Fotosvet

Fotosvet

пикабушник
10К рейтинг 2 подписчика 991 комментарий 11 постов 1 в "горячем"
9

Среднеазиатская зебра

Посидели с братом. А он у меня крутой скалолаз и альпинист. (Да, это разные сущности, а он и там и сям).

Упомянул, как они к горе подбирались по Киргизии, в лавку зашли. Правильная лавка. Еда, алкоголь, хозтовары, игрушки.

Игрушка, зебра.

На ценнике: "Ишак матрос".

2

Только поминки...

Дело происходило в одном НИИ (Научно исследовательский институт) ДВО РАН (Дальневосточное отделение российской академии наук).

Был в одной лаборатории научный сотрудник Сергей С. Неплохой был специалист, ученый чуть похуже, компанейский парень, не прочь бухнуть в хорошей компании, холостой со всеми прилагающимися атрибутами... Короче немного расп***дяй, как и автор сего рассказа. Ни к какой карьере он не стремился, ему было и так хорошо жить на земле.

Но вот особенность у него была, которая с годами, ввиду наблюдений и набравшейся статистики стала заметной и весьма озадачивала не только коллег по институту, но уже и с других учреждений Академгородка заинтересовались такой девиантностью сотрудника.

А нюанс состоял в том, что Сергей никогда не ходил на обмывания кандидатских, докторских, назначений на должности, повышений по службе, не был на свадьбах, отмечаниях получения грантов и подобных мероприятий, хотя всегда был туда настойчиво приглашаем. Сергей отнекивался, отшучивался, ссылался на занятость, иногда даже говорил, что придет, но не приходил. Никогда.

Но вот на поминки он ходил всегда и везде. Причем участвовал в полном цикле проводов в последний путь везде. Помогал договариваться на кладбище, забирал тело из морга, в общем везде, где наливали, он бескорыстно помогал. Сергей с удовольствием всегда говорил поминальные речи за столом, вспоминал яркие моменты из жизни покойника и вносил некоторое утешение родственникам умершего, так как всем становилось от его речей теплее на душе. На поминки он ходил ВСЕГДА.


И вот на очередных проводах в последний путь очередного ветерана труда и науки, коллеги Сергея и не только коллеги, уже изрядно приняв заупокой не чокаясь, набрались смелости и пошли в курилку, где культурно отдыхал Сергей. Он пару минут назад сказал большую речь, вспомнил какой-то позитив из жизни умершего, как тот спас котенка, упавшего в люк, и теперь курил свою законную сигаретку.

- А все-таки, Серег, скажи-ка нам, вот почему ты ходишь только на поминки, а вот даже на мой диссер не пришел, и вообще ни на чей не пришел. Ты чё, меня, нас не уважаешь? - заплетающимся голосом спрашивал начальник Сергея завлаб Владимир Алексеевич, уже нормально так дошедший до кондиции - а вот на поминки ты ходишь... Почему, Серег? Скажи нам...

- Да, да, скажи, Серега... Коллектив требует! - поддержали завлаба остальные курящие...

Сергей затянулся сигаретой, выдохнул трубочкой и ответил:

- Ребят, я вас всех очень люблю. Честно! Только вот. Понимаете.... Поминки это единственное мероприятие, где каждая сука не считает своим долгом подойти и спросить меня "Ну, а ты когда?".


Источник: http://stpneuma.livejournal.com/

6366

Чужие котята и кошка

Когда я был подростком, у нас в доме была кошка, совсем старая уже. Так вот однажды она принесла домой котёнка. Чужого, естественно, своих она уже не рожала. Ну и зовёт меня на улицу. Пошёл с ней, довольно далеко, через соседнюю улицу к заброшенному старому сараю - там в закутке ещё трое котят. Голодные явно, суетятся и пищат.

Я говорю ей: "так может мать вернётся?" Она бежит к дороге и останавливается у сбитой и раздавленной кошки. Видимо мать этих котят.

Ну собрал их, принёс домой, положил кошке в её ящик. Она их вылизывает, к себе прижимает. А котята мелкие, сами есть не могут, у кошки понятное дело молока нет. Пришлось десять раз на дню из пипетки кормить. Кошка каждый раз подходила, напоминала.

Вот на детский мультик с говорящими животными вся это история смахивает, а между тем натурально так и было. Кошка эта была необщительная, но вот если хотела, совершенно легко могла найти способ сказать что угодно. И ума хватало.

Она перед смертью болела, долго лежала почти не вставая в своём ящике, даже до туалета не могла дойти. А потом вдруг встала и шатаясь пошла к входной двери и оглядывается, что бы ей открыли. Смотрю - к сараю кондыбает. Ну я было за ней, а она посмотрела таким долгим взглядом... ну я понял и не пошёл. Вечером закопал под яблоней.

На самом деле животных, если они этого хотят, понять не так уж и сложно. Надо только внимание обратить.


PS: Котят выходили и раздали.

-13

Чувство черного юмора, как нога - либо она есть, либо нет

Двое парней на пляже наблюдают за красивой девушкой, которая вдруг начала тонуть. Ни секунды не раздумывая, оба бросаются в воду. Вытащив девушку, они усиленно начинают делать ей искусственное дыхание рот в рот.

- "Постой!"-говорит один, "Что то тут не то".

- "Вот и я говорю: Та была в ластах, а эта почему то в

коньках...."


P.S. баянометр молчал

-14

Молодость и старость. Хороший рассказ Ивана Бунина.

Прекрасные летние дни, спокойное Черное море.
Пароход перегружен людьми и кладью, - палуба загромождена от кормы до бака.
Плавание долгое, круговое - Крым, Кавказ, Анатолийское побережье, Константинополь...
Жаркое солнце, синее небо, морс лиловое; бесконечные стоянки в многолюдных портах с оглушающим грохотом лебедок, с бранью, с криками капитанских помощников: майна! вира! - и опять успокоение, порядок и неторопливый путь вдоль горных отдалений, знойно тающих в солнечной дымке.
В первом классе прохладный бриз в кают-компании, пусто, чисто, просторно. И грязь, теснота в орде разноплеменных палубных пассажиров возле горячей машины и пахучей кухни, на парах под навесами и на якорных цепях, на
канатах на баке. Тут всюду густая вонь, то жаркая и приятная, то теплая и противная, но одинаково волнующая, особая, пароходная, мешающаяся с морской свежестью. Тут русские мужики и бабы, хохлы и хохлушки, афонские монахи, курды, грузины, греки... Курды, - вполне дикий народ, - с утра до вечера спят, грузины то поют, то парами пляшут, легко подпрыгивая, с кокетливой легкостью откинув широкий рукав и плывя в расступившейся толпе, в лад бьющей
в ладоши: таш-таш, таш-таш! У русских паломников в Палестину идет без конца
чаепитие, длинный мужик с обвисшими плечами, с узкой желтой бородой и прямыми волосами вслух читает Писание, а с него не спускает острых глаз какая-то вызывающе независимая женщина в красной кофте и зеленом газовом шарфе на черных сухих волосах, одиноко устроившаяся возле кухни.
Долго стояли на рейде в Трапезунде. Я съездил на берег и, когда воротился, увидал, что по трапу поднимается целая новая ватага оборванных и вооруженных курдов - свита идущего впереди старика, большого и широкого в кости в белом курпее и в серой черкеске, крепко подпоясанной по тонкой талии ремнем с серебряным набором. Курды, плывшие с нами и лежавшие в одном мосте палубы целым стадом, все поднялись и очистили свободное пространство. Свита
старика настелила там множество ковров, наклала подушек. Старик царственно возлег на это ложе. Борода его была бела как кипень, сухое лицо черно от загара. И необыкновенным блеском блестели небольшие карие глаза. Я подошел, присел на корточки, сказал "селям", спросил по-русски:
- С Кавказа?
Он дружелюбно ответил тоже по-русски:
- Дальше, господин. Мы курды.
- Куда же плывешь?
Он ответил скромно, но гордо:
- В Стамбул, господин. К самому падишаху. Самому падишаху везу благодарность, подарок: семь нагаек. Семь сыновей взял у меня на войну падишах, всех, сколько было. И все на войне убиты. Семь раз падишах меня прославил.
- Це, це, це! - с небрежным сожалением сказал стоявший над нами с папиросой в руке молодой полнеющий красавец и франт, керченский грек: вишневая дамасская феска, серый сюртук с белым жилетом, серые модные панталоны и застегнутые на пуговки сбоку лакированные ботинки. - Такой старый и один остался! - сказал он, качая головой.
Старик посмотрел на его феску.
- Какой глупый, - ответил он просто. - Вот ты будешь старый, а я не старый и никогда не буду. Про обезьяну знаешь?
Красавец недоверчиво улыбнулся:
- Какую обезьяну?
Ну так послушай! Бог сотворил небо и землю, знаешь?
- Ну, знаю.
Потом Бог сотворил человека и сказал человеку: будешь ты, человек, жить тридцать лет на свете, - хорошо будешь, жить, радоваться будешь, думать будешь, что все на свете только для тебя одного Бог сотворил и сделал.
Доволен ты этим? А человек подумал: так хорошо, а всего тридцать лет жизни!
Ой, мало! Слышишь? - спросил старик с усмешкой.
- Слышу, - ответил красавец.
- Потом бог сотворил ишака и сказал ишаку: будешь ты таскать бурдюки и вьюки, будут на тебе ездить люди и будут тебя бить по голове палкой. Ты таким сроком доволен? И ишак зарыдал, заплакал и сказал богу: зачем мне
столько? Дай мне, бог, всего пятнадцать лет жизни. - А мне прибавь пятнадцать, - сказал человек Богу, - пожалуйста, прибавь от его доли! - И так Бог и сделал, согласился. И вышло у человека сорок пять лет жизни.
Правда, человеку хорошо вышло? - спросил старик, взглянув на красавца.
- Неплохо вышло, - ответил тот нерешительно, не понимая, очевидно, к чему все это.
- Потом Бог сотворил собаку и тоже дал ей тридцать лет жизни. Ты, сказал Бог собаке, будешь жить всегда злая, будешь сторожить хозяйское богатство, не верить никому чужому, брехать будешь на прохожих, не спать по ночам от беспокойства. И, знаешь, собака даже завыла: ой, будет с меня и
половины такой жизни! И опять стал человек просить Бога: прибавь мне и эту
половину! И опять Бог ему прибавил. Сколько лет теперь стало у человека?
- Шестьдесят стало, - сказал красавец веселее.
- Ну, а потом сотворил Бог обезьяну, дал ей тоже тридцать лет жизни и сказал, что будет она жить без труда и без заботы, только очень нехороша лицом будет, - знаешь, лысая, в морщинах, голые брови на лоб лезут, - и все будет стараться, чтоб на нее глядели, а все будут на нее смеяться.
Красавец спросил:
- Значит, и она отказалась, попросила себе только половину жизни?
- И она отказалась, - сказал старик, приподнимаясь и беря из рук ближнего курда мундштук кальяна - И человек выпросил себе и эту половину, - сказал он, снова ложась и затягиваясь.
Он молчал и глядел куда-то перед собою, точно забыв о нас. Потом стал говорить, ни к кому не обращаясь:
- Человек свои собственные тридцать лет прожил по человечьи - ел, пил, на войне бился, танцевал на свадьбах, любил молодых баб и девок. А пятнадцать лет ослиных работал, наживал богатство. А пятнадцать собачьих берег свое богатство, все брехал и злился, не спал ночи. А потом стал такой гадкий, старый, как та обезьяна. И все головами качали и на его старость
смеялись. Вот все это и с тобой будет, - насмешливо сказал старик красавцу, катая в зубах мундштук кальяна.
- А с тобой отчего ж этого нету? - спросил красавец.
- Со мной нету.
- Почему же такое?
- Таких, как я, мало, - сказал старик твердо. - Не был я ишаком, не был собакой, - за что ж мне быть обезьяной? За что мне быть старым?
Показать полностью

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

Наш герой Славик, олицетворяющий собирательный образ путешественника, продолжает колесить по миру (начало тут). Позади горы и яркая Турция. Впереди опять горы и таинственная Азия. В Китае Славик прошелся по дороге смерти и едва не устроил ДТП, спускаясь с Великой Китайской стены. Все основано на реальных событиях, а все совпадения (не)случайны.


В Пекине я запланировал остановку на полтора дня. Для тех, у кого пересадка в столице часов восемь, реально успеть посетить Стену. К ней идет поезд из Сианя. Вообще, многие русские туристы предпочитают путешествовать по Китаю по такому треугольнику: Пекин — Сиань — Шанхай. Так можно быстро посмотреть все самое важное, не рассеивая внимания и время на всю страну — она большая.


Глава 1. Та самая Великая и Китайская


Великая Китайская стена, точнее, одна из ее сторон — Мутяньюй, в двух часах езды от Пекина. Сначала вы едете на метро до станции «Дунчжимэнь», а потом садитесь на автобус до парка Шэньчжэнь.


По фразе «Грейт вол» местные сразу направляют к «нужному» автобусу. Не доезжая до нужной остановки, один китаец стал настойчиво просить меня выйти из автобуса вместе с ним. Я вроде как знал, что мне нужно ехать дальше, но автобус зашумел и буквально выставил на улицу. Как выяснилось, это хитрая схема. Туристов сажают на автобус, не довозят до нужного места, заставляя выйти, а потом предлагают за бешеные деньги доставить их до Стены или парка на машине. Но я и еще один турист оказались не лыком шиты и сторговались за относительно небольшие деньги. Китаец, походу, был разочарован. Позже прочитал множество подобных историй. Будьте бдительны и помните, что англоговорящих в Пекине почти нет. Так что неплохо, помимо иероглифов 不辣 «бу ла» («неострый»), выучить еще несколько.


Что почитать

Как сделать визу в Китай и сколько это будет стоит

Говорят, количество туристов на Великую Китайскую стену сократят. Это правда?

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

Есть два способа добраться до Стены из парка Шэньчжэнь: пешком или на канатке. Я выбрал второй вариант.


Сама Великая Китайская стена оказалась не такой древней, как я ожидал. Дело в том, что все здесь не столько реставрируют, сколько достраивают. В конце красивого туристического маршрута я увидел нетронутый участок Стены. Это были руины, совсем непохожие на то, что мы привыкли видеть на фотографиях. А потом я увидел строителей и то, как они откровенно достраивали башню там, где ее никогда не было, и совсем загрустил. Не этого я ждал от этого места — ни трепета перед древностью, ни какой-то эпичности я не почувствовал.


Спуститься со Стены можно тоже двумя способами: на канатке или на тобоггане — бесполозных санках, которые едут с вершины по трассе, похожей на бобслейную. На канатке я поднимался, значит, спускаться надо на санях. Ведь все делают что-то впервые: чувствовал себя Роном Уизли, который сел за руль летающего Форда «Англия», чтобы добраться до Хогвартса.

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

В кабине была только ручка для тормоза — и она нужна! Я люблю скорость, но сани разгонялись так, что я уже готовился вылететь с трассы, поэтому притормаживал. Это было правильным решением. Потому что турист, который спускался передо мной, еле плелся. Я просто чудом не врезался в его сани. Так что будьте осторожны, если решите спускаться на тобоггане. Контролируйте скорость и не зевайте.


Глава 2. Тропа над пропастью и стоячие места в поезде


На скором поезде Пекин — Сиань за пять часов добрался до парка Хуашань, недалеко от города Сиань. Там находится главный аттракцион, ради которого я и прилетел, — Тропа смерти. Увидел однажды на фото и загорелся.

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

Тропа смерти — это тонкий деревянный настил, прибитый к скале над пропастью, по которому идут испуганные туристы. Платишь деньги, на тебя надевают страховочное снаряжение и отправляют в путь-дорогу. Никаких ограждений. Медленно идешь вдоль скалы, доходишь до конечной точки, делаешь фото на память, разворачиваешься и идешь обратно. При этом нужно разойтись с людьми, которые идут навстречу.


Адреналин я испытал, но на фотографиях выглядит зрелищнее. Может, потому, что я не боюсь высоты, а сама тропа не особо длинная. Больше боялся, что уроню телефон в пропасть, а не за себя. А еще о Тропе писали на Пикабу — почитайте.


Что почитать

Куда слетать на Новый год 2020: идеи для путешествий в праздники

Что делать, если вас обокрали в путешествии


Как добирался от Сианя до Шанхая — отдельная история. В китайских поездах своя классификация мест: лежачие, сидячие и стоячие. Почему-то не думал, что с билетами может быть проблема. В итоге все, что смог купить, — стоячее место. Огромный поезд дальнего следования, куча вагонов, битком набитые людьми. Нет ни одного угла, чтобы забиться или прижаться: 16 часов стоя до Шанхая без надежды поспать. Так я себе представлял индийские поезда. Но вокруг одни китайцы, которые косо на меня поглядывали: мол, парень, что ты здесь забыл? Поездку запомню надолго — абсолютное издевательство.

Опасный Китай: тропа смерти, тобогган с Великой Китайской стены и хардкорный поезд до Шанхая Длиннопост

В Шанхае туристов больше, но чувствуешь себя на удивление комфортнее. Вокруг чисто, при этом плюнуть посреди улицы или прямо в ресторане бросить мусор на пол — норма. Китайцы чем-то напоминают русских: хитростью и пронырливостью. Особенно таксисты. А еще заметно, что в стране не хватает работы. Так, в пекинском метро есть люди, задача которых поторапливать пассажиров заходить в вагон.


Шашлык из скорпиона я съел (не впечатлило), порцию адреналина получил, пора ехать дальше.

Показать полностью 4
Отличная работа, все прочитано!