-1

"Мечта". Первая проба пера.

Уже поздно вечером, уставший после напряжённого дня, я присел у костра на краю большой поляны нашего лагеря. У костра никого не было, что было только на руку. К концу третьего дня полигонной ролевой игры хотелось побыть одному. Хвороста хватало, так что пару часов тишины и спокойствия ночью у горящего костра мне были гарантированы. Было тихо, безветренно, на небе ни облачка, только звёзды на иссиня-чёрном небе.

- Ху-у-ух, - выдохнул я, - что ж ты будешь делать. Снова то же самое.

День был весёлым. Быть доверенным телохранителем эльфийской принцессы непростая задача, но и не скучная. И вроде не погиб ни разу за три дня, и люди в локации хорошие, и порубиться успел, и от чудовищ сбежал, и пообщался с новыми людьми, найдя новые знакомства, всё вроде неплохо и будет что вспомнить, но опять и снова меня накрыло. Терпеть не могу это состояние, когда без особой причины накатывает хандра. Всё становится чужим. Грустно и погано на душе настолько, что был бы волком, завыл. Про желание в таком состоянии побыть одному говорить не стану, оно и так понятно. Но что больше мне не нравится, так это когда кто-то пытается меня из этой тины вытащить. Парадоксально, а? Мне не нравится этот сплин, а ещё больше не нравится когда из него вытаскивают. Ужасно плохо одному и при этом хочется бежать подальше от людей. Что ж, я это я. И накатывает такое состояние как обычно не в самый подходящий момент, прям как сейчас. Радоваться надо, что пришли с переговоров с хорошими результатами, рейд на вражеские караваны увенчалась успехом, никто из важных персон не погиб от людей или монстров, а я грущу по непонятным для себя, а тем более другим людям причинам.

"Эх-ох-ох, - подумал я про себя, уже начиная дремать, - и сколько на этот раз я буду выплывать? Эх, дурень ты. Дурень, и не лечишься". Знаю я только один метод для борьбы с этим состоянием - переждать, а поэтому тишина и покой были весьма кстати, ещё бы хорошо чтобы никто не трогал, но... "

- Можно присесть? – вопрос вырвал меня из сна. Нехотя разлепив веки и подняв сонные глаза на спросившую, я машинально ответил:

- Да, конечно, присаживайтесь.

- Спасибо - сказала девушка и села напротив меня.

"Хм, - размышлял я, снова погружаясь в дрёму - тоже захотелось ей посидеть подальше от шумной компании? Ладно, главное чтобы не меша..."

- Хорошая сегодня ночь не правда ли? - обратилась она, голос был приятный. Мягкий, добрый, но не ломкий.

- Да, неплохая. - я мог бы и не отвечать, прикинувшись что посчитал вопрос риторическим, или просто заснуть, но хоть мне и погано на душе, свинтусом быть всё же не хочется.

- А почему один тут сидишь? Чего не со всеми?

"Разговорчивая попалась. - Понимая, что посидеть спокойно мне уже не дадут, я решил продолжить разговор".

- Захотелось побыть одному. - Сказал и взглянул на собеседницу. Сидит скромно, оперевшись локтями на сведённые колени и протянув руки к огню. Длинное платье коричневых и оливковых тонов с длинными белыми вставками в рукавах и в подоле у самой земли. На плечах серо-коричневый плащ с надетым на голову глубоким капюшоном, из-под которого сниспадали локоны тёмных, вьющихся волос. Лица было почти не видно. Отблесков костра едва хватало только на то, чтобы осветить силуэт, но полной картины они не давали. Никогда её раньше не видел.

- Что-то у тебя случилось? - спросила она. - Ты какой-то грустный.

"Хех, - хмыкнул я про себя, - "Что-то случилось?", сколько раз я сам себе в такой ситуации задавал этот вопрос. Знать бы только ответ."

- Нет, ничего не случилось. Просто накрыло.

- Накрыло? В каком смысле, объясни пожалуйста. - Там где у неё должны были быть глаза блеснула искра.

- Да вот как бы объяснить попонятней. - Я почесал затылок и с хрустом в суставах потянулся, отгоняя последние крупицы сонливости. Не знаю почему, но захотелось выговориться. Всё равно ни я её, ни она меня не знает, а потому с незнакомкой можно и поговорить. Шанс на то, что мы встретимся вновь, как я уже убедился по своей жизни, ничтожно мал. Главное, не сказать слишком многого. - Ни с того ни с чего не хочется никого видеть. Вроде радоваться со всеми надо, веселиться, ведь всё в принципе хорошо, но только от мысли о веселье становится тошно. Хочется уйти от всех, побыть одному, но...

- Но оставшись наедине с собой становится только хуже, - закончила она за меня, - верно? - в голосе звучит улыбка.

Повисло молчание, нарушаемое только отдалёнными голосами отряда и потрескиванием костра.

- Хи-Хи. Прости, прости, не хотела тебя перебивать, - улыбаясь прервала она тишину, - прошу продолжай. То есть ты не хочешь никого видеть, но при этом хочешь чтобы рядом кто-то был? Угадала?

Сказать, что я удивился – значит, ничего не сказать. В точку.

- Ты что, психолог? - только и смог выдавить я.

- Аха-ха! - Поднеся руку к лицу, рассмеялась она. - Боже, нет. Мне просто это знакомо. Как и тебе.

В костёр полетело ещё одно полено, взлетевшие искры осветили её грустную улыбку.

Она протянула руки обратно к теплу.

- И как ты справляешься с этим? - чуть погодя спросила она.

- Да никак, пережидаю и всё.

- А одиночество?

- А что одиночество? Всё равно некому его разбавить, а если и пытаются то обычно делают только хуже.

- Что, даже девушки? – Вопрос в лоб во всей своей красе.

- Тут дело скорее не в девушках, а во мне. - Попытался увильнуть я. Не дали.

- А что с тобой не так-то? - нотки удивления в голосе или мне показалось?

- Дурень. Дурень, романтик, а потом снова дурень. – Начал я шутить над собой чтобы сойти с темы.

- Это как? - улыбка в голосе, веселится, - Понимаю что дурень, понимаю что романтик, но почему ещё раз дурень?

- Потому как понимаю, что то, о чём я мечтаю – это чистая романтика. А потому как понимаю, что такого не бывает – это ещё и дурость. А за то, что никак не приму что эта романтика – дурость и надо об этом забыть, то дурень в квадрате. - Попытался я запутать её и рассмеялся. Получилось наигранно и фальшиво. Она вздрогнула, как от пощёчины и замерла. Её лицо окаменело. Это было видно даже под капюшоном.

- Вот значит как. – Тихо сказала она похолодевшим голосом, не меняя позы. - ТАКАЯ светлая мечта и ты считаешь её дуростью. Дважды. - Она притянула руки к себе, сильно сжав ладони в кулаки. - А понимаешь ли ты, что такие мечты не для тебя одного? - она начала подниматься, медленно, завораживающе. - Что они связывают ДВОИХ? - её голос набирал силу, волосы начал трепать неведомо откуда появившийся ветер - Что для исполнения этой мечты усилий одного человека НЕ ХВАТИТ? Понимаешь ты это?

Я сидел ошарашенный и удивлённый всплеском эмоций, не в силах пошевелиться и смотрел на неё. Я начал понимать что она имеет в виду. Что она говорит, о чём говорит и КТО она. Но этого не может быть! Что за чертовщина, во сне я или наяву? Хоть и пытался рассмотреть её лицо, но не выходило, света было недостаточно, лицо было скрыто капюшоном. Но это не может быть она!

- Кто ты? - спросил я омертвевшими губами.

- Догадайся, если всё ещё этого не сделал, дурень! - выкрикнула она в ответ и развернувшись пошла прочь от костра. Она скинула капюшон и теперь её волосы колебались в такт шагам.

- Я найду тебя! - вскочил я, очнувшись. - Я запомнил тебя!

- Форма не важна, - раздраженно прозвучало в ответ, она не обернулась, - важен только смысл!

- Как я пойму тогда что это ты? - крикнул я в след, не смея пошевелиться, боясь что она растает как мираж, не ответив.

Она развернулась на грани света от костра. Не то что лица, её саму было еле-еле видно. Все звуки, костра, леса, веселящегося отряда, даже моего дыхания пропали. Было слышно только сердцебиение, моё, и на грани слуха – её.

- Каждое знание имеет свою цену, - прозвучал её голос в полной тишине, мягкий, добрый, но не хрупкий, - надеюсь, ты сможешь её выплатить.


Костёр внезапно вспыхнул и я проснулся. Дома, в кровати, весь в ледяном поту. Разбудила меня моя кошка, укусив за руку. Впервые в жизни у меня появилось чёткое желание напиться до беспамятства. До полигонной игры оставалась лишь неделя.

Дубликаты не найдены

0
Прошу пишите комментарии. Мне интересно мнение людей. Где исправить, что добавить.