6bIBwuisleDak

6bIBwuisleDak

пикабушник
пол: мужской
поставил 922 плюса и 26 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
10К рейтинг 507 комментариев 22 поста 19 в "горячем"
1 награда
более 1000 подписчиков
491

Истории бывшего следака #15 ( Про врачей и результаты их работы. Не всегда хорошие!)

Буквально вчера выложили пост, и не собирался сегодня выкладывать новый. Но прочел несколько комментариев товарища @LifeInHospitals, понял, что у человека сильно пригорело, и решил рассказать о некоторых случаях моей работы по действиям врачей. Дабы человека успокоить и показать, что не все следователи работают лишь бы отказать материал.


История №1.

Всё тот же город Энск. Я работаю в следствии первую неделю. Мне на стол шеф кладет уголовное дело из 5 или 6 томов (точно уже не вспомню, может и больше было). Дело в отношении неустановленных медицинских работников Энской детской городской больницы. Шеф мне говорит: «Посмотри, изучи дело. Буквально через пару дней должно прийти заключение экспертизы, нужно постараться направить дело в суд на врачиху». Изучаю я дело.

Ситуация следующая - в детскую больницу обратились родители годовалой девочки, у которой высокая температура, кашель. Врачи ставят дигноз ОРВИ, но поскольку температура высокая – 39 градусов, кладут в стационар на лечение. Я уже понял, что какая-то херня будет – ОРВИ и температура 39 как-то не соотносятся. Далее ребенка лечат неделю, результат ноль. Далее ребенку ставят диагноз «грипп», назначают новое лечение. Лечат неделю, так же не помогает. Всё это время мать ребенка жалуется, что лечение ее ребенку не помогает, требует, чтобы врачи назначили нормальное и правильное лечение ее ребенку. Изучила карточку и историю болезни главврач больницы, и назначает так же новое лечение, но все так же лечат «грипп». А затем наступает 29 декабря. Ребенка обкалывают витаминами, укрепляющими препаратами – температура упала, ребенок стал себя чувствовать гораздо лучше. Ну, а врачи, которым не нужны больные в стационаре на Новый год, быстренько выписывают ребенка и ее мать. Лечение на тот момент проходило уже почти месяц.

В ночь с 30 на 31 декабря состояние ребенка резко ухудшается – температура поднимается до 40, ничего не ест, не пьет. Обращаются в скорую, те везут ребенка во всю ту же злосчастную больницу. Там дежурный врач ставит наконец-таки правильный диагноз «двусторонняя пневмония», и назначает лечение. Но болезнь была уже очень запущенной, препараты, что применяли при лечении ранее почти не помогали, только температуру сбивали немного. Как итог, ребенок умирает в ночь с 01 на 02 января уже нового года.

Родители обращаются в СК с заявлением о совершении преступления врачами. Следователь, который вел тогда дело, всех допрашивает, назначает комиссионную СМЭ в областное экспертное учреждение. СМЭ проводят около года (как всегда в нашем регионе). В заключении просто уникально описаны действия врачей. Эксперты посчитали, что между действиями (бездействием) врачей И., М., К. и наступившей смертью ребенка причинно-следственная связь есть, но она не прямая, а косвенная. А всё, блять, потому что мать ребенка обратилась не в самый первый день болезни ребенка, а лишь на третий. А то, что в первые два дня симптомы были похожи на то, что режутся зубы, врачи-эксперты забыли совсем. Далее следователь допрашивает экспертов, которые проводили эту экспертизу – они на допросе говорят то же, что и в заключении.

Как итог, дело прекращается, в виду отсутствия в действиях врачей И., М., К. состава преступления предусмотренного ст.109 УК РФ.

Далее родители пишут жалобы во все органы, которые только возможно придумать. Областная прокуратура отменяет прекращение, требует назначить повторную СМЭ, но в другом регионе, чтобы исключить коррупционный момент ( в одном регионе все ж таки находились). Экспертизу проводили в Питере 9 месяцев. И вот как раз ее заключения я и ждал.

Заключение пришло – с незначительными корректировками, но заключение экспертизы с теми же выводами. Знакомлю я с этим заключением родителей ребенка, а они уже устали плакать. Слезы, просто как будто кран на раковине повернули.

Исходя из того заключения экспертов, я не мог никоим образом предъявить обвинение врачам. Да, их действия были ошибочны, да были неквалифицированны – им дали по выговору. Но прямой связи нет. И будь я хоть сам Александр Иванович Б. (руководитель СК РФ), я не смог бы это дело направить в суд. Мне было тогда очень жаль тех родителей, мне было их жаль все время моей службы, мне их жаль и сейчас – ребенка не вернуть, а врачей, что виноваты в смерти девочки, даже не привлек к ответственности. Я написал поручение в МинЗдрав региона провести дополнительную служебную проверку, придравшись в заключении их проверки к мелочам. Как итог, одного из врачей все же уволили, а главврачу дали выговор. И Всё, большего по этому делу я добиться не смог.


История №2.

В городскую больницу №1 г.Энска обращается гр-н К. (возраст 40 лет) с болями в плечевом суставе. Его кладут в стационар на лечение, ставят диагноз – остеопороз. Назначают лечение в виде внутрисуставных инъекций. Так он лежит на лечении две недели. Однажды его мать приносит ему из дому еду, среди которой была жареная рыба. Гр-н К. ее ест, давится костью, которая застряла в его горле. К нему подбегают медработники, пытаются помочь, но буквально на их руках он умирает от внезапно наступившего инфаркта миокарда.

Мать К. обращается в СК с жалобой на врачей. Назначаю комиссионную СМЭ. В заключении указано, что гр-ну К. было оказано лечение по всем нормам и требованиям. В том числе была проведена и кардиограмма сердца. По кардиограмме сердце было здоровым. Основной вывод – между смертью К. и действиями врачей связи нет.

С этим делом я намучился, потому что экспертизу проводили очень долго, хотя она и была достаточно простой. Но мать К. жаловалась куда только можно и нельзя, вплоть до ГенПрокуратуры, указывала на то, что я волокитил дело. А что я мог сделать – я всех допросил, некоторых врачей несколько раз. Что я мог сделать, если экспертизу проводили так долго. Но это не убедило наше следственное управление, и после проверки ГенПрокуратурой мне ни за хрен собачий вынесли выговор. (да и хрен с ними).

Как итог, врачи в этой истории не виновны нисколько. ЭКГ провели, лечение от остеопороза проводили. А инфаркт – это штука как пуля, которая дура – может прилететь нежданно-негаданно любому.


История №3.

В родильном доме г.Энска принимают роды у гр-ки С. Делают ей кесарево, потому что родовая деятельность нулевая. Ребенок рождается с проблемами здоровья в виде гидроцефалии, лейкемии, ДЦП и еще целым пакетом болезней. Прожил ребенок несколько часов.

Обращается мать в СК с жалобой на врачей роддома. Сразу же паника в местных СМИ, контроль руководства, прокуратуры. Поручение возбудить дело до результатов СМЭ. Возбудил я дело, и давай допрашивать мать ребенка. Та рассказала, что врачи твари, это они виноваты в смерти ее ребенка. Допрашиваю врачей, те говорят, что мать поступила в роддом по скорой, на учете как беременная в женской консультации не состояла, роды были сложными и скоротечными. Ну, а с таким комплексом заболеваний ребенок и не мог долго прожить, как бы это ни звучало жестоко.

Допрашиваю я родственников матери. И вот тут-то всё и стало ясно. Гр-ка С. Во время беременности вела беспорядочный образ жизни – употребляла алкоголь, курила, вступала во множественные половые связи с разными неизвестными.

Назначаю я СМЭ – в заключении указано, что те болезни, которые были выявлены у ребенка, образовались еще в утробе. Мать С. в больницу не обращалась, о том, что она беременна врачи не знали, помочь никак не могли.

Итог – прекращение уголовного дела.


История №4.

И снова детская городская больница г.Энска. В больнице умер ребенок 8 месяцев. Лежал на лечении в стационаре вместе со своей матерью. Диагноз – двустороння пневмония. Лечат капельно, инъекционно неделю – результат - только хуже стало ребенку. Проводят дополнительные консультации у врачей во взрослой больнице – те подтверждают диагноз, но рекомендуют назначить другие препараты, а не те, которыми лечат малышку. (это стало известно позднее, только при изучении мед. Документов). Через день после этих консультаций ребенок умирает в реанимации.

Я уже опытный следователь. Изъял всю мед.документацию сразу же после заявления родителей о смерти их дочери. А в документации был просто бардак – что-то не заполнено, не понятно, что кололи, какие препараты давали ребенку. Допрашиваю всех врачей, что лечили малышку. И их показания расходятся. Одни говорят, что применяли такой препарат, другие говорят, что не тот препарат, а этот. Заведующей детской больницы нет в городе, она резко уехала в отпуск на моря в теплые страны.

Я назначаю СМЭ и жду, когда же вернутся заведующая с морей. Когда она вернулась, я сразу же повесточку ей домой, она не является в назначенный день. Принудительным приводом ее привозят ко мне на допрос. Допросил я ее, а она рассказывает мне вообще другую историю о лечении ребенка, совсем не состыковывающуюся с показаниями ее подопечных врачей. Далее я провожу им всем перекрестные очные ставки, на которых они еще больше и сами запутались, и меня запутали.

Через полгода пришло заключение экспертизы. Между действиями врача К. и заведующей Л. (она тоже принимала участие в лечении) и смертью ребенка есть ПРЯМАЯ ПРИЧИННО-СЛЕДСТВЕННАЯ связь, потому что они назначали препараты от гриппа и простуды, а не от воспаления легких.

Направил я это дело в суд. Обеих врачих уволили с позором, запретили заниматься мед. деятельностью три года, дали по 1 году условно.

Ну хоть какое-то удовлетворение, подумал я. А потом вспомнил историю №1, и стало очень грустно.


Вот такие истории есть у меня про деятельность врачей. Есть конечно еще истории про онколога, который не нашел опухоль в кишечнике у пациента, а тот умер через месяц от этой опухоли и метастаз (врача осудили); есть история про врачей психушки, в которой на мерах принудительного лечения (наказание после изнасилования) находился жулик, а они его выпустили через год, сказав что он здоров. Жулик вышел на свободу и снова девочку изнасиловал. Врачей кстати тогда посадили (если не ошибаюсь, психушка г.Орла). Все их рассказывать не буду, по крайней мере сейчас. Просто знайте, что не всегда врачи виновны в смерти пациента, как и не всегда они и правильно лечат. И следователь так же не Бог, и всего сделать не может. Бывает, что все видят, что врачи виновны, даже эксперты, оценивавшие их деятельность, но в суд дело не направить, потому что те же эксперты, из врачебной солидарности, говорят, что связь не прямая, а косвенная.

Показать полностью
342

Истории бывшего следака #14 (Свобода, как результат работы хорошего адвоката)

Расскажу историю, которую буквально недавно рассказывал в одном из своих комментов.

Всё тот же город Энск. К нам в отдел прибыл совсем «зеленый» следователь. Меня поставили ему в наставники, чтобы научил, как проводить следствие на практике, а не в универе. Хотя, если честно, в универе этому и не учат. Всё познается на практике.

Показал я пацану, как составляются документы, как отказываются материалы, как проводить основные «кабинетные» следственные действия. И вот, наступил у новенького его первые дежурные сутки. Поскольку, я был его наставником, то и на осмотры мне приходилось ездить с ним вместе. И первый же его осмотр выдался с криминалом.

Дежурная часть сообщила, что обнаружен труп мужчины возрастом 37 лет в подъезде одного из общежитий г.Энска. При этом «неблагополучного» общежития. Собрав СОГ, мы выехали на осмотр. На месте обнаружили труп мужчины. (пусть будет Бобров). При осмотре эксперт выявил повреждения в виде ссадины на лице и перелома костей черепа в височной области.

Опросив соседей, узнали, что к Боброву (труп) кто-то приходил, что они стояли на площадке и ругались, кричали. Но никто не видел, кто именно приходил, как выглядит, и не знают, что именно произошло. Осмотрев мобильный телефон, обнаруженный в кармане брюк, надетых на трупе, мы выяснили, что в этот день гр-ну Боброву звонил некий Мирон. Передав номер телефона операм, мы приступили к дальнейшему осмотру места происшествия.

Наш «молодой» следователь после универа не знал ни хрена – ни как составлять протокол осмотра, ни как изымать правильно вещдоки, ни каким образом нужно фотографировать и в дальнейшем составлять фототаблицу. Всё пришлось объяснять, начиная буквально с азов.

Окончив осмотр и опросив соседей Боброва, мы вернулись в отдел, где ждали результатов от работы оперов. Результаты себя не заставили долго ждать. Буквально через пару часов в отдел привезли некоего гр-на Миронова, ранее не судимого, не привлекашегося.

Поскольку нужно было качественно опросить этого человека, опрашивал его я лично, «зеленому» не доверил. Из объяснения Миронова была ясна следующая ситуация.

Гр-н Миронов пришел к своему знакомому гр-ну Боброву, который проживал сам в комнате в общежитии. Бобров был не самым полезным членом общества, можно сказать, был маргиналом – вел беспорядочный образ жизни, употреблял алкогольные напитки, был замечен неоднократно в нарушении общественного порядка, привлекался и к административной, и к уголовной ответственности (кража и грабеж).

За два месяца до описываемого дня Миронов дал в долг Боброву 30 000 рублей на срок один месяц. Месяц прошел, Бобров деньги отдавать не собирался. Сначала «кормил завтраками», потом вообще не отвечал на телефонные звонки.

В указанный выше день Миронов пришел к Боброву домой. Бобров ему открыл дверь, и они вышли на лестничную площадку, дабы «пообщаться». Бобров снова стал «кормить завтраками» Миронова, жаловаться, что ему задерживают зарплату. Миронов же сказал ему, что это его проблемы, ему без разницы, где он будет искать деньги, но нужны они ему сегодня. Бобров в ответ послал его в дальние дали. В ответ Миронов нанес ему один удар кулаком в лицо. От удара Бобров упал на лестницу и далее височной областью ударился об одну из ступенек. Произошел перелом костей черепа, кровоизлияние в мозг и наступила смерть Боброва.

По моему мнению, в данной ситуации был состав преступления, предусмотренный ст.109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности. Но возбудить дело можно было только после судебно-медицинского исследования (СМИ) или по-простому вскрытия. Через несколько часов мне привезли результат СМИ – на трупе имеются повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы, перелома костей черепа в височной области, повреждения мозговой ткани осколками костей, кровоизлияние в мозг, которое и явилось причиной смерти Боброва. Так же на лице обнаружен кровоподтек и ссадина. Повреждения причинены в результате удара тупым тяжелым предметом (ами) – так всегда пишут в заключениях СМИ (СМЭ), если были удары по голове хоть кулаком, хоть битой.

Я доложил о ситуации руководству, которое дало поручение возбуждать дело по ч.1 ст.109 УК РФ.

Далее у Миронова приняли явку с повинной; «зеленый» следователь допросил его в качестве подозреваемого (на основе принятого мной объяснения), избрали меру пресечения в виде подписки о невыезде (преступление небольшой тяжести) и отпустили его домой.

Назначили экспертизы – судебно-медицинские по трупу и Миронову и криминалистическую – так же по трупу, с целью установить от удара ли об ступеньку умер Бобров. Результаты СМЭ по трупу уже описаны, а у Миронова было обнаружено повреждение в виде ссадины на «костяшках» правой руки, образовавшейся от удара в лицо Боброва.

Затем допросили свидетелями всех соседей Боброва по этажу, его мать. Допросили и признали потерпевшей жену Миронова.

Вроде бы всё. Доказуха собрана, дело готово буквально за 4 дня. Уже собирались предъявить обвинение Миронову и уже знакомить его с делом, как поступил запрос из областной прокуратуры – привезти им это дело на проверку. Делать нечего, передали мы дело на проверку. Поступило оно с требованием об устранении нарушений законодательства, а именно переквалификации уголовного дела с ч.1 ст.109 на ч.4 ст.111 УК РФ, поскольку в действиях Миронова усматривается умысел на причинение тяжких телесных, и уже в следствие его неосторожности наступила смерть Боброва. При этом, необходимо решить вопрос (читай исполнить) об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу Миронову.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. Делать нечего. Необходимо переквалифицировать, раз уж областная прокуратура видит дело именно под таким углом.

Ума много для переквалификации не надо было – выноси постановление, да предъявляй обвинение Боброву уже по ч.4 ст.111 УК РФ – особо тяжкая статья, со сроком до 15 лет л.с. Далее мы выходим в суд с ходатайством об избрании стражи Боброву. А суд нам берет и отказывает и избирает домашний арест. (И правильно делает, я бы вообще отказал).

При этом я совершенно не говорил выше об адвокате Боброва. Адвокатом Боброва был государственный защитник, который был в день возбуждения был дежурным. (у них тоже есть свои дежурства). И вот этот адвокат сделал своё дело на все 100 %.

Изначально он абсолютно правильно указал Боброву признавать полностью свою вину и сотрудничать со следствием – во время следствия, уже после произошедших событий, вступил Указ нашего президента об амнистии. И Миронов под не попадал – а значит, полностью был бы освобожден от уголовной ответственности.

Но когда начался произвол со стороны областной прокуратуры и соответственно следствия, которое было вынуждено поступить, как указала прокуратура, адвокат стал жаловаться и писать ходатайства. И вот одно из них было с требованием провести дополнительную судебно-медицинскую экспертизу по трупу, но уже в областном учреждении экспертизы, чтобы уже точно прокуратура не «докопалась». (Скажу честно, так сделать посоветовал адвокату мой же коллега, который работал уже более 20 лет следователем).

Экспертизу проводили месяц. И исходя из его заключения, удар, нанесенный Мироновым в область лица Боброву, не причинял вреда здоровью. (это было указано и в первом заключении). Далее допросили Миронова с обязательным уклоном, что не собирался вообще причинять вред здоровью Боброву, а только, чтобы успокоить его.

В общем, с трудом, но мы переквалифицировали дело обратно на ч.1 ст.109 УК РФ, и по-быстрому сплавили дело в суд. Судья буквально на первом же заседании дело прекратил по причине амнистии, Миронов на свободе доволен и счастлив.

Вот вам и результат работы одного хорошего адвоката. Требование же от областной прокуратуры было надуманным и вынесено только по причине в нужде очередной «палки». Но обжаловать его реальной возможности, не юридической, не было.

Показать полностью
340

Истории бывшего следака #13 (Брат забил брата или о том, как адвокат зарабатывает деньги)

Сегодня расскажу об уголовном деле по статье, которую очень часто путают с убийством и убийством по неосторожности – ч.4 ст.111 УК РФ умышленное причинение тяжкого вреда здоровья, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Эта статья применяется чаще всего по дракам и избиениям.

Отлично помню все обстоятельства дела, о котором хочу рассказать. Суббота, точнее, уже воскресенье - Пасхальная ночь, я только вернулся из отдела домой. На часах 03.00 часов. Я лег спать. Еще не успел я уснуть, на моем мобильном звонит веселенькая мелодия из сериала «Карпов» - звонит дежурка. Сон отменяется, поскольку я дежурный.

- «БывшийСледак, у нас тут убийство»

- «Какие обстоятельства?», - спросил я.

- «Брат убил брата, адрес такой-то».

- «Выезжаю, собирайте группу».

Взял я свой чемоданчик и поехал на место происшествия. На месте был только участковый, СОГ еще не прибыла. Участковый повел меня в квартиру в пятиэтажном доме. Уже при входе в нее я понял, что это очень неблагополучное место – входная дверь была вырвана из дверного косяка с корнями и стояла рядом, запахи стояли восхитительные – воняло перегаром, табаком, потняками, кислятиной, еще какой-то мерзостью. На полу по всей квартире, а она была трехкомнатной – повсюду валялись окурки и бутылки. В самой большой комнате были видны следы от множественных несколькогодовалых распитий спиртного, различный мусор. И как апогей всего этого 4 забулдыги алкаша, которые лежали вповалку на каких-то топчанах и спали. В одной из комнат, куда меня повел далее участковый на кровати лежал еще один забулдыга, и вот он был мертв. К этому времени приехала СОГ. Криминалист мне особо был и не нужен в таких обстоятельствах, поэтому он только фотографировал квартиру. Судмедэксперт приступил к осмотру трупа. На трупе были обнаружены телесные повреждения в виде нескольких рассечений на лице, а также переломы нескольких ребер. От чего наступила смерть эксперт сразу определить не смог, сказал лишь, что наступила она примерно в 21.00 часов субботы. (Напомню осмотр был примерно в 03.30 часов воскресенья). Направив труп на экспертизу в морг, приступил к краткому опросу забулдыг, которых к тому времени привели в чувство опера, участковый и приехавший на осмотр начальник уголовного розыска. (Пасха – это праздник, это множественные скопления людей, а значит усиления, значит начальники тоже не спят). Забулдыги толком ничего не смогли сказать, но с их слов было понятно, что якобы убил того мужика его младший брат. (Трупа назову Николаев Николай, его брата – Николаев Максим). Их все слова были разрозненны, невнятны. В общем, их всех увезли в обезъянник проспаться.

Участковый сразу установил личность убиенного – Николаев Николай – местный пьяница. И он же знал его младшего брата – Максима, который был спортсменом, характеризовался положительно. Они оба проживали в этом же районе, в соседнем доме, вместе со своими родителями.

Опера поехали за Максимом, а я вместе с экспертом в морг. В морге эксперт провел вскрытие. Смерть Николаева Николая наступила от разрыва селезенки, которую пробило одно из сломанных ребер (их было сломано 4). При этом наступила смерть не мгновенно, а с течением времени – как раз примерно в 21.00 часов.

Доложив о случившемся руководству, я поехал в отдел, куда мне уже привезли Николаева Максима. Он, как только узнал, что его брат умер, сразу во всем сознался. Ситуация следующая. Жили-были два брата. Старший (35 лет) бухал по-черному, постоянно клянчил деньги у матери-пенсионера на спиртное, иногда даже что-то выносил из квартиры и продавал, с целью купить бутылку. Младшему брату (23 года) это очень не нравилось, он с ним постоянно ругался, иногда бил старшего за это, но это не помогало.

Наступил канун Пасхи. Старший брат в очередной раз набухался и ушел бродить. Младший брат, примерно в 17.00 часов проходя в соседнем от своего дома дворе, увидел брата Кольку сидящим на лавке вместе с еще одним забулдыгой. Максим подошел к ним и стал орать на брата, что он его достал, когда же тот перестанет бухать. Ну, а Колька взял и послал братишку во все веселые места. Максимка не выдержал и дал «отеческого леща» брату. Такого леща, что тот аж слетел с лавки. Колька бросился на Максима, чтобы ударить в ответ, но Максим ударил его еще несколько раз по лицу кулаком, а потом и несколько раз прошелся по ребрам. Да хорошо так прошелся. Колька стал стонать и Максиму стало жалко брата. Он пошел в аптеку, купил там лейкопластырь и минералку. Вернулся к Коле, смыл с того кровь, залепил рассечения на лице пластырем и ушел. Он не придал значения тому, что Коля стонал от боли, держался за свой бок. Он думал, что ничего страшного не произошло. Товарищ Николая, который сидел с ним на лавке стал выговаривать Максиму, что как же так, он нехороший бил брата. Максим отвесил и ему хорошего леща и ушел домой. Всё это наблюдали сидящие на соседней лавочке лучшие друзья следователя – две местные бабули. Утром к Максиму пришли домой из полиции, сообщили, что он задержан по подозрению в убийстве брата. Он вспомнил, что бил его и бил достаточно сильно, и понял, что натворил. Потому он и признался в содеянном.

Я все показания Николаева Максима занес в протокол допроса подозреваемого, который проводился с участием приглашенного государственного защитника. Далее я сделал самый правильный шаг в этом деле. Не отходя от кассы, «по горячему», провел проверку показаний на месте, в ходе которой в присутствии понятых (обычных людей проходивших мимо), Николаев Максим подтвердил все свои показания уже на месте, показал на манекене куда и как бил брата. Всё, он был мне не нужен в этот день, потому его увезли в ИВС (КПЗ).

Когда проводил «выводку» (проверка показаний на месте), увидел сидящих на лавке бабуль. Подошел к ним и спросил, кто из них видел, что произошло вчера во дворе. Две из них сказали, что видели, как «вон тот здоровый лоб, которого увезли в наручниках» бил вчера и руками и ногами мужика на «вооон» той лавке. Я допросил их в качестве свидетелей, показания записал от руки своим корявым почерком в бланках протоколов допросов, который в моей машине были всегда, где бы я ни был. Они по итогу и были у меня основными свидетелями.

Вернувшись в отдел, я попросил, чтобы мне привезли на допрос всех алкашей с квартиры. Пока их везли, наконец-таки распечатал постановление о возбуждении уголовного дела, заполнил стат.карточку, назначил экспертизы: судебно-медицинская по трупу и Николаеву Максиму и генетическая по одежде трупа и преступника (я изъял одежду Николаева Максима, поскольку на ней были видны следы крови – и кровь впоследствии оказалась Николаева Николая).

Примерно через час ко мне привезли 4 мужиков в той квартиры. Все они уже были протрезвевшими, всем им было очень плохо, от них ото всех жутко воняло. И все они дали чуть ли не слово в слов одинаковые показания – сидели на хате (квартире принадлежала одному из этих пьяниц), бухали, примерно в 18.00 часов пришел Николаев Николай, который выпил с ними полстакана и пошел спать, потому что сказал, что его избил его брат Максим, что ему надо отлежаться, а то «чего-то бочина сильно болит». Ночью около 02.00 часов один из них пошел в комнату к Николаеву Николаю, потому что у него могли быть деньги на бухло, а у них не было, хотели попросить у него. На слова Николаев не отзывался, а когда он его стал пытаться разбудить, понял, что тот мертв. После этого позвонили в полицию, сообщили о случившемся. Больше они ничего не знали.

Далее ко мне в кабинет пришла мать Николаевых. Я сразу же разъяснил ей, что она будет признана потерпевшей по этому делу, что мне нужно допросить. На допросе она показала, что ничего не знала. Что она не верит, что ее младший сын мог забить до смерти старшего. Что старший был хорошим сыном и никогда никого не обижал.

Жалко было их мать – один сын мертв, другой сядет в тюрьму за то, что убил первого. Но поделать я ничего с этим не мог – просто делал свою работу, расследовал дело, собирал необходимые доказательства.

На следующий день я вышел в суд для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу Николаеву Максиму, которую судья без колебаний избрала ему. Далее предъявил первичное обвинение ему, а затем его увезли в СИЗО, он мне был пока не нужен.

Основной пакет следственных действий был сделан. Оставалось дождаться результатов экспертиз, предъявить обвинение повторно Николаеву Максиму, ознакомить его с материалами дела и можно направлять дело в суд.

И тут на сцене появляется одна модная адвокатесса. Не знаю я, кто надоумил мать нанять своему сыну адвоката, но сделала она ему этим только хуже.

Данная адвокатесса сразу же потребовала ознакомить ее со всеми материалами уголовного дела. Ее ходатайство было удовлетворено частично – знакомьтесь сколько угодно, но только с теми материалами дела, в которых принимал участие ее подзащитный. Далее она потребовала провести повторный допрос. Окей, провели повторный допрос Николаева М. – на этом допросе он «переобулся» - он подтверждал, что бил брата, но был не сильно и только по лицу, а по ребрам не бил. Потребовала повторную «выводку» - отказал ввиду нецелесообразности. Больше ходатайств не было.

Через месяц пришло заключение экспертизы. Как я уже говорил ранее – на одежде Николаева Максима, в том числе и на джинсах, и на обуви, обнаружены следы крови Николаева Николая.

Для проведения последующих следственных действий по моему ходатайству в ИВС г.Энска привезли из СИЗО Николаева Максима. О том, что я планирую провести следственные действия с ним, уведомлена его адвокат в надлежащий срок. Приезжаю я в ИВС в назначенный день, а ее на месте нет. Николаев Максим отказывается что-либо подписывать без ее участия. В общем, сорвала она мне следственные действия, и весь тот день у меня ушел насмарку.

По новой уведомляю ее, приезжаю в ИВС – она на месте. (Просто решила нервы мне сделать). Ознакомил с заключениями экспертиз, предъявил новое обвинение. С заключениями они не согласны, с обвинением тоже. Пишут ходатайство о проведении повторных экспертиз в платном учреждении. Отказываю в удовлетворении таких ходатайств – нецелесообразно, нет оснований не верить этим заключениям.

Снова уведомляю адвокатессу, что буду знакомить ее подзащитного с материалами уголовного дела. Снова она не является в назначенный срок. Повторно уведомил – явилась. Знакомились они с 3 томами уголовного дела трое суток (750 листов в общей сложности). Написала она мне ходатайство на 2 листах – Николаев не виноват, эксперты не правы, свидетели врут. Отказал в удовлетворении и направил дело в суд.

И вот вроде бы всё, работа следователя по делу окончена. А вот хрен вам, товарищ лейтенант юстиции (на тот момент им был), по всей роже. Пока приговор не вступил в законную силу, ты должен думать и переживать о каждом своем деле. (Так мне говорил мой руководитель).

Через 2 месяца меня вызывают в суд для дачи показаний. На суде судья задает мне вопрос, почему бабушки свидетели говорят, что вас не видели, что они ничего не подписывали, что не видели, что кто-то кого-то бьет. Я, естественно, удивлен, объясняю, что вон в деле лежат их допросы, ими же подписанные. Судья назначает проведение очной ставки в суде – я против бабулек.

Проходит три дня, снова суд – бабули и я в суде. Судья спрашивает у меня: «Вы допрашивали данных гражданок?». Я: «Да, Ваша честь, допрашивал».

Судья: «Гражданки такие-то, вас допрашивал вот этот человек в форме?»

Бабули в один голос: «Да, допрашивал, он еще что-то писал на бумажке, а мы потом подписывали.»

Судья: «То есть вы не читали, что подписывали?»

Бабули: «Так мы не видим без очков, а он нам прочитал вслух каждой.»

Судья читает вслух подписи каждой в протоколе: «С моих слов записано верно, прочитано вслух следователем» (такое допускается по УПК).

Судья: «А вы видели, что происходило в тот день?»

Бабуля номер 1: «Ну вон тот здоровый, который сидит за решеткой, бил другого худого такого, сначала руками по голове, а потом тот упал, он его и руками и ногами по телу стал бить»

Бабуля номер 2: «Я тоже видела, как он его бил. Мне было еще так страшно, я потом сразу домой пошла».

Моя торжествующая улыбка очень бесила адвокатессу, которая, как позже я узнал, ходила домой к бабулям и уговаривала их, чтобы они молчали, а то вон молодой хороший парень ни за что сядет в тюрьму. Письменно они отказались мне дать такие показания, я хотел, чтобы за давление на свидетелей адвокатшу хотя бы лицензии лишили, но они отказались, мотивировав это тем, что им надоели суды.

Судья дала Николаеву Максиму семь лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. А изначально, прочитав дело, хотела дать 4 года, потому что стало жаль парня. Но когда адвокатесса стала затягивать судебное следствие, когда стала придумывать нелепые ходатайства, её это немного взбесило, и она дала наказание более строгое.

Вот вам и результат работы платного адвоката, у которого такса была 50000 рублей за участие в следствии до суда и по 10 000 рублей за каждое судебное заседание, а их было не менее десятка.

Показать полностью
916

История бывшего следака #12 (Черные риелторы или маньяки? Вот в чем вопрос...)

Просили меня рассказать о серийных убийцах. Как я уже говорил, именно по маньяку я не работал. Был я однажды в следственной группе по расследованию убийств «черными риелторами». То же серия, то же почти маньяки. История была такой…..

Город Энск, я так же работаю следователем местного отдела Следственного комитета. Звонок из дежурной части: «Добрый день, БывшийСледак, у нас тут труп бабушки обнаружен на улице с телесными повреждениями.» Поскольку есть телесные повреждения, то нужно ехать дежурному следователю на осмотр. Дал поручение оперативному дежурному собирать следственно-оперативную группу, направлять ее на осмотр. Сам же пошел к руководству, доложил, что поехал на происшествие. Шеф сказал, чтобы я там недолго возился, все равно ничего серьезного. Взяв свой крим.чемоданчик, я выдвинулся на место происшествия.

Местом происшествия оказалась территория у подъезда одного из многих панельных 9-этажных МКД. Таких домов в России тысячи. У подъезда находилась лавочка, а под лавкой бабуля. На улице был ноябрь, уже было достаточно-таки свежо, если не сказать, что холодно. Бабуля была одета в легкую курточку. Зафиксировав всё на фотоаппарат, дав всё осмотреть операм, криминалисту, лично всё осмотрев, приступили к осмотру трупа. Судмедэксперт, как только снял с трупа куртку, сразу же сказал, что бабулю задушили. Весь состав СОГ понял, что вечер перестал быть томным, что предстоит немало работы. Думали, что всё по-быстрому, просто бабуле стало плохо, и она упала на землю, а потом умерла. На самом деле было совершено убийство.

Только услышав от эксперта, что у нас убой, сразу направил оперов на осмотр местных домов, магазинов и т.п. на предмет видеокамер. Участкового, а затем и вернувшихся оперов, направил на поквартирный обход дома.

Вернемся к трупу. Эксперт, осмотрев всё тело бабули, пришел к промежуточному выводу (не для протокола, а как рабочая версия), что бабулю морили голодом, а затем задушили руками (не веревкой, удавкой и тп.). Повреждений, кроме как следов от удушения, не было. Документов в одежде у бабули так же не было.

Надежда была на жильцов дома. Опера и участковый с моей подачи пригласили на осмотр жильцов дома, которые согласились, чтобы они опознали бабулю. Вышло не более 15 человек, но никто бабулю не узнал.

Промежуточный вывод следователя – «Полная жопа. Личность бабули не установлена, и, дай Бог, установить бы ее. Свидетелей нет, никто ничего не видел. Видеокамера, по словам оперов, только одна в округе, поможет ли она нам, неизвестно. Мобильника у бабули нет.»

Труп я направил на СМЭ, сам же выдвинулся в отдел. В отделе доложил шефу, который был не очень доволен, что я привез фактовое убийство. Будто я его совершил. Ну да ладно, это его проблемы.

Возбудил я уголовное дело. Позвонил операм, чтобы начали активную работу по без вести пропавшим (потеряшкам, БВП). Может кто-нибудь обратился с заявлением о пропаже бабули в полицию. Сам же поехал в морг. Там я вместе в судмедэкспертом был на вскрытии. Точнее, как сами же эксперты говорят не на вскрытии (вскрывают консервы), а на судебно-медицинском исследовании. Особых причин у меня не было принимать участие на вскрытии, но мне надо было допросить эксперта.

Вскрытие было стандартным, ничем меня не удивило, дополнительных зацепок не дало. (Так же санитар Андрей сначала болгаркой вскрыл грудную клетку бабули, затем череп. Потом ножами подрезал в нужных местах кожу, вывернул наружу реберные кости, они там с экспертом осмотрели всё, отобрали необходимые образцы для гистологического и химического исследования). К концу вскрытия мне пришла в голову идея назначить химическую экспертизу по крови, волосам и ногтям бабули. Попросил эксперта, чтобы он отобрал необходимые для этого образцы. Ну, а затем приступил к допросу эксперта. Он бы конечно, всё указал и в заключении, но это время, которого у меня не было. На допросе я узнал, что бабуля была возрастом от 60 до 70 лет, более точно не смог он ответить. Ранее она питалась нормально, но в последнее время она мало, что ела. Так же ей долго не давали принять душ (ванную), от тела исходил неприятный запах. Смерть бабули наступила примерно за 3 часа до нашего приезда. Больше ничего интересного я не узнал.

День первый следствия по делу закончен, а результатов не особо.

День второй – опера дали ответ, что за последний месяц в Энске и округе никто не обращался с заявлением о пропаже пожилых людей. Все, кто ранее обращался, уже найдены. Ладно, ждем известий, может всё же кто-то напишет заявление.

Сам же назначаю пакет экспертиз:

1) генетическая экспертиза – установить генотип убиенной;

2) химическая экспертиза – установить, какие вещества находились в крови бабули перед смертью, если есть, то какое воздействие они оказывали на человеческий организм. Ну и так же по волосам и ногтям – с целью установить возможные следы каких-либо веществ на них.

3) Криминалистическая экспертиза – установить каким именно образом причинялась смерть бабули.

4) Судебно-медицинская экспертиза на основании судебно-медицинского исследования.


Далее направляю поручения в ОВД на предмет: опроса продавцов с показом фото в магазинах города на предмет установления личности бабули; отработки участковыми своих участков на предмет пропажи бабули (может что-нибудь что-то где-то слышал).

К вечеру опера мне принесли видеозапись за весь интересующий нас день. При просмотре видео понял, что работка предстоит адова: на записи были видны только машины, которые проезжали в интересующий нас двор – номера были видны. А раз видны номера – значит нужно теперь всех владельцев этих машин дергать ко мне на допрос. Если не причастны к убийству, то может, что-то видели. Отобрал я из записи за 4 часа до нашего приезда (лучше перестраховаться, чтобы потом не заставили переделывать по новой), 82 автомобиля. Составил новое поручение в ОВД – установить владельцев автомобилей и притащить их всех ко мне на допрос.

Далее направил письма в местные СМИ, чтобы разместили фото бабули на предмет установления ее личности.


День третий следствия по делу.

По поручению областного управления СК направляю в суд ходатайства о предоставлении биллингов за 4 часа в районе места происшествия.

Опера «оперативно» стали привозить ко мне владельцев машин с видеозаписи. Их допросы пока мне ничего не дали – кто-то жил в этом доме, кто-то таксист, кто-то кого-то отвез – ну и никто ничего не видел.

Так продолжалось две недели. За это время я допросил больше ста человек, что были в тех машинах. И только 3 машины оставались, которых я не допросил. Их владельцами были лица из других городов, один из них в областном нашем центре.


День следствия 19 – «счастливый».

В этот день, можно сказать, что лед тронулся. Сначала мне позвонили опера и сказали, что установили личность бабули. Ей оказалась Агафонова Марья Петровна (ФИО изменены) 66 лет. Проживала одна на другом конце города от места происшествия. Проживала в трехкомнатной квартире в доме «сталинской» постройки, где квартиры стоили очень даже немало. Соседи ее не видели уже около месяца, и тут увидели объявление в СМИ, после чего обратились в полицию. На допросе соседи показали, что бабуля жила уже давно сама, что родственников у нее нет. (По данным, что предоставили сотрудники полиции родственников у нее и правда не было). Несколько месяцев назад они видели, как к бабуле приходил мужчина возрастом около 40 лет, одет был «еще так представительно». Составили фоторобот этого мужика.

Далее я направил запрос в юстицию на предмет того, кому принадлежит квартира. Ответ поступил тут же (еще бы он шел долго, когда прокурор позвонил и сказал, что нужно сделать сразу) – квартира по договору дарения перерегистрирована две недели назад на некоего гр-на Алахвердян Сарика Магомедовича (ФИО изменено).

Операм сразу же поручение установить, кто такой этот Алахвердян. Им оказался выходец из солнечного Азербайджана, который находится в розыске уже более 2 лет.

Я срываюсь в юстицию за документами, которые были предоставлены при регистрации права на квартиру. Среди документов был нотариальной удостоверенный договор дарения на квартиру. Нотариус был из нашего областного центра, и вообще договор был подписан в нем.

Звоню в наше управление и обрисовываю ситуацию. И только я называю фамилию нотариуса, как меня спрашивают: «У вас дело по трупу одинокого старика, у которого отжали квартиру?». Я отвечаю им утвердительно. В ответ услышал, что мне перезвонят. Ну, ладно, перезвонят, так перезвонят.

Через 15 минут по факсу приходит поручение из следственного управления, согласно которого мое дело по факту убийства бабули соединено с делом № такой-то, я включен в состав следственной группы по этому делу и должен выдвинуться в управление.

Шеф, увидев это поручение, крепко выматерился, теперь-то все остальные мои дела и поручения нужно отдать другому следователю. Дав напутственное слово, послал он меня в …. Управление.

По приезду, я узнал, что у нас в области было уже 7 установленных фактов похожих убийств старушек. И все они незадолго перед смертью дарили квартиры некоему Алахвердяну, который неизвестно где. Сначала эти дела не хотели объединять в одно – это же серия, резонанс, но когда поняли, что дело пахнет керосином, то деваться было некуда руководителям в управлении.

Мне дали ознакомиться с материалами уголовного дела. Среди материалов был и допрос под видео нашего нотариуса. На допросе этот нотариус показал, что к нему в течение нескольких месяцев приходил Алахвердян с разными стариками, которые дарили ему свои квартиры. При этом он сказал, что ничего не заподозрил, потому что по словам бабуль, у них заключен договор ренты, что фирма этого Алахвердяна ухаживает за бабулями. При этом самого договора ренты он не видел. И вообще делал вид, что он ничего не знает, только и делал, что удостоверял нотариально договоры дарения.

Поскольку нотариус в отказе, и прямых оснований, чтобы его признать подозреваемым по делу не было, за ним установили наблюдение, в том числе при помощи технических средств – установили прослушку.

Месяц прослушки нам ничего не дал. Запросы на имеющееся имущество, счета нотариуса так же ничего не дали. Выйти на реального убийцу мы никак не могли.

Мы реально понимали, что нотариус «прикормленный» преступником, а сделать ничегошеньки не могли. Алахвердян всё так же в розыске. Но тут наконец-таки пришел ответ от химиков по экспертизе, и вдобавок еще и нашли владельца одной из машин, что проезжала в г.Энске по моему делу. Химики установили, что в крови бабули был обнаружен препарат пусть будет «клафилин» (название настоящего не назову, а то еще вдруг кто будет им пользоваться). Этот препарат есть не в каждой аптеке, и выдается только для определенных целей под строгим контролем. Направили запрос в областной центр фармацевтики (не помню точно, как он называется). Позже привезли к нам на допрос владельца той машины. На допросе он показал, что машину (ВАЗ 2110) он продал 2 года назад, и новый хозяин ездит по генеральной доверенности. Этим новым хозяином опять-таки оказался наш Алахвердян. По адресу, который был указан в договоре никто не проживает, там вообще оказалась лачуга с побитыми окнами, и никто ничего не видел и не знает (как всегда).

Мы сделали запросы в областное ГИБДД на предмет штрафов по ВАЗ 2110. И нам повезло. Буквально за несколько дней до этого поймал наш преступник штраф – превышение скорости. Мы выдвинулись в место расположения этой камеры и взяли записи со всех магазинов, банков, домов, учреждений, что были в этом районе за месяц. Затем стали их просматривать. Нудная, я вам скажу работа – сидишь и часами пялишься в монитор, в надежде выловить нашу «десятку». И мы выловили ее маршрут, нашли куда она сворачивала, нашли и десятиэтажку, во дворе которой была она припаркована. Далее установили наружку, и опера вскоре задержали владельца «десятки».

Им оказался обычный гражданин славянской наружности возрастом 42 года. (пусть будет гр-н Михайлов). На допросе он всё отрицал, говорил, что ничего не знает. Но когда спросили, что он делал в Энске, он ответил, что не помнит. Сверили его номер телефона с биллингами, который я запрашивал. И его телефон был том списке. Ему приходила СМС в то время как раз.

Далее мы показали фото в аптеке, в которой продавался наш препарат. И продавец его опознала. Неизвестно, только откуда он взял рецепт, но позже это тоже установили.

Когда мы всё это предъявили Михайлову, он конечно поник лицом, но вину не признавал. Потом вообще взял 51 статью, отказался от дачи показаний.

По итогу, у нас была доказуха только на один эпизод, который был совершен в Энске. Почему-то по другим фактам не были проведены химические экспертизы, видеокамер там не было. Связи с нотариусом мы установить так же не могли. Он понял, что его привлекут, и потому стал очень законопослушным гражданином.

Следствие было в ступоре. 7 из 8 убийств не доказано. Запросили повторно биллинги, но уже за больший период и с большей площадью районов. Так мы нашли доказуху на еще один эпизод – «стрельнул» номер нашего Михайлова.

Провели обыск у Михайлова дома – нашли записную книжку с номерами телефонов. И далее стали допрашивать всех подряд – из контактов его мобильного, его записной книжки, его соседей, его родственников. Как вывод оказалось, что Михайлов уволился несколько месяцев назад из страховой компании, где он работал по оформлению негосударственного пенсионного обслуживания. Таким образом он узнал об одиноких стариках.

Ну, и далее на одном из допросов раскололся его друг. Он оказался его подельником. И он нам рассказал всю их схему.

Оказывается, что Алахвердян был давним знакомым Михайлова. Ну и вот однажды в ходе совместного распития напитков, он «случайно» убил Алахвердяна. Забрал его паспорт и скинул труп в реку. (Место Михайлов потом он нам показал, но труп мы не нашли, видимо река все «спрятала»).

Прошло около месяца, за Алахвердяна никто не вспоминает, никто его не ищет, поскольку был он холостяком, все родственники в Азербайджане. Михайлова увольняют с работы по сокращению штатов. По документам ушел по собственному желанию. Денег особо нет, работать особо и не хочется. Тут он вспоминает, что когда-то хорошо играл в школьном театре. Покупает парик, усы в магазине приколов, гримирует себя под Алахвердяна – вроде похож.

И тут ему приходит в голову идея незаконного обогащения путем умерщвления старушек. У него с собой осталась база лиц, кому предлагали НПФ. При этом там были и данные о том, есть или нет родственники. Он отобрал нужных бабулек. Далее стал думать, каким образом заставить их «подарить» ему такому бедному и хорошему свои квартиры. Все равно же помрут уже скоро, так зачем им квартиры. И придумал он их, как в фильмах, напоить чем-нибудь, затем вывезти себе в гараж, а там под страхом смерти от голода заставить подписать договор. А потом ехать к своему сослуживцу по армии нотариусу, с которым он уже договорился. Вот честно, не знаю, какой надо быть тварью, но ведь нотариус же знал, что происходит. Осталось дело за малым. Нужен препарат «клафилин». Тут он идет к своей другой хорошей знакомой, с которой у него периодически случались дружеские интимные связи, а она работает терапевтом в местной больнице. Ну она ему и выписывала эти рецепты. Далее он покупает «клафилин», едет к выбранной бабуле. В ходе разговора с ней предлагает выпить чаю, у него с собой коробка конфет, напичканных «клафилином». Затем ночью вывозит бабулю себе в гараж, где заставляет ее подписать договор. Она его подписывает, затем приезжает наш нотариус и всё удостоверяет. Затем Михайлов переодевается в Алахвердяна и идет в юстицию, где регистрирует права на квартиры на него. (Михайлов потом собирался «выкупить» эти квартиры у Алахвердяна, а потом продать их уже реально). Что же сделать с бабулей? Однозначно убить. Поскольку бабули были уже измождены голодом, да и страшно им было, то он их, не прилагая особых усилий, душил. Труп ему выкинуть в реку было боязно, а вдруг за этим делом застанут. И свою первую бабулю он закопал в лесопосадке. (Труп нашли позже бродячие собаки и раскопали его, а грибник который проходил по посадке сообщил в полицию). Вторую закопал в другой посадке, но ее так же нашли позже.

На третьей бабуле у него вышел косяк. Когда заносил ее в гараж, к нему пришел его друг, на предмет выпить. Там увидел бабулю, охерел от происходящего. Михайлов решил убить и его, но сначала напоил. В ходе распития водки ему пришла в голову замечательнейшая идея – грязную работу по убийству скинуть на своего дружка. Он напоил его до такого состояния, что тот уснул. Затем позвонил своему нотариусу, чтобы тот приехал. Сам же стал избивать старушку, требуя, чтобы та подписала договор дарения. Она подписала, и он ее задушил. Нотариус приехал, удостоверил в машине договор, и уехал. Далее Михайлов измазал кровью кулаки своего дружка и стал его будить. Тот проснулся, а Михайлов ему говорит: «Смотри ты, что наделал, бабулю убил, когда был пьян, надо в полицию сообщать.». Ну, а дружок его испугался, стал просить не сообщать ментам, что он все, что хочешь для него сделает. Тогда Михайлов приказал ему вывезти бабулю на свалку. Дружок вывез труп бабули, а Михайлов стал обдумывать следующее дело.

На этот раз он решил поработать в другом городе, а то шумиха от трех трупов бабуль была знатной. Михайлов вместе с Серегой (пусть будет Серега – а то неудобно «дружок»), едут в город Вошебойск. Там он, как человек с подвешенным языком, идет к бабуле, кормит ее конфетами, и далее по схеме. Единственное – убил бабулю Серега. Он долго упирался, не хотел, но когда Михайлов пригрозил ему, что сообщит в полицию, то Серега задушил бабушку. Таким макаром они совершили все оставшиеся 7 убийств. Итого 11 убийств. И только на одиннадцатом убийстве они спалили тачку. Как видите, о трех убийствах мы не знали. Эти квартиры еще не были зарегистрированы в юстиции.

После допроса Сереги, мы провели ему выводку, где он всё показал и рассказал. Мы нашли еще три трупа. Далее задержали нотариуса, который был в жестком отказе.

Затем мы предъявили всё, что знали Михайлову. Когда он понял, что его сдали, он во всем сознался. Сознался он и в том, что у него в списке было еще около десятка бабуль. Что он потом собирался уехать в Грецию и жить там припеваючи. Как итог – Михайлов сел пожизненно, Серега на 25 лет, нотариус – 18 лет, подруга-терапевт три года условно.

На что надеялся Михайлов, я не знаю. Все равно, даже если бы мы не смогли установить его по тачке, то вышли бы на него при продаже квартир. Мотивы преступников и их мысли очень часто нам неизвестны и непонятны.

Мораль писать не буду. Старушек было очень жаль, они ничего плохого не сделали.

Показать полностью
378

Истории бывшего следака #11. (Приготовление к даче взятки)

Сегодня расскажу историю про одно из моих самых нелюбимых уголовных дел, которые направил в суд. Все дело в том, что дело по п.б ч.4 ст.291, ч.1 ст.30 УК РФ или как было прописано в обвинении – приготовление к даче взятке должностному лицу, совершенное в крупном размере.

Итак, ситуация. Начальник службы безопасности одной достаточно крупной компании нашего региона по роду своей деятельности занимался в том числе и финансовой безопасностью, а именно был ответственен за исполнение обязательств их партнеров. Однажды один из их покупателей задолжал им 302 000 рублей. Они обратились в суд города Эрска, который вынес приказ, согласно которого должник ИП Кузнецов обязан выплатить задолженность по своим обязательствам ООО «Рога и Копыта». Приказ с исполнительным листом был передан в службу судебных приставов города Энска. Судебным приставом были проведены исполнительные действия, по итогам которых вынесено постановление о прекращении исполнительного производства в связи с невозможностью взыскания.

Директор ООО «Рога и Копыта» поручает нашему главбезу Морозову разобраться с ситуацией, поскольку он точно знает, что у ИП Кузнецова есть имущество, не может быть такого, чтобы нечего было у него изъять.

Морозов едет в город Энск в местный отдел судебных приставов. Там он знакомится с материалами исполнительного производства. В материалах указано, что у Кузнецова есть один автомобиль БМВ, но его пристав не видела, найти не может, а на банковских счетах пусто. Самого Кузнецова, согласно акта совершения исполнительских действий, дома не было, дверь он не открыл, соседи ничего не знают. Морозов едет домой, не солоно хлебавши.

Директор ООО «Рога и Копыта», узнав ситуацию поручает Морозову, чтобы он еще раз поехал в Энск и договорился с приставом о повторном выезде. Хоть сколько бы поиметь с Кузнецова, решил он.

Морозов звонит приставу, а это была молодая девчонка, работавшая менее полугода в ФССП, и говорит ей, что завтра он приедет. При этом в ходе разговора он сказал, что готов простимулировать девочку, что он в долгу не останется.

Судебный пристав, испугавшись кар небесных (в то время СК в Энске очень часто направлял дела в отношении приставов по взяткам), докладывает о ситуации своему руководству, и они совместно пишут уведомление в полицию о склонении должностного лица к совершению коррупционного преступления.

Далее сотрудники местного УЭБ и ПК, уже поставив «палку», устанавливают в кабинете пристава видеокамеру и прослушку, и проводят инструктаж приставши, чтобы она в случае, если ей вдруг Морозов начнет предлагать взятку, сразу же предупредила его, что он совершает коррупционное преступление, что делать такого нельзя, что она не будет брать деньги, что за это предусмотрена уголовная ответственность. В общем, весь стандартный пакет в данных случаях.

Наступил день Икс. В 10.00 утра в кабинет судебного пристава прибыл наш Морозов. Он стал говорить ей, что приехал для того, чтобы решить всё полюбовно, чтобы всем было хорошо – и ей, и ООО «Рога и Копыта», а именно: «… давайте так – вы находите имущество Кузнецова, продаете его на торгах, как положено, а далее половина от долга вам, другая половина нам». Пристав не растерялась и сказала, что это противоправные действия, что тем самым он ее склоняет к совершению преступления. Морозов же говорит ей, что ничего страшного в этом нет, что это будет небольшой прибавкой к ее зарплате, и снова повторил: «… половина от долга, а он у нас 302 000, вам и половина нам…».

Сотрудники УЭБ и ПК, понимая, что «палка» сейчас может от них уплыть, сидя в соседнем кабинете и просматривая онлайн эту запись, решили вмешаться. А то сейчас Морозов уйдет и всё, деньги-то никто не передавал никому, а только лишь предлагает. А так хотя бы приготовление к даче взятки.

Далее наши доблестные «обэпники» заскочили в кабинет к приставше, объяснили Морозову, зачем и почему они там, и что он задержан, в связи с совершением тяжкого преступления.

Только после этого, «обэпники» позвонили в СК и доложили о случившемся. На происшествие был направлен я, так как был дежурным следователем.

Приехал я на место происшествия, провел осмотр кабинета приставши, изъял исполнительное производство. Морозов оказался дяденькой возрастом за 60 лет, который был удивлен случившимся, но абсолютно не испугался сложившемуся действию. Решив, что проводить допрос на месте нецелесообразно, поручил доставить ко мне в отдел нашего подозреваемого и приставшу.

В отделе я сначала потребовал рапорта от обэпников о случившемся, чтобы были основания возбудить уголовное дело. Материалы же оперативно-розыскной деятельности требовалось еще оформить и направить мне через руководство, что занимает время.

Возбудив дело, я объяснил Морозову, что буду его допрашивать в качестве подозреваемого и, в соответствии с УПК предложил ему пригласить своего адвоката. Морозов сказал, что он не может прямо сейчас позвать своего адвоката, что он в другом городе, что ему необходимо несколько дней. Ждать я не мог и уведомил Морозова о том, что допрос я все равно проведу, но в присутствии государственного защитника. Морозов сказал, что он отказывается от такого адвоката. По УПК отказ от защитника необязателен для следствия (то есть здесь не важно есть или нет желание у подозреваемого), и я под видео начал допрос Морозова – разъяснил ему все его права, и спросил у него, готов ли он дать показания. Морозов отказался давать показания, сославшись на ст.51 Конституции РФ – не захотел свидетельствовать против самого себя. Я дал ему ознакомиться с протоколом, он в нем расписался, на диске тоже расписался.

Далее подозреваемому следователь должен избрать меру пресечения. Стражу в данном случае не избрать – хоть преступление и тяжкое, но было к нему лишь приготовление, да и подозреваемый человек преклонного возраста (67 лет), с болячками, да еще и инвалид, по его словам. Домашний арест избрать – так он живет в другом городе. Посоветовавшись с руководством и прокурором, решили избрать Морозову меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. При этом Морозов сказал, что через несколько дней будет готов давать показания, когда посоветуется со своим адвокатом. Забегая вперед, скажу, что Морозов всегда четко и вовремя прибывал на все необходимые следственные действия.

Отпустив Морозова, допросил свидетелем приставшу, которая, как раз и рассказала мне всё в подробностях, что и как было. Затем допросил оперов, начальника приставов.

На следующий день опера мне привезли видеозапись со всеми материалами ОРД, а затем привезли и Кузнецова. Я его допросил так же свидетелем. Ну и, чтобы всё было уже совсем правильно, взял и позвонил приставам. Кузнецов приехал к нашему отделу на той самой БМВ. Приставы ее сразу и арестовали, и изъяли. Ох и ругался же Кузнецов, но это другая история.

Изучив видеозапись, я всё запротоколировал. На видео всё было четко и видно и слышно. Да еще и в качестве HD, и цветное вдобавок.

Через пару дней ко мне прибыл Морозов со своим адвокатом. Я допросил Морозова повторно. Он пояснил, что никому ничего не предлагал, что лишь просил приставшу сделать свою работу и найти имущество Кузнецова; что его подставили, и вообще опера его спровоцировали. Я предъявил ему на обозрение видеозапись. После ее просмотра, родилось у Морозова ходатайство – «видеозапись поддельная, на ней не мой голос, сижу не я, я вообще такого никогда не мог сказать». В общем подставил он меня.

По причине такого ходатайства мне пришлось назначить комплексную аудиотехническую экспертизу с психологическим исследованием. То есть мне необходимо было узнать:

- настоящая ли сама по себе запись;

- чей голос на видео, Морозова или нет;

- вносились ли изменения в запись;

- какой смысл несут слова Морозова при обращении к приставу.

Такая экспертиза проводится очень долго, если в государственном учреждении или за пару недель в частной организации, но за очень большие деньги, которые управление следствия мне не пожелало выделять.

Я отобрал образцы голоса у Морозова на диктофон и направил записи на экспертизу, которая проводилась ни много ни мало, а 8 месяцев. Мне приходилось каждый месяц продлять следствие из-за этого, и получать люлей, быть лишенным квартальной премии за то, что у меня есть такое уголовное дело, будто я сам мог что-то изменить.

Согласно заключения экспертизы запись настоящая, ничего в нее не вносилось, голос на ней Морозова, и смысл он в свои слова вкладывал именно такой, который и слышен сразу – он предлагал взятку должностному лицу, да еще и в крупном размере. Половина от 302 000 рублей – это 151 000 рублей. Крупным размером считается взятка от 150 000 рублей. Забавное совпадение.

Ознакомив со всеми материалами уголовного дела Морозова, я увидел в протоколе его запись, что он не согласен с делом вообще, что вину не признает, что требует дело прекратить за отсутствием события преступления, что у нас не 37 год и за слова не должны карать по уголовке. Ходатайство удовлетворено не было, и дело направлено в суд.

В суде следствие длилось так же около одного года, Морозов со своим адвокатом выебали мозги всем: операм, приставше (которую к тому времени взяли за получение взятки в размере 300 000 рублей), ее руководителю, мне, моему руководителю, экспертам, которые проводили экспертизу. Проводили почерковедческую экспертизу по протоколам допросов, где я якобы подделал его подписи. По итогу судья дал ему 5 лет условно, из-за того, что он стар и у него инвалидность 2 группы, и 3 миллиона рублей штрафа.

Дело на самом деле, оказалось очень сложным – практики по приготовлению к совершению взятки очень мало, почти не было. Судья дул на воду и некоторые ходатайства удовлетворял. Но по итогу Морозова все-таки осудили.

Я не буду говорить здесь, логично ли это или нет, правильно или нет.

За меня уже давно сказали великие: «Pereat mundus et fiat justicia» (Пусть погибнет мир, но свершится правосудие»)

Показать полностью
275

Истории бывшего следака #10 (Побег по причине халатности)

История навеяна постом @yulianovsemen  про побег.

История небольшая, поскольку дело было не моим, и всех подробностей не знаю.

Все тот же город Энск, я так же работал следователем городского отдела СК. Мой коллега по отделу занимался осуществлением предварительного следствия в отношении Маркина С.В. (ФИО изменены, хотя я их и не помню)), совершившего преступление, предусмотренное ч.1 ст.105 УК РФ, а именно при распитии алкогольных напитков в ходе внезапно возникшей ссоры, на почве личных неприязненных отношений, ударил ножом своего собутыльника, чем причинил телесные повреждения, несовместимые с жизнью.

Коллега мой занимался стандартными в таких делах следственными действиями: осмотр, допросы, назначение экспертиз. И вот настало время вечера. Маркина С.В. необходимо было доставить в изолятор временного содержания при ОВД (ранее назывался КПЗ). Утром в суде должны были избирать ему меру пресечения в виде заключения под стражу.

По сложившейся практике, доставкой задержанных в ИВС занимались те же опера, которые и работали по этому делу. И вот передал следователь нашего Маркина операм под роспись – в ИВС принимали задержанных только при передаче копии протокола задержания, ну, а опера расписались в сопроводительном письме в получении оного.

Далее они посадили подозреваемого на заднее сиденье личного автомобиля одного из оперов. По инструкции, опера должны были пристегнуть задержанного наручниками к себе. Но «жулик» был в сознанке – вину признал, явку написал, содействовал, потому опера и расслабились. По пути следования в ИВС, на одном из поворотов, Маркин открыл дверь, которая не была заблокирована, выпрыгнул из машины и убежал. Опера за ним конечно погнались, но он был быстрее, и смог от них уйти.

И вот сижу я у себя в кабинете. И слышу как мой коллега, старший следователь по особо важным делам, который как раз и занимался этим делом, орет: «Ебаные вы дебилы, ну вот почему вы его не пристегнули? Теперь же на вас будет дело по халатности!», ну и далее еще пару тройных загибов. Потребовал он от них вернуться обратно в отдел.

Время уже было позднее, но поскольку случай вопиющий, к нам приехали и наш руководитель, и начальник полиции, и прокурор, ну и конечно же наши виновники торжества. Про то, как на них орал начальник полиции, я умолчу, как прокурор сквозь зубы кинул фразу: «Если до утра не задержите, оба сядете…». Ну, а потом нагнали к нам пол-отдела полиции и погнали их всех искать Маркина. Начальник полиции всем вставил фитиля и стали ребята работать. Маркина не нашли. Нашли его только через месяц в другом регионе.

Поскольку на лицо был состав преступления, предусмотренный ст.293 УК РФ, то буквально на следующий день возбудили дело в отношении обоих оперов. Следствием занимался наш третий коллега. В ходе следствия в отношении опера, который был за рулем, дело прекратили, и его только лишь уволили по статье. А вот тот, который сидел сзади вместе с Маркиным, был осужден. Дали то ему год условно, но сам факт!!!!

Зато какой после этого был эффект! Приезжало теперь всегда к нам по три опера для доставки в ИВС, и всегда его пристегивали наручниками, а когда везли в машине, то сидели у его боков, контролируя каждое движение.

735

Истории бывшего следака #9 (Пострелюшки по ГАИшникам)

Аннотация.

Пост о добросовестно исполнявших свои обязанности сотрудниках ГИБДД МВД РФ.


Пролог.

Часто читаю в комментариях, что сотрудники полиции, а точнее сотрудники ГИБДД – это зло из всех зол. Не буду с этим высказыванием спорить, потому что это бессмысленно. Когда вы нарушаете правила дорожного движения, а вас останавливает «гаец», то вы же сами пытаетесь дать денег ему за свой косяк. То есть получается – виноват – платишь. Конечно, есть случаи, когда продавцы полосатых палочек «борщат», но всё же такие случае гораздо более редки, по сравнению с тем, когда водитель, к примеру, везет ребенка не в детском кресле, а гаишник его останавливает и собирается выписывать штраф, но водитель «сует» ему «оплату на месте». А потом этот водитель говорит: «вот гаишники мудаки, пришлось платить 1500 рублей». А ведь он сам нарушил и должен был платить штраф 5000, а оплатил всего 1500. Я не оправдываю «гайцов», но так тоже нельзя.


Глава 1.

На город Энск Обычной области опустилась ночь. Следователь, который Я, вернулся с работы домой, и уже лег спать – время было 01.00 часов. Он был дежурным, поэтому его телефон был сразу под рукой, и когда около 03.00 часов ночи ему позвонила дежурная часть, то ответил сразу же. «Следак Следакович, у нас тут… (и таким гордым голосом) статья 317 произошла.» Следователь не сразу понял, что же произошло, что за статья – таких в производстве у него еще не было. Но буквально через пару секунд, прогнав сонную одурь, вспомнил одну из самых «контрольных» и «жестких» статей - посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, наказывается лишением от 12 до 20, либо пожизненно, либо вообще смертная казнь (на которую мораторий, к сожалению, наложен). Подскочив с постели, он сразу же ответил дежурному, что выезжает на место происшествия. Все необходимые принадлежности для проведения осмотра места происшествия у него были в машине. Узнав адрес у дежурного, следователь направился на осмотр.

По приезду на место, встретил двух сотрудников ГИБДД в форменной одежде. Один из них рассказал следующую ситуацию. Патруль ГИБДД заступил на обычное стандартное дежурство. Около 02.00 часов они проезжали мимо небольшой кафешки. Поскольку в таких местах частенько возникают субъекты, которые в состоянии опьянения пытаются сесть за руль, они внимательно смотрели на все автомобили в округе. И вот, когда подъехали к кафе, увидели, как из него вышел мужик с видимыми признаками опьянения, который направился к одному из автомобилей, припаркованных рядом. Он сел за руль, завел двигатель и тронулся с места. Сотрудники ГИБДД сразу же выскочили из машины и потребовали водителя остановиться, взмахом своей «волшебной» палочки. Остановив свой автомобиль, мужик вышел на улицу и стал требовать от «гайцов» уточнить причины остановки, показать документы, требовать, чтобы от него отстали. Гаишники представились, назвали причиной остановки вечно действующую директиву «антитеррор» в местах, расположенных вблизи школ. (буквально в метрах 300 от места находилась школа). Такой директивы, насколько мне известно, нет, но какая разница, в общем-то, для данной ситуации. Документы водитель предоставил, затем гаишники предложили ему «подышать» в трубочку, потому что сомневаются в трезвости водителя. Ну, а последний решил заартачиться – и отказался от этого.

В это время мимо них проходило наше главное действующее лицо.


Глава 2.

Гражданин Иванов (ФИО изменено) возвращался домой из другого кафе, где так же «принимал на грудь», и был в состоянии хорошего такого подпития. Увидев творящееся, по его мнению, непотребство и ментовский беспредел, решил вмешаться и высказать свое «фи». Он подошел к гаишникам и сказал: «Отпустите мужика, он ничего не нарушил, чЁ вы до него до..бались?». В ответ один из гаишников спросил у него: «А вы с ним знакомы?». Иванов ответил, что не знает его, но увидев творящийся беспредел, решил его пресечь. Один из гайцов сказал ему: «Иди на хер отсюда, не лезь не в свое дело.». (в протоколе допроса было указано, что он вежливо попросил уйти и не вмешиваться не в свое дело). Иванов молча ушел, повернув за угол одного из домов, расположенных на этой улице. Буквально через минуту он вернулся. Гайцы его не сразу заметили, только когда он уже был метрах в 10 от них. Вот тут сработало у обоих гаишников наработанное в командировках чутье пятой точкой надвигающегося пиздеца. Иванов держал в руках пистолет, направив его в их сторону. Один из гайцов упал сразу на асфальт, потянул за собой и коллегу и бухого водилу. В это время Иванов сделал первый выстрел. К счастью, не попал, и видимо решив, что и не попадет с такого расстояния, пошел к ним ближе. В это время «мишени» спрятались за патрульку. (Они собирались везти водилу проехать на медосвидетельствование, который видимо включил голову.) Гаишники стали кричать Иванову, чтобы он бросил оружие, иначе они вынуждены будут применить свое табельное. По звуку раздавшегося еще одного выстрела, поняли, что это, скорее всего травмат Оса, но от этого легче стало ненамного. Достав свои ПМы, судорожно думали, стрелять ли по Иванову или нет. Вроде бы по всем инструкциям, они имеют право на его применение, но в то же время, боялись того, что вдруг убьют преступника – их же тогда могут и посадить. Пока они думали и кричали, Иванов сделал еще два выстрела, снова не попал ни по кому и побежал в ближайший двор многоквартирного дома. Гайцы же, поняли, что у того кончились патроны, да и в Осе их всего 4 в стволах и быстро его не перезарядить, поэтому сели в свою патрульную девятку и понеслись за ним. Иванов решил убежать через дворы. Гаишники же неслись за ним по бордюрам, клумбам, снеся несколько кустов. Догнали они его как раз забора той школы, о которой говорилось ранее. Иванов был пьян, поэтому бежать быстро он не смог, да и мозги были притуплены алкоголем. Догнав Иванова у забора, они, применив к нему силу, уложили его на землю, но тот стал брыкаться, сопротивляться, пытаться ударить их ногами. Тогда они пристегнули его наручниками к забору школы, до приезда следственно-оперативной группы.


Глава 3. (от первого лица).

Выслушав одного из гаишников, я пошел к Иванову. Когда подошел к нему, он стал кричать, ругаться матом, пытался и меня ударить. Спросил у гайцов, где пистолет Иванова. Они ответили, что не знают, видимо он скинул его, пока убегал. Поручив эксперту, найти пистолет и изъять, решил на видео записать как вел себя Иванов. Поскольку допрос в таком состоянии вести было нельзя, решил провести осмотр места происшествия, в рамках которого бы и задал интересующие вопросы Иванову. Хотел я узнать у него, что произошло, почему он пристегнут. Иванов продолжал материться, кричал, что он всех нас порешит, что он на Украине был, воевал за «нациков», убивал москалей. Поняв, что адекватного поведения я от него не дождусь, прошел к эксперту, который нашел Осу метрах в 50 от этого места. Зафиксировав все в протоколе, поручил операм увезти нашего «жулика» в отдел на предмет «проспаться», а потом допросить, ну, а сам вместе с гаишниками поехал в свой отдел «возбуждаться» и допрашивать потерпевших.

По приезду в отдел, позвонил шефу, доложился, и по разрешению, возбудил дело по ст.317 УК РФ через ст.30 - то есть покушение. Признал гайцов потерпевшими, подробно их допросил, назначил дактилоскопическую экспертизу по Осе, сделал запрос в МВД, на предмет того, кому принадлежит ствол. Поскольку жулика надо было еще и задерживать по ст.91 УПК РФ, то составил запросы на него по характеризующему материалу, которые утром и отправил.

Пока суть да дело, наступило утро. К этому времени протрезвел наш горе-водитель. Допросил я его свидетелем. Он в ходе допроса пытался узнать у меня, а может его простят, он же тоже потерпевший, в него тоже ведь стреляли. Тут я немного завис, потому что ведь его тоже можно было бы признать потерпевшим, формальные признаки имелись. Спросил у своего руководителя, тот сказал, что лучше будет уточнить у прокурора, как раз пока будешь подписывать карточку на возбуждение. Прокурор решил, что не надо признавать его потерпевшим. Ну, а мы люди подневольные. А то признаешь, а потом тебе на ДС направят дело.

Ближе к обеду мне привезли Иванова. К тому времени пришел и ответ на запрос. Оса, оказывается принадлежала не Иванову. В ходе допроса в качестве подозреваемого, последний вину свою признал, осознал тяжесть совершенного им преступления. Признался, что сам хотел сесть за руль пьяным, но увидел гаишников, и у него по «синей» волне, переклинило что-то в голове, он решил, что сейчас прогонит «ментов», а сам спокойно поедет домой. Не вышло. Тогда он решил поугрожать им стволом, который ему дал друг пострелять по бутылкам. Но почему-то стал стрелять по ним, сам не знал почему. В общем, человек по синьке сам за себя не отвечает.

В суде Иванову в тот же день, без проблем, избрали меру пресечения в виде заключения под стражу на 2 месяца.

По указанию следственного управления мне еще было необходимо провести «психушку» жулику и провести проверки показаний на месте уже обвиняемому и потерпевшим. При этом обязательно найти все 4 пули, которые не попали по гаишникам. На улице было уже темно, ни о каких поисках и речи быть не могло. Отложил на следующий день.


Глава 4.

Рано утром, еще было около 07.00 часов, направился я с потерпевшими, экспертом-криминалистом и его стажером на место стрельбы. Там мне потерпевшие указали, где и как они стояли, когда по ним открыл огонь Иванов. Получилось так, что все пули из Осы перелетели через дорогу и должны были находиться у 9этажки, расположенной в 50 метрах от патрульки. Учитывая, что это Оса, что полет ее пули недалек, что разброс будет огромным, я понял, что работка предстоит адова. И мы приступили к поискам. Мы облазили примерно 1000 квадратных метров, прощупав чуть ли не каждый сантиметр. Мы замерзли как собаки, потому что было -10, и продолжалось это более 6 часов. Я не понимал, зачем нам они нужны. Уже много раз позвонил шефу и сказал, что не нашли ничего. В ответ услышал: «Ищи, собака!». И мы их нашли. Три пули. Четвертую никак не могли. Я решил забить на нее, думаю, ну и так уже три нашли, ничего страшного. Но потом нашли и 4. Она оказалась в пластике, которым был обшит ларек, находившийся в метрах 10 от предполагаемого сектора обстрела. Оказалось, что разлет пуль у Осы больше, чем мы думали.

Далее я допросил владельца Осы, который подтвердил слова Иванова. Его лишили права владеть оружием. Хоть он был и не рад этому, но вообще-то еще легко отделался. Затем провели психушку жулику. Он оказался здоровым и вменяемым. Кстати, вообще Иванов нигде и никогда не привлекался, на учете нигде не состоял.

Ну думаю, всё, дело почти готово. Но тут неожиданно прокуратура запросила дело на проверку. По итогам проверки, вынес прокурор требование о переквалификации состава преступления на ч.2 ст.318 УК РФ, то есть на гораздо более мягкую статью «Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи» (в отношении сотрудников полиции) и наказание звучит «… на срок до 10 лет.». Без указания минимума. Мы попытались оспорить решение прокурора, но решение было оставлено в силе.

Переквалифицировал я дело, предъявил обвинение по новой. Адвокат у жулика был уже не государственный, а по соглашению, да еще и достаточно известный у нас в регионе, как тот, который может «договориться». (сейчас уже кстати сидит за пособничество по взятке, но по другому делу).

Дело я направил в суд, дали жулику целых полтора года, из которых он отсидел половину и вышел по УДО.

Мерзковато, если честно было на душе. По разным причинам. Пацаны гаишники, которые боялись применить оружие, но которые были в своем праве. В отношении них ГУВД провело служебки – как итог выговоры за нарушение инструкций и подвергание опасности граждан (тот самый пьяница-водитель, которого, кстати, лишили прав). А если бы они стреляли в Иванова, была бы та же служебка – итог был бы неизвестен, возможно, что уже было бы дело в отношении них, как нарушивших пределы обороны. Ну, и эта переквалификация состава. Мне без разницы было в общем-то по какой статье дело бы ушло в суд, но ведь сам факт. Сам факт……

Показать полностью
590

Истории бывшего следака #8 (Наркота + мужик VS вурдалак = убийство)

Сначала скажу спасибо моим подписчикам, а их уже набралось более 1700. Был этим удивлен, но с другой стороны, значит мои истории из реалий службы в Следственном комитете интересны кому-то, из чего следует сделать вывод – буду писать и дальше.

Расскажу я об убийстве. Итак. Город тот же – Энск, буквально несколько лет назад. Был обычный, читай авральный, рабочий день. Я был дежурным следователем. Около 10.00 часов звонок из дежурной части: «… у нас тут убийство. Муж жену зарезал дома.» (С фразы «у нас тут…», начинались все звонки из дежурки. И я всегда с замиранием думал, ну что же будет после слова тут? Убийство, изнасилование, потеряшка (нидайбог) или может «хлопок» (так на сленге называют взятку (хлопнули на взятке)).

Так вот, узнав адрес, пошел к руководителю, доложил о произошедшем. Тот сказал брать его заместителя и ехать на место происшествия, прокурору он сам докладывал. Я же, как всегда, взял свой «волшебный» криминалистический чемоданчик (его содержимое уже расписывал), фотоаппарат, и мы поехали на происшествие на моем чуде корейского автопрома. По прибытию на место, нас встретил опер и участковый – СОГ уже была собрана на месте, ждали только судмедэксперта из морга. Опер мне рассказал, что «жулика» (убийцу) уже задержали, сейчас дает показания у них в отделе. Ну думаю, и отличненько.

Убийство по словам опера произошло утром в квартире на третьем этаже. Муж одним ударом ножа убил свою жену. Надев на себя и на всех участников осмотра «боевое обмундирование» - бахиллы и перчатки обязательны. Всегда запрещал без них находиться на месте происшествия, а то бывали случаи, когда найденные «пальчики» оказывались пальчиками оперов или участковых, чаще конечно участковых. (Случаи были не в моей практике). Ну что же, приступим к осмотру.

Первым конечно же пошел зам. руководителя. Надеюсь, никому не надо объяснять почему? Ну, а если надо, то объясняю - нужно хоть иногда давать руководству почувствовать себя лишний раз в деле. Они же почти всегда только с бумажками, да прокурорами общаются, а как оно рядом с трупами по нескольку часов быть в одной комнате, уже и забывать начли. А так, может хоть чуть-чуть ценили бы. Ну, да ладно, не буду отвлекаться.

Местом происшествия была двухкомнатная квартира, при входе слева кухня и санузел, прямо через коридор спальня, и справа от входа на расстоянии 2 метров от входной двери заловая комната. Сначала осмотрел все комнаты, кроме зала. К нему перешел в последнюю очередь, но потом вернулся на кухню, дальше объясню зачем. В зале вдоль одной стены стоял шкаф-«стенка», у другой стены разложенный диван, на котором лежал труп женщины возрастом около 40 лет, на котором была одета ночная сорочка. При содействии эксперта осмотрели труп, на котором нашли только одну колотую проникающую рану в области левой молочной железы (груди), более повреждений обнаружено не было. Около трупа на диване лежал обычный кухонный нож со следами крови. (ранее уже писал, как будет на протокольном языке). Видимых следов борьбы и иных следов обнаружено не было. Вернулся на кухню, нашел стойку с набором для ножей – орудие убийства было из этого набора. Изъяли нож и подставку с набором с кухни, телефон убитой, ее труп сразу же направил на СМЭ. Зафиксировав все в протоколе, на фотоаппарат, обязательно с участием понятых, направился в отдел.

В отделе занялся стандартным пакетом – возбудить уголовное дело, повоевать со штабом МВД, чтобы сразу дали номер дела, заполнить статистическую карточку для прокурора по возбуждению дела, съездить в прокуратуру подписать карточку у прокурора – на это вообще, как всегда, полдня ушло. Вернувшись в отдел, приступил к назначению экспертиз – судебно-медицинская, генетическая и дактилоскопическая по ножу (установить пальчики убийцы, которые были четко видны на рукояти даже невооруженным взглядом, и сравнить кровь на ноже с кровью потерпевшей). К этому времени мне привезли убийцу и его паспорт. Сразу назначил и судебно-психиатрическую экспертизу в областном ГБУ «Психоневрологический диспансер».

Пока всем этим занимался привезли мне и сына убитой и убийцы. Я сразу же признал его потерпевшим (по уголовным делам по убийствам всегда признаются потерпевшими ближайшие родственники), и приступил к его допросу. Пацану было 19 лет, учился в местном ВУЗе на технаря, жил вместе с родителями. Отец его был всегда нормальным мужиком (было ему кстати 48 лет). До поры до времени. Работал он раньше моряком на сухогрузе, ходил в основном в Иран, то есть по Каспию. Нормально зарабатывал, был примерным семьянином. Ссор у них в семье не было. Отец, когда приходил с плавания, ездили они семьей на отдых в теплые страны. Но так было до 2012 года. В 2012 году он уволился с корабля, и приехав домой был, по словам пацана, «недекватным» - отвечал невпопад, был постоянно в сонном состоянии. Позднее они узнали, что он стал курить гашиш, который как раз в Иране и покупал. Запасов у него было накоплено видимо немало, потому что курил он его весь год. А потом он кончился и начались в их семье проблемы. Отец стал скандалить со своей женой, вел себя очень агрессивно. Они еще ранее нашли у него наркоту, стали с ним общаться, но он их посылал на …… Все же мать пацана смогла уговорить своего мужа пойти в наркологию и полечиться. Там он полежал в стационаре месяц, оттуда его направили на месяц в стационар в дурку. С дурки его выписали и назначили препарат. И стал он принимать этот препарат, и вроде бы у них всё наладилось. Но вот однажды он вместе с сыном убирались в гараже, а там нашли «нычку» с гашишем. Будущий убийца на глазах сына выбросил в мусорку наркоту и сказал, что больше никогда не будет принимать ее. Сам же, как оказалось, только сын отвернулся, достал гашик из мусорки и спрятал, ну, а позже покурил где-то. После этого у него на фоне приема препаратов крыша съехала. Он стал часами сидеть у телевизора, молча, не шевелясь или на балконе, смотря в одну точку. Иногда у него были приступы агрессии, и он на всех кричал, пытался ударить сына, но сам был вялым и медлительным. Они просили его сходить к врачу, но он отказывался. Вызывали на дом врача, тот осмотрев, лишь рекомендовал пройти лечение, но поскольку пациент не буйный (видимо надо было, чтобы буйство происходило на его глазах, не знаю даже), то принудительно его забрать не могли.

В день убийства пацан был дома. Утром около 07.00 часов ему на мобильник позвонил отец и попросил прийти в парк, который находится через полгорода от дома, пояснив это тем, что ему нужна помощь сына, его тут бить собираются. Пацан сразу же оделся и на такси поехал в этот парк. Еще не доехав до парка, ему на мобильный позвонила его мать и стала звать на помощь, потому что ее муж с ножом стал кричать: «Убью тебя ведьма, это ты колдуешь….». Парень развернул такси обратно. Когда приехал во двор, то увидел отца, сидящим на лавке, он бормотал: «Убил вурдалака, убил ведьму…» Парень забежал в квартиру и нашел труп матери. Сразу же вызвал полицию. На вызов приехали опера, которые и задержали убийцу. Тот как сидел на лавке, так там и остался, и все бормотал и бормотал свой несвязный бред.

Парня мне было жалко. В одночасье он потерял и мать, и отца. Да еще и в такой ситуации.

Далее я стал допрашивать убийцу. Тот мне все описанное выше подтвердил. Кроме того, что он никогда не принимал наркотиков. Он пил специальный препарат, который ему выдали инопланетяне, чтобы его разум был всегда острым и он мог следить за всей планетой, охранять ее. Когда по ходу допроса дошел до дня убийства, то он уже стал говорить, что он «младший Бог», а «старшие Боги» вживил и ему чип в глаз, чтобы он следил за всеми и оберегал нашу страну.

Честно говоря, мне показалось, что он прикидывается. Поэтому я закончил допрос. Забыл добавить, адвокат был бесплатный, государственный, который тоже был слегка в шоке и боялся своего подзащитного. Затем я сразу же начал дополнительный допрос, но под видеозапись, чтобы зафиксировать и на записи сказанное убийцей. Тут он дал показания, что «старшие Боги» приказали ему убить жену, которая превратилась в вурдалака, ведьму, оборотня. В течение минуты там были разные понятия, кем была его жена. Как выглядят эти «старшие Боги», он не знал, они оказывается, сразу в голове ему говорили и обучали.

В общем, по всем признакам – либо реальный псих, либо хорошо прикидывался.

Увезли его опера. Ну, а я приступил к дальнейшим следственным действиям. Допросил соседей, таксиста, родственников убитой и убийцы. На все это ушел весь день. Далее направил запросы на характеризующий материал на убийцу – характеристики, ответы из психушки, наркологии, запросы на судимость. Это мне надо было для «выхода» в суд для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу убийце. Ответы пришли на след. день. Собрав всё это добро, направился в суд, куда привезли нашего преступника. На суде этот товарищ «отмочил» еще больше. Когда ему предоставили слово, он стал говорить, что он связан с Тутанхамоном, что ему нельзя в тюрьму, что там будет слабая связь с Богами. Судья без проволочек избрал ему на 2 месяца меру пресечения в виде заключения под стражей – иными словами сидеть в СИЗО, пока идет следствие.

Через неделю нашего психа повезли в область на психиатрическую экспертизу. По итогам «пятиминутки» (так она называется на сленге, потому что происходит реально около 5 минут), эксперты сказали, что не могут дать заключение, что его надо наблюдать в стационаре, и только тогда можно сделать вывод о вменяемости.

Ну что же, далее был мой первый опыт по назначению экспертизы в НИИ психиатрии им. Кащенко в Москве. С этим назначением экспертизы, с ответом из НИИ, что экспертиза будет длиться 2 месяца – месяц стационара и по две недели до и после карантина, да плюс месяц его везти к ним (путь туда и обратно спецпоездом с пересидками в разных централах) – с этим всем я снова вышел в суд, чтобы стражу продлить преступнику, а точнее обвиняемому до 6 месяцев сразу. Судья был не против. Ещё до этого, мне продлили и срок следствия.

Затем я провел проверку показаний на месте с убийцей («Выводка»), где он показал подробно, что и как делал, но пояснения у него были в своей психиатрические больной манере – не убивал, а избавлял мир от ведьмы. Кстати, на предъявлении ему обвинения, вину он признал только частично – признал, что убил, но убил не жену, а ведьму – жену свою он любил.

После этого его увезли в Москву. Прошло три месяца, и мне привезли обратно моего обвиняемого. Он уже был признан психически больным и эксперты рекомендовали принудительное лечение. А дальше уже по наработанной схеме – собрать до кучи дело, сшить его, всех ознакомить, направить прокурору, который направил дело в суд. Суд признал виновным нашего фигуранта в совершении убийства, но поскольку он психически болен, и не осознавал, что творит, то назначил ему принудительное лечение. У такого наказания нет срока. То есть, пока не вылечится. А это может не наступить никогда, наступить через год, а может и через месяц. В данном конкретном случае, насколько мне известно, еще не наступило.

Честно скажу, это было моё самое простое дело по факту совершения убийства – убийца есть, даёт расклад, он болен, всем видно, что он болен, соответственно особых указаний по делу нет, замудренных следственных действий нет. Дело вообще пролежало несколько месяцев в сейфе, пока велась экспертиза.

Вот здесь мораль напишу – а ведь этого убийства могло и не быть, если бы мужика вовремя направили на лечение. Кто уж виноват, не знаю, но естественно был виноват бедный участковый, который не уследил, и плохо работал со своим районом, но ему кроме нагоняя ничего не было.


P.S. Еще раз Спасибо Вам, что читаете мои опусы.

Показать полностью
740

Истории бывшего следака №7 (Убийство с множественными ножевыми) ч.2 - не для рейтинга

Как я и писал - пост не для рейтинга, а только лишь для удобства вашего. И окей, дальше буду писать цельным текстом, хоть и длиннопосты.


... Вернувшись на работу ближе к 7 часам, приступил к сбору документов воедино, и написанию отчетов для руководства, а также составлению плана действий. В 10 собрались с начальником УгРо, прокурором, моим шефом, начальником участковых, ППС и даже присутствовал сотрудник от «братьев наших старших», который пообещал, если что помочь, чем сможет. Выстроили они значит план – следственная группа в лице МЕНЯ допрашивает всех, с кем убитый общался в последнюю неделю, берет у них образцы слюны и направляет на генетику, чтобы сравнить с кровью убийцы. Опера изымают все видеозаписи с камер в округе за последнюю неделю и передают опять-таки мне просмотр. Сразу скажу видеозаписей было более двух десятков, продолжительностью как вы понимаете более 140 суток. Просмотреть мне их было самому нереально в принципе. И самое главное, после того как их просмотрели наши общественные помощники, что делали больше месяца, - это ничего нам не дало.

Далее пошла жара – мне приводят людей я их допрашиваю, беру образцы слюны. Они же мне говорят, что не при делах. Да, слышали, что убили, но кто и почему, не знают. Так продолжалось месяц. Я же, забыв обо всех делах, стал заниматься только им одним и еще одним делом, тоже важным, должностным, контрольным и интересным, параллельно. Материалы мне не отписывал шеф в тот период, потому что понимал, что я к ним не притронусь. Остальные потерпели конечно дела, но в сутках только 24 часа, из которых только 16 можно было заниматься следственными действиями (с 06.00 до 22.00).

Я допросил за месяц более 200 свидетелей, отобрал у них образцы слюны, направил на экспертизу, ничего это мне не дало. Не совпадали они с генотипом убийцы. Вообще генетику проводят очень долго – не менее 3-4 месяцев, но здесь сделали очень быстро по указанию сверху.

Дальше снова совещание – теперь поручения пошли из области фильмов Ридли Скотта – необходимо отобрать образцы слюны у мужского населения города. Всего города. Не знаю, каким образом мы должны были это сделать, но скажу честно, забили болт на такое поручение.

Итак, результаты экспертиз мне ничего не дали – пальчики и генотип нигде не значились, опрос круга лиц его общения ничего не дал. Может и дал бы в конце концов, но прошло бы ну очень много времени, пока я бы дошел до убийцы. Запросы в больницы на предмет обращения за медпомощью с ранениями рук, ничего не дали. Видеозаписи так же. Соседи, как почти всегда оно и бывает, так же ничего не дали. В общем, дело «по факту», «Глухарь», «Висяк», как кому угодно.

Поскольку накал страстей все же поутих к тому времени, я стал заниматься и другими делами, подтягивать хвосты, то по этому делу допрашивал свидетелей лишь по несколько человек в 2-3 дня. Да и опера как-то успокоились. Хотя следствие и продляли, но шло оно, скажем так ни шатко, ни валко. Скажу честно, и не надеялся, что раскроем это убийство.

Но не тут-то было. Слово сказали наши опера. Скажу честно, у парней очень сложная работа, но опытный и хороший опер всегда работает прозапас. И вот, один из оперов приезжает ко мне вечером в отдел, и спрашивает: «слушай, а вот по окурку можно будет определить генотип?». Ответил, что не всегда, но почти всегда можно, да и плюс возможно «пальчики» останутся. Поскольку этот опер работал со мной часто, все-таки он сдался и рассказал, зачем ему это надо. А оказывается, что работал он по одному разбою с жуликом. Жулик сидел в ИВС, он с ним общался, хотел на чистуху направить. Ну, а жулик возьми, да сказани: «а вот, если я скажу, что знаю, кто убил ..(продавца телефонов)…, то ты меня отпустишь?». Опер его раскрутил, в общем, и картинка получила завершение. Жили-были два рецидивиста воришки, да грабители. И вот они узнали, что у них на районе парень прямо на квартире продает телефоны («прямо на хате толкает трубки»), и денежку имеет на этом немалую. И решили они грабануть его, припугнув ножом. Да вот незадача, один из них решил всё сам провернуть, не поделившись с другим и пошел сам на дело. Вот наш разбойничек и показал, кто это провернул. С ним заключили досудебное соглашение о сотрудничестве со следствием. А дальше уже дело техники. Опера установили слежку за убийцей, подобрали окурок сигареты, которую он курил. По договоренности с экспертами, экспертизу провели в рекордные несколько часов. Окурок же вез я вдвоем с начальником УгРо в область, на очень высокой скорости, включив проблесковые маячки и сирену. Как только сверили образцы генотипов, сразу дали команду задерживать молодчика.

На допросе он вообще не отпирался – а некуда, доказуха железобетон. Главное, что меня интересовало, почему он оставил нож и почему его никто не видел – ни соседи, ни видеокамеры. Как оказалось, пришел он к убитому домой, стал угрожать ножом, требуя денег. Тот отказывал ему, посылал лесом. Ну, а разбойник шел-то не на убийство, а на разбой. Но, как он сказал, рука будто сама ударила ножом хозяина квартиры. А дальше, как в тумане, стал наносить удары. Сколько их было вообще не считал. Когда понял, что натворил, забыл вообще, что хотел ограбить. Но при этом сообразил, что нужно уйти из квартиры незамеченным, помылся в душе, нашел сменную одежду. Когда собирался тряпкой вытереть свою кровь, то услышал шум в подъезде, очень испугался и замер. Как только шум стих, сразу ушел и только на улице понял, что забыл нож. Ушел со двора через кусты, под деревьями, знал, что с другой стороны банки и кинотеатр с видеокамерами, много людей, центр города, а дальше так же дворами до самой промзоны. После этого уехал на два месяца в деревню к родственникам.

Интересно, что он был в том списке, кто общался с убитым, но был он где-то в 14 сотне, было это очень давно, и просто вопрос: «Продаешь телефоны?», ответ: «Да, а какой вам нужен». Возможно, я бы его раскрыл в конце концов следственным путем, может и нет. Но сути не меняет. Дело было раскрыто грамотной работой оперуполномоченного уголовного розыска, который всегда работает про запас.


Мораль писать не буду. А то всегда именно из-за морали и начинаются негативные дискуссии.


P.S. Деньги, что нашли в квартире и вообще все имущество, что изъяли, вернули жене убитого через несколько дней после возбуждения уголовного дела.


В следующем посте напишу про серийных убийц, а после него про то, как вел следствие во двум несложным, но неприятным делам о половой неприкосновенности несовершеннолетних.


Еще в планах есть дела по взяткам сотрудникам полиции, судебным приставам, мошенничество, невыплаты зарплат, налоги, уклонение от воинской службы, и различные материалы проверок.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!