CaptainWrongel

На Пикабу
поставил 9233 плюса и 60 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
19К рейтинг 945 подписчиков 432 комментария 74 поста 65 в горячем
58

Ферзевый гамбит. Эпилог

Предыдущая глава:

Ферзевый гамбит. Глава двенадцатая. Финал

Не пропустите финальную главу! Ссылка выше.


Экстренный выпуск новостей имел эффект разорвавшейся бомбы. Информацию, просочившуюся в СМИ, уже невозможно было остановить. Ведущий, почувствовав эксклюзивный материал, смаковал каждую фразу. На свет всплыла и таинственная организация, имеющая непосредственное отношение к недавним ужасным событиям.
Следом он передал слово корреспонденту, ведущего репортаж из эпицентра, где в срочном порядке велись работы по восстановлению города, и оказывалась медицинская помощь пострадавшим. Скрыть масштабную трагедию, унесшую сотни тысяч жизней и изуродовавшую такое же количество людей, не представлялось возможным.

Арсеньев сидел в своем кабинете. Он выключил телевизор и принялся изучать свежие сводки. Недавняя депеша от директора его сильно взволновала, хотя ее взрывоопасное содержание и носило отсроченный характер. Особенно его заинтересовала пометка в конце письма. Директор считал, что противник специально сливал разыскиваемый объект, панически боясь, что тот не потерпит конкуренции и подомнет всех под себя, установив новый мировой порядок. Тем не менее новая стратегическая цель на годы вперед требовала значительной перестройки организации работы и мобилизации всего кадрового ресурса. Нет, конечно, то, что прогнозировалось в будущем, могло и не произойти, но и полагаться на случай удел глупых людей. А ведь он, как и его боевые товарищи, не имел сверхспособностей. Только силу духа и жертвенность.

В дверь громко и уверенно постучали. Арсеньев смазал взглядом монитор и, не вставая с места, нажал кнопку блокирующую замок.

─ Разрешите? ─ На лице Сергея прибавилось новых шрамов. Месяц отдыха и реабилитации пошел ему на пользу, придав облику свежий вид и огоньку в глаза.

─ Конечно. Рад, что мы наконец-то свиделись.
─ Начальник привстал и протянул ему руку. ─ Присаживайся.

Сергей кивнул и выдвинул указанный жестом начальника стул. Напротив него стояла дымящаяся кружка с кофе.

─ Угощайся! ─ Начальник отодвинул бумаги и отеческой теплотой во взгляде уставился на подчиненного.

─ Вы знаете, Григорий Алексеевич, я, пожалуй, откажусь. У нас в Службе последнее время говорят, что кофе у вас убийственно крепкий. ─ Они тут же рассмеялись в голос.

Арсеньев вытер выступившую от смеха слезу.

─ Как видишь, себе я не налил. Ладно. Шутки в сторону. Я благодарен тебе. И товарищей спас и дело сделал. Все было очень рискованно и ненадежно, но ты справился. Все-таки ты самый везучий среди нас. ─ Он положил ладонь на стол, как бы резюмируя, ─ а посему у меня к тебе одна новость и одно предложение.

─ Интересно. Слушаю. ─ Костомаров немного напрягся.

─ С полевой работы я тебя все же снимаю. Ты свое отбегал…

─ Учитель из меня так себе! ─ Парировал оперативник.

─ Не перебивай. Ты станешь моим заместителем. ─ Арсеньев улыбнулся. ─ Знаю, что руководить тебе тоже не нравится, но это лично моя просьба.

Сергей без энтузиазма согласно кивнул.

─ А теперь и новость. Вернее, подарок от Службы. ─ Он достал толстый конверт из стола и протянул его оперативнику.

─ Что там? ─Удивленно спросил Сергей.

─ Открой же.

Костомаров вскрыл конверт и вывались содержимое на стол. Десятки фотографий, отчетов, показаний. Он перекладывал их одну за одной, пока не сосредоточился на снимке с крупным планом. Его сердце бешено заколотилось. Рука, державшая фотографию, затряслась и смяла ее.

─ Вижу, узнал. ─ Арсеньев криво улыбнулся,─ У нас это запрещено, но ввиду особых заслуг… В общем, там есть координаты. Даю тебе неделю.

─ Спасибо, Григорий Алексеевич! Не забуду! ─ В его глазах сверкнул недобрый огонек.

***

Новое время приносило только проблемы. Век информационных технологий сделал их умнее, хитрее и осторожнее. Но самое главное - чертова урбанизация. Люди покидали деревни, бесчисленной толпой отправляясь на заработки в города. Высыхали колодцы, запустели поля.

Теперь голод стал постоянным ее спутником. А вместе с ним уходили жизненные силы. Свежую людскую кровь находить становилось все сложнее. Она уже и забыла, когда вонзала свои клыки в детскую нежную кожу, вырывая куски сладкого мяса. Ее любимая заточенная кость постоянно покоилась в кармане, лишь изредка вылезая для того, чтобы впиться в очередную заблудившуюся собаку или раненную птицу. Иногда спасали охотники, забывшие после обильного возлияния дорогу назад. Их алкогольный смрад смешивался с табаком, порохом и потом. Поначалу она даже отказывалась, брезгливо выкидывая их на съедение волкам, но потом голод взял свое.
Нет, она пробовала залезать и в ближайший город. Даже удалось увести мальчика, но на границе леса их догнали полицейские. Глупые людишки подошли слишком близко. Для заточенной кости тот день оказался пиршеством. Но радости это не принесло. Вслед за ними пришли новые, в гораздо большем количестве. Они прошерстили весь лес в поисках убийцы коллег и ребенка. Тогда пришлось бежать со своей же территории. А ведь на других ее никто не ждал. Еды стало мало для всех.

Она обосновалась в трехстах километрах от насиженного веками места, где знала каждое дерево. Тут раньше жила ее старая знакомая, решившая идти в ногу с современностью и уехавшая в город. Там и сгинула.

Ведьма возвращалась обратно в хижину в самом сердце глухого леса. Сегодня судьба снова показала свой неблагосклонный нрав. Ее длинные морщинистые руки сжимали палку, на которую она опиралась. Черные злые глаза внимательно разглядывали каждый кустик. Седые грязные волосы беспомощно болтались на плечах.

Когда до хижины оставалось пятьдесят метров, она застыла. Длинный хрящеватый нос поморщился, мощно вдыхая еле уловимый запах. Он казался знакомым. Ведьма оглянулась вокруг, но свежих следов она не увидела, как и какой-либо мелочи, выдающей врага.

«Если запах знаком, то это друг, потому как враги нашей встречи не переживают» ─ Успокоила она себя. ─ «И, тем не менее, следует быть осторожной».

Она тихо открыла дверь и заглянула внутрь. Никого. Все лежало на своих местах. Ведьма взглянула на стол, стоящий напротив входа. На нем приколоченная ножом, лежала записка. Она подошла ближе и, не прикасаясь, прочитала.

«Я так ждал нашей встречи».

Сзади раздался приближающийся стремительный свист. В след за ним пришла и дикая невыносимая боль. Нога в области колена лопнула, разбрызгивая кровь и осколки костей. Она упала, как подкошенная. Боль парализовала голосовые связки. Следующий свист принес новую вспышку боли в области таза. Темная кровь вытекала упругими ручейками. Ей потребовалось время, чтобы доползти до скамейки, где стояли горшки со снадобьями. По очереди она валила их на пол, лихорадочно ища стимуляторы. Но место, где стоял нужный горшочек пустовало.

─ Не это ищешь? ─ Раздался запыхавшийся голос в дверях. ─ Пришлось бежать. Очень боялся, что ты умрешь раньше нашей встречи.
Ведьма узнала в его руках коричневый глиняный горшок. Лысый мужчина со шрамами на лице сильно его сдавил. Жидкость из расколотой в руке посуды, полилась на пол.

─ Узнаешь? ─ Его глаза горели адским огнем.

─ Узнаю. Я помню, как ты валялся в грязи, прося, чтобы я не трогала твою дочку. ─ Она хрипло расхохоталась.

─ Думаешь, разозлив меня, получишь быструю смерть? Не угадала! ─ Сергей тоже улыбался. Он достал большой армейский нож и склонился над телом ведьмы.

Показать полностью
46

Ферзевый гамбит. Глава двенадцатая. Финал

Предыдущая глава:

Ферзевый гамбит. Глава одиннадцатая

Бутылка коньяка неспешно растаяла за напряженной игрой. Игроки сосредоточено глядели на шахматную доску. Гость имел численный перевес и нервно дергал стопой в предвкушении скорой победы. Те, чьи интересы он представлял, наверняка по-царски его одарят.

Тем не менее, хозяин спокойно прикидывал свои шансы. Раньше он попадал в гораздо худшие ситуации и всегда находил выход. Даже сейчас, когда от следующего хода противника зависел исход битвы умов.

─ Ты уже придумал, что скажешь свои фанатикам, когда предашь их? ─ Попытался вывести из равновесия оппонента.

─ Ходи и я отвечу. ─ Лицо Макса ничего не выражало.

Рука гостя зависла в нерешительности. Он выдвинул ладью и объявил шах. Их взгляды встретились. Сердце Александра учащенно забилось, ведь он снова увидел хищный блеск в глазах своего врага. Тот, что мелькал на его лице, когда Макс прикасался к победе.

***
Вторая дверка отворилась с легкостью, словно ничего не весила. Небольшой коридор открывался в лестницу нижней шахты, расположенной по соседству с огромным грузовым лифтом. Тут стояли пульты управления вентиляцией. Этажом выше раскинулась маленькая комната машинного зала лифта.

─ Наверху спокойно. ─ Отчитался Пегас.

─ Хорошо. Сколько нам этажей вниз? ─ Озадачился Алексей.

─ Около двадцати. Идем пешком. ─ Орлов шагнул вниз.

На каждом лестничном пролете красовалась красная цифра с номером, освещенная тусклой лампой. Вдоль стен все также тянулись толстые кабели. Сотрудники шли быстро, стараясь не издавать ни малейшего звука, хотя и догадывались, что враг все уже знает. Ближе к десятому этажу они остановились.

─ Дальше не освещено. ─ Прошептал Антон и прислонился к холодной обшарпанной стене. Он открутил флягу, оттянул маску и смочил пересохшее горло.

─ Что? Как обычно? Плохое предчувствие? ─ Улыбнулся второй оперативник.

─ Да, ─ Антон передал флягу Пегасу, который с жадностью приложился к горлышку. ─ Так есть хочется.

─ Успеем еще желудки набить, ─ кивнул Алексей. Его взгляд сфокусировался на Пегасе, который с силой растер свое правое запястье. Боец перехватил автомат и нырнул в темноту. За ним шагнул Антон, но в последний момент обернулся, поймав все тот же сосредоточенный взгляд оперативника.

─ Что такое?

─ Да не! Показалось, ─ вышел из ступора Алексей и сделал шаг.

Неспешно и осмотрительно они достигли минус двадцатого этажа. Внизу их ждала кромешная тьма, изредка прерываемая одинокими слабыми лампочками, и центральный коридор, тянущийся на сто метров вперед. Далее он раздваивался и терялся из виду, но Антон, безукоризненно помнящий схемы, знал, что налево уходил отсек, осуществляющий непосредственную работу, направо жилой. Оба отсека далее соединялись коридорами, ведущими к эвакуационному тоннелю.

Они медленно шли вперед, минуя и заглядывая в комнаты жизнеобеспечения, которые полнились от забытых вещей, ящиками с просроченными консервами, сломанными инструментами, разбитыми фонарями. В одной из комнат стояли полупустые кислородные баллоны.

─ Ну что? Сначала направо, потом налево? ─ Спросил Пегас, стоя у развилки. ─ Мне кажется, я слышал звук из рабочего отсека.

Антон не успел ответить и почувствовал, как товарищ сжал его руку.

─ Ты останешься охранять наш тыл, а мы идем в жилой отсек. ─ Тихо произнес Алексей.

─ Не лучше ли нам быть вместе? Или хотите зайти в ловушку по одному? ─ Напрягся Пегас.

─ Как раз и нет. Ты же будешь тут и поможешь нам, если что. Так? ─ Алексей сделал акцент на последнем слове.

Слева раздался звук, напоминающий упавший на пол болт. Алексей посмотрел туда.

─ Займи позицию здесь. ─ Антон стоял, контролируя пространство за углом, где через десять метров виднелась приоткрытая дверь жилого отсека. Алексей двигался туда же спиной вперед. Он все еще не сводил взгляд с Пегаса.

Полностью погас свет. Стремительно нарастал рев сирены. Включились красные аварийные огни, окрашивая стены и пол в тускло-кровавые оттенки. В них неподвижный силуэт Пегаса казался особенно жутким. Алексей нырнул за угол, не упуская из виду коллегу. Свет мерк и снова вспыхивал красным. Пегас не шелохнулся, даже когда после очередного мрака в красных лучах появились десятки людей. Их отрешенные лица смотрели перед собой, словно ждали команду.

Пегас не обернулся, продолжая смотреть в глаза Алексею. Рядом выглянул Антон.

─ Тварь! ─ Короткая очередь слегка зацепила плечо бойца, успевшего нырнуть в толпу людей.

─ Давно догадался? ─ Злорадно произнес Пегас, смешавшийся с толпой инфицированных людей. ─ Надо было сначала убить тебя. Ты из этих идиотов - самый сообразительный.

─ К сожалению, слишком поздно. Так бы всадил тебе пулю гораздо раньше. Только на лестнице дошло. ─ Оперативник кивнул Антону в сторону двери. Тот, не мешкая, нырнул внутрь, чтобы разведать обстановку.

─ Интересно! ─ Голос отдалялся.

─ Мы давно поняли, что кто-то среди нас предатель. Но совсем напряглись, когда сорвалась операция в усадьбе. Ты специально всадил маленькую дозу объекту, чтобы дать ему возможность убежать или погибнуть при задержании. Он мог многое рассказать. Но мы бы ничего не доказали, и тебя спугнули. Пришлось ждать.

─ На чем я прокололся? ─ Казалось, голос звучал все дальше.

─ Браслет. События пошли не по плану, и тебе пришлось импровизировать. Ты разделил группу, ослабив ее и заманив в ловушку. Тем самым ты уничтожил большую часть отряда. Потом ты решил повторить свой фокус. Только вот перепутал, на какую руку браслет надевать. Потом ты убрал Пегаса, и влез в его шкуру. Ведь Тревор не вернулся с того задания в Южной Америке? Так? ─ Алексей подхватил баллон, который раздобыл оперативник и поставил рядом.

─ Совершенно верно. И базу вашу заминировал тоже я. А проще всего было перекупить дурака, который за меня половину работы сделал! ─ Его голос стал сиплым. ─ А вот и моя подмога вернулась! Обещаю, вас я буду убивать очень медленно.

Алексей выглянул из-за угла. Его лицо перекосилось от злобы. Теперь спиной к толпе стояла тень. Антон, не тратя время, тут же расстрелял все ближайшие лампы.

─ Но ты одно не учел!

─ Просветишь?

─ Ты ходил по лезвию ради одного! Как можно дольше задерживая нас. Ведь твой друг беззащитен, иначе, зачем ему столько охраны. ─ В тот самый миг тень, а за ним и толпа, сорвались с места. Их лица искорежила гримаса жгучей ненависти и безумной ярости. В красных тонах мерцающих ламп их тела словно плыли в каком-то причудливом дерганом ритме, точно похожие картинки сменяющие одна другую.

Антон положил баллон и толкнул его в сторону толпы. Оперативник достал пистолет и отправил пулю точно в синюю емкость.
Раздался взрыв, разметавший всю переднюю линию противника. Нещадно кроша и без того изуродованных людей. Взрывная волна оглушительным раскатом пронеслась по убежищу. Вслед за ней раздались еще два взрыва последних гранат.

Оперативники успели нырнуть внутрь жилого отсека и перекрыть доступ преследователям, надежно закрепив запорный механизм. Жилой отсек имел такую же форму, как и остальные помещения. По левую сторону зияли черные прямоугольники дверных проемов. Внутри покоилась скромная забытая мебель: панцирные кровати, шкафы, столы.

И тут их ждал враг. Алексей послал первые пули, разнося красные мигающие лампы и растворяя бегущую тень в кромешной тьме. Навстречу снова неслись толпы безумных людей.

Короткие, но кучные очереди живо находили свои цели. Один за одним укладывая верных воинов тьмы, оперативники плавно передвигались вперед. Таяли ряды врагов, но вместе с ними уходил и ценнейший ресурс в виде боезапаса. В какой-то момент Алексей, не успевший перезарядить автомат, выхватил нож и всадил в очередного обезумевшего больного. Тут же на него накинулись еще трое, повалив на деревянный пол. Лишь вмешательство товарища помогло спастись от растерзания. Три пули нашли свою цель.

─ Спасибо. Вроде, затихли. ─ Произнес Алексей, держась за прокушенное плечо.

─ Нам надо пробраться в соседний отсек. Он там. Только патронов почти нет. Один магазин и два к пистолету. Ружье пустое, ─ Антон присел рядом.

─ У меня только две обоймы к пистолету. Гранат нет. ─ Оперативник откинул голову назад. ─ Сколько их там еще, одному богу известно.

─ Слышишь какой-то гул? ─ Антон кивнул в сторону выхода.

─ Да, думаю, нам туда, ─ Алексей встал, вытащил пистолет и направился к следующей двери.

Он успел только коснуться железной усиленной двери, как откуда-то раздался знакомый голос Пегаса. Он вещал из радиорубки. Его речь транслировалась через динамики, спрятанные в длинном коридоре.

«Вы чувствуете, как смерть идет за вами? Патроны на исходе. Такой ужасный конец для лучших воинов человечества. Мне было бы интересно продолжить существовать в одном из ваших лиц, но я решил, что лучше вырву ваши органы, пока еще жизнь не покинула тела».

─ Он пытается нас задавить морально. ─ Алексей посмотрел на товарища, лицо которого едва различалось в темноте коридора.

─ Чтобы там не было, надо выложиться максимум. Наш последний шанс. Прощай, дорогой друг.

─ Увидимся за чертой. ─ Антон изобразил улыбку и помог открутить запорный механизм.

***

Егоров заметно нервничал, барабаня пальцами по столу. Хоть операция и входила в завершающий этап, но запоздало промелькнула мысль, что он что-то упускает. Нечто совсем малое, возможно даже, абсолютно не важное. Но именно такие вещи его напрягали больше всего. За ними всегда крылась надоедливая головная боль. Он принялся еще раз перебирать в голове все свои ходы, действия и решения. Все как маслу.
Рядом сидели подчиненные, уткнувшись в свои бумаги, они сосредоточенно о чем-то спорили. Молчал только научник, искоса поглядывая на дверь пилота. На его лбу выступила холодная испарина. Егоров перехватил его многозначительный взгляд с архивариусом.

«Чуют приближение своей кончины, как скот, идущий на убой. С этого крючка им уже не слезть».

Егоров наклонился к Танталу и произнес:

─ Передайте остальным, чтобы нас не ждали и сразу выдвигались на базу. Пусть подготовятся к нашему приезду.

─ Хорошо, через полчаса они уже приземлятся, и колонна сразу уйдет к точке.

─ Пусть едут налегке и как можно быстрее займут базу. Оружие потом переправим, времени мало.

─ Но…

─ Уверяю тебя, там безопасно. На аэродроме оставьте пару человек для охраны.

─ Есть.

Тантал затравленно огляделся вокруг. Рука под столом сжалась в кулак. Он передаст информацию через пилота. Напряжение в салоне выросло до предела.

Данилин взглянул на часы. Сердце колотилось так, словно собиралось вот-вот покинуть грудную клетку. Виски свело давящей тупой болью. Он протянул трясущуюся руку к стакану с чаем и жадно отхлебнул горячей и сладкой жидкости. Время вышло.

В ту самую минуты открылась железная дверка кабины экипажа. В проеме показалась знакомая коренастая фигура, с седым ежиком волос на голове. Протяжный вздох удивления пробежался по салону. Обратная реакция показалась только на лице научника, который тут же облегчено выдохнул.

Арсеньев сел напротив своего заместителя. На шее виднелись трупные пятна. Побелевшие зрачки буравили оппонента насквозь. Тантал мельком зацепил кивок Данилина и выхватил пистолет, направив его на несостоявшегося начальника. Егоров, задыхаясь от ужаса, судорожно перебил узел галстука.

─ Ты недавно интересовался, куда пропала группа Меркурия? ─ На раскрасневшемся лице заместитель прочитал неистовый гнев. Перед ним словно сидел оживший мертвец, что по сути своей и отражало в действительности.

Егоров молчал. Во рту сильно пересохло. Руки, сцепленные в замок, предательски дрожали.

─ Отмолчаться решил? Ну-ну. Я сам тогда расскажу. Они сейчас блокируют базу, где в засаде сидят наши старые друзья из замка. А когда прибудут наши основные силы, то мы камня на камне там не оставим. Потом мы вернемся в их убежище и заберем все, что хранится в библиотеке, благо защитников там мало осталось, да и систему защиты мой оперативник узнал, как взломать.

─ Но…как вы…выжили? ─ Выдавил из себя бывший заместитель.

─ А ты думал, только твои друзья умеют поднимать мертвых? ─ Только сейчас, отойдя от шока, все разобрали с какой пугающей хрипотой, он говорил.

Егоров не произнес ни слова. Осознание шокирующей реальности парализовало его разум. Он слишком хорошо знал, как жестоко они поступали с предателями в назидание другим. По кругу блуждала всего одна мысль:

«Теперь его никто не спасет. Гуманность у бывших коллег не в чести. Это будет страшная смерть».

Самолет шел на посадку и вскоре мягко коснулся полосы. Арсеньеву помогали спуститься по трапу. Тело еще плохо слушалось, и ему предстояла длительная реабилитация.

─ Босс, основные силы успели к группе Меркурия. Противник блокирован на базе. ─ Тантал доложил свежие новости.

─ Много их там?

─ Хватило бы, чтобы нас уничтожить. Какие будут приказания? ─ Командир мечтал услышать лишь одно.

─ Просто ждать. Перекроете им связь. Рано или поздно они захотят выторговать себе жизнь, ─ Мутные глаза Арсеньева хищно блеснули.

─ А потом?

─ Не рискуете людьми. У нас и так огромные потери. Согласитесь на их условия. Разоружите. А потом всех уничтожить. В живых оставить только их главного. Его выпотрошим, как следует. Он многое нам расскажет.

Тантал едва различимо улыбнулся.

Арсеньев повернулся к научнику:

─ Есть связь с группой Орлова?

─ Пока нет, ─ Данилин протер очки и слеповато огляделся.

─ На них вся надежда…

***

Сразу за дверью виднелся длинный коридор, плавно поворачивающий налево. Здесь также все мерцало в кроваво-темных тонах. Тайна, скрывающаяся за поворотом, зловеще подмигивала в такт аварийному освещению.

Сирена смолкла, погрузив бункер в абсолютную тишину. Оперативники медленно прикрыли дверь и двинулись вперед. С каждым шагом к повороту становилось все тяжелее дышать. Сердца мужчин, казалось, перестали стучать, изредка бухая в сдавленной от страха груди. Мокрый пол отражал красные вспышки мутных ламп.

─ Коридор эвакуационного выхода. ─ Антон кивнул на приоткрытую дверь по правой стороне. Сразу за ней тянулся по наклонной вверх бесконечный тоннель.

Они шли дальше. Тишина сводила с ума, рисуя воспаленным воображением картины неимоверного ужаса, скрытого за поворотом. Тонкая струйка вытекала из-под квадратной шайбы крепления отделки, сливаясь с другими в большую лужу. С каждым следующим шагом свет лампы будто становился все более зловещим. Оперативники достигли поворота, откуда тянулся еле заметный гул.

Алексей аккуратно выглянул и спрятался
обратно. Теперь он смотрел на своего коллегу. По лицу пробежала мучительная судорога. Он склонил голову вниз.

─ Твое предчувствие в этот раз не подвело. Нам, действительно, отсюда не выбраться.

─ Черт…да! Столько патронов у нас нет. ─ Антон убедился в словах коллеги. Прямо рядом с его лицом взвизгнула пуля.

После поворота коридор, захламленный по краям ящиками, еще продолжался метров на пятьдесят, потом он резко расширялся, образуя огромную полукруглую комнату. У самого конца коридора стояла толпа людей. Их лица расплывались в злобной ухмылке. За одним из ящиков, за спинами инфицированных сидел Пегас, внимательно разглядывающий коридор в прицел автомата.
Но испугало оперативников не это. В ярко освещенной мощным прожектором комнате еле заметно виднелось парящее в воздухе голое тело темноволосого мужчины. Он словно купался в его теплых лучах. По периметру комнаты сидели молодые девушки или парни. Разобрать казалось невозможным, ведь с них заживо содрали кожу. Теперь от них тонкой струйкой тянулись кровяные нити к телу колдуна. Некогда белесые глаза затянул алый туман. Лицо растянулось в блаженной улыбке.

─ Я не смогу прицелиться. Десятый снимет меня раньше, ─ Антон присел и снова аккуратно выглянул.

─ Прикрой меня, я попробую добежать до того ящика, ─ Оперативник облизал пересохшие губы и подмигнул. ─Давай подороже продадим наши жизни.

Антон дал очередь из автомата, убив пару инфицированных и заставив Пегаса вжаться к ящику. Алексей тем временем коротким и энергичным рывком добежал до укрытия. Тот же маневр выполнил и второй оперативник, прикрываемый товарищем.

Оживленность и шум со стороны обреченных мужчин вызвала недовольный рев колдуна, лицо которого тут же озарил звериный оскал. Толпа стройным рядом ринулась вперед, чтобы разорвать двух наглецов. Сзади выросла тень.

Алексей успел уничтожить ближайшие лампы, погрузив их позицию в спасительный мрак. Антон же прицельно сносил головы одиночными выстрелами. Толпа нескончаемых врагов, купающаяся в красном мерцающем свете, приближалась. Патроны бессовестно таяли в магазинах.

─ Антон, я пустой! ─ Оперативник достал нож и вжался в стену. Ощущение приближающейся смерти горячей волной пронеслось в его голове. Он часто дышал, зная, что скоро его ждет мучительная кончина.

─ Я почти тоже. Прощай, друг!

Оставалось каких-то пятнадцать метров. За гулом надвигающейся толпы и безудержным хохотом Пегаса оперативники не разобрали, как лопнули лампы позади них, растворяя злобную тень. Широкоплечая фигура в том же самом камуфляже деловито и не спеша вышла из-за поворота и улеглась ровно посередине коридора. Самодельный пламегаситель из подручных средств на дуле его пулемета смотрелся весьма комично, ровно до того момента пока палец не спустил курок.

Безумный шум заполнил убежище до отказа. Гильзы звенели в такт грохоту выстрелов, сливающихся с криком толпы. В слабых отблесках вспышек Антон разглядел знакомое лицо, но не поверил своим глазам. Пулемет смолк, а тело кувыркнулось обратно за поворот.

Тем временем пуля разорвала одну из нитей, соединяющую Хардгера со своей пищей. Колдун закричал от боли, рухнул вниз и тут же с невероятно бешеной скоростью исчез в укрытиях комнаты.

─ Серег, это ты? ─ Голос Антона дрожал.

─ А кто ж еще? ─ Из-за угла вылетели два полных магазина прямиком в руки оперативника. Еще два достались Алексею.

─ Лех, ты знал?

─ Честно говоря, я заглянул в свитки, которые мне приказали выкрасть из библиотеки фанатиков, но не был уверен, что такое возможно, ─ он перезарядил автомат и снял еще двух барахтающихся врагов одиночными выстрелами.

─ Потом обсудим. Ну что, трое на трое? По-моему, приличный расклад! ─ Спокойный голос воскресшего друга вселил новые силы.
Алексей, хорошенько прицелившись, выстрелил в прожектор.

─ Наши шансы растут. Трое на двое.

─ Не спеши. Пегас, видимо, открыл дверь сзади. Антон, давай за пулемет и держи тыл. А мы пока нанесем визит вежливости двум нашим знакомым.

Антон тут включился в работу, короткими очередями рассекая вновь прибывшую толпу. Другие оперативники, прикрывая друг друга, быстро перемешались вперед. Постоянно свистящие пули не позволяли Пегасу высунуть голову. Он по-пластунски заполз в комнату и тоже спрятался за укрытием.

Несмотря на погашенный фонарь, в комнате виднелись островки света, отнятые у мрака зажженными свечами несколькими фонарями. Они стояли за ящиками.

─ Лех, десятка твоя. Я за семеркой. ─ Сергей скользнул вдоль стены, спрятавшись за шкафами. Он плавно шел к ящику, где спрятался колдун. Оперативник направил туда ствол автомата. Их разделяли какие-то три метра, когда могучее голое тело выпрыгнуло из-за укрытия. Он зацепился за бетонную обделку стену и с невероятной прыткостью уполз по потолку.

Сергей не успевал за ним. Пули все время попадали в то место, где цели уже не было. В какой-то момент он скрылся из виду и вырос за спиной оперативника. Он схватил Сергея за грудь и швырнул в центр комнаты. Тело оперативника упало точно в освещенный клочок пола. Он еле успел кувыркнуться во мрак, как тяжелый кулак тени метнулся в его сторону.

Тем временем за спиной не смолкал пулемет. Антон менял уже третью ленту. Щедрый боезапас, оставленный товарищем, выиграл много времени. Мелькнула мысль о том, что еще не все кончено.

Алексей же мгновенно потерял автомат, который переклинило в самый не подходящий момент. Пегас, растративший все свои патроны, выбил его из рук оперативника и тут же нанес ему прямой удар в голову. Алексей, успевший увернутся, угостил бывшего коллегу левым апперкотом по ребрам, щедро сдобрив его правым боковым. Пегас мгновенно встал на ноги и выхватил огромный армейский нож. Моторика и мышечная память тела, куда переместился десятый, приказала сделать именно это. Отточенные рефлексы жертв не раз помогали ему в трудных ситуациях.

Вытащил нож и Алексей. Его мастерство владения клинком уступало Пегасу, но с лихвой компенсировалось ловкостью и скоростью. Первого же выпад противника, последующий за отвлекающим ударом, оперативник избежал, ловко сместившись в сторону. Короткий мах в сторону руки нападавшего принес первый успех в виде пореза кисти. Пегас недовольно сощурился, облизал кровоточащий кулак и вновь метнулся на врага.

Колдун словно растворялся во мраке, его силуэт всплывал то тут, то там. Сергей безумно вращал головой в надежде уловить врага. Он снова вырос откуда-то сбоку и нанес сокрушительный удар в голову. С треском лопнула маска. Оперативник упал на пол и тут же сверху приземлился Хардгер. Его сильные руки сомкнулись на шее противника. Голова Сергея, звеневшая от удара, с трудом понимала, что делать дальше. Перед глазами расплывался оскалившийся страшный лик могущественного колдуна. В нем читалась вселенская жажда смерти. Его взгляд излучал жгучую ненависть ко всему живому.

Тем временем Антон, воспользовавшись короткой передышкой, перезарядил пулемет и приготовился бежать на помощь товарищам. Но нарастающий топот из глубины бункера, где располагалась лестница вверх, отвлек его внимание. Мысль о том, что колдун привлек все свои силы на помощь, запоздало явилась в голове. Оперативник и не догадывался, что ту самую передышку ему выиграл водитель, который протаранил ворота и временно заблокировал вход в бункер своим минивэном. Хотя даже это не спасло от потока обезумевшей толпы. Не выровняло ситуацию и то, что подоспела помощь из соседнего региона. Двадцать бойцов заняли соседнее здание и расстреливали бесчисленное множество всё прибывающей толпы.

Антон сглотнул вязкую слюну и приник к прицелу, в котором показалась очередная, но бесконечно большая волна врагов. Вновь заговорил пулемет, разбрасывая горячий металл. Гора трупов росла, но ее будто бульдозером смывал поток еще живых обезображенных людей.

Сергей дотянулся до пистолета за мгновение до потери сознания и выстрелил. Пуля вырвала кусок мяса из бедра Хардгера. Он громко взвыл, отняв руки от шеи глубоко вдохнувшего мужчины, и нечеловеческим прыжком скрылся за ящиками. Сергей мельком скользнул в свете фонаря, где черный силуэт, ждущий свою жертву на освещенном участке, схватился за ногу. В пистолете оставался только один патрон.

Алексей же сдавал позиции. Лимит удачи на сегодня уже закончился. Десятый нанес ему глубокий порез в области ноги, заставив противника хромать. Зажатому в угол противнику оставалось немного. Алексей дернулся в сторону, но обманный финт раскрылся. Пегас перехватил его руку с ножом и полоснул по предплечью. Оперативник выронил нож. Удар локтем завершил атаку бойца, отправив Алексея на пол.

Сергей же поднялся на ноги и метнулся к ящикам. Колдун снова исчез. Его белое тело с неимоверной силой приближалось по широкой дуге. И в этот раз оперативник не успел выстрелить, хотя и мощный удар не застал его врасплох. Он успел выставить блок и сгруппироваться при падении. Противник испарился.

Тычок ногой от лежащего противника он легко парировал, ловко обойдя со стороны и придавив его коленом. Пегас коротко и сильно ударил, заставив обессиленного и раненного Алексея поплыть. Нож злобно блеснул в скудном освещении. Но рука, зависшая в воздухе, медленно опустилась. Пегас посмотрел на свою грудь, где расплывалось кровавое пятно. Последняя пуля, выпущенная Сергеем, нашла свою цель. Пегас рухнул рядом, жадно хватая воздух.

Алексей с трудом приподнялся на локте, ища глазами могучее тело товарища, который тут же растворился во мраке в поисках колдуна. Оперативник почувствовал сильное жжение в другой руке. Он посмотрел на него и вздрогнул. Умирающий десятый дотянулся до его локтя. Кожа с его пальцев словно сливалась с локтем оперативника.

─ Твою ж! ─ Алексей силился вырвать свою руку, но она не поддавалась. Пальцы десятого как резиновые растягивались и сжимались. Оперативник в панике рубанул по ним ножом. ─ Ааааааа!

Боль сильно отдалась в его мозгу. Хоть он резанул по пальцам врага, но тот успел прорастить нервы в область плеча Алексея. Сквозь невыносимое жжение в плече он нанес еще один удар.

До них оставалось каких-то десять метров. Антон, растративший боезапас, принялся опустошать автомат. Мгновения, отпущенные ему судьбой, неумолимо уходили туда, откуда уже не вернутся. Считанные секунды, это все чем он располагал, пятясь назад, где его товарищи боролись в кровавой и беспощадной схватке.

Алексей доковылял до друга, который оголив нож, беспомощно искал своего противника. Кровь хлестала из бедра, зажатого рукой и наспех наложенных бинтов. Они встали спиной друг к другу. Враг прятался, изредка мелькая между ящиков.

В какой-то момент послышалось его тихое и злобное бормотание. Оперативники метнулись туда, где их встретили новые стражники колдуна. Десять тел, с которых заживо сняли кожу, восстали из мертвых, чтобы спасти своего мучителя. Ходячие кровавые куски мяса бросились на мужчин. Они пытались ухватить их руками, но скользкая плоть мешала, то и дело, соскальзывая и оставляя бурые следы на камуфляже оперативников. Острые ножи быстро находили не упокоенную плоть, продвигаясь шаг за шагом, к о чем-то яростно шепчущему колдуну.

Сзади послышался крик Антона, которого прижали к стене. Ржавая металлическая труба со второго раза пропорола ему бок.

─ Быстрее, Лех!

Оперативник выскользнул из объятий мертвеца и прыгнул на Хардгера. Колдун, сосредоточенный на внезапном управлении мертвым войском, тут же вышел из транса и схватил за шею Алексея. Приподняв его выше, он с силой размахнулся, чтобы всадить свой смертельный удар. Сзади снова раздался крик измученного Антона.

Хардгер не успел убить оперативника. Нож Сергея до упора вошел в грудь колдуну и провернулся. Сердце, которое с переменным успехом билось больше тысячи лет, вдруг остановилось, извергнув напоследок горячие порции крови. Он кулем рухнул на пол.

Оперативники метнулись на помощь истерзанному Антону, мужественно сдержавшему озлобленную и кровожадную толпу.

Инфицированные люди, потеряв своего бога, теперь обрели тяжелый и глубокий сон.

─ Антон, ты как? ─ Сергей судорожно ковырялся в рюкзаке, ища аптечку. Боевой товарищ получил множество ран, но все еще сопротивлялся смерти. Он вскрыл пакет гемостатика и высыпал в кровоточащую рану, сильно прижав. Второй оперативник успел дохромать и тут же принялся настраивать систему для внутривенных вливаний.

─ Дышит еще, но без сознания. ─ Алексей скривился от боли в бедре.

─ Лех, давай сам! Мне срочно надо успеть подать сигнал!

─ Серег, постой! Мы можем спасти и остальных? Тем, что воскресило тебя!

─ Нет, оно лишь нейтрализует предстоящую смерть, и то при условии, что тело не будет разрушено. Мне надо бежать!

Сергей, что есть сил, побежал к эвакуационному выходу. Длинный коридор никак не собирался кончаться. Силы покидали тренированное тело. С трудом поддалась дверь, через которую он сюда и попал. Впереди показалась платформа. Теперь он спрыгнул на железнодорожные пути и бежал по темному тоннелю. Минуты таяли, но он успел.

Зеленый спасительный сигнал из ракетницы озарил ночное небо.

***

Хозяин дома смотрел в окно, повернувшись спиной к своему гостю, который потерял былой лоск и нервно теребил волосы. Только что ему поставили мат в красивой и сложной партии. Совладав с собой, он вытащил конверт с флеш-накопителем и положил на стол трясущейся рукой.

─ Что ж! Уже поздний час. Вам, наверное, пора домой. Провожать не пойду. Просто захлопните за собой дверь…

Показать полностью
49

Ферзевый гамбит. Глава одиннадцатая

Предыдущая глава:
Ферзевый гамбит. Глава десятая

─ Огонь! ─ Скомандовал Антон.
Пули летели в разные стороны. Тень появлялась то тут, то там. Казалось, пули не причиняли ей никакого урона. Черный силуэт успевал наносить свои страшные удары. Теперь и Феникс, получив ощутимый тычок в живот, осел на пол, жадно хватая ртом воздух. Алексей, метнувшийся на помощь товарищу, почувствовал, как рука противника сдавила ему горло. Оперативник нащупал свой нож и силой вогнал его в живот врага. Частички темной материи вылетели из его спины и снова прилипли обратно. Он ударил в грудь Алексею, взорвав вдребезги фонарь. Лишь пластины бронежилета смогли спасти его ребра от перелома. Он упал навзничь. Силы куда-то предательски испарились.

Тень, не обращая внимания на короткие очереди Антона, стремительно направилась к тому месту, где лежал поверженный оперативник. Но ухватить его не получалось. Рука словно растворялась во мраке любезно подаренной ночью.

Антон, наблюдавший за ним, остановился. Черный силуэт, потеряв интерес, метнулся в сторону еще сопротивляющегося врага. Оперативник резким движением выхватил пистолет и отправил навстречу пули со спецраствором. Но они, пронзив насквозь его материю, улетели вдаль. На помощь пришел Феникс, стреляя из автомата.

Антон ловко увернулся от удара противника и нырнул в сторону коллеги. Алексей, отдышавшись, с трудом приподнялся на локте. Тень, метнувшаяся догонять ускользающую добычу, замерла, невидяще крутя головой. Ее взгляд остановился на Фениксе.

─ Прикрой фонарь! Живее! ─ Выпалил оперативник свою внезапную догадку. Дважды говорить не пришлось. Командир накрыл фонарь своей могучей лапой, за мгновение как кулак противника чуть не соприкоснулся с его головой. Он почувствовал, как лицо обдало жарким дуновением ветра.

В это время на ноги поднялся Пегас, услышавший приближающийся топот снизу. Его тело снова взмыло вверх и поплыло к краю крыши. Он держался за горло не в силах сказать и слова.

─ Пегас! Фонарь! ─ Он уже не слышал слова коллег, но рука пытающаяся освободить горло перекрыла свет. Боец тут шлепнулся на живот. Громко треснул пластик.

─ Ты живой? ─ Спросил Антон. ─ Не двигайся.

─ Хорошо, вроде живой! ─ просипел Пегас, растирая горло. ─ Там поднимается свежая порция.

─ Эта тварь еще тут. Ей нужен свет!

Тут же на крышу влез инфицированный с гортанным криком бросившийся на Феникса. Ночь скрыла его ужасный облик, но вспышка автомата озарила приближающиеся гнилые зубы. Но вместе с огнем из дула автомата, командир почувствовал сильный удар в спину.
Разглядевший все Антон приказал всем нацепить пламегасители. Новую волну зараженных они встретили плотным огнем. Пригодились и прицелы ночного видения, так как в кромешной тьме разглядеть что-то казалось невозможным.

─ Феникс, экономь боезапас! Ты мажешь постоянно, ─ произнес Антон, перекрикивая обезумевших противников.

─ Вроде спадает волна. Патроны на исходе. Пегас, угости их парочкой гранат. ─ Алексей перезарядил ствол. Не прошло и десяти секунд, как где-то внутри грянули очередные взрывы, разметавшие все на своем пути. И с каждой вспышкой в рамке выхода озарялся черный силуэт, терпеливо поджидающий свою добычу.

─ Кажись все! Надо выбираться скорее. Сейчас вот-вот выглянет луна! Парни, валим! ─ Антон сорвался с места. Дав короткую очередь, он нырнул в узкую дырку, оставленную телами врага. Вслед за ним прыгнули и остальные. И ровно через пять секунд лунный свет мягко прилег на усеянную трупами и гильзами крышу.

Группа медленно спускалась вниз, рассматривая каждый метр сквозь прицелы автоматов. И тут, и там попадались инфицированные, размахивающие ножами или швыряющие камни. Но, тем не менее, сотрудники достигли второго этажа.

─ Взрывом завалило проход ниже. Придется идти через второй этаж. ─ Алексей осмотрел проход и быстро повернулся назад. ─ У меня одного чувство, что мне в затылок кто-то дышит?

─ Нет. Эта тварь тут. Просто пока ничего не может сделать. ─ Антон сглотнул вязкую слюну. ─ Значит, идем через второй. Черт!

Они синхронно посмотрели в коридор. Темный каменный тоннель трижды пересекался лучами лунного света, вырывающимися из открытых комнат. В первом же освещенном островке их ждал темный силуэт.

─ Что будем делать, босс? ─ Пегас положил руку на плечо Антона.

─ Подождем следующей тучи. Подойдем ближе!

─ Мужики, мне что-то нехорошо, ─ тихо прошептал Феникс и съехал по стенке. Сил совсем нет.

Над ним склонился Алексей. Оперативник выудил стимулятор и вколол в ногу Фениксу. Потом он достал флягу с водой и два сытных энергетических батончика, которые командир уничтожил в считанные секунды. Тело мгновенно всасывало быстрые углеводы, наполняя жизнью измученное сознание. Опустошенную досуха емкость он вернул оперативнику.

─ Ну что? Повеселее стало? ─ Улыбнулся Алексей. Он помог подняться товарищу.

Они подошли почти вплотную к границе света. Близость застывшего врага щекотало нервы. Антон, стоявший почти вплотную, пытался разглядеть лицо противника, но все казалось тщетным. Его фигура словно поглощала свет, засасывая каждый его фотон в себя. От нее веяло смертельной угрозой. И чем больше он смотрел, тем сильнее кружилась голова. Лишь размытая граница, словно тонюсенькая ниточка, отделяла группу от мучительной страшной смерти. Граница между добром и абсолютным злом. Силуэт резко дернулся вперед. Антон, отшатнувшись назад, чуть не упал на Пегаса. Свет ослаб.

─ Быстрее!

Они рванулись вперед изо всех оставшихся сил, преодолев почти весь коридор. Свет снова набрал свою мощь, отсекая их от выхода у последней комнаты.

─ Где он? ─ Прошептал Антон.

─ Затаился. Думаю, ждет нас у второго входа в подвал. ─ Алексей повернул голову к Фениксу, ─ ты как? Надо ускориться.

Тот в ответ показал большой палец. Он наклонил голову к плечу и хрустнул шеей.
Лунная дорожка таяла. Они одним броском пробежали опасный участок и сделали передышку у входа в здание. Видимая отсюда бетонная дорожка к КПП разместила на себе бесчисленное количество трупов. Военные не сдали не единого метра, стойко выдержав натиск непривычного врага и нещадно кроша их плотные ряды. Часть дорожки скрывалась в тени здания.

─ Почему он не нападает на военных? ─ Озадачился Пегас, выглянувший из дверного проема на улицу.

─ Думаю, его интересует только наши души. Или все куда проще. Он охраняет своего хозяина, ─ предположил Алексей.

─ Надо все же проверить подвал. Вдруг он там? С одной стороны завал. Ему некуда бежать. ─ Антон еле разглядел лицо товарища.

─ Что-то мне не верится, что он решил пересидеть взрыв такой бомбы в подвале старого здания. ─ Оперативник покачал головой из стороны в сторону. ─ Но проверять придется. Согласен.

Они свернули в западное крыло. Черный проем двери, будто зловеще зиял, хотя кромешная тьма вокруг с трудом позволяла разглядеть хоть что-то. На этаже прикрывать товарищей вызвался Феникс, но старший группы волевым решением оставил наверху и Пегаса, справедливо решив, что коллега еще слаб.

Оперативники нырнули вниз, аккуратно наступая на каждую ступеньку. Впереди шел Алексей. Его худая фигура то и дело мелькала в прицеле ночного видения. Впереди тянулся длинный широкий коридор с множеством карманов по обе стороны. Где-то плотной кучей лежали дырявые трубы, сгнившие деревянные ящики, а где-то старые проржавевшие инструменты или сломанная мебель. Ну, и, конечно же, трупы. Много трупов. Они осматривали каждый боковой карман, соизмеримый с комнатами наверху. Чаще там попадался ненужный хлам, а какие-то и вовсе пустовали.

Из противоположного конца коридора послышался шум приближающихся шагов. Два инфицированных человека, отрезанных от остальных завалом, с трудом выбрались из-под камней и ринулись в сторону оперативников. Четыре пули, вылетевшие им навстречу, прошили их головы и сердца насквозь. Больные рухнули на грязный пол.
Но шум не прекращался. У завала барахтался еще один человек. Придавленные ноги не позволяли ему выбраться. Он суетливо нащупал ржавый кусок металла и с силой воткнул их в правую ногу, ожесточенно кромсая свою плоть. Но не успел. Еще одна пуля прекратила его мучения.
Подвал оказался пуст.

─ Он не охранял тут ничего. Нас водили за нос и выигрывали время. Возможно, рассчитывали, что возьмут числом, ─ Разочарованно прокомментировал ситуацию Антон. ─ Не представляю, где его теперь искать.

─ Постой, что это? ─ Алексей ткнул дулом рядом с одним из трупов.

Антон внимательно пригляделся.

─ Гильзы от нашей винтовки? ─ Он нагнулся ниже, ─ а эта, кажись, от пули со спецраствором. Сначала он опустошил магазин, но не успел перезарядить и вытащил пистолет.

─ Но кто? Все наши наверху полегли. ─ Удивился Алексей.

─ Тревор?

─ Возможно, ладно, валим отсюда. Ты заметил, что больше нет ощущения того, что рядом кто-то есть? ─ Оперативник двинулся в обратно направлении.

Они ступили на лестницу. Сверху донеслись энергичные выдохи и чертыхания. Оперативники максимально быстро преодолели подъем, где у самого входа лежало бездыханное тело Феникса. Над ним колдовал его подчиненный, интенсивно нажимая на грудную клетку. К ним тут же подключился и Алексей. Он проверил пульс на шее, и тут же достал из аптечки адреналин. Нарушая инструкции, он вогнал иглу прямо в сердце и выдавил содержимое тонкого шприца. Пульс упрямо молчал.
Сердечно-легочная реанимация продолжалась еще десять минут. Феникс к жизни не вернулся.

─ Что произошло? ─ Спросил Антон, раздавая остатки боезапаса командира.

─ Я не знаю, он пять минут назад захрипел и схватился за грудь. Я сразу его качать, и тут вы. ─ Его голос дрожал.

─ Просто взял и умер? ─ Прикрикнул оперативник.

─ Может, получил травму во время взрыва, еще и на крыши досталось. ─ Пегас опустил голову.

─ Ладно, уходим. ─ Антон пошел первым. ─ Если все кончится хорошо, вернемся за телами.

Они замерли у входа, внимательно рассматривая освещенный участок. Антон, медленно наступая, приблизился к углу дома и выглянул. Черный силуэт исчез. Оперативник условным сигналом окликнул военных. Те сразу ответили.

Первым до КПП добежал, маневрируя между трупами, Алексей. Все прошло благополучно. За ним рванул Антон и Пегас.

─ Капитан, у вас тут тоже жарко было? ─ Кивнул на дорожку оперативник.

─ Да, они заставили нас понервничать. Повезло. ─ Запрыгнул на БТР военный. ─ Вам тоже, смотрю, досталось? На крыше целая война была.

─ Типа того. Ничего еще необычного не видели? Некую черную тень, может? ─ Антон приложился к бутылке с водой.

Военный на мгновение задумался и ответил.

─ Тень не видели, но вот мой боец, сидевший на дальней позиции, говорит, что сразу, как начался бой на крыше, в здание кто-то прошмыгнул. Он его с трудом разглядел, случайно. Форма, больно, на вашу похожа была.

Оперативники переглянулись.

─ Тот, кто стрелял в подвале. Но зачем Тревору туда возвращаться? ─ Алексей нахмурил лоб.

─ А до нас кто-то выходил из здания, кроме? ─ Антон снова обратился к военному.

─ Не знаю, нам не до этого было. Сам понимаешь. ─ Капитан нырнул в люк, где тут же громко зашипела рация. Военный коротко переговорил с начальством. Его лицо, выглянувшее из БТРа, казалось мрачнее тучи.
─ Нам приказано вернутся на базу.
Обстановка накаляется. Принято решение уничтожать город. Готовимся к эвакуации. Остались считанные часы.

Антон с силой швырнул бутылку в сторону злополучного здания.

─ Ничего не поделаешь. Если они наберут критическую массу, то просто сметут кордоны и разнесут заразу по городам. ─ Продолжил капитан.

Алексей сел на сидение минивэна, свесив ноги в открытую дверь. Пегас же накинулся на запасы еды, нещадно поглощая тушенку и галеты.

─ Как ты о еде сейчас думать можешь?

─ Война войной, а обед…сам знаешь! ─ Произнес он, продолжая жевать.

Гулко заурчал двигатель БТР. Капитан спрыгнул и подошел попрощаться.

─ Не знаю, нужна ли вам еще эта информация, но генерал прислал бойца с документами и координатами недавно законсервированного бункера. ─ Он протянул черную папку.

─ Что это?

─ Откроешь и увидишь. На словах еще сказал следующее: «Такой же комплект документов уже запрашивали дважды. Причем запросы приходили от нас. Последний совсем недавно».

─ Спасибо. Мы вас догоним. Поезжайте. ─ Антон запрыгнул в машину и открыл посылку начальника штаба. Его глаза пробежались по первому документу, последующим фотографиям и отчетам. Он резко вскочил и передал координаты водителю.

─ Гони туда! Живо!

Алексей сел поближе.

─ Что там? ─ Он тоже углубился в чтение.
Глаза расширились от удивления. ─ Антон! Он точно там!

─ Естественно! Толщина бетонного тюфяка выдержит прямое попадание двухтонной бомбы. Надежная система герметизации. Там он и переждет взрыв.

К ним поближе пересел и Пегас.

─ Мужики, может на базу. Мы же не успеем!

─ Успеем. Так. Бункер сделали сорок лет назад, но до сих пор он свои функции выполнял. Судя по всему, его законсервировали совсем недавно и то, только потому, что стало накладно его содержать.

─ Держи, тоже ознакомься. ─ Он бережно передал документы Пегасу. ─ Кто послал первый запрос понятно, а вот кому ушла вторая посылка - вопрос.

Им пришлось ехать через центр города, напоминавший теперь картину из фильма ужасов. Изуродованные люди бродили по городу в поисках избавления. Они громили витрины, сжигали магазины и автомобили, охотились за еще здоровыми сородичами. Теперь мозг, немного приспособившись к разрушающим токсинам, помогал им собираться в стаи и загонять очередную жертву в ловушку. Под истошные крики добычи они снова и снова пускали в ход свой кровавый метод исцеления от гнили, кромсая и кроша плоть своего менее ловкого собрата.
Инфекция, управляемая своим изощренным создателем не стояла на месте, мутируя и безудержно развлекаясь в клетках зараженных. Галлюцинации пылали яркими красками. Подогреваемые стадным инстинктом, они объединялись вокруг более эмоционального и темпераментного больного. Один из них мгновенно объявил себя спасителем и собрал толпу приверженцев, которые уверовали в его нечеловеческие силы.

Теперь в центре города на фоне горящих палаток мобильного госпиталя выросло импровизированное капище, в центре которого восседал грузный темноволосый мужчина средних лет. На его голове водрузилась самодельная корона из веток и палок. В обычное время он вызвал бы безудержный смех своим нелепым видом, но не сейчас. В его глазах отражался не только огонь пожирающий остатки медицинского имущества, но и пламя ярости ко всем кто еще оказался здоров.

Ровненьким рядом перед ним выстроили пойманных людей, связав им руки и поставив на колени. Их мольбы и причитания слились в унисон, вознося к небу последнюю просьбу. Его жирный палец гулял вдоль строя, изредка останавливаясь и указывая на очередного неудачника. Тут же хрипящая толпа сумасшедших вытягивала его в центр капища и жестоко казнили в угоду новому самопровозглашенному спасителю рода человеческого. Его фантазия не знала границ. Воспаленный мозг извращенца, долго скрываемого в обычной жизни, нашел русло, по которому и хлынула река безумных отвратительных идей. Даже самому жестокому инквизитору и не снилось такое.

Минивэн ненадолго остановился неподалеку от площади, наблюдаю картину агонизирующего города. Хардгер передал недвусмысленное послание, оставив свою размашистую изощренную подпись. Теперь все снова окунулось в пылающее средневековье, где так любил гулять создатель смертоносного хаоса.

На подозрительную машину обратил свой взгляд и новый пророк. Его скалящаяся улыбка растянулась на некрасивом, исчерченном оспинами лице. Он приветственно помахал им, приглашая на свой праздник, посвященный восхождению на трон. Его движение не осталось незамеченным последователями. Толпа замерла и обернулась, оставив свои крики и громко зашипела, узрев наглых безбожников. Они, словно бурный поток реки, хлынули навстречу врагу.

Антон, не дожидаясь столкновения с незапланированными неприятностями, похлопал водителя по плечу. Тот сделал разворот в два захода и свернул в улочку позади, позволяющую обойти центр города. Даже тут, в скрытых от главной улицы города дороге, все казалось разрушенным беспощадным смерчем. Поваленные столбы мешали проезду, оборванные линии электропередач грозно искрились, намекая держаться подальше. Минуя очередной двор, водитель резко выкрутил руль, уклоняясь от трупа, ведь кто-то приземлился перед самым капотом, освоив затяжной прыжок с девятого этажа.

Местами пришлось и пострелять. Следующий двор оказался несквозным. Его перегородили две искореженные машины. Минивэн не смог быстро преодолеть преграду, поэтому их тут же атаковали инфицированные. Толпа медленно, но верно нарастала, выбегая из подъездов и закоулков. Их накормили вдоволь, правда вместо вожделенной плоти они увидели лишь свинцовые пули, щедро раздаваемые двумя винтовками и полуавтоматическим ружьем. Минивэн вырвался из ловушки.

Его путь дальше оказался не легче. Антон лихорадочно перебирал документы. Планы, чертежи помогали понять, куда им придется залезть. И с каждой минутой приходило осознание, что выбраться из этого места живым не представлялось возможным. С высокой долей вероятности, свою подземную крепость он усилил целой армией послушных безумцев.

Объект, на который спешили сотрудники, действительно являлся уникальным. Неизвестный гениальный инженер вложил сюда все свои навыки и умения. Передовые на тот момент технологии обеспечивали совершенную защиту от ядерного, химического или биологического оружия и отвечали современным стандартам фортификации. Система вентиляции, очистки воздуха и воды помогли бы автономно пересидеть любые катаклизмы в течение трех месяцев. Внимательно рассмотрев чертежи, Антон увидел, что и о запасном варианте отхода создатель убежища не забыл. Укрепленный замаскированный эвакуационный выход располагался в склоне холма и имел выход на железную дорогу. Собственно через него в убежище доставляли секретную дорогостоящую аппаратуру, тяжелые дизельные генераторы, насосы, провизию и все необходимое для жизнедеятельности пункта.

Но война так и не докатилась до этих мест. Тем не менее, военные не переставали нести службу, до недавнего времени оставаясь всегда готовыми к новым угрозам извне. Единственной проблемой убежища являлось его местоположение и его глубина. Вернее даже сказать порода, в которой убежище вырыли. В последнее время поддерживать объект в надлежащем виде становилось все сложнее. И тут и там, железобетонная обделка давала течь. Уставшие насосы с трудом справлялись с нарастающими объемами бесконечной воды.

Минивэн остановился на окраине города, ловко маневрируя между инфицированными людьми. Казалось, что здесь их намного меньше и все же они создавали неудобства. Сказывалось то, что военных увели, патрулировать улицы стало просто некому. Из окна машины Антон разглядел нужные два дома с капитальным каменным забором, из-за которого высились три пушистых елки. Потертая вывеска гласила о том, что в этом месте располагается типография.
Оперативник улыбнулся, зная, что по краю забора растянута колючая проволока, расположенная внутрь двора и невидимая с улицы. Коричневая отъезжающая дверь примыкала к небольшому строению проходной. Маскировка позволяла входу в бункер идеально слиться с городским обликом.

Они подогнали минивэн поближе и быстро забежали через проходную. Внутри оказался просторный аккуратный дворик с выкрашенными скамейками и пустыми урнами. На заасфальтированной дорожке отметились отпечатки множества ноги кровавые следы, ведущие прямо к входу. Сотрудников как раз интересовало это двухэтажное здание справа.

─ Ну что? Готовы? ─ Оперативник осмотрел коллег и вошел внутрь открытой Пегасом двери.

Сразу перед ним мелькнул облезлый грузовой лифт, слева от которого расположилась железная лестница, ведущая вверх, на административный этаж, и вниз. Пегас быстро осмотрелся наверху и кивнул товарищам. Они по очереди шагнули на лестницу, опускающуюся всего на два этажа.

Кровавые следы указали им путь. Антон шел первым, придерживаясь за деревянные перила. Мутные лампы на каждом этаже освещали облупленные стены и бесконечные кабели, питающие убежище. Гулко гудел трансформатор.

Лестница круто закончилась и открыла дорогу на верхний ходок, представляющий собой сорокаметровый коридор, по сути являющийся скрытым подходом к шахте. И тут горел свет. Бункер вновь функционировал.

Антон поднял голову наверх. Над фальшпотолком тянулись коммуникации, обеспечивающие убежище водой, светом и воздухом. Они шли, стараясь не издавать шума, хотя каждый из них понимал, что за ними внимательно наблюдают и ждут. Кровавые следы уперлись в огромную противоударную дверь, весившую около десяти тонн. Антон вычитал, что она защищала от затекающей волны ядерного взрыва. Справа от нее в небольшом кармашке, куда сдвигалась дверь, расположился моторчик, приводящий ее в движение с помощью цепи.
Оперативник нажал на кнопку в стене. Громко заскрипела ожившая дверь. Пегас прицелился, ожидая подвоха. Но там никого не оказалось, лишь очередная защитно-герметичная дверка полегче.

Антон глубоко вздохнул и повернул запорный механизм…

***
Весь комплекс обследовали не один раз. Заминированными оставались еще три здания. Единственные места, которые оставались в слепых зонах. Саперы тратили битый час, но сложный механизм никак не поддавался. Странностью являлся и тот момент, что какие-то заряды подорвали дистанционно, а в других оказался часовой механизм. Они срочно доложили о незамедлительной эвакуации всей базы. В бывшем кабинете Арсеньева собрались все главы отделений или их заместители. Во главе стола теперь сидел Егоров.

─ Находиться здесь становится опасно! ─ Произнес Данилин, поправив привычным жестом очки. ─ Объявив «Изоляцию», вы, обрекаете нас на верную смерть.

─ Какие будут предложения? ─ ответил вопросом Егоров.

─ Срочно эвакуировать людей и материально-технические ресурсы на одну из наших запасных баз. Это самый логичный ход! ─ вторил научнику начальник архива.

─ Так предписывают правила, ─ кивнул исполняющий обязанности командира отделения острых операций.

─ Я согласен с вашими доводами, но у нас много раненных. Не все из них перенесут эвакуацию, ─ задумчиво резюмировал начальник. Он встал из-за стола и прошелся вдоль стола, где сидели подчиненные.

Ситуация казалась патовой. Удалось локализовать пожар. Развернуть дополнительные койки в медицинском отсеке, который по счастливой случайности остался невредим. Бомба, находящаяся под ним дала осечку. Саперы смогли ее вытащить, в отличие от остальных зарядов, и увезти на полигон.
Хуже дела обстояли со связью. База на время оказалась абсолютно немой. В двухстах метрах от главного здания полностью выгорел склад с боеприпасами. Салют от детонирующих снарядов лишь чудом не поджег соседние блоки. Противник, находясь внутри, просчитал все, обведя вокруг пальца хитроумную систему охраны.

Егоров присел на краешек теперь уже своего кресла и произнес:

─ Готовьтесь к эвакуации. Командиру отделения острых операций собрать всех своих бойцов и обеспечить охрану на всем маршруте.

─ Есть. Мне нужно знать пункт назначения. ─ Командир, светловолосый мужчина с квадратной челюстью по кличке Тантал, вскинул голову. ─ Вторая или третья база?

─ Ни та и ни другая. Сразу после сбора, перед вылетом сообщу все детали. Теперь нужно быть осторожнее, ─ Хмуро произнес начальник, неотрывно смотря на столешницу.

─ Простите? Это недопустимое нарушение инструкций! Мы можем эвакуироваться строго в указанные базы. Они подготовлены специально для таких случаев. ─ Данилин даже привстал со стула от возмущения.

Егоров откинулся назад и медленно, но чеканя каждое слово ответил:

─ Приказы сейчас отдаю я. В данном случае мы имеем дело с серьезным противником. Он разнес нас в пух и прах. Неужели вы считаете, что он не позаботился и об этом? Вы уверены, что там нас не ждет горячий прием?

─ Уверен! Если базы оказались захвачены, то мы получили бы сигнал тревоги! ─ Настаивал на своем Данилин.

─ Как? Я спрашиваю, как? ─ Кричал начальник, ─ Защищенной связи ни с кем нет, а пользоваться гражданской, значит намеренно проглотить дезинформацию. У нас тут не демократия.

─ Да как вы не понимаете? Нас специально выдавливают с базы, потому как тут нас не могут достать!

─ Предлагаете отсидеться на пороховой бочке?

─ Переместимся тогда в безопасные здания на нашей базе, раз запасные вас не устраивают! ─ Научник сел обратно.

─ Категорически нет! Я не буду рисковать людьми. Не сейчас, так к вечеру на нас нападут. Противник слишком хитер и наверняка, продумал такой вариант. Тем более среди нас предатель! Арсеньева убили у нас на глазах!

Решающий аргумент перевесил чашу весов, наполненную сомнениями и гнетущим ожиданием нового удара. Все затравленно переглядывались. Совсем недавно из кабинета вынесли еще не остывший труп бывшего начальника.

─ Все свободны, кроме Тантала. ─ Егоров положил ладонь на стол.

Заскрипели отодвигаемые стулья. Мрачные подчиненные расходились по своим местам. В коридорах все еще бегали санитары, укладывая раненных на носилки. Запах гари отказывался покидать помещения, не смотря на мощную вытяжку. Разрушенные стены обнажали рабочие кабинеты и лаборатории, покрытые сажей. Стоны покалеченных сотрудников болью отдавались в ушах проходящих заместителей. Невидимый враг ликовал. Его этюд исполнился в точности, как и ожидал творец.

─ Тантал, я слышал, часть твоей группы сейчас не на территории базы. ─ Егоров изучающе смотрел на светловолосого мужчину.

─ Да, где-то сотни бойцов не хватает. Их только вернули из других регионов, где они дежурили, ожидая семерку. Ваш предшественник вчера их забрал. Старшим там назначили Меркурия. ─ Командир развел руками.

─ Куда они направились? ─ Начальник закусил губу.

─ Вы у меня спрашиваете? Вы же хорошо знали Арсеньева. Он в свои планы никого не посвящал, ─ Хмыкнул Тантал. ─ Связи с ними тоже нет. Придется ждать, когда они сами объявятся, а звонить через незащищенную линию сродни их просто подставить. Надеюсь, с запасной базы их удастся найти.

─ А как они были вооружены?

─ Да все как обычно. Разве что дополнительный боезапас взяли. Я вообще-то думал, их на усиление группы Орлова бросят. Сами знаете, ребятам там не легче приходится.

─ Ну да, ну да. ─ Егоров сложил руки пирамидкой. ─ Иди тоже. Готовься.

Начальник остался в одиночестве, продолжая размышлять. Мысли сливались в один сплошной поток. Свою часть операции он разыграл, как по нотам, осталось ждать весточки от компаньона, работающего в самой гуще событий. Блестяще разыгранная комбинация приносила свои плоды. Враг сломлен, подавлен, а главное обезглавлен. Осталось дорезать еще трепыхающееся тело и умыться в его крови. Да, теперь он получит то, о чем мечтал всю свою жизнь. Этой властью невозможно напиться, даже если глотать быстро и много.

Егоров откинулся в кресле, и его лицо расплылось в блаженной улыбке. Шум мыслей плавно стихал. Но вскоре его вырвал в реальность стук в дверь. Тантал сообщил о том, что через два часа они готовы выдвигаться. Следующими доложились начальники научного и архивного направления.

Сотрудники спешно грузили дорогое оборудование, сохранившиеся остатки ценных научных материалов, данных архивов. Бойцы же спасали амуницию и вооружение, коих набралось бесчисленное количество ящиков. В пузатые транспортные самолеты заезжали черные минивэны. Там же в отдельных отсеках расположили раненых.

Работа кипела скоро, но без суеты. Каждый из них знал, что делать. Знал свое место в строю. Бойцы Тантала рассредоточились по периметру аэродрома, неусыпно наблюдая за обстановкой. Вскоре показались машины, везущие руководство. Машины остановились у самолета, выпустив всех по очереди.

Тантал неспешно приблизился к начальнику.

─ Так куда мы выдвигаемся?

Егоров достал свой планшет и включил карту. Все сгруппировались рядом, разглядывая причудливые узоры.

─ Нам сюда. Это одна из наших законсервированных баз. Ее уже давно вычеркнули из всех списков. Там у нас точно будет время подготовиться к обороне. ─ Егоров обвел всех победным взглядом.

─ Виталий Андреевич! Я первый раз слышу про этот объект. ─ Удивился Тантал.

─ Тебе не все положено знать.

─ Я тоже не в курсе, ─ Оживился Данилин. ─ Даже если и так, ее не потому ли вычеркнули, что она больше не отвечала требованиям безопасности. Другие континентальные отделы в курсе нашей проблемы после активации вами программы «Изоляция». Скоро прибудет помощь.

─ Еще раз станете мне перечить, у вас будут серьезные проблемы. ─ Закипел Егоров.

Научник промолчал. Все руководители во главе с начальником сели в небольшой пассажирский самолет. Перед самым закрытием двери на землю упал небольшой металлический тубус, поблескивающий еле заметным маячком.

Когда последний самолет взмыл в воздух, из старого корпуса на территории базы выбежал крупный мужчина. Его черный комбинезон ярко контрастировал с серым гладким бетоном. Он быстро добрался до рулежной дорожки и наклонился за тубусом. Ловким движением он скрутил крышку и извлек оттуда записку.

─ Так вот где они нас ждут, ─ злобно улыбнулся Меркурий, который не покидал территории базы.

Показать полностью
63

Ферзевый гамбит. Глава десятая

Предыдущая глава: Ферзевый гамбит. Глава девятая

─ Что скажешь, Макс? ─ Гость улыбался и покачивал ногой в новым перфорированном ботинке. ─ Пока инициатива на моей стороне, я все же хотел бы конкретизировать приз победителю.

Хозяин дома встал и подошел к окну. Вдалеке засеребрилась рябь воды, подгоняемая заблудившимся среди гор ветерком. Черные птицы клином пересекали сумеречное небо. Тишина и покой.

«Как же тут хорошо». ─ Он облокотился плечом о раму.

─ Мы же договорились. ─ Не отступал от своего гость.

Хозяин помедлил, но ответил:

─ Чего бы хотел ты?

Он слегка расслабился, услышав вопрос:

─ Отдашь нам свое детище, которое ты оберегал столько лет. Ну, а дальше мы сами.
─ Нога гостя качалась заметно медленнее в ожидании отклика.

─ По рукам.

─ Не жалко? ─ Александр удивился и чуть заметно улыбнулся. ─ Столько фанатично преданных тебе жизней.

─ Хорошо, когда противник так уверен в своей победе. Они преданы не мне, а идее. Ты даже не хочешь знать, что стоит на кону с твоей стороны? ─ Макс обернулся и посмотрел в глаза оппоненту.

─ Конечно, уверен! Но все же выслушаю. ─ Он сложил ладони домиком.

─ Мне нужен тот, кого мое так называемое «детище» называет вторым.

─ Что??? ─ Почти прокричал Александр. ─ Ты в своем уме?

Макс быстро подбежал к гостю и, опершись в подлокотники руками, склонился к нему вплотную.

─ А чего ты боишься? Ты же уверен в победе! ─ Его глаза безумно бегали.

─ Допустим, я соглашусь. Где ты собрался его искать? Он блуждает между мирами. У вас нет таких технологий.

─ Мы знаем, что он скоро вернется в этот мир! ─ Ледяное дыхание Макса обдало гостя.
Он замер, изучая глаза играющего за белые фигуры.

─ Ты не блефуешь. Но откуда ты знаешь?
Хозяин не ответил и плюхнулся обратно в кресло. Догадка объявилась чуть позже.

─ Оракул, значит, никуда не пропадал. Вы его выкрали и выпотрошили. ─ Он разразился смехом. ─ Что ж! Мое почтение! Я согласен!

***

Пегас оказался застигнутым врасплох. Заметив подозрительное движение на заднем дворе, он перемахнул через забор и приземлился на сухое серое тело. Оно противно хрустнуло костями. У мрачного дерева, что покоилось в самом сердце участка, что-то неуклюже зашевелилось. Маленькая ручка спавшего вечным сном ребенка поднялась вверх и сжалась в кулак. Совсем рядом с ней поднялся подросток, шатаясь и пытаясь сохранить равновесие. Его оглоданное лицо с торчащими зубами из-под разорванных щек, сосредоточено уставилось на потревожившего их покой гостя.

Пегас сглотнул вязкую слюну. Холодок предательски пробежал по всему телу. Сзади тоже показалось шевеление. Пегас медленно обернулся и вскрикнул, когда стальные тиски сжали его лодыжку. Тот старик, которому он проломил грудь секунды назад, держал его за ногу и тянулся к ней гнилыми зубами. Его оставшийся глаз хаотично вращался в орбите.
Пегас отдернул и силой вырвал ногу из плена мертвеца и отступил назад. И тут и там просыпались упокоенные. Путь назад оказался отрезан. По всему периметру забора медленно вырастали голодные мертвецы. Его снова попытались схватить.

Пегас рванулся к единственному месту, где еще оставался шанс на спасение. Одинокий каштан. Мужчина дал короткую очередь, расчищая путь и предупреждая товарищей об опасности. Свинцовые пули оттолкнули мертвых детей, насквозь прошив и переломав им кости. Ловким движением он закинул автомат за спину и в прыжке зацепился за толстую ветку. Подтянувшись и закинув ногу, он завис не в силах двигаться. Что-то схватило его за ботинок и тянуло назад. Очередной воскресший подросток зацепился и пытался стащить его вниз. К нему на помощь уже быстро вышагивала подмога. Его тянули вниз так сильно, что ветка начала прогибаться сильнее. Пегас держался из последних сил.
Их становилось все больше. Те, кто еще сумел сохранить остатки голосовых связок, злобно хрипел. Распознать их речь казалось невозможным, но сквозь унисон голосов восставших мертвецов послышалось:

─ Я не ел целую вечность.

Силы покидали. Пегас сжал зубы от боли в суставах ноги, понимая, что вот-вот его разорвут на части. Возмущенно затрещала ветка. Внутри дома тоже разгорелся бой. Посыпались осколки разбитых стекол.
Следующая очередь раздалась из открытой двери дома. Горячие пули с легкостью перебили хлипкие, но сильные руки подростка. Ветка невольно отпружинила и слегка подбросила бойца вверх. Второго шанса ждать он не стал, перевалившись и оседлав свою спасительную опору. Адреналин кипятил кровь, заставляя его лезть выше. Мельком он увидел, как боевой товарищ, пославший спасительную очередь, скрылся в доме, отбиваясь от напирающей толпы мертвых. Сотрудники находящиеся внутри, оказались в западне.

Закрепившись на верхушке дерева, он прицелился и открыл огонь, помогая товарищам справиться с толпой. Иные падали насовсем, иные из злобных мертвецов вставали заново. Из дома вылетели маленькие черные шары.

Бух!!! Бух!!!

Один за одним раздались взрывы, разметавшие все на своем пути, временно расчистив площадку около выхода и дав возможность перезарядить оружие. Тускло замигали огоньки входящих сообщений. Он активировал связь и тут же в его ушах прокричал голос Антона:

─ Что там у вас? Бегу уже!

─ Мертвецы очнулись! Нас ждали! ─ Пегас, сменив магазин, дал еще три коротких очереди по мертвецам, лезущим в окна. ─ Парней блокировали в здании. Я занял позицию на дереве. Нужна помощь!
Пегас щелкнул на следующий канал связи.

─ Пегас! Ты живой? ─ Голос Ориона скрипел от напряжения.

─ Да! Вы как там? ─ Он почувствовал вибрации по стволу дерева и опустил взгляд вниз.

─ Плохо! Окружили. Боезапаса надолго не хватит. Держи выход из дома, сколько сможешь!

Пегас, отодвинув ветку, увидел, как один из мертвецов долбит дерево топором. Остальные, цепляясь друг за друга, пытались залезть наверх. Свежая порция свинца немного остудила их пыл, но ярость, с которой работал мертвый дровосек, лишь наросла.

Грянул очередной взрыв, растворивший часть забора в огне. Снаряд из реактивного огнемета слизал языками пламени и мертвых безумцев, охранявших периметр и ждущих своей очереди на человеческие лакомства.
В образовавшийся проем тут же хлынула толпа мертвецов, зычно голося о свежем мясе и голоде. Их встретили громыхающим крупным калибром, кроша и вырывая куски сгнившей плоти. Пули огненным дождем смыли и тех, кто окружил дерево в надежде перекусить живой плотью. Даже мертвый дровосек, успевший на треть вгрызться в дерево, сложился пополам, когда тяжелая пуля перерубила его позвоночник.

Бой шел с такой же силой и внутри дома.

─ Кажется, Антон подоспел! ─ Они спрятались в коридоре, постреливая в обе стороны.

─ Отлично. А то боезапас почти исчерпан. ─ Алексей, не успевший перезарядить автомат, с силой ударил ногой в грудь очередному мертвецу и, выхватив пистолет, добавил в его голову две пули. ─ Стреляй лучше в голову. Так они не поднимаются.

─ Я заметил. Поток слабеет вроде, ─ На рукаве Ориона появились две кровавые борозды. Он недовольно поморщился. ─ Черт! Скорее уже.

Задний двор заметно расчистился. Ураган пуль собрал свою желто - гнилую жатву. Антон забежал внутрь двора. Несколько мертвецов перевалились через покосившийся забор с другой стороны и побежали прочь в поисках более доступной добычи. Пегас, спрыгнув вниз, не забывая раздавать свинцовые угощения оставшимся тварям. Он медленно двигался навстречу со старшим группы, оставившим на земле перегретый пулемет и лихо орудующий полуавтоматическим ружьем.

─ Некоторые из них снова встают. Боюсь, не сдержать их. Вытаскиваем ребят и валим. Пока не найдем колдуна, все равно всех тут не уничтожим. ─ Они направились к дому.

Им не хватило метров пять, когда с лязгом отрылась железная крышка подвала, выход которого прятался с торца дома на уровне фундаментам. Новый поток мертвецов с трудом выкарабкивался из своей обители, толкаясь и мешая друг другу.

─ Парни! Живо на выход! Прикрываем. Времени мало! ─ Прокричал Антон и бросил гранату в сторону толпы.

Алексей, услышав товарища, кивнул в сторону выхода. Каждый их шаг навстречу выходу сопровождался выстрелами, ибо разбитые гнилые тела мертвецов так и норовили вцепиться зубами в живое мясо. Они тянули свои когтистые руки и хрипели. Сотрудники перевалились через груду тел. Алексей первым выбежал наружу, налету схватив и присоединив подброшенный товарищем магазин, тут же принялся стрелять.

Сзади послушался сдавленный крик. Орион, прыгнувший следом через горку тел, неудачно приземлился прямо в руки мертвеца. Рядом лежащий труп тут же вцепился зубами в икроножную мышцу бойца. Жгучая боль разлилась по ноге и стрельнула в затылок. Сквозь зубы он вытащил пистолет и, вырвавшись из объятий смерти, дважды выстрелил.

Алексей, поняв, что товарищ неспроста застрял в доме, нырнул обратно и, подхватив стонущего бойца, быстро зашагал обратно. Орион помогал, как мог, прыгая на здоровой ноге.

Толпа напирала с новой силой, то и дело теряя очередного воина в своем строю мертвецов. Сотрудники двигались к проему, куда уже с другой стороны мчался минивэн. Водитель, увидев происходящее и нарушая все инструкции, рванул на помощь товарищам. Он выскочил из машины и достал огнемет. Как только сотрудники минули заборы, он послал туда еще один снаряд, прилетевший точно в свору мертвых людей.

Антон перезарядил остывший пулемет, готовя отправить еще одну длинную ленту пуль навстречу гнилой плоти. Пегас, не раздумывая отправил туда две гранаты. Им потребовалось еще пять минут, чтобы подобие тишины снова воцарилось на взбудораженном участке земли.

─ Кому-то удалось уйти. ─ Пегас обернулся к старшему группы.

─ Да и этих всех проверять времени нет. Зуб даю, кто-то из них еще воскреснет. ─ Антон внимательно сканировал местность.

Рядом суетился Алексей, аккуратно разрезая штанину бойца. Икроножная мышца сочилась кровью. Мертвец выгрыз кусок мяса. Он с тревогой посмотрел на Ориона.

─ Как себя чувствуешь?

─ Не очень. Как думаешь, это заразно? ─ Он сглотнул слюну.

─ Думаю, да. На зубах мертвяков какой только инфекции нет. Плюс та, о которой не знаем. ─ Оперативник открыл аптечку.

─ Если я превращусь в нечто подобное, то обещай меня кончить! ─ Его голос дрожал.
Алексей испытующе посмотрел на бойца и громко сказал:

─ Ты что фильмов пересмотрел? Ты получил дозу трупного яда и еще какой-нибудь дряни. Максимум просто ласты склеишь, ─ Он вылил на рану антисептик и засыпал
гемостатическим порошком. Кровь мгновенно вспенилась и зашипела. Следом за ним оперативник туго перемотал рану бинтом и вколол антибиотики и антидоты. ─ Все будет хорошо!

Неподалеку послышался грохот бронетранспортера. Военные круто свернули с дороги и помчались по проезду к черному минивэну. Сидящие на броне бойцы ощетинились автоматами, прищурившись, рассматривали загоревшийся дом. Поравнявшись, тяжелая машина со скрипом затормозила. От брони отделился офицер. Он спрыгнул и направился к Антону.

─ Что тут происходит? ─ Через маску противогаза, заботливого надетого секундой назад, проглядывались холодные колючие глаза и длинный точеный нос. ─ Кто такие?

─ Некоторые проблемы. Вас должен был предупредить ваш начальник. ─ Антон настороженно наблюдал на колдующего над раненным бойцом оперативника.

─ А, это вы. Слышал о вас. Помощь нужна? ─ Он кивнул в сторону дома.

Оперативники переглянулись.

─ Вы очень кстати. Этот дом надо взять в оцепление и никого оттуда не выпускать. И самое главное не распространятся о том, что тут увидите.

─ А там что? Кто-то остался? ─ Непонимающе спросил капитан.

─ Как бы вам сказать? ─ Антон почесал затылок и тут же ответ на его вопрос нашелся сам собой. Из проема незаметно для всех выполз мертвец. В тот самый момент он находился совсем рядом. В его руке ждал своего часа нож с ржавым лезвием. Неожиданно быстро для себя он вырос за спиной Антона.

Никто не успел отреагировать на его появление. Оперативник лишь успел вытянуть ладонь навстречу тупому и смертельному лезвию. Но оно так и осталось в руках мертвеца. Приближающийся стремительный свист взорвал голову трупа, обильно забрызгав мозгами комбинезон Антона. От неожиданности остальные присели и спрятались за машину. Лежащий ниц капитан прокричал:

─ К бою! Рассредоточиться! ─ Он по-пластунски прополз к минивэну, наблюдая, как разбегаются и занимают свои позиции бойцы. У машины он трясущимся голосом обратился к новым знакомым, ─ это еще что за твари?

Антон аккуратно выглянул из-за машины и тут же нырнул обратно.

─ Как раз те, кого нужно нещадно уничтожать. Вызывай подкрепление и возьми дом в плотное кольцо. Давай быстрее.

Капитан, не теряя времени, тем же маршрутом скользнул обратно. Рация находилась внутри бронемашины. Его бойцы рассредоточились по округе, рассматривая местность и окно домов сквозь прицел. Офицер заполз в люк и тут же принялся вызывать подкрепление.

Антон тем временем заполз внутрь минивэна.

─ Кажется, у нас появился невидимый союзник? ─Улыбнулся Алексей. ─ Был бы враг, давно нас расстрелял. Он спас тебе жизнь!

─ Может кто-то из группы Феникса? ─ Домыслил Пегас, положивший руку на плечо раненного товарища.

Антон не ответил и обратился к водителю:

─ Известно, где группа Феникса?

─ Сигнал давно пропал. Я думал, они специально отключились.

Антон опустил голову и нервно закусил губу. Рука дотянулась до компьютера. Оперативник включил последнюю запись, присланную тайком от Феникса.

─ Думаешь, Тревор специально отключил маячок? ─ Алексей откинулся назад и закрыл глаза.

─ Не знаю. На том, чтобы разделится, тоже он настаивал. Боюсь, наших коллег мы больше живыми не застанем. Черт! ─ Он с силой швырнул опустевшую флягу на пол.

Водитель переключил коробку передач и отправился в сторону объединенного штаба. Антон, переведя дух, принялся, не тратя время рассказывать, что ему удалось выяснить за время до начала боя. Связь с базой так и не появилась. Это настораживало не меньше, чем исчезновение сигнала от группы Тревора.
По пути они дважды останавливались. На дорогу то и дело норовили выбежать зараженные люди. Военные не справлялись. Заболевших становилось все больше и больше. Они росли в геометрической прогрессии. Мысль о том, что скоро два города исчезнут с карт уже не вызывала каких-либо сомнений.

Вскоре они добрались до объединенного штаба, где творилась неестественная суматоха. Их встретила еще одна новость от взволнованного технаря, пунцовое лицо которого исказилось в небывалой растерянности.

─ Как только вы уехали, рванула почти вся наша аппаратура. Убило одного из наших. ─ Он нервно заломил руки.

Оперативники переглянулись.

─ Что еще?

─ У военных пропало целое отделение на заброшенном заводе. Они поехали проверить наше предположение. Там прячутся сбежавшие больные.

─ Кто им приказал? ─ В глазах Антона полыхнул огонь.

─ Я! ─ Раздался уверенный голос сзади. Генерал вырос ниоткуда. Он сел на свободный стул, ─ Время идет. От вас результатов никаких, да и какой-либо информации не дождешься.

─ Это не значит, что надо принимать поспешные решения. Ваших подчиненных возможно уже нет в живых. ─ Отрезал Антон.

─ Дай бог, хоть кто-то отсюда живым выберется. ─ Его голубые глаза неотрывно смотрели на Антона. В них чувствовалась непоколебимая сила. ─ Что предлагаешь?

Антон пододвинул стул и сел напротив. Свалившаяся ответственность и первые неудачи с силой обрушились на его плечи. Каждое неверное решение уносило с собой драгоценные минуты и человеческие жизни. Здесь нельзя бросить монетку или ждать направляющего перста судьбы. Оперативник повернул голову. Мимо него на носилках пронесли стонущего Ориона, ему требовалась хирургическая помощь.

─ Мы выезжаем туда. Внутрь пойдем сами. Если дадите ребят, то буду благодарен. Они организуют оцепление. ─ Оперативник посмотрел на Алексея, который согласно кивнул.

─ Людей мало, но я выделю взвод. Надеюсь, это поможет. ─ Генерал хлопнул себя по коленям и встал. ─ Да, кстати, я так понимаю, вы ищете кого-то конкретного?

─ Допустим. ─ Антон тоже встал.

─ Если искомый противник настолько умен, то как он собирается покинуть город? ─ Генерал повернулся к карте. ─ Мы никого не пропускаем. А может…

─ Что может? ─ Голос оперативника звенел от напряжения.

─ Может, он и не собирается его покидать?
─ Мы думаем, что ему помогают. Он в курсе, что в случае провала город уничтожат. ─ Антон ухватился за мысль военного.

─ Тогда ему есть, где спрятаться. Место, которое выдержит взрыв такой мощности. ─ Мужчина смахнул с погона нитку и вновь уставился на карту.

─ Есть такие места в городе?

─ Я подумаю. Проверяйте завод. Как, что выясню, сообщу через своих. Скоро зараженных станет так много, что нам самим не поздоровится, ─ Он вышел в соседнюю комнату, чтобы отдать распоряжения.

Вслед за минивэном выехали два бронетранспортера. Дорога к заводу оказалась непростой. На главном проспекте они остановились, чтобы помочь окруженному патрулю. Одну из военных не повезло. Толпа, сметавшая все на своем пути, разорвала его в клочья. Улицы кишели изуродованными больными людьми. Они бесновались и кричали.

Кортеж вновь остановился. На дорогу выкатилась коляска, вслед которой шла молодая бледная женщина. Ее руки висели, как плети. На круглом симпатичном лице виднелся кровавый разрез, тянущийся через весь лоб. Она оступилась на бордюре и упала лицом вниз. Новая вспышка гнева заставила ее резко вскочить и засунуть руку в коляску. Женщина вытащила ребенка за ногу. Он уже не подавал признаков жизни.

─ Почему ты молчишь? Людочка! ─ Она перехватила малыша, и бережно взяла его под руки. Глаза расширились от удивления, ─ Почему ты молчишь?

Антон, сидящий в минивэне, отвернулся и приказал водителю объехать. Маленькая зарисовка из охваченного смертью города внесло новый глоток разочарования. Мандраж накатывал все больше, ведь впереди ждала встреча с сильнейшим из врагов.

─ Не забывайте. Помимо предателя, у него в союзниках есть еще некое существо. Предположительно его порабощенный учитель. Чего ожидать от него я не знаю. ─ Антон, склонил голову, ─ Нас всего трое.

Ближайшая до нас группа кошмарит соседнюю область. К нам они не успеют. Связи с базой нет. Мягко говоря, мы в… ну вы поняли.

─ Ты думаешь, Тревор все это провернул один? ─ Алексей ковырялся с автоматом. ─ Я бы еще заместителя босса проверил.

─ Возможно. Черт! Я не знаю, что нам делать. События развиваются быстрее, чем мы успеваем действовать. ─ Антон откинулся назад. Лицо скривила гримаса досады.

─ Все ты знаешь. Не раскисай тут, командир. ─Алексей подмигнул, ─ тем более нас больше. Где-то еще бегает наш таинственный союзник.

─ Если только он нам, действительно, союзник. ─ Машина остановилась напротив проходной.

Чем славился некогда знаменитый завод, помнили разве что местные старожилы. Поговаривали о секретных радиоэлементах или начинках для ракет. Завод давал городу тысячи рабочих мест, но история внесла свои коррективы, поменяв политический курс и уровень жизни в стране. Кран с потоками финансирования закрыли, собрав напоследок то, что из него капало тонкой струйкой. Сначала они утащили зарплаты честных тружеников, оставив лишь обещания, потом вывезли хоть сколько-нибудь ценное оборудование и материалы. Все остальное доделали местные безработные и алкоголики. Так бесславно закончилась жизнь некогда перспективного и мощного предприятия.

Пустая кирпичная будка контрольно-пропускного пункта встретила их печальным взглядом поросших мхов окон. С одной стороны воротина ржаво-желтого цвета криво завалились на бок, а с другой и вовсе отсутствовала. Сразу за ней открывалась обглоданная временем бетонная дорожка, сквозь трещины которой выглядывала густая растительность. Природа, вообще, медленно, но верно отвоевывала свою территорию.
Дорожка вела к главному девятиэтажному зданию, серые стены и грязные уцелевшие рамы, которого наводили смертельную тоску.

Вход расположился под широким растрескавшимся козырьком, и открывался внушительным холлом. В огромном помещении когда-то находились гардероб, буфет и пункт охраны. Тут стояли удобные диванчики, где ожидали посетители или отдыхали рабочие.

Тихо жужжащий дрон нагло потревожил покой ныне умирающего здания. Он лихо ворвался внутрь, высматривая притаившуюся угрозу или раненных бойцов. Его объектив тут же выцепил мертвое тело в зеленой форме, лежащее лицом вниз. Проломленный череп обнажил серые ошметки мозга. Рука все еще сжимала автомат.

Раздался чей-то невнятный крик и треск. С экрана планшета тут же пропала картинка.
─ Кто-то сбил дрон. Я думаю, нам туда. ─ Антон положил планшет на стол и вылез из минивэна.

К нему тут же подбежал уже знакомый капитан.

─ Какая у нас задача?

─ По возможности оцепить завод теми силами, которыми располагаете. Если кто-то оттуда выйдет, кроме нас, тут же открываете огонь! Даже если это будет знакомый и будет просить помощи.

─ Там могут быть наши раненные товарищи. ─ Капитан отвел взгляд.

─ Не нужно строить иллюзий. Все, кто находится внутри, скорее всего, мертвы. ─ Антон кивнул коллегам, и они вышли на воздух.

Они взяли двойной боекомплект. Пегас надел бронежилет и сменил фильтры на своей маске. Тройка сотрудников двинулась навстречу поджидающей смерти. С крыши здания сорвался маленький птичий силуэт. Он спикировал вниз и, взмахнув, улетел прочь.

─ Запомните, главное уничтожить седьмого. Его жизнедеятельность поддерживает уровень заболеваемости. ─ Антон не успел договорить. ─ И еще! Мы идем прямиком в очередную ловушку.

─ Наблюдаю какое-то движение на третьем этаже. ─ Произнес Пегас.

─ Обследуем этаж за этажом. ─ Оперативник упер приклад в плечо и зашел внутрь.
Раздалась короткая очередь.

─ За стойкой гардероба прятался. ─ Антон указал стволом в сторону трупа, ─ Это он камнем дрон сбил. Меткий был.

Прибежавшие коллеги тут же разобрали свои сектора.

─ Тут две лестницы в разные стороны. Предлагаю, не разделяться, ─ Алексей кивнул в восточную сторону, куда они и направились. Сразу за ней тянулся длинный коридор, заканчивающийся лифтом и соседствующим с ним пролетом лестницы.

─ Вниз тоже этажи есть. ─ Сказал Антон, шедший впереди.

─ Давай их напоследок оставим. Не хочется, чтобы нас там зажали. ─ У самой лестницы, Алексей наклонился к перилам и установил две мины, датчики которой направил в разные стороны, ─ не забудь, когда назад пойдем.

Они поднялись на пролете выше. Их взору сразу открылась ужасная картина, где двое мертвых солдат лежали один на другом. Антон наклонился и перевернул одного из них.

─ Твою ж! ─ Пегас, державший коридор на прицеле, скользнул взглядом по трупу.

─ Да, характер травм другой. Ему вырвали нижнюю челюсть, второму проломили грудь. Они даже выстрелить не успели. Не одной гильзы. Враг застал их врасплох, ─ Антон приподнялся и посмотрел в коридор. В его середине из двери одной из комнат вывалилась рука. ─ Пойдем дальше, осмотрим тот труп.

Они медленно продвигались вперед, осматривая каждую комнату. Они казались огромными. Где-то еще сохранилась офисная мебель в виде поломанных стульев, расколотых столешниц, осколков стекла или заваленных на бок шкафов.

За два метра до комнаты, Антон поднял руку и все тут же синхронно замерли. Из помещения раздался хлюпающий звук. Оперативник, чуть слышно наступая, приблизился. Источник звука стих. Антон сделал еще шаг и аккуратно заглянул внутри через прицел автомата. Сердце, бьющееся в груди, неимоверно ускорилось. Рука, торчащая в коридоре, не имела продолжения внутри комнаты. Труп бойца из группы Феникса лежал чуть дальше. На нем сидел мужчина и смотрел на дверной проем. Его лицо перемазанное кровью растянулось в удивлении, быстро сменившееся хищным оскалом.

─ Вы все тут сдохните! ─ Он резко встал и тут же получил пулю между глаз и в грудь. Их инерции хватило, чтобы тело отбросило назад, а низкая рама подло подставив подножку, отправила труп на улицу.

Внутрь забежал Пегас. Он склонился над телом товарища и с горечью в голосе произнес:

─ Клест. Хороший был парень. Тела бы потом эвакуировать.

─ А вот он успел разрядить половину магазина. Пулевые отверстия линией на стене. Он веером стрелял.

─ Не видел цели? ─ Предположил Алексей, стоящий в коридоре.

─ Возможно. Пошли дальше.

В следующих комнатах на втором этаже, они нашли еще два трупа в камуфляжной форме. Сломанные шеи, изуродованные лица и следы ожесточенного боя. Они остановились у лестницы.

─ Тут взрыв был. ─ Алексей кивнул в сторону пролета между этажами. В груде строительного мусора лежало тело в знакомой форме. Даже со спины они узнали командира группы, левую руку которого украшал детский браслет. Алексей сделал шаг ближе и аккуратно надавил стволом автомата в бедро старого знакомого. Раздалось едва различимое мычание.

─ Черт! Он жив? ─ Оперативник наклонился ближе.

─ Лех, аккуратнее! ─ Предостерег коллега.
Алексей медленно перевернул тело товарища. Все в пыли лицо Феникса украшали свежие ссадины и гематомы. Его открыл глаза, глубоко вздохнул и зашелся в громком кашле. К нему тут же подбежал Антон. Он проверил зрачковую реакцию, замерил пульс.

─ Ты меня слышишь?

─ Да, где остальные? ─ Чуть помедлив, ответил командир.

─ Это я у тебя хотел спросить. ─ Антон осмотрел его тело. Тяжелых ранений или травм к своему облегчению он не нашел.

─ Последнее, что помню, как завязался бой с неизвестным противником на втором этаже и третьем этаже. Кто-то из военных швырнул гранату, а я оказался рядом. Еле успел отпрыгнуть.

─ Ясно. ─ Антон привстал и помог подняться товарищу. Из рюкзака он достал запасную маску. ─ Возьми.

─ Ты помнишь, что отправил нам сообщение по запасному каналу связи? ─ Спросил Алексей, подняв с пола и передав автомат Фениксу.

Тот нахмурил брови. Глаза бегали из стороны в сторону. Он потер разбитый лоб.

─ Да, помню. Тревор заставил проверить здание. Я пытался связаться с тобой из машины, но связь почему-то не работала. Кстати, как только мы вошли внутрь он куда-то пропал. ─ Командир заглотил разноцветные препараты из аптечки, запил водой из фляги и сполоснул лицо.

Антон переглянулся со вторым оперативником.

─ Он вообще какой-то странный был. Нервничал, ─ Феникс надел маску и проверил автомат.

─ Как ты в целом?
─ К бою готов.

На улице окончательно стемнело. Сотрудники включили фонарики, расположенные на груди. Они поднялись на третий этаж, где им развернулась картина закончившегося боя. Повсюду лежали трупы военных и сотрудников вперемешку с мертвыми изуродованными гражданскими. Груды тел последних значительно превышали в количественном соотношении. Пегас и Алексей медленно шли вперед, рассматривая трупы. Здесь сложил голову весь отряд Феникса.

─ Тревора не наблюдаю. ─ Махнул рукой из другого конца коридора оперативник.
Они поднялись выше. Им попадались единичные трупы. Не обследованными остались только подвал и крыша.

─ Сначала наверх, потом на обратном пути подвал, ─ скомандовал Антон, поднимаясь на самый верх.

Выход на пологую крышу когда-то перекрывала тяжелая металлическая дверь. Теперь она лежала неподалеку, вместе с остальным хламом. Тут громоздились всевозможные антенны, одинокие столбы от которых тянулись линии электропередач. Бетонные бортики по периметру крыши венчали ржавые хлипкие перила. Они вышли на крышу, оставив на лестнице Пегаса.

─ Тут чисто, значит, нам в подвал. ─ Антон повернул голову к лестнице и в этот самый момент откуда-то снизу раздался взрыв.

─ Кажется, наша мина! ─ Прокричал Алексей и нырнул обратно.

Антон бегом приблизился к перилам и посмотрел вниз. Толпа людей хлынула из основного входа в сторону КПП, где не на шутку перепуганные военные перегруппировывались и занимали огневые позиции. Раздались короткие очереди.

─ Они сюда тоже поднимаются! ─ Раздался крик Алексея из темноты.

─ Бегом сюда.

Пегас и Алексей забежали на крышу, пока Антон ковырялся с миной направленного взрыва у входа. Все рассредоточились по позициям, внимательно разглядывая черный прямоугольник двери. Крышу освещала лишь луна и включенные фонари бойцов. Внизу кипел бой. Военные успешно сдерживали толпу инфицированных.

─ Как ждали, пока мы сюда заберемся. ─ Прошептал Антон.

─ А не Тревор ли отмашку дал? ─ Алексей деловито подкрутил прицел.

Взрыв повторился снова, озарив лестницу и силуэты обезумевших людей, чью плоть разрывали горячие осколки мины. Отброшенная волна хлынула с новой силой, пересекая лучи фонарей и поднятую вверх пыль.


В комментариях…

Показать полностью
63

Ферзевый гамбит. Глава девятая

Предыдущая глава: Ферзевый гамбит. Глава восьмая

Самолет мягко коснулся бетонной полосы, разгоняя мощными двигателями утреннюю дымку. Пассажиры, сосредоточено разглядывающие иллюминаторы, услышали возмущенный визг тормозов. Легкая тряска помогла прогнать остатки тревожного сна, мучавшего почти каждого. Воздушное судно завершало свой длинный перелет, напоследок качнув могучими железными крыльями и замерев. Теперь ему предстоял продолжительный отдых на переполненной стоянке. Медленно открылась задняя дверца, выпуская многочисленный отряд хмурых мужчин. Первый покидающие борт пассажиры вдохнули свежий бодрящий воздух полной грудью.

Вдалеке показались первые встречающие автомобили, деловито несущиеся прямо по взлетной полосе. Их приехали встречать немногословные военные, помогая выгрузить множество темно-зеленых ящиков и продолговатых контейнеров. Их ждали в объединенном штабе, где сутки напролет не стихал гул напряженной работы и куда они добрались через час, минуя пустынные улицы и всевозможные полицейские оцепления. Некогда цветущий и жизнерадостный город грустной улыбкой встречал запоздалых гостей. Безлюдные кафе, бары и пивные жалостливо всматривались в проезжающий кортеж пустыми и темными витринами, мечтая о том, что вот-вот кто-то зайдет. Одиноко стоял и брошенный городской транспорт.
Где-то испугано приоткрывалось очередное окошко, обнажая любопытное бледное лицо, а где-то из подъезда вываливался военный патруль, волоча за собой дико кричащего беглеца. Такая картина повторялась каждые триста метров. Самые смелые предположения фантастов о постапокалипсисе неожиданно предстали в самом кровавом исполнении. И в подтверждении тому в какой-то момент дорогу кортежу преградили две фигуры с обезумевшими пустыми глазами. Они громко кричали и размахивали руками, сжимающие длинные ножи. Две короткие автоматные очереди из головной машины закончили их жизненный путь на грязном влажном асфальте.

Они подъехали к центру города, где им открылась чудовищная картина из мрачного средневековья. Сотни бойцов в изолирующих костюмах перекладывали тела, скидывая их в огромную кучу истерзанных и мертвых людей. Вокруг носились врачи, помогая друг другу спасать очередную безнадежную жертву. В крытых палатках напряженно трудились в поте лица операционные бригады, зашивая обезумевших членовредителей. Кровь и гниющая плоть обильно усеяли каменную поверхность центральной площади. Стоны, стоны! Они кричали о помощи, и молили о пощаде в промежутках между проповедей о гнили, захватившей их тела и весь мир. Они варились в одном адском котле, который охраняли молчаливые автоматчики по периметру. В отблесках их зеркальных забрал отражалась вся боль и гибель этого города.

Кортеж проехали мимо них. Пассажиры напоследок увидели растяжку с поздравлением от мэра, приглашающего всех горожан на зажигательный вечер. Город планировал пышно отпраздновать очередной юбилей. Приглашенные звезды, роскошная концертная программа зазывали на приятное времяпрепровождение.

─ Что ж, вот жители все и собрались в центре города. Жаль по другому поводу. ─ Тревор отвел глаза и обратился к Алексею, ─ Куда мы теперь?

─ В штаб к военным. Узнаем текущие новости и обстановку. ─ Вместо него ответил Антон, к удивлению всех, назначенный старшим группы.

─ А дальше что?

─ Выходим на охоту. Времени у нас все меньше и меньше, ─ Орлов выглянул в окно и увидел, как они проезжают зеленые ворота неизвестной воинской части.

Их встретили суровые усталые лица начальника штаба и его заместителя. Высокие подтянутые офицеры в идеально выглаженной форме. Даже в столь напряженное время и бессонные ночи они не забывали о бритве и опрятном внешнем виде. Дорога от контрольно-пропускного пункта до здания штаба тянулась сквозь многочисленные постройки, укрепленные убежища и плац, где солдаты лениво размахивали метлами, будто и, не зная того, что творилось за стенами части. Может потому, что отцы-командиры озаботились о безопасности подчиненных усиленной охраной и полной изоляцией. Короткая экскурсия по части заняла немного времени. Их расквартировали рядом со штабом. Вскоре они преступили к текущим вопросам, склонившись над картой города.

─ Город и область перекрыта в отмеченных на карте узлах. Войти или выйти невозможно. Пара зараженных успели проскочить еще до нашего приезда, поэтому соседний регион пришлось тоже закрыть. В целом, обстановка стабилизировалась, но людей не хватает. Врачи работают на износ. Патрули тоже работают безостановочно. Также активно используем технику, городские камеры и дроны.

─ Успехи есть? Выжившие? ─ Алексей скрестил руки на груди.

─ Конечно, часть из них успела скрыться в городе. Их ищут. Некоторым становиться лучше, я про тех которые на площади, но они все время пытаются убежать. Если их пытаться остановить, то начинают проявлять агрессию. Первых таких пришлось ликвидировать. Потом охрана научилась их паковать, а врачи тут же им вводят снотворное. Их изучают. Пообещали выделить антитела, если они есть. ─ Он уперся руками на стол.

─ Понятно. Наши технические и научные специалисты присоединятся к вашим подчиненным? Просьба оказать содействие.
─ Антон кивнул стоящему сзади сотруднику.

─ Все что хотите. На вас большая надежда. Если мы эту вакханалию не остановим, то через пару дней придется все тут разносить. ─ Начальник горько улыбнулся. ─ Хуже быть не может. Да уж.

─ Генерал, а удалось выяснить, где был зафиксирован первый случай? Больница, медпункт? ─ Алексей пристально смотрел на военного.

─ Мы этим вопросом занимаемся. Скоро будет ответ. Кстати, ваши сотрудники нам сейчас могут и помочь в этом. У нас есть доступ к городским камерам. Можем, что на них попало.

Вновь закипела работа с новой силой. Мерцали десятки мониторов, стучали кнопки клавиатуры. Бесконечно летели срочные сообщения и доклады с мест.

В соседней комнате уединилась группа Орлова, разбирая ящики и готовясь к выходу. Феникс придирчиво осматривал своих бойцов, напутственно и, инструктируя о том, что их ждет. Алексей меланхолично рассовывал по карманам разгрузки магазины. Антон ковырялся в бесчисленных отчетах, помечая и фасуя то, что немедленно уйдет в центр. Лишь полностью экипированный Тревор тревожно вышагивал по учебному классу, вдоволь увешанному плакатами.

─ И долго нам ждать? Может, начнем пока прорабатывать варианты, пока не подгонять свежую информацию?

Алексей лениво одарил его ироничным взглядом:

─ И много у нас вариантов?
Тревор пристально посмотрел на оперативника и, отвернувшись, снова принялся расхаживать по комнате. Он сложил руки за спиной.

─ Да не мельтеши ты! ─ Раздраженно сказал Феникс, ковыряя огромным десантным ножом в застежке бронежилета. Об этом орудие в Службе уже давно ходили легенды. Большинство своих неприятелей, он убил именно им.

Но Тревор его словно не слышал, продолжая сосредоточено ходить по классу. В какой-то момент он остановился.

─ Мужики, а пожрать ничего не взяли?

─ Ты только в самолете две банки тушенки раздавил! Сколько можно жрать? ─ Феникс достал из сумки еще одну банку и бросил товарищу. Тревор вытянул руку, но не поймал тушенку. ─ Да что с тобой сегодня?

─ Что-то нервничаю, мужики. Предчувствие нехорошее, ─ он поднял банку и дернул за кольцо крышки. Комната тут же наполнилась сладко-пряным ароматом.

─ Оно у всех сейчас. Оно всегда, у всех нас. Я уже забыл, когда мы с задания в полном составе возвращались. ─ Феникс устало провел правой ладонью по лицу. Повисла тишина, которую решил разрядить Антон, переведя тему.

─ Мне все время было интересно, но боялся спросить. Что это? ─ Он кивнул на правую руку Феникса, которую нежно обхватил вязаный браслет с нелепыми украшениями. Но мужчина молчал, выдержав паузу и колеблясь сказать или нет.

─ Это от дочки осталось. Я его уже лет десять не снимаю. И не сниму, пока жив. ─ Он грустно опустил глаза. Из присутствующих только Алексей знал биографию мужчины. Хотя через нечто похожее прошел каждый из них.

Прошел целый час, пока технари не принесли первую удачу. Тонны информации, пропущенные через современные поисковые системы, сортировались с немыслимой скоростью. Видеозаписи, звонки, сообщения. Зал гудел, как пчелиный улей. Они нашли два первых зафиксированных случая заражения.

─ Больницы в разных районах. Обращение примерно одинаковое по времени. ─ Важно произнес плотноватый мужчина в округлых очках. ─ Мы проследили их путь насколько возможно. И там, и тут нам удалось зафиксировать одного и того же человека, с кем они пересеклись ненадолго. Узнаете?

Мутная картинка с дешевой камеры видеонаблюдения в пивном магазине запечатлела момент, где широкоплечий мужчина, скорчившись от боли, пытается зайти в магазин. Его сальные длинные волосы свисают с головы и загораживают лицо. Мужчина завалился на выходящего из пивного магазина покупателя, и на несколько секунд на нем повис. Поток рвоты плотной струей вырвался изо рта странного вечернего визитера. На доли секунды его лицо попало в объектив, зафиксировав злобный взгляд белесых глаз.

─ Попался! Я уверен, это наш клиент! ─ Антон кивнул и слегка хлопнул по столу. ─ Второй случай похожий?

─ Второй случай похожий. Другой магазин. За счет разницы в инкубационном периоде и времени обращения могло получиться одновременное появление. Далее следы семерки теряются. Возможно, у него два логова. Надо обследовать оба района. ─ Технарь поправил очки отточенным движением.

─ Разберемся. ─ Коротко резюмировал Антон.

─ Он прав. Времени мало. Придется разделиться. ─ Тревор сидел нога на ногу, довольно дожевывая последний кусок мяса, ─ Решение за тобой. Не сегодня, так завтра вояки тут камня на камне не оставят.

Антон с нажимом растер виски. Времени действительно осталось в обрез. Но распылять немногочисленные силы казалось неразумным. Он тяжело вздохнул и произнес:

─ Я беру Леху и двух бойцов из группы Феникса. Остальные идут с Тревором. Ты старший, ─ кивнул он оперативнику, ─ далее по обстоятельствам. Всем быть начеку. Мы на территории врага. И он что-то задумал.

Он перевел взгляд на сотрудника технического отдела и добавил:

─ Есть одна мысль. Отпустите одного из «неожиданно исцелившихся» и проследите за ним. Мне очень интересно, куда он пойдет. ─ Алексей перехватил взгляд новоиспеченного начальника и улыбнулся. ─ Да, и главное. Всю информацию сначала мне.

Две группы расселились по черным ведомственным минивэнам, которые тут же разъехались в разные стороны. Антон, сидящий в салоне, вновь углубился в свежие отчеты военных. Два бойца с позывными Орион и Пегас, крепкие худощавые парни, внимательно разглядывали обстановку через идеально чистые окна машины.

─ Ты, я смотрю, особо Тревору не доверяешь? ─ Леха открутил крышку термоса и плеснул себе чай.

─ Я никому не доверяю. ─ Он не отрывал взгляда от компьютера.

─ Тяжело так работать. ─ Оперативник отхлебнул горячего напитка.

─ Расскажи это Сереге. ─ В его голосе просквозила горечь обиды.

─ Он тоже мне был другом Так вышло. Никто ничего не смог бы поделать. Оставь это и живи дальше, ─ Алексей отвел взгляд.

Им потребовалось еще двадцать минут, чтобы добраться до того самого пивного магазина из видео. Вывеска с кружкой пенного светлого пива игриво зазывала вовнутрь, где выключенный свет и короткая записка вещали об обратном.

─ Сейчас будем осматривать ближайшие заброшенные постройки. Я думаю, его логово где-то рядом. Взять живым его будет сложно. А скорее даже невозможно. Если что, уничтожайте, не задумываясь.

Все согласно кивнули. Машина снова двинулась в путь, рассекая пустынные узкие улочки ближайшего поселка. Унылый пейзаж глубинки резко контрастировал с крупными сетевыми магазинами нагло впихнувшиеся в самом центре среди домов. Брошенные тележки бесхозно болтались под натиском ветра. По правую сторону осталась и школа, успевшая соскучиться по шумным и вечно вопящим ученикам. А слева ряд одноэтажных домиков, скрытых в пушистой зелени.

─ Тормози. Давай с этого и начнем. ─ Машина свернула на ближайший проезд. ─ Всем проверить маски. Инфекция на редкость заразна.

Они выбежали из машины, припарковавшейся напротив старинной высокой двухэтажной постройки, заброшенной десяток лет назад. Провалившаяся крыша, имевшая раньше четыре ската, обнажила сгнившие стропила. Почерневшие резные ставни открылись черной пустотой. Низкий забор с восточной стороны, стойко исполнивший свой долг, просто лежал на земле.

Они окружили здание. Алексей тихо подкрался к входу и запустил туда робота, оснащенного камерой. Тот ловко миновал высокий порог, жужжа моторчиком, и заехал внутрь маленького пыльного коридора. Здесь отсутствовала какая-либо мебель или предметы быта. Хотя маленькая камера разглядела свежие следы на толстом слое пыли. Робот круто повернул и забрался в большую спальную комнату. Подкрутив объектив кнопкой на планшете, Алексей увидел свисающую с кровати руку. Робот двинулся дальше, но ничего более не нашел. Бездомный, лежащий на пожелтевшем от времени и мочи матраце, умер совсем недавно. Его измученное спиртным сердце не выдержало очередного пиршества, и уберегло от страшной реальности, в которой пребывал город сейчас.

Следующий дом оказался совсем пустым, как и другие десять домов после. Время, коварно улыбаясь, таяло на глазах, маша на прощание костлявой рукой. Вечер вступил в свои владения. Измученные от напряжения и безрезультатности поисков бойцы заметно нервничали, хотя плотный перекус и вернул им хладнокровие.

─ Вот этот тоже какой-то подозрительный. Да и соседний тоже. И участок большой. ─ Орион перемалывал мощными челюстями бутерброд с говядиной. ─ Командир, может, туда заглянем?

Антон согласно кивнул. От Тревора пришло первое сообщение, в котором он говорил о том, что результата тоже не добился. Он недовольно буркнул и взял автомат в руки. За ним устремились остальные. Дом, на который указал боец, действительно настораживал то ли грозным силуэтом на фоне сумеречного неба, то ли звенящей тишиной вокруг. Даже деревья поблизости казались сухими и безжизненными.

─ Робот там не пролезет. Придется сам идти, ─ Алексей перешагнул через огромное бревно напротив входа.

─ Пегас, остаешься снаружи. Остальным не расслабляться. Все устали, но бдительность не терять. ─ Антон решительно направился внутрь террасы, дверь которой мерно качалась на петлях.

Его тихо окликнул Орион.

─ Командир, в случае контакта будь осторожен. В этой снаряге, которая на тебе и Лехе, вас почти не видно. Боюсь зацепить.

Антон кивнул и проследовал дальше. Но у самого входа в дом он остановился и повернулся к стоящему вплотную Лехе.

─ Что, Антошка, тоже интуиция барабанит? ─ Оперативник настороженно пытался заглянуть через грязное окошко. Он махнул Ориону, чтобы он остался тут.

─ Еще как! ─ Прошептал он в ответ и открыл скрипящую дверцу. Внутренняя планировка напомнила первый обследуемый дом. В коридоре уютно примостился высокий трехстворчатый шкаф. Оперативники миновали его, медленно водя дулами автоматов по своим секторам. Предательски скрипели половицы. Алексей аккуратно посмотрел из-за косяка проема и беглым взглядом сканировал пустую кухню.

─ Антон. Тут кто-то был. Две тарелки с едой на столе и чайник на плите, ─ Оперативник еле слышно прошептал и указал в следующую комнату. Они сделали пару шагом, морщась при каждом жалобном писке деревянных полов. Просевшая дверь застряла в полуоткрытом состоянии, оставляя лишь узкий проход. Антон спрятал автомат и достал керамический пистолет. Прижав его к себе по плотнее, он первым нырнул внутрь и замер. После разрешающего жеста за ним тут скользнул товарищ.

Большая и некогда светлая комната поражала своим аскетизмом. Грязные окна, пересеченные плотной паутиной, больше не пропускали свет, который и так потонул в вечерних сумерках. Деревянные подоконники покрыла плесень и облупившаяся белая краска. Старый продавленный диван красовался ржавыми пружинами и разодранными подлокотниками. Но внимание оперативников привлек не он, а белая фигура, стоящая к ним спиной. Сутулая женщина тихо всхлипывала и вздрагивала, уткнувшись в угол головой. Прямо над ней висел уголок, на котором раньше стояли иконы.

─ Да. Я говорила тебе, что надо сидеть дома. Погулял? Подышал свежим воздухом? ─ Прошипела она, тряся покатыми плечами, на которых лежали жгуче-черные волосы. ─ Теперь пропустим мамин день рождения. Да-да! Ты ее не любишь! Ты специально это сделал! Урод! Ненавижу тебя.

Антон переглянулся с коллегой, сглотнувшим вязкую слюну. Они не опускали дула оружия с подозрительной женщины. Алексей с позволительного кивка старшего группы медленно произнес:

─ Девушка. Вы меня слышите?
Амплитудная судорога заставила ее подпрыгнуть. Она уперлась рукой в стену и ответила:

─ Кто здесь? Что вам надо? Убирайтесь! ─ Злобно прокричала она изо всех сил.

─ Тут есть еще кто-нибудь? ─ Антон сделал шаг вперед.

После непродолжительной паузы она ответила:

─ Только гниль!

─ Так. Понятно!

─ И скоро она будет внутри вас, ─ женщина повернулась к ним лицом, представ во всей своей ужасной красоте. Пустые глазницы зияли черной пустотой. Из них все еще стекала кровь, оставляя темные дорожки на впавших щеках. В руке она сжимала ржавое шило. Бледное лицо тряслось из стороны в сторону мелкими дрожащими движениями. От нее веяло опасностью. Мрачной и тягучей.

─ Немедленно брось! ─ Тихо с расстановкой произнес Алексей. ─ Тебе обязательно помогут.

В ответ он услышал лишь хохот. Ее смех превращался в безумную и нескончаемую истерику. Но даже сквозь этот безудержный поток Антон едва заметно услышал, как приоткрылась дверка шкафа, стоящего в коридоре. И сразу короткая очередь прогремела оглушительным эхом по всему дому. В тоже мгновение женщина занесла шило над головой и с диким воинственным воплем рванула на двух мужчин. Две пули, одновременно выпущенные оперативниками, остановили ее, пройдя насквозь уже пустые глазницы. Она упала навзничь.

Оперативники тут метнулись в коридор, где над телом голого мужчины склонился Орион, тыча в него стволом автомата.

─ Кажись, наглухо, ─ меланхолично констатировал он. ─ Пытался напасть на вас со спины. Тут еще кто-то был?

─ Уже нет, хотя еще одна комната осталась, ─ Антон обернулся назад на приоткрытую дверь, которую неотрывно держал на прицеле товарищ. Они медленно скользнули к ней. Там оказалась маленькая пустая комната, в углу которой стояла детская кроватка.

─ Да, похоже, действительно больше никого. Подвала тут нет. По крайней мере, люка не вижу, ─ Алексей развернулся, чтобы уйти, но боковым взглядом зацепил какое-то движение. Он развернулся обратно к люльке. Оттуда послышался шорох. Он сделал шаг вперед и застыл, с ужасом осознавая, что там кто-то ворочался. Он нагнулся ниже и дулом автомата откинул маленькое розовое одеяло.

─ Твою ж мать!

─ Что там? ─ Антон вырос за его спиной. Но ответа не последовало. Из кровати вывалился двухгодовалый ребенок. ─ Не подходи к нему.
Ребенок полз по направлению к Алексею. С его разодранных щек капала кровь. Он злобно хрипел и пытался ухватить за ногу пятившегося оперативника. Понимание того, что добыча ускользает от него, злила еще больше. Гортанный звук сопровождал каждое его движение. Они вышли из комнаты и плотно закрыли дверь.

Пегас встревоженно встретил коллег.

─ Что за стрельба?

─ Все нормально, ─ отмахнулся от него Алексей, ─Тут все спокойно?

Пегас помялся в раздумье. Неуверенность бойца заинтересовала оперативника.

─ Что такое?

─ Давайте осмотрим соседний дом. Мне что-то он не нравится. Посмотрите сами. ─ Он махнул на дыру в высоком деревянном заборе.

Антон первым приложился в маленькой дырке и тихо присвистнул. Увиденное заставило его сердце биться чаще и сильнее. Ту же реакцию выдал и организм второго оперативника. И это неудивительно, ведь на огромном соседском участке, скрытым от всех заросшими кустами и высоким забором большими кучами покоились горы человеческих трупов.

─ Твою ж мать! ─ Орион отпрянул от забора.

Алексей переглянулся с товарищем. Испуг смешался с озабоченностью, что не могло не отразиться на его мимике. Они нашли то, что искали, с ужасом осознав, как поздно это случилось. Сотни человеческих тел, от малышей до стариков, уснули тут навеки. И что они чувствовали перед смертью? Какие муки испытали на себе в последние мгновения своей жизни. Десятки глаз замерли, рассматривая голубое небо, другие же прикрыли веки в надежде не видеть ужас, стекающий с ножа их убийцы. Маленькие ручки детей словно обнимали высохшие дряблые тела стариков. Некоторые из них казались живыми, точно уснувшими без права пробуждения. Здесь еще витала аура боли, а может лишь игра воображения подсовывала едва слышные многоголосые стоны и детский плач. Земля будто запомнила каждую мольбу и безмолвный крик. Теперь каждый из зрителей ужасного представления, устроенного безумным злодеем, осознал, почему его так жаждало поймать ведомство.

Они аккуратно перемахнули через забор, рискуя приземлиться на одно из тел. Орион и Пегас обежали участок с другой стороны, тут же распределив сектора, которые собирались контролировать. Оперативники же замерли у забора, внимательно оглядывая последние пристанище невинных людей.

─ Лех, а чего запаха-то нет? Они же не одномоментно здесь оказались. ─ Антон брезгливо прищурился.

─ Понятия не имею. Может, обработал чем-нибудь. Тварь хитрая. Больше пугает равнодушие властей. Сколько людей пропало и всем насрать. ─ Он хотел плюнуть, но в последний момент вспомнил, что находится в маске.

─ Сколько же их тут? ─ Антон поднял камень и метко швырнул в сторону жирного ворона, клевавшего помутневшие глаза пожилой женщины. Птица недовольно закричала и взмыла вверх.

Оперативник присел на корточки и склонился над телом десятилетнего мальчика. Небесно-голубые глаза и маленький рот застыли в предсмертном ужасе. На груди зияла рваная рана, обнажая ребра и пустую грудную клетку, на дне которой высохла лужица крови. У девочки рядом такая рана спустилась на уровень живота. Их руки касались друг друга.

─ Характер ранений имеет вариации, ─ он перевел взгляд на следующее тело, у которого оказался распоротым правый бок. ─ Он искал. Пробовал разные органы.

─ И, судя по всему, нашел. ─ Второй оперативник замер над телом еще одной светловолосой девочки, руки которой с ампутированными кистями раскинулись над головой. ─ Надо обследовать дом. Может, там найдем что-нибудь интересное.

Размах злодейства поражал воображение даже среди опытных оперативников. Они бродили среди усопших, ища ответы. Скрюченные пальцы, торчащие из горки, лежащих друг на друге тел, так и норовили зацепиться за проходящих сотрудников. Чуть приоткрытые рты мертвецов словно пытались шепнуть какую-то мрачную тайну, поведать о своих страданиях, но не решались. В этом молчаливом диалоге скрывалась боль для живых.

Алексей перевел свой взгляд на центр участка, где водрузился разлапистый каштан с округлой густой кроной. Теперь в его тени нашли покой три мертвеца. Они прислонились спиной к стволу гордого дерева, брезгливо задравшего свои ветки повыше. Открытые глаза погибших мрачно сверкали. На шее каждого из них красовалось гранатовое кровавое ожерелье.

Антон же медленно продвигался по направлению к дому. На очередном шаге он оступился и опустил взор вниз. Его нога стояла на отрезанной маленькой ладони.

─ Лех! ─ Оперативник окликнул товарища, который тоже медленно направился к дому. ─Я не знаю как, но его надо найти и убить. Живым брать не будем.

─ Не сомневайся. Он в этот раз мы его уничтожим. ─ В его глазах загорелось яростное пламя.

Они обогнули нагромождение тел, стараясь не касаться, словно боясь потревожить их сон, где они еще живые суетятся по домашним или рабочим делам, играли в песочнице, строили планы на будущее. Могильник будто забирал силы, заставляя разум нервно дергаться и агонизировать. Театр ужаса, который уже выдвинулся с гастролями по городам.

Просевшая дверь старинного ветхого жилья оказалась приоткрытой. Оттуда веяло неизвестностью и холодом. В том, что это та самая кузница смерти, где ковался новый меч для проклятия людского рода, сомнений не оставалось. От порога тянулись бурые широкие дорожки, приглашая проследовать в амфитеатр, загадочно прятавший основное действо. Бороздки и остатки ногтей на стенах красноречиво намекали, что сбежать никто не смог. На очередном слое ободранных обоев кто-то старательно вывел красную надпись.

─ Знакомая надпись, но не помню, как переводится, ─ Алексей перевел прицел на деревянную рамку следующей двери.

─ Очередной заумный афоризм на мертвом языке? ─ Антон прижался к двери и внимательно осмотрел темный коридор, подсвечивая фонарем на автомате. Он нажал кнопку на каске и добавил, ─ Орион, прием. Как обстановка?

─ Антон! Все спокойно. Водитель сигнализирует, чтобы ты срочно бежал в машину. Тебя вызывают.

─ Принял. Помоги тут Лехе. Пегас снаружи. ─ Оперативник хлопнул по плечу товарища и отправился обратно. Он обогнул дом, лавируя между трупов, которых тут оказалось еще больше и ища ворота. Их кто-то старательно забаррикадировал мебелью, бревнами и прочим хламом из дома. На зубчатом заборе показались две черные перчатки, а за ними и всю тело лихого бойца. Орион в две секунды перемахнул через преграду и приземлился на груду сваленных тел.

Теперь в обратном направлении не менее быстро пролетел и Антон. Минивэн, как и полагалось инструкцией, стоял на небольшом удалении от места операции. Он быстро приближался к машине. Внутри бессильная злоба сменялась на зудящую тревогу. Оперативник одним прыжком запрыгнул внутрь и доложился.

Но разговор вышел коротким. Связь странным образом оборвалась. Попытки достучаться до базы оказались бесплодными. Произошло, что-то страшное, и последние слова о доверии вызвали нешуточную панику. Антон загрузил пришедшие файлы. Объем материала шокировал своими размерами, но и в этот раз научник порадовал своей педантичностью и выделил основное. Медицинская терминология смешалась с мистическими архаизмами. Крупным шрифтом пестрил вывод об обязательной ликвидации семерки в целях снижения масштабов эпидемии.
Драгоценное время утекало в строчках сообщениях. Отдельным файлом прислали вольный перевод записок неизвестного автора. Антон щелкнул по нему и принялся жадно бегать по строчкам глазами. И с каждым словом, он чувствовал, как холодеет между лопаток и в груди. Промелькнула и та самая странная надпись. Из мрачных раздумий его оторвал сигнал нового сообщения по скрытому каналу от Феникса. Оперативник застыл в тревожной нерешительности и мгновения спустя нажал кнопку воспроизведения. После недолгого шипения появились знакомые голоса о чем-то спорящие.

─ Антон предельно четко сказал, что вся информация сначала ему. Он старший, а ты игнорируешь субординацию! ─ Феникс почти перешел на крик.

─ У нас нет времени тут рассуждать! Сейчас в нашей группе старший я. И я приказываю проверить этот объект! ─ Тревор говорил уверенно, чеканя каждое слово. ─ Там прячутся сбежавшие больные, и там пропало отделение внутренних войск.

─ Да откуда ты знаешь? Из штаба не приходило сообщений, ─ Голос командира сорвался в хрип.

Связь оборвалась. Дозвониться до группы Тревора тоже не удалось.

Он тяжело задышал и крепко обхватил цевьё автомата… «Да что там происходит?».

Время, которое Антон тратил на изучение файлов, и связь, остальные проводили в напряженном исследовании жилища. Пегас бродил снаружи, пристально мониторируя окружение. Алексей с Орионом вошли в просторный зал.

─ Ну и мерзость! ─ Широкоплечий боец прикрыл забрало шлема обратной стороной руки. ─ Каким же надо быть уродом, чтобы такое сотворить?

В комнате отсутствовала мебель или предметы обихода, разве что желтоватый матрац и огромное зеркало на стене. По углам, словно куклы сидели детишки не старше десяти лет. Оглоданные кости рядом легко сопоставлялись с отсутствующими конечностями. Их безжизненные глаза смотрели с укором. Их защитники пришли слишком поздно. Преступно поздно.

В центре помещения на импровизированном столе покоились всевозможные банки, колбы, горелки, медицинские инструменты, от руки начерченные кривые схемы и надписи. Но все это терялось на фоне трепанированной головы того самого мальчика, на чьем жизненном пути поставила крест водка и пять золотых монет. Его искривленный рот и полузакрытые веки навсегда запечатлели картину того ужаса, который ему открылся в последние часы жизни. За столом лежало его распотрошенное тело.

Грязный, заляпанный кровью пол противно чавкал при каждом шаге, стараясь прилепить к себе ботинки. Алексей подошел к столу, и аккуратно раздвинул схемы. Он сфотографировал каждую и внимательно уставился на одну из них. Сильно пожелтевшая страница разительно отличалась от остальных. В ее углу особенно выделялся рисунок, где рядом с могильной плитой из земляной насыпи торчала растопыренная пятерня. Оперативник услышал шаги позади. Орион присел рядом с трупами в углу.

─ Как жаль детишек. ─ Он по очереди закрыл им глаза. ─Я пройдусь по другим помещениям.

─Давай. Только аккуратно. Ничего не трогай.
─ Алексей снова погрузился в изучение схем.

Следующая недавно нарисованная страница скорее напоминала медицинский учебник по анатомии. От каждого элемента рисунка тянулись поясняющие надписи на том же языке, что и фраза в коридоре. Но даже опытному врачу стало бы не по себе от вида того, что хранилось на бумаге.

─ Как тебя остановить? ─ Прошептал оперативник. ─ Надеюсь, пули будет достаточно.

Он вновь обратил свой взор на рисунок с могильной плитой.

«Везде он препарирует живых. Зачем ему понадобились мертвые люди?».

Он услышал, как в коридоре Орион вслух прочитал таинственную надпись. Алексей поморщился и тут же, будто вспомнив ее значение, приоткрыл рот.

─ Конечно. Как я мог забыть?—
Сзади послышались шаги Ориона.

─ Ты что-то сказал?

─ Я вспомнил, как переводится эта надпись. ─ Алексей приподнял очередной листок за угол.

─ И как же? ─ Орион встал в дверях.

─ «Приветствую, вас, стражники Оберега».

─ И что это означает? ─ Орион щелкнул переключателем винтовки в автоматический режим. ─ Лех, а зачем ты глаза трупам открыл?

─ Что? Я ничего не … ─ Дети, сидящие по углам, пристально уставились на мужчин. Даже, голова, покоящаяся на столе, подняла свой мутный взгляд на гостей. Кривой рот расплылся в улыбке.

Снаружи раздалась автоматная очередь.

Показать полностью
71

Ферзевый гамбит. Глава восьмая

Предыдущая глава: Ферзевый гамбит. Глава седьмая

Город оцепили в считанные часы, отсекая его от внешнего мира и концентрируя внутри нарастающее напряжение перепуганных жителей. В воздухе послышались запахи массовой истерии. Паника! Ей подготовили благородную почву местные сумасшедшие, крича на каждом углу о неминуемой смерти. Теории заговоров получили новую жизнь, все больше и больше обрастая яркими образами. Все самые плохие человеческие черты проступили наяву, обнажая свою подленькую сущность. Спекуляции, мошенничества, кражи мгновенно поднялись на волнах страха и тотчас утонули в пасти смертельной угрозы. Болезнь не щадила никого.

В город вошли военные.

На всех дорогах установили контрольно-пропускные пункты, нагнали бронетехнику. Военные, как бесчувственные роботы, без лишних слов отправляли все автомобили, пытающиеся покинуть город, обратно. Желания с ними спорить не возникало ни у кого, глядя на их грозный вид и ощетинившиеся пулеметами укрепленные точки. На них не действовали ни уговоры, ни слезы матерей с детьми. Через стекла изолирующей маски на них смотрели лишь бездушные глаза. Тут не место для милосердия. Колонна машин обреченно возвращалась домой, куда уже запустил свои руки его величество страх.

Вокруг кружили вертолеты, сканируя местность с воздуха, на бортах которых ждала своего часа десантная группа, готовая тут же пуститься в погоню за инфицированными беглецами. И такие, конечно же, находились. Очаг вспыхнул и в соседней области. Хоть его и удалось локализовать, рисковать никто не хотел. Перекрыли и близлежащие регионы.
Вскоре огромная колонна военных выдвинулась в центр города, где на главной площади развернули мобильный госпиталь, оснащенный по всем современным стандартам. На значительном отдалении в ракетной части разместили и штаб. Высокие чины бросили насиженные в столице места и устремились к своей работе. Их печалило лишь одно, что врагом могли стать соотечественники. Такого поворота не рассматривала ни одна военная доктрина.
Комендантский час ввели в тот же день. Вооруженные отряды внутренних войск, облаченные в изолирующие костюмы, принялись утюжить город на бронемашинах, зорко вычисляя нарушителей. Появились и первые жертвы. Их психика, и без того расшатанная отсутствием работы, семейными неурядицами, долгами, попала под контроль нового властителя - безумия! Не щадящий никого вирус сводил с ума, заставляя пациентов бороться с собой и людьми, которые, по их мнению, пропитались миазмами заразы. Тех, кто не выполнял команды и нападал на патруль, тут же уничтожали на месте.

Средства массовой информации, как и всю связь резко отключили. Поднятые в воздух вертолеты, несущие на борту установки радио электронной борьбы мигом погрузили город в информационный вакуум. Теперь население узнавало все от патрулей с мегафонами.

─ Игорь, слышишь? Говорят, будут приходить курьеры и разносить еду. Самостоятельно покидать жилище теперь запрещено. ─ Молодая девушка громко крикнула мужу, что-то разглядывающему в окно. В его руке покоилось ружье.

─ Ты им веришь? Наверняка, бросят нас. Но, честно говоря, не то, что выходить, проветривать окно страшно. ─ Он привстал на цыпочки, пытаясь поймать в поле зрения соседа. ─ Вон посмотри, Руслану совсем плохо.

─ Это он ночью долбился к нам в дверь?

─ Да! Хорошо, что у него нож в руках был, а то не догадался бы, что он болен.

─ Он потом так орал ночью. Никогда не забуду. С чего он вообще решил, что мы заражены «гнилью»? Может, с ним поговорить? ─ Ее наивный вопрос заставил его молча усмехнуться.

Внизу послышался грохот тяжелых колес. Через громкоговоритель с бронетранспортера военный окликнул его соседа, который стоял вплотную напротив дерева и что-то вырезал ножом. Он не реагировал. Требование повторились, сопровождаясь выстрелом в воздух. Сосед повернулся и медленной походкой направился к военным. Нож из рук он так и не выпустил, несмотря на отборный мат в мегафоне. Раздалась длинная очередь. Горячие пули врезались в тело, прошивая его насквозь, наматывая органы.

Бронетранспортер буднично двинулся дальше, предварительно выпустив трех человек их своего нутра.

Гнилью оказался поражен почти весь город. Наука крепко взялась за исследование вируса. Но новый враг оказался на порядок хитрее. Вирус имел сложную структуру и устойчивость. Его патогенность вызывала научное восхищение, заставляя трепетать даже самые искушенные умы. Время шло, и с каждым часом росло осознание, что лекарства не найти. Все зараженные погибнут самой мучительной смертью. Но еще страшнее мог оказаться главный вопрос. Есть ли бессимптомные носители или люди с нетипичной формой? Чего от них ждать? Найти тех, кто успел сбежать из больницы так и не удалось.

В каждом доме проводились зачистки, слышался лязг затворов и бьющихся о пол гильз. Кого еще не убил вирус, убивали немилосердные пули. И, тем не менее, здоровые островки жизни получали провизию и все необходимое, выигрывая хоть немного драгоценного времени.

А тем временем, на отдаленную базу, откуда совсем недавно вылетел самолет с группой оперативников и бойцов, прибыло другое воздушное судно. Оно несло на своем борту очень ценный груз, а конкретнее, трех еще живых пациентов, зараженных новым вирусом. Они беспомощно барахтались, беззвучно крича о своих правах. Их встретили научные сотрудники, одетые в современные костюмы защиты и окруженные вооруженными бойцами охраны. Они суетливо расхаживали в ожидании груза или нервно покуривали рядом с ангаром. Напряжение плотной стеной окутало аэродром.

Самолет медленно и гулко открыл заднюю дверь, обнажая свое огромное чрево. Оттуда сразу же выкатили три большие стеклянные капсулы, хранящие в себе перепуганных и умирающих людей. Они кричали и рвались наружу, но стеклянная крышка капсулы не поддавалась.

─ Им ничего не вводили? Седатики? Антибиотики? Противовирусные? ─ Встречающий заместитель научного отдела скороговоркой выпалил вместо приветствия.
─ Это очень важно!

─ Все по плану. Ничего. Только взяли кровь, ─ Доставивший врач казался невозмутимым, хотя по спине стекал предательский холодный пот. Он только унял дрожь в коленях.

─ Какие-то изменения?

─ Общемозговые симптомы: головная боль, дезориентация, головокружение, генерализованные судороги. Ритм сердца иногда срывается. Пульс зашкаливает. Субфебрилитет.

─ Достаточно! Срочно на базу. Времени нет совсем.

Вскоре капсулы доставили в лабораторию, где их ожидали десятки сотрудников на своих рабочих местах. Напряжение, царившее внутри комплекса, росло с каждым часом. Срочно введенный режим изоляции блокировал все шлюзы между этажами и отделами. Работа кипела, заставляя забыть о сне, еде и душевой.

Предварительные результаты легли на стол Арсеньеву уже к вечеру. Толстая папка отчетов с выделенными строчками и пометками от вирусологов.

В кабинете на своем месте сидел он, по правую руку символично разместился Егоров, а по левую - начальник научного отдела.

─ Чем порадуешь, Олег Васильевич? ─ Глава отдела остро нуждался именно в хороших новостях.

─ Босс, а не перебор с тотальной изоляцией? ─ Научник оказался в благодушном настроении. Первые удачи помогли немного расслабиться, хотя тревога все еще не сняла с его горла свои щупальца.

─ Интуиция подсказывает, что перестраховка не бывает лишней. Выкладывай. Не тяни. ─ Арсеньев откинулся на спинку своего кресла. Он расслабил тугой узел синего галстука и расстегнул пуговицу.

─ Ну, во-первых, мы смогли выделить вирус. Структура сложная, чем-то схожая с бешенством. Во-вторых, мой заместитель смог обнаружить в крови больных еще кое-что интересное. Смотрите на экран, ─ он нажал на пульте две кнопки. Плавно погас свет и включился проектор. На белой доске крупным планом появился некий темный элемент сферической формы. Он суетливо перемещался по пространству, словно чего-то ища. Его хищный натура прослеживалась даже через экран.

─ Что это? ─ Егоров прищурился, пытаясь разглядеть.

─ То, что смогли увидеть и выделить только мы, ─ улыбался во весь рот глава научного отдела.

─ Это вы, конечно, молодцы, только ничего веселого тут не вижу, ─ Арсеньев хмуро сдвинул брови и дотянулся до кнопки чайника. ─ Радоваться будем потом, если повод будет.

─ Согласен, босс! В общем, мы считаем, это главный компонент, по сути, являющийся стимулятором. То, без чего вирус тут же погибает.

─ То есть, вы знаете, как вылечить пациентов? ─ Егоров обрадовано привстал со стула и наклонился вперед.

Олег Васильевич снял очки и протер их краем белоснежного халата. Он водрузил их обратно на нос и тут же сделался серьезным.

─ И да, и нет.

─ Как это понимать? Не говори загадками, ─ Арсеньев замер, пристально разглядывая подчиненного.

─ Из больных мы эту субстанцию вытащить не можем, да и внутри убить тоже. ─ Он задумчиво замолчал.

─ Ну и? ─ Протяжно спросил Егоров.

─ У нас есть смелая теория, что эта субстанция - ни что иное, как частичка семерки. Она умрет вместе с ним. Или когда он уйдет в спячку.

─ С чего такая уверенность? ─ Арсеньев деловито снял чайник и наполнил им три кружки. Свою излюбленную посуду с символикой ведомства он пододвинул к себе.

─ Уверенности как раз-таки нет. Есть только аналитические выкладки и предположения. Если оглянутся назад, то спад всех эпидемий происходил резко. Мы считаем, что он всегда совпадал с моментом спячки седьмого. Он переставал контролировать свою работу, целиком отключившись от внешнего мира. Но это всего лишь теория.

─ Не густо. Если эпидемия выйдет за рамки, и мы не сможем снова ее локализовать, то не будет выбора. Придется уничтожать целый регион. ─ Егоров благодарно кивнул начальнику, передавшему ему стакан с кофе.

─ Боюсь, что так. Но стоит рискнуть. То есть вы считаете, что ликвидация семерки решит все наши проблемы разом? ─ Арсеньев сделал глоток, слегка прихлебывая.

─ Как верно уже было замечено. Если успеют. Времени мало. ─ Научник крутил кружку и сосредоточено ее рассматривал.

Они провели в неловком молчание пару минут.

─ Так, может еще что-то?

─ Кое-что есть и тоже совсем свежее. Вызовете начальника архива. Ему сделали щедрый и, возможно, своевременный подарок из нашего европейского отдела.

Начальник нажал кнопку селектора и пригласил к себе начальника архива, который незамедлительно явился в кабинет.

Возрастного суховатого мужчину переполняла живая энергия. Все, кто с ним тесно работали, всегда удивлялись его неуемному характеру и чрезмерной активности, что прослеживалась в резких движениях и быстрой манеры речи.

─ Дмитрий Сергеевич! Присаживаетесь. Есть чем нас удивить? ─ Арсеньев расстегнул еще одну пуговицу. Небольшая испарина покрыла его лоб.

─ Ну, знаете ли, может и не чем. Пока разбираемся.

─ Среди моих подчиненных вообще кто-то в чем-то уверен бывает? ─ Он недовольно скривил рот. ─ Продолжаете.

Только что прибывший мужчина пожевал губами и произнес:

─ Зная, что мы сели на хвост седьмому, наши коллеги прислали прелюбопытнейший материал. Они считают, что он имеет самое прямое отношение к разыскиваемому нами объекту, хоть никаких доказательств этому нет. Это скорее фольклорная история, записанная неизвестным современником тех событий. Вероятнее всего, век девятый. Затрудняемся сказать точнее. Так как события этого материала неоднократно пересекаются с другими неоднократно проверенными источниками, у нас нет оснований ему не доверять.

─ Это радует. Можете работать, когда захотите.

─ С радостью не спешите. Гм. Текст переведен и адаптирован под наше время. ─ Он нацепил очки для чтения и углубился в материал. ─ В общем, история такова. Все эти записи вел некий субъект, живший в то время и ставший очевидцем тех событий. Его звали Олаф. Для того времени довольно грамотный и сообразительный. Он прислуживал одному богачу, крепость которого располагался в отдалении от всевозможных поселений. Имя хозяина стерлось временем, но известно, как он стал богатым. Он промышлял черной магией, как говорили его современники. Да! И не просто сомнительными фокусами, а вполне себе настоящей некромантией. Ныне утерянные технологии, хотя есть мнение, где мы можем их найти, но не об этом сейчас. Тем, в общем-то, он и завоевал славу и страх.

─ Начало многообещающее. ─ Арсеньев поморщился и жадно отпил еще кофе.

─ Шеф, вы в порядке? ─ Встрепенулся внимательно слушающий Егоров. ─ Вы побледнели!

─ Не выспался просто, а может быть устал. Продолжаете!

Начальник архива внимательно изучил взглядом своего начальника, словно увидел его в первый раз. Его тоже напряг внешний вид руководителя.

─ Судя по записям, дела у них шли хорошо, хотя того, кому принадлежали эти заметки, сильно пугали методы работы некроманта. Он сопровождал его во всех случаях и даже помогал. Тут приведены зарисовки и детали ритуалов. Они, кстати, представляю некую академическую ценность. ─ На этой фразе начальник научного отдела живо закивал.

─ Мы опустим моральную сторону вопроса. Те, кто заказывал вернуть своих детей, жен, мужей, тоже не отличались милосердием. Технология призыва упокоенных, естественно, включала в себя умерщвление живого человека. Кто-то приносил в жертву своих детей, кто-то воровал чужих. Как правило, люди становились изгоями для своих соплеменников. Никто не примет обратно семью, родственник, которой вернулся с того света. Цена, конечно же, у этого оказывалась гораздо дороже. Особенно сказатель уделял внимание воскрешенным людям. Те, кто возвращался из мира мертвых, дружелюбием не отличались. Они молчали о том, что видели за чертой, будто их строго инструктировали о последствиях за такой поступок. Их угрюмые, полные боли и мучений глаза Олаф описывает особенно часто. В них читалось бесконечное страдание, ─ Он снова бросил испытующий взгляд на начальника.

Арсеньев с силой растер ладонью могучую грудь.

─ Родственники отдавали все за возможность увидеть любимых. Они не хотели замечать изменения. Даже запах. Могильный смрад разложения. Он же совсем никуда не девался. Воскресшие дети не обращали внимания на игрушки и не росли, жены не отвечали взаимностью на предложения любви, мужья не ласкали своих жен. Это сводило с ума, когда они понимали, что натворили, и какая за это была заплачена цена. Потом становилось хуже. Они пытались от них избавиться, бросали, убегали. Но вернувшиеся с того света вновь и вновь их находили. Их не пускали на порог и наблюдали в окно бледные фигуры под дождем, молчали наблюдавшие за своими семьями. Никто этого не выдерживал. Когда ты убегаешь и прячешься в лесу, на корабле, в горах, а наутро просыпаешься от гнилостного запаха и причитаний на странном наречии. Открываешь глаза и видишь молчаливый укор.

─ Можно немного сократить? Время - ценный и невосполнимый ресурс, ─ Бледный начальник вымученно улыбнулся и покашлял.

─ Конечно, конечно. Деньги капали. Могущество и опыт росли. Его хозяин купался в роскоши и оргиях, устраиваемых им каждый вечер. Но Олаф отметил, что одна мысль все же пугала колдуна. С каждым годом все сильнее и сильнее. Мысль о приближающейся старости. Пролить себе жизнь оказалось непосильной задачей. И на этот вопрос ему удалось найти ответ, благо опыт ему уже позволял заглянуть намного дальше остальных. Терять верному сыну тьмы было нечего, ведь руки уже по самые локти в крови невинно убиенных. Воскресить себя он не мог. А вот переселиться в чужое тело вполне себе запросто. Но проблема в данном случае носила технический характер. Абы какое тело не подошло. Он провел год в изучения древних трактатов. Следующий год он потратил на поиски, скитаясь по свету. И вскоре его труды оказались вознаграждены. Он нашел идеальную кандидатуру в стане варварского племени. Маленького слабого мальчика - раба девяти лет. Он разглядел в его уже недетских глазах всю ярость и ненависть больного извращенного мира, чей оскал он увидел в столь юном возрасте. Варвар, владевший им, с гордостью сообщил, что убил его отца, надругался над матерью, а его морил голодом… чтобы потом скормить ему… Колдун, не раздумывая отдал тройную цену за мальчика.

─ Еще короче.

─ Он привел его к себе домой и принялся обучать. Парень оказался на редкость талантлив для своего возраста. Хотя, как заметил чернокнижник, к своему разочарованию, мальчику не нравилась некромантия. Он тяготел к созданию зла в виде тяжелых болезней, особому разделу черной магии. Это не играло колдуну на руку, так как он готовил тело для себя. Но его жажда познания, рвение и напористость впечатляли. Библиотеку некроманта с его редчайшим собранием книг он не покидал ни на час, лишь изредка выходя в лес для тренировки. В какой-то момент колдун понял, что перестает контролировать ученика.

─ В чем это проявлялось?

─ Первый звоночек прозвучал, когда колдун доверил выполнить ему один недорогой заказ. Он стоял со слугой позади и внимательно наблюдал за происходящим. Мужчина-воитель из далеких земель привез уже гниющее тело своего брата, по совместительству бывшего вождя, вероломно заколотого во сне сыном. Воин сначала возмущался, что его пытаются обмануть и с силой ударил мальчика обратной стороной ладони. Колдун испугался, но смог его убедить. Глаза мальчика наполнились слезами от обиды, но, собрав волю в кулак, он выполнил свое задание. Чернокнижник, слушая возгласы мальчика и порядок совершения ритуала, сильно огорчился. Грубые ошибки проскальзывали и тут, и там. Но он решил не вмешиваться. И, к его удивлению, мертвец открыл глаза. Он встал и оглядел тех, кто стоял вокруг. Его взгляд задержался на мальчике. Он открыл рот, переполненный гнилыми зубами, и что-то произнес на непонятном языке. Его никто не понял, кроме мальчика. Он улыбнулся и кивнул в сторону брата. Мертвец поднялся, слегка пошатываясь. Обрадованный родственник распахнул объятия, светясь от счастья. Эмоция, которая пылала совсем недолго. Мертвец выхватил клинок из его ножен и вонзил в живот брата. Провернувшееся в ране лезвие сопровождалось утробным воем. Так мальчик отомстил за нанесенное оскорбление. Он с наслаждением смотрел, как тот кромсал родственника. А потом произнес еще фразу на языке мертвых. Мертвец взял оружие и бегом скрылся в лесу. Через две недели до Олафа донеслись слухи о ночной резне в деревне. Туда вернулся невиноубиенный вождь и устроил кровавую бойню. Колдун мрачнел с каждым днем. Следующий звоночек стал последним.

Однажды мальчик пропал в чащобе леса. Чернокнижник тогда сильно испугался. Его план оказался на грани. Недосмотр Олафа грозился обернуться фатальной ошибкой. Они бросились на его поиски, потратив уйму времени. Огромный лес мог спрятать юнца где угодно. Но им повезло. То, что они нашли, испугало их не на шутку. Мальчик, весь перепачканный кровью, сидел на трупе своего сверстника и пожирал его плоть. В его глазах он увидел яркое свечение и неземное наслаждение. Он ступил на самый скользкий путь черной магии, продав свою душу темнейшим силам. Он сознательно вкусил плоть человека. Теперь он отказывался от любой еды, кроме людей. Колдуну, презирающему каннибализм, стало не по себе. Но здоровье и годы уже не давали время для другой возможности. Старик решил действовать. Тем вечером он накачал мясо сильным снотворным и подготовил все для ритуала. Они сели за стол и приступили к трапезе. Мальчик, точно зверь, растрепал мясо, рыча и пыхтя. Подвоха он не узрел. И через полчаса крепко уснул. Олаф пишет, что помог отнести его тело в подвал, где на жертвенном столе уже лежали нужные ингредиенты. Его колдун выгнал, сказав, что это зрелище не для обычных людей. Но, не успев закрыть за ним дверь, некромант громко закричал. На миг отвлекся, и тело мальчика исчезло. Олаф описывает эти события, как самые страшные минуты его жизни, хотя он видел многое в мире, наполненном только злом. Все свечи погасли, кроме тех, что стояли на жертвенной плите. Из каждого угла, то тут, то там разносился детский смех, сменявшийся высоким, но уже совершенно взрослым голосом. Мальчик сказал, что тоже прочитал трактат о переселении, и знает о задумке своего учителя. В его речи сквозила такая сила, что некромант понял, что создал нечто убийственное. Осознание того, что он повстречал бедного раба не случайно, и в этом прослеживается чья-то коварная игра. Собственноручно он выпустил из клетки ужасающее по своей свирепости чудовище. В тот час способный ученик переродился, выплеснув наружу всю свою мощь. Да, в тот момент он был на пике своей силы. Мальчик показался на вершине лестницы из подвала. Его глаза полыхали адским огнем. Он спускался вниз, и с каждым шагом колдуну становилось все хуже. И вот он уже приблизился вплотную. Мальчик схватил его за голову и выдавил глаза. Он стал, что-то шептать быстро и злобно, распыляясь все больше и больше. Колдун кричал от боли, скулил, просил о пощаде. Каждый вырванный кусок плоти приближал его скорую кончину. И в какой-то момент его изуродованное тело перестало дергаться и стало чернеть, испаряя зловонные миазмы. Оно таяло, уменьшаясь в размерах, пока не сравнялось с полом. Теперь тело превратилось в тень, отбрасываемую мальчиком в свете одинокой свечи. Он обрел свою вечную жизнь. А вот сказателю удалось сбежать, увидев напоследок нечто странное. Мальчик погрузился в транс, рухнув без сознания. А его тень отделилась от пола и выросла.

До Олафа доносились слухи о похождения мальчика. Он единственный, кто знал о нем. В конце своего повествования упоминается имя мальчика. Его звали Хардгер.

─ Очень жизнеутверждающая и позитивная история. ─ Начальник научного отдела откинулся назад. ─ Бьюсь об заклад это правда и это наш искомый объект.

─ Да уж, ─ Егоров провел ладонью по лбу.
Все погрузились в мрачное раздумье, изредка прерываемое тяжелым дыханием Арсеньева. Он глубоко вздохнул и отдал распоряжение.

─ Значится так. Начальнику архива и научного отдела срочно передать всю информацию оперативной группе. Кхе-кхе. Живо.
Арсеньев схватился за грудь, крепко сжав ее рукой. Внутри все горело адским пламенем. Дыхание перехватило. Воздух еле-еле прорывался через спазмированные бронхи. Лицо приобрело багряный цвет. Он захрипел.
Егоров вскочил и нажал кнопку селектора, громко крича о вызове бригады врачей. Научник склонился над телом начальника сползающего со стула. Арсеньев успел схватить его за отворот пиджака и натужно просипеть:

─ Бегом…передать…группе…быстрее.

Начальник научного отдела стремглав помчался в соседний корпус, игнорируя выкрики о помощи со стороны Егорова. Он бежал по коридору, задевая сотрудников и лихорадочно набирая коды на шлюзах. Мокрая рубашка прилипла к спине. Он ворвался в узел связи, судорожно хватая воздух. Специалисты с удивлением развернулись в своих креслах, напряженно всматриваясь в лицо научника. Им хватило одного лишь взгляда, чтобы понять, в чем дело.

─ Связь с группой есть?

─ Односторонняя, как обычно. Хотя, если они еще не выключились, то вполне себе возможно. Так. Стоп! Они доступны. Сейчас подключимся.

Тянулись томительные минуты.

─ Кто не связи?

─ Старший группы. Орлов. Слушаю. ─ Запыхавшийся голос оперативника излучал тревогу.

─ Это Данилин. Как вы там, Антон? Успехи есть? ─ Он нервно закусил губу, посматривая на часы.

─ Олег Васильевич, приветствую. Дела не очень. Почему вы, а не босс, вышли на связь?

─ Он не в состоянии. У нас мало времени. Сейчас тебе пересылают важную информацию. Надеюсь, она вам поможет. Антон, только никому, слышишь? Никому нельзя доверять! ─ Научник перешел на шепот.

─ Я понял! Что с Григорием Алексеевичем? ─ Собеседник, напротив, громко кричал в трубку.

─ Пока не знаю, но…

Грянул взрыв!

Здание содрогнулось от мощной волны, разлетевшейся по коридорам и выбившей стекла близлежащих кабинетов. Осколки стекла и кирпича разлетелись далеко наружу, задевая дежурившие патрули. Густая пыль плотной завесой накрыла помещения. И тут, и там лежали окровавленные тела сотрудников, вышедших из аудиторий на обед. Крики раненых, в шоке ищущих свои оторванные конечности и прижимающих вывалившиеся кишки, наполнили длинные коридоры. Огонь яркими языками пламени вырвался из разбитой стеклянной стены лаборатории. Вспыхнули емкости с горючими веществами. Горящий человеческий факел, с воплем, наполненным болью, вырвался наружу, беспорядочно маша руками. Запах паленого мяса противно ворвался в ноздри умирающих людей.

Везде погас свет, добавляя новых проблем. Понадобилось несколько минут, чтобы аварийное освещение вновь озарило мир боли и крови. Покореженные двери шлюзов висели на петлях. Взрывную волну остановили лишь герметичные тяжелые двери соседних отсеков.

─ Черт! Что это было? ─ Один из врачей, качающих остановившееся сердце начальника отдела, быстро оглянулся.

─ Кажись, взрыв! ─ Второй, проверяющий пульс на магистральных венах, посмотрел наверх, откуда сыпалась штукатурка.

─ Не болтайте! Выполняйте свою работу! Живо! ─ Егоров расхаживал по кабинету, покусывая ногти. Он резко остановился и наклонился к столу, зажав кнопку селектора.

─ Всем внимание! Это Егоров. Начальник отдела мертв. Принимаю командование на себя. Активирую программу «Изоляция».

На него удивленно смотрели врачи. Они не спеша встали. Все уже кончено. Бывший начальник отдела лежал рядом со своим столом. Синюшный цвет лица и черный, распухший язык завершали образ мертвеца. Разбросанные вокруг шприцы, таблетки, пустые ампулы сливались со светлым покрытием пола.

Начальник архива сидел на своем месте, положив голову на руки. Он что-то бормотал себе под нос.

─ Что такое? Соберись! ─ Егоров продолжал ходить по кабинету. ─ Сейчас прибудет охрана, и нас переведут в другое место. Тут теперь находиться опасно. Он снова посмотрел на врачей и задал вопрос. ─ Предполагаемая причина смерти?

─ Не могу сказать с уверенностью. Но судя по клинической картине, запаху изо рта, мы имеем дело с отравлением. ─ Врач скромно потупил взор.

─ Есть версии, что это? Нам сейчас все важно.

─ Есть один редкий яд. В наших местах он не водится. Если это он, конечно. Хотя, мне кажется, он подходит.

─ Как быстро он действует? ─ Егоров уперся в спинку стула.

─ Минут десять. Зависит от веса, состояния здоровья и других факторов.

─ Чушь. За последние полчаса он выпил только кофе.

─ Можно его взять на анализ! ─ Обрадовался второй доктор.

─ Какой смысл? Мы все пили этот кофе! Но… ─ Начальник архива поднял голову и взглянул в глаза Егорову. ─ Мы все его пили.

Они смотрели друг на друга. Чувство тревоги росло с каждой секундой. Осознание того, что яд теперь и в их крови, заставляло сердце биться быстрее. Егоров оттянул пальцем галстук и обошел стол, рядом с которым лежало тело его бывшего босса. Его слегка повело, и он завалился на столешницу. Стоящий на краю любимый стакан Арсеньева соскользнул вниз, где вдребезги рассыпался на кусочки.

─ Со мной все в порядке! Перенервничал! ─ Он поднял руку в останавливающем жесте.

─ Вас все равно надо срочно обследовать! Скоро прибудет группа? ─ Врач помог ему подняться.

─ Как только убедятся, что опасность миновала. Мы тут пока в изоляции. Никто не войдет и не выйдет. В моем стакане остался кофе. Возьмите его на анализ. Кстати, и остальные кружки тоже. Он посмотрел на побледневшего коллегу, все также сидящего на своем стуле.

─ Я, вроде, в порядке. ─ Рядом с ним уже суетился второй доктор, измеряя давление и пульс.

Егоров с силой растер лоб и произнес:

─ Я практически уверен, что это не несчастный случай. Арсеньев мертв. Рвануло, как только мы доставили сюда бактериологическое оружие. Мы парализованы и дезориентированы. Это спланировано. Вопрос - кем? ─ Он потянулся к своей кружке и тут же одернул руку, что-то растирая указательным и большим пальцем. ─ Как все это некстати. Нужно оповестить другие отделы. Нам будет необходима помощь и все силы.

─ Надо выяснить наши потери. Нам нанесли удар в самое сердце. ─ Начальник архива отмахнулся от показаний тонометра. Он снял со стула пиджак заместителя и передал его законному владельцу.

Егоров вышел в коридор и взглянул на окошко шлюза. Там мелькнуло обожженное, покрытое волдырями лицо раненного сотрудника.

Показать полностью
77

Ферзевый гамбит. Глава седьмая

Предыдущая глава: Ферзевый гамбит. Глава шестая

─ Привет! Устал? ─ Полная женщина средних лет в домашнем халате, закрыла за ним дверь. Она зевала, прикрыв рот обратной стороной ладони. ─ А я вздремнуть успела.

─ Да нормально. Смену сдал и домой. Скоро матч начнется. ─ Он довольно хлопнул в ладоши и растер. К своим сорока годам он успел обзавестись пузом и глубокими залысинами.

─ Я надеюсь, ты пиво не покупал? Помнишь, что обещал? ─ Ее пухлые губы обиженно надулись.

─ Маш, я взял безалкогольное! ─ Он плюхнулся на диван и включил и телевизор. ─ Представляешь, когда зашел в магазин, столкнулся с каким-то странным типом на выходе. Он ко мне так близко наклонился и дыхнул. Не знаю, что они там бухают, но вонь такая, что меня чуть не вырвало. А его как раз вырвало! Ботинки мне, гад, забрызгал. Он еще выглядел странно, как больной какой-то. Мокрый весь, часто дышит. Честно говоря, у меня мурашки по коже от него. Особенно его глаза. Пустые и злые. Брррр!

─ Андрюш, у нас район такой. Одни алкаши! Я давно говорила, пора отсюда переезжать. ─ Она села рядом и уткнулась в телефон.

─ На какие шиши? ─ Он нажал кнопку с цифрой 2. ─ Ни сегодня, так завтра всех уволят. Кризис в мире. Вон Мишка уже второй кредит взял, чтобы первый перекрыть. Хорошо еще приставы не пришли. Денег ни у кого нет.

Его деловой и нравоучительный тон всегда ее раздражал. Он все время придумывал отговорки, чтобы не уходить со своей никчемной работы, приносившей им жалкие крохи. Природная лень с раздутыми амбициями. На это математическое уравнение решение не отыщет даже самый умный профессор. Она тяжело вздохнула.

─ Хорошо, хоть Егор получает хорошую стипендию. Не надо ему высылать денег. ─ Мужчина словно прочитал ее мысли. ─ Молодец. Не звонил сегодня? Как у них там погода?

Жена не ответила и побежала выключать возмущенно свистящий чайник. Очередной вечер прошел скучно, медленно растворив ненужное время. Они разговаривали обо всем и ни о чем. Тихо радовались неудачам более богатых родственников и грустили о свалившихся из ниоткуда успехам бедных. Так повторялось почти каждый день.

Андрей подошел к зеркалу в ванной. Оттуда глядел усталый мужчина, спустивший свою жизнь в унитаз. Он так и нечего не добился. А какие планы маячили перед ним почти двадцать пять лет назад. Как все начиналось! Он поступил в летное училище. Красивая форма! Весь мир перед ногами и, конечно же, голубое чистое небо. Счастливые юношеские годы. Как быстро они пролетели, оставив кружить в воздухе лишь осенние опавшие листья. Все могло статься совсем по-другому, если бы не автомобильная травма и длительные алкогольные возлияния по утраченным возможностям.

Он выдавил горошину пасты на зубную щетку и принялся полировать давно нелеченые зубы. Андрей слегка прищурился, почувствовав боль в деснах. Он сплюнул пасту в раковину. В ней плавали яркие прожилки крови. Мужчина сполоснул рот и, обнажив зубы, внимательно их осмотрел. Увиденное заставило его горько осознать, что скоро предстоит недешевый поход к стоматологу, которого их бюджет, конечно, не потянул бы.

─ Да как так-то? ─ Мужчина уперся руками в раковину и глубоко вдохнул. ─ Ладно, будет день, будет пища.

Он лег спать рядом с мерно храпящей женой. В ее увядшей красоте бывшей стюардессы еще остались миловидные черты. Мужчина закрыл уставшие глаза. Накатила приятная истома. Деревянные мышцы шеи расслабились. Сон пришел сразу. Тяжелая смена забрала все силы, не оставив даже маленькую толику на сладостные сновидения. Вот и в царстве морфея он погрузился в ужасные кошмары. Ему снился высокий бледный человек с длинными темными волосами. Его белесые пустые глаза будто буравили, жгуче испепеляя все вокруг. Он узнал его. Тот самый болезненный мужчина в магазине. Теперь он стоял на возвышении и указывал рукой куда-то вдаль, где высились многоэтажки города. Мимо него пронеслась толпа изуродованных людей с обезображенными лицами. Они что-то скандировали и безумно орали. Хаос и жажда смерти - вот что царило в стане неизвестного полководца. Мужчина улыбался, наслаждаясь масштабом своего творения. На его тело кто-то нанес таинственные и пугающие рисунки. В этих ярких и причудливых узорах прослеживались мрачные сюжеты приближающейся смерти. Один за одним, его адепты падали и снова вставали. Их безумство и ярость не знали границ. Они шли в чужой город, чтобы заразить себе подобных.
И в какой-то момент мужчина со странными рисунками сфокусировал свой взгляд на том, в чьей голове проплывали яркие устрашающие картинки сновидения. Он зловеще подмигнул Андрею.

В три часа ночи он резко проснулся от головной боли. Мучительно сдавливали виски, будто на голову кто-то надел стягивающую петлю. Правую щеку покрыло что-то шершавое на ощупь. Андрей почувствовал, как его лихорадит и трясет. Икроножные мышцы отозвались острой болью на попытки встать с кровати. И, тем не менее, он, морщась, добрел до ванной комнаты.

Отражение в зеркале заставило его вздрогнуть. Правая щека полностью вымазана кровью, натекшей из-под кровоточащих десен. Во рту сохло, противно сморщивая слизистую, словно он уже сутки бродил под палящим солнцем безлюдной пустыни. Красные глаза отекли и слезились в ответ на свет неяркой лампочки. Он включил воду тонкой струйкой и набрал ее в ладони, но тут же вылил. Какой-то иррациональный страх скользнул где-то внутри. Страх к воде. Он наклонился к крану и, засосав немного воды, тут же ее выплюнул. Холодный пот скользнул между лопаток.
Тело трясло еще сильнее. Сзади что-то мелькнуло, заставив его вздрогнуть и обернуться.

─ Ты чего не спишь-то? ─ Жена сонно щурилась.

─ Мне что-то нехорошо. ─ Его голос дрожал от волнения и страха. ─ Совсем нехорошо.

─ Ну-ка дай-ка посмотрю, ─ Она приложила руку к его лбу и тут же одернула, ─ Да ты весь горишь! Схожу за градусником.

Через два часа она вызывала скорую помощь. Он начал себя вести странно, беспорядочно гуляя по квартире. Он выключил везде свет и сел в кресло. Руки дрожали, и он не знал, куда их деть, лихорадочно складывая их домиком или засовывая в карманы.

─ Выпей таблетку. ─ Она стояла со стаканом воды и белой таблеткой противовоспалительного средства, бесконечно приглядываясь и пытаясь привыкнуть к темноте.

─ Я не хочу ничего пить. Вернее не могу. ─ Голос сипел.

─ Надо постараться. Станет легче. ─ Она ласково погладила его по голове.

─Я…я же сказал, что не могу. ─ В интонации скользнули нотки злобы.

Она села на кровать, все также продолжая держать в руке стакан.

─ Я чувствую, как внутри что-то гниет. Да. Я чем-то заразился. Оно становится все больше с каждой минутой, и я знаю, что обычные таблетки мне не помогут. Гниль! Главное, чтобы она не перекинулась на тебя. Держись от меня подальше, а лучше уходи. ─ Он перешел на шепот, словно боясь, что их подслушивают.

─ Не говори глупостей. Обычная простуда. Скоро приедут врачи и подтвердят мои слова.

─ Ты не понимаешь меня. Мне никто не поможет, я знаю. Пока он не захочет, мы все будем страдать.

У мужа начался бред. Становилось все хуже. В бессвязной речи проскальзывали странные обороты и мольбы о пощаде. Температура подскочила до сорока градусов, лишь иногда спускаясь после обтирания холодной водой.
Скорая приехала через полтора часа, потратив драгоценное время на неотложный вызов для скучающей поздней ночью бабушки. Вымученная молодая девушка-врач и высокий сутулый фельдшер, крепко стискивающий оранжевый увесистый чемоданчик, дежурно поздоровались и прошли в зал, где в кровати лежал мокрый раскрасневшийся мужчина с повязкой на глазах.

─ Рассказывайте, ─ У доктора оказался высокий по-детски звонкий голос.

─ Ночью проснулся. Говорит, страшно болит голова, температура, десны кровоточат, горло болит. Воду выпить не может. Бредить начал, ─ Жена, готовая уже расплакаться, отвернулась.

─ А повязка зачем?

─ Ему на свет больно смотреть.

─ Понятно. ─ Врач, нацепив маску, принялась осматривать больного. Фельдшер без лишних слов нырнул в чемоданчик, выискивая ампулы для литической смеси. ─ Животные не кусали за последнее время?

─ Вроде, нет. ─ Лоб морщился, помогая вспоминать.

─ Вов, похоже, в инфекцию повезем. Менингеальные знаки уже есть. ─ Она пыталась разогнуть ногу и приподнять голову пациента. Черноволосая девушка привычным движением открыла ему рот, чтобы заглянуть туда. И в этот момент фонтан пахучей жидкости вырвался из его горла, щедро окатив маску и форму врача. ─ Да, блин!
Она не успела договорить, как мужчина резко вскочил. Перекошенный от ужаса взгляд перескакивал с одного предмета на другой. Он посмотрел на свою левую кисть и закричал.

─ Что? Что с моей рукой? Я ее не чувствую, она почернела вся.

─ Успокойтесь! Прошу, дайте я вас осмотрю. Я - врач! ─Девушка обеспокоенно переглянулась с фельдшером. ─ Все с рукой нормально.

─ Нет, вы мне не поможете! Нам никто не поможет. Моя рука начала гнить и это будет ползти дальше, ─ он, собрав остатки сил, рванул к дверному проему, растолкав не успевших опомниться сотрудников скорой. В два прыжка он достиг кухни, где раздался металлический лязг, и хлопнула дверь туалета. Все бросились следом.

─ Немедленно откройте! ─ Фельдшер со страшной силой долбил в дверь, под громкие причитания и всхлипы жены. В ванной раздался душераздирающий крик. Фельдшер, пытаясь найти опору в узком коридоре, с силой навалился на дверь и резко дернул ручку на себя. Он приложился еще раз и еще. Дверь устояла, а вот помощник врача поскользнулся на чем-то вытекшем из-под нее. Огромной лужей растекалась кровь. Скрежет и крики не смолкали.

Жена пациента, увидев бордовую жидкость, картинно ахнула и с грохотом шлепнулась на пол. Неизвестно откуда изыскавшая инструмент врач, пихнула в руки измазанного кровью фельдшера. С силой воткнув его в дверную щель, он одним махом ее отжал. Представшая картина заставила побелеть многое видавших на своей работе сотрудников скорой.

Пациент сидел в луже собственной крови и с противным скрежетом безуспешно пилил свою лучевую кость кухонным ножом. Его выпученные глаза бешено вращались в орбитах. Бледная кожа и круги под глазами скорее придавили ему облик живого мертвеца. Единственное, что он успел сказать перед тем, как потерял сознание:

─ Мы все умрем!

Карета скорой помощи неслась в ближайшую больницу, обгоняя редкие автомобили на ночной дороге. Врач, нервно покусывая губы, смотрела на быстро капающий раствор. Пациент потерял много крови, успев перерезать вены и зацепить артерию. Ему вкатили мощную дозу седатика. Он беспомощно вертел головой, вздрагивая от мелькающих лучей фонарей, аккуратно заглядывающих в пролетающую на всех порах машину.

Мокрый раздолбанный асфальт уныло отражал свет фонарей и мигающих светофоров. Город мирно спал под тихо барабанящий дождик, набираясь сил к следующему трудовому дню. В эту ночь он и не знал, что готовит грядущее утро.

Автомобиль остановился у входа, где уже привычно курили знакомые коллеги. Огоньки сигарет нервно дрожали в сумраках ночи. Пациента в считанные секунды вкатили в приемное отделение.

Теперь под козырьком входа в приемник стояли фельдшеры из разных бригад, уставившись куда-то вдаль пустым взглядом.

─ Я такого никогда не видел. Он сам себе руку пытался отпилить.

─ А мой пациент пассатижами вырвал себе пять зубов. Кричал, что их пожирает гниль и зараза вот-вот доберется до мозга.

─ Что происходит?

─ Ты у меня спрашиваешь?

Их разговор прервался, когда еще одна карета разорвала слепящими фарами и проблесковыми огнями мрак на территории больницы. Из салона достали женщину с отрезанными веками и щеками. Кровавая омерзительная картина заставила синхронно выпасть сигаретам из разомкнутых от удивления губ.

Переполох, возникший в больнице, нарастал с каждым часом. Все новые и новые изувеченные пациенты наводили ужас не только на людей в белых халатах, но и на многочисленных родственников. Телефоны медицинского персонала, спящего по домам, разрывались.

─ Что тут творится? ─ Взволнованный главврач суетливо расхаживал по своему кабинету. Его разбудили ночью.

─ Пациентов поступило двадцать человек. У всех травмы различной степени тяжести. Причем на лицо членовредительство. Какая-то массовая истерия. В клинике преобладают симптомы вирусной инфекции. Катаральные явления. Кровь воспалительная. Критика существенно снижена. Эпидемиологам передали информацию. Обещали разобраться, но как-то вяло, хотя, считаю, родственников тоже на карантин сажать нужно. С одним из пациентов сейчас психиатр говорит. Пациенты почти все на вязках.

─ Что думаете?

─ Понятия не имею. Проверяем на все, что можно.

В комнату ворвался еще один врач.

─ Николай Алексеевич! Срочно! Пациент забаррикадировался в палате с другим больным. Скальпель где-то раздобыл. Открыть не можем.

Они без лишних слов сорвались с места и, преодолев два лестничных пролета и длинный коридор, очутились напротив бокса с прозрачным окошком в двери, которую обступили еще три врача и медсестры. Они с силой пытались надавить на нее, но ничего не получалось. Пациент, молодой дерганый парень, подпер дверь и выломал ручку. В его трясущейся руке блестело лезвие скальпеля. Он походил на восковую фигуру из знаменитого музея. Сюда он попал, как остальные пациенты ─ изувеченным. Повязка скрывала левый глаз, спасти который уже не представлялось возможным.

На кровати в боксе также лежал осунувшийся бледный мужчина пятидесяти лет, беспрерывно облизывающий пересохшие губы. Недельная щетина казалась темно-синего света. Длительные запои оставили свой след на его некрасивом лице. Он не сводил жадного взгляда с медицинского инструмента, играющего в лучах люминесцентной лампы.

─ Давай, парень! Сделай это! Помоги мне! Я чувствую заразу на своих ушах. Еще чуть-чуть, и она заползет мне в мозг. Быстрее, парень! Спаси меня, ─ он перешел на крик. ─ Чертов свет! Садисты! Выключите!

─ О боже! ─ Раздалось с той стороны бокса. Предчувствие чего-то нехорошего словно парализовало докторов на секунды и заставило с новой силой ломиться в дверь.
Парень замер в нерешительности, искоса поглядывая единственным глазом то на врачей, то на мужчину. Лезвие искрилось, дрыгаясь и пританцовывая в лучах лампы. Новый крик помощи заставил его сделать свой выбор.

─ Давай же! Будь мужиком!

Скальпель скользнул по плоти, как горячий нож в масло. Ухо с противным чавканьем шлепнулось на пол. Та же судьба ждала и второе ушную раковину. Свинячий визг мужчины перекрывал крики людей за пределами бокса. Его руки, привязанные к кровати, выгнулись в локтях под неестественным углом. Следующий его выкрик заставил врачей трястись от ужаса.

─ Парень! Ты опоздал. Гниль уже внутри! Ты знаешь, что делать! Ты знаешь, что делать! Ты знаешь, что делать! ─ Он повторял эту фразу, пока его голос не превратился в бульканье.

Парня с пустым невидящим взглядом не отвлек даже звук разбитого стекла и ворвавшиеся медбратья и врачи. Они навалились на него толпой, пачкая халаты и хирургические костюмы в брызгах крови. Мужчину смотрел в потолок стеклянными глазами. Его второй окровавленный рот, в виде зияющей раны, злобно улыбнулся оставшимся в живых. Скальпель не одолел твердой кости позвоночника.

─ Бог мой! Что тут творится? ─ Главврач, стоящий в дверях, вытер взмокший лоб. ─ Звоните в полицию.

Его окликнула медсестра, робко пробираясь среди зевак где-то позади.

─ Николай Алексеевич, там еще четырех везут. ─ Произнесла она испуганным голосом.

─ Что? ─ Уставшее сердце разболелось в груди. Он стремительно вышел из бокса. Дойдя до середины коридора, он набрал номер коллеги из соседнего района. После трех тревожных гудков на том конце раздался взбудораженный голос.

─Алексеич! Если это не срочно, то давай позже! У меня тут жесть творится!

─ Пациенты режут себя и соседей?

─ Да! Откуда ты знаешь? Постой! У тебя то же самое?

─ Боюсь, что да! Только что один пациент пытался скальпелем отрезать голову другому.

─ Твою ж! Идеи есть?

─ Все как обычно. Докладываем наверх и пусть разбираются. Есть мнение, что это какая-то форма бешенства. Дождемся результатов анализов и аутопсии. Я уверен, в голове что-нибудь интересное найдем. Самое страшное, если оно передается воздушно-капельным путем.

─ Наверное, ты прав. Подожди. Тут какие-то мужчины в странной форме и намордниках пришли. Эй, вы кто? ─ Его голос отдалился от телефона. ─ Кто вы такие, я спрашиваю! Куда забираете?

Телефон выключился…

Город сегодня проснулся гораздо раньше. Выли сирены экстренных служб. Администрация города, поднятая на уши, собирала информацию для отчета в столицу. Летели срочные сообщения, бегали взмыленные чиновники. Плавно нарастала паника.

Четыре следующих часа принесли еще одну беду. Куда более страшную. И первой ее смогли лицезреть сотрудники все той же больницы.

Толстый самоуверенный доктор, проработавший в больнице целых двадцать лет, лихорадочно выискивал взглядом главврача. Одышка мучительно отдавалась болью в грудной клетке. Бледное лицо исказилось от переполнявших его эмоций. Начальника он застал у дверей патологоанатомического отделения.

─ Николай Алексеевич! Николай Алексеевич! Постойте. ─ Он уперся руками в колени, пытаясь накачать как можно быстрее кислорода в жгущие огнем легкие. ─ Там что-то странное творится.

─ Юра! Ты серьезно сейчас? Странное? У нас же сегодня все штатно идет. Ничего особенного же. Говори, ─ Он нахмурил брови. Самообладание понемногу возвращалось к вечно суровому начальнику.

─ Двое из пациентов стали себя вести совсем по-другому.

─ Конкретнее!

─ Двое перестали вести себя агрессивно и просто замерли. Вроде как сопор. Если сильный болевой раздражитель, то они что-то тихо бормочат на непонятном языке и потом снова затихают. Температура у них нормализовалась. Давление, сатурация, пульс тоже. И взгляд какой-то осмысленный появился, когда в сознание возвращаются.

─ Пойдем, посмотрим. ─ Главврач круто развернулся и, тяжело бухая ногами, двинулся обратно.

Но застать пациентов или найти их в суматохе предрассветного часа у них не вышло. Они сбежали минуту назад, растолкав медсестер пытающихся их остановить. А их бескровные мрачные лица с пустыми злобными глазами заставили охранника беззвучно молиться.

Главврач коротко хмыкнул и, оставив суматоху на своего заместителя, уединился в своем кабинете. Он привычным движением щелкнул кнопку чайника и устало завалился на диване. Рука скользнула в кармане халата и двумя кликами набрала предыдущий номер. В этот раз ждать пришлось долго, но коллега успел ответить.

─ Антон, что скажешь, дружище?

В ответ он услышал лишь протяжный выдох. Собеседник открыл дверку и щелкнул зажигалкой.

─ Да ничего хорошего, Коль. Три пациента сбежали. Их попытался остановить полицейский. Но они сломали ему шею и выкинули в окно. Причем клиническая картина у них частично регрессировала. Теперь их ищут по городу. Врачам выдали СИЗы. Не знаю, вовремя ли.

─ У меня тоже сбежали двое. Слава богу, без жертв обошлось.

─ Повезло, значит. Да, кстати. Пришли какие-то люди в черных комбезах, масках, с автоматами, чемоданами и прочими штуками. Забрали двух пациентов и уехали. Тот самый полицейский пытался разобраться. Они ему набрали по телефону кого-то и он, отдав им воинское приветствие, пропустили. Может военные какие-то или спецслужбы. В общем, не знаю.

─ Как пациенты?

─ Пять летальных случаев уже. Жду заключение патологоанатома.

─ Коль, как считаешь что это?

─ Понятие не имею. Но раз эти товарищи пришли, то возможно какое-нибудь биологическое оружие утекло. Да что такое? Уже семь? ─ Он отвлекся на подчиненного. ─ Ты еще тут?

─ Да. Если это так, то очень надеюсь, что у них есть и лекарство.

Коллега не ответил, лишь вдумчиво угукнул и грозно спросил кого-то, вышедшего из скрипящей двери на улицу:

─ Вы что тут делаете? Почему не в палате? Я что, тихо говорю?

Николай Алексеевич не услышал ответа того, к кому обращался доктор, все еще державший в руке включенный телефон. Его собеседник говорил шепотом. Треск и шуршание в динамике сменились очередным возгласом его товарища.

─ Нет! Нет! Я не заразен. Это вы больны! Вернитесь в палату. Что??? Откуда у вас этот осколок? Нет! Я же говорю, что не болен! Нет! Охрана!

─ Я чувствую в тебе эту мерзость! ─ Собеседник закричал басовитым голосом.

Раздался звук падающего телефона.
Николай Алексеевич подорвался с дивана, напряженно вслушиваясь и безуспешно пытаясь докричаться до коллеги. В динамике отдаленно раздались мольбы о помощи, вперемешку с криками боли. Главврач отбросил телефон и, в один прыжок добравшись до стационарного телефона, набрал первый попавшийся номер больницы, где работал друг. Частые гудки свидетельствовали о том, что все номера больницы обрывали страждущие. Он вспомнил номер его заместителя, крепкого лысого мужичка, с которым пару раз пересекались на корпоративах. Тот ответил незамедлительно и слегка раздраженно.

─ Слушаю!

─ Гена, найди своего начальника, живо! Он пошел в курилку и на него, скорее всего, напали! Прошу быстрее!

─Ааа… да! Понял! Бегу. Не отключайтесь.
Через тридцать секунд, растянутых в вечность, заместитель добрался до курилки.

─ Твою ж! Отойди от него! ─ Раздался звук глухой увесистой оплеухи. За ней еще и еще.
Телефон выключился. Через десять минут он узнает, что его друга больше нет в живых. Сумасшедший пациент ударил его в живот осколком стекла, а потом, усевшись сверху, кромсал его снова и снова.

Бригада скорой помощи, которая привезла мужчину с перерезанными сосудами руки, успела отмыться и поехать на следующий вызов. До них донеслись отголоски того, что творилось в больнице, хотя общей картины они не видели. Теперь им в череде бесконечных вызовов поступил еще один, на отдаленный конец города, приписанный к их подстанции.

─ Вов, кажется, опять похожий случай. Бабка своему деду вызвала. Говорит, с ума сошел совсем. ─ Она повернулась к фельдшеру, сидящему в салоне.

─ Да, нелегкая ночка. Надеюсь, тут без кровищи обойдется. Другого комплекта одежды у меня нет.

─ Сплюнь, ─ и, тем не менее, ощущение чего-то нехорошего забиралась куда-то глубоко внутрь.

Карета скорой помощи еще двадцать пять минут неслась по городу, резво проскакивая светофоры, возмущенно покрикивая сиреной. Навстречу пронеслись точно такие же машины, неотличимые друг от друга. Они проводили коллег тревожным взглядом. Город медленно просыпался. Солнце лениво проталкивало свои лучи сквозь утренний туман. Позади оставались кучки людей, ждущих первые рейсы автобусов. Они эмоционально обсуждали свежие местные новости, успевшие просочиться в прессу. Открывались ларьки, киоски, магазины. На ярко-зеленой заправке водитель грузовика о чем-то спорил с кассиром.

Машина свернула на грунтовку, ведущую в садовое товарищество. Узкая дорога, сопровождаемая желтыми газовыми трубами, постоянно виляла и пыталась спрятаться за очередным поворотом. Дома поражали своим разнообразием. От двухэтажных добротных построек, украшенных и облагороженных до покосившихся куцых дач, забытых хозяевами навсегда.

─ Оль, и как их теперь тут найти? Хоть вышли встречать! ─ Фельдшер угрюмо уставился в боковое окно.

Врач не ответила. Она прижала голову к прохладному стеклу, каждый раз морщась, когда машина ловила очередную яму.

─ Не переживай! Я знаю, куда ехать. Я тут раньше жил, пока дачу не продал. ─ Ответил вместо нее шестидесятилетний пузатый водитель, поправляя черную кепку на голове.

─ Егорыч, а у тебя попить случайно нечего. Горло что-то сильно пересохло.

─ Чай будешь?

Он не успел договорить, как перед машиной выскочил худой и взъерошенный подросток, размахивающий руками. Он упер в ладони в капот, не давая ей проехать.
Водитель еле успевший ударить по тормозам громко закричал.

─ Тебе что жить надоело? Свали!

Парень судорожно глотал воздух и пытался отдышаться.

─ Там…там…отец. Ему плохо. Пожалуйста, помогите.

Адрес оказался рядом с тем местом, куда их вызвали. Два похожих одноэтажных дома серого цвета разделял низенький деревянный забор. На обоих участках красовались яблони, частично сбросившие свои плоды и дающие насладиться гостям сладковато-прелым ароматом. Рядом с домом, где жил подросток, на высокой перекладине висели качели, мерно двигающиеся туда и обратно под дуновениями ветерка. На заднем плане аккуратно выглядывал деревянный сарай с облупленной красной краской.

Сначала они забежали в дом, куда их вызвали. Им никто не открыл. Они долбили в дверь, громко крича хозяевам выйти. Рядом в сторонке суетливо дергался парень, выпрашивая их помочь и ему.

─ Вов, глянь его отца, а я пока тут с Егорычем попробую достучаться. Чемодан тут оставь пока. Еще сюда бригаду вызвал?

Фельдшер не ответил. Быстрым шагом обогнул забор и вошел на территорию соседей. Парень побежал в дом, жестом призывая следовать за ним.

Оля, сложив руки домиком, прильнула к окну. Сквозь отдраенное до блеска стекло она увидела маленькую аккуратную кухню. Обзору мешала белая маленькая шторка, но даже сквозь нее она разглядела на полу лужу темной жидкости.

─ Надо вызывать полицию. Нам тут не откроют. ─ Ей потребовалось немного времени, чтобы связаться с подстанцией.

Потом она подошла к забору и громко окликнула коллегу. Но он не отвечал. Доктор с водителем забежали в открытую дверь соседского дома, где в дальней комнате увидели фельдшера, проверяющего пульс на шее женщины. Из ее груди торчал нож. Безжизненные открытые глаза устремились в потолок. Рядом, уткнувшись в диван лицом, беззвучно вздрагивал парень. Он сучил ногами, словно крутя воображаемый велосипед.

─ Ей надо снять ЭКГ. Вов, сходи за ним в машину, ─ вяло сказала Ольга и устало присела на стул.

─ Зачем? Она мертва уже? Оль, ты чего? ─ Фельдшер переглянулся с водителем.

─А ну да. ─ Она растерла виски и закрыла глаза. ─ А где муж, которому плохо? И кто убил эту даму?

─ Хороший вопрос!

Ответ не заставил их долго ждать. В сарае громко завизжала пила.

─ Вов, мне что-то нехорошо. Посмотрите, что там. Я пока здесь посижу.

─ Что с тобой?

─ Иди уже, ─ она небрежно махнула рукой в сторону выхода.

Фельдшер пожал плечами и побежал в сарай, где жалобно выл инструмент.
Приоткрытая дверь оголила темное нутро постройки. Он, не заходя внутрь, прищурившись, разглядел силуэт мужчины, неподвижно стоящего в уголке. Лицо скрывалось в тени старого белого шкафа. Прямо перед ним стоял включенный самодельный распиловочный станок.
Фельдшер, аккуратно наступая, приблизился к входу.

─ Мужик, давай без глупостей. Сюда уже едет полиция! ─ Он показал ему свои открытые ладони, давая понять, что не представляет опасности. ─ Мы знаем, что ты болен и не хотел этого делать.

Силуэт в углу молчал.

─ Мы сделаем тебе укол и отвезем в больницу. Тебя вылечат. У тебя есть сын еще!
Темная фигура в углу шелохнулась.
Фельдшер, проклиная медлительных полицейских, судорожно придумывал, как затянуть время.

─ Тебя как зовут? ─ Неожиданно для себя сказал он первое пришедшее на ум.

Силуэт сделал шаг вперед и бросился грудью на бешено крутящийся диск пилы. Кровь плотной струйкой брызнула на стену. Тело содрогалось и подпрыгивало на станке, выбрасывая все новые и новые порции горячей крови.

Фельдшер присел от неожиданности и тут же рванулся к розетке. Он выдернул вилку. Шок, запоздало пришедший, сильно ударил в голову, заставляя ее наполниться тягучей болью. Сердце громко бухало в груди. На ватных ногах он побрел обратно в дом. У самого входа его перехватили люди с соседних участков. Они что-то кричали, показывая куда-то в сторону. Но он не слышал их, словно их слова прорывались через плотную завесу. Он сел на порожках, пытаясь сфокусировать взгляд. Лица людей расплывались.

Из этого состояния его вырвала сильная оплеуха от водителя. Звон в ушах мгновенно прояснил разум.

─ Вов, быстрее за мной. Прошу тебя!

Они забежали в комнату, где лежала мертвая женщина. Теперь нож покоился не в ее груди, а в руке доктора, смотревшая на вбежавших коллег стеклянным чумным взглядом, который фельдшер уже видел несколько часов назад. Она произнесла тихим безжизненным голосом лишь одно:

─ Я чувствую, как в моей ноге растет гниль.

Сегодня город проснулся больным, исполняя лебединую песню кровавого Хардгера.

Показать полностью
64

Ферзевый гамбит. Глава шестая

Предыдущая глава:

Ферзевый гамбит. Глава пятая

─ Ну что ж, пришло время выпускать и черного ферзя, ─ он манерным жестом передвинул фигуру с короной.

─ Да, теперь игра стала острее, ─ хозяин кивнул гостю, спрашивая о добавке спиртного.

─ Нет, спасибо. Скоро и без этих градусов наша кровь вскипит, ─ он сосредоточено уставился на доску.

* * *

Ему предстоял длинный путь. Главное, без лишних глаз до поры до времени. Ночью он не спеша брел, избегая оживленных и не очень дорог, а днем, когда свет резал измученные темнотой глаза, спал. Теперь он видел сны, сладкие и желанные, а не вечный мрак, который дарит высохшее разрушенное тело. В тех сновидениях приходили минуты фурора. То, ради чего ему подарили бесконечную власть и невиданную силу. Конечно, формально над его созданием мучился чернокнижник, проклятый самим богом, трепетно передавая все свои знания. Но даже он ужаснулся тому, что получилось, когда огранка подошла к финальному этапу. Люди не успели столько нагрешить, чтобы получить такое наказание. И во сне он видел плоды своего творчества.

Все началось с маленькой скандинавской деревни. Они радушно встретили юного гостя в оборванной грязной одежде. Его кротость и запуганный вид растопили сердца суровых мужчин и сердобольных женщин, сильно удивленных, как он не замерз в такой худой одежде зимой. Повторно они изумились, когда юноша отказывался от еды в течение четырех дней. На пятый день он пропал, а вместе с ним и три местных девушки. Их искали, но тщетно. Поднявшаяся буря унесла все следы и надежды. Все началось с кашля. Кто-то почувствовал боль в груди раньше, а кто-то позже. Почти каждый из них выплевывал кровь с кусочками легких. Старики, женщины, дети ─ они погибли первыми. Мужчины продержались дольше, но и на них у судьбы планы оказались такими же. Деревня вымерла всего лишь за пять дней. Некоторые предпочли умереть у себя дома, а кого-то злой рок настиг в дороге за помощью.

Юноша же отправился бродить по миру дальше. Его не прельщали холодные снежные пейзажи рыболовных деревень. Он не умел охотиться или искать съедобные растения, но твердо знал, что ненавидит людской род и будет пожирать его. Вот и трех девушек он постепенно ел в пути. Морок, наведенный на их разум, заставлял их идти за ним, даже когда он выгрызал у них куски плоти и съедал, утоляя мучительный голод. Он поклялся извести людей во славу темным силам. Еще свежи в памяти кровавые капли крови родителей, убитых на его глазах, варварами из соседних поселений. Они накормили его мясом, пристально наблюдая, как он ел, чтобы потом оглушительно засмеяться и сказать, чье оно было. Ему скормили мать. Из него, восьмилетнего ребенка, сделали раба, слабого и больного, продаваемого из рук в руки. Он увидел обратную сторону прекрасного светлого мира, воспетого поэтами, сказателями и художниками. Вместо чистой любви он лицезрел оргии и насилие, вместо рождения новых людей - кровавые бойни и войну на уничтожение. Мир явил ему свои кровавые клыки, возводя новых вождей и убивая их, создавая эпохи и руша империи. Вот тогда он и возненавидел его по-настоящему. И руку помощи протянул стареющий чернокнижник…

В другом сне, куда его завело подсознание, он увидел булыжную мостовую, заваленную гниющими трупами. Колокольный звон заменил музыку и смех. Атмосфера, словно пропитанная смертельным ядом, насыщала даже самые потаенные уголки стонущих городов. Мимо шествовал инквизитор, брызжа слюной, он кричал о пойманной ведьме, чьими грязными руками занесена скверна.
Уверовавшие крестьяне в замутненном исступлении несут вязанки хвороста, помогая очистить заблудшую душу. Привязанная девушка с мольбой в глазах просит о прощении тех, с кем еще вчера обнималась и сидела за одним столом. Огонь там, огонь здесь, огонь везде. Всеочищающий огонь поможет, сотрет все грехи, утихомирит плоть. Все опустили головы в едином порыве, молясь о спасении. Никто и не видит его, смеющегося своим издевательским и искренним смехом. Ведь все это сотворил он. Ни выдуманные грехи, ни осквернение идолов, ни пошатнувшаяся вера. Он гордо вышагивал среди трупов, неся в руке книжку в обложке из человеческой кожи, слушая музыку из воплей умирающих. Мужчины в масках с длинным клювом молча провожали его взглядом, не догадываясь о том, кому обязаны своей работой. Его сила росла, как и количество страниц в его книжонке, насыщаясь плодами работы.

Сон перенес его в другую эпоху. Мерзкие людишки расшаркивались в реверансах, нося большие кудрявые парики. Погрязшая в роскоши элита. Они верили, что помазаны богом. Времена бессмысленных дуэлей и разговоров о чести. Что они знали о ней? Как он смеялся, когда у очередной куртизанки, пользующейся успехом у столичных мужчин, провалился нос, вываливались зубы. Даже тут они придумали причину своих неудач, обвинив во всем моряков, привезших заразу из-за границы.

Но времена шалостей прошли, стоило навестить и жаркий южный континент. Нет, он не пощадил и их, заставляя племена погибать целиком. Они исходили кровью, которая сочилась изо всех щелей. Даже вечный желтый песок напился ей столько, сколько не видел за всю свою жизнь.

Потом прозвучала его любимая песня. Две войны подряд. Как тогда развлеклась старуха-смерть! Ее коса никогда не собирала такую жатву. Пожар жесткой борьбы за выживание ярким огнем горел в его белесых глазах.

Его лицо содрогнулось в недовольной сонной гримасе. Они становились умнее. Он наградил их болезнью убивающей или уродующей тело, а они создали вакцину, он снова ударил «гнилой горячкой», а они ответили антибиотиками. Потом появились те самые, в черных доспехах с красной буквой «О» посередине. Хитрые и стойкие. Он убивал их неисчислимо, но они снова появлялись, как вода в колодце. Тогда ему и пришлось заключить союз с безмозглыми фанатиками, которые думали, что это поможет им приблизить пришествие кровожадного великана. Глупцы.

Мужчина, не просыпаясь, шарил рукой рядом с собой и не мог нащупать своей книги. Он открыл глаза и резко встал. Сны освежили блаженное забытье, вернув памятные моменты на свои законные места. Мужчина улыбнулся и встал. Теперь он знал, что принесет в этот раз умному и технологичному противнику. Его дорога лежала к старому другу, жизнь с которым связалась благодаря гастрономическим предпочтениям. Друг, у которого и хранилась его книга.

Его собрат жил далеко. В большой и красивой усадьбе, расположенной в горах рядом с бурной своенравной рекой. Он вообще любил роскошь во всех ее проявлениях. Кристально чистый воздух и вода помогали выращивать вкусные продукты на его однообразный стол, за который дорогого гостя обязательно усадят после долгой дороги.

Он обрел сил для чего-то грандиозного. Пора явить себя миру во всем своем величии. Эта идея ковалась веками и наконец-то дозрела. Главное - не раскрыться раньше времени, ведь тупоголовые стражи «Оберега» всегда начеку.
Все шло как по маслу. Единичные пропажи подростков, разодетых в новомодное рванье, никто не заметил. Они стали сообразительнее, но все также оставались доверчивыми и заносчивыми. Раскрашенные волосы, металл в лице.

Он вышел прямо на автобусную остановку, где под козырьком от дождя спряталась девушка семнадцати лет. Наушники отгородили ее от барабанной дроби ливня. Она беззвучно подпевала и немного пританцовывала. Намокшие волосы бились в такт музыке по оголенным плечам. Белая майка не по сезону открывала вверху уголок яркой татуировки. Девушка вздрогнула от неожиданности, когда силуэт незнакомца показался рядом в поле зрения, словно вырос из-под земли. Странная одежда, спутанные сальные волосы, достававшие до плеч, водянистые глаза. Она испуганно сделала шаг назад. Мужчина что-то сказал. Она сняла наушники.

─ Что?

─ Я спрашиваю, кого-то ждете? ─ Мужчина расплылся в открытой улыбке. Исходящая от него аура доброжелательности отчаянно не вязалась с его образом.

─ Кого я могу ждать на остановке? Автобус, естественно, ─ обычно она игнорировала незнакомцев, но сейчас в ней проснулась какая-то участливость.

─ Ааа, ну да! Конечно, автобус, ─ на лице проявилась растерянность.

─ А вы? ─ Она поймала себя на мысли, что хочет помочь этому странному чудаку.

─ Я тоже его жду! ─ В его голосе появилась уверенность. Он протянул свою руку, ─ меня зовут Хардгер.

─ Олеся! ─ Она пожала его крепкую кисть, ─ Странное у тебя имя. Или это прозвище?
Он запрокинул голову назад, подставляя лицо холодным каплям.

─ Я уже забыл, какого это - ощутить запах дождя. Увидеть перед собой прекрасную деву. Вкусить жизнь, зачерпывая ее полной чашей. Познать искреннюю любовь. Пойдем со мной. Я покажу тебе весь мир, ─ его водянистые глаза словно наполнились темнотой. Хардгер протянул ей руку.

Олеся почувствовала в голове небывалую легкость, будто только сейчас прояснилось, что ей действительно нужно. То, что она будет вспоминать в старости с переполненным восторгом. Незнакомец точно преобразился. Ее манило к нему, и невидимой силе невозможно было противостоять. Нет, не сексуальное влечение, нечто гораздо большее. То, что бывает раз в жизни. В этом она оказалась права, только ошиблась в математическом знаке и неверно поставила «плюс». Олеся пошла за ним.

В какой-то момент легкость сменилась тупой болью в висках. Сознание выпало из сладкой неги в жестокую реальность. Она сидела в ночном лесу, прислонившись спиной к дереву. Мучительно хотелось пить. Сердце стучало в груди как бешенное. Их разделял костер. Хардгер сидел напротив и что-то остервенело грыз, рыча и не сводя с нее глаз. Его белесые глаза злобно буравили девушку, хищно поблескивая в языках пламени. Теперь мужчина казался диким и омерзительным. Он отбросил пищу в сторону.

─ О боже, ─ единственное, что смогла она выдавить. Язык будто прилип к пересохшему нёбу. В сторонке лежала обглоданная до костей человеческая рука. На пальце она узнала свое кольцо. Судорога пробежала по всему телу, встав у горла мучительным комом. Запах подкатывающей рвоты противно ударил в нос. Только сейчас она почувствовала, как что-то сильно жжет в ее левом плече. Она боялась туда посмотреть. Слезы последовали сразу за громким всхлипом.

─ Не надо. Он не поможет тебе. У тебя даже нет его символа. ─ Его высокий голос прорывался сквозь мутную пелену. ─ Ты отвратительна на вкус! Чем вы теперь питаетесь? Помоями? Ты из бедноты?

Она молчала. Зубы выбивали крупную дрожь. Олеся опустила голову вниз. Плечо, перетянутое ее поясным ремнем, заканчивалось кровавой культей.

─ В былые времена я ел бы тебя дня два. Но теперь везде свет, дороги, люди. Тебя незаметно не пронесешь. Поэтому угощусь еще немножко и пойду по своим делам. Мне приглянулся твой зад, ─ он вытащил старый нож с кривой ручкой. И под душераздирающий вопль направился к ней.

Ее изуродованное тело найдут через неделю. Полиция бросит все силы на поиски маньяка. Но настоящего убийцу, который освоил попутки и современную одежду, они поймать не смогут. Он уже преодолел почтительное расстояние.

В очередной раз он убедился, что мир хоть и меняется, но люди все те же. Теперь повсеместно не носят рубашки и шляпы, предпочитая спортивный костюм и джинсы. Зато алчность, агрессия и страх из моды ни куда не делись. И даже наоборот - стали неким культом. Они смотрели ужасы в кино, устраивали драки из-за места на дороге, убивали за деньги в тех масштабах, которые не видели крестовые походы. В какой-то момент он даже усомнился в своем предназначении. Это же милость - избавить их от самих себя. Подарить им загробную жизнь, пока они не наберут грехов побольше. Они эволюционировали обратно в зверей, сами того не зная.

Водителя, подкинувшего его к уютному городку, он не тронул. Старое мясо смердело табаком и алкоголем. Ему хватило того, что каждый второй подросток теперь ел в неограниченном количестве консерванты, усилители вкуса, сахар, превращая свои тела в одну большую свалку. Он улыбнулся странному парадоксу, ведь убивая себя, они сохраняли себе жизнь.

Дорога через город оказалась увлекательной. Реклама зазывала отведать фирменное блюдо, купить дорогой костюм или похоронить родственника со скидкой. На каждом углу он увидел аптеку, в очередной раз усмехнувшись своей мысли о провале естественного отбора. Выживал богатейший, хитрейший и важнейший. Теперь всех интересовали белые, ровные зубы, накачанные тела и дорогие машины.

Вот он миновал и город, выйдя на дорогу, ведущую к деревне, скрытой в горах. Идти пришлось долго. Холодные ночи в горах подарили яркие звезды, свет которых сопровождал его длинный жизненный путь, и который он так давно не видел. Его старинные друзья. Как много они знали, озаряя всех, кто поднял голову вверх своей манящей красотой. Их созерцали тысячи лет, но так никто и не смог узнать их тайны. Он подолгу лежал на спине, укрывшись от чужих глаз, и смотрел вверх, разглядывая созвездия.

На его пути осталась всего лишь одна деревня. Сюда почти не ездили машины. Дорога, идущая напрямик через лес, таила в себе много странностей. За пять километров до селения у него на пути выросла маленькая девочка, что-то жалобно просящая и быстро приближающаяся. Но подойдя почти вплотную, она остановилась и принюхалась своим маленьким носом. Она живо потеряла интерес и скрылась в темном лесном массиве. Мужчина улыбнулся, поняв, что уже совсем рядом.

Он зашел в деревню, когда смеркалось. Люди, тут живущие, будто не знали о научно-техническом прогрессе почти ничего. Здесь время застыло в прошлой эпохе, настырно отдвигая новые веяния назад. Все же, для него это показалось удивительным. Но вскоре странность приобрела логическое осознание. Ведь деревня по своей сути являлась фермой для выращивания людей. Его друг больше не прятался по лесам, отыскивая заблудившихся путников, грибников или охотников. Он с комфортом жил в своем особняке, заказывая свежее живое мясо прямо на стол. Золото решало все!

Он вышел к людям. Его встретил староста деревни ─ полный запыхавшийся мужчина с певучим высоким голосом. Узнав, куда держит путь неизвестный, и кем он является, староста поклонился и угодливо предложил помощь. Его отвезли на телеге до самой усадьбы.
Хардгер приятно удивился роскошной жизни старого друга, встретившего гостя крепкими объятиями. Мощная квадратная челюсть не смыкалась, извергая потоки новостей. Хитрец и его близкие по духу товарищи создали виртуальную игру, под соусом которой похищали людей, которых сами и выбирали. Здоровые мужчины и женщины сами приходили на убой. Но расширение деятельности несло и проблемы. То тут, то там стали мелькать рыцари «Оберега», вечно сующие свои длинные носы, куда не просят. Друг громогласно смеялся и говорил про сюрприз для них сегодняшним вечером. Но сначала царский ужин для любимого друга. Сегодня подавали совсем юную девушку, еще не познавшую любви.

Хозяин усадьбы достал его книжонку из секретной комнаты под лестницей. И с неким трепетом вынес ее на узорчатом подносе. Там он хранил несметные богатства. Хардгер улыбнулся, найдя там и свою фотографию.
Но в разгар вечера, почти перед самым ужином, произошло событие, испортившее дружескую встречу. Сначала Хардгер почувствовал приближение чего-то непоправимого. Интуиция вернулась на свой ответственный пост. Потом и ворон, отправленный размять свои затекшие за десятилетия крылья, приземлился на перила балкона и прокричал о незваных гостях. Чертовы стражники «Оберега» крались в ночи - времени, где хозяйничали только его кровожадные сородичи.

Но он успел уйти. В библиотеке оказался секретный ход, ведущий к реке через подземный тоннель. Сил сражаться не хватило бы. Да и время еще не пришло. Главный бой ждал впереди. И он выйдет оттуда с триумфом.

Теперь снова предстоял длинный путь. Старый друг позаботился и об этом. Небольшой город, который он отметил на карте, слыл лакомым кусочком в их мире. Там можно расправить плечи и спрятаться после того, как соберешь свою вожделенную жатву из грешных душ. Еще чуть, и его сил хватит на сотворение шедевра. Жаль, что оценить его смогут немногие. Те жалкие людишки, что останутся жить, станут рабами и едой для его племени. Новый мир.

Но впереди маячила длинная дорога, несущая в себе и скрытые угрозы.

В пути он потерял бдительность и невольно нарушил свое же правило. Он увел в лес молодого парня. Перехватил его на обочине, где тот припарковал свою красную низкую машину. Теперь их стало трудно различать. Кто станет искать бедняка? А вот богатые родители поднимут шум, как и приключилось с ним однажды, когда он похитил юную девушку прямо из кареты. Тогда он смог унести ноги. В этот раз тоже повезло, преследователей со звездами на плечах он наградил тем же, что и девушку у проклятой церкви. Они умирали в муках, видя свое заживо гниющее тело. Из лопнувших гнойников вытекала зловонная белесая масса. Но не это оказалось страшным. Он привлек внимание стражников.

Он перебежал трассу у заправки, куда зашел за водой. Погоня заставила взмокнуть спину. Яркие огни помещения, как мираж в пустыне, манили не только засыпающих водителей. На кассе стояла полноватая девушка в форменной кепке, всем своим видом показывая, что колокольчик у двери сильно ее отвлек. Сегодня весь день крутило живот, заставляя ее держаться поближе к двери туалета. Но больше всего она злилась на подругу, в чью смену она вышла. Женщина нервно барабанила пальцами по столу.

─ Чем-то могу помочь? ─ Ее голос слегка повизгивал. Она поморщилась и опустила глаза вниз.

─ Да, я хотел бы воды, ─ мужчина подошел поближе и улыбнулся. Грязная мокрая одежда, спутанные сальные волосы вызвали у кассира подозрительный взгляд.

─ Вы без машины? ─ Она кивнула в сторону улицы.

─ Ааа… кончилось топливо. Она стоит тут недалеко. Я хотел бы воды, ─ улыбка плавно сползала с его лица.

─ Хорошо, возьмите в холодильнике, ─ в голову стрельнула мысль о том, что она видела в новостях о разыскиваемом убийце - каннибале, убившего парня и четырех полицейских. Она пробежалась взглядом по стеллажу, где на зарядке стоял ее телефон. В тоже мгновение она подняла глаза, но не увидела перед собой мужчину и тут же вздрогнула. Он стоял вплотную рядом. Последнее, что она запомнила, это полные гнева белесые глаза. Она умирала медленно. Ее оторванную голову с перекошенным лицом найдут в туалетной корзине для бумаги.

Это всегда приносило неописуемый восторг. Забрать чью-то жизнь собственными руками, наслаждаясь предсмертным ужасом и паникой в глазах. Они молили, кричали, плакали и ссались. К старой высохшей крови на его куртке добавились свежие пятна. Мужчина поднял лицо вверх навстречу начавшемуся холодному дождю. Он смыл остатки красных брызг.

Он прошел всего лишь пятнадцать метров от заправки, когда услышал тихий шум шин, быстро приближающейся черной машины. Выключенные фары вспыхнули, больно слепя глаза. Автомобиль ускорился, истерично визжа колесами.

Хардгер, получив сильный удар от железного монстра, отлетел в ближайшие кусты и с силой приложился головой о камень. Оттуда спешно выбежали двое мужчин. Дула их пистолетов ни на сантиметр не уходили с траектории, где лежал раненный мужчина. Хардгер держался за окровавленную голову и пытался встать. Голова кружилась, мешая концентрации мысли. Он тихо шептал, призывая могучего помощника, но силы стремительно покидали тело, оставляя его наедине с грозными противниками.

Он получил удар в живот ногой. Они сели сверху и крепко связали конечности. На голову надели прорезиненный мешок. Его словно отключили от внешнего мира, погрузив в кромешную тьму, где он предельно слаб и беспомощен. Сквозь странную маску воздух проходил тонкой струйкой, заставляя пленника думать лишь в бессильной ярости о базовых инстинктах.

Его бросили в машину лицом вниз, придавив ногами. В ухо больно впечаталась рифленая подошва тяжелого ботинка.

─ Он у нас там не сдохнет? Пока до базы-то доедем.

─ Если это тот, о ком я думаю, то маловероятно. Главное - самим живым остаться.

Головокружение усилилось, сознание безнадежно меркло. Они застали его врасплох впервые в жизни. Стоило один раз потерять бдительность. Время в дороге перевалило за час. Боль в голове потихоньку ослабевала. Он попробовал высвободить руки, но у него ничего не получалось. Крепкая леска лишь сильнее стягивала и саднила запястья. Внутри рос ком злобы, вызывая скрежет зубов.
Машина резко затормозила.

─ Это еще кто?

─ Кажись, наши. Но что-то они быстро.
Хардгер услышал, как открылась дверь.

─ Кто вы?

─ Свои. Я из центра. Услышал ваше сообщение. Вы его взяли?

─ Я очень давно перевелся, но вас не узнаю. Осветите лицо! И почему не на служебной машине?

Незнакомец не ответил. Открылась дверца салона.

─ Это он?

─ Да. ─ Ответил уже второй мужчина, держащий ногу на пленнике.

─ Что ж! Хорошо.

─ Зачем вы надели маску?

─ Он пока не должен меня видеть. ─ Раздался металлический скрежет и следом за ним хрип и бульканье. Пленник почувствовал, как ослабло давление и что-то горячее закапало на него. Рядом упало что-то тяжелое. Шум переместился на улицу. Через мгновение Хардгер почувствовал, как кто-то перерезает веревки и снимает маску.

Лицо его широкоплечего спасителя скрывала повязка. Во мраке ночи таинственный помощник полностью слился с темнотой, оставляя только голос и размытый силуэт.

Мужчина пристально смотрел на пленника и в какой-то момент резко с хрустом наклонил шею. Он помог вылезти из машины и побежал к водительской двери. Ему потребовалась минута, чтобы извлечь из двери некий предмет и расколоть его об асфальт.

─ Тут своё записывающее устройство есть. Тебе надо срочно бежать. Здесь подробные инструкции, где лучше осуществить твой замысел. Это самое безопасное место. Тебя ищут. ─ Незнакомец говорил быстро, постоянно посматривая на часы.

─ Кто ты? И почему помогаешь? ─ Он приложил голову к месту раны.

─ Я друг. Скоро все узнаешь, но не сейчас. У нас очень мало времени. Как только развернешься, мне потребуется твоя помощь. Хочу устроить нашим врагам страшный суд.

─ Когда мы увидимся?

─ Очень скоро. Я сам тебя найду. А теперь беги, времени нет совсем, ─ Незнакомец сел в серый седан и, резко сорвавшись с места, уехал в противоположном направлении.

Хардгер проводил машину подозрительным взглядом. В его мире такие, как он, помогали друг другу, но когда карты лежали на столе открытыми. Он залез внутрь салона, включил свет и улыбнулся. Один из бойцов еще шевелился, слабо постанывая и прижимая руку к шее. Бледное лицо смотрело одновременно с вызовом и страхом.
Хардгер нащупал в его кармане свой нож и с безумным хохотом подарил ему ужасный финал. Самое время оставить свою кровавую подпись.

Через пять минут он покинул минивэн и растворился в плотном строе деревьев. Впереди его вновь ждала длинная опасная дорога. Но и незнакомец не обманул. Его план показался идеальным. Его новый товарищ продумал все до последней детали. Он сильно рисковал, когда пришел ему на помощь. Ведь он находился в самом сердце вражеского лагеря.

Ему потребовался не один месяца, чтобы достигнуть этого городка, который встретил его серыми угрюмыми домами, одинаковыми, как братья-близнецы. Забытые военные мемориалы, памятники истории на окраине города устало подставились косым линиям дождя. Вереницы машин вяло сигналил уснувшим на светофорах водителям. В полупустых торговых центрах кто-то лениво катался на эскалаторах, кто-то бездумно пялился на витрину с дорогими костюмами, а кто-то жевал бургер, уставившись немигающим взглядом перед собой. Рутина или безнадежность, так бы следовало назвать этот унылый и бездушный город. Здесь жило около пятисот тысяч человек.

Первым делом он нашел заброшенный покосившийся дом в поселке на окраине города. Жизнь давно покинула это место, оставив после себя лишь ненужный хлам и гнилые доски. Грязные выбитые окна, заколоченные досками, надежно закрывали от соседей и проходящих мимо людей.

Наступило время действовать. К концу следующего лета город скинет оковы мирного сна и раскрасится всеми красками ужаса.
Бедняков в этом городе оказалось даже больше, чем он ожидал. А главное, их никто не искал! Иногда ему требовалось лишь пять бутылок водки и пакет с едой, чтобы заполучить материал для своей работы.

─ А точно ты выполнишь, что обещал? ─ Ее прокуренный низкий голос дрожал от волнения и абстиненции. Глаза не могли оторваться от вожделенной бутылки.

─ Конечно, я выращу из него талантливого певца. Еще будешь гордиться им. ─ Он протянул пакет и поставил его на облезлый кухонный стол в ее провонявшей кислятиной кухне. Помимо них, в убитой временем однокомнатной квартире в зале спали двое мужчин лет сорока. Пустые бутылки и опрокинутые стаканы завершающим штрихом рисовали образ их жизни. ─ Что его ждет тут? Лишь бедность и грязь.

─ Ты говори, да не заговаривайся! ─ Отекшее лицо совсем еще не старой женщины изобразило негодование. Разбитые губы шевелились в такт дрожанию руки. ─ Просто сейчас проблемы с работой. Платить не хотят, а требуют много. Да и Володька на дядю работать не хочет.

─ Дело хозяйское. ─ Он подцепил пакет с едой и водкой. Уплывающую блаженную жидкость она проводила расстроенным взглядом. Рука затряслась еще больше. ─ Кстати, к этому комплекту еще шло золото.

─ Золото? Врешь! ─ Она схватила незнакомца за локоть. В его глазах на миг вспыхнул огонь ярости, брезгливости, и он одернул руку. ─ Покажи!

Хардгер улыбнулся. Он мог и влезть в ее сознание, заставив сделать, что хотел. Но гораздо приятнее осознавать, что это будет ее выбор. Он высыпал пять золотых монет на стол и бросил туда же пакеты, которые жалобно отозвались звякнувшим стеклом.

─ Аккуратнее! ─ Она метнулась к пакетам, проверив содержимое. Золото она спрятала в банку с сахаром. ─ Сиди здесь. Сейчас приведу.

Рядом с двумя мужчинами на продавленном диване лежал ребенок пяти лет. Курносый симпатичный мальчуган хмурился и что-то говорил во сне. Она бесцеремонно растолкала его худое тело.

─ Сейчас соберу его вещи. ─ Она растерянно огляделась вокруг, беспомощно вспоминая, где что лежит.

─ Ему ничего не понадобится. Я куплю ему все новое. ─ Мужчина с длинными черными волосами широко улыбнулся.

─ Мама, я не хочу никуда идти! ─ Мальчик крепко обнял ее за ноги и уткнулся лицом.

─ Заткнись! Этот мужчина сделает из тебя человека! Так будет лучше для тебя. ─ Она перевела взгляд на большой пакет. Внутри все горело от нетерпения. ─ Иди.

Мальчик плакал.

─ Не бойся, малыш! Я тебя не обижу! ─ Его зрачки на миг расширились. Сердце учащенно забилось.

Как только захлопнулась дверь, она резким движением скрутила горло бутылке и жадно приложилась к ней. Обжигающая жидкость скользнула по пищеводу. Где-то внизу грохнула дверь подъезда. Женщина подошла к окну. Мужчина вел ее плачущего и трясущегося сына куда-то вдаль.

«Так будет лучше!» ─ Она хотела в это верить. Хоть откуда-то изнутри последние частички разума во весь голос кричали об опасности для ее сына. Материнский инстинкт придавила сверху свежая порция водки и кусочек сервелата. Он уснул мертвым пьяным сном и не проснулся даже тогда, когда линия жизни ее сына оборвалась…

Открытая книга из человеческой кожи стояла на импровизируемом постаменте. Он громко дочитал последние строки, расписанные под причудливым образом в середине книге. Позади него, в центре комнаты, лежало маленькое растерзанное тело. Мозг, покрытый сгустками крови, извлеченный и раздавленный, лежал на разделочной доске рядом. Хардгер закончил читать и подошел к телу. Он полил серое вещество вонючей бурой жидкостью и аккуратно поднял его двумя руками. Мужчина глубоко вздохнул его запах и с жадностью принялся рвать его зубами. Он глотал его, не жуя. Глаза покрылись белой пеленой, а лоб - горячей испариной. Мужчина упал рядом с телом и зашелся в конвульсиях. Крупная судорога пробежала через все тело, и он замер. Через три часа сознание вернулось. Теперь он - носитель новой смертельной инфекции.

Показать полностью
63

Ферзевый гамбит. Глава пятая

Предыдущая глава:

Ферзевый гамбит. Глава четвёртая

Неожиданный всплеск злобы наполнил его лицо кровью, заставляя пунцовые щеки пылать. Роман, коротко разбежавшись, приложил мохнатого хозяина жилища, метко попав в жирное тельце. Крыса, издав противный вопль с хрустом впечаталась в стену. Мощность удара бывшего футболиста не оставила ей никаких шансов. Парень застыл в секундном замешательстве, рассматривая обездвиженную тушку. Наверху, тем временем, снова раздались шаги. Теперь они казались быстрыми, энергичными, и как только они остановились, раздался приглушенный возглас:

─ Рома! Ты где? ─ В ее голосе слышался испуг. Парень незамедлительно ответил, суетливо пряча в карман свою необычную находку. Роман пулей вылетел из подвала. Он тяжело дышал, крутя головой и осматривая все вокруг невидящим взглядом.

─ Ром, что произошло? Как ты там оказался? ─ Оля схватила его за плечи и аккуратно потрясла. Он, не отвечая, схватился за дверку подпола и внимательно ее осмотрел.

─ Тут нет никаких замков, кто-то держал дверку, пока ты не спугнула. Здесь кто-то был? ─ Он смотрел ей в глаза, ─ Видела?

─ Нет, мне стало не по себе и страшно за тебя, и я решила проверить все ли в порядке. Давай отсюда уйдем. Пожалуйста! ─ Она прикрыла рот рукой, сдерживая позывы дурноты…

Они ехали домой уже целый час в полном молчании. У каждого из них в голове роился целый улей жужжащих мыслей. Они не просто отказывались покидать голову, они сводили с ума. Этот день подарил очень странную и зловещую головоломку. Но больше пугало ее решение. Дорога обратно, которая всегда проще и короче, теперь казалась тревожной и невыносимой, как и самая главная идея, блуждающая в их сером веществе. Идея, в которой они боялись признаться сами себе. Им безумно хотелось вернуться обратно. Эта тайна манила к себе, леденила кровь, щекотала нервы, вызывая животный страх и восторг и разбавляя их унылую жизнь.
Через два дня желание переродилось в безумное наваждение. Оно крепло и расширялось, не давая спать, выросло в жизненную необходимость, такую, как пища и воздух. И они знали, как утолить этот голод.

Они напихали в желтый пузатый рюкзак все необходимое, утрамбовывая под завязку его черное нутро. Похожее снаряжение в его машину бросили и два друга Ромы. Багажник, без того заполненный всяким хламом, отчаянно сопротивлялся новым вещам. Вовка, веселый кареглазый парень, работавший следователем в местном отделении, и Серега, плотный, упитанный менеджер в салоне бытовой техники светились в ожидании поездки.

─ Долго туда ехать? ─ Вовка, обладающий внушительным ростом, уселся спереди.

─ Прилично. Успеешь выспаться! ─ Роман повернул ключ в замке зажигания.

─ А ты серьезно думаешь, что мы что-то найдем? ─ Сзади раздался тихий хлопок, открывающиеся пачки чипсов. Серега щипком зацепил горсть картошки и отправил улов прямиком в рот.

─ Не сомневаюсь! ─ Машина судорожно дернулась и рванула вперед. ─ И я свое слово держу, если что-то ценное найдем, то обязательно поделюсь.

─ Мы знаем, поэтому и согласились, ─ Гигант игриво подмигнул другу, и открыл пивную банку.

Солнечное утро подарило им теплые осенние лучи, мягко пригревая и подбадривая в долгой дороге. Желто-красные расцветки за окном мчащегося автомобиля сливались в пестрое живое полотно. День заставлял улыбаться каждой прожитой минуте. Предвкушение нежданно свалившегося приключения заставляло внутри все трепетать. Вовка всю дорогу травил бородатые анекдоты. Они все знали их наизусть, но каждый раз искренне смеялись как в первый. Серега от него не отставал, выдавая с серьезным видом очередную нелепую историю про свои любовные похождения. За это он и любил своих товарищей. Между ними за годы их дружбы сложились теплые и честные отношения. Время в дороге растаяло мгновенно, словно кто-то его ускорил, стремительно вращая стрелки.

Они сделали короткую остановку, чтобы в живую лицезреть странное наследство. В дом рискнул зайти только Вовка, наградив друзей лишь скептическим взглядом. Парень вальяжной походкой зашагал в сторону дома, раскручивая в руке связку ключей. Он вошел внутрь, оставив там пятнадцать минут, проведенных остальными в томительном ожидании.

Когда он вышел, его лицо приобрело озадаченный вид, плечи ссутулились, а походка потеряла былую уверенность. Он живо плюхнулся на сиденье, раскачивая старенький седан.

─ Дела не очень. Судя по всему, что я нашел, бабка твоя давно того. И я не уверен, что некоторые органы принадлежат животным. Надо погреб еще посмотреть, где продукты хранят. Вы туда лазили? ─ Он переводил взгляд с друга на его супругу.

─ Нет, после увиденного нам как-то не до него стало. ─ Роман вышел из машины, направляясь за инструментами к багажнику.
Вдвоем, взволнованные друзья живо отжали непокорную дверку. Вовка сразу отметил про себя, что сюда кто-то недавно забирался, оставив следы сорок пятого размера на толстом слое пыли, такой же, как и в комнате у подпола. Они включили фонари и втроем начали спуск, оставив наверху продолжающего жевать Серегу.

─ Ром, если вас там сожрут крысы, можно я заберу твою тачку? ─ За долгие годы дружбы никто так и не смог научиться разбираться в том, когда он шутит, а когда нет. Ответа он не услышал, лишь исчезающие фигуры, растворяющиеся в черной пустоте.

Друзья пробыли там минут пять в абсолютной тишине, изредка нарушаемой испуганными возгласами. Первой оттуда вылетела Оля. Зеленое лицо намекнуло о многом. Последним поднялся Вовка, озадаченно что-то перебирая в своей голове.

─ Оль, я же правильно понял, там лежит твой дед? Он же повесился и его похоронили! Так? ─ Роман глубоко дышал, его потрясывало.

Прищуренные глаза пристально разглядывали девушку.

─ Там от лица ничего не осталось, тут экспертиза нужна, хотя я думаю это он, ─ ей на помощь пришел следователь, ─ внутри очень холодно, но не пойму как тело сохранилось. Какой-то гибрид мумии и замороженного жмурика. Странгуляционной борозды нет, значит, он не повесился. Вот проломленный череп о его смерти кое-что говорит. А распотрошенное тело, скорее о вашей невменяемой бабке.

─ Вы что, решили меня разыграть? ─ Сергей переводил взгляд с одного на другого, жадно сканируя их мимику. ─ Вы реально там это нашли?

Его вопрос остался висеть в воздухе и тут же смешался со смрадом потревоженного могильника. Интригующее приключение грозило обернуться чем-то поистине ужасным. Вкус смерти почти осязаемо оседал на кончике языка, заставляя холодеть конечности. Ощущение нависшей неизбежной развязки маленькими иголками пробежалось по их спинам. Они сделали шаг навстречу тайне, которую уже не хотели знать.

─ Вов, что думаешь? ─ Роман смотрел далеко перед собой, поигрывая желваками.

─ Сейчас сделаю пару звонков, ребята подъедут. Участкового потом взбодрим. И надо бы в церковь эту взглянуть. Что-то мне подсказывает, там тоже жести накопаем. ─ Он принялся искать в телефоне нужные номера, медленно расхаживая вокруг дома и разглядывая его со всех сторон. Оставшиеся друзья, погруженные в тяжелые раздумья, не проронили ни слова. Они смиренно дожидались своего компетентного товарища.

─ Ну что там? ─ Оля нервно грызла заусенец.

─ К вечеру приедут. А пока я хочу осмотреть церковь. Ты же знаешь дорогу? ─ Три пары глаз неотрывно уставились на следователя. ─ Что вы так смотрите? Можете снаружи остаться, один зайду, если такие ссыкуны.

─ Я туда не пойду. Нет, нет, нет! ─ Она яростно замотала головой. ─ Я хочу уехать. Мне не нужны бабкины богатства и дом этот не нужен.

─ Оль, прекрати. Возьми себя в руки. Ты никуда и не пойдешь. Останешься в машине. Втроем сходим. ─ Рома сжал зубы и решительным шагом направился к машине. За ним, тяжело вздохнув, побрел Сергей. Девушка с мольбой в глазах уставилась на Вовку, главного инициатора их дальнейшего расследования. Ее охватило тревожное чувство, словно кто-то встряхнул детские, давно забытые страхи, связанные с проклятой церковью. Местом, которое приносило только горе в каждую семью, чей родственник как-то касался таинственной постройки в лесу. Она оглянулась назад на машину, где на водительском кресле сидел ее муж, нетерпеливо барабанивший пальцами по рулю машины. Тревога накатила новой волной. Она села в автомобиль. В спорах с мужем, когда он успевал с головой проникнуться в какую-то идею, она всегда проигрывала.

Они что-то горячо обсуждали. Для нее все пронеслось, как в тумане, лишь изредка возвращаясь в реальность, чтобы показать дорогу. Она выдавливала из себя по одному-двум словам, каждое из которых, вызывало нестерпимую внутреннюю боль. Всем своим существом она противилась, чувствуя, что сама же ведет мужа и друзей на эшафот, но решительность и нарастающий азарт парней нещадно топтал тяжелые мысли.

─ Обычно здесь заходят. Тут, должно быть, ближе, насколько я помню. ─ Она с грустью посмотрела на приветливые, местами еще зеленые ветки осеннего леса. Заросшая тропинка, словно приглашала зайти внутрь массива, накачать свои легкие пьянящим чистым воздухом с запахом прелых листьев.

Их встретили дружные осинки, вставшие чуть поодаль позолоченных берез. Они печально опустили свои головы в ожидании приближающихся холодов. Здесь царила своя девственная жизнь, одинокая и спокойная.

─ Разговоров-то, обычный лес. ─ Серега открыл новую пачку сухариков. Пустую бутылку пива, он бросил в ближайшие кусты, поймав напоследок укоризненный взгляд друзей. Потревоженный им муравейник тут же вскипел разъяренной ордой суетливых муравьев.

─ Мы быстро. Закройся тут на всякий случай. Если, что-то случится, Вовка оставил номер коллег, которые сюда уже едут. С ними созвонишься, ─ Он улыбнулся и крепко поцеловал жену. Она поймала взгляд его карих глаз полный любви. Она ни на секунду не сомневалась в его чувствах, и тем больше разрастался контраст с внутренней тревогой, переворачивающий все внутри. Ощущение чего-то необратимого больно стучало в ее виски. Она схватила его за руку.

─ Не ходи, пожалуйста! ─ В придачу к искусанным губам добавились мокрые глаза.

─ Мы быстро, ─ он поцеловал еще раз и аккуратно убрал ее руку.

Лес подарил им свежесть и прохладу. Старая изношенная обувь, благоразумно припасенная для таких прогулок, мгновенно покрылась грязью, противно хлюпающей под ногами. Они шли в темпе, плотной цепочкой, подгоняемой предательской мыслью, что до темноты, лучше вернутся к машине. И лучи дневного света успешно растворяли тяжелые раздумья.

Первым нарушил молчание Сергей.

─ Парни, вы так жути нагнали, что я с каждым шагом вглубь думаю, как бы не обделаться. И я хочу кое в чем признаться, на случай если нас тут съедят монстры! Хочу очистить свою совесть.

Вовка и Роман остановились и испуганно уставились на своего товарища, скрестившего руки и с угрюмым видом облокотившегося на потемневший ствол кривого клена. Он опустил глаза и тяжело вдохнул.

─ Ну? Что ты тянешь-то? ─ Друзья синхронно выдавили из себя нетерпение, ожидая услышать неприятное откровение.

─ Ром, помнишь, твое семнадцатилетие отмечали у тебя дома? Так вот! Как бы тебе помягче сказать?

─ Ну что? Говори!

─ Это я наблевал за кресло. ─ Он виновато улыбнулся.

Глупая шутка разрядила напряженную атмосферу, разнесся гомерический хохот по всему лесу. Они сделали короткий перерыв, вспоминая веселые моменты ушедшей юности, до слез заливаясь в искреннем смехе. И в какой-то момент Серега поднял руку, призывая к тишине.

─ А разве эхо может так долго звучать? ─ Его брови насуплено сдвинулись. ─ Слышите?

─ И правда, странное какое- то. ─ Роман озадаченно оглянулся. ─ А может, это не эхо?

─ А что тогда? ─ Серега оттолкнулся от ствола дерева, покрытого мхом, прищурился и указал пальцем куда-то вдаль, ─ Кто это?

Друзья одновременно, не сговариваясь, обернулись назад, но ничего не увидели.

─ Очень смешно!

─ Да я не шучу! ─ Лицо обрело серьезный озабоченный вид, ─ Он там был. Весь в черном, и лица не видно. В маске что ли?

─ Трепло, пошли дальше, ─ бросил Вовка с раздражением и сделал шаг по заросшей тропинке.

─ Мужики, я клянусь!

Рома молча схватил друга под локоть и слегка толкнул вслед за Владимиром. Они шли уже два часа. С того самого момента атмосфера в лесу словно изменилась. Она пропитывалась, будто слоеный торт, чьим-то пристальным внимание и гнетущим напряжением. Каждая хрустнувшая ветка заставляла останавливаться и внимательно оглядывать местность, пестрившую буйством ярких красок на еще не осыпавшихся деревьях. Время утекало все быстрее.

─ Надо возвращаться. Скоро начнет темнеть. ─ Следователь поднял левую руку, на которой разместились белые спортивные часы.

─ Я согласен, в потемках один хрен ничего не найдем, да и… ─ Роман не успел закончить фразу, устремив свой взор далеко вперед между двух вязов, ─ Серег, ты про него говорил?

Впереди еле заметно в тени деревьев за ними наблюдал черный силуэт. В нем что-то казалось странным. Словно свет, попадая на его тело и лицо, которое невозможно разглядеть, поглощался до последнего фотона. Он попятился назад и, развернувшись, резко рванул через кусты.

─ Это еще кто? Давайте-ка за ним! ─ Вовка, как огромный лесной лось, большими шагами помчался в сторону странного наблюдателя. Друзья еле успевали за своим товарищем. Они живо пробирались сквозь колючие кусты, ловко уклоняясь от веток, запущенных впереди идущим следователем. Он как охотничий пес взявший след, шел за своей добычей.

─ Слушай, как-то странно все! ─ Деловито заметил запыхавшийся Серега, ─ как только мы захотели уйти, как этот тип появился. Да он и не особо прятался. Не думаете ли вы…

Он уткнулся носом в спину резко затормозившего Вовки. Они вышли на уютную полянку, окруженную, словно стражниками, величественными дубами. Новый порыв ветра скинул с них остатки летней зеленой роскоши. Эти молчаливые гиганты встретили незнакомцев хмурыми взглядами, как и старая деревянная церковь, скромно притулившиеся на краю поляны. В ее скособоченном высоком силуэте прослеживалось, что-то настораживающее, будто то, что происходило у нее внутри, вызывало жуткую ни с чем несравнимую боль. Обшарпанный, выжженный солнцем вид красноречиво намекнул о мрачных, тяжело пережитых временах. Крыша деревянного сооружения, некогда увенчанное огромным крестом, пустовала. Бог давно покинул это место.

─ Красота-то какая. Туда сходить, исповедоваться, желания ни у кого нет? Мне, кажется, там грехи смывают вместе с кожей, ─ Серега сглотнул вязкую слюну. ─ Ты, вроде бы, один собирался? Давай, смелее.

Они застыли в нерешительности, неотрывно глядя в черное лоно церкви, сквозь щелочку медленно отрывающееся скрипучей двери. Темнота внутри манила своей тайной, и в то же время держала на почтительном расстоянии, заставляя ноги налиться свинцовой тяжестью. В маленьком грязном окошке наверху мелькнуло пламя маленькой свечи.

─ Там кто-то есть. Мужики, не сочтите меня трусом, хотя можете и счесть, но я туда боюсь идти. Тем более уже смеркается, успеем вернуться. Тут что-то не так. ─ Серега пытался растолкать, как бы оцепеневших друзей, завороженно глядящих на окошко второго этажа.

Роман через мгновенье скорчился от боли и принялся яростно растирать бедро. Он залез в карман и выудил оттуда маленькую переливающуюся фигурку. Теперь ее очертания прорисовывались гораздо понятнее. Он увидел в ней силуэт неведомой птицы. С ее клюва стекла капля крови. Он перевел свой взгляд на бедро, где из разорванной штанины виднелся небольшой порез. Роман с остервенением запустил фигурку далеко в сторону леса. Она, переливаясь, упала в кусты, и оттуда же сиюминутно взлетел огромный черный ворон, грозно ругаясь на своем птичьем языке. Его могучие крылья уверенно рассекали воздух, он наслаждался полетом, точно не видел неба уже не один десяток лет. С каждым взмахом он поднимался все выше и выше, и в какой-то момент камнем рухнул вниз, резко затормозив у крыши церкви и деловито усевшись на край крыши.

─ Замечательно! Для полноты картины еще и ворона уселась над головами. Теперь сомнений нет, что мы в фильм ужасов попали? Пошли отсюда, ─ Серега развернулся и сделал пару шагов обратно, но, не услышав рядом друзей, тормознул.

─ Давай, быстро осмотрим и валим. Раз уж пришли. И вообще, хватит нагонять жути. ─ Вовка направился прямиком в заброшенное здание.

Их отделяло каких-то пятьдесят метров. Товарищи со вздохом поддержали его решение, и пошли следом. Вскоре вся троица скрылась в дверях проклятой церкви, даже не догадываясь о том, что две пары глаз неотрывно следили за ними из плотных кустов на другой стороне поляны. Толстый взмыленный участковый подкручивал резкость на допотопном бинокле, жадно всматриваясь в его окуляры. Рядом с ним на спине лежал седоватый худой мужчина, которого местные хорошо знали как местного главу администрации.

─ Ну что там? ─ Нетерпеливо спросил седой мужчина.

─ Не суетись, Алексей Михалыч, скоро выйдут. Может у этих получится! ─ Трофимов облизал пересохшие губы.

─ Конечно, как и у последних трех. Забыл, как они сами себе горло перерезали напротив моего дома? ─ Он привстал на локте. ─ Забыл?

─ Да, помню, кто знает. Раз уж сами нарываются? Я их честно пытался их отговорить. Может им больше повезет. А у выхода из леса примем их, если что. Золотишко нам, а этих... земля им пухом. Сам знаешь. ─ Трофимов кивнул сам себе головой и вновь уставился на церковь.

Вовка, первым пробравшийся внутрь, огляделся. Дневной свет, теряющий свою силу в странной старой постройке, с трудом освещал ее внутреннее убранство. Небольшой короткий коридор, покрытый вековым слоем пыли, резко заворачивал и открывался просторной мрачной залой. Он насчитал пять зажженных свечей. Они одиноко подрагивали в такт друг другу. Вовка услышал еле заметный запах ладана, словно совсем недавно здесь шла служба. Нет, тут не было места для икон и распятий. Здесь обитало нечто другое.

В центре комнаты громоздилось конусообразное витое сооружение, обильно заляпанное бурыми пятнами. Перед ним стоял алтарь, где на коленях стоял привязанный к нему скелет, облаченный в ветхий черный балахон. Вокруг алтаря кто-то разбросал куски мяса, распотрошенные человеческие тела, сгнившие и высохшие с течением времени.

Ошарашенные парни подняли головы вверх, вокруг них тянулся широкий парапет, перила которого, местами отсутствовали. Слабый ветерок, пронесшийся из открытой двери, щекотно и противно остудил мокрые спины парней. Атмосфера этого места угнетала, заставляя сердце, сдавлено биться в груди. Витающий страх своей костлявой ладонью нежной коснулся каждого.

─ Больше всего меня в этом капище пугает только одно. Кто зажег свечи?

─ Да это хороший вопрос! А еще вон тот товарищ за алтарем, мне кажется, оказался тут совсем недавно. Не про него ли рассказывал участковый, ─ Рома, ткнул пальцем в тело, скрывающееся за странной конструкцией, и настороженно огляделся. Жертве, кто-то разодрал рот, напрочь вырвав нижнюю челюсть. Он смотрел на гостей выдавленными глазами, ─ ничего мы тут не найдем. Валим.

Он не успел закончить фразу, как отчетливо громко хлопнула дверь. Все напряженно уставились в темноту коридора. Раздались громкие шаги, но никого не разглядеть не удавалось. На границе, где свет чертил линию своих владений, что-то зашевелилось.

─ Кто здесь, немедленно выйдите сюда! ─ Громким возгласом разразился Вовка.

От кромешной тьмы коридора, пересекая границу света, отделилась черная рука. Она точно являлась продолжением той темноты. За ней показалось и все тело незнакомца, состоящего из самой ночи.

─ Боже, у него даже лица нет! ─ Закричал Сергей в сторону перепуганных друзей…

На улице смеркалось.

Двое мужчин, используя кромку леса, тихо поползли к церкви.

─ Что это? Ты слышишь? ─ Тихо шикнул Трофимов.

─ Вроде бы крики, ─ Михалыч угрюмо посмотрел на участкового, ─ и этим не повезло. Тьфу ты. Уходим.

─ Обожди, может еще не все потеряно. Давай еще понаблюдаем…

К трупу неизвестного мужчины добавился еще один. Вовка лежал на спине, рядом с опрокинутым скелетом. Из разорванной груди маленьким фонтаном вытекала кровь. Зияющую рану венчала корона из белых осколков ребер. Нога дрыгалась в последней конвульсии. Смельчак мучительно погиб первым.

Роман же, крепко приложившись об алтарь головой, потерял сознание. Из разбитой головы текла струйка горячей крови, обильно заливая его лицо. Но хуже всех приходилось Сереге, успевшего полностью пропитаться предсмертным страхом. Он успел доползти до темного коридора, полностью скрывшись в его темноте. Сломанная нога мешала встать. Торчащая из нее кость хищно выглядывала из бедра. Он сел, упершись спиной в стену. Парень громко и надрывно кричал, задыхаясь от боли и неимоверного ужаса. Черный силуэт мягко скользнул в его сторону, сокращая дистанцию и увеличивая громкость мольбы о пощаде. Когда до парня осталось два метра, он остановился. Ровно на границе света. Он протянул руку, которая мгновенно растворилась в темноте, став ее частью и тут же с силой вытянул ее обратно. Оглядев своей черной головой без лица вокруг, силуэт направился к ближайшей свече. Он аккуратно поднял ее из подсвечника и вернулся в коридор. Ее свет теперь полностью обдал своим мягким, но уже предательским светом весь коридор, стирая темную границу. Силуэт скользнул вперед, заставляя истошно орущего Серегу сорвать голосовые связки. Вскоре хрипы стихли, сменившись на утробное бульканье.

Роман проснулся от сильной головной боли. Его куда-то тащили за ногу. Сквозь мутную пелену он разобрал черный силуэт, который, бросив тело, принялся отодвигать тяжелую конструкцию, под которой расположился круг бурого цвета со смазанным странным символом, отдаленно похожий на вьющуюся змею. Он преклонил колено и в подобострастном жесте склонил голову.

Роман, с ужасом рассматривающий это действо, быстро сообразил, что его оставили в живых не случайно. Черная фигура резко вскочила и, поскрипывая половицами, направилась к обессиленному парню. Силуэт вновь схватил его за ногу и потащил к центру комнаты, где бросил его точно на бурое изображение символа. Он придавил слабо сопротивляющееся тело коленом и с силой выдернул точащее ребро из тела мертвого Вовки. Заостренный конец кости он вонзил в шею Романа, зрачки которого расширились в последнее мгновение. Алая кровь вырвалась из разорванной шеи, обагряя рисунок живой соленой субстанцией. Щели в деревянных полах с жадностью затягивали свежую кровь, высасывая все до последней капли. Рома бился в агонии. Его руки держала черная фигура. Новая и новая порция крови, покидая тело парня, перекочевывала вниз, пока из подпола не раздался судорожный протяжный вдох.

Силуэт с раздражением оттолкнул умирающего парня. Он с силой ударил ногой в центр символа и, проломив пол, начал с учащенной быстротой выдергивать половицы. Когда лаз стал более или менее широким, он прыгнул вниз. Ему понадобилось десять секунд, чтобы выбраться наружу, неся на плече худое изнеможенное тело. Его кожа выглядела точно как пергаментная бумага и скорее напоминала мумию. Он положил еле дышащую находку рядом с затихшим парнем.

Мумия, с трудом перевернувшись и привстав на локте, склонилась над телом, жадно облизывая вытекающую кровь. Силуэт поспешил на помощь. Он с хрустом вырвал кусок мяса с бедра парня и отдал его ожившему мертвецу. Тот проглотил скользкий блестящий кусок, не жуя. Складки его тела распрямлялись, мышцы приобретали былую форму. Подкрепив силы, он оседлал парня, с силой погрузив в его грудь свою руку. Он потрошил и кромсал парня, с наслаждением пожирая его окровавленные внутренности. Уже не мертвец разрастался в своих размерах, пока не достиг размеров черного силуэта.

Мумия превратилась в длинноволосого широкоплечего мужчину с блеклыми водянистыми глазами. Копна его черных спутанных волос игриво переливалась в пламени свечи. Он внимательно осмотрел свои могучие руки, перехваченные пульсирующими венами под кожей, и, задрав голову вверх громко засмеялся. Кровь стекала с его заостренного подбородка.

Черный силуэт поклонился ему и лег за его спиной на пол, ровно на то место, где должна была оказаться тень от свечи. Фигура словно сдулась, сровнявшись с полом.

Голый мужчина спрыгнул обратно в яму и вылез, держа в руке мешочек. Он распутал несложный узел и высыпал на руку множество золотых червонцев и драгоценных камней. Обведя помещение взглядом, он остановил свой взор на скелете в черном балахоне…

─ Это еще кто? ─ Михалыч толкнул участкового в бок и кивая в сторону вышедшего из церкви мужчины с накинутым на голову капюшоном.

─ Хрен его знает, но вот что-то у него в мешке подозрительно позвякивает, ─ прошептал Трофимов, подкручивая бинокль. ─ Темень какая, ни черта не разобрать.

Над ними колыхнулась кедровая ветка, принимая на себя тяжесть тяжелой птицы.

Каррррррр! ─ Черный жирный ворон вовсю драл свою глотку. Мужчина успевший пройти пятьдесят метров бодрой прыгающей походкой резко замер. Он обернулся и пристально посмотрел на птицу, потом перевел взгляд под дерево и криво улыбнулся. Из-под капюшона тускло сверкнули его белесые глаза.

Они, не сговариваясь, сорвались с места, пересекая поляну в другом направлении. Ошметки грязи слетали с их обуви крупными кусками. Мокрая, не успевшая промерзнуть, земля так и норовила вытащить из-под них опору, и забрать вместе с ней надежду. Что-то ощущаемо злое мелькнуло во взгляде незнакомца, заставив сердце беглецов вырываться наружу, выдавить из легких живительный кислород. В нем пылала жажда крови, ненависть ко всему роду человеческому. Незримый шлейф из миллионов загубленных жизней тянулся за его могучими плечами. Это была сама смерть в своем непривычном обличии. Он, неспешно, шел за ними своей пружинистой уверенной походкой, заставляя тратить немолодым мужчинам остатки невеликих сил.

Первым споткнулся Трофимов, всем своим телом распластавшись на сырой земле. Он только успел пересечь безмолвную границу леса. Его крик о помощи, второй беглец проигнорировал, набирая обороты и стремительно убегая от опасности. Вывернутая нога, не позволила бывшему участковому сделать и шаг. Эхо, наполненное истошным криком друга, разносилось по лесу долго, подстегивая запыхавшегося мужчину заплакать. Он бежал, спотыкался, падал и снова вставал. Руки, содранные в кровь, неимоверно саднили. Из пропоротого сучком бедра текла бордовая жидкость.

Незаметно для себя, он преодолел почтительное расстояние, выйдя на спасительную тропинку. Его бег скорее напоминал попытки удержать равновесие не свалиться в кусты. Михалыч держался рукой за грудь и тяжело дышал. Сопли противно стекали по глотке, заставляя на каждом пятом шаге выплевывать мерзкую липкую субстанцию.

─ Это…еще…что? ─ Спросил он у себя, жадно хватая открытым ртом воздух. Он услышал шум работающего двигателя и свет в окошке седана. Молодая девушка, сидящая за рулем автомобиля, сосредоточено грызла свои ногти. Он вывалился из леса и буквально рухнул на капот машины, заставив девушку громко закричать.

─ Помогите, помогите… ─ Он стучал ей в окно, оставляя кровавые разводы на стекле. ─ Пожалуйста.

Девушка, взяв себя в руки, схватила из бокового кармашка дверцы нож, выпрыгнула из машины.

─ Кто вы такой?

─ Нам надо уезжать! Прошу вас, быстрее. Мы в опасности! ─ Он пытался отдышаться, дергая ручку водительской двери. ─ Ну же.

─ Мы никуда не поедем! Пока не дождемся моего мужа. ─ Прокричала напуганная девушка.

─ Если ты про трех парней, которые пошли в церковь, то в живых никого не осталось. Их всех убили! Поехали, дура!

─Я не верю, ─ тихо сказала она, мотая головой из стороны в сторону.

В этот момент с ближайшего дерева раздался точно смеющийся крик ворона.

─ Карррррр.

Михалыч посмотрел куда-то в лес и произнес.
─ Поздно. Нет, не надо! Только не я.

Девушка, держа ключи и нож в руках, попятилась назад. Мимо нее проплыла тень в черном балахоне, из-под капюшона которого блеснули безумные злые глаза. Он устремился к обессиленному мужчине, завалившемуся в кусты. Тот кричал. Громко и надрывно. Тень стремительно приблизилась.

Оля беззвучно открыла рот. Голосовые связки будто присохли. Ножи и ключи выпали из рук. То, зачем она неотрывно наблюдала, ввергло ее в шок, заставляя ноги окаменеть. По бедрам потекла теплая жидкость. Бледное лицо и руки трясло крупной дрожью. Она не могла сделать и шага, даже когда неизвестный закончил и принялся за нее. Нет, он не убил ее. Губы, с которых капала свежая кровь, сомкнулись с ее. Сильная рука сжала голову сзади, сильнее прижимая к себе. Она вплотную увидела эти белесые водянистые глаза. В них кружился целый мир. Мир, в котором стонали грешные души.

Далее в комментариях.

Показать полностью
72

Ферзевый гамбит. Глава четвёртая

Предыдущая глава:

Ферзевый гамбит. Глава третья

Несколько лет назад…

─ Я вот только одного понять не могу! Как твоя бабка тут жила? Ни канализации, ни газа. До ближайшего магазина десять километров по пересеченной местности. ─ Высокий кареглазый парень двадцати семи лет облокотился на дверцу калитки, оживленно рассматривая бревенчатый дом с прогнившей двухскатной крышей, готовый в ближайшем обозримом будущем покинуть этот мир вслед за хозяйкой. Нет, такие дома не могут смотреть на своих новых хозяев приветливо и дружелюбно.

─ Вот так и жила, Ром. Всю свою жизнь. Последние лет двадцать сама справлялась. И дрова заготавливала к зиме, и воду носила, и огородом занималась, ─ произнесла девушка того же возраста, дергая перекошенную дверцу погреба, укутанного сверху зеленным травяным ковром. ─ Наверное, она в последнее время им не пользовалась.

─ Да, кстати, а с дедом твоим что произошло?
─ Парень подвернул свои голубые джинсы, боясь испачкать в мокрой после дождя траве. Он, аккуратно наступая, обогнул глубокую лужу, спеша на помощь своей новоиспеченной жене, которая, упершись ногой в косяк двери, изо всех сил тянула на себя непокорную дверцу.

─ Слушай, я не помню. Какая-то мутная история. Вроде бы повесился. Бабушка Таня нашла его в сарае. Я ж маленькая тогда была, редко здесь бывала. Мне соседи рассказывали, что это как-то связано с проклятой церковью. ─ Оля, взяв передышку, собрала гриву рыжих волос в тугой хвост.

─ Что? Проклятая церковь? У вас тут и такая есть? ─ Роман с силой рванул за ручку. Дверка, отпружинив, с грохотом встала обратно, обдав незваных гостей прохладным влажным воздухом. ─ Ладно, потом принесу инструменты и открою. Пойдем, дом осмотрим.

─ Хорошо. Представляешь, да! Есть. Она за лесом стоит. Сколько себя помню, она всегда там находилась. Но нам категорически запрещали к ней приближаться. Все самые страшные случаи в деревне связаны именно с ней. Такая вот местная «достопримечательность». ─ Они вошли внутрь просторной светлой террасы. Жалобно поскрипывающие половицы, местами разбитые стекла и паутина в углу вызвали синхронный вздох отчаяний. ─ Я не знаю, как мы будем все это продавать.

Известие о том, что ее родная бабка отошла в мир иной, застало ее в медовый месяц, проводимый на берегу ласкового теплого моря. Последние годы жизни она вела нелюдимый затворнический образ жизни, лишь изредка выходя в магазин. Ее нашел почтальон, разносящий днем по деревне пенсию. Он увидел открытую дверь и непогашенный свет в окне. Никто не откликнулся, и почтальон, почувствовавший неладное, зашел внутрь. Увиденное парализовало все его естество, заставив огласить всю деревню душераздирающим криком. Но, собрав остатки сил, он убежал, оставив сумку с деньгами в доме. По каким-то причинам на следующий день он уволился и переехал в город навсегда. Эта история вообще навела немало шороху среди местных жителей, которых в массе своей представляли старики, мирно доживающие свой век и отказавшиеся от благ цивилизации, предпочтя комфорту забытую богом глушь. Загадочная смерть несла в себе какую-то тайну, оставляя после себя гнетущее послевкусие. Старики, перешептываясь по домам, вспоминали бледное напуганное лицо участкового, ушедшего в двухнедельный запой. Все снова заговорили о проклятой церкви.

Рома, которому жена пересказала местные байки по дороге к деревне, лишь громко смеялся, возвращая обратно лишь искрометные шутки. Его всегда веселила Олина детская непосредственность, он находил ее милой, особенно, когда она обижалась на его пошлые насмешки. Но теперь улыбка сползла с его лица, и виной тому стало не внутреннее захламленное убранство старого дома или трупный запах, наотрез отказавшийся покидать его стены. Нет! Причиной являлось то, что заставило Олю выбежать из дома и с громким утробным звуком опорожнить содержимое желудка. Бегом за ней вышел и муж, лоб которого покрыла холодная испарина.

─ Оль, скажи мне честно. Твои родственники все такие… как бы сказать без мата?
Странные! И передается ли это по наследству? ─ Он придерживал жену за руку, и сам с трудом сдерживал рвотные позывы. Что-то тягуче заболело в правом подреберье.

─ Я прошу тебя, давай уедем отсюда! ─ Она подняла голову, жалобно посмотрев отекшими раскрасневшимися глазами. Просьба казалась бескомпромиссной, ─ Пожалуйста.

Парень полной грудью вдохнул свежий воздух, обратив свой взор на старенький, видавший виды, седан. Они жили в двухкомнатной квартире его родителей, тщетно пытаясь накопить на новое жилье. Он перевел взгляд на мрачный бревенчатый дом, хранивший в себе некую чудовищную истину. Решение всплыло совсем расплывчатое. Как и всегда, страх вступил в ожесточенную схватку с двумя своими главными соперниками: нуждой и самооценкой.

─ Я согласен. Мы его все равно не продадим, особенно с его содержимым. Но нам бы переговорить с участковым. Что у них тут вообще происходит, и что это за проклятая церковь? ─ Парень взял под руку жену и повел ее к машине, одарив напоследок дом испуганным взглядом…

Старшего лейтенанта Трофимова на рабочем месте не оказалось. Не обнаружили его и дома. Крепко выпивающего стража правопорядка помогла найти полнотелая продавщица сельхозмага, зычно и смешно окающая. Внутри одноэтажная кирпичная постройка, выкрашенная в голубой цвет, не отличалась изысканным ассортиментом или каким-то уникальным местным колоритом. Напротив, полупустые полки с просроченным товаром, как бы намекали, что молодая пара, возможно, сделает магазину всю его дневную выручку. Трехлитровые банки сока, смешные неудобные шлепки, уставшие склизкие сосиски уже давно забыли, где и когда их произвели.

Они рискнули взять шоколадку и отвесили женщине наигранный комплемент. Но широкая добродушная улыбка продавщицы моментально растаяла, когда в процессе разговора она узнала, к кому они приехали. Побледневшее лицо можно было легко распознать под толстым слоем недорогой косметики. Едва слышно она попросила их уйти.

─ У меня нет слов, только эмоции. Ладно, зато знаем, где искать участкового. ─ Парень бережно повернул ключ в замке зажигания. Двигатель нехотя завелся. Автомобиль словно проникся атмосферой здешней увядающей жизни. Он также дохаживал свой нелегкий механический путь.

─ Ром, давай лучше домой. ─ Она неотрывно смотрела в свое боковое окно, пропуская взглядом красно-желтые осенние краски.

─ Я лишний раз сюда ездить не хочу. С этим домом что-то надо делать. Желательно от него избавиться. Жить теперь там точно нельзя. Платить за него налоги и штрафы я тоже не хочу. ─ Он съехал с главной пустынной улицы на ближайшем повороте, вслух отсчитывая седьмой дом. Они казались все как на подбор одинаково старыми и унылыми. Но и в этой вальяжной деревенской жизни было какое-то самобытное очарование. Где-то валил дым из трубы бани, где-то заливисто лаял возмущенный щенок, похожий на дикого пушистого волчонка.

Машина визгливо затормозила напротив высокой избушки, ворота которой встречали свежевыкрашенным зеленым цветом. В этом строении чувствовалась особая горделивая индивидуальность в причудливом массивном флигеле или в сохранивших в себе элементах деревянного зодчества, нелепо соседствующих с новомодным хай-теком. Здесь жил кто-то очень важный. В большом окне, украшенном резными витиеватыми узорами, мелькнуло сонное лицо. Вскоре в отъезжающей дверце ворот показалась пузатая фигура участкового.

─ Кто такие, и что вам надо? ─ Мятая форменная рубашка давно нуждалась в стирке. Синий галстук болтался на золотистой заколке, прикрепленной в области грудины. Мутным взглядом он просканировал неизвестную парочку с ног до головы и, сделав неуверенный шаг вперед, закачался.

─ Мы вас не задержим. Хотели бы узнать по поводу дома на окраине. Мне он достался по наследству… ─ Девушка не успела закончить фразу, разглядев на лице участкового целую гамму эмоций. Этиловые пары, будто мгновенно покинули его кровь.

─ Ты внучка бабки Тани что ли? Внутрь заходили? ─ Он уставился на девушку немигающим взглядом. И поймав еле заметный кивок, продолжил, ─ Я такого ужаса за всю свою службу не видел. Хотя, давайте не здесь. Заходите в дом. Хозяина все равно нет.

Они вошли на просторную, богато обставленную кухню. Участковый, как лучший друг, частенько присматривал за хозяйством чиновника, пока тот поправлял здоровье в санатории. Он, как верный страж, охранял все честно заработанное за годы нелегкой жизни. Это место казалось единственным благополучным островком в целом океане разрушительной бедности.

Пара застала участкового за нехитрым обедом. В центре стола разместилась початая запотевшая бутылка водки со своими неизменными спутниками: малосольными огурцами, квашеной капустой и жареной картошкой. На плите дымилась кастрюля, густой дымок которой пробирался через приоткрытую крышку.

Гости оказались от скромного угощения, хотя каждый из них почувствовал, как урчит в животе, и текут слюни. Он плеснул в стопку из холодной бутылки.

─ Бабка твоя в последнее время того. Крыша совсем потекла. Думаю, по тому, что вы увидели в доме понятно. С соседями я переговорил, и они уверены, что по ночам Танюха бегала в лес. Я думаю, ты догадываешься куда, моя милая. Нет, нет! ─ Участковый обратил ладонь к Оле, ─ я знаю, что ты хочешь сказать. Про бред и сказки. Это не так. Уж поверь.

Он опрокинул стопку, скривился и отправил вслед за ней горсточку желтоватой капусты, с наслаждением чавкая.

─ Проклятая церковь. Да! Я сам раньше не верил. Пока однажды не начал преследовать местного пьяного дурачка, который порезал жену. Как сейчас помню, дело было так. Он машину, значит, бросил и попытался скрыться в лесу. А я за ним. Бежали долго, с полчаса, наверное, и почти догнал, все - таки помоложе, да покрепче был. И я как-то даже не заметил, как мы очутились у деревянной церкви. Не поверите, как будто выросла сама. Высокая черная. Хотя, откровенно говоря, это и не церковь. Вернее даже, когда-то очень давно ею была. Но что стало с ней дальше, не знаю. Поговаривают, что ее к рукам прибрала какая-то секта, устроив там святилище, но вскоре и они таинственным образом пропали. К чему это я? Ах, да. Он выдохся совсем и нырнул в дверь. Темно было, хоть глаз выколи. Я за ним. Раз! А дверь-то заперта. Я ее дергаю со всей силы, а она ни в какую. Вокруг темень непроглядная. Только под луной силуэт церкви и видно. ─ В этот момент участковый замер, пристально уставившись немигающим взглядом в окно. В его остекленевших глазах мелькнула давно забытое чувство животного ужаса. Зрачки на мгновение расширись, ─ Я решил подождать, затаившись в ближайших кустах. Мне тогда казалось, что ему все равно некуда бежать-то, выйдет, голубчик. Я простоял минут десять где-то, хотел уж закурить и слышу грохот какой-то. В дверь долбятся с внутренней стороны и сильно так барабанят. Потом крик! Слов разобрать не могу. Я к двери метнулся! Дергаю изо всех сил, а она не поддается. Крик еще громче! Потом все резко стихло.

Трофимов плеснул еще водки и, махом опрокинув стакан, довольно крякнул. Потом он грустно улыбнулся и продолжил:

─ Я эту историю раз сто рассказывал. И не поверите. Ни разу ни на йоту не приврал. Я тогда за помощью рванул, рацию-то в машине оставил. Да и кого пришлют? Три калеки-то и работали в соседних селах. А местные все наотрез отказались идти. Вот так вот. ─ Он подпер рукой голову и закрыл глаза, ─ вы знаете, а ведь я туда утром пошел. Не знаю, как я нашел ее ночью, а утром мне понадобилось три часа. А самое интересное в том, что я далеко не трус. А как только церковь увидел издалека, то остановился и дальше идти не могу. Словно ноги парализовало. Стою, руки трясутся, и шагу сделать не могу. Как я там только в штаны не наделал. А тот парень, Вовка, кажется, так и сгинул. Не нашли его.

─ Извините, но нам пора. Спасибо за потраченное время, ─ Рома резко встал, аккуратно подтолкнув супругу. На его лице промелькнуло раздражение с нотками разочарования. В лице бравого сотрудника он увидел только законченного алкоголика - пустослова. Но этот жест не остался не замеченным.

─ Я вас понимаю. Конечно, для вас это все пьяные бредни. Что ж! Раз не верите мне, то я, пожалуй, вам кое-что покажу. ─ Опершись на стол руками, он грузно встал, заставив стол беспомощно вибрировать.

─ Нет, спасибо! Нам пора. ─ Парень, придерживая под локоть супругу, направился к выходу.

─ Ром, ну мне интересно, что тут случилось, ─ злобно зашипела ему в ухо Оля, пытавшаяся догнать мужа, смешно семеня ногами. Любопытство в ней медленно, но верно разгоралось.

─ Ты ему веришь? Он же… ─ Роман аккуратно оглянулся назад. Участковый их не слушал. Он подошел к окну и уставился куда-то вдаль. Уставший, готовящийся к пенсии мужчина. Недельная небритость, отекшее лицо, синие круги под глазами рисовали его образ максимально точно.

─ Ром, я прошу тебя, ─ ее плаксивый просящий голос сделал свое дело.

Через пятнадцать минут они стояли перед одноэтажным домом с прохудившейся крышей. Но в этом покосившемся, нещадно потрепанным временем строении чувствовалась заботливая женская ухоженность. За окнами, сиявшими чистотой, покачивался кипенно -белый тюль. На толстой веревке, натянутой между деревьями, сушилось разноцветное белье. По деревянной низкой изгороди аккуратно пробирался дранный дымчатый кот.

После громкого окрика участкового на пороге показалась сухонькая женщина пятидесяти лет. Лицо, изрезанное морщинами, намекало о нелегкой жизни с крутыми поворотами неблагодарной судьбы. Но живая приветливая мимика, как могла, нивелировала первое впечатление, говоря о стойкости характера. Она медленно подошла к калитке, близоруко щуря глаза. В ее плавной походке прослеживалась какая-то горделивая стать.

─ Наташ! Привет! ─ Трофимов помахал рукой. ─ Разговор есть.

─ Привет, коли не шутишь. Кто это с тобой? ─ Она с ног до головы оглядела незнакомцев.

─ Не поверишь. Внучка бабки Тани. Приехали наследство посмотреть. ─ Он кивнул в их сторону головой.

─ А ко мне зачем привел? Им бы убираться, да побыстрее. ─ Она теребила пуговицу выцветшего пальто.

─ Не верят про проклятую церковь. Может, расскажешь им? ─ Он невольно опустил глаза.

На лице женщины пробежала судорога. Большие голубые глаза наполнились вселенской грустью. Она открыла рот, будто хотела что-то сказать, но передумала. В бушующем море эмоций, в котором сейчас беспомощно барахталось ее сознание, ярко мелькнула только одна. Озарение. Она пристально уставилась в глаза участкового.

─ Ну, ты и тварь, Трофим. Ты же не за них переживаешь, да? Ко мне привел, чтобы я своей историей жути нагнала? ─ Она перевела взгляд на молодую пару и добавила, ─ никого здесь не слушайте! Просто уезжайте! Пожалуйста, не повторяйте наших ошибок. Вы же были в ее доме? Все видели сами.

Женщина круто развернулась, запахнув плотнее пальто, и убежала в дом, с грохотом затворив дверь.

─ Вот баба - дура. Ладно, вы все слышали, уезжайте. ─ Он виновато развел руками.

─ Я тебе говорил, зря потратим время? ─ Раздражение Романа готовилось дойти до точки кипения. ─ Пойдем в машину.

─ Да подожди ты, ─ Оля повернула голову к полицейскому, ─ что с ней случилось?

Мужчина неловко помялся и промолвил:

─ Подкиньте меня до дома главы, а я по дороге расскажу.

Рассказ получился коротким, и, тем не менее, участковый смог нагнать страх в их сердца. С его слов, у Натальи пятнадцать лет назад подрастали близнецы. Бойкие непоседливые хулиганы двенадцати лет. Живое воплощение кинематографических пострелят. Их любила вся деревня, несмотря на их вечные коварные выходки. То окно разобьют, то сухостой подожгут, то в чужой огород залезут. Однажды они пропали. Их искали все вместе, даже из соседних сел приехали. Целые сутки без сна и отдыха. И вот кому-то в голову пришла идея, где их искать. Думали, конечно, об этом все, но смелости озвучить хватило только одному. Они цепью начали прочесывать лес, вплоть до церкви. Половина помощников отказалась приближаться к ней. А тем, кто рискнул, улыбнулась удача, если так можно сказать. Детей нашли. Они потеряли рассудок, бредя о черной тени, заманившей их к церкви. Их тела покрывали кровоточащие язвы, лицо обезобразили струпья и лопнувшие гнойники. Дети в муках умерли в тот же день. А все, кто касался близнецов, заразились неизвестной болезнью. Половина из них умерла. Район перекрыли врачи и военные, проводя замеры, хладнокровно розыскивая источник. Они принялись лечить больных. Все мгновенно засекретили, взяв расписку и грозя карами за разглашение. На том все и заглохло. Все им говорили о церкви, но те словно нарочно игнорировали их слова, считая их деревенскими сплетнями.

На этом странный рассказ не закончился. Трофимов не выходил из машины, хотя они уже подъехали к месту.

─ Два местных валенка нажрались самогона, взяли две канистры с бензином и в лес. Мне звонок, так, мол, и так! Иди, останови. Я их отловил перед лесом уже. Они чуть ли не в драку со мной. Пусти, мы все равно туда пойдем. В общем, я за ними. Уже стемнело, пока искали церковь. Смотрю, дверка-то опять открыта, а за ней чернота. Дурной знак. Мне сразу так страшно стало, а этим обезьянам хоть бы что. Я пригляделся, а от церкви какой-то силуэт будто отделился и стоит. Знакомый причем. Подхожу чуть ближе и точно! Вовка! Тот самый, за которым я гнался, и он потом пропал. Только бледный какой-то, худой, и глаза бешенные. Хотя, может, в потемках и показалось. Меня увидел и рванул. Я за ним. Минут пятнадцать бежал, думал, вот-вот поймаю, а он вмиг растворился. Я вернулся в церковь, а там тоже никого. Как ни кричал, а этих дураков-то нет. Дверь в церковь закрыта, а от нее цепочка двух пар ног в обратном направлении. Я обратно, а меня встречают местные, орут, плачут. Эти двое успели вернуться назад. Все над ними сразу начали подшучивать и смеяться, а те не реагируют. Как во сне идут, только перед собой смотрят. Потом вышли на центральную улицу, встали друг напротив друга и облились бензином. Жуть. Они стояли и полыхали. Даже звука не издали. Их пытались потушить, но тщетно. Вот так.

Рома с Олей тревожно переглянулись.

─ Ладно. Мне пора. А вы уезжайте. Нечего вам тут делать, ─ он хлопнул дверцей и шатающейся походкой направился в дом.
Машина плавно покатилась вперед, везя озадаченных пассажиров.

─ Что скажешь, Ром? ─ Она нервно кусала губы, глаза безостановочно бегали.

─ Ничего. Не верю я в эти бредни. Да и что-то участковый жути активно наводит. Помнишь, та женщина про его интерес говорила? Надо документы на дом поискать. ─ Он вывернул по направлению к свалившемуся на их голову наследству.

─ Где ты их собрался искать? Уж, не в доме ли? ─ Она положила руку ему на плечо, в ужасе выкатив глаза.

─ А где же еще? Там, конечно. ─ Он старательно объезжал ухабы разбитой дороги.

─ Ты с ума сошел??? Там кругом разбросаны органы, возможно, даже не животных! Там сатанинский притон! А что то слово, кровью написанное во всю стену, значит? Уж вряд ли: «Добро пожаловать»! Я тебя туда не пущу! ─ Она кричала, надрываясь, пока горло не начало сипеть.

Роман молча вел автомобиль в сторону дома. Вся эта история пахла ложью, болью и, скорее всего, насильственной смертью. Но прежде, чем звонить своему лучшему другу, работающему в районном отделе следователем, он решил выяснить как можно больше.

На помощь его плану пришел девятилетний соседский подросток, случайно увидевший незнакомую машину. Любопытный мальчишка, ковырявшийся в саду, пока не видели бабка с дедом, вышел поздороваться с незнакомцами, догадываясь, что это родственники сумасшедшей старухи. Его разрывало от любопытства.

─ Привет! А вы в этот дом приехали? ─ Он смешно махнул рукой в сторону загадочного дома.

─ Привет, да! Как тебе зовут? ─ Оля наклонилась вперед, слегка согнув колени.

─ Мишка, а вас? ─ Он по очереди протянул свою руку незнакомцам.

─ Рома, а это Ольга! Скажи, а ты случайно не видел, что тут произошло? А то никто не знает. Говорят, парни твоих лет самые наблюдательные! ─ Рома с серьезным видом покачал головой.

─ Конечно, знаю, ─ Мишка деловито упер руки в бока, на манер своей мамы и гордо поднял голову. ─ Я все знаю. Ваша бабка больная была. Совсем. Ночью не спала. Куда-то убегала все время. В сторону леса. Постоянно свечи в доме жгла, хоть окна и занавешены, но я все видел. Она там молилась. А еще все в деревне ищут ее золото.

─Что? Золото? ─ Губы Романа превратились в тонкую нить.

─ Да, я слышал, как бабушка уговаривала деда сходить проверить. Они на кухне шептались. Она сказала, что Танюха очень богата была. Смогла сберечь наследство во время войны, которая давно была. Золото где-то спрятала. ─ Мальчика окликнула пожилая женщина, выглянувшая из дома, и озабочено разглядывающая незнакомцев. Она проигнорировала их приветственные кивки и, грозно шикнув на внука, загнала его в дом.

Рома с Олей переглянулись. Ситуация менялась с каждым часом.

─ Теперь понятно, что все нас отсюда поскорее выпроваживают. Участковый этот дом, скорее всего, перерыл не один раз, а вот в церковь пока боится заходить.

─ Вот сволочь жирная! ─ Она быстрым шагом направилась к дому, уводя с собой мужа, ─ как думаешь, это правда?

Роман не отставал, махнув на прощанье своему новому юному знакомому, склонившего голову и покорно топающего домой, украдкой разглядывающего новые лица. Его озорной и непосредственный взгляд выдавал в нем искреннего и шаловливого мальчика. За ним захлопнулась дверь веранды.

Они вновь стояли перед странным домом, наполненным омерзительным содержимым. Роман после непродолжительных раздумий отправил побледневшую жену в машину. ─ «Ей сегодня и так досталось. Не каждый день узнаешь, что твоя бабка - член религиозного культа сатаны. Да уж! И все же может документы в доме? Кто знает, дом полон сюрпризов. Вдруг тайник какой-нибудь».

Он снова открыл дверь и перешагнул порог, отделяющий прихожую от большой пустоватой комнаты. В нос ударил тошнотворный резкий запах разложившейся плоти. В центре комнаты, на очерченном мелом круге лежал сгнивший кусок мяса, в котором копошились белые жирные черви. Под самым потолком на толстом металлическом крюке болталась распотрошенная тушка собаки, рот которой застыл в предсмертном оскале, обнажая желтые зубы. Во всю стену кровью кто-то вывел замысловатый узор, похожий на древний всеми забытый символ. Страх нежно приобнял парня за плечи и немного потряс.

«Интересно, что он означает? Маловероятно, что-то хорошее» ─ Он, прикрывая воротом рубахи нос, аккуратно обошел вытянутую на всю длину высохшую кишку. И тут, и там пол, усыпанный осколками зеркал, покрывали пятна крови. На подоконнике, согнувшись и прижавшись друг к другу, стояли почти растаявшие свечи. Что видело их пламя останется загадкой.

Он зашел в соседнюю смежную комнату с одинокой продавленной кроватью у стены. Ему сразу бросился в глаза открытый, зияющий чернотой подпол. От него веяло прохладой и сыростью. Вокруг него на толстом слое пыли отчетливо виднелись отпечатки ног.

─ Здесь есть кто-нибудь? ─ Он громко крикнул в сторону темного квадрата в полу. В ответ его напряженный слух уловил лишь звенящую тишину. Что-то пугало его, останавливало в попытке сделать очередной шаг. Он напрочь забыл про документы, подарив свое сознание мыслям о золоте.

«Страх только в моей голове. Я же мужчина. Сейчас я спущусь и поищу внизу. А кто-то уже там был. А что, если он уже все вытащил? Может, но я обязан проверить». ─ Рома сделал шаг вперед, достал телефон и двумя касаниями включил фонарик. Он встал на колени и, аккуратно водя гаджетом, осмотрел низкий вытянутый погреб. Его стены украшали грязные разводы. Небольшая деревянная лестница, покрытая плесенью, успела потерять две нижние ступени. Вытянутый каменный мешок подвала, круто поворачивал, скрывая за собой неизвестность.

Парень, сглотнув вязкую слюну, уперся руками в пол и, минуя ветхую лестницу, спрыгнул вниз. Он замер, всем своим телом превратившись в чуткий слух. Луч фонарика уперся в неизведанный угол поворота. Он сделал пару шагов и снова замер. За углом раздался тихий шорох. Разогнанное страхом воображение дорисовало в его голове ужасные образы. Сердце билось с чудовищной скоростью, тяжело бухая в груди. Шорох повторился, теперь более уверенно.
Роман, скорее напоминающий живую статую, боялся издать хоть малейший звук. Глаза напряженно выцеливали подсвеченный фонариком угол. Он рассчитывал увидеть нечто ужасное. Но из-за угла показалась лишь усатая вытянутая мордашка крысы. Ее красные глаза-бусинки недовольно уставились на беспокоящего ее покой парня. Их дуэль взглядов продлилась секунд десять, пока зверьку не надоело. Она взмахнула на прощание хвостом и ускользнула обратно.

Парень шумно выдохнул, облегченно закатив глаза. Он сделал шаг вперед, пригнувшись еще сильнее из-за пустого патрона, плавно покачивающегося светильника. А еще через пять шагов он достиг поворота подвала, за которым он увидел небольшое расширение. Здесь начинался уклон земли вниз, позволяя подполу стать немного выше и шире. Через семь метров он слепо заканчивался. В самом его конце возвышался деревянный ящик, на котором покоились две свечи и странная, выточенная из какого-то камня, блестящая фигурка. Парень подошел поближе и направил лучик света на нее. Она игриво переливалась, будто приглашая себя погладить, притягивала, как магнит. Он протянул руку, пытаясь коснуться вожделенной прекрасной находке. Лицо расплылось в улыбке, на секунду забыв о тревожных мгновениях, проведенных в таинственном доме. В ней таилось, нечто прекрасное, необузданное, волшебное. И когда до нее оставалось каких-то пару сантиметров, как он почувствовал дикую боль в ноге. Он отпрыгнул назад, больно приложившись затылком о потолок. Луч фонаря заметался по подвалу, ища источник боли и тут же его нашел. На черный ящик запрыгнула та самая крыса, ощетинившись и раскрыв зубастый рот в яростном оскале. Ее хвост любовно обнял его неожиданную находку. Злобный зубастик ее словно охранял. Но новый источник звука заставил его быстро отвлечься от боли в ноге и подвальной крысы.

Сверху скрипнула половица. Роман поднял голову вверх, бегло ища ответы на потолке. Он услышал тихие шаги и повторный жалобный стон прогнившего пола. С грохотом захлопнулась дверца подвала. Роман, не теряя ни одной секунды, рванул к выходу. Он подбежал к лестнице и с силой забарабанил в деревянную крышку. Никто не отвечал. Парень с силой уперся руками и попытался отжать ее вверх. Она будто весила целую тонну. Роман начал толкать ее дергающими движениями, пытаясь раскачать. Дверца, казалось, начала поддаваться, но ей что-то мешало. Или кто-то.

─ Это не смешно! Открывайте! ─ Он встал на третью ступень и, упершись спиной, попытался отжать ее всем корпусом. Но гнилая деревяшка лопнула, оставив в его прокушенной ноге занозу и полосы царапин. ─ Я клянусь, как только я отсюда выберусь, я разобью твою хлеборезку.

Он тяжело дышал, опустив голову вниз. Его переполняла бессильная злоба вперемешку с нарастающим страхом. Шорох. Роман поднял руку с телефоном. Сердце вновь набрало свои бешеные обороты. Его новая знакомая стояла напротив, злобно посверкивая глазами-бусинками.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!