92

Скверна Часть вторая

Скверна Часть первая


Накануне Егор наблюдал за Кириллом, оставшимся наедине с домовым, пойманным несколько лет назад «живым». «Домовые» действительно не представляли никакой угрозы в первое время. По большому счету, они даже помогали хозяевам домов, в которых поселились. Съедали плесень, поедали насекомых, которые подтачивали бревна сруба, отпугивали мышей. Домовых можно было бы разводить, как домашних питомцев, если бы не несколько довольно весомых «но». Во-первых, со временем они становились ядовитыми. Хозяева, долго дышащие спорами этого необычного гриба, начинали болеть. На начальных стадиях болезни домовые избавляли носителя от вредных вирусов и бактерий. Затем брались за полезные. Запоры и поносы – самые безобидные побочные эффекты такого рода лечения. Во-вторых, когда домового становилось слишком много, то хозяина дома начинали мучить кошмары, паранойя, галлюцинации.


Вчера Кирилл под воздействием спор видел карлика, потирающего ладони. Покрытый сеткой глубоких морщин, старец, ростом сантиметров в тридцать, сидел в углу квартиры и что-то бормотал себе под нос. Заметив Кирилла, он встал, подошел ближе и что-то выкрикнул. Кирилл не смог разобрать слов. Это не был чужой язык, как не был он и тарабарщиной, и в самой фразе скрывался какой-то смысл, но понять что-то Кириллу не удалось.


Внезапно внутри все оборвалось. Кирилл потерял связь с реальностью, хоть и не понял этого. Все вокруг исчезло: восприятие, ощущения, мысли. Остались лишь дикий пожирающий изнутри ужас.


Егор, смеясь, вывел Кирилла из комнаты с домовым.


– Что ты вынес для себя из того, что увидел? – спросил Егор на следующий день.


– Я… – Кирилл с трудом сглотнул. В глотке все высохло. – Я ничего не понял, если честно.


– В чем смысл жизни?


– Я не философ.


– С биологической точки зрения.


– В размножении.


– Вот именно. Ты можешь навешать на себя ярлыков. Называй себя, как хочешь, делай все, что хочешь, но единственное, что действительно важно, – это оставить после себя потомство. Передать генетический код дальше по эстафете. Мы, конечно, возомнили себя самыми умными, венцом творения, но и мы хотим оставить после себя потомство. Пусть и подспудно.


– Я все равно ничего не понимаю, – признался Кирилл.


– Зачем домовой тебя пугал? Давай. Думай. Думай.


2021 г.


Через десять лет после этого разговора и через год после смерти Егора Кирилла вырвала из сна простая мысль, которую он тут же озвучил:


– Скверна!


***


– С чего ты взял, что это скверна? – хоббит говорил тихо, боясь, наверное, что его услышит кто-то из своих.


– А что это может быть еще? Комната мамаши на втором этаже. Она вся в крови. Все сходится.


– Скверна не убивает людей. А у нас девушка. Да и призрак этот. Как ты его приплетешь?


– Слушай, это ведь просто гипотеза. Но ее стоит проверить. Скверну никогда не изучали. Что вам стоит? А призрак – никто ведь не знает, что происходит, когда все запускают до такой степени.


– Я поговорю с Вадим Андреичем, но как-то скептически к этому.


– Пусть пошлет человека к Волынцеву.


– Зачем?


– Он поймет, зачем…


Хоббит вдруг отвлекся. Кирилл услышал приглушенный голос Вадима Андреевича. Хоббит оправдывался:


– Да, он… Он говорит, что это скверна…. Да, сейчас. Кирилл. Тут Вадим Андреевич.


– С чего ты взял, что это скверна? – строго спросил бывший начальник.


– Это только предположение. Дамочка меня на эти мысли навела.


Кирилл стал объяснять.


Первые упоминания о скверне на форуме охотников относятся к средним векам. В Восточной Европе довольно частое явление. По крайней мере, до тех пор, пока в каждом доме не появились собственная ванная или душ. Цыгане до сих пор боятся этой заразы. Не просто так среди них родилось суеверие о том, что женщины – порождение скверны. Они, женщины, а точнее их естество, у цыган не в особом почете и используется строго по назначению – любое прикосновение к их святая святых без намерения зачать ребенка строго наказывается. Цыгане редко селятся в высоких зданиях, а если и селятся, то женщинам ход на верхние этажи заказан.

На форуме почти не было информации о том, как она появляется, и почему поражает по большей части женщин. Несмотря на то, что явление довольно распространенное, информации о нем имелось критически мало. Носитель распространяет по дому заразу. Стены покрываются плесенью и ошметками живой плоти. Оскверненные не могут умереть, пока эта тварь находится в ней, – это Кирилл запомнил хорошо, но не мог вспомнить, описан ли способ избавления от нее.


– Егор, – Кирилл стиснул зубы, произнося ненавистное имя. – Он ведь был помешан на этом. Он считал скверну одной из возможных причин появления шрамов.


2011 г.


– Зачем домовой тебя пугал? Давай. Думай. Думай.


– Я не знаю, – пробормотал Кирилл в который раз.


– Ты ведь так хотел залезть в эту дыру. Шевели мозгами, Кирилл! – улыбка наставника растворилась, брови сошлись в одну, рассеченную поперечными морщинами над переносицей.


– Я не знаю! – воскликнул Кирилл. – Не знаю!


– Он хотел вырваться, кретин ты тупоголовый!


– Как? – Кирилла задело оскорбление, но он не решился возмутиться вслух.


– У домового нет другой возможности. Он не может отложить в тебе яйца, не может свалить через стенку, как это делает Мара. Это и есть ключ к шрамам. Откуда они берутся? Почему они появляются на полях битв?


– Страх?


– Мучение. Очень долгое мучение, дикий ужас перед происходящим.


– Это бред, – Кирилл помотал головой. – Эту гипотезу давным-давно опровергли.


– Ее нельзя опровергнуть, Кирилл. Как нельзя опровергнуть существование бога. Отсутствие фактов не является доказательством. А у нас есть весомые доводы, чтобы считать шрамы порождением мучений. Почему женщину в белом все видят одинаково? Почему мы вообще называем шрамы шрамами? Объяснишь? Не можешь? Ты ведь у нас слишком умный, чтобы доверять гипотезам!


– Ты хочешь сказать, что когда я вернусь, то домовой появится у меня дома?


– Нет. Но он мог бы появиться, если бы этой твари удалось свести тебя с ума. Так же работает Мара. Эта тварь просто заражает тебя. Она не оставляет шрамов. Просто делает небольшой надрез в реальности.


– И что, эти монстры – они только для того лезут к нам, чтобы тут размножиться?


– Просто не пытайся понять их. Эти существа чужды нам. Они никогда не поймут нас. Мы никогда не поймем их. Вряд ли они вообще осознают, что мы тоже разумны. А все эти жуткие картинки, которые они вызывают, – Егор задумался и замолчал на какое-то время. – Это как дыхание. Ты ведь не заставляешь свои легкие качать воздух по организму. Так и они. Считай, что так они дышат. Они не придумывают новый способ тебя напугать. Мара кошмарит по ночам, женщина в белом заманивает в ловушку, у скверны вообще странный обряд. Поищи на форуме о ней. Она не просто не убивает носителя. Она не дает ей умереть. Перережь оскверненному горло, он будет и дальше бродить по дому. Да, больной, да, с трудом, но будет.


Кирилл вспомнил лицо отца, вырвавшего у матери язык, но не стал больную тему.


2021 г.


– Никто не знает, чем оборачивается скверна в итоге, – объяснял Кирилл Вадиму Андреевичу. – Егор был подонком, но точно не дураком. И он считал скверну одной из причин появления шрамов. И если вы не хотите отметить карту еще одним флажком, то просто проверьте. Чем дольше вы тянете, тем труднее будет потом избавиться от всей этой хрени. Я ведь могу и ошибаться, в конце концов.


– Мы проверим, да, – голос Вадима Андреевича не искрил энтузиазмом. Скорее, он пытался избавиться от собеседника.


– Куда ее отвезли?


– Кого?


– Жену Волынцева.


– Какая тебе разница? Не вмешивайся.


– Привезите ее обратно, пока эта штука не появилась в другом месте.


– Мы разберемся. Спасибо за подсказку, – последняя фраза прозвучала примиряюще, будто Вадим Андреевич и вправду был благодарен.


Ответить Кирилл не успел. На другой стороне повесили трубку.


***


Ночь навалилась на город, сожрала за жалких полчаса остатки дня. Вместе с темнотой пришла усталость.


Кирилл выключил телевизор, который играл скорее для фона, и собрался на боковую, когда на столе весело пискнул телефон. Он посмотрел на дисплей: Хоббит.


«Не скверна. Не знаем, что это», прочитал Кирилл.


«Проверили?» – отправил.


«Да. Она тут. Похоже, но не скверна. Провели обряд, но эта хрень снова проявляется», – пришел ответ.


Кирилл вспомнил. Обряд по выведению скверны был простым: нужно внушить пораженной, что обряд, собственно, провели. Чистой воды плацебо. Организм вытесняет инородное тело, поверив в то, что он здоров.


Написав хоббиту, чтобы отошел для разговора в сторону, убедившись, что тот прочитал, Кирилл нажал на кнопку вызова.


– Чем похоже? – без прелюдий спросил он.


– Те же признаки. Не считая наше привидение, понятно. Да и дамочка, вроде как оклемалась. Да только стены снова плесенью покрываются.


– А что с мужем? Может, у него?


– Не. Вадим Андреич его проверил лично. Никаких признаков.


– Ну, лады. Давайте тогда. Спокойной ночи вам всем, – Кирилл злорадно усмехнулся и сбросил звонок.


Сон, впрочем, как рукой сняло. Кирилл открыл приложение соцсети и зашел в профиль Светы Волынцевой.


***


Андрей, парень пропавшей девушки, выглядел как-то мелко. На фотографии профиля в соцсетях был запечатлен накачанный гламурный подросток, шикарно одетый, уверенный в себе. На деле перед Кириллом предстал парнишка на голову ниже его самого, не такой уж накачанный, не слишком гламурный и уж точно не уверенный в себе. Волосы несколько дней не мылись. Кирилл с двух метров разглядел то ли перхоть, то ли раскрошившийся высохший гель для волос. Губы окаймляло кольцо пушка. Одеколон с трудом перебивал запах пота.


Солнце уже обрушилось на сонный городок с новыми силами. Лучи напекали затылок Кирилла. Сам он чувствовал себя ничуть не лучше Андрея. Всю ночь ему снились кошмары. Женщина из особняка Волынцева обрела черты мамы. Она вопила, умоляла спасти ее, а Кирилла удерживали Вадим Андреевич и компания. Сон прерывался на мгновение, но затем вновь окунал Кирилла в самую гущу.


Они встретились на небольшой площади, лежавшей в самом центре, под памятником вождю революции, неизменному атрибуту маленьких городков. Андрей сам выбрал людное место, опасаясь за жизнь. Кирилл мысленно похвалил паренька – не самая лучшая идея встречаться с незнакомцами после того, как при загадочных обстоятельствах у тебя пропала девушка.


– Здрасьте, – парень натянуто улыбнулся, не решаясь подойти ближе.


– А где подружка твоя?


– Танька? Сейчас придет. Должна была уже. Договорились на десять.


– Ну, ничего. Да ты не бойся. Присаживайся. С тобой полицейские говорили?


– Ага. Уже несколько раз.


– И? Ты рассказал им что-нибудь интересное?


– Я не знаю ничего такого. Рассказал, как было.


– А как было?


Парень переминался с ноги на ногу, не решаясь начать.


– Любишь ее?


– Что? – парень скривился, словно никогда еще не думал об этом. – Мы встречались. Ну да, наверное.


– Увидеть хочешь?


– Конечно. Она жива?


– Не знаю, – Кирилл пожал плечами. – Но если ты что-то знаешь, то рассказывай. Любая мелочь. Пусть даже нелепая. Она, скорее всего, нелепая и есть. Все годные версии давным-давно отработала полиция.


– Ну, она… скрытная. Никогда не рассказывает о себе. Ее вообще к разговорам не тянет. Но в последнее время она сама не своя была. Не улыбалась. Мне казалось, что она все время была на грани, что вот-вот расплачется. В последнюю встречу она вообще прижалась ко мне и сидела так весь вечер. У меня тогда еще впечатление сложилось, что она прощается.


– Прощается? – Кирилл задумался.


– Ага.


– Извини за нескромный вопрос, но вы спали?


– Что? – лицо парня стало пунцовым, будто он пробежал кросс в шубе.


– Секс был у вас? Я не из праздного любопытства. Это важно.


– Каким образом это должно быть важно?


Кирилл не ответил, и на какое-то время над ними повисла гнетущая тишина.


– Да не стесняйся ты, – подбодрил он паренька. – Строго между нами.


– Нет.


– У нее были отношения до тебя?


– Я не… нет, не думаю.


– Ладно. А почему не было? Вам по семнадцать. В принципе, нормально. Пора.


– Я не понимаю, какое это имеет значение…


– Имеет. Просто доверься мне. Тебя ведь менты уже тоже спрашивали об этом.


– Они не спрашивали о причинах, но если вам так интересно, то она не хотела. Считала это большим, серьезным шагом.


– А ты не настаивал? – Кирилл отметил про себя, что они незаметно стали говорить о девушке в прошедшем времени.


– Нет. Это было ее решение, и я его уважал.


– Молодец.


– Танька идет, – Андрей помахал симпатичной девушке в легком летнем платьице и босоножках с маленькой сумочкой в руках.


Таня остановилась в трех метрах от них и кивнула.


– Привет.


– Здравствуйте, – она перевела непонимающий взгляд на Андрея. – Что случилось?


– Это частный детектив. Он ищет Свету.


– У меня была полиция. Я уже все рассказала.


– На самом деле у меня к вам один вопрос, и я хочу, чтобы вы ответили на него максимально честно. Он может показаться неуместным, но некоторые… вещи привели меня к нему. Возможно, именно от вас сейчас зависит, найдем мы Свету или нет.


– Что за вопрос?


– Только между нами. На самом деле это тайна. Никто не должен узнать, что я вам сказал об этом.


– Я никому не расскажу, – кивнул Андрей.


– Клянусь, – сказала Таня.


– Ваша подружка увлеклась оккультизмом, – Кирилл оценил реакцию подростков: недоверие Андрея и огонек в глазах Тани. – Я не говорю, что произошла какая-то чертовщина. Это важно понять. Но эти увлечения – они могли привести ее к плохим людям. На нее могли повлиять эти люди. Понимаете?


Оба подростка кивнули.


– Ну и сам вопрос: она когда-нибудь рассказывала кому-то из вас о новом увлечении?

Андрей и Таня замотали головами.


– Вспоминайте. Это очень важно. Может, мимолетом вырвалось у нее. Может, что-то спрашивала, чем-то интересовалась. В вашем возрасте люди часто интересуются подобными вещами.


– Мы как-то смотрели шоу экстрасенсов, – сказал Андрей.


– Не густо, – вынужден был признать Кирилл. – Ты?


– Я не помню. Вроде бы нет. Хотя… Она как-то спрашивала у меня, что я думаю обо всех этих ведьмах. Ну, привороты всякие и прочее.


– Когда это было?


– Года полтора назад. Я не помню. В любом случае очень давно.


– И что ты ей ответила?


– Я не помню. Вам лучше с Аленкой об этом поговорить. Света вроде у нее спрашивала.


– Аленка – это кто?


– Девчонка со школы. Она, как вы сказали, серьезно этим увлекается.


– Позвонишь ей? Это важно. Мне нужно знать, что она ответила.


Таня покраснела так же, как покраснел совсем недавно Андрей, когда Кирилл спросил про секс, но телефон достала. Отошла на несколько метров. Кирилл наблюдал за движением губ девушки. Та, заметив это, отвернулась.


Разговор длился минут пять, не больше. Таня подошла растерянная. Она старалась не встречаться с Кириллом взглядами, будто что-то скрывала.


– Она и правда хотела что-то узнать. Спрашивала у Аленки про ведьм.


– Только про ведьм? Ничего больше? – Кирилл нахмурился.


– Да. Про ведьм. Ей нужна была помощь. Аленка не знает, что именно.


– И что она ответила?


– Она не помнит. Давно это было. Она странная, Аленка, но не верит в эти вещи. Это образ, скорее. Она – блоггер. Снимает разные видео про чертовщину.


Кирилл тяжело выдохнул. Тупик.


***


Кирилл смотрел видео местной «ведьмы» на двукратной скорости. Если бы плеер позволял, то он увеличил бы. Симпатичная девушка, называющая себя Каролиной, рассказывала миру мистические истории. Голос Каролина-Аленка еще не поставила. Она старалась придать ему загадочности, но на нормальной скорости он лишь раздражал. Подведенные черным карандашом глаза сверлили зрителя, но взгляд Кирилла то и дело соскальзывал на кольцо в носу и бусинку под нижней губой. В каждом новом видеоролике «ведьма» меняла цвет волос с иссиня-черного на цвет зеленки, на розовый и ярко-синий.


О ведьмах на форуме охотников информации было много и в то же время почти не было. Существовали какие-то обряды, позволяющие заглянуть за грань реальности, но они были настолько нестабильными и непредсказуемыми, что каждый, кто хоть сколько-нибудь разбирался во всем, оставлял всякие попытки «колдовать». Был бы жив Егор, можно было бы спросить его. Бывший наставник, принимая какую-никакую «научную» в кавычках теорию о шрамах, не гнушался колдовством и даже верил в него.


Кирилл зашел в контакты и позвонил знакомому полковнику, находившемуся у него в долгах. Он помог однажды тому с тварью, поселившейся на чердаке и пугавшей детей. Подобные долги Кирилл забирал неохотно и редко обращался с просьбами к бывшим клиентам, но тут был явно один из тех случаев, когда нельзя воротить носом.


На другой стороне ответили не сразу. Голос полковника показался Кириллу испуганным:


– Кирилл?


– Привет. Как дела?


– Что случилось?


– Не хочешь помочь старому другу?


– Зависит от того, что именно требуется старому другу, – без особого энтузиазма ответил полковник.


– Ничего такого, что ты не смог бы сделать. У меня проблемы с доступом к информации. Я больше не работаю на «фирму». Тут девочка пропала. Есть надежда, что она еще жива.


– Что нужно?


– Нужна история браузера с телефона. И распечатка ее звонков. Она должна быть у вас в распоряжении.


– Эм… Я не знаю, как ты себе представляешь работу оперов, но у нас нет доступа к делам следственного комитета.


– Я думал, что ты сможешь по своим каналам как-то выяснить.


– Я, конечно, могу постараться, но ничего не обещаю. Рассказывай, что у вас там случилось.


***


В отличие от Андрея, парня Светы Волынцевой, Каролина-Аленка вживую выглядела куда более впечатляюще, чем образ, созданный ей на канале. Не знай о ней ничего, Кирилл принял бы ее за девушку двадцати пяти лет. По-своему, красивая, с округлыми формами, она вовсе не походила на школьницу. Кольцо в носу не бросалось в глаза, бусинка не раздражала. Каштановые волосы были короткими, отчего Кирилл сделал вывод, что для своих роликов она использует парики. Взгляд огромных зеленых глазищ не казался больше искусственным. Девушка пожирала им Кирилла, от чего тот чувствовал себя не в своей тарелке.


Они сидели в летнем кафе недалеко от площади, где Кирилл встречался с Таней и Андреем, под огромным зонтом с логотипами Кока-колы. Для встречи ведьмочка нарядилась, как на свидание. Платье девушки стоило пол зарплаты какого-нибудь слесаря. Вторую половину с лихвой покрыли бы одни ее сережки.


– Я ведь сказала, что не помню. Да, она обращалась ко мне. Но, блин, мужик, это сценический образ, – она постучала по стволу тонкой сигареты со следами яркой помады на фильтре кончиком длинного прямоугольного ногтя.


– Когда вы говорили об этом в последний раз?


– Не пойму, о каком последнем разе ты толкуешь. Мы разговаривали об этом только один раз. Полтора года назад.


– Чего конкретно она хотела?


– Искала ведьму. Настоящую. Я в то время только начинала увлекаться, но она решила, что я – есть тот, кто ей нужен.


– Не объяснила, зачем?


– Для личных нужд.


– А ты ей кого-нибудь посоветовала?


– Да. Жила у нас тут бабка раньше. Я сняла о ней один эпизод. Если интересуешься, то могу поделиться ссылкой. Год как померла.


– И была ведьмой?


– О да, – Каролина-Аленка раздавила окурок в глиняной пепельнице. – О ней до сих пор шепчутся на Дачном.


– Дачный – это что?


– Небольшой райончик на окраине. Старуха жила в частном секторе. Говорят, что в ее доме до сих пор никто не живет. Боятся.


– Злая? Ведьма, – Кирилл театрально подавил зевок.


– Не веришь в колдовство?


– Не стану врать.


– А зря. Дай мне руку, – не дожидаясь согласия, Каролина схватила кисть Кирилла и развернула ладонью кверху. Кирилл не стал вырывать.


Она собралась что-то сказать, но вдруг нахмурилась и отпустила. Кирилл ухмыльнулся.


– Оказывается всего-то и нужно выжечь линии, чтобы колдунья растерялась.


– Что у тебя с руками?


– Издержки профессии.


Ладони обожгло фантомной болью. Кирилл, почувствовав себя неуютно под пристальным взглядом девчонки, сцепил руки в замок.


– Кинешь информацию, что нарыла по этой своей ведьме?


– Там, на самом деле, по большей части слова очевидцев


– Хоть что-то, – развел руки в стороны Кирилл.


– И как это тебе поможет?


Кирилл не ответил. Он и сам не знал. Девушка виновато улыбнулась, потянув колу через трубочку, и добавила:


– Еще я кое-что сама придумала. Не, не подумай. Она действительно интересные вещи вытворяла. Просто они интересны мне, а не моим подписчикам. Они смотрят мои видео с надеждой на кровищу и обряды.


Она взяла телефон со стола и разблокировала. Через несколько мгновений Кириллу пришло сообщение со ссылкой.


– Ты была там?


– А если скажу, что была, ты сдашь меня?


– А смысл?


– Стояла перед домом. Не решилась, дуреха.


– Покажешь дом?


Она наклонила голову, будто змея.


– Что-то ты темнишь, сыщик. Что тебе в этом доме?


– А это уже мое дело. Просто покажи на карте, где дом, или адрес дай.


– На карте? Я думала, что мы поедем туда.


– Дам тебе совет на будущее, – Кирилл постучал трубочкой по пластиковому стаканчику, – если у тебя пропала подруга, не стоит никуда ехать с незнакомыми дядьками.


– Ты забыл, что я тоже ведьма. Заколдую, и высохнет твой стручок, если полезешь на меня. И потом, мне самой страшно туда лезть.


– Не, – Кирилл покачал головой. – Мне одному легче будет свалить. А поймают с малолеткой, еще и срок впаяют.


– По второму пункту можешь не беспокоиться. Я совершеннолетняя.


В последнем утверждении промелькнуло что-то пошлое, как и во взгляде Каролины-Аленки. Пришла очередь Кирилла краснеть. Девушка будто бы невзначай провела ноготками по предплечью охотника, оставив электрические полосы на коже. Взгляд механически спустился от лица к глубокому вырезу. Кирилл сразу отвел его, но от ведьмочки не ускользнуло короткое замешательство.


– Нет. Слишком опасно, – Кирилл убрал руку.


– Слушай, это мой хлеб. Ты берешь меня с собой, и тебе не приходится рыскать по разным форумам для поисков. Могу тебя сразу предупредить: если у тебя нет знакомых в полиции, то адреса ты не найдешь. Я перерыла все местные обсуждалки в поисках информации. Максимум – это фотография дома. Я же не прошу отвечать за меня. Я сделаю пару фоточек и все.


– А что, у вас на Дачном много ведьм живет?


– Дело твое, – с деланным безразличием отозвалась ведьмочка. – Только пошлют тебя аборигены. Они на тему ведьмы не очень разговорчивы.


– Придется идти ночью, – тяжело вздохнув, предупредил Кирилл.


– Зачем? Это ведь дачи. А ее дом стоит последним на улице. Он с трех сторон окружен лесом.


– А ты и правда ведьма.


– Я и не отрицала.


***


Заезжая в дачный поселок, Кирилл рассчитывал увидеть улицу со стоящими в ряд двухэтажными коттеджами, огражденными высокими заборами, ровное полотно асфальта, камеры видеонаблюдения. На деле поселок оказался действительно дачным, с участками, с маленькими домиками в центре каждого из них. Асфальтом тут и не пахло. Кириллу пришлось ехать на второй, чтобы не разбить ходовую на глубоких, как от снарядов, ямах.


За дачными участками обнаружилось с десяток частных домов. На пустынной улице не было ни одного человека, ни одной машины.


– Тут живут люди, – словно прочитав его мысли, заявила Каролина-Аленка. – Когда я тут была, меня выгнал какой-то мужик. Чуть ли не с вилами бросился на меня. Не хватало только бабы его с факелом.


– Где? – впрочем, Кирилл уже и сам увидел.


Дом ведьмы выделялся среди прочих зарослями полыни и конопли перед калиткой, заколоченными ставнями и огромной надписью «666» на кривом, почти сваленном заборе с облупившейся краской болотного цвета.


Каролина достала телефон и стала снимать.


– Надпись недавно появилась, – сообщила она. – В прошлый раз ее тут не было.


Кирилл проехал мимо дома. Улица уходила влево. Дальше были только лес в ста метрах и поле, покрытое высокой травой. Кирилл остановил машину, убедился, что она не сильно бросается в глаза с улицы, и дернул ручник кверху.


– Последний шанс. Оставайся тут. Я просто хочу кое-что проверить.


– Нет уж. Пойдем. Хорош трындеть.


Кирилл пожал плечами и вышел в полуденную жару.


Резкий запах гниения и грибов, тягучий, как сопли, ударил в нос уже на подходе к дому. Кирилл насторожился. Порылся в карманах и достал медицинскую маску. Возвращаться к машине за перчатками не стал.


– У тебя есть с собой?


– А у кого нет? – девушка достала из сумочки смятый голубой комок не первой и даже не второй свежести.


– Держись меня.


Кирилл, несмотря на заверения ведьмочки в том, что никто их не увидит, не решился подойти к калитке. Оставив девчонку возле ржавого сетчатого забора, ограждающего заросший палисадник, он стал искать, где можно перелезть. Палисадник прижимался к дому с фасада и боковой стороны. Деревянный забор заднего двора не внушал доверия. Высохшие позеленевшие доски непременно проломились бы под весом охотника.


Кирилл огляделся. Никого. Он критически осмотрел бальное платье спутницы и перелез в палисадник. Юркнул в узкую дверь, ведущую во двор, и открыл калитку. Ведьмочка – дура – приближалась едва ли не на носочках. Пришлось зашипеть на нее, чтобы поторапливалась. Кирилл закрыл за ней дверь и облегченно вздохнул.


– А ты крутой.


– Заткнись, – Кирилл замер.


Скверна Часть третья

CreepyStory

7.5K постов32.3K подписчиков

Добавить пост

Правила сообщества

1.За оскорбления авторов, токсичные комменты, провоцирование на травлю ТСов - бан.

2. Уважаемые авторы, размещая текст в постах, пожалуйста, делите его на абзацы. Размещение текста в комментариях - не более трех комментов. Не забывайте указывать ссылки на предыдущие и последующие части ваших произведений.

3. Посты с ютубканалов о педофилах будут перенесены в общую ленту. 

4 Нетематические посты подлежат переносу в общую ленту.

5. Неинформативные посты, содержащие видео без текста озвученного рассказа, будут вынесены из сообщества в общую ленту, исключение - для анимации и короткометражек.

6. Прямая реклама ютуб каналов, занимающихся озвучкой страшных историй, с призывом подписаться, продвинуть канал, будут вынесены из сообщества в общую ленту.

Подробнее