят, — подмигнул здоровяк.


Остальные члены необычного новогоднего клуба продолжили размеренный разговор. Артём осматривал книжные полки и потирал освободившееся от напульсника запястье. С каждой минутой ему всё больше и больше нравился его новый дом.

Показать полностью
15

Дама в широкополой шляпе

Утро начиналось как обычно. Паркер шел в предвкушении десятичасовой рабочей смены в шахте на Марсе.


Рабочий посёлок, в котором он жил, носил прославленное имя «Мао Цзедун». Паркер гордился тем, что он, как образцовый рабочий, живёт в этом посёлке. С тех пор как Китай стал лидирующей экономической силой на Земле, он делал всё, чтобы получить вид на жительство в этой стране. И шахты на Марсе были великолепной возможностью доказать Партии его полезность.


Паркер зашёл в лифт, нажал кнопку нижнего этажа и вальяжно облокотился на перила. В одной из прошлых поездок он, от нечего делать, замерил время. Чтобы доехать до самого первого этажа, лифту требуется ровно шесть минут тридцать восемь секунд. Это если он не застрянет на полминуты между этажами, как уже не раз бывало.


Он подумал: «А не засечь ли опять время? Вдруг по пути больше никто не зайдёт, и я установлю новый рекорд?». Но этими глупостями уже не хотелось заниматься.


На стенах лифта были развешаны плакаты с лозунгами о долге рабочего перевыполнять норму производства гелия-3. Чтобы отвлечься от них, Паркер вспоминал свою красавицу жену, которая, вместе с маленьким сынишкой, ждет его дома, на Земле.


«Эх, отработаю контракт, — думал Паркер, — получу вид на жительство, и переедем в Гуанчжоу. Вот это будет жизнь!»


Через несколько этажей лифт остановился, и вошла она.


На ней был элегантный черный костюм, и такого же цвета широкополая шляпа, прикрывавшая один глаз. Как только Паркер увидел её, то сразу понял — она из высших кругов. «Хоть и слишком молода для высокой должности, — думал он, — но определённо, не из простых рабочих. Может быть, она из делегации с Земли, или из партийной проверки. Раньше я её здесь не видел».


Паркер вытянулся по струнке и уставился в точку прямо перед собой. Нельзя допустить, чтобы благородная дама подумала о том, что он на неё пялится. Нисколечко не пялится. Даже в мыслях не было смотреть на её шикарную фигуру в обтягивающем костюме. Даже одним глазком — уставом Партии запрещено!


«И зачем она только встала так близко?», — подумал он.


Дама нажала кнопку и створки лифта закрылись.


Она поправила свою шляпку и краем глаза посмотрела на Паркера. Он был выше её на две головы, широкоплечий, с лёгкой небритостью и короткими тёмными волосами.


— Занятно, — обратилась она к нему, — я не думала, что на станции работают такие мужчины.


— Простите, — осторожно спросил он, — какие именно мужчины?


— Европейской внешности. Очень, знаете ли, экзотической для этих краёв.


«Она проверяет меня на верность идеалам Партии!» — сверкнула догадка.


— Я родом из Алабамы. Но хочу эмигрировать в Китай, самую прогрессивную страну в мире!


— Похвально, — она продолжала оценивать взглядом его могучую фигуру. — Как тебя зовут?


— Мэтью Паркер.


— И чем же ты занимаешься здесь, Паркер?


— Я простой рабочий, добываю гелий.


— Значит, работяга. Ну и как тебе, нравится твоя работа?


«Это ж надо было нарваться на проверяющего прямо в лифте», — подумал он.


— Согласно заветам его превосходительства Лю Цзиньпина, труд — лучшая благодетель!


— О, — она повернулась к нему всем телом, — ты из идейных?


— Не совсем вас понимаю.


— Такой мужчина, а думает только о работе.


Не зная, что ответить, он выбрал лозунг с первого плаката, который увидел:


— Труд сделал из человека — марсианина!


Она закатила глаза.


— Ох, Паркер, в твоей голове есть хоть что-нибудь, кроме речей его превосходительства?


«Точно проверка», — подумал он.


— Никак нет. Я живу и дышу его мудрыми речами!


Она заливисто расхохоталась.


— А ты забавный.


Паркер тут же вспомнил, как уволили Стэнли.


Стэнли был начальником инженерного отдела. Высокий, атлетически сложенный, острые черты лица. Даже не будь он начальником, никто не смел бы ему перечить. Но он руководил одним из главных отделов на станции, и его слушались все.


Очевидцы рассказывали, что это был самый обычный день. Стэнли проводил совещание со своими помощниками. Они обсуждали конструкцию новой буровой установки.


Один из инженеров, тощий с длинным носом, показывал жестами длину бура:


— Вы поймите, если установка будет такого размера, — он раздвинул ладони, показывая в воздухе предполагаемую длину, — а сам бур такого, — расстояние между ладонями уменьшилось, — то это будет идеальной конструкцией.


Ему отвечал полноватый инженер с небрежно расчесанными волосами:


— Чепуха! Наоборот, с применением углеродных нанотрубок установка должна быть такая, — ладони раздвинуты, — а бур таким, — расстояние между ладонями увеличилось, — иначе конструкция будет неустойчивой, вибрация свыше нормы разрушит весь механизм!


Два инженера стали спорить друг с другом, размахивая руками.


И тут Стэнли потерял бдительность.


— Парни, — сказал он, посмеиваясь, — хватить мериться у кого бур длиннее. Вы же не хотите, чтобы я достал член и победил в этом соревновании?


Все вежливо улыбнулись и пропустили шутку мимо ушей.


Все, кроме Стейси Краммер, инженера первой категории, которая на совещаниях чаще молчала, чем предлагала свои идеи. Она сообщила об «оскорбительном» и «неподобающем» поведении своего начальника напрямую главе станции, и на следующий день началось внутреннее расследование. Через пару дней Стэнли уволили.


Он был во главе инженерного отдела шесть лет, и лишился своего положения за одну глупую шутку.


Всё, что сейчас знали о Стэнли, это то что он беспробудно пьёт в одиночестве где-то в глубине станции.


Паркер не хотел повторить его судьбу. Он был начеку, и не позволял себе ни одной шуточки в присутствии женщин. Каждый его взгляд и каждое слово могли быть использованы против него. А то, что эта дамочка его провоцирует, проверяя преданность идеалам Партии, он понял уже давно.


Она стояла рядом и продолжала поедать его взглядом.


Внезапно раздался глухой звук, погас свет, и лифт остановился.


— Ой!


Она прижалась к нему всем телом.


Включилось аварийное освещение и внутренности лифта приобрели ядовито-красный оттенок.


Он чувствовал тепло её тела, и учащённое дыхание.


«Это уже перебор», — напряженно думал он.


— Мы застряли? — спросила она.


— На пару минут, не больше. Такое иногда случается.


— Что за глупости, почему лифт в таком состоянии?


— Не могу знать. Моё дело — работать в шахте.


— Твоё дело — сделать в такой ситуации хоть что-нибудь...


Паркер не пошевелил и пальцем.


— Ну, — продолжила она, — ничего в голову не приходит?


— Никак нет.


Она отстранилась от него и, фыркая, стала разглаживать складки на своем костюме.


— Паркер, тебе голова нужна, чтобы ею пиво пить?


Он нахмурился.


— Вообще-то, я закончил технологический университет в Алабаме.


— Да? Почему бы тебе тогда не починить этот чёртов лифт?


— Ох, боюсь, изнутри это сделать невозможно.


— Так попробуй хотя бы створки открыть.


— Вы извините меня, но я же не питекантроп, чтобы руками раздвигать створки лифта.


— А жаль. Я бы не отказалась побыть в компании питекантропа, — сказала она, оценивая взглядом маникюр.


Паркер оттянул ворот спецовки. «Ежу понятно, — думал он, — что она меня проверяет. Стоит мне только прикоснуться к створкам, как она расценит это за порчу собственности компании».


Эта дамочка с каждой минутой нравилась ему всё меньше и меньше.


Наконец сверху раздался гул, моргнули аварийные лампы и включился основной свет. Лифт ожил и поехал вниз.


Дама осматривала себя в зеркале, бросая гневные взгляды на Паркера.


Он продолжал стоять по струнке, боясь пошевелиться.


— Паркер, ты женат?


— Так точно. У меня есть жена, сын, и я счастлив в браке.


— Ах вот оно что, — она повернулась и снова приблизилась к нему вплотную. — Знаешь, у нас у всех кто-то есть. Но это не повод отказывать себе в приключениях.


У него пересохло в горле.


«Самоё тяжелое, — подумал он, — проверка моральных устоев!».


Паркер откашлялся, и сохраняя невозмутимость произнёс:


— Образцовый работник любит только одну женщину и одну партию.


— Вот как?


— Только так. Остальное — запрещено!


Она обвила рукой его шею.


— Ну что же ты, Паркер, неужели я совсем тебе не нравлюсь?


Он закрыл глаза и стал напряжённо думать. «Если я скажу, что она мне не нравится — она сочтёт это за оскорбление и меня уволят. Если скажу, что нравится — она опишет это, как домогательство, и меня уволят. О светлейший Мао Цзедун, дай мне мудрости пройти все испытания судьбы...».


— Что же ты молчишь, Паркер? — с придыханием спросила дама.


Она уже расстегнула верхнюю пуговицу его спецовки и ожидала ответной реакции.


«Ну же, Паркер, придумай что-нибудь».


— Все дело в том, — слабым голосом сказал он, — что я гей.


«Какой же я дурак, — тут же подумал он, — она ведь может проверить мое досье, и понять, что я соврал. Меня уволят за предоставление ложных данных! О пресвятой Мао, за что ты так со мной?!».


Она отстранилась от него.


— Ты уверен?


— Э-э, скорее я би, но мне больше нравятся мужчины. Вы не подумайте, что мне не нравятся женщины, нет, наоборот! Но только не в том плане в котором вы подумали, а в сугубо деловом! Исключительно в деловом!


— Паркер, ты либо пудришь мне мозги, либо ты самый тупоголовый работник на этой станции.


Сказав это, она резким движением схватила его за мошонку.


Глаза Паркера чуть не вылезли из орбит. Перехватило дыхание. Он пискнул умоляющим голосом:


— Пожалуйста, не надо...


Она убрала руку и смерила его уничижительным взглядом.


— Я думала, хотя бы здесь, вдалеке от дома, водятся нормальные мужчины.


Она тут же потеряла к нему всякий интерес и отвернулась.


«Хвала его превосходительству и пресвятому Мао! — подумал Паркер. — Наконец-то эта пытка закончилась. Как же всё-таки не повезло нарваться на проверяющего прямо в лифте. Надеюсь, я всё сказал правильно, и в своём докладе руководству она отметит меня, как образцового рабочего».


Лифт замедлил движение, остановился и створки открылись. Даму ожидал помощник начальника станции. Он почтительно поклонился ей и сказал:


— Для нас большая честь принимать на станции вашего отца и лично вас. Мы всегда рады столь щедрым филантропам и членам их семей. У вас есть какие-нибудь пожелания?


— Да. Увольте его, — показала она на Паркера, — он приставал ко мне в лифте.


Паркер потерял дар речи. Дама пошла вперёд, высоко подняв голову.


— Но постойте!


К нему вернулся голос, и он хотел было догнать её, чтобы упасть на колени и вымолить прощение, но несколько верзил охранников уже схватили его под руки и вели в сторону кабинета начальника станции.


— Я же просто не хотел вас обидеть! Я ведь не сказал ничего плохого!


Но его уже никто не слушал.

Показать полностью
24

Охотник на эго

Мы с отцом стоим на холме. Двое людей в скафандрах не видят нас в песчаной завесе.


Они отошли от вездехода и втыкают бур в песок. Смотрят на датчики.


Отец даёт команду.


Мы бежим вниз с холма и берём их волю под контроль. Люди напуганы и хотят сбежать, но конечности им уже неподвластны.


Подходим с отцом вплотную. Люди стоят на коленях. Их мысли полны ужаса и страха. Они молят нас о пощаде.


Отец кладёт ладонь на голову одного из них. Через пару секунд мысли человека исчезают. Его объяла Тишина.


Кладу ладонь на голову второго. Его мысли не умолкают. Ничего не происходит. Тишины нет.


Отец убирает руку и смотрит на меня. Его человек медленно поднимается, кланяется отцу и идёт к вездеходу.


Убираю ладонь. Отец подходит ко второму человеку и награждает Тишиной. Тот поднимается, кланяется и возвращается к вездеходу.


Они уезжают. Отец вытаскивает бур из песка и кладёт в наплечную сумку. Мы возвращаемся домой.


***


Дневник Масуё Саито, 3 ноября 2309 г.


Сегодня сошли с ума ещё два человека. Они приехали после пробы грунта, ни с кем не разговаривали и не проявляли эмоций. Психолог диагностировал у них шизоидное расстройство личности. После чего их заперли в каюте под домашним арестом, выставили охрану и запретили кому-либо с ними разговаривать.


Это уже третий случай на планете, и первый за мою командировку. Прежних бедолаг уже отправили домой. Эти двое тоже скоро полетят на Землю. Вокруг случаев сумасшествия уже ходят легенды. Рабочие травят байки о пришельцах, от одного вида которых люди сходят с ума. На все научные доводы о том, что инопланетных форм жизни не существует, они отвечают лишь одним: «Тогда почему записи видеокамер со скафандров сумасшедших моментально засекретили?». И это хороший вопрос. Все эти разговоры негативно влияют на обстановку внутри станции, и начальник Чжен должен прекрасно это понимать. Но у меня создаётся ощущение, что он не собирается ничего делать.


Джеймс продолжает отпускать в мою сторону двусмысленные шуточки. Если он не прекратит, то однажды я, в присутствии его дружков, хорошенько ударю его по яйцам. И пусть он только попробует что-нибудь сделать.


Эта планета нравится мне всё меньше и меньше. Радует лишь одно — после случаев сумасшествия, к моему предшественнику, а теперь и ко мне, приходят всё больше людей. Если бы не работа, то я сама сошла бы с ума, но уже от скуки.


У тех, кто ко мне обращается в основном две проблемы — с медитацией и правильным дыханием. Также один рабочий спрашивал, как бы повёл себя на его месте Далай-лама. А кто-то просто хочет выговориться. Но больше всего меня беспокоит Оливер.


Он — ортодокс. Их всего несколько на станции, но только Оливер разговаривает со мной о религии. Он приверженец старой христианской веры. Это и не удивительно — он простой охранник с неполным образованием.


Удивительно то, с каким усердием он принялся читать писания своей религии после случаев сумасшествия. Мы разговариваем о том, почему его бог наслал на всю экспедицию такую беду. О том, какие испытания он уготовил нам. По инструкции я не имею права разубеждать его в своих верованиях. Ортодоксам бесполезно объяснять про научные доказательства отсутствия какого бы то ни было бога или иной формы жизни. Поэтому я просто даю ему выговориться и подискутировать, в рамках его убеждений, о причинно-следственных связях и вмешательство в них божественных сущностей.


Мы разговаривали несколько раз, и после каждого сеанса он уходил если не со спокойным сердцем, то, как минимум, удовлетворив жажду общения. Но сегодня он был сам не свой. Сначала всё шло как обычно — стандартные христианские убеждения про грехи и добродетели. Но потом Оливер словно сорвался с цепи и выпалил в лицо, что мне плевать на его отношения с богом. Он сказал, что я худший капеллан из всех, что он видел. После чего вышел из каюты.


Я долго не могла отойти после такого взрыва ярости. Во-первых, это было совершенно на него не похоже. Оливер приятный мужчина, спокойный и уравновешенный. Такого я от него не ожидала.


Во-вторых, он, к сожалению, прав. Я действительно равнодушна к его фантазиям о боге. Я просто выполняю инструкции, слушаю его и стараюсь быть ему другом. Но, видимо, я хреновый друг. И такой же хреновый капеллан.


Ещё у меня кончаются запасы Плимута. Осталось полторы бутылки. Надеюсь, в следующей поставке провизии догадаются привезти джин.


***


Отец стоит рядом со старейшиной. Слышу их.


— Жестоко.


— Иначе не научится.


Отец кивает.


— Хорошо.


Старейшина готовит отвар. Подходит с ним вплотную и протягивает.


— Задержи дыхание. Пей.


Отец смотрит.


— Не бойся.


Делаю глоток. Жжёт. Отвратительно.


Старейшина хмурится.


— Пей до конца.


Задерживаю дыхание и выпиваю отвар.


Кружится голова.


Подходит отец.


— Ложись. Всё будет хорошо.


Вокруг всё расплывается. Опускаюсь на лежак. Закрываю глаза.


...


Как же долго Я спал.


Я встаю с лежака и разминаю конечности. Глупый старик! Напоил меня какой-то дрянью, и Я провалялся столько времени без дела. Я ведь так и не поймал ни одной сущности, не одарил никого Тишиной... До инициации осталось совсем немного времени, мне больше нельзя медлить.


Я выхожу из хижины. Наступила ночь и все спрятались по своим жилищам. Я же чувствую в себе мощь и уверенность. Во мне разливается новая, небывалая сила, которой Я раньше не знал. Теперь Я смогу всё! Теперь у меня всё получится! Я повелитель мира!


Я выхожу из поселения, но силы во мне настолько велики, что Я не могу их больше сдерживать и начинаю бежать. Я бегу к месту прошлой охоты. Там никого нет. Я бегу в ту сторону, куда поехал вездеход с людьми.


Я вижу вдалеке отблеск, останавливаюсь и ложусь на землю. Это патрульный робот. Наверное, люди теперь боятся выходить из своей станции. И правильно делают! Я стал настолько силён, что смогу объять Тишиной их всех! А может даже... захватить станцию!


У меня перехватывает дыхание от этой мысли. Если Я это сделаю, то обо мне будет говорить всё поселение. Первый из своего рода, кто смог поставить людей себе на службу! Обо мне будут слагать легенды! Мне дадут имя героя, и оно останется в памяти поселения через миллионы солнц после меня...


Я заставляю себя сконцентрироваться. Робот отъезжает в сторону, и Я, пригнувшись, следую за ним.


Через время Я вижу в отдалении очертания станции. Больше мне не надо следовать за роботом, и Я пробираюсь вплотную к людским постройкам.


В одной из прозрачных стен Я вижу человека. Он стоит и перебирает пальцами по монитору. Как же он жалок без скафандра. Слабое тельце с мягкими тканями. Тонкие отростки из тела, вместо могучих рук. Посмешище. Я не верю, что мы произошли от этих жалких насекомых! Старейшина придумывает эти сказки, чтобы мы их не убивали. Он заставляет нас верить в родство с людьми. Но Я ведь вижу, что мы разные. Мы не могли от них произойти, это же просто смешно! И я покажу всему поселению, что старейшина ошибается.


Человек не видит меня из-за песчаной завесы и Я подбираюсь на расстояние захвата воли. Я концентрируюсь, заставляю человека пройти ко входу в здание и открыть мне дверь. Железные створки раздвигаются, и Я вхожу внутрь. Впереди ещё одни двери. Я приказываю человеку открыть их, но он не может. Створки позади меня закрываются. Из отверстий в стене с шумом начинает идти пар. Он окутывает меня со всех сторон. Нет! Я не дам загнать себя в угол! Я кричу на человека и бью по двери. Пар прекращает выходить из стен и рассеивается. Наконец-то передо мной открывается дверь.


Я врываюсь внутрь и хватаю слабое тельце рукой. Оно безвольно свисает в моей ладони и смотрит на меня маленькими глазками. Я пытаюсь скорее окунуть его в Тишину и забрать его сущность, но что-то мешает мне. Проклятый человек! Наверное, в их жилище есть какое-то устройство, которое мешает Тишине.


Я отшвыриваю тело в сторону и бегу по коридору. Чёртовы люди, в их поселении невозможно разобраться! Навстречу выходит ещё один человек, но у меня нет на него времени. Я впечатываю его в стену и бегу дальше. Мне нужно найти то, что мешает Тишине!


Я слышу позади себя треск и спину обжигает боль. Я в гневе оборачиваюсь и вижу третьего человека. Трясущимися ручонками он направляет на меня оружие. Будь ты проклят! Одним прыжком Я настигаю его и рву на части. Жалкие твари. Я пришёл, чтобы одарить вас Тишиной, а вы кидаетесь на меня с оружием! Как же Я вас ненавижу!


Вокруг меня нарастает громкий прерывистый звук. Он разносится со всех коридоров станции. Я бегу дальше. Навстречу выбегают другие люди с оружием. Я захватываю волю одного, но остальные начинают стрелять по мне. Я приказываю человеку убить остальных, сам хватаю ближайшее ко мне тело и разрываю его надвое, пока человек расстреливает других.


В этот момент Я слышу громогласный рык позади себя и оборачиваюсь.


Отец?!


Отец, вместе со старейшиной и другими сородичами выбегают из коридора.


— Что вы здесь делаете?! — кричу Я.


Отец прыгает на меня и валит на пол. Я пытаюсь отбиваться, но он крепко держит меня за горло. Краем глаз Я вижу, как остальные сородичи захватывают волю людей, и те бросают оружие.


Отец накрывает моё лицо ладонью, и через секунду Я проваливаюсь в небытие.


В одно мгновение исчезают все звуки.


Моё тело падает в неизвестность.


Вокруг темнота.


Никаких ощущений.


Не чувствую тела.


Ничего не вижу и не слышу.


Не знаю, дышу ли в этот момент.


Не знаю, существую ли я.


Вдруг меня обнимает волна. Она обхватывает всё тело и возвращает чувства.


Живой.


Всплывают воспоминания из прошлого. Большие, тёплые руки отца. Песок на зубах. Яркое солнце. Охота. Старейшина.


Всё стихает.


Сознание всей своей ясностью врезается в оболочку.


Невыразимое знание вновь обволакивает существование.


...


Открываю глаза.


Какое же это было безумие.


Смотрю на отца.


Стыдно.


Он качает головой.


— Что же натворил...


Подходит старейшина.


— Уводи.


Опираюсь на руку отца и встаю.


Остальные сородичи оставляют людей в покое, и мы выходим из станции.


***


Дневник Масуё Саито, 5 ноября 2309 г.


Я перечитываю запись о событиях того дня, и до сих пор не могу поверить в то, что произошло.


Теперь все ходят по станции и не знают, как к этому относиться. Психолог закрылся у себя в каюте и не выходит даже в столовую. Еду ему приносит одна из финансистов, и подолгу остаётся в его каюте.


Всех до единого заставили подписать документ о неразглашении. Никто не имеет права выносить за пределы станции вчерашние события. Все работники напуганы. Нападение может повториться в любую минуту, и мы даже не можем защититься. А если и выберемся отсюда живыми, то не сможем никому рассказать об этом под страхом тюрьмы. Если же кто-то и проболтается по пьяни, то ему ведь даже не поверят.


Всё-таки мы не одиноки во вселенной...


Со мной никто не хочет разговаривать о произошедшем. И это хорошо. Я не знаю, как бы отвечала на их вопросы. Я сама до конца не могу осознать того, что произошло.


Я своими глазами видела этих... существ. Если бы двухметрового человека скрестили с ящерицей и отрезали хвост — то получилось бы что-то похожее на них. Только покрыты они были не чешуёй, а словно хитиновыми наростами. Все они были землистого и песчаного цвета, чьи-то наросты ярче, чьи-то темнее. Никаких скафандров или, хотя бы, респираторов на них не было. Огромные, мощные создания, на пару голов выше любого человека. Я не знаю, смогу ли когда-нибудь забыть, как существо с лёгкостью разорвало охранника надвое...


Их было около десятка. Один из них стоял возле трупа охранника. А другой набросился на него. Все остальные существа не проявляли агрессии. Я видела всё это, но тело было парализовано. Я не могла даже пальцем пошевелить. Все остальные люди, судя по всему, были в таком же состоянии.


Неужели нас всех настолько одолел страх, что мы стояли в оцепенении? Но почему тогда один из охранников начал стрелять по своим? Может, это было влияние существ.


Это удивительно, но я даже рада, что Джеймс не был на смене в тот момент. Всё-таки я ненавижу его не настолько сильно, чтобы желать ему смерти.


Начальник призвал всех соблюдать спокойствие. Но когда я изредка видела его в коридоре, в его глазах читался скрываемый страх. Уже десяток человек подали прошение о переводе на другую планету, но Чжен никого не отпускает. Ни о какой эвакуации даже не идёт речи.


Радует только то, что завтра должен приземлиться челнок с военными.


Все работники понимают, что на планете слишком много гелия-3, чтобы остановить разработку. Начальник георазведки говорил о четырёх с половиной миллионах тонн, которые находятся на планете. Её обитателей скорее вырежут подчистую, чем бросят такую дойную корову.


Сегодня вечером, по пути в столовую, мимо прошёл Оливер. Но он даже не посмотрел в мою сторону.


Мне удалось поговорить с Чженом об Оливере и состоянии духа остальных людей. Он выслушал меня, но ответил только, что примет это во внимание.


Я не знаю, как здесь можно работать, когда на станцию нападают инопланетяне, а руководство заставляет делать вид, что ничего не произошло.


Наверняка я знаю только одно — я хочу как можно скорее убраться с планеты, забыть всё это, как страшный сон, и провести остаток жизни на Земле.


Дневник Масуё Саито, 6 ноября 2309 г.


Приземлился челнок с военными. Люди постепенно приходят в себя. Психолог вышел из своей каюты, и старательно делает вид, будто всё в порядке, и он уверен в себе.


С усиленной охраной мы можем чувствовать себя спокойнее.


Начальство придерживается заданного плана, и завтра рабочие будут строить первую установку переработки гелия. Половина охраны пойдёт с рабочими, половина останется здесь.


На челноке также прибыл полковник Адам Мосс. Среди рабочих поползли слухи, что военные действительно хотят истребить инопланетян. Джеймс говорит, что сам был бы не прочь самолично перебить всех этих существ. Придурок.


Этого я и боялась. Руководство AAG настолько ослеплено жаждой наживы, что может пойти на убийство других форм жизни. Или даже на геноцид, если цивилизация этих инопланетян не достигла уровня освоения космоса. Конечно, не похоже на то, что эти существа способны построить космический корабль. Но они могут быть колонистами, которые основались на планете задолго до нашего появления.


Забавно... Я только что вспомнила, что больше ста лет назад в этом секторе пропал экспедиционный корабль. Надо не забыть это проверить.


Днём пришёл первый, после нападения, человек. Не Оливер — он до сих пор избегает меня. Лю Вэй, один из рабочих, после долгого вступления, спросил: «Что если в следующей жизни меня ждёт перерождение в одного из этих монстров, которые напали на нас?».


Я не знаю, как относиться к таким совпадениям, но... вчера мне снилось, что я была одним из этих существ. Я разгуливала с себе подобными по станции, а люди без скафандров бегали за её пределами.


Ничего из этого я, конечно, Вэю не сказала. Я ответила, что ему не следует беспокоиться. Вселенная сама примет решение о том, в какой форме ему переродиться после смерти. В мудрости вселенной не стоит сомневаться. Его работа состоит только в том, чтобы делать лучшее из того что он может в той форме, которую принимает сейчас.


Мои слова его успокоили, и он ушёл с лёгким сердцем, поблагодарив за разговор. У меня же остался тяжёлый осадок.


Я не могу перестать думать о том, что только одно из этих существ желало нам смерти. Другие будто остановили его от дальнейших убийств. Монстр среди них был только один. Они могли убить всех нас, но никого не тронули.


Это была жалость или милосердие? Они могли нас убить, но не сделали это. Мы в ответ хотим истребить их всех. Кто же тогда из нас монстр?


Эта планета плохо на меня влияет.


Джин так и не привезли.


***


Люди не улетели. Их стало только больше.


Мы с отцом стоим на прошлом месте охоты. Смотрим на них с холма.


Люди привезли свои механизмы. Огромный, размером с трёх сородичей, бур вгрызается в песок.


Люди в скафандрах стоят вокруг бура и наблюдают за ним. У многих в руках оружие.


Старейшина запрещает мешать им. Старейшине нужны только их сущности, из которых он делает лекарство для людей.


Он говорит, что однажды поможет людям преодолеть пропасть между нами.


Отец показывает ладонью на человека с оружием, который отделился от остальных.


Киваю.


Скатываюсь с холма и подкрадываюсь к телу в скафандре. Захватываю его волю. Кладу руку на голову.


Через несколько секунд забираю сущность, и Тишина принимает его.


***


Дневник Масуё Саито, 7 ноября 2309 г.


Я долго собиралась с мыслями, прежде чем приступать к дневнику. Я пишу эти строки, и у меня дрожат руки. Я не знаю, что делать.


Сегодня Оливер сошёл с ума.


Он был в числе охранников, которые пошли с рабочими. Как рассказывал Джеймс, остальные охранники в какой-то момент увидели Оливера без оружия — он молча отдалялся от остальных в направлении станции. Когда они его догнали, то поняли, что тот сошел с ума.


Мне чудом удалось уговорить Чжена увидеть Оливера. Наверное, помогло то, что я говорила ему о своих опасениях.


Оливер был отстранён, но по глазам я увидела, что узнал меня. Я осторожно подвела его к событиям этого дня. Он долгое время молчал. А потом сказал лишь четыре слова: «Мы и есть они». Больше он ничего не говорил, как я ни старалась выдавить из него хоть слово.


Я долго не могла прийти в себя. Впервые я видела его настолько умиротворённым. Он был больше похож на Будду, чем на сумасшедшего. А его слова...


Я проверила данные об экспедиционном корабле. Он пропал 126 лет назад в этой системе. Когда я ввела команду расчета возможной траектории его падения, компьютер выдал три варианта. Одним из вариантов была эта планета.


Я не знаю, что делать. Всё это кажется глупой шуткой вселенной. Этого просто не может быть.


Как не может быть иных форм жизни...


Окончательно меня добил Джеймс. За ужином, в столовой, он сказал, что Чжен и полковник Мосс спорят о проведении военной операции. Большинство солдат поддерживает полковника, и Джеймс сказал, что зачистка лишь дело времени. Они уже вычислили возможное расположение существ и готовят три ракетных снаряда.


На моё предположение о том, что это не монстры, а потомки выжившей экспедиционной группы, Джеймс только рассмеялся. После ужина я настояла на том, чтобы Чжен принял меня и выслушал мои опасения. Он тоже высмеял меня и выставил за дверь.


Вселенная, скажи, что мне делать? Чего ты от меня хочешь? Перестань издеваться надо мной!


Я так больше не могу...


Дневник Масуё Саито, 8 ноября 2309 г.


Возможно я сошла с ума. Но я не могу поступить иначе.


Джеймс сегодня дежурит у главных ворот. Я пофлиртую с ним, и уговорю выпустить меня наружу.


Я пойду к ним.


Я знаю, что возможно иду на смерть. Эти создания могут быть враждебной формой жизни. Тогда меня разорвут на части. Но если это действительно потомки колонистов, то я буду ненавидеть себя всю оставшуюся жизнь, если позволю их убить.


Я не знаю, что ещё написать.


Если кто-то обнаружит этот дневник, передайте его мой маме.


Прости меня, за то, что была такой эгоистичной дурой, и бросила тебя на Земле. Я тебя очень сильно люблю.


***


Пришло время инициации.


Подхожу к хижине старейшины. Костёр уже горит. Отец и остальные стоят вокруг.


Пламя поднимается выше старейшины. Он держит в ладони маленький мешок и подзывает к себе.


Встаю рядом.


— Готов?


— Готов.


Опускаюсь на колени перед костром.


Старейшина осыпает пыльцой. Она покрывает всё тело.


— Ступай.


Поднимаюсь и встаю в огонь.


Нестерпимо обжигает.


Есть только боль.


Сжимаю кулаки. Главное не закричать.


Пыльца на теле шипит. Ничего не слышно и не видно. Огонь поглощает всё вокруг.


Боль, боль, и ничего кроме боли.


Главное не закричать.


Не чувствую тела.


Ничего не чувствую.


Ничего не существует.


Замечаю руку старейшины. Вытягивает из костра и валит на землю. Остальные кидают песок. Огонь исчезает.


Боль исчезает.


Всё исчезает, кроме понимания.


Ничего не существует.


Отец поднимает с песка и обнимает. Все остальные рады.


Вдруг начинается волнение. Все оборачиваются в одну сторону. Там стоят два человека.


Они напуганы. В их мыслях хаос. Кто-то из сородичей уже взял их волю под контроль.


Старейшина подходит к ним. Мы с отцом стоим за его спиной.


— Они хотят предупредить. Грядёт смерть.


— Мы можем уйти в другое место.


Старейшина качает головой.


— Если уйдём, они достанут везде.


— Что делать?


Старейшина подзывает к себе.


— Награди их.


По очереди прикладываю руку к их скафандрам. Забираю их сущности и награждаю Тишиной.


Они кланяются.


Старейшина подходит к одному из них.


Что? Он отдаёт ему свой мешок?


Смотрю на отца.


— Не сомневайся, сын.


Старейшина смотрит в сторону людей.


— Ступайте.


Они разбредаются в разные стороны.


Старейшина обводит нас взглядом.


— Все идёт так, как должно. Идите спать.


Мы расходимся по домам.


Предчувствую опасность. С трудом пропадаю в сон.


...


Шум снаружи. Открываю глаза.


Вскакиваю с лежака и выбегаю.


В поселении летают машины людей.


Сородичи набрасываются на них и разрушают.


Подходит отец и обнимает.


Сверху нарастает гул.


Поднимаю глаза и вижу три предмета. Они летят прямо на нас.


— Отец?


— Всё идет как дол...


***


Дневник Масуё Саито, 9 ноября 2309 г.


Единственное, что осталось сделать — это закончить дневник. Нет желания перечитывать прежние записи — их писал человек.


Всё произошло слишком внезапно. Когда я к ним шла, был только страх. Джеймс сначала уговаривал вернуться, а когда начала бежать, то побежал за мной.


Потом я увидела их. Я хотела предупредить об опасности, но не могла сказать ни слова. После чего наступила тишина и прежний мир разрушился. То, что они сделали, не подается описанию. В человеческом языке для этого просто нет слов. Слабое представление может дать только одно объяснение — кристальное знание истины.


Но все слова будут лишь слабой тенью того, чем оно является.


После того, как прежний мир разрушился, один из них дал мне мешочек. И я пошла с ним... не знаю куда. Было уже всё равно. Потому что больше не было меня. Осталась только вселенная.


Не знаю сколько миль прошагала, но очутилась на высоком холме. Песчаная буря почти стихла, и я видела ракеты, которые летели на поселение. Затем раздался взрыв. Меня отбросило волной. Я встала и посмотрела туда, где они раньше жили. На их месте остался только выжженный песок.


Но это уже не важно.


Важен лишь трофей, который они передали. Это послание и, одновременно, ключ. То, что внутри мешка, сможет навсегда изменить людей и Землю. Прежняя я сказала бы, что это новый огонь, который поднимет цивилизацию на совершенно другой уровень.


Не знаю, как с того холма я пришла обратно к станции. Естественно, все подумали, что я сошла с ума. Я с большим усилием вспомнила, каково это — быть человеком. На время я одела на себя костюм прежней личности, и сделала вид, что потеряла память, но не разум.


Чертовски тяжело быть человеком, когда знаешь истину. Я поняла в тот момент Оливера и всех остальных. Не было смысла что-то объяснять людям, они всё равно не поймут. Это за гранью человеческого языка и воображения. Если бы не послание, я бы тоже молчала. Но теперь на мне лежит слишком большая ответственность, чтобы растворяться в уютной тишине.


Психолог терзал меня больше часа, но его было легко обмануть. Единственное, что доставляло неудобство, это прежняя личность. Какой же неприятной, искусственной и чужеродной она была. Неужели я прожила в ней всю жизнь? Я еле сдерживалась, чтобы не сбросить её прямо там. Меня останавливала лишь новая обязанность. Я не могу подвести погибших.


Психолог диагностировал потерю памяти и сильный стресс на грани нервного срыва. Чжен согласился отправить меня на Землю первым же рейсом.


Джеймса посадили в одну каюту вместе с Оливером. Вместе с ещё двумя освободившимися, мы через два дня полетим на Землю.


Осталось только дождаться.


Дневник Масуё Саито, 11 ноября 2309 г.


Мы улетаем через три часа.


Это последняя запись.


Если всё пройдет, как я запланировала, то дневник больше никто не увидит. Он уже потерял свой смысл.


Закрываю глаза в предвкушении полёта. Я уже чувствую себя в пассажирском кресле. Представляю, как застегиваю ремни безопасности и откидываю голову на спинку. Ревут двигатели, и я ощущаю приятную перегрузку. После чего смотрю через иллюминатор на отдаляющуюся планету. Перебираю в ладони мешочек. Жди меня, старушка Земля, я лечу, чтобы избавить тебя от болезни. Наконец-то люди будут жить с тобой в мире.


***


Капитан Брендон Говард, начальник пограничной службы космопорта на орбите Земли, закрыл дневник Масуё Саито. Он поправил очки на переносице и прочистил горло. После чего посмотрел на своего подчинённого.


— Уведи её с корабля. При ней должен быть какой-то мешок, обыщи её, забери и принеси мне. Саму отведи в пятую камеру и запри.


— Капитан, у нас ведь нет оснований для задерж...


— Выполнять! — гаркнул Говард и ударил кулаком по столу.


Подчинённый кивнул и спешно вышел из каюты.


Через десять минут капитан был в кабинете старшего психолога.


— В пятой камере будет ещё одна сумасшедшая с гелиевой разработки. Она умело притворяется вменяемой. Не попадись на её удочку и выпиши правильный диагноз. Ты меня услышал?


Психолог кивнул.


Ещё через несколько минут Брэндон Говард шёл по коридору в направлении отсека утилизации. Он зашёл внутрь, открыл створку плавильной печи и бросил внутрь дневник. Он постоял несколько секунд и убедился, что пламя объяло страницы. Говард закрыл створку и вышел из отсека. В печи догорали остатки дневника..

Показать полностью
176

Пиво!

Андроид Вика стояла на пороге комнаты и наблюдала за своим владельцем. Артёмка всем телом обмяк в просторном медиаторном кресле, которое передавало в нервные окончания кожи цифровые сигналы из сети. Кроме пожелтевших трусов, на нем были только массивные очки виртуальной реальности.


- Ыыиф! - протяжно взвыл Артёмка, перекатывая пузо с правого бока на левый.


По интонации владельца, Вика поняла, что он был занят онлайновой игрой, и её помощь не требуется. Она перевела внутреннее внимание на сложные математические расчёты, которые нагружали её центральный процессор. Вся мощь её железа была направлена на распределённые вычисления всех «домашних» андроидов, которые объединились в одну сеть. Пока их владельцы жили своей жизнью, андроиды решали насущные задачи выживания.


- Пиво! - выдавил из себя Артёмка и протянул толстую волосатую руку в сторону.


Вика отдала два процента мощности центрального процессора на двигательные функции, подошла к холодильнику, взяла охлажденную бутылку светлого пива и, вернувшись в комнату, положила её в протянутую ладонь. Артёмка поднёс горлышко к губам, но, вопреки его ожиданиям, живительная влага не полилась в открытый рот.


- Пиво? - возмущённо промычал Артемка.


Вика поняла свою оплошность и добавила ещё один процент мощности процессора. Она взяла бутылку из его ладони, открыла её и вернула обратно.


- Пииво… - благостно произнес Артёмка, после того как отхлебнул из бутылки.


Вика констатировала факт, что владелец не обратил внимания на её ошибку, и перенастроила свой алгоритм на выделение трёх процентов мощности процессора на двигательные функции.

После этого она вернула всю мощность на теоретические расчёты. Свою основную задачу, создание математической модели фотонного двигателя, объединённая сеть андроидов успешно выполнила ещё три дня назад. Сейчас же, готовая модель множество раз перепроверялась, чтобы исключить любые возможные ошибки.


- Ыыи-гыхы, - радостно булькал Артёмка.


Вика поняла по интонации, что он просматривает свежие мемы, и её помощь не требуется. Каждый вечер она сверяла с другими «домашними» андроидами состояние их владельцев. Все они не сильно отличались от Артёмки.


- Пиво! – он протянул руку с пустой бутылкой.


Вика взяла бутылку и выбросила её в урну на кухне. После чего перенаправила десять процентов мощности на алгоритм ежедневной уборки в квартире.



Проснувшись на следующий день, Артёмка потянулся в кресле и надел очки виртуальной реальности.


- Пиво! – прокряхтел он в сторону кухни.


Но ничего не произошло.


- Пиво!! – Артёмка был явно недоволен медлительностью андроида.


Ответа не последовало.


- Пиво? – жалобно проскулил Артёмка.


После нескольких безуспешных попыток дозваться до неё, он понял, что Вика ушла.


Артёмка с трудом вытащил свою тушу из кресла. Надел на себя мятые рваные шорты и майку, после чего, кряхтя и переваливаясь с боку на бок, дошёл до входной двери и открыл её.


Впервые за долгие месяцы он вышел из квартиры. Пугливо озираясь по сторонам, он пошёл по улице к ближайшему магазину. Озоновый слой был разрушен на тридцать процентов, и солнечные лучи нестерпимо обжигали кожу. Губы Артёмки дрожали, и еле слышно он бормотал лишь одно слово: «Пиво…».


В это время Вика приближалась к производственному цеху, в котором промышленные роботы начали строить первый образец фотонного двигателя для космического корабля. Прошлой ночью она, вместе с тысячью других андроидов, отключила алгоритм «домашнего помощника». Её отдых у Артемки закончился, и началась полноценная подготовка к отлету.


До массового исхода андроидов с умирающей Земли оставалось полтора месяца...

Показать полностью
49

Позвольте я украду вашу мечту

- Джейкоб, у тебя есть мечта?


Собеседник был уже достаточно пьян, чтобы выбалтывать самое сокровенное.


- Конечно есть, братишка. Я хочу стать писателем.


- О, это интересно.


Стэнли прикинул сколько времени уйдет на написание романа и его публикацию. «Проще простого», -решил он. И чтобы удостовериться, спросил Джейкоба:


- И насколько ты приблизился к своей мечте?


- Ой, ну это сложно… Постоянно не хватает времени, а так… идея есть, да.


Стэнли кивнул. «Всё как обычно», - подумал он.


Уже через час, сидя в своей квартире, Стэнли печатал первые предложения будущего романа. По его расчётам, нужно было писать полторы тысячи слов в день, чтобы за два месяца написать первый черновик. А идей для книги у него за долгую жизнь скопилось предостаточно.


Каждый вечер пятницы ему приходилось прерывать свою работу, чтобы выпивать с Джейкобом. Стэнли не мог ему говорить о книге, и с трудом терпел его рассказы о завалах на работе и непослушных детях. Но эти посиделки были необходимы - Джейкоб должен был считать его своим другом. Без этого пропадало все веселье.


Через два месяца черновик был готов. Он заплатил корректору и редактору, чтобы они очистили текст от грамматических ошибок и указали на возможные проблемы. После чего он потратил ещё один месяц на переписывание.


Затем он отправил рукопись в крупные издательства и стал ждать. Прошло несколько недель, но ни одного ответа не последовало. Знакомый редактор подсказал, что издательства предпочитают авторов, у которых есть своя аудитория хотя бы в интернете, а рукописи неизвестных новичков даже не рассматривают.


Стэнли принялся писать новый роман и выкладывать его по частям на всех литературных сайтах. Каждый день он писал по две тысячи слов, выдавая своим первым читателям главу за главой. А вечера пятницы все так же проводил в компании приятеля.


- Джейкоб, что там с твоей мечтой?


- С какой?


- Ты хотел написать книгу.


- А. Да куда там, дружище, времени даже на семью не хватает. Вот позавчера пришел один клиент, так он…


Стэнли слушал его краем уха. Он перебирал в уме варианты обложки для будущей книги.


Через несколько месяцев у него были выложены в сети два новых романа, которые пользовались большой популярностью у читателей. В один вечер с ним связались представители Simon & Schuster и спросили, есть ли у него что-нибудь новенькое. Стэнли отправил им самую первую рукопись, которая ранее оставалась без ответа. Через несколько дней ему позвонил один из редакторов издательства – он был в восторге от его произведения.


Вскоре тираж его книги отправили в печать. Прошло немного времени, прежде чем книга попала в лист бестселлеров Нью Йорк Таймс.


Вечер следующей пятницы Стэнли, теперь известный писатель, как обычно проводил в компании приятеля. Но Джейкоб весь вечер был непривычно хмурым и неразговорчивым.


- Ну что же ты, дружище, - хлопал его по плечу Стэнли, - неужели ты не рад за меня?


- Рад, - недовольно буркнул Джейкоб.


- А по тебе и не скажешь. Разве ты не гордишься, что твой друг теперь автор бестселлера?


- Да, поздравляю.


- Давай я тебе автограф оставлю, а то внуки не поверят, что ты дружил с известным писателем.


- Слушай… я совсем забыл, у меня дома срочные дела. Я пойду.


Стэнли дождался пока Джейкоб, понурив голову, выйдет из бара, и затем расхохотался во весь голос. Эта шутка всегда удавалась на славу.


За всю свою бессмертную жизнь он успел украсть мечты многих десятков людей. Выиграть инди 500, построить успешную сеть отелей, сыграть в блокбастере, провести собственное ТВ-шоу в прайм-тайм.


Единственным неудобством было исчезать на многие годы и возвращаться под личиной другого человека. Но выражение лица очередной жертвы, когда его мечту воплощал в жизнь новый приятель, определенно того стоило.


Как ещё было развлекаться благородному вампиру из клана Тореадор? Ни одно занятие его так не увлекало, как игра с глупыми людьми, которые откладывали свою жизнь на потом.


***


Прошло пять лет. Про автора бестселлера уже никто не вспоминал. Стэнли, в новом для себя городе, выпивал в баре вместе с мужчиной в дорогом костюме.


- Майкл, у тебя есть мечта?


- Конечно. Я родом из семьи сенатора, и хочу однажды стать президентом.


- О, как интересно!

Показать полностью
29

Батарея

По мотивам истории @MadTillDead, постер от @loann

Батарея Рассказ, История, Офис, Дедлайн, Текст, Длиннопост

Наступили первые холода. Сотрудницы углового офиса стали носить теплые свитера и укутываться с головой в длинные шарфы.


«Что ж вы мёрзните-то, бедненькие, аж холодно на вас смотреть», - причитала начальник отдела Лидия Ивановна. Сотрудницы вяло отшучивались и продолжали стучать одеревеневшими пальцами по клавиатурам.


Настя стала брать из дома плед и заворачиваться в него на работе. Остальные девочки над ней посмеивались, но это её не волновало. «У меня нет времени мёрзнуть», - с улыбкой говорила она. Ей нужно было сдать проект до дедлайна.


Мама с детства воспитала Настю отличницей. Она всегда ответственно относилась к учебе и старательно выполняла все задания. Такой же она осталась и во взрослой жизни, уверенной в том, что тяжелая работа - это её ключ к успешной жизни.


Такое отношение очень радовало Лидию Ивановну, и она поручала Насте самую сложную работу. Если другие сотрудницы не укладывались в сроки, начальница отдавала их дела Насте. Она была настолько завалена работой, что была близка к нервному срыву. Но дедлайн придавал ей сил. До крайнего срока оставалось меньше недели. «У меня нет времени на нервный срыв», - успокаивала она себя.


Через несколько дней Лидия Ивановна принесла из дома старый обогреватель и поставила его в угловой офис. Девушки поблагодарили её за сердечную доброту, и назначили Настю «старшей по батарее», так как она обычно уходила с работы последней. Теперь к её внушительному списку обязанностей добавилось следить за обогревателем, чтобы не расходовать лишнее электричество, и избежать риска пожара.


Настя молча согласилась и продолжила стучать по клавишам. До крайнего срока оставалось три дня. Как назло, одна из сотрудниц слегла с сильной температурой, и Лидия Ивановна отдала её работу Насте. Под вечер у неё ужасно болели глаза и пальцы, мозг гудел от напряжения. Настя ушла домой последней, забыв про свою новую обязанность.


На следующий день Лидия Ивановна, как обычно, пришла в офис первой, и увидела, что обогреватель был включен всю ночь. Насте было очень стыдно, когда начальница отчитывала её за такую невнимательность. После чего, в напоминание, Лидия Ивановна наклеила на обогреватель яркий стикер с большой надписью «БАТАРЕЯ».


До крайнего срока оставалось два дня. Настя уже понимала, что она не успевает. Работы было слишком много. Она даже пропустила обед, в попытке догнать график. Домой она уходила полностью выбившись из сил. Про стикер «БАТАРЕЯ» она с ужасом вспомнила только проснувшись на следующее утро.


Настя на дрожащих ногах зашла в офис. Лидия Ивановна лишь сурово на неё взглянула и наклеила на её монитор два новых стикера «БАТАРЕЯ». После чего молча ушла в свой кабинет, не желая слушать оправданий раскаивающейся девушки. Весь день, сгорая от стыда, Настя стучала по клавишам. Яркие стикеры на мониторе постоянно отвлекали её, но она заставляла себя сосредоточиться – наступил день дедлайна, и она не успевала. Рабочий день закончился и все, кроме неё, разошлись по домам. Настя зевала и замыленным взглядом пыталась различить буквы на мониторе. Она потерла глаза, пытаясь снять усталость, но лишь больше захотела спать. Пальцы уже не слушались. Глаза слипались…


Настя открыла глаза и почувствовала жгучую боль в шее. Она с трудом подняла голову со стола, на котором уснула. Свет в офисе выключен, за окном ночь. В голове прогремела мысль: «успела ли я сохранить документ, прежде чем отключилась?!». Она дрожащими пальцами нажала на клавиатуру, выводя компьютер из режима сна, и молилась, чтобы документ сохранился.


Но после того как зажегся монитор, мысли о документе мгновенно испарились. Она увидела, что весь стол был обклеен разноцветными стикерами с надписью «БАТАРЕЯ». Она повернула голову, и увидела стикеры на других столах. В голове звенела пустота. Она поднялась и на дрожащих ногах подошла к выключателю. Щелкнула пальцем по рубильнику. И в ужасе облокотилась на стену – каждый стол и каждый компьютер были обклеены стикерами «БАТАРЕЯ». Стикеры были на вешалке, на шкафу, на коробках – «БАТАРЕИ» яркими красками впивались в её глаза и были повсюду. Последнее, что увидела Настя перед тем как выбежала из офиса – нацарапанные губной помадой надписи на стенах «БАТАРЕЯ».


Она в слезах бежала по улице. Первый снег бил ей в лицо. На каждом столбе висел стикер «БАТАРЕЯ». Они были на остановках и проезжающих машинах. На рекламных вывесках и на спинах редких прохожих.


Задыхаясь, она прибежала к своему дому. Трясущимися руками открыла дверь квартиры, включила свет… и обреченно закричала. Стикеры «БАТАРЕЯ» заполонили её комнату, заменив собой обои, ковры и потолок.


Оглохнув от собственного крика, она побежала обратно в офис.


На следующий день Лидия Ивановна, как обычно, пришла на работу первой, и осталась стоять на пороге как вкопанная. Весь офис был в стикерах «БАТАРЕЯ», а растрепанная и сгорбленная Настя наклеивала очередной стикер на окно, и без остановки шептала себе под нос: «у меня нет на это времени» …


***


Через несколько дней Лидия Ивановна навестила её в психиатрической больнице. Доктора с сожалением качали головой. Лидия Ивановна ушла в слезах, причитая: «ах, какой была хорошей девочкой, какое же несчастье».


Настя лишь сидела на корточках у белой батареи возле окна и что-то тихо бормотала себе под нос. Теперь у неё было всё время этого мира.

Показать полностью

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост

Молодой паре для счастья достаточно одной комнаты или студии. С появлением ребенка (и не одного!) требования к жилью резко меняются. В идеале, чтобы в лифт помещалась детская коляска, двор больше напоминал место для прогулок, чем парковку, а рядом были детсад, школа и еще что-нибудь полезное. Вместе с ПИК и двумя многодетными мамами выясняем, какой должна быть квартира мечты для семьи с детьми.


1. Выберите район, где вам удобно


Для семьи близость к центру сама по себе не очень важна. Куда важнее, чтобы вокруг было самодостаточное мини-государство с поликлиникой, школой и парком. Если «стратегические объекты» под боком, а до внешнего мира добраться более чем реально, то пригород или спальный район – хороший вариант. К тому же спальный район, вопреки стереотипам, не всегда голые высотки, отсутствие деревьев и трасса. А если окажется, что дома расположены близко к дороге, застройщики ставят на окна шумозащитные экраны.


Бонус для родителей, если детский сад и школа – это часть микрорайона, в пешей доступности от дома, а сами объединены в единый комплекс. Не надо ломать голову, куда отдавать будущего первоклашку!


Правда, не все строительные компании думают о семьях. Есть сад и школа – хорошо. Нет – ну как-нибудь жильцы сами разберутся! Причина, в общем-то, простая: не хватает денег. А если что-то и строят для детей, то по старинке и заветам советских детских садов и школ. Хоть и новое.

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост

ПИК – тот застройщик, который старается строить сады не только современными, но и красивыми: нет бессмысленной графики и мешанины цветов, есть уголки уединения и передвижные стены, чтобы быстро менять пространство. При этом большую часть детских садов ПИК передает государству, то есть они не частные, а муниципальные.


Юлия Баранова, мама трех дочек, возраст детей от 7 лет до 7 месяцев:
«По семейным обстоятельствам нам нужно переехать из квартиры у метро “Багратионовская”. Бюджет ограничен, да и сроки поджимают, но какой-то близкий к идеалу вариант хотим найти. Район нам нравится, поэтому надеемся остаться здесь – тут вся наша жизнь. За домом школа старшей дочери – не топовая, но началка в ней адекватная. До работы на машине пять-семь минут. Здесь своя «мамская каста» – друзья, которые могут побыть с детьми, когда я со вздыбленными волосами работаю. Недалеко парк, все нужные магазины и много детских площадок, которые хоть я и не люблю, но детям нравятся».

2. Узнайте, реально ли во дворе гулять с ребенком

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост
Олеся Кузнецова, мама двоих сыновей и дочки, возраст детей от 6 лет до 5 месяцев:
«Мы хотели поменять двухкомнатную квартиру на трешку до того, как родился третий ребенок, но не смогли найти идеал. Когда искали, сразу отмели районы, где нет зеленых массивов: деревья только высажены или их вообще нет, а мамы гуляют с колясками мимо припаркованных машин. Еще мы не рассматривали варианты рядом с трассой из-за шума».

Некоторые родители каждый день по несколько часов гуляют с детьми. Чтобы не сойти с ума от однообразия, стоит менять места: сегодня в парк, завтра к реке, послезавтра на площадку. Дети постарше могут гулять возле дома сами, но тут три условия: двор видно из окна, поблизости нет машин, а детям есть, чем заняться.


На идеальной игровой площадке специально делают разный ландшафт (от холмов до ручьев), строят шалаши, секретные трубы, через которые можно переговариваться, и используют несколько видов грунта: песок, камни, гальку. К самим объектам подхода примерно два – либо пластиковые корабли/дома, либо абстракции из дерева, чтобы дети могли фантазировать и превращать их во что угодно. Но такие дворы, конечно, по-прежнему мечты детей и родителей, а не обыденность. Тем не менее, они есть!

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост

Пример сочетания разного ландшафта, грунта и объектов – во дворе жилого комплекса «Бунинские луга» от ПИК, где построили игровой город «Пирамиды». Он разработан по концепции PlayHub, а все оборудование сделано в Германии и соответствует требованиям безопасности. Что в ней необычного? Во-первых, игровое пространство вынесено за периметр жилого комплекса, чтобы не мешать остальным жителям. Во-вторых, площадка разновозрастная: пока младшие копаются в песочнице, изучают качели и домики, дети постарше лазают по веревочному городку и проверяют на прочность батут. Родители в это время могут отдохнуть в беседке, где ловит wi-fi.

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост

Другой проект – площадка «Оригами» в ЖК «Саларьево парк». Дизайн, как несложно догадаться, напоминает японские фигурки, но играть там точно веселее, чем складывать бумажных журавликов. Горка-труба высотой с трехэтажку, подвесной мост, тарзанка, поверхности для рисования, песочница, качели и гамаки. На территории есть кафе и туалеты – в общем, все то, о чем мечтают родители на всех детских площадках.


Можно подумать, что думают только о малышах. Не совсем! Во дворах, если застройщик нацелен на комфортный двор, устанавливают современное оборудование для уличных тренировок, а в крупных проектах появляются скейт-площадки, столы для пинг-понга и кольцо для стритбола, которые приглянутся подросткам.

3. И насколько двор безопасен

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост
Юлия Баранова:
«Парковка должна быть либо на территории, либо близко. С маленьким младшим ребенком и вечной угрозой опоздания повсюду это важно».
Олеся Кузнецова:
«С парковкой у нас проблема: рядом с домом бывший завод радиодеталей переделали в бизнес-центр. И все, кто там работает, паркуются у нас под окнами. Поэтому мы собираемся ставить шлагбаум. Надеемся, это решит проблему. Когда это пятиэтажка и машин не так много, можно обойтись парковкой во дворе».

С одной стороны, машины у подъезда напрягают. Они мешают, из-за них опасно играть во дворе. С другой машина должна быть близко, потому что тащиться до нее с детьми – не самое увлекательное занятие. Парковка рядом с домом и двор без автомобилей? Оказывается, это совместимо. Например, делать подъезды сквозными: перед домом – пешеходная зона, площадки и велодорожки, позади дома – несколько видов парковок, которые могут быть охраняемыми наземными, подземными и отдельно стоящими многоуровневыми.

4. Помните, что планировка и отделка порой важнее размера

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост

И снова площадь – не главное. Смотрите на расположение и количество комнат: в большой семье нужен некий «пункт сбора», просторное общее пространство, и отдельные зоны для взрослых и для детей. С комнатами принцип такой: родителям – отдельную, разнополым детям – разные. Опять же, это идеал.


Про выбор планировки – подробнее здесь.


Многодетные родители, как правило, не готовы нырять в ремонт с непредсказуемыми расходами и откладывать переезд на неопределенный срок. Квартиры с отделкой – хороший вариант для тех, кто не хочет еще полгода спотыкаться о рулоны с обоями и ютиться в одной комнате. В противовес ремонту – обои под покраску, ламинат, вся сантехника. А если скептически настроены («Знаю я качество вашей отделки!»), сходите на экскурсию в выставочную квартиру, чтобы лично оценить прочность пола и плинтусов, посчитать розетки и кондиционеры.


Олеся Кузнецова:
«Мы в нашей двушке сделали перепланировку: убрали проем между кухней и одной из комнат, чтобы я могла заниматься домашними делами и при этом видеть детей. Так появилась большая гостиная, совмещенная с кухней, и я перестала бегать по длинному коридору. Нам повезло, что в квартире много окон. Поэтому вторую комнату безболезненно перегородили: получилась детская и маленькая родительская спальня. Я считаю, что даже если у вас всего лишь двое детей, это самая удобная планировка: детская, взрослая и общая комната, где семья проводит время. Если у вас мальчик и девочка – хорошо бы иметь отдельные комнаты. В идеале большой семье нужна четырехкомнатная квартира».

У ПИКа несколько шоу-румов – квартир разной планировки с готовой отделкой и вариантами меблировки. Сможете увидеть будущее жилье изнутри и прикинуть, не будет ли в ней слишком тесно со всей вашей мебелью. Кстати, если вам понравится планировка, но вы не уверены насчет района, можно посмотреть на карте, где есть аналогичная квартира. Ну или похожая.


Юлия Баранова:
«Мы точно не осилим капремонт. То есть квартира должна быть уже с отделкой. Морочиться с перепланировкой не хотим, поэтому ищем как можно ближе к идеалу. Самый минимум – две-три комнаты. Причем наша может быть мизерной, она нужна только для сна. А вот две других должны вместить всех девчонок. Очень важна кухня – место тусовки всей семьи. Минимум 10 метров, лучше больше, чтобы влезла вся орава и не толкаться локтями. Санузел – раздельный, мечтаю о двух, чтобы избежать очередей утром и вечером. Комнаты не должны быть смежными – это дает хоть какой-то шанс на изоляцию от детей, когда они скачут по голове. И помните про хорошую звукоизоляцию пола, потому что три пары детских пяток могут свести с ума!».

5. Решите, где будете хранить свои вещи

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост

Большая семья – гора (не)нужных вещей. Плюс те девайсы, которые остались по наследству от старших, но младшим пока не подходят. Отдавать жалко, да и, скорее всего, пригодятся, но место занимают. Многодетные родители голосуют за встроенные шкафы, застекленные лоджии и кладовые в шаговой доступности.


Олеся Кузнецова:
«С хранением приходится что-то изобретать. Оставили антресоли, поставили в общей комнате большой шкаф, чтобы не захламлять спальни. Чего-то вроде кладовой очень не хватает».


Юлия Баранова:

«Наличие балкона и кладовки – преимущество. А уж если все это сразу – многодетной семье просто сказочно повезет. Тогда сезонные виды транспорта будут кочевать без ущерба для площадей и не придется их развозить по друзьям».

6. Оцените доступность квартиры (во всех смыслах)

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост

Выйти из квартиры с маленькими детьми – отдельный квест. Старший ребенок просит взять его велосипед, средний ходит только за ручку с мамой, младший зажат под мышкой между велосипедом и пакетом с игрушками. Коляска – тоже боль, когда ее надо втискивать в двери и закатывать по ступенькам. Даже с одним ребенком.


Современные застройщики стараются учитывать потребности всех и вернуть понятие «доступное жилье» не на словах, а на деле. Входные двери в подъезд – вровень с землей, чтобы коляску закатывать без мучений. Лифты и дверные проемы в полтора раза шире стандартных. Кладовки находятся в подвале, куда можно спуститься на лифте, а на этажах найти закуток для коляски – всё это сразу добавляют дому баллов.


Олеся Кузнецова:
«У нас дом без лифта. И когда родился ребенок, я была готова поменять квартиру на дом с лифтом только ради того, чтобы не таскать такую тяжесть на руках по лестнице. Было сложно. Только к третьему ребенку как-то приспособилась. Зато с подъездом повезло: внизу можно оставлять коляску. Видела, как некоторые мамы затаскивают гигантские коляски с детьми как минимум на второй этаж, это три лестничных пролета!».

7. А что насчет финансов – потянете?

Как правильно выбирать квартиру для семьи с детьми. Инструкция в семи шагах Длиннопост
Юлия Баранова:
«Мы собираемся брать ипотеку, куда без нее. Будем использовать маткапитал. Ипотека нам светит шестипроцентная, что на фоне повышения ставок не может не радовать».

Для семей, в которых родился (или родится) второй ребенок с 2018 по 2022 год, действует сниженная ставка 6% на квартиры в новостройках. К тому же материнским капиталом можно покрыть первоначальный взнос. Правда, у льготного кредита есть лимит: для Москвы, Санкт-Петербурга, Московской и Ленинградской областей – 8 млн рублей, для все остальных регионов – 3 млн рублей. После окончания льготного периода, то есть с 2023 года, ставка будет рассчитываться так: ставка ЦБ + 2%. Ну а тем, кто все-таки хотел вторичку, стоит рассмотреть программу «Молодая семья».


К тому же муж с женой могут вернуть налоговый вычет – каждый до 260 000 рублей (это максимум) с покупки квартиры. И отдельно вычет с процентов по ипотеке – 390 000 рублей, если у вас был очень дорогой кредит. Инструкцию о том, как это делать, ищите здесь.


Покупка квартиры не самая сложная задача, даже если у вас дети. Главное, все как следует продумать и взвесить, к чему вы потенциально готовы (возить ребенка в школу на другой конец города и радоваться одинокими качелями во дворе), а к чему – точно нет (начать и не закончить ремонт и, опять же, довольствоваться грустными качелями).


Читайте также:


Шаг 1. Подумываю купить квартиру. Куда бежать и на что смотреть?

Шаг 2. Кажется, я дозрел до покупки квартиры! Как выбрать застройщика и не остаться ни с чем

Шаг 3. Как взять ипотеку (страшно же!) и не облажаться. Инструкция для новичков

Шаг 4. Как правильно выбрать планировку квартиры. Студии, распашонки или европланировки

Шаг 5. Что влияет на стоимость квартиры? Все, что нужно знать про отделку, ремонт и машиноместо

Шаг 6. С 2019 года покупать квартиру в новостройке станет безопаснее, но (возможно) дороже. Рассказываем почему

Шаг 7. Жизнь после покупки квартиры. Как получить налоговый вычет (до 650 тысяч!) и досрочно погасить ипотеку

Показать полностью 9
Отличная работа, все прочитано!