Sergynious

Sergynious

пикабушник
поставил 1931 плюс и 820 минусов
отредактировал 6 постов
проголосовал за 32 редактирования
26К рейтинг 5 подписчиков 567 комментариев 89 постов 25 в горячем
384

38 лет в коме

38 лет в коме Футбол, Франция, Кома, Врачебные ошибки, Длиннопост

Жан-Пьер Адамс уже почти четыре десятка лет находится между жизнью и смертью. Пронзительная история французского защитника и его жены.

Жан-Пьер Адамс
Родился 10 марта 1948 года в Дакаре.
Центральный защитник. Выступал за «Ним», «Ниццу» и «ПСЖ». Провел свыше 20 матчей за сборную Франции.
С 17 марта 1982 года находится в коме после врачебной ошибки.
28 апреля 2007 года. Перед игрой чемпионата Франции между «Ниццей» и «Осером» к центральному кругу под овации зрителей выходят двое мужчин — Лоран и Фредерик. Каждый из них совершает символический удар по мячу. В это же время на трибуне стадиона разворачивается баннер с надписью «Жан-Пьер Адамс — один из нас». Лоран и Фредерик благодарят публику, но едва не плачут, потому что зрители аплодируют их папе, которого на тот момент нет с ними уже 25 лет.

Но минуты молчания нет и быть не может. Ведь он жив.


Переживший смертельное ДТП


Жан-Пьер Адамс родился в Дакаре в 1948 году. Футбол он полюбил с детства и мечтал стать, как дядя — Александр Диадиу, игравший за местный суперклуб «Жанна д'Арк». Но родители не хотели, чтобы Жан-Пьер думал о спортивной карьере, и указывали на бедность Диадиу. Ребенка заставляли учить все уроки, он должен был получить хорошее образование. Когда Адамсу исполнилось десять лет, его отправили во Францию, где Жан-Пьер поступил в католическую школу.

В Европе он обрел вторую семью — чета Журденов воспитывала его, как родного, но жила скромно. Когда мальчик подрос, он пошел работать на резиновую фабрику, чтобы помочь приемным родителям. О футболе он не забывал, и незаметно хобби переросло в дело всей жизни. Родители уже не могли влиять на юношу, но знаки подавала судьба: во время игры за клуб «Фонтенбло» 18-летний Жан-Пьер получил серьезную травму колена, которая могла оборвать его карьеру. Но жизнерадостный и терпеливый Адамс выдержал испытание, чтобы через год получить новое: юноша попал в автокатастрофу, которая унесла жизнь его лучшего друга, тоже футболиста Гая Бюдо. Самому Жан-Пьеру повезло: он отделался незначительными травмами.


В то время Адамс уже находился в армии, где играл за любительский клуб. А вскоре его заметил профессиональный — «Ним». Жизнь налаживалась. Это стало ясно, когда Жан-Пьер на дискотеке познакомился с эффектной блондинкой по имени Бернадетт. У них было много общего, но одно существенное отличие — цвет кожи. Существенное, конечно, не для девушки, а для ее родителей. Они были из простой семьи и плохо относились к потенциальному браку дочери с темнокожим. Особенно мама Бернадетт. Но отношение галантного Адамса к ней и ее семье повлияло на судьбу. Родители согласились отдать дочь в жены Жан-Пьеру.


Черный гвардеец


В «Ниме» Адамс быстро стал игроком основы и помог клубу добраться до второго места в чемпионате Франции в 1972 году. За пару лет мощный защитник превратился в кошмар для всех форвардов Франции. «В прочной обороне «Нима» играет сама сила природы, колосс! — вспоминал бывший нападающий «Нанта» и капитан сборной Аргентины Анхель Маркос. — Каждый сезон я больше всего опасался встреч с этим клубом. Из-за Адамса».

Jean-Pierre Adams f?te aujourd'hui ses 70 ans. L'ancien international fran?ais est dans le #coma depuis 1982 (plus de la moiti? de sa vie) suite ? une erreur d'#anesth?sie. Une ?norme pens?e pour lui et pour sa femme Bernadette qui prend soin de lui depuis 35 ans. CF> @Cultifoot pic.twitter.com/viKhWf5JuY

— Guinee Buzz (@GuineeBuzz) March 11, 2018

В том же году стремительно прогрессирующий француз получил приглашение в национальную команду. Дебют Жан-Пьера по иронии судьбы пришелся на товарищеский матч со сборной Африки, в котором он заменил Мариуса Трезора. Вскоре Адамса и Трезора было уже невозможно представить друг без друга. Пара заслужила похвалу от самого Франца Беккенбауэра, который в те годы был одним из лучших футболистов планеты. Позже пресса прозвала этот дуэт центральных защитников «Черной гвардией». Под этим прозвищем они и вошли в историю французского футбола.

В 1973-м Адамс совершил трансфер в «Ниццу», где провел лучшие годы карьеры: 17 голов в 144 матчах и серебряные медали чемпионата Франции-1975/76 — с тех пор «Ницца» ни разу не добиралась до таких вершин.


Роковая операция


Во второй половине 1970-х Жан-Пьер играл хуже: все из-за проблем с коленями. Адамс сначала ушел из «Ниццы» в «ПСЖ», а последними двумя клубами его карьеры стали малоизвестные «Мюлуз» и «Шалон». Последний в 1981 году пригласил его на должность играющего тренера, и это был новый вызов для футболиста.

Адамс сосредоточился на тренерской карьере, ради которой поступил на курсы в Дижон. Они должны были продлиться неделю, но на третий день Адамс внезапно ощутил страшную боль в колене. Сперва он решил потерпеть, но боль не утихала, поэтому Жан-Пьер вынужден был отправиться в соседний Лион на медобследование. Сканирование показало: в задней части колена серьезно повреждено сухожилие, нужно хирургическое вмешательство. Адамс не хотел терять времени, поэтому согласился на срочную операцию. Ее назначили на 17 марта.

В то утро Бернадетт была сильно взволнована. Накануне операции она связалась с мужем по телефону, он как обычно был спокоен и ласков: «Все хорошо, я в порядке». Это были последние слова, которые она услышала от любимого.

Жан-Пьер обещал перезвонить сразу после операции, но телефон молчал весь день. Бернадетт не выдержала: один звонок, второй, третий... Наконец, ей перезвонили: «Приезжайте сюда. Сейчас же».

Когда Бернадетт приехала в госпиталь, узнала страшное: ее супруг впал в кому.

В тот день во Франции была забастовка врачей, многие не вышли на работу. Анестезиолог одновременно курировал восемь операций и случайно перепутал дозу. Ситуацию усугубляло то, что за Жан-Пьером следил стажер, который не исправил ошибку анестезиолога и не распознал ухудшение состояния футболиста из-за цвета кожи (у белокожих она синеет). Адамс еще и неправильно лежал на кушетке, и одна из трубок перестала вентилировать легкие. Дыхание француза было затруднено, сердце остановилось.

38 лет в коме Футбол, Франция, Кома, Врачебные ошибки, Длиннопост

Верная жена


Пять суток Бернадетт в слезах провела у постели Жан-Пьера. Она верила, что вот сейчас муж откроет глаза и поцелует ее. Но он продолжал спать без движения.

Адамса перевезли домой, в собственную комнату. Бернадетт уложила мужа в постель и какое-то время спала вместе с ним, как и раньше, и надеялась, что и он когда-нибудь проснется вместе с ней. Однако ничего существенно не менялось. Он больше не двигался. Спустя полгода после операции сделали еще одну — инфекция проникла в организм Адамса. Бернадетт молилась, чтобы хотя бы сейчас муж вернулся. Но нет.

Помимо прочего, одинокая женщина осталась с двумя детьми почти без денег. Помогли бывшие клубы Жан-Пьера «Ним» и «ПСЖ», федерация футбола Франции, проводились благотворительные матчи. Не обошлось и без судебного разбирательства. Тяжба шла семь лет, пока врачей не признали виновными в непредумышленном нанесении травмы. Но легче Бернадетт от этого не стало: каждый день она моет, бреет и одевает своего любимого. Женщина утверждает, что он чувствует запахи, и еле заметно вздрагивает, когда слышит лай собак или хлопок двери. И, конечно, слышит ее.

«17 марта 1982 года время остановилось, — говорит мадам Адамс. — Ничего не меняется — ни в хорошую, ни в плохую сторону. Жан-Пьер не стареет. Седых волос почти нет!»

Бернадетт неоднократно предлагали отправить мужа в дом престарелых, где за ним ухаживали бы квалифицированные сотрудники. Кто-то даже осмелился упомянуть при ней слово «эвтаназия», но любящая жена отвечает на все лаконично: «Это немыслимо». Единственное, что она сделала: построила на взносы клубов и болельщиков дом под Нимом, где теперь живет с мужем.

Жан-Пьер давно стал дедом. Его старший сын Лоран в 1996 году подписал контракт с «Нимом», но его футбольная карьера не сложилась. Сборная Франции уже дважды стала чемпионом мира, сменились поколения футболистов.

Но Жан-Пьер ничего этого не знает. Один день сменяет другой, а он замер в 1982 году и все еще ждет окончания той злосчастной операции.


Источник

Показать полностью 1
16

Гренландия

Гренландия Гренландия, Дональд Трамп, Покупка, США, Дания, Мелания Трамп, Карикатура, The New Yorker

Три причины, по которым Трамп хочет купить Гренландию:


- огромные возможности для ребрендинга ("Добро пожаловать в Трампландию!")

- больше не надо думать, что купить Мелании на день рождения

- думает, что она зеленая

21

Семеня выиграла суд и может похоронить женский спорт

Семеня выиграла суд и может похоронить женский спорт Кастер Семеня, Спорт, Легкая атлетика, Трансгендеры, Тестостерон, Мужчины и женщины, Длиннопост

Федеральный суд Швейцарии удовлетворил апелляцию двукратной олимпийской чемпионки из ЮАР Кастер Семени по новым правилам ИААФ. Ранее организация приняла решение изменить правила допуска женщин к международным турнирам.
В частности, женщины с повышенным содержанием тестостерона для получения допуска должны будут принимать специальные препараты для его снижения. Семеня не согласилась с этим решением, и ИААФ хотела признать Семеню "мужчиной, ощущающим себя женщиной".
Сперва Семеня обратилась в CAS, а после отклонения ее жалобы подала апелляцию в Федеральный суд Швейцарии.
Семеня выигрывала Игры-2012 и 2016 в беге на 800 м. Она с рождения страдает гиперандрогенизмом - повышенным содержанием тестостерона.
Теперь южноафриканская бегунья, и ей подобные, могут выходить на старт в своем естественном состоянии, которое дает им преимущество над более женственными соперницами.

Борцы за права человека ликуют, хотя на самом деле вердикт швейцарского гражданского суда запутывает и без того сложнейший вопрос, ставя под угрозу само существование женского спорта. Да, женщин с гиперандрогенизмом в принципе рождается не так много, и еще меньше их доходит до спорта высших достижений. Но в индивидуальных дисциплинах достаточно одной такой спортсменки, чтобы навсегда закрыть остальным дорогу к золоту. Закладывается бомба под сам принцип борьбы спортсменок с более-менее равными физическими возможностями.
Дискуссия вокруг "феномена Кастер Семени" ведется уже десять лет. По этому поводу высказывались и спортивные деятели, и ученые, и ЮНЕСКО. Приведены тонны аргументов, и в итоге Международная федерация легкой атлетика попыталась выработать хоть какие-то справедливые критерии. Увы, попытка пройти по тонкой грани прав человека оказалась неудачной. И как теперь женский спорт оказался на грани краха – ведь следом в суд наверняка пойдут трансгендеры, которые также обязаны снижать свой уровень тестостерона при помощи гормонов. В итоге мечты некоторых феминисток о закреплении в спорте "открытой категории", где женщины будут соревноваться с мужчинам, окажeтся не такими уж нереальными.
ИААФ пыталась подойти к делу максимально тактично, отказавшись от тотальных запретов. Так Кастер имела возможность соревноваться без гормонов на более длинных дистанциях, чем ее коронные 800 метров. Но бегунья из ЮАР, лишившаяся возможности легко побеждать соперниц, усилий спортивных чиновников не оценила. Какими же аргументами руководствуются сторонники разных подходов к "делу Семени"?
За свободный доступ тестостероновых спортсменок
– Преимущество над соперницами (если оно есть) достигается не при помощи искусственных препаратов, а благодаря природе. У многих чемпионов тоже имеются некоторые отклонения от физической нормы, дающие им преимущества. И при этом никого из таких атлетов не пытаются причесать под общую гребенку.
– Применение гормональных препаратов не связано с медицинской необходимостью и может нанести вред здоровью спортсменок.
– Один лишь повышенный уровень тестостерона не превращает женщину в мужчину, а публичное обсуждение физиологии спортсменок нарушает их базовые права человека.

За спортивные ограничения для женщин с гиперандрогенизмом– Женский спорт (как и юниорский) придуман для того, чтобы равные соревновались с равными. Возможно, "классические женщины" в отдельных дисциплинах и могут посоперничать с "тестостероновыми", но в целом физическое преимущество последних в данный момент кажется непреодолимым.– Поблажки для гиперандрогенок спровоцируют поиск подобных уникумов по всему миру, в итоге места для хрупких женщин в спорте просто не останется. Если не ограничивать уровень тестостерона, скоро придется вводить другие менее очевидные ограничения.
– Вал операций по смене пола, который наблюдается на Западе, приводит в спорт все больше трансгендеров, для которых также актуален вопрос уровня тестостерона. И здесь сразу же возникает вопрос – почему "природных гиперандрогенок" не ограничивают, а искусственные вынуждены пить гормоны.

Очевидно, что судиться бесполезно – суды на Западе прочно стоят на страже интересов разного рода меньшинств. Хотя, если сторонники "старого доброго женского спорта" все же решаться на какие-то акции протеста, федерации не смогут их игнорировать. При этом МОК и другие спортивные организации, похоже, недооценивают уровень угрозы. По хорошему сейчас необходимо срочно выработать единые для всего спорта критерии допуска до женских стартов и придумать, что делать с теми, кто этим критериям не соответствует. Иначе в ближайшее время нас ждет такой хаос, что "дело Семени" мы будем вспоминать с радостью и ностальгией.

Источник

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!