Vfhnsy

Vfhnsy

пикабушник
пол: мужской
поставил 17 плюсов и 7 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
32К рейтинг 108 подписчиков 3 комментария 40 постов 16 в "горячем"
14

Волшебники

Собрав друзей за домом в шалаше, Яна с загадочным видом взяла с каждого клятву, то , что она сейчас расскажет, останется в этом месте и никто никогда никому не поведает о великой Яниной тайне, которую она не в силах уже хранить одна.


Воодушевлённые загадочностью происходящего, дети сразу же согласились с условиями.

- Как вы знаете, - важно начала Яна, - скоро ко мне из другой страны приезжают бабушка и дедушка...

Дети нетерпеливо закивали головой, их дворик жил тихой размеренной жизнью и такое событие, как приезд иностранных гостей не мог пройти незамеченным.

- А вы знаете, кто мои бабушка с дедушкой, - смешно выпучив глаза, спросила девочка.

Ребята замерли в предвкушении....

- Мои бабушка с дедушкой, мои бабушка с дедушкой - настоящие волшебники и живут в далёкой сказочной стране ! - по телу детей пробежали восторженные мурашки, ещё бы, ни у кого не было таких интересных родственников, а когда я подрасту, они заберут меня с собой и я буду великим волшебником и буду всем помогать,- Яна торжествующе обвела взглядом друзей. Это был её звездный час.


- Волшебников не бывает! - крикнул самый старший из ребят, семилетний Коля, - ты нас обманываешь! И волшебных дедушек и бабушек тоже не бывает!

- А вот и бывает, бывает, увидишь! - Яна от обиды топнула ногой.

Ребята разделились на два лагеря, кто-то верил Яне, а кто-то был на стороне Коли.

Фыркнув в сторону друзей, девочка побежала домой .


Через три дня приехали долгожданные гости. Вылезая из старенького опеля, две высокие, стройные, моложавые фигуры глазами искали свою внучку в толпе ребят, которые не скрывая любопытства, глазели на новых людей .


- Ну, и какие они волшебники,- хмыкнув, негромко сказал Коля, разглядывая джинсы и футболки гостей, - ни мантии, ни волшебной палочки...

Ребята разочарованно загалдели, соглашаясь с мальчиком.

Яна обиженно шмыгнула носом:

- Бабушка, дедушка, наконец-то я вас дождалась!


Дедушка подхватил на руки девочку, расцеловывая её, а следом и бабушка.

- Ну, пойдем, всё уже накрыто, отдохнуть с дороги нужно, - папа Яны подхватив сумки, пошел к дому.

Все двинулись следом, заходя в подъезд, дедушка Яны вдруг обернулся и поманил пальцем детей. Тихой стайкой дети подошли к нему .

- Приходите завтра на представление, мы проведем его прямо перед домом, в одиннадцать утра, придёте? - и дедушка внимательно глянул на Колю.

- Да,да, конечно! - загалдели радостно ребята.

- Я же говорила, что они - волшебники, - Яна высунула язык Коле.


Сидя вечером в спальне внучки, дедушка и бабушка, спросили её, зачем она сказала друзьям, что они волшебники?

- Ну как же, вы меня когда забирали в прошлом году, показывали мне чудеса, дедушка, ты превращался в птицу, а бабушка зажигала огонь щелчком пальцев.

- Милая, это же просто фокусы, - переглянулись взрослые, - мы же фокусники...

- Как, фокусники? - заплакала Яна, - вы же говорили, что волшебники.

- Извини нас, бусинка, мы хотели тебя просто удивить, - бабушка рассерженно смотрела на дедушку, который с виноватым видом сидел рядом с ней.

- Да, удивить....

- Удивили, а что я теперь друзьям скажуууу, - завывала Яна.

- Не плачь, всё будет хорошо,- гладила по голове девочку бабушка, всё так же сердито смотря на совсем поникшего мужа.


Следующее утро было суматошным, гости готовились к представлению, взрослые строили импровизированную сцену, а дети расставляли стулья, все были в предвкушении.


Представление началось, чего там только не было: огромных пузырей, деление надвое одного человека, внезапно заговорившего кролика, который выскочил из пустого цилиндра( потом все поняли, что за кролика разговаривала бабушка), были и монетки, появляющиеся из неоткуда, и много-много ещё разных фокусов. Представление прошло на "ура". Артистов ещё долго не хотели отпускать овациями..


Довольные жильцы разбирали сцену, дети помогали убираться. Коля взял стул и понес в квартиру, где жили Яна и ее родители, уже выходя, услышал тихий плач, он пошел на звук, дверь в детскую комнату была приоткрыта, увидев плачущую девочку на полу, мальчик тихо окликнул её.

- Эй, ты чего?

- Зачем пришёл, смеяться надо мной? От того, что мои бабушка и дедушка никакие не волшебникииии, - и девочка вновь начала плакать.

- Яна, ты что, да какая разница, что они не волшебники, они такие классные, весёлые.

Вытерев слёзы, девочка доверчиво посмотрела на Колю:

- Ты правда так думаешь?

- Конечно, везёт тебе, у тебя и бабушка, и дедушка есть...

- Да, чего это я ,- улыбнулась Яна, - пойдем?

- Пошли.

И дети побежали во двор, где вовсю уже пили чай с огромным тортом.


Через неделю всем двором провожали интересных гостей.

- До свидания, бусинка, - дедушка с бабушкой по очереди обняли внучку.

- Я люблю вас, даже если вы и не волшебники, - сказала Яна.

Взрослые переглянувшись, засмеялись.

- Как знать, как знать....- шепнула на ухо бабушка Яне, лукаво подмигнув, - ну, пока.


- Ухххх, чуть не спалились, - молодые люди только выехали с городка и свернули на пустую трассу.

- А это ты всё, давай развлечем ребенка, давай покажем чудеса, она маленькая, ничего не вспомнит, - молодая женщина голосом бабушки Яны с укором смотрела на мужа .

- Ну, всё же хорошо прошло, Яна, к сожалению, ещё слишком мала, чтобы хранить тайну.

- Да, нормально прошло, если бы ещё Макс не подвёл.

- А что сразу Макс, - звонким голосом ответил кролик, сидящий на коленях у "бабушки", - откуда я знал, что вы затеяли, вы же сказали, чтобы не высовывался, а сами меня за уши вытащили, я и не сдержался.

- Смешно получилось, повеселились, а ну, гляньте по сторонам, есть кто на дороге? - спросил молодой мужчина голосом дедушки.

- Никого...

Взмах волшебной палочки и старенький опель,вместе с его пассажирами, влетел в воздушные ворота, появившиеся из неоткуда и также исчезнув в никуда...


© Елена Коновалова

Волшебники Дети, Волшебник, Длиннопост
Показать полностью 1
-6

Меня зовут Лорд Волан Де Морт!

- Авада Кеда...


Закончить Волдеморт не успел. Свет на миг померк, и мгновение спустя злодея огрели сзади тяжеленной торбой с бутылками


- Наркоман! ты что творишь! Оставь детишек в покое, педофил окаянный!


Тёмный лорд не понимал русский, но оглянулся и увидел перед собой бабуленцию два на два с авоськой бутылок.


- Чего уставился? Сейчас милицию вызову!


Он взмахнул палочкой, но тут же получил по голове куда более весомым орудием, на которое старушка до сих пор опиралась.


Пока злодей приходил в себя, Гарри ловким движением выхватил палочку из его руки, и пустился наутёк.


- Стой, проклятый мальчишка! - крикнул Волдеморт, и собрался догонять беглеца, но к нему подошли два рослых молодых человека в спортивных костюмах.


- Эй, дядя... ты чё, не местный?


- Пропустите меня, жалкое маггловское отродье!


Мужики фразу не поняли, но по интонации догадались, что кое-кто охренел в чужом районе на местных пацанов наезжать.


Хорошая плюха заставила злодея отрубиться. В себя он пришёл в каком-то вонючем каземате. Рядом валялся алкаш, храпящий, как стадо боровов, а с обратной стороны решётки стоял мужчина в форме.


- Ну, что иностранец. Документов нет. Свидетели говорят, к детям приставал, да ещё и на пенсионерку напал. Хорошо, что добрые люди нашлись, помешали. Будем протокол составлять. Эээ... Вот из ё нэйм?


Тёмный лорд даже обрадовался, наконец услышав знакомые звуки:


- Меня зовут Лорд Волан Де Морт! - пафосно ответил он.


- Волан? Хм... Типа, как в бадминтоне? Ладно. Так и запишем.


Полицейский потыкал в экран телефона, переводя гуглом следующую фразу:


- Ду ю адмит ёр гилт?


От такой наглости маг опешил. И как назло, палочки под рукой не было. Даже не накажешь обнаглевшего стража порядка.


- Я невиновен!


- Ага. Со следствием сотрудничать отказываетесь. Хорошо. Посидите, подумайте пока.


Алкаш тем временем проснулся и потянулся к сокамернику, - Серёга, спасай! Трубы горят. Сотку подкинь, верну чесслово! - он обдал собеседника таким адским перегаром, что ноги злого гения подкосились, и он упал без чувств.


© Владислав Безлюдный

Меня зовут Лорд Волан Де Морт! Россия, Длиннопост, Гарри Поттер, Волан-Де-Морт, Альтернативная версия
Показать полностью 1
8670

Сын подруги

— Ноги мёрзнуть стали… Мне бы пол, тёплый-тёплый. Чтобы босиком можно было ходить. Я у Лиды была, ей сын сделал, такая красота! Молодец Ваня, вон как маму балует, — Ольга Александровна в очередной раз привела Ваню в пример моему мужу.


Ваню мы с мужем ненавидим всеми фибрами души. Ещё бы, Ваня — тот самый сын лучшей маминой подруги.


Этакая помесь банкомата с суперменом, опора для мамы и гарант её финансового благополучия. «Ваня свозил Лиду на отдых!», «Ванечка построил Лиде дом!», «Ваня вставил Лиде зубы!», «Ваня назвал младшую дочь Лидой, в честь мамы!». Эти и великое множество подобных фраз преследуют нас с самого начала наших отношений.


Ваня — молодец, бесспорно. Вот только перед тем, как Ваня стал успешный человеком, Лидия Марковна очень постаралась: дополнительные занятия Вани с репетитором английского языка она умудрялась оплачивать со своей скромной зарплаты медсестры.


А чтобы Ваня поступил в столичный институт, Лидия Марковна забрала к себе свою маму и продала её квартиру. С согласия бабушки, разумеется. Ежемесячно переводя Ване средства на жизнь, Лидия Марковна работала на двух работах. Ради будущего сына она трудилась не покладая рук. Ваня выучился, женился на москвичке и начал строить карьеру.


Блестящее образование, отсутствие необходимости снимать жильё в столице и постоянная регистрация — всё это позволило Ване быстро встать на ноги и начать зарабатывать. Спустя шесть лет после окончания института, Ваня с женой и ребёнком перебрались в наш город: контора Вани открыла тут свой филиал, которым Ваня руководит.


Сейчас он старается компенсировать матери все годы лишений: отпуска, дом, наблюдение у лучших специалистов. У Лидии Марковны есть даже помощница по хозяйству.


Лично я думаю, что женщина это всё заслужила: она не должна была отказывать себе во всём, ради содержания взрослого сына во время учёбы. Но она это делала.


— Валера! Ну почему ты не можешь быть как Ваня? Чем я хуже Лиды? — любит вопрошать Ольга Александровна.


А действительно, чем она хуже?


В 18 лет моему мужу был выписан пендель в самостоятельную жизнь. А после армии Валеру не пустили даже на порог родного дома.


Ольга Александровна заявила дембельнувшемуся сыну:

— Я тебя что, лба такого, ещё кормить и содержать должна?


Валера несколько месяцев прожил у друга, пока не нашёл работу и не снял комнату. Всё это время, пока мы с Валерой не купили квартиру в ипотеку, он платил матери за регистрацию в её квартире. Сначала 500 рублей в месяц, постепенно эта сумма росла, и перед тем, как выписаться из квартиры Ольги Александровны, стоимость прописки в её квартире стоила 2 тысячи в месяц.


Узнав, что Валера снимается с учёта и прописывается в нашу однушку, Ольга Александровна стала спорить:

— Зачем? Не выписывайся, я тебе скидку сделаю!


Вместо того, чтобы забрать меня из роддома, Валера должен был отвезти маму на дачу. Это же намного важнее. Отказавшийся Валера тут же был сравнён с Ваней, не в пользу моего мужа, и обозван подкаблучником.


Обида Ольги Александровны была так сильна, что не появлялась на пороге нашего дома полтора года. Приехав в гости и узнав, что сына назвали Андреем, она расстроилась:

— Могли бы и в мою честь назвать?

— Ольгой? Мальчика?

— Почему Ольгой? Олегом! Похожи имена! —ответила она и пропала ещё на полгода.


Обида и нежелание видеть сына и его семью не мешали Ольге Александровне звонить Валере, хвастаться Ваней и требовать того же.


Невозможность «помериться достоинствами» с Лидией Марковной выводила мою свекровь из себя:

— Лида с маленькой Лидочкой на юг едут, им Ваня отдых оплатил. Я тоже поеду, Андрюшу мне дайте. И денег. Как внука со мной не отпустите и не оплатите? А вот Ваня…


За два с половиной года своей жизни, Андрей видел бабушку дважды. И я должна была позволить сыну съездить с такой бабушкой на отдых? С человеком, которого ребёнок знать не знает? Ольга Александровна обижается, что Валера совсем не такой, как Ваня, супер-сын её лучшей подруги. Она считает, что точно так же, как Лидия Марковна, вложила душу в своего сына. Но Валера, в отличии от Вани, платит своей родительнице чёрной неблагодарностью.


И не объяснишь, что положительный со всех сторон Ваня — плод большого труда и заботы Лидии Марковны. Что обе женщины посеяли, то сейчас и пожинают.


Как любит говорить моя мама: «Все претензии к производителю».


©еть 
Сын подруги Семья, Мама, Свекровь, Длиннопост
Показать полностью 1
300

Мой последний урок. Вы все его запомните

— Учителей сейчас вообще ни во что не ставят, — русичка строго зыркнула поверх очков. — Я ведь когда-то такой же молоденькой была, наивно верила в свой авторитет. В девяностых тогда всем несладко жилось, но находились и кто понаглее, изворотливее прочих. Они-то, коммерсанты да бандиты, из грязи повылазили и давай права качать. Помню, учился у меня в классе сын одного такого. Ванечка. Ох, какой же паскудный малец, скажу я вам! Я только первую неделю в школе работала, а он уже успел набедокурить: Катеньке, отличнице нашей, косу ножиком срезал. Под корень. А у девочки коса добротная росла, в запястье толщиной, до самой попы доставала. Ей все завидовали, я и сама о таких волосах могла только мечтать. И вот вызываю я отца того Ванечки на беседу. По-хорошему объяснить хотела, мол, больше внимания надо пацаненку уделять, папаша. А то диким совсем растет. Да и с девочками, ну нельзя же так! И вот является боров такой, золотыми цепями обвешан, а от самого перегаром и потом за километр несет. Колхоз! Я перед ним и так и эдак распинаюсь, как дура последняя, а он в меня пальцем грязным тычет и говорит: ты вообще кто? У меня две точки на рынке, а ты по жизни кто? Училка? Ну так учи и не выделывайся, а с сыном своим я сам разберусь. Так если бы разобрался, а то мне урода этого еще четыре года пришлось терпеть. Сколько я ревела тогда, страшно вспоминать. Понарожают подонков, а нам разгребай. Быдло.


— И то правда. У нас чуть что, сразу школа виновата, — учительница физкультуры громко отхлебнула из кружки и повернулась к молодой коллеге. — Лена, чай остыл уже. Лена!


— Да не трогай ты её, — буркнула русичка, уткнувшись в журнал.


– Дак а чего она? – не унималась физрук, — Подумаешь, фотография! Ну да, жопка голая видна, совсем кусочек. Хорошая жопка. Мне б такую — я бы вообще никогда не унывала!


Женщина громогласно рассмеялась, рассматривая изображение в телефоне.


— Совсем дура? Удали немедленно эту дикость! — процедила русичка.


— Как я ее удалю из интернета-то?


— Откуда я знаю? Не смотри тогда!


— Ладно-ладно, — физрук убрала телефон и окунула очередную печеньку в чай.


Из коридора послышался нарастающий стук каблуков.


— Девочки, минута до звонка, кончай чаевничать, — поторопила завуч с порога учительской. — Давайте, быстренько, ну! Елена Николаевна, вы останьтесь.


Русичка вышла первой, прихватив с собой журнал. Физрук, распихивая печенье по карманам, остановилась в дверях и обернулась.


— Слышишь, Ленка? Я у ребят наших поспрашиваю. Слухи быстро расходятся, а парни трещат не хуже девчонок. Найдем мы твоих уродов, лично им руки поотрываю. Вот тебе зуб!


Когда в учительской остались двое, завуч подошла к сидящей в углу девушке. Лена обхватила руками плечи и не шевелилась. Мир вокруг утратил четкость, его размытые контуры напоминали картинку низкого качества. Всё это иллюстрация, — думала она. — Я листаю альбом своей жизни, но больше ей не принадлежу.


— Елена Николаевна. Лена. Давай поговорим, — донеслось гулкое, будто сквозь невидимое стекло. — Ты как?


Молодая учительница сама удивлялась, почему ещё не расплакалась. Тяжесть в груди мешала дышать, придавила эмоции. Девушка чувствовала — стоит ей откликнуться, вернуть связь с действительностью, и плотина рухнет. Разрыдаться Лена не хотела. Она не готова. Не здесь.


— Я только что говорила с директором. Все на твоей стороне, — завуч продолжала мягким тоном, которого школа не слышала от строгой начальницы больше десяти лет. — Мы обязательно во всем разберемся и накажем виновных. Будь уверена.


— За что? — Лена сама не заметила, как спросила вслух. — За что… Так?


— Это школьники. Они жестоки.. — обычно от цокота острых каблучков завуча шарахались и взрослые, и дети. Но сейчас она ласково гладила голову девушки, прислонив к себе, словно фарфоровую. — Жаль, что тебе пришлось понять это слишком рано, милая, но такая уж наша участь — с этим работать. Ты должна собраться, слышишь? Никогда и никому не показывай свою боль, держи голову высоко. Тогда они забудут. Всё пройдет, но ты соберись.


Лена впитывала заботу, как иссушенный солнцем цветок впитывает живительную влагу. И не верила. Разве можно забыть такой позор?


— Зачем ты вообще пошла в тот туалет? Есть же учительский.


Объяснять не хотелось. Когда припрет так остро, до рези в кишках и дрожащих коленок, будешь рад любому санузлу.


— Мне кажется, я знаю, кто, — тихо сказала Лена.


Завуч наклонилась и заглянула ей в лицо:


— Ну так чего ты молчишь?


— Лиза Агеева из восьмого “А”. Она меня ненавидит.


Рука завуча замерла на мгновение. Женщина прошлась до заваленного документацией шкафа, достала из нижней шуфлядки початую бутыль. Коньяк отправился прямиком в чайную кружку.


— Пей. Пей, тебе говорю!


Лена послушно сделала большой глоток, теряя дыхание от ударившего в нутро жара.


— Давай пока не будем спешить с выводами, деточка, ладно? Ты ведь не видела ее лица?


— Нет.


— Так я и думала. Мы обязательно во всём разберемся, не переживай. А пока иди-ка ты домой. У тебя ведь последний урок на сегодня остался? Я подменю. Отоспись, поплачь, а завтра на трезвую голову решим, как действовать дальше. И помни, что я говорила. Ну давай, иди.


Перед тем, как заставить себя подняться, Лена сделала ещё один большой глоток.


***


Следующим утром Елена Николаевна пришла в школу собранной и готовой ко всему. Выплаканные в подушку глаза, пустая упаковка успокоительного, беззвучные метания по коммунальной комнате: все это осталось во вчерашнем дне. Лишь тяжесть в груди никуда не исчезла, сдавливала легкие беспощадным напоминанием.


Но куда беспощадней оказались смешки, будто плевки летящие со всех сторон. Каждая сочащаяся ядом улыбка ученика, каждый сочувственный взгляд коллеги заставляли учительницу вздрагивать.


Когда разговор заходил о призвании, Лена без заминки отвечала: делиться знаниями. Первый год в школе дался молодой учительнице нелегко: сразу четыре параллели, старшие классы, сложный предмет. Трудности меркли в сравнении с чувством, когда девушке удавалось пролить свет науки в податливые мозги школьников. Лена с маниакальным старанием делала из скучной школьной программы интересный и запоминающийся материал. От каждого зажженного в детских глазах огонька любопытства хотелось хлопать в ладоши.


А теперь её ладони вспотели от осознания: все, ради кого она так старалась — предатели.


Один щелчок телефона, просунутого под туалетной перегородкой, превратился в клеймо. Фотография с подтирающей зад учительницей разошлась по школе быстрее вируса.


— Да я по этой фотке такую пасту на Лурк написал… — даже обычно скромный отличник Слава без стеснения распинался на весь коридор перед одноклассником. Елены Николаевны они даже не заметили.


— Ленка, привет! — окликнула девушку учительница физкультуры. — Вот ты где, я уже звонить собиралась. Подожди-ка.


Лена терпеливо позволила женщине отдышаться, подъем на четвертый этаж дался ей с трудом.


— Короче, я у старшеклассников своих спрашивала. Это точно не выпускные классы. Во-первых, там нет настолько отмороженных, да и проблемы за месяц до экзаменов никому не нужны. На каком этаже, говоришь, в туалет ходила?


— На втором.


— Вот. Вчера в это время там были восьмые и девятые, я по расписанию смотрела. Ищи среди пездюков.


— Спасибо, Зоя.


— Что делать думаешь?


— Я сегодня пойду писать заявление. В полицию, — объявила Лена спустя пять минут в кабинете директора.


Женщина в кресле задумчиво почесала подбородок длинными когтями цвета баклажан.


— И на кого писать будешь, позволь узнать?


— На Агееву Лизу.


Директор с завучем переглянулись.


— Почему ты так уверена?


Лена строго следовала правилу не выделять любимчиков, быть справедливой, но требовательной. Потому с привыкшей к всеобщему обожанию Лизой у молодой учительницы химии не задалось с первых дней. Стоило ученице потерять последнюю надежду на халяву, она стала дерзить. Лена перечисляла в голове все едкие комментарии, отпущенные в её адрес: и о своих широких бедрах, и о дешевой одежде, которую можно позволить на скромную зарплату учительницы. Обычно ей удавалось перевести выпад в шутку или попросту пропустить мимо ушей, но это ещё больше раззадоривало наглую девчонку.


— Я запомнила телефон. Лиза часто хвасталась айфоном последней модели. И она единственная, кого я видела в школе с селфи-палкой. А ещё вчера у восьмого “А” все уроки были на втором…


Директор фыркнула:


— У них всех сейчас айфоны. И палки эти. Это не доказательство.


— Лена, послушай. Не надо торопи… — завуч подошла к девушке и хотела приобнять ее за плечи.


— Нет! Я решила, — учительница отстранилась.


— Елена Николаевна, — встряла директор. — Сама подумай. Ну напишешь ты это заявление, а примут ли его? А если и примут, что дальше? Не знаешь нашу полицию будто. Ни к чему школе такая огласка. Да и внятных доказательств у тебя нет. Не хочется просто так на девочку наговаривать.


А ещё не хочется обвинять дочь серьезного человека, мецената, благодаря которому в школе уже трижды делали качественный ремонт, а сама директор ездит на юга два раза в год.


— В общем, Елена Николаевна, — директор напряженно подбирала слова, отчего лицо ее налилось краской в тон накрашенным губам. — Ты девушка хорошая, но ситуация страшная. Сама понимаешь. Пострадал авторитет школы. Авторитет преподавателя, что хуже! Моральный облик… А если в министерстве узнают? Страшно подумать. Извини, конечно, но с такой репутацией… Даже не знаю, что делать.


Женщина осушила стакан воды и перевела дыхание.


— Пиши по собственному, Лена. Можешь доработать этот месяц до конца учебного года, но больше мы тебе контракт не продляем. Извини.


Начальство внимательно следило за реакцией девушки, ожидая чего угодно: слез, удивления, даже истерики.


Лена молча пожала плечами и вышла из кабинета. Почувствовала, как прибавилось к грузу за ребрами.


***


— Я не смогу, — Лена отдернула пальцы от дверной ручки, будто обожглась. Кабинет химии, её кабинет, казалось, превратился в ловушку.


— Ты справишься, — завуч мягко подтолкнула девушку к двери. — Если будешь держать себя уверенно, они и не вспомнят.


Как назло, первый урок у восьмого “А”.


— Я обещала помочь, но сама видишь, как некрасиво получилось. Хочу, чтобы ты знала, мне жаль. Но подумай о заявлении, зачем…


Не дослушав, Лена толкнула дверь.


В классе разом воцарилась непривычная тишина. Учительница подошла к доске, чувствуя на себе взгляд двадцати пар глаз.


— Елена Николаевна, я вам лайк поставила! — Лиза невинно хлопала ресницами с первой парты.


Никто не засмеялся. Даже не шелохнулся. Их выдавали лишь улыбки, сокрытые в глубине зрачков. Лена больше не узнавала их.


В груди стало тесно. Не сказав ни слова девушка вылетела из кабинета. Хищный смех догнал её через закрытую дверь.


Лена открыла окно и высунулась по пояс, жадно вдохнула весеннюю прохладу. Боковое зрение выхватило фигуру, норовящую проскользнуть мимо.


— Артем? Подойди ко мне.


Опоздун сокрушенно вздохнул и подошел ближе.


— Опять курил за стадионом и опаздываешь?


Парень сжал губы и уперся взглядом в пол. Врать этот простой, тихий мальчик из бедной семьи не умел. Говорил, что думает, или предпочитал отмалчиваться. Одноклассники не гнобили его только потому, что широкие плечи школьника позволяли гнуть подковы.


— Не буду тебя ругать. Дай сигарету, пожалуйста, — попросила Лена и в ответ на ошарашенный взгляд добавила. — Если не жалко.


Парень дрожащими руками протянул мятую пачку и зажигалку. Горький дым помог прояснить голову не хуже свежего воздуха. Курить через открытое окно в десяти шагах от кабинета директора… а что уже терять? О работе учительницей можно забыть навсегда, в этом Лена была уверена.


— Елена Николаевна, а я задачу сделал. Ту, со звездочкой. Спросите меня сегодня?


Лена подавилась дымом. Точные науки давались Артему с трудом. Как, впрочем, и все остальные. Заразить парня любовью к химии потребовало титанических усилий, но однажды они принесли свои плоды. Артем исписал не одну тетрадь, сжимая от злости кулаки, пытаясь одолеть очередную формулу. Он брал упрямством то, что остальным давалось играючи, а Лена всячески помогала и поощряла его стремления. И вот, решенная задачка для олимпиадников.


Девушка почувствовала, как внутри задрожало. Еще немного, и рухнет громада, второй день мешающая дышать. Совсем чуть-чуть.


— Конечно. Пойдем в класс.


Ей дали довести урок, будто ничего и не случилось.


— Можно выйти? — Лиза подняла руку за пять минут до звонка.


– Перепиши задание с доски и можешь идти.


Старшеклассница фыркнула и демонстративно сложила общую для всех предметов тетрадь в сумку. Лиза встала и собиралась уйти без разрешения, но Лена остановила ее. Неожиданно для себя, учительница крепко сжала хрупкое запястье девушки.


— Больно, пустите!


— Я же сказала, сядь на место и перепиши задание.


— Мне в туалет надо, — школьница оскалилась. — Ну хочешь, со мной пойдем. Спустимся на второй этаж, сделаем еще парочку селфи.


Лиза помахала айфоном перед лицом учительницы и рассмеялась.


Вновь смешки-плевки со всех сторон, но Лена их не заметила. Лишь пристально смотрела на телефон в руках девушки и думала, что по фотографии невозможно определить, в каком туалете её сделали.


В груди невыносимо болело, а потом сорвалось, груз устремился вниз, навстречу непроглядной пропасти, увлекая за собой и Лену.


Засранка пытается вырваться, эта тощая сучка в узких шортах, прикрывающих половину задницы. Шутила над ее бедрами, а у самой силенок, как у цыпленка.


Схватить за волосы, припечатать наглой рожей о лабораторный стол. Слышать звон стекла, не обращать внимания на летящие под ноги осколки, на крики, вообще ни на что не обращать внимания. Бить снова. Лицом. Сильнее! Слышать чавканье и хруст. По столу что-то рассыпалось, это зубы смешались со стеклом.


— Сделай селфи! Давай! Сделай селфи!


Ее оттащил Артем, но Лена так и не разжала руки. В кулаке остался липкий от крови клок волос.


Лиза больше не кричала, только с хрипом втягивала воздух, лежа на спине. Она медленно поворачивала голову, будто пытаясь что-то рассмотреть торчащими из глазниц осколками.


Вокруг суетились, что-то спрашивали, снимали на телефон. Потом другие лица, еще больше вопросов, серые стены, твердая кушетка. Лена отвечала механически, без интереса. Она вновь смотрела иллюстрации собственной жизни, не принимая в ней участия.


Внутри наконец-то было пусто и легко.


Спустя несколько месяцев, в зале суда Лене предоставили последнее слово. Бывшая учительница облизнула пересохшие губы, в глаза её вернулась осознанность.


— В целом, я люблю детей. Люблю учить их чему-то новому. Мы используем столько сил, чтобы передать другим наши знания. Часто впустую. Но этот урок... Мой последний урок. Вы все его запомните.


Автор: Олег Савощик

Мой последний урок. Вы все его запомните Школа, Жестокость, Дети, Мат, Длиннопост, Рассказ
Показать полностью 1
1815

Человек-катастрофа

- Ну йобана, ну Настя, - муж нервно ходил по комнате. Я смущенно водила пальцем по тачпаду, уставившись в темный экран ноутбука. Гаджет выключился и включаться больше не желал. В дисплее маячило мое грустное отражение.


- Я ничего такого не делала.


- Оно само, да? - Игорь сделал жест *рукалицо*. - До этого также "само" еще два ноута. Что ты там сделала с первым? Залила чаем? А у второго внезапно лопнул дисплей, ага.


- Я случайно!


- Было бы удивительно узнать, что ты делаешь это сознательно. Ты просто ходячая катастрофа. Сколько я тебе покупал читалок? Три? Одну уронила, вторую потеряла, третья заряжаться перестала. О количестве погибших телефонов я вообще молчу. Я готов еще смириться с тем мобильником, который ты заморозила во время зимней игры в Дозор, это хоть чем-то можно оправдать. А остальные?! Аура у тебя, что ли, такая... Я с тобой уже сексом боюсь заниматься, мало ли чего!


- Ну это же только на технику распространяется, наверное, - робко заявила я.


- На технику... Вспомни, как ты навернулась в ванной на ровном месте и сломала себе два ребра!


- Себе же...


- А я твоя половина, между прочим! И походу лучшая!


- Ты, между прочим, на телевизоре испортил по-ля-ри-за-цион-ну-ю пленку, и нам пришлось заказывать ее с Алиэкспресса, и... и...


- Допустим! Но пленка не идет ни в какое сравнение с разрушениями, которые остаются за тобой! На моем счету всего один телек, который я потом сам и починил, а на твоем - три ноута, один стационарный комп, фотоаппарат, видеокамера, три читалки, восемь телефонов и два ребра! Еще смею напомнить, что когда ты решила учиться вождению, то это закончилось помятым крылом и сожженным сцеплением.


- А ты мне в 2007 году телефон-раскладушку пополам сломал!


- Динозавров еще вспомни. Кстати, если они из-за тебя вымерли, я не удивлюсь.


- Да сколько можно! - я решила трусливо сбежать в душ и подождать, пока муж успокоится. Гордо проследовала мимо него и споткнулась об кота на выходе из спальни. Раздался дикий ржач.


Я возмущенно забежала в ванную и защелкнула за собой дверь.


В коридоре с громким хлопком взорвалась лампочка.


- Ну йобана, ну Настя!


- Да че сразу я, оно само!


Автор: Анастасия Осокина

Человек-катастрофа Катастрофа, Человек, Авария, Длиннопост, Рассказ, Мат
Показать полностью 1
10

Карлсон вернулся

- Привет, малыш. Ты ведь меня ждал? Вот. Я пришёл. Ну, чего не радуешься?


Полный рыжий мужчина не без труда пролез в оконный проём.


Сванте осел в кресле. Столько лет. Столько психотерапевтов. И вот, перед ним тот самый, в существование которого не верил никто. Да и он сам последние лет десять старался не верить.


- Зачем ты вернулся?


- Разве ты не рад меня видеть? - с искренним удивлением спросил Карлсон.


- Почему именно сейчас?! - истерично выкрикнул худощавый блондин и швырнул антикварную пепельницу в стену. Осколки разлетелись по комнате, напугав канарейку, мирно спавшую в клетке.


- Спокойствие, только спокойствие! - Карлсон осмотрелся в комнате, выискивая что-то съестное, - у тебя есть варенье?


- У меня есть литр Jameson'a, банка шпрот и желание выйти в окно, через которое ты только что вломился в мою почти нормальную жизнь.


В дверь кабинета постучали.


- Господин Свантессон, у вас всё в порядке? - спросила секретарша.


- Да, Астрид, я просто уронил пепельницу. Не беспокойте меня пару часов.


- Хорошо, господин Свантессон. Вам звонили из Стокгольма по поводу поставок леса.


- Ага, я им перезвоню, - отмахнулся мужчина и снова плюхнулся в кресло.


- Чем займёмся? Я знаю тысячу разных забавных игр! - Карлсон словно не замечал перемен в жизни и внешности старого товарища.


- Послушай... ты... ты был замечательным другом. Но мне тридцать шесть. Я женат. Я прошёл через десяток врачей, которые убеждали, что тебя не существует. Прости, я не могу начать всё с начала, словно мне снова семь лет. Не могу. У меня новая жизнь, в которой люди летают самолётами Scandinavian Airlines, а не на пропеллере, торчащем из спины.


- Скучный ты стал! - обиженно ответил Карлсон. Я к тебе летел, спешил, а ты...


"Малыш" вскочил, - Ты спешил? Двадцать девять лет, Карлсон! Двадцать девять лет прошло с того момента, как ты в последний раз влетел в моё окно! С тех пор ты ни разу меня не навестил, когда мне было плохо, грустно. Когда все вокруг говорили, что я сошёл с ума!


На мгновение Сванте показалось, что воздух в кабинете дрожит, как в сильную жару. Предметы перед глазами поплыли. Он мотнул головой, стараясь прийти в себя. Не помогло.


- Ты не сошёл с ума, - мотнул головой пузатый рыжий "авиатор", - посмотри вниз.


Сванте приблизился к окну и взглянул на асфальт сквозь пелену в глазах. Кабинет медленно менял очертания, превращаясь в его маленькую детскую. А там, под окнами, в лужице бордово-красной жидкости лежал маленький мальчик. Вокруг него с громким лаем носился крохотный мохнатый щенок, пытаясь привлечь внимание людей.


Через пару минут на шум сбежались соседи. Потом с работы вернулись родители. Они что-то кричали, звонили в скорую. Но Сванте начинал понимать - парнишка, чьё тело сейчас окружили зеваки, больше не будет играть с собакой, никогда не позовёт маму...


- Но как же... как же это всё? Всё, что было потом?


- Полетели со мной малыш. Тебе пора... Нам пора. В ту сторону, где ветер.


Мальчик на мгновение приоткрыл глаза и прошептал, - Мама... он существует.


© Владислав Безлюдный

Карлсон вернулся Дети, Стокгольм, Длиннопост, Карлсон
Показать полностью 1
11

Наша Таня громко плачет…

Тёмная бурлящая вода притягивала взгляд, манила к себе, словно предлагая убежище. Вечное убежище. Недавно прошёл дождь, и мокрые перила блестели, освещаемые фарами проезжавших мимо машин. Никто не обращал внимания на человека, стоящего посреди моста и смотрящего вниз, на мрачные воды шумной реки.


Роман очнулся от забытья и посмотрел вокруг непонимающим взглядом: «Что это? Как он вообще здесь оказался?». И снова тяжёлые, как ледяные глыбы, воспоминания навалились на него со всех сторон, стараясь придавить, уничтожить. Вспомнилось спокойная, похожая на маску, физиономия директора, слова-гвозди, которые он словно вонзал в Романа, причиняя тем самым невыносимую боль:


– Видите ли, нам дано предписание сверху…оптимизация... Вы хорошо разбираетесь в своём деле, но сами понимаете... Я напишу рекомендации. Не подумайте, что мы такие изверги, просто так получилось, что Вы пришли на производство одним из последних, а здесь так принято…К сожалению, нет возможности Вас перевести на другое место… так что будьте добры – напишите в заявлении «по собственному желанию», а мы Вас не забудем, кто его знает, что будет завтра, верно?


Роман год искал работу и когда наткнулся на объявление в газете, где требовался молодой и энергичный с высшим техническим образованием – сразу позвонил и записался на собеседование. Он сильно обрадовался, когда из всех претендентов выбрали именно его и от волнения несколько раз переписывал заявление о приёме. Отработав полгода, Роман оформил ипотеку, зарплата позволяла, да и жить на съёмных квартирах ему надоело до чёртиков. Только сделаешь небольшой ремонт, привыкнешь к новому жилью, как хозяева тут же решают продавать и просят освободить в течение недели.


Мечтая о собственном жилище, Роман в деталях представлял, где у него будет стоять диван или компьютер, подолгу ходил по магазинам, прикидывая обои и ламинат. И вот, мечта сбылась! Квартира находилась всего в двух шагах от работы, поэтому Роман перестал ходить в кафешки и обедал дома, успевая даже поваляться с книжкой на диване. Всё было хорошо. Как оказалось, до поры до времени.


Первые весточки от банка прилетели через месяц после просрочки платежа. Потом уведомления пошли одно за другим, сумма долга росла как снежный ком, катящийся с горы. К долгам по ипотеке примешались коммунальные платежи, деньги на питание катастрофически таяли, нужно было что-то предпринимать, причём немедленно. Роман похудел, побледнел и осунулся за последнее время. Временами ему удавалось что-то заработать по мелочи, разгружая вагоны или выполняя другую «одноразовую» работу, но этого хватало только на пару-тройку дней.


Просить помощи у родителей Роман не решался, да и как бы они помогли со своей мизерной пенсией?! Хотя мама и откладывала деньги, которые Роман отправлял с каждой получки, но этой суммы навряд ли хватило бы на погашение всех долгов.

Он представил, как мать, узнав о его проблемах, сразу схватится за сердце и будет непослушными руками искать таблетки, а отец закряхтит, сгорбится и станет мрачным, словно грозовая туча.


Роман чертыхнулся и, вытащив из кармана недопитую бутылку портвейна, стал пить прямо из горла, делая большие глотки. Внезапно накатила злость, да такая, что захотелось ломать и крушить всё, что подвернётся под руку.

– Нна, сука! – прокричал он, всё больше пьянея, и швырнул пустую бутылку вниз, прямо в чёрные, мрачные воды. - Что, съел?! ... Я к Тебе обращаюсь!... Скажи, зачем я живу?...А?... Чтобы мучиться? Что, нравится?! …Ну, смотри, наслаждайся! Вот он я, перед Тобой, давай!... Смейся! А, может, я над Тобой посмеюсь, а?!... Не ожидал?....Щас…


Роман залез на перемычку, укреплявшую перила и, балансируя на ней, закричал злорадно:

– Ну, давай, спасай меня…если сможешь! А?!... Что молчишь?!... Слабо, да? Да тебе просто пох..й на меня! Да и есть ли ты вообще?! Ты…


– Дяденька, ты акробат? – вдруг прозвучал откуда-то детский восторженный голос.


Роман вздрогнул, спрыгнул обратно на мост и растерянно оглянулся. Рядом с ним стояла девочка лет пяти и смотрела с нескрываемым любопытством, держа в руках большой красный мяч. Несмотря на вечернюю прохладу, на ней было надето лёгкое платье, на ногах – сандалии.


– Ннет, я инженер, - произнёс Роман, слегка растерявшись. Он оглянулся по сторонам в надежде увидеть родителей ребёнка, но тщетно. Девочка была одна. Хмель вдруг разом выветрился из головы, оставив вместо себя тупую ноющую боль. Роман слегка застонал, сжав виски и сильно стиснув зубы. Девочка неожиданно коснулась его рукой, и боль ослабла, а потом и вовсе пропала.

– Как тебя зовут? - спросил Роман, всё ещё не веря своим глазам и пытаясь найти хоть какое-то логическое объяснение появлению ребёнка на мосту в такое позднее время.

– Таня, - ответила она и улыбнулась. Улыбка у неё была тёплая, словно луч солнца.


«Наша Таня громко плачет, уронила в речку мячик», - вспомнил Роман стишок, и вдруг что-то теплое шевельнулось в груди, захотелось вновь вернуться в детство: на спор допрыгать на одной ноге от дома до качелей, поиграть в салочки с Серёгой и Наташкой, сходить с мамой в зоопарк...


«Мама!» Роман вдруг вспомнил, как мама читала эти стихи перед сном, как он представлял себе Таню, и ему очень хотелось с ней подружиться. Воспоминания шли одно за другим, словно кто-то умелой рукой расставил их по порядку и запустил механизм. Вот Роман пришёл из школы сам не свой, он впервые получил двойку. Но мама, узнав о неприятности, вовсе не заругалась, а обняла его взъерошенного и испуганного, похожего на воробья.


– Не расстраивайся сынок! Исправишь! Подумаешь, двойка! Ты у меня самый умный, неужели не исправишь?! Я в тебя верю!


Роман вспомнил случай с двойкой и почувствовал вдруг, как на душе стало легко и радостно, словно это произошло вчера. «Позвоню маме, расскажу всё, без утайки», - решил он, достал телефон и набрал знакомый номер.

– Мы с отцом как чувствовали, что у тебя что-то случилось, хоть ты и говорил, что всё в порядке, - взволнованно отвечала мама, выслушав про злоключения сына, - Почему же раньше не сказал?


– Не хотел расстраивать… мам, прости меня…

– Ладно, чего уж там… Погоди-ка, Рома, я ведь вспомнила, что соседи наши - тётя Зина с дядей Пашей - в город собрались переезжать, квартиру подыскивают. Про тебя спрашивали – не собираешься ли продавать? Я им сказала, что пока нет, сам живёшь…


– Мама! Позвони им, пожалуйста, вдруг ещё не купили, - Роман почувствовал, пусть и небольшую, но надежду. Продать квартиру - значило погасить долги! "Ничего, потом на новую заработаю, я смогу!"


Роман обернулся, чтобы поделиться радостью с Таней, но … её не было. Ни девочки, ни мяча. Гудели машины, да журчала внизу река. «Почудилось, наверное», - подумал Роман растерянно и тут же забыл про этот случай, потому что позвонила мама и сообщила, что квартиру завтра приедут смотреть и просили никому не продавать.


На следующий день около обеда зазвонил телефон, на дисплее высветился незнакомый номер. Звонили из кадрового агентства:

– Здравствуйте, Роман! Мы рассмотрели Ваше резюме и хотим предложить работу по Вашей специальности. Если согласны, то подходите, мы работаем до 17.00, уточним детали. И возьмите с собой документы – трудовую, паспорт, снилс…


Роман шёл по улице и улыбался, не сдерживая радость. Проходя мимо парка, он увидел девочку в лёгком платье с красным мячом в руках. «Где-то я её видел уже, а где? Не припомню». Девочка ударяла мячом о землю и в такт весело читала детский стишок. Роман услышал лишь концовку:

«Тише, Танечка, не плачь,

Не утонет в речке мяч».


© Виктор Подъельных

Наша Таня громко плачет… Мост, Банкротство, Татьяна, Длиннопост
Показать полностью 1
13

Фантастика

В семье потомственного лешего Шишкодумова давно поселился экономический кризис…


Раньше оно в Лукоморье как было? Со всего волшебного леса магическая нечисть к Дубу сползалась: сплетни свежие обсудить, да волшебную силу подзарядить.


Поплещутся в Ведьминой речке, кто в запас кадушку воды наберёт, чтоб лишний раз с противоположной опушки не тащиться, и - как новенькие – полны энергии и чародействия! Твори себе да вытворяй: хочешь – на метле летай, хочешь – морок на соседку наведи, если косо глядит, а хочешь – клубочки путеводные заряжай – всё доход. У каждого в лесу своя специализация. Злые маги – подлости наводят, добрые – их нейтрализуют, и всем хорошо: все – при деле.


Тысячелетиями так жили, бед не знали… Пока Баба Яга себе в ученики Ивана Дурака не взяла. Мол, старая стала (как будто когда-то не была!), тяжело, нога костяная на погоду ноет, вдруг, помру, как вы тут все без меня? Одинокая она, даже Избушку переписать не на кого…


Ну, в общем, подтянула недоросля в магию. Учила его снадобьям хитроумным, заговорам «неприятненьким» и полезным, хвасталась всем, какой ученик талантливый у неё, на лету всё схватывает. А потом и вовсе додумалась: надо, говорит, его в Хогвардс посылать! На стажировку и вообще, по обмену… Пусть квалификацию подтянет, и станет мега-супер-пупер Колдуном десятого разряда!


Короче, долго дело делается, но мы пошустрее перескажем.


Отправили Ваньку к капиталистам на обучение. Повращался он в тамошних кругах заграничных, вернулся в родной лес, и перво-наперво помчался в Царь-град, взял патент на волшебную воду, объявил её невесть какой ценностью, и выдавать её начал, так сказать, по способностям.


Крупным ведунам – бочками, а то и цистернами, а всякой шелупони, вроде нашего Шишкодумова, который только грибные места заговаривать умел, да страшным уханьем браконьеров пугать, бидончиками, а то и кружками. Придёт Шишкодумов в конце месяца домой с литровой банкой, тут его жена и начнёт пилить (а что, он – деревянный, его можно):


- Вот, у других – мужья как мужья, дворцы с евроремонтом за ночь наколдовать могут, яблоки молодильные выращивают, баб в лягушек превращают, за это - зарплату в вёдрах приносят! Не то, что ты!


И сильно в такие дни Шишкодумов завидовал тем, которые это всё умеют. Особенно, по части баб и лягушек…


Но, справедливости ради, Ванька не сильно лютовал в лесу. За путёвое чародейство да подвиги ратные на благо природных ресурсов и премии, и бонусы выписывал.


Вот нашему лешему недавно и свезло! Шастал он по лесу, шастал, да и подслушал, что один петушок, из неместных, грозился речку выпить, и на Восток в себе переправить, тамошним джиннам на радость. Он с такими вестями – к Ивану, теперь уже не Дураку, а Царевичу.

Тот Шишкодумова по репьям дружески похлопал, усмехнулся недобро, да и отправил ту расчудесную птицу в лапшу домашнюю, от греха подальше. А бдительный леший принёс домой целую кадушку волшебной водицы. Небольшую, пятилитровую, но всё-таки!


И вот сидит Шишкодумов и размышляет: на что ему премию потратить?


Тут жена домой вернулась – она на дороге оберегами торгует, подковами там и прочей заговорённой лабудой… Ну, то есть, полезными хоз.товарами.


Стали супруги Шишкодумовы размышлять, да прикидывать – на что нечаянную радость распределять?


- Ну, на коммуналку, в первую очередь, - заключила лешачиха. – Перья Жар-птицы купить надо?


- Надо, - согласился муж. – Не впотьмах же сидеть… Скатерь-самобранку заполнить?


- А то! Третий день она у нас только сухари выдаёт, да овсянку на воде… Что там ещё?


- Кабельное оплатите! – тёща из кухни кричит. – Ну, то есть это… Блюдечко с наливным яблочком!


- Права, - вздохнул Шишкодумов и процарапал галочку на бересте со списком расходов.


- Сапоги, - глядя в потолок, как бы между прочим, вымолвила жена.


- Скороходные?


- Трансильванские! Мне – сапоги новые купить! В лаптях хожу – стыдобища! Я ж с людьми работаю!


- Ладно, ладно! Запричитала! Сапоги – значит, сапоги…


- И шубу? – заискрились глаза у лешачихи, и голос сразу стал такой нежный-нежный.


- Тут только на пуговицы! – рявкнул в общем-то миролюбивый леший.


- Вот так и прохожу всю жизнь в рыбацкой сетке…


- Нормальное у тебя пальто! Шерстяное! Кот Учёный специально по моей просьбе налинял! Не прибедняйся!


- Ладно… Тогда с остатков в Царь-град поедем? В трапезную пойдём? Премию твою отметим – шоб как у порядочной нечисти – и салфетки, и птицы волшебные по углам, и Двое из Ларца с подносами бегают?


- Ни фига! – вдруг донёсся из коридора голос лешачонка.


- Это почему это? – в один голос удивились родители.


- В школу требуют по полтора литра принести. Завтра.


- На что?!


- Известно на что… На шторы, папа, на шторы… Прошлые – опять

исчезли.


- Куда?!


- Мама, у нас тут – волшебный лес! Всё куда-то исчезает и видоизменяется. Может, они и не исчезли, а превратились во что-то другое… Очень нужное.


- Да… Мистика, - вздохнул Шишкодумов. - Такая жизнь: скатерти-самобранки, сапоги-скороходы… Чему удивляться-то? Сынок, а ты вот по своему блюдечку с наливным яблочком не видел, случайно, непропадаемых штор ещё не изобрели?


- Нет, папа, - усмехнулся молодой лешак. - Это уже – фантастика!


Автор: Виктория Биль

Фантастика Сказка, Лес, Длиннопост, Леший, Кризис
Показать полностью 1
43

Красная тапочка

Том встал на задние лапы и прижался к углу спиной. Он закрыл глаза и задрожал. Мужчина замахнулся на него большим красным тапком и ударил по телу. Том болезненно мяукнул. Мужчина и его жена рассмеялись.


- Что, боишься красной тапки? - закричала женщина.

- Будешь знать, как воровать со стола, будешь знать -её муж замахнулся на него ещё один раз. Том попытался убежать, но ловко брошенный тапок настиг его и больно шлёпнул по худому заду. Кот забился под кровать и тихонько заскулил. Он хотел есть и пить, а тело горело в местах ударов.


Том жил в этой семье с самого детства и давно привык к тому, что его били этим тапком. Кот вырос, а тапок остался таким же – огромным, красным и страшным. Основную часть дня кот скрывался в самых разных местах, чтобы не попадаться на глаза, а выходил только ночью, чтобы поесть, попить и сходить по неотложным делам.


Но иногда чувство голода подводило и запахи, разносившиеся из кухни было невозможно вынести и тогда он пытался что-то украсть и съесть. После чего неизменно следовало наказание красным тапочком.

Увидев его, Том всегда зажмуривался и сглатывал тугой комок в горле.


Дом, в котором жила пара находился в сельской местности, но идти Тому было некуда. Забитое, несчастное существо боялось всего вокруг. Том вздрагивал от громких звуков и голоса хозяев. Он боялся ветра и боя часов. Иногда он закрывал глаза и мечтал о том, как он наконец то умрёт и больше никто, никто в целом мире не ударит его красным тапком. Но смерть как на зло не приходила.


Давно выросшая и уехавшая из родительского гнезда дочка приехала навестить своих родителей. Они приготовили вместе праздничный ужин и как всегда сели за стол оживлённо болтая и вдруг.


И вдруг под ногами девушки оказался старый Том, он встал на задние лапы и жалобно посмотрев на неё осторожно и тихонько мяукнул, Девушка взяла с тарелки кусок котлетки и протянула своему старому товарищу по детским играм. Но он не успел схватить его и убежать. Красный тапок как всегда обрушился на его голову и проклятия полетели ему вслед.


Девушка с большим трудом досидела до конца вечера, а когда уходила, то прощаясь с отцом и матерью вдруг попросила их отдать ей Тома. Те с радостью согласились и в нагрузку со старым котом дали ей красный тапок.


- Возьми, пригодиться, - сказал отец. - Он его боится. Бей его чаще, чтобы не воровал и не валялся на кровати.

Дочка молча взяла кота и тапок.


Когда она зашла в свою квартиру, то опустив Тома на пол, первым делом достала из сумки этот красный тапочек. Том прижался к стене спиной, встал на задние лапы и тихонько заплакал, жалобно мяукая. Он закрыл глаза, чтобы не видеть, как проклятая красная тапка ударит его по ушам.


Девушка подхватила его на руки и открыв дверь в парадное поднесла его к мусоропроводу, проходившему по всем этажам дома. Потом открыла дверцу и сказала:

- Том, слышишь меня. Том открой пожалуйста глаза я хочу тебе что-то показать. Не бойся, просто открой и смотри.


Том дрожа всем телом открыл глаза и увидел, как девушка, размахнувшись со всей силы швырнула в открытый страшный рот огромной трубы проклятую красную тапку.

- Том, - сказала она, - туда сейчас ушла вся твоя прошлая жизнь вместе со страхом и голодом, болью и кошмарами.


Потом она зашла с ним в квартиру и пронесла его по всем комнатам, рассказывая ему что это теперь его мир. Только его и её и что в этом мире никого не надо бояться. В этом мире не бывает страха и все всегда сытые, а кровать для того, чтобы на ней лежали. Девушка прижимала к себе худое дрожащее тельце кота с которым выросла и плакала.

- Прости меня, Том, прости, - повторяла она. - Как я могла тебя оставить там? Прости пожалуйста.


И первый раз за много лет Том понял, что на него не кричат. Для него была поставлена электропоилка с большим красивым фонтанчиком и огромный лоток размером с маленький дом. По всей квартире появились когтедралки и маленькие будочки, куда он мог залазить если хотел, а в тарелочке никогда не переводилась еда.


И Том вдруг через несколько дней заговорил. Да, да, убедившись, что его девочка, которая любила его опять вместе с ним – он заговорил.


Заговорил и больше уже никогда не переставал. Он залазил ей на колени и говорил, пока она гладила его. Он говорил сидя на лотке и высунув свою старую голову, а она смеялась и подбежав чмокала его в правое ухо.


Он говорил с ней, когда ел, когда она смотрела телевизор и ей это нравилось. Она понимала его, понимала и отвечала. Наверное, людям далёким от того что я говорю, показалось бы странным что старый кот и молодая девушка разговаривают, причём каждый на своём языке. Но они понимали друг друга. Они любили друг друга и им было так хорошо вместе, что и слова были лишние.


Том прожил ещё год. Целый счастливый год. Год, когда каждый день был для него днём счастья, днём полным любви и заботы.


Он умер на руках у своей девушки. Он пытался уползти под кровать, чтобы она не видела, как он умирает и меньше страдала. Но она не отпустила его. Она сжимала его в своих руках и шептала в его правое ухо, как она любит его. И его угасающее сознание слышало её голос до самой последней секунды. А потом его светлая душа ушла туда, где теперь будет ждать свою девочку и обязательно дождётся.


Она похоронила его на светлой полянке, куда иногда приходит садиться на травку и разговаривает со своим любимым котом Томом. И он разумеется слышит её. И она знает об этом. Потому что когда любят, то и никаких слов не надо. Вот такая история о красной тапке и Томе...


Автор: Олег Бондаренко

Красная тапочка Кот, Любовь, Длиннопост
Показать полностью 1
839

Его нельзя хоронить!

Он свалился мне на голову — прицепом к продленке. Я не помню его фамилии, но не забуду его никогда

Светлана Комарова уже много лет живет в Москве. Успешный бизнес-тренер, хедхантер, карьерный консультант. А в 90-х она восемь лет работала учительницей начальных классов в глухих дальневосточных деревнях.


***


Продленку никто не хотел вести, поэтому ее торжественно вручили мне, как самому молодому учителю в школе. Педагогическая дедовщина, так сказать. Все нежелательные предметы и обязанности в деревенских школах сваливают или на самых молодых, или на самых безотказных. Я проходила по двум пунктам сразу. Времена поменялись — больше не прохожу ни по одному.


Продленка — это когда все неместные разъехались по домам, а ты, неместная, сидишь в школе с детьми, которых родителям некуда девать или нечем кормить. На продленке дают обед и полдник. В деревне нет работы, та, что есть — за копейки. Дома неместных за шесть километров от школы, автобусы два раза в день. Не успел — или час пешком в минус тридцать с влажностью 90%, или жди автобуса, который заберет тебя в семь вечера.


С обеда и до вечера я учу уроки с учениками от первого до восьмого классов (одна на всю домашку разношерстного кагала) и развлекаю их всем, чем только можно занять запертых с утра до вечера в сельской школе оглоедов. Детей из благополучных семей в продленку отдают редко. А с оглоедами бывает, мягко говоря, нелегко, особенно выучить уроки. С одним — запомнить «жи-ши пиши с буквой «и»», с другим — сочинение по книге, которую он в руки не брал.


Если «мой кагал» учится старательно, после домашних заданий я пересказываю им сказки Андерсена, фантастику или статьи из журнала «Техника — молодежи». Поощрение это было найдено эмпирическим путем после долгих баталий. Угроза «если не сделаете уроки, рассказывать ничего не буду» действует. Полтора-два часа на уроки, дальше тысяча и одна ночь с обещанием продолжить завтра. Жюль Верн, Конан Дойль и Андерсен на мое счастье были плодовиты, смоленский еврей Изя Озимов тоже не подкачал.


Семиклассник Сережка — мой луч света, ходячий позитив и редкий умница. Делает все быстро и мается в ожидании, пока все домучают домашние задания, а я их проверю. Я делаю вид, что не замечаю, как он шныряет по классу, подсовывая страдальцам решения. Он помогает мне проверять работы. Садится за первую парту, мухой делает домашку и просит начать пересказ книжек пораньше, шепотом, ему одному, а потом начать еще раз, уже для всех. Он готов по кругу слушать Брэдбери, я нашептываю ему через стол фантастику и таскаю из дома книги.


Парень удивляется мне, как волнистому попугаю в тайге: «У вас такие пальчики красивые, тоненькие, в деревне ни у кого таких пальчиков нет. У мамки руки не как у вас. И ногти у вас красные. Вырасту, куплю мамке лак, пусть ногти красит». Мне стыдно и хочется спрятать руки под стол. Мамка Сережки — техничка в детском саду. Вода из колодца, печь, огород, скотина. Как сказать мальчишке, что мамка не виновата в том, что у нее нет тонких пальчиков с красными ногтями? Она родилась не в том месте, где женщина может сохранить холеные руки до глубокой старости. Одна тянет двух сыновей. Сережка — ее опора и надежда. Младший — изворотливый, вороватый, брехливый и бестолковый. Сережка его очень любит — не находит себе места, когда братец в очередной раз попадается на чем-нибудь неблаговидном.


Сережка ходит за мной хвостом и с детской непосредственностью лепит комплименты. Он везде, я спотыкаюсь о него на каждом шагу. Через полгода приедет математичка, которой не хватит нагрузки, и продленку у меня заберут, чтобы ее догрузить. А Сережка продолжит ошиваться под дверью моего класса на переменах и после уроков. За лето он вымахает под метр девяносто, повзрослеет, научится смущаться, краснеть и станет заходить реже. Я люблю, когда он заходит, с ним тепло и интересно. Бывают люди, рядом с которыми всегда хорошо. Он такой. Его все любят. Еще через год я уйду в декрет, рожу дочь, а к моменту моего выхода из декрета Сережка уже закончит школу и куда-то исчезнет.


Потом будет ужас Чечни. Я открою дверь квартиры и увижу плачущую навзрыд директора школы. Потом я долго не смогу понять, что она бормочет, и сообразить, какой Сережка погиб. Да нет, бросьте, это какая-то путаница, другой Сережка! Потом много дней мы будем ждать, когда его привезут. Потом мы узнаем, что он погиб почти месяц назад. Вместе с ним к матери приедет военком и четверо солдат с оружием — похороны с почестями, выстрелы над гробом.


Мы будем искать цветы. Февраль, девяностые, Дальний Восток, сто километров от Хабаровска. Какие цветы? Все непоправимо, сделать ничего невозможно, нужно хотя бы остановить рефрен в голове: «у вас такие пальчики красивые, тоненькие…» В день похорон в своих классных комнатах мы срежем все цветущие герани, бегонии и декабристы и раздадим их его одноклассникам. Двухметровый позитивчик, как же так?!


Знаете, что происходит с цветками декабриста в минус тридцать пять с ветром? Они замерзают как стекло, как только их вынесешь на улицу. И разбиваются как стекло! Парни, идущие перед гробом, бросают их в натоптанный снег. Цветы разбиваются в крупные красные осколки, и ты идешь за гробом по этим осколкам крови и видишь мать с некрасивыми красными руками, которую волокут по красному крошеву под руки, потому что она теряет сознание. Она не верит, что в этом длинном страшном гробу лежит ее ребенок. Она кричит, что это ошибка, и требует открыть гроб. И размазывающий кулаком слезы военком нарушает все запреты и дает отмашку на то, чтобы гроб вскрыли. Он просит у нее прощения за то, в чем никогда не был виноват. А вся деревня ревет и готова рвать в клочья и его, и четырех перепуганных ровесников Сережки, потому что сейчас эти пятеро воплощают для них всю несправедливость, весь ужас и все зло мира.


Ссутулившийся военком и съежившиеся солдатики, стоящие у могилы ровесника на страшном морозе и ветру в тонких вязаных перчатках, слушают, как проклинают их самих и их матерей, глотают слезы, но не могут ничего сказать в ответ. А когда откроют гроб, все станет еще страшнее, потому, что у человека, который когда-то был живым, веселым, теплым и добрым, не может быть такой страшной кожи — цвета покрытого белым налетом шоколада. И мать, увидев эту чужую темную кожу на лице своего веселого, доброго, двухметрового сына, будет радостно кричать над вскрытым цинковым гробом:


— Не он! Смотрите, не он! Его нельзя хоронить! Его мать где-то ищет!


И уже отморожены руки, а в голове все никак не останавливается голос: «У вас такие пальчики красивые, тоненькие….» И у меня больше никогда не будут расти декабристы. И я не помню его фамилии!


Автор: Светлана Комарова

Его нельзя хоронить! Рассказ, Школа, Жизнь, Длиннопост, Грусть, Смерть, Война
Показать полностью 1

О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта

О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост

О клееном брусе для строительства домов ходят легенды. Кто-то считает, что дом из такого дерева «не дышит», кто-то — что прочнее материала не сыскать. Ниже история записана со слов Михаила, который построил себе дом из клееного бруса через компанию АПС ДСК. Он делится инсайтами про стройку и дает советы, как не пролететь на дорогом, но любимом многими стеновом материале.


Из чего делать стены для жилья — это практически религия. Кого-то здесь убеждать и спорить — обогревать космос. Я в строительном бизнесе уже 14 лет. И три года назад, изучив все про клееный брус, заказал себе дом именно из него. Вот вам краткая анатомия этого материала и мой опыт работы с ним, а дальше решайте сами, надо оно вам или нет.

Забудьте про «сэкономить»


Хороший брус действительно стоит денег. С самого начала примите это. Цены начинаются от 25 000 рублей за кубометр. У «Слонов» (АПС ДСК) брус мне обошелся в 28 000 рублей. Еще и 4 месяца пришлось ждать в очереди, чтобы взять именно с их завода.


Квадратный метр двухэтажного дома в Подмосковье (под ключ, с сантехникой, заходи – и живи), если заказывать его в строительной конторе, обойдется в среднем в 45-60 000 рублей за квадратный метр. У меня вышло с отделкой ровно 50 000 рублей. Тепловой контур (фундамент, стены, крыша, окна) 27 500 р. за кв. м. Если вам где-то предлагают сильно дешевле — не ведитесь. Наверняка есть подводные камни.


Весь дом мне встал в 8 000 000 рублей. Это заезжай и живи.


Накопите деньги на предоплату. Сумма нужна немаленькая, потому что придется выкупить брус, который нарежут на весь ваш дом. Хранить его долго нельзя, надо сразу строить. Причем долго — это больше недели. Брус должен быть защищен от влаги и вредителей, но при этом к нему нельзя перекрывать доступ воздуха. В общем, сложно.

О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост

Совет №1. Выберите подходящий проект или хотя бы фото из интернета с желаемым домом и отдайте его вместе с размерами на просчет в две-три компании. Сравните их предложения по простому чек-листу.


1. Тип фундамента, почему такой выбран. Какая отделка цоколя. Какой пол. Если он на лагах — какой они толщины и с каким шагом. Если тонкие и мало — пол будет как батут.

2. Сколько всего бруса. Если в разных конторах цифра разная, вопрос: а за счет чего сокращают или увеличивают количество высоты потолков, материала внутренних стен?

3. Утепление кровли. Какая пароизоляция и ветрозащита. На качестве пленки экономить нельзя. И упаси вас господь от неумелых строителей, которые мало того, что плохо ее проклеивают, так еще и кладут не той стороной.

4. Стеклопакеты — сколько камер, из чего рамка. У пластиковых меньше теплопроводность. Применяются ли скользящие крепления оконных и дверных коробок.

5. Шлифовка стен, тонировка, антисептик, огнезащита.

6. Инженерка. Первым делом — какое отопление.


Вот минимум позиций, по которым нужно сравнивать предложения строительных компаний. Посмотрите цены и параметры, погуглите нюансы и посоветуйтесь со знающими людьми, если есть возможность.

О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост

Какие риски у работы с клееным брусом


Раньше пролететь с клееным брусом можно было легко. Человеку строили дом, внешне он был как пряник, а через год все расклеивалось и шло винтом. В последнее же время качество бруса выровнялось, хотя за Уралом брак еще встречается. Совсем уж плохой материал продают неадекватно дешево. Скупой платит дважды, а в случае с домом это большие деньги, ошибаться нельзя.


Качество клееного бруса по виду определить сложно. Цепочка производства у него длинная, на каждой стадии можно нахимичить. Могли на внутренние ламели пустить доску какую попало: трухлявую, с дефектом, даже ель под видом сосны. Могли доски взять слишком разной влажности или просто сырые. Чем сырее, тем сильнее ваш дом потрескается от усушки. Молчу уже про схему, когда грузят материал так, что сверху и по бокам брус, как себе бы брали, а внутри паллеты — самая что ни на есть труха.


Некоторые продают под видом добротных пород сущую ерунду. Ангарская и архангельская сосны ценятся в строительстве, потому что структура у них лучше. Деревья растут севернее, и дома из них прочнее получаются. Но ангарской сосны столько не рубили, сколько из нее строили. Часто суют что-нибудь поюжнее и пожиже, а цену ломят.


Совет №2. Берите клееный брус с предприятий, у которых есть история и репутация. Узнайте про производство — где, что, как, откуда лес, какой клей.
О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост

О нюансах теплоизоляции


Поставщики вам расскажут, что теплозащита у дерева поперек волокон даже лучше, чем у газобетона. Но сруб есть сруб, он будет студить по углам. А если поведет геометрию — так и между брусьями. Но если брус хороший и все по технологии — будьте спокойны. Двухсотого (толщиной 200 мм) вам хватит, чтобы зимовать с комфортом.


Совет №3. Особенно тем, кто не в теме и хочет отдать все «на откуп профессионалам». Не хотите сюрпризов — придется вникнуть, хотя бы базово. Иначе или смета раздуется ближе к стройке, или вылезут ошибки — замучаетесь переделывать..

Со «Слонами» мне особо вникать в план стройки не пришлось. Менеджеры сразу расписали все плюсы и возможные риски, проконсультировали в нескольких смежных вопросах. Как по мне, это правильно.


Обязательно поинтересуйтесь, как обстоят дела с организацией стройплощадки: есть ли биотуалеты, бытовка и так далее. А то после новоселья еще несколько месяцев будете мусор разгребать.

О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост

О сложностях с геометрией


Каким бы качественным ни был брус, это все же дерево. Оно сохнет, мокнет, сужается и расширяется. А значит «гуляет». Причем влажность меняется неравномерно. Внутри, на солнце и зимой — меньше, снаружи, в тени и летом — больше. Деформаций не избежать, вопрос лишь в качестве бруса и пряморукости тех, кто собирал коробку. В первую зиму, помолясь, начинайте топить. Сруб будет потрескивать, это нормально.


Венцы — конструкции из одного ряда брусьев, уложенных перпендикулярно друг другу — по всей высоте сруба пронизаны металлическими стержнями на 40 мм, по две на стену. Когда сруб собран, гайки на них протягивают специальными домкратами и приотпускают — чтобы дать небольшую свободу для колебаний. Соответственно, ничего не должно сковывать этих колебаний — ни оконные или дверные коробки, ни отсутствие специальных зазоров — даже лестницу рекомендуется крепить независимо или устанавливать ее уже на этапе финишной отделки. А иначе могут быть трещины в стенах — я видел такие с ладонь толщиной.


Тех, с кем я строил, на всякий случай перепроверил, съездил на их объекты, навел справки по клиентам, узнал, что к качеству сборки нареканий нет. Соберетесь строить — советую сделать то же самое.


Еще несколько важных моментов
1. На брусе могут появляться маленькие трещинки — это нормально. Все равно усадка будет 1-2%.
2. Зимой дом из бруса придется топить чаще, по сравнению с домом из того же утепленного газобетона.
3. Со временем наружный лак отобьется дождем и выгорит на солнце. Покрывать заново нужно будет через 6-8 лет.
О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост

Какие плюсы у клееного бруса


Стройка дома из клееного бруса вам сейчас кажется той еще проблемой, но я объясню, почему все же выбрал его. Главное, понятно: дерево — это жизнь, в таком доме есть душа. Тут и спится, и дышится по-другому. Попробуйте как-нибудь, поживите — в каменный мешок обратно не захочется.


Главная фишка — дом собирается быстро, буквально за пару месяцев, как из лего. Заехал и живи. Плюсом экономия времени и денег на отделке. Мокрые процессы заканчиваются на стадии фундамента, никакой грязи на площадке. «Слоны» собрали мне коробку за месяц — все быстро, аккуратно. Дальше дело за малым оставалось.


Клееный брус — вариант не для всех, но кто подошел осознанно, не пожалеет. Главное — не берите лишь бы дешевле и не стройте с кем попало. Как учил меня один состоятельный дружище: можно завести собаку не такую породистую, взять отель звездой ниже, вместо ресторана сходить в столовку. Но когда строишь свое жилье, мелочиться нельзя — из кожи вылезь, но сделай нормально.


И последний совет. Контролируйте стройку на каждом этапе. Хоть у ребят и стояли веб-камеры на объекте, я старался приезжать на площадку минимум раз в неделю. Так спокойнее. Сами не шарите — приглашайте независимых спецов. Но помните, стройки совсем без проблем не бывает. Главное, как ваш застройщик на них реагирует и решает.
О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост

Когда строили мой дом, не угадали с погодой. Свежая биозащита пошла потеками. Но технадзор подрядчика отработал, вовремя засекли проблему и все поправили. В остальном все прошло гладко. Я со своим опытом не лезть не мог, но ребята прислушивались. А если не согласны были, аргументировали, чем их решение лучше для проекта.


Дом закончили за 5 месяцев. Еще примерно столько же ушло на обустройство и отделку. За все время я ни разу не пожалел о решении строить из клееного бруса.

О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост

Три причины строить дом через АПС ДСК


Во-первых, после того, как внес предоплату — смета не растет, даже если дорожают стройматериалы. Например, контракт заключили зимой, в смете «зимние» цены, а закупка начинается уже по «летним». Бетон может быть вдвое дороже, но клиента это не коснется.


Во-вторых, у компании свое производство клееного бруса и работают они уже 12 лет. Весь процесс от доски на входе до дома на выходе они контролируют сами. Используют финский клей Kiilto и постоянно у финнов учатся.


В-третьих, в течение всей стройки на объекте работает внутренний технадзор. В чек-листе у проверяющего 96 параметров, и все они отражаются на зарплате исполнителей. Плюс к этому — на стройплощадке порядок. Все строго по технике безопасности и оборудовано.

О домах из клееного бруса: честно, без прикрас, из личного опыта Длиннопост
Подробнее о строительстве деревянных домов из клееного бруса по доступным ценам читайте на сайте, а также в инстаграм-аккаунте главного «Слона». В копилке компании двухэтажные дома и жилье в стиле hi-tech или классическом стиле.
Показать полностью 8
Отличная работа, все прочитано!