9paladin

пикабушник
поставил 30 плюсов и 9 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
25К рейтинг 17 комментариев 14 постов 9 в "горячем"
63

Для выполнения майских указов Путина в Заринске сократили библиотекарей

Для выполнения майских указов Путина в Заринске сократили библиотекарей Указ, Путин, Алтайский край, Сова - эффективный менеджер

Для выполнения майских указов Путина в Заринске сократили библиотекарей


В Заринске оптимизировали штат МБУК «Центральной библиотечной сети», сократив 7 сотрудников, чтобы другим повысить зарплату. Председатель комитета по культуре администрации Заринска Зоя Ветрова сообщила коллективу, что оптимизация связана с выполнением майских указов президента.


Сотрудники библиотеки уже подписались под уведомлением: «В связи с необходимостью оптимизации расходов бюджета муниципального образования Заринска, принято решение об оптимизации штатных единиц МБУК „Центральной библиотечной сети“. С 28 марта вносится изменение в штатное расписание …».

Зоя Ветрова объяснила коллективу, что сокращения были и в прошлом году. Новое постановление обязывает платить библиотекарям по 25 тысяч рублей и на это необходимо выделять из бюджета дополнительно по 420 тысяч рублей ежемесячно. «Город-то дотационный. Таких денег нет. Вот мы и вынуждены сокращать, чтобы поднимать зарплату», — пояснила представитель мэрии сокращенным.

Библиотекари рассказали, что предыдущие сокращения и увеличение нагрузки на каждого специалиста не повлияли на их доходы. Их зарплата составляет в среднем 12 тысяч рублей. Зоя Михайловна возразила, по ее данным средняя заработная плата в библиотеке 16 000 рублей. Но когда попросили поднять руку тех, кто столько получает, таковых не нашлось.

Напомним, что накануне в ежегодном отчете премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил, что в России 19 млн бедных. Также он заявил, что государство должно предпринять меры для сохранения российских деревень, а для этого поддерживать малокомплектные школы и дома культуры.

2650

«Его просто вывезли за шлагбаум воинского полигона и бросили»

«Его просто вывезли за шлагбаум воинского полигона и бросили» Армия, Смерть, Алейск, ЧП, Алтайский край, Резонанс, Негатив

Стали известны новые подробности гибели солдата в Алейске


В редакцию "МК на Алтае" обратился один из очевидцев трагедии. На правах анонимности, так как «в воинской части всем запретили разглашать информацию», он рассказал новые подробности трагедии. С его слов на полигоне, где шли учения, была грубо нарушена техника безопасности. Он уверен, что солдата можно было спасти, если бы своевременно оказали медицинскую помощь.


— Станислав стоял с шашкой, создавая дымовую завесу. Потом до движения техники он должен был отойти. Но машины пошли до подачи сигнала флажками. Почему так произошло, я не знаю. Естественно, в дыму его просто не заметили. Скорой помощи на месте учений не было, она стояла в другом конце полигона, а это уже грубое нарушение. Когда машина приехала, пострадавшего повезли почему-то не в военный госпиталь, как это положено, а до выезда с полигона. Там его выгрузили, медики вернулись назад, а Антонюка на такси в сопровождении солдат, повезли в алейскую ЦРБ. Дело в том, что если скорая покидает полигон, учения необходимо остановить, но вероятно, руководство не захотело этого делать.

В больнице медики отказывались его принимать, так как ЧП произошло в воинской части, а пострадавший — не гражданский. Из части должны были сообщить, что везут солдата, но этого тоже никто почему-то не сделал. В итоге было потеряно драгоценное время, парня спасти не удалось.

Чтобы уйти от ответственности, руководство части попыталось все выставить так, что Антанюк сам виноват в случившемся, якобы он всю ночь пил, а на полигоне ему вдруг стало плохо. Даже когда бригада прощалась с товарищем, на построении замкомбрига заявил, что если бы он был трезв, трагедии бы не случилось. В это никто не верил, ведь в тот день на учениях было больше 200 человек, и все видели, что Станислав был нормальный. Эту же версию представили и его маме, когда она приехала за телом. Она пыталась выяснить правду, расспрашивала сослуживцев, но все молчали.

Я был в шоке, когда узнал, что Станислава даже не похоронили по воинским канонам. Просто привезли в Омск гроб, выгрузили и уехали. Никаких речей, соболезнований родным и близким, оружейных залпов.

Кстати, версия, что Антанюк был не трезв, рассыпалась в ходе следственной проверки. Сейчас в случившемся обвиняют солдата, который был за штурвалом БТР, хотя нести ответственность должен тот, кто руководил учениями, — рассказал нам наш конфидент.

«МК на Алтае» сделал официальный запрос в пресс-службу Центрального военного округа, с просьбой подтвердить или опровергнуть информацию о том, что тяжелораненого солдата доставляли в больницу на такси без сопровождения медиков.

— Информация, приведенная в запросе, скорее из разряда слухов, комментировать которые нам бы не хотелось, — ответил помощник командующего войсками военного округа — начальник пресс-службы ЦВО, подполковник Сергей Шорин.

Далее приводится комментарий, который ранее сообщался СМИ, о том, что командование совместно с правоохранительными органами проводит проверку по факту гибели военнослужащего, проходившего службу по контракту в одной из воинских частей в Алтайском крае. В ходе занятий по боевой подготовке он получил травмы, несовместимые с жизнью, вследствие грубого нарушения требований безопасности.

https://brl.mk.ru/incident/2019/03/05/ego-prosto-vyvezli-za-...

Показать полностью
258

Подробности "похищения" ребенка в Барнауле: мать обвинила незнакомца из-за мести

Подробности "похищения" ребенка в Барнауле: мать обвинила незнакомца из-за мести Барнаул, Похищение, Клевета, Яжмать

В субботу, 9 февраля, появилась информация о попытке похищения ребенка в Барнауле, которому мужчина якобы предложил пойти с ним за деньги, а когда тот отказался, то попытался силой увести его. Более того, сообщалось, что данный мужчина пытался похитить и других детей в окрестностях жилого дома.



Мужчина в Барнауле пытался похитить ребенка, отказавшегося идти с ним за деньги

Отмечается, что в подъезде дома мужчина предлагал ребенку деньги, чтобы тот пошел с ним.


Алтайская "Комсомольская правда" сообщает продолжение этой истории.


Когда в дело вмешалась полиция, выяснилось, что никакого похищения не было.


"Заявление на мужчину написала мать ребенка из-за возникшего между ними конфликта, — сообщили в краевом управлении МВД.


Отмечается, что ребенок капризничал и требовал, чтобы мать купила ему игрушку или сладости.


Свидетелем стал неизвестный прохожий, который предложил дать женщине денег на покупку, чтобы успокоить ребенка.


Мать ответила отказом. Вероятно, форма отказа и послужила причиной возникшей между ними ссоры.


После женщина написала заявление в полицию, утверждая, что мужчина пытался похитить ее ребенка.

http://m.amic.ru/news/433683/

Показать полностью
1521

Шубу из собаки сшила?" Как жительницу Барнаула с пристрастием допрашивали в ОВД

Шубу из собаки сшила?" Как жительницу Барнаула с пристрастием допрашивали в ОВД Барнаул, Полиция, Кража, Собака, Длиннопост, Негатив

В редакцию Amic.ru обратилась женщина и рассказала шокирующую историю


Это фото пса хозяева разместили на следующий день после пропажи / Фото: соцсети


Эта история совершенно дикая, с какой стороны на нее не глянь.


Все началось с того, что жительница Барнаула Елена К., увлеченный собаковод, заводчик и просто защитник животных, увидела в садоводческом товариществе "Трансмаш" собаку элитной породы кане-корсо… Пес сидел на привязи прямо на снегу! Рядом ни будки, ни какого-либо мало-мальски оборудованного жилища для собаки нет. Да и домик на участке не выглядел пригодным для проживания зимой. Получается, пес сидел здесь совсем один круглые сутки на короткой цепи. Приятельница Елены живет по соседству с этим участком, а потому то она подкармливала собаку, то сама Елена приезжала кормить бедолагу. Хозяева, судя по всему, появлялись нечасто.


Чтобы понимать, собаки породы кане-корсо не предназначены для того, чтобы их содержать в Сибири на морозе на улице. Это теплолюбивые короткошерстные собаки, предназначенные для охраны дома и проживания в теплом климате. То есть в Сибири зимой – однозначно в доме. На холоде они быстро заболевают и погибают.



Опытная заводчица отлично знает это и потому стала разыскивать хозяев, чтобы спасти собаку от гибели. Видео, на котором пес отчаянно лает, в декабре активно распространялось по соцсетям. Искали хозяев собаки, которая сидела на морозе, во дворе нежилой дачи на двухметровой цепи. Искали и возможных заводчиков, которые продали эту собаку. Порода редкая, хозяева наперечет знают своих питомцев и тех, к кому попала собака. Такой поиск результатов не дал.


Тогда Елена была вынуждена обратиться в правление садоводства, и хозяев, точнее хозяйку, удалось разыскать.


– Я позвонила этой женщине, – рассказывает Елена. – Говорю: "Что ж вы свою собаку в таких условиях жутких содержите?" А я и в самом деле не понимаю, зачем покупать дорогую собаку, и после довольно долгого периода проживания ее в квартире селить на улице в жутких условиях. В конце концов, всегда можно договориться с заводчиками этой породы и найти пристрой.


В итоге, хозяев разыскали. Общались по телефону. Конструктивного разговора не получилось.


Елена даже предложила построить из собственных средств теплую будку собаке, чтобы животное могло прятаться от ненастья и холодов, но хозяева собаки отказались.


Мы не удержались, спросили Елену:


– Вы спрашивали хозяев, зачем покупать такую дорогую собаку и, продержав дома несколько лет, выставить ее на явную погибель зимой на улицу?


– Хозяева пса мне сказали, что собаку им подарили. Но, как мне рассказали соседи этих людей, собака принадлежала женщине, но якобы у нее появился новый мужчина, и собака ему стала не нужна. Я не знаю, так ли это на самом деле, но собака оказалась на улице в ужасных условиях. А ведь если она не нужна, ее можно было бы пристроить в добрые руки, достаточно было разместить объявление в социальных сетях. Есть специальные группы любителей этой породы.


А потом пес пропал.


Предлагали сознаться


И тут начались мучения теперь самой Елены. 6 декабря с телефона хозяина участка позвонила женщина и сообщила, что собака пропала.


– Я посоветовала ей размещать объявления в соцсетях, на улицах. Если собаку украли ради выкупа, обязательно отзовутся. Таких случаев с дорогими собаками немало, – говорит Елена.


Все, что происходило дальше, не укладывается в голове нормального законопослушного гражданина правового государства.


В пятницу, 7 декабря, около 17:30 Елене позвонили из органов внутренних дел и попросили подойти для написания объяснений.


– Я приехала сама в полицию, в отделение на ул. Юрина, 228. Меня сразу мимо дежурного без отметки и без пропуска провели в кабинет. Причем сотрудник ждал меня на улице, хотя мороз был под тридцать градусов. В кабинете уже были четыре мужчины. Все в гражданской одежде. Без каких либо знаков отличия. Затем зашел еще один, представился Петром Маховиковым. Если честно, звание его я не запомнила.


Со слов Елены, общение с силовиками продолжалось около двух часов. И все время шло давление: Елене предлагали сознаться в краже собаки. Елена признавалась: да, была обеспокоена судьбой собаки, кормила пса, искала хозяев его, звонила им, предлагала помощь, но животное не забирала.


Через два часа допроса (а мероприятие, очевидно, не было похоже на простой опрос свидетеля), у Елены забрали сумку, вытряхнули содержимое на стол, забрали ключи от машины. К автомобилю отправился один из сотрудников, вернулся оттуда с ее телефоном и начал обзванивать мои контакты. Еще и прокомментировал: "А че это у тебя телефон такой дешманский".


– Сначала они поехали к дочке, опрашивали ее. На минуточку, было уже позднее вечернее время, а у дочки на руках месячный ребенок. Требовали от нее, чтобы она также проехала на ул. Юрина, 228. В это время вернулся ее супруг с работы, они забрали его и уехали с ним в отделение полиции, – говорит Елена. – Затем позвонили моему супругу. Стали требовать, чтобы он приехал.


Муж Елены находился в это время в их доме в поселке Спутник. Он пояснил, что уже выпил и за руль садиться не собирался. Тогда полицейские отправились в Спутник. Никаких документов, повесток, решения суда о принудительном приводе мужа Елены в отдел полиции на руках у стражей правопорядка не было.


– В дом муж полицейских не пустил – там были наши собаки, это было небезопасно. Тогда сотрудники предложили ему сесть в машину "поговорить" и… в чем он был, увезли в отделение, – продолжает Елена.


На самом деле разговор этот Елене дается непросто. На момент нашей беседы женщина проходила лечение в клинике. Причиной этому стало сотрясение головного мозга, полученного…


Впрочем, это очередной шокирующий виток истории…


Еще один штрих к этой, как говорил киногерой Владимира Машкова в известном сериале, "картине маслом".


Мужа Елены допрашивали по всем законам жанра: хватали за грудки, выбивали стул из-под него, забрали телефон без протокола и описи и унесли из кабинета.


Похоже, доблестные правоохранители вообразили, что изловили опасных рецидивистов, убийц, бог знает еще каких опасных элементов и раскрывают жесточайшее преступление. Все, как в криминальных сериалах. "Выбивали" признания в краже собаки.


– Ты, наверное, шубу из собаки сшила? – не унимался правоохранитель.


Отпустили супружескую пару в 12 часов ночи. При этом не желали отдавать ключи от машины Елены. Ей пришлось вступить в получасовую словесную перепалку с блюстителями порядка. Пригрозила вызовом наряда полиции, жалобой в прокуратуру.


К слову, автомобиль Елены правоохранители даже намеревались эвакуировать на штраф-стоянку. Но потом почему-то передумали.


Комментарий адвоката Алексея Кандрина: 11.12.2019 в вечернее время, около восьми часов вечера, мне поступил звонок. Звонил мужчина. Он сказал, что его жена ушла в полицию, чтобы забрать свои вещи, и пропала. По его словам, у нее не отвечает телефон, а последнее, что он услышал, были крики в телефонной трубке, когда супруга ему звонила. Он сказал, что находится возле отдела полиции по адресу Юрина, 228. Когда я подъехал туда, он рассказал об обстоятельствах произошедшего. Когда я зашел в отдел полиции, увидел Елену. Она сидела в кабинете и давала объяснения следователю Следственного комитета. Я ужаснулся. У Елены была разбита губа, на глазу была гематома. Рядом с ней лежал ее пуховик, капюшон которого был разорван. Она была в очень подавленном состоянии, на глазах слезы. Я попытался ее успокоить, на сколько это было возможно. Елена дала пояснения следователю об обстоятельствах случившегося, также нами было написано заявление о совершении в отношении ее преступления сотрудником полиции. Следователь следственного комитета выписала нам направление на прохождение медицинской экспертизы и сказала, что вызовет нас для дачи показаний. Выйдя из отдела полиции, я, Елена и ее супруг отправились в травмпункт, где нам и были поставлены вышеописанные диагнозы. По прошествии трех недель, никаких звонков, вызовов от следователя Следственного комитета не поступало. Также, насколько мне известно, никаких решений о возбуждении уголовного дела также не принималось. На сегодняшний день Елена находится на стационарном лечении в больнице, в связи с полученными ею в ходе вышеописанного инцидента травм. Сроки ее восстановления неизвестны, в связи с тем, что у нее, помимо прочего, были обнаружены дополнительные повреждения, не выявленные ранее. Полагаю, что такое поведение неприемлемо в человеческом обществе ни для кого-либо, особенно если речь идет о сотруднике полиции. Такому человеку нельзя работать в правоохранительных органах, более того, этот человек имеет табельное оружие и полномочия власти. Полагаю, что своими поступками сотрудник полиции, избивший Елену, позорит органы МВД. Такие сотрудники, вместо того, чтобы защищать интересы граждан, наоборот используют свои полномочия, чтобы совершать преступления. Надеюсь, что Следственный комитет примет правильное процессуальное решение и разберется в сложившейся ситуации.


Замкнутый круг


Спустя два дня, в понедельник, Елена отправилась писать жалобу на сотрудников, учинивших ей и членам ее семьи допрос, в управление собственной безопасности Главного Управления МВД по Алтайскому краю. Заявление без соответствующей регистрации ей предложили написать от руки и сбросить в ящик тут же на входе.


– Дежурный пообещал, что мне скоро перезвонят. Но так и не позвонили. Тогда я отправилась в прокуратуру, – продолжает рассказывать Елена.


И тут выяснилось, что жалоба от 11.12.2019 куда-то исчезла. В полиции. Из ящика для жалоб. Исчезла. Елена снова написала жалобу. В результате проверки СБ-шники установили, что подтверждений каких-либо незаконных действий сотрудников не найдено.


А изъятые вещи – телефон, чехлы из авто, крышку из багажника — Елене предложили поискать в полиции самостоятельно.


Она и отправилась сначала в Ленинский РОВД, там ее отправили снова в отделение полиции на ул. Юрина, 228. Замкнутый круг получился.


Елена отправилась прямиком к начальнику отделения. Ей даже пропуск выписали, правда без фамилии начальника. А проводить Елену вызвался один из сотрудников, который присутствовал 7 декабря на допросе.


Сотрудник провел в один из кабинетов, мол, "вам — сюда". Я зашла, он сел за стол: "Слушаю вас".


- Я не к вам шла, — опешила Елена.


- А к кому?


- К начальнику отделения.


Тогда сотрудник сообщил, что он, якобы, является временно исполняющим обязанности отдела.


Весь дальнейший разговор, на наш взгляд, выглядел абсурдно: Елена требовала вернуть ей вещи, сотрудник предлагал ей искать эти вещи в деле; сотрудник требовал допросить Елену, Елена требовала повестку на допрос; Елена требовала основания для изъятия ее вещей в качестве вещдоков, сотрудник утверждал, что Елена не имеет в этом деле соответствующего статуса, чтобы знакомиться с материалами дела.


При этом, никакие обвинения Елене предъявлены не были!


В какой-то момент сотрудник полиции начал кричать на Елену, а потом и вовсе сказал, что женщину нужно обыскать на наличие диктофона у нее.


Елена достала телефон и стала набирать номер знакомого адвоката. И в этот момент полицейский кинулся на нее, возможно, хотел отобрать телефон, в ходе борьбы ударил женщину по лицу.


- Телефон я спрятала в карман и нажала на кнопку, чтобы хоть кто-то услышал, что сейчас со мной происходит. В этот момент, сотрудник надел мне на голову куртку, в которой я была и начал меня душить, — голос Елены то и дело срывается от волнения. Даже сейчас эти ужасные моменты вспоминаются тяжело. — Я схватила полицейского за свитер, судорожно начала его притягивать к себе, а потом резко отпустила. Он не удержался, отшатнулся и выпустил мою куртку из рук. Потом он пытался и через плечо меня бросить, и боролся со мной, потом он просто уронил меня на пол. А когда я стала подниматься, он зажал мою голову между своей рукой и туловищем и потащил так меня в сторону двери. И в этот момент я начала кричать: "Помогите!".


Две женщины, которые зашли на крик, отреагировали вяло. В этот момент сотрудник полиции заломил руку Елены заломил за спину, прибежал еще один сотрудник, и ан Елену надели наручники. Полицейский заявил, что это Елена напала на него. Хотя, по словам женщины, видимых следов нападения у него не было.


- Далее он вызвал следователя следственного комитета и "скорую помощь" себе. По приезду следователя Следственного комитета, он написал заявление о том, что я, якобы, напала на него и избила. Далее он уехал на "скорой помощи".


Только через полчаса Елена смогла позвонить адвокату и своим близким. Тем временем, в двух травмпунктах у Елены зафиксировали рану на губе, ссадину под глазом и виске, растяжение мышцы руки, дисторзия шейного отдела и сотрясение головного мозга.


И еще один нюанс: в какой-то момент Елена спросила у полицейского, еще в первый раз, мол, ради кого так усердствуют — так бы убийства и разбои раскрывали, так он ответил, что руководство распорядилось быстро разобраться с этим делом.


Закончим эту часть этой истории тем, с чего начали — история дикая по сути своей. По крайней мере, со слов нашей читательницы.


Жестокое обращение


При этом возникает масса вопросов. Например, почему избитый женщиной полицейский не выдвинул против нее обвинение по ст. 318 УК РФ "Применение насилия в отношении представителя власти"? На каком основании проводились допросы Елены и ее близких без соответствующих документов, доставка ее мужа, практически, насильственным способом в отделение полиции? На каком основании сотрудник полиции применял физическую силу по отношению к женщине? В связи с чем возникли подозрения в краже собаки в отношении Елены?


Ну, и наконец, почему в отношении владельцев собаки, которые бросили животное погибать в морозы на привязи, не возбудили уголовное дело, ну, или хотя бы разбирательство за жестокое отношение к животному (УК РФ Статья 245)? Ведь закон одинаково суров к его нарушителям.


За разъяснениями мы обратились в ГУ МВД по Алтайскому краю.


Приводим официальный ответ ведомства: "5 декабря 2018 года в пункт полиции "Докучаево" обратилась жительница Барнаула с заявлением о краже ее собаки породы кане-корсо. Пострадавшая оценила ущерб в размере 50 тысяч рублей. По данному факту возбуждено и расследуется уголовное дело по ч.2. статьи 158 УК Российской Федерации "Кража". Мы обязательно сообщим о результатах расследования по мере передачи дела в суд. В рамках расследования уголовного дела проводятся необходимые оперативно-розыскные мероприятия, опрошены возможные свидетели и очевидцы. В их числе жительница Барнаула, которая обратилась в информационное агентство "Амител". 11.12.18 года она так же обратилась с жалобой на действия сотрудников полиции в ГУ МВД России по Алтайскому краю. Ее жалоба была не потеряна, как утверждает обратившаяся, а зарегистрирована за № 3/185406224561, и по ней сотрудниками оперативно-розыскной части собственной безопасности Главного управления проведена проверка. 10 января заявительнице направлен письменный ответ так же за № 3/185406224561. В рамках проверки заявительница написала заявление с жалобами на действия сотрудников полиции. Материалы проверки переданы в Следственное управление Следственного комитета для оценки и принятия решения в соответствии с действующим законодательством. Что касается изъятых предметов, заявительнице не могло поступить предложение "самостоятельно поискать их в отделе полиции", так как они изъяты и приобщены к материалам уголовного дела. Что касается, возможного конфликта с применением физического воздействия, который описывает заявительница, то до момента данной публикации с официальным заявлением об этом инциденте в органы внутренних дел она не обращалась. По данному факту руководством Главного управления МВД России по Алтайскому краю будет назначена проверка, в рамках которой выяснят все причины и обстоятельства произошедшего, будет дана правовая оценка действиям конфликтующих сторон и принято законное решение".

Показать полностью
11

Пять лет понадобилось семье из Алейска, чтобы признать ребенка инвалидом.

Пять лет понадобилось семье из Алейска, чтобы признать ребенка инвалидом. Алтайский край, Алейск, Инвалид, Медицина, Длиннопост

Все это время девочка не получала льготные лекарства и бесплатную реабилитацию


«Я бы хотела поделиться нашим опытом, чтобы родители, оказавшиеся в похожей ситуации знали, что не стоит сдаваться, опускать руки, нужно идти до последнего, отстаивая законные права своего ребенка. У нас бытует мнение, что сдвинуть чиновничью систему невозможно и когда я только начинала борьбу, многие говорили, что все бесполезно, что это лишь трата времени, нервов, денег. Но я доказала, что все возможно», - с такими словами обратилась в редакцию «МК на Алтае» жительница Алейска Ольга (все имена в материале измены).


Ее дочке Маше сейчас 12 лет. Девочка знает, что когда-то у нее была сестренка-близняшка. Она умерла, прожив всего месяц после рождения. А вот Машеньку удалось спасти. За жизнь ребенка, появившегося на свет на четыре месяца раньше положенного срока, боролись сначала врачи краевого перинатального центра, а затем Алтайской краевой клинической детской больницы. И хотя домой малышку увозили подключенной к аппарату искусственной вентиляции легких, родители верили – самое страшное уже позади. Они отвоевали дочь у смерти.

- Когда я ее впервые увидел, у меня кровью сердце обливалось. Крошечная, с мою ладонь, вся перемотанная какими-то проводами, трубками. Мы поклялись, что сделаем все, чтобы сохранить ей жизнь, чтобы она была счастлива, - вспоминает папа Маши Владимир.

Перечисления диагнозов девочки занимают треть страницы листа формата А4. В списке хронический бронхиолит, хроническая гипоксия, симптоматическая эпилепсия и прочие непонятные простому обывателю названия заболеваний. Самое страшное, что девочку постоянно мучили приступы удушья, вплоть до остановки дыхания.

- Самыми сложными были первые три года. Приступы были настолько страшными, что ее увозили в реанимацию. Она не раз была на грани жизни и смерти, спасибо врачам, которые возвращали нам дочку, - продолжает Ольга.

С возрастом благодаря комплексному лечению и реабилитации приступы стали реже, да и девочка, став постарше, научилась определять предвестники, симптомы надвигающегося кризиса и своевременно просить помощь. Комплект оборудования, которое помогает снять удушье всегда находится в боевой готовности.

Ежегодно девочку отправляли на обследование для подтверждения инвалидности, а когда ей исполнилось восемь лет сначала эксперты Алейского бюро медико-социальной экспертизы (МСЭ), а затем и краевого решили, что она больше не нуждается в помощи государства и отменили ей инвалидность.

- Меня позиция экспертов повергла в шок. Мы предоставили кучу медицинских заключений, в которых черным по белому написано, что состояние Маши по-прежнему остается тяжелым, она, как и раньше кислородо-зависима. Ей необходимы определенные лекарственные препараты, в которых нам отказали, сняв инвалидность, так же как и в бесплатном санаторно-курортном лечении, - до сих пор недоумевает мама девочки.

Чтобы доказать правоту женщина повезла дочку в Санкт-Петербург в независимую клинику детских болезней военно-медицинской академии, где ребенка обследовали ведущие специалисты страны и выдали заключение, что есть все основания для постановки ее на инвалидность. Вдохновленная Ольга принесла, как ей тогда казалось, неопровержимые доказательства в краевое бюро МСЭ, но местные эксперты принимать их отказались, сославшись на то, что выводы питерских медиков для них не аргумент.

В 2017 году женщина обратилась в центральный районный суд Барнаула. Но тогда Фемида не встала на сторону девочки, сочтя выводы МСЭ вполне обоснованными. В частности эксперты ссылались на то, что выявленные нарушения в здоровье ребенка – незначительные. В числе доводов так же указано, что в течение последнего года у девочки не было обострений хронического бронхиолита, то есть она не попадала в реанимацию, а приступы эпилепсии случались всего дважды.

«Имеющиеся стойкие незначительные нарушения функций дыхательной системы, психических функций, функций сердечно-сосудистой, эндокринной системы и метаболизма не привели к экспертно значимому ограничению основных категорий жизнедеятельности», - сказано в заключении.

После проигрыша в суде отступать спустя три года борьбы Ольга не собиралась. «Я человек военный, упертый и если ставлю цель, иду до конца, тем более, когда дело касается моего ребенка», - говорит она.

Женщина добилась повторного обследования, на этот раз в Федеральном бюро медико-социальной экспертизы РФ. Столичные эксперты, мягко сказать, были удивлены выводами алтайских коллег и после комплексного обследования, выдали прямо противоположное заключение – признать Машу инвалидом. В мае 2018 года суд обязал МСЭ Алтайского края установить девочке категорию ограничения жизнедеятельности, указанную в заключение федеральных экспертов.

Сейчас анализируя пройденный путь, родители Маши говорят, что на нем нередко встречались неравнодушные, отзывчивые люди, которые помогали в самых, казалось бы, тупиковых ситуациях. В их числе, считают они, и судьи краевого апелляционного суда, которые вникли в ситуацию и приняли объективное решение. Особую благодарность они выражают врачам Алтайского краевого перинатального центра, Алтайской краевой клинической детской больницы, которые с рождения боролись за жизнь их дочки, и алейским медикам, сопровождающим ее на протяжении 12 лет.

https://brl.mk.ru/social/2019/02/06/pyat-let-ponadobilos-sem...

Показать полностью
2909

В Астрахани начался суд над экс-депутатами, обвиняемыми в 78 изнасилованиях детей.

В Астрахани начался суд над экс-депутатами, обвиняемыми в 78 изнасилованиях детей. Единая Россия, Депутаты, Педофилия, Негатив, Астрахань

Депутатов «Единой России» обвиняют в изнасиловании 78 детей


Мужчины хранили 1400 фото и видео своих извращений

В Астрахани начался процесс над двумя местными депутатами из «Единой России», которых обвиняют в серийных изнасилованиях несовершеннолетних. Мужчины водили к себе на квартиру девочек от 8 до 17 лет, все свои «подвиги» они записывали на видео. У мужчин были изъяты 1400 видеозаписей происходящего, которые они снимали для себя.

Речь идёт о двух депутатах 53-х и 55-ти лет возрастом – их зовут Виталий Курсков и Игорь Поплевко, которые снимали квартиру и водили туда несовершеннолетних девочек. Подсудимых ныне раскрыла одна из жительниц города, которая жила в соседней квартире и заметила, что мужчины водят к себе малолетних.

Стражи порядка приехали на вызов, но один из депутатов отказался им открывать дверь. Он спрыгнул с балкона, но все равно был настигнут полицией. На данный момент выяснилось, что мужчины водили к себе девочек в возрасте 8-17 лет.

Помимо этого один из подсудимых договорился с 20-летней знакомой, чтобы она приводила к нему детей. Женщина привела к депутату и своих племянников – им было 8 и 12 лет.

Один из подсудимых занимал также пост министра по топливно-энергетическому комплексу.

https://www.mk.ru/social/2019/02/05/v-astrakhani-nachalsya-s...

1682

Барнаульский таксист, которого чуть не зарезали, рассказал, что нападавшие продолжают разгуливать на свободе.

Барнаульский таксист, которого чуть не зарезали, рассказал, что нападавшие продолжают разгуливать на свободе. Барнаул, МВД, Преступление, Такси, Негатив

Нападение произошло на ул. Волгоградской в декабре минувшего года. Двое молодых людей напали на водителя и нанесли ему несколько ударов ножом в шею. К счастью, травмы оказались не смертельными, водитель смог вырваться и даже отбиться от нападавших битой. Сам момент происшествия случайно заметил прохожий, который вызвал наряд полиции и медиков.

Молодых людей задержали, но наказание их пока не настигло. По словам потерпевшего мужчины, которому несколько дней после дерзкого нападения пришлось провести в больнице, напарники до сих пор на свободе.

Травмы на шее, которые чудом не привели к гибели, судмедэкспертиза квалифицировала как "легкий вред здоровью".

"Решение о их задержании не принято, они были отпущены в этот же день. Уголовное дело возбуждено по статье 115 УК РФ "Умышленное причинение легкого вреда здоровью", а не по факту покушения на убийство. Хотя сами нападавшие не скрывали в полиции, что хотели завладеть машиной, продать ее, а деньги пропить. Для этого они специально вызвали такси, но никуда не хотели ехать. Они явно пытались убить. А сейчас продолжают ходить по улицам, злоупотреблять алкоголем", - рассказывает потерпевший водитель.

Чтобы добиться справедливости потерпевший мужчина обращался в прокуратуру и даже попытался попасть на личный прием к руководителю СКР по Алтайскому краю, однако по телефону ему пояснили, что он обращается "не по адресу" и не записали на встречу.

Теперь водитель надеется, что надзорные органы увидят его обращение в СМИ, обратят внимание на квалификацию преступления и помогут наказать виновных по всей строгости.

В пресс-службе МВД по г. Барнаулу пояснили, что по данному факту в настоящее время возбуждено и расследуется уголовное дело по ч.2 ст 115 УК РФ.

https://m.barneos22.ru/news/2019/2/5/10222

1817

Бийская семья, которой чиновники пожелали «не сгореть», отравилась угарным газом.

Бийская семья, которой чиновники пожелали «не сгореть», отравилась угарным газом. Алтайский край, Бийск, Мэрия, Чиновники, Ветхое жильё, Негатив

Бийская семья, которой чиновники пожелали «не сгореть», отравилась угарным газом


Бийчанка Ирина Ларионенко и двое ее детей, проживающие в Бийске в аварийном доме № 27 по переулку Партизанскому, оказались в больнице после отравления угарным газом, сообщает «Бийский рабочий». Раньше это же издание сообщало о том, что жители этого дома, ходившие в мэрию узнать, когда их смогут переселить, услышали пожелание «не сгореть за зиму».


В ночь с 1 на 2 февраля в старом доме в печке сломался дымоход, и весь дым начал поступать в помещение.

Врачи скорой помощи, приехавшие на вызов, помогли одеть детей и отвезли семью в больницу. 3-летний мальчик получил слабое отравление, а 6-летняя Карину попала в реанимацию. Сейчас семья идет на поправку. После результатов анализов будет известно, когда семью выпишут. Возвращаться придется в тот же аварийный дом, больше идти некуда.

Этот дом — старый купеческий особняк 1904 года постройки. Он признан аварийным, разрушается на глазах. Из пяти квартир заселены только две, жильцы топят печь по очереди.

https://altapress.ru/zhizn/story/biyskaya-semya-kotoroy-chin...

6

«Мамынька да тятенька»: взаимоотношения родителей и детей

«Мамынька да тятенька»: взаимоотношения родителей и детей Алтай, Родители, Дети, Воспитание, Обычаи, Длиннопост

Сельские жители Алтая полагали, что мать являлась проводником между внешним миром и находившимся в ее утробе ребенком. Старожилы считали мать ответственной за душу ребенка, умершего до крещения. Духовная связь отца с ребенком в отличие от матери устанавливалась в течение жизни. Эта духовная связь родителей и ребенка была двусторонней. У старожилов и переселенцев Алтая детям запрещалось выносить гроб родителей и бросать землю в их могилы, чтобы души покойных их не беспокоили или не «утянули» с собой. Есть и другая информация, согласно которой у кержаков, когда умирала мать, ее гроб от дома до кладбища должны были нести сыновья, на руках, т.к. «она их носила».


Символика материнства в народном сознании наделялась магическими свойствами, способными исцелять недуги, блокировать опасность, страх. Самым распространенным персонажем-покровителем матери и ребенка в заговорах на Алтае во второй половине 19 - начала 20 в. выступала Богородица. У староверов же Солонешенского района бытовала поговорка: «Первая мать - Пресвятая Богородица, вторая мать - крёстная, третья мать - роженица, четвертая мать - сыра земля».


Материнская любовь представлялась старожилам наиболее сильным и постоянным чувством, что отразил фольклор «поляков», бухтарминцев и бергалов: «Мать-то плачет, как река течет; сестра плачет, как ручей течет; жена плачет, как роса падет». Вероятно, материнская любовь считалась чувством, рождавшимся вместе с ребенком. Отец в отличие от матери не обладал врожденной любовью к своему ребенку, он ее приобретал, в том числе через ритуальную практику: у русских Алтая, приняв новорожденного, повитуха заворачивала в рубаху отца, чтобы тот больше любил ребенка. Особенно часто это проделывали с девочкой. Связи маленького ребенка с отцом были ограничены, у старожилов отцу не полагалось даже брать его на руки. Материнская же любовь подкреплялась постоянными контактами с ребенком, который большую часть времени проводил в женской части дома - в кути. Первые год-полтора младенец спал в колыбели - «зыбке», «люльке», которую, чаще всего, располагали недалеко от печи. Первый раз в колыбель ребенка укладывала мать.


Чужого ребенка были не обязаны любить мачеха или отчим, им, как правило, в вину не ставили отказ от воспитания пасынка или падчерицы и плохое с ними обращение. В народе говорили: «Чужие дети - есть чужие дети». Дети в такой семье достаточно рано уходили из дома для самостоятельной жизни или их отдавали на воспитание в семью родственников.


Смерть ребенка, как и его рождение, связывалась с божьей волей. Современный человек назвал бы такое отношение к судьбе своего ребенка равнодушием. Однако считается, что детей, выживание которых было маловероятным, матери мысленно выделяли в категорию «старые», т.е. «находившихся между землей и небесами». Это была своеобразная забота: Поместить ближе к Богу, и возложить ответственность... на силы, превосходящие их собственные». Таким образом, женщины эмоционально дистанцировались от возможного несчастья, перекладывая ответственность на Бога. В царское время в Алтайском горном округе до пятилетнего возраста доживало только около половины детей. В целом по Сибири около 60-70 % умерших составляли дети до пяти лет. Как описал свои детские воспоминания Г. Д. Гребенщиков: «То и дело видишь: опять на могилку чей-то отец несет под пазухой игрушечный гробик». Полевые материалы также свидетельствуют о высоком уровне детской смертности. По сообщению прессы начала XX в., особенно остро данная проблема стояла у переселенцев, т.к. женщина не могла освободиться от работы для частого кормления детей и соблюдения гигиены. К тому же новоселы, прибыв на Алтай, первые годы нередко жили в сырых землянках. В быту старожилов, особенно старообрядцев, отмечают большую чистоту и опрятность. Переселенцы и бедные старожилы, не имевшие теплых помещений для молодняка и птицы, содержали их в доме.


В 1930-1940-е гг. уровень младенческой смертности постепенно снижался, как и число деторождении, это должно было привести к переоценке восприятия смерти ребенка, к переходу из категории «обыденного» в ранг «исключительного» события. Мать считалась для ребенка главным человеком на свете. В фольклоре она олицетворялась с красным «солнышком», «сизокрылой голубкой», т.е. наделялась некой символикой. Ее потеря для ребенка считалась большей бедой, чем смерть отца. В то же время, в обществе существовал стереотип, что дети, выросшие без отца, ущербные, особенно если они были рождены вне брака.


На Алтае родителей называли, обычно, «мама»/«тятя», «мамынька»/«тятенька», «тятя молодой», бабушку и дедушку - «мама стара» и «тятя старый», казаки и чалдоны - «мамаша»/«папаша», тамбовские переселенцы -«маманя»/«папаня». К родителям также часто обращались на «Вы».


О детях судили по их родителям: «Родители хороши, значит и дети». В первую очередь на них переносились характеристики матери, о чем свидетельствуют пословицы старожилов Алтая: «Не родится у свиньи бобренок, а тот же поросенок»; «Ворона сокола не принесет». Данный взгляд был характерен для общерусской традиции, вспомним народную поговорку, дошедшую до современности: «Яблоко от яблони не далеко падает». Выбирая жену, мужчина должен был смотреть, чтобы она могла быть хорошей матерью. Обязательным критерием брачного выбора были хорошие родители, «порода»: «Если родители хорошие, рабочие, невеста будет хорошая».


Связь между матерью и дочерью считалась особенно тесной, поскольку девочка олицетворяла ее продолжение. Говорили: «Мать да дочь - темная ночь». У орловских переселенцев, чалдонов и кержаков именно после рождения дочери женщина приобретала статус «бабы»: «Как маленький народится, еслиф пацан - молодуха, а еслиф девочка родится, это уж баба»; «Если она родит первого сына, она так молодухой и остается, а если девочку, то женщина... Если девочку родит, она старше становится, а мальчика, так молодой и остается».


Сообщения же о предпочтении рождения мальчика, особенно первенца, продолжателя рода, как в Европейской России, так и на Алтае, могли отражать мужскую точку зрения - внешнюю: «Как обычно сына больше ждали... род сохраняется». Этот стереотип подкреплялся законами Российской империи, поскольку земельный надел полагался только лицу мужского пола: «У кого много парнишек народилось, у того много и земли, на мужскую голову только давали землю, а на женскую-то нет». С распространением коллективного хозяйства женщина становилась такой же рабочей единицей, как и мужчина.


Уважение к старшим, особенно к родителям, считалось важнейшей составляющей воспитания. Брань в адрес матери в русской традиции считалась смертным грехом. Существовал и приоритет родительского слова и поступка по отношению к ребенку, каким бы взрослым он не был. У старообрядцев Алтая ослушаться старшего считалось большим грехом наравне с нарушением поста.


Функции матери по отношению к ребенку были более разнообразны, чем у отца: приласкать, приголубить, научить, на ум наставить, прижалетъ, направить, накормить, спотешить, быть опорой, поверенным в личных делах и переживаниях и т.д. Отец задавал форму семейному бытию, определял роль и функцию семьи в общекрестьянском миропорядке, а мать же следила за исполнением этой формы, осуществляла ее поддержку, наполняла ее эмоциональным содержанием.


В народном сознании отец олицетворял страх и наказание. Этот образ ребенок проносил через всю жизнь. Физические меры воспитания не являлись большой редкостью, их могли применять и к уже взрослым детям. Особое пристрастие к рукоприкладству имели бергалы и сибиряки, у них слово учить употреблялось в значении бить. В большинстве семей бергалов дети получали от родителей гораздо больше побоев, чем ласки. Строгость отмечают и в семьях кержаков: за шалость во время обеда отец мог ударить ребенка ложкой по лбу. Казаки так же могли физически наказывать детей. В то же время у «поляков» по отношению к детям не было принято применять насилие.


В больших семьях за детьми присматривали «бабонька», реже «дедонька». В малых семьях, где была одна взрослая женщина на семью, старшая дочь, реже сын нянчили своих младших братьев и сестер. Девочки восьми-десяти лет нанимались в няньки в зажиточные семьи односельчан. «Нянькой», «няней» называли обычно лицо женского пола, присматривавшего за ребенком во время отсутствия матери.


Новшества советской власти в виде детских садов были восприняты крестьянками по началу настороженно, так на Бийском уездном съезде работниц и крестьянок в 1920 г. вопрос о детских яслях вызвал много споров и заявлений: «Никаких яслей нам не надо». К тому же детских садов было недостаточно, их работа часто носила сезонный характер, на время страды. На 1 ноября 1929 г. в Барнаульском, Бийском и Рубцовском округах действовало всего пять детских садов на сто тридцать восемь мест. Поэтому серьезно повлиять на традиционную систему воспитания они не могли.


Старшие сестры или тетки (сестры матерей) становились воспитательницами детей в случае болезни, смерти или вдовства матери. В связи с этим большое значение имел выбор крестных родителей как возможных преемников. Как правило, в крестные приглашали близких родственников, у старожилов чужого человека не брали ни в коем случае. Считалось, что крестная - это вторая мать крестника. В обязанности крестной матери входило приготовление полотенца для обряда крещения и ткани, использовавшейся в похоронном обряде в случае смерти крестника.


Поведение детей контролировалось всеми взрослыми села. Если кто-то из детей вел себя неподобающим образом, об этом могли сообщить родителям, которые должны были принять меры. В семьях самым эффективным средством воспитания был собственный пример, а также пословицы, былички, сказки, заговоры. Было не принято, чтобы дети присутствовали на гуляниях взрослых, сидели с ними за общим столом.


Источник: Женщина и мужчина в русской деревне Алтая. Бийск, 2015. С. 45-63.

Показать полностью
14

Закопают как безродного.

Закопают как безродного. Барнаул, Похороны, Кредит, Копипаста, Нищета, Длиннопост, Негатив

В мире набирают популярность экологичные способы погребения — кто в дерево хочет вырасти, кто завещает сделать из праха виниловую пластинку. У нас в стране все прозаичней — с каждым годом в стране все больше людей, которым не на что похоронить своих родных


Страна нищает, а потребительское кредитование в России бьет рекорды. Но статистика не учитывает, на что именно берут в долг россияне. Особенно если речь идет о кредитных картах. Казалось бы, нелогично покупать в кредит второй телевизор, когда жизнь дорожает, а доходы сокращаются. На что же тогда заем? По оценке директора барнаульской похоронной службы «Ангел» Ирины Березиной, примерно каждый десятый ее клиент вынужден оформлять банковский кредит, чтобы похоронить родственника. Это в городе. В селах — чаще. Как правило, заказывают кредитные карты с лимитом 30-40 тысяч. Бывает, что банк отказывает, и семья вынуждена отказываться от своего умершего — не на что хоронить. Березина в похоронном бизнесе 18 лет. Она говорит, что раньше от похорон родственника люди отказывались гораздо реже. Последние шесть-семь лет — это обычная ситуация.


Закопают как безродного


«На днях в нашу службу обратилась женщина из Рубцовска, — рассказывает Ирина. — Ей нужно похоронить отца, который умер в больнице. Спрашивала, сколько это будет стоить по минимуму — у нее трое детей, с деньгами очень туго. Мы ей посчитали самые дешевые гроб, крест — вышло 17 350 с учетом доставки катафалком из Барнаула в Рубцовск, а это 300 километров. Женщина сказала, что будет оформлять кредит — отец, говорит, хоть и беспутный был, но все же отец, хочет, чтобы все было по-человечески. Потом позвонила: банк кредит не дал. И отца ее хоронила муниципальная служба Барнаула. То есть как безродного, по форме 33. По этой справке на похороны человека, у которого никого нет, государство выделяет деньги на гроб и могилу».

«И таких случаев очень много. Ну нет у людей денег на похороны. Нередко мы предоставляем рассрочку — хоронить-то надо, — продолжает Березина. — Главное, чтобы семья наскребла хотя бы на могилу. А за гроб и перевозку платят позже и частями. И вы знаете, не было случая, чтобы не рассчитались, никто еще не пропадал. Сначала за гроб принесут, через какое-то время — за катафалк. От кредитов мы пытаемся людей отговорить. Это ведь кабала, придется раза в три больше отдать.


По форме 33 (сейчас это форма 11) выплачивается пособие в сумме 6 500 рублей. Подзахоронение — чтобы бабушку похоронить рядом с дедушкой, сына к маме — стоит 10 375 в муниципальной службе. У стариков пенсии такой нет, чтобы подзахоронение оформить! Вроде и место есть, а денег нет».


«Если у родственников нет денег на похороны — они пишут отказную, труп отправляют в морг, и в течение 14 дней человека хоронят за счет государства. Люди умирают, как правило, в больнице или дома. Если в больнице и родственники отказываются хоронить — похороны делают на федеральные деньги. Если дома — приедет полиция, семья скажет, что не на что хоронить, труп заберут в морг и также за счет государства похоронят. Достаточно официального отказа», — сказали в Алтайском похоронном доме.


Кредит и учительская зарплата


Учителю истории барнаульского техникума Елене Мозговых кредитную карту пришлось заказывать дважды.


«В 2010 году умер муж, и я вынуждена была взять кредит на похороны. Знакомые, коллеги давали кто сколько мог — кто сто рублей, кто больше — но занять нужную сумму не получилось у меня. Сергей был человек городской, и мама его, хоть и жила в деревне, похоронена в Барнауле. Но я не смогла, даже с кредитом, похоронить его рядом с матерью. Хоронила в деревне — так вдвое дешевле. Но все равно очень дорого. Когда муж заболел, заказала в банке кредитную карту с лимитом 30 тысяч рублей. Часть денег потратила на лекарства — моей учительской зарплаты в 13 тысяч хватало только заплатить за комнату в общежитии и чтобы купить поесть. Когда муж умер — а он сгорел быстро, в феврале рак диагностировали, а в мае он умер — сняла с карты оставшиеся 15 тысяч. Потом мне в собесе как малоимущей выплатили шесть тысяч, но это потом и это только часть расходов на похороны.


С долгами я рассчитывалась три года. В итоге отдала 82 тысячи. И это не микрофинансовая организация, это крупный банк. После смерти мужа я несколько месяцев не платила — не с чего было, а потом написала заявление на реструктуризацию долга. Считаю, что выплатила все, но до прошлого года меня доставало коллекторское агентство, были угрозы. Говорят, я еще пять тысяч должна. Но я решила — хватит, пусть подают в суд.

После смерти мужа я не смогла выйти на работу. Винила себя в его смерти, все валилось из рук. Когда у него определили рак, сказали, что болезнь развивалась года два. А мы думали, что это проблемы со спиной, позвоночная грыжа — муж сварщиком был, тяжеленные баллоны таскал. Примерно за год до смерти Сергей настолько ослаб, что не смог работать, уехал в деревню, жил в доме, оставшемся от мамы. Он думал — грыжа — и меня убедил. Зачем слушала? Надо было тащить к врачам! Упустила время… Ему всего 47 было! После смерти мужа долго вообще ничего не могла делать. Лечилась в клинике неврозов. Комплекс вины был огромный. Какие там уроки истории? Их надо было по восемь в день проводить. Пришлось взять педагогический отпуск без содержания — в техникуме мне отказались сохранить даже минималку. Это потом я узнала, что они нарушили закон, так как я была единственным кормильцем несовершеннолетнего ребенка. Техникум был обязан мне платить тарифную ставку. Это три с чем-то тысячи. Забрала сына из детского сада и уехала в деревню, в тот самый дом. Всех денег было — четыре тысячи, которые я получала на сына по потере кормильца. А нужно было платить по кредиту. Хотя бы проценты, это 1 800 рублей. Долги накапливались. Через год я вернулась на работу. Стало полегче, смогла, наконец, погашать долг, отдавала ползарплаты, а сама с сыном сидела на макаронах.


Это ненормальная, дикая ситуация, когда не на что похоронить родного человека. Мой педагогический стаж — 33 года. Я всегда исправно платила налоги.


У меня сейчас дочь серьезно больна. Я снова оформила кредит, чтобы покупать ей лекарства. Катя и сама оформила кредитную карту — работать она уже не может, еле ходит, а ей всего 25. И на руках маленький ребенок, с мужем в разводе. Мы потихоньку опустошаем карты, выхода другого нет. Вообще-то я брала этот кредит на ремонт крыши нашего деревенского дома, в который уже собиралась переезжать Катя со своей дочкой. В деревне жить все же дешевле, да и с работой там вроде складывалось — дочь у меня продавцом работала, а училась в педколледже. В прошлом году серьезно заболела.


У Кати нашли образования в головном мозге, предположительно кисты. Дочь похудела до 38 килограммов за три месяца, перестала есть — просто не может. Врачи говорят: полгода будем наблюдать: если кисты не рассосутся — будем оперировать. Это трепанация. И в лучшем случае нетрудоспособность. Инвалидность дочери не дают. Да что инвалидность — с больничным-то были проблемы. Госпитализировать ее отказались, отправили домой. Только рецепты выписывают, а лекарства покупай сам. Кстати, платно, говорят, операцию можно хоть сейчас. Точную сумму не назвали, но, как я поняла, — больше 100 тысяч.


Чтобы больше быть с дочкой, я перевелась из преподавателей в воспитатели общежития нашего техникума. Потеряла много — три тысячи! Моя зарплата сейчас — 9 800.

Но в сравнении с другими я еще хорошо живу. А кредит на похороны, знаете, многие берут, это стало обычным делом. То и дело слышу: «На что я буду хоронить?» А если в один год в семье двое умирают? Мало того, что горе, так еще кабала на долгие годы, коллекторы всю душу вытрясут.


Какой, к черту, патриотизм, о чем вы? Это геноцид. Так и напишите. Я ничего уже не боюсь. Дальше Сибири не сошлют, меньше учительской минималки не заплатят. Они не видят, как люди озлоблены. Нас всего лишили, отнимают последнее — человеческое достоинство. Вы знаете, мы, педагоги, грыземся за возможность работать в праздники, заработать лишнюю тысячу. Из нас что, животных делают? С минимальным интеллектом и стремлением выжить за счет другого? Так нельзя, но и противостоять этому сил уже нет.


О какой богатой России идет речь постоянно? Я этого не понимаю и не вижу. У меня отобрали все. Жилья своего нет, здоровье на работе угробила, пенсии мне не видать. Педагогический стаж я давно переработала, но пенсии нет, теперь ждать до шестидесяти. А мне только 48. Наша власть ничего не знает о нас. Им бы на кладбища сходить. Сразу станет понятно, сколько люди живут на самом деле».

Закопают как безродного. Барнаул, Похороны, Кредит, Копипаста, Нищета, Длиннопост, Негатив
Показать полностью 1
Отличная работа, все прочитано!