Машаруев

На следующий день после смерча восстановили автобусное сообщение с Сочи. Мы поехали, в надежде дать телеграмму. Меня сильно впечатлило увиденное в Головинке. Жилой, частный дом. Он стоял окнами к дороге, по которой мы ехали. Перед домом, по еще скользкой грязи ходят люди, и это ровная, как отполированная поверхность, походит к дому на уровне середины окна. Окон нет, есть только проемы для окон. Ровная поверхность грязи проходит сквозь проем и входит в дом. Если бы было окно, то грязь была бы ниже форточки на 20 см. До потолка от грязи было около метра. Люстра почти достает до "пола." Дом как будто вмуровали в грязь. Остались только часть стен и крыша. Понятно, что все это сделала вода, но, как его теперь выкапывать? Настоящий дом, а выглядит как декорация для какого-то фантастического фильма.

В Сочи все выглядело лишь немного лучше. Река вышла из берегов. Кабеля телефонных линий под водой, связи нет. Мы с Наташей сели не в тот автобус, и когда поняли, что едем не туда, приехали в Мацесту. Меня поразило новое здание здравницы. Здание немного изогнуто, широкие проемы окон. Самих окон нет, а в проемах окон торчат плотно уложенные стволы деревьев, и все окно напоминает открытую пачку сигарет, и это в каждом окне! Мы возвращались назад, а я уже решил, что назад в Харьков жена поедет без меня. Я остаюсь! Мы сдали билеты и купили билет на самолет, когда закончится отпуск. Мне билет не покупали. Решение принято и я почти каждый день отпуска езжу в Сочи, в поисках работы. Нужна работа с возможностью жить прямо там же. Такой работы нет, там вообще, практически, не было работы для меня. Ремонтировать аппаратуру я не смогу - нет клиентской базы, нет инструментов и жить негде. Нашел два объявления от магазинов - требуются грузчики. Я бы пошел, но я уже успел сорвать спину на строительстве дачи. И я пошел в Сочинский телецентр, точнее не в сам телецентр, мне там работы нет, а на его передающую часть, которую легко найти по телевышке. Добрался до руководства. Мужчина, средних лет: "Да, да, нам нужен специалист по ремонту теле аппаратуры! У Вас сочинская прописка?" "У меня харьковская." Он как-то сразу потух. "А, как же я Вас возьму на работу?" "Можно меня и не брать, я буду работать, а вы, за эту работу, заплатите своему работнику. А он отдает мне деньги, оставив себе проценты за услугу." "Ну, я не знаю. Я подумаю." Он оказался тугодум. Я почти каждый день, я ездил к нему в Сочи, а он все думал. Конечно, я успевал и поплавать и позагорать. Однажды наша универовская группа решила прогуляться в горы. Пошли по руслу той самой речки. Они идут впереди, а я все смотрю вверх. Там, край очень высокого и крутого берега реки. Каменная вертикальная стена, а на верху, прямо на краю растут деревья. У всех деревьев свеже сломанные ветки, местами ободрана кора. Это означает, что там, вверху, проходил уровень бурлящей реки, которую я сейчас могу просто переступить. Там плыли деревья, и это они ободрали кору и поломали ветки. Я представил, что там, в горах пойдет дождь, как в прошлый раз. По реке пойдет резкий вал прибывающей воды, а вылезти туда на верх возможности нет. И судя по тому, что ветки всех деревьев растут все в одну сторону, по течению реки, то легко можно догадаться, что "причесывание" плывущими деревьями было здесь неоднократно. Веселая тут у них природа!

"Тугодум" промурыжил меня до конца отпуска и сказал, что на работу меня не возьмет. Он, видите ли, боится, что меня убьет током, а ему отвечать. Ну, так скажи это сразу, чего месяц тянуть! Я один, у разбитого корыта, в чужом городе. Денег почти нет, все потратили, жить негде, работы нет. Решаю вопрос с жильем кардинально. Еду в аэропорт, в зал для иностранцев. Были такие. И хоть морда у меня "рязанская", но может сойду за иностранца? Если что, начну буровить по английски. Просторный маленький зал с мягкими креслами, цветной телевизор. Есть туалет и умывальник с горячей водой. Никто меня ни о чем не спрашивает. В зале вечером и ночью человек десять или пятнадцать. У меня никаких вещей, кроме куртки и зубной щетки. Все увезла жена, я налегке. Утром умылся и опять в город на поиски работы. А ее нет. Живу в аэропорту уже дней пять. Стал узнавать многих из постояльцев. Видимо, я не один такой. Время поджимает и надо принимать не простое решение. Это решение - маленький листок бумаги на двери сочинского автовокзала. Я видел его почти каждый день - им нужен дворник. "Какой я дворник без двора, я нынче беспризорник!" Прямо "Кошкин дом." Иду к замдиректора. Валентин, крупный мужчина старше меня. Рассказываю про аллергию. Улыбается и говорит: "Какой ты, нахрен, дворник? У тебя высшее образование на лбу написано! Ты что, в "бегах"? От ментов прячешься?" Ожидал всего, только не такого вопроса. Он долго изучал мой паспорт, спрашивал, где работаю, какая должность. "Короче - приходи завтра." На следующий день, я уже в кабинете директора. Как будто я устраиваюсь на секретный ядерный объект, а не дворником на автовокзале. Директор невысокий, полноватый мужчина, со слабым белорусским акцентом, почти незаметным. На табличке кабинета - Машаруев Леонид Александрович. Он станет огромным "базовым камнем" в моей дальнейшей жизни. Меня берут дворником. Оказывается, они уже "пробили" меня в универе, говорили по телефону с Яциком. Он сказал им что я в отпуске, в Сочи. Прошу дать мне "один звонок!" Звоню Яцику на работу: "Я очень сожалею, но я физически не могу вернуться в Харьков до первого снега. Я обязательно вернусь, но мне надо увольняться, и заявление я ему пришлю заказным письмом. Прости, Петрович, но так получилось!" Яцик оказался круче, чем крутизна, которую я ему приписывал. "Заявление не нужно, я тебя прикрою, для всех ты в отпуске за свой счет, а на самом деле я пишу тебя в табель, как всегда. Возвращайся." Я такого развития событий не ожидал. Машаруеву, я сказал, что работать у него буду три месяца. А у них завал по мусор и не пьющий дворник для них, как манна небесная. Леонид Александрович оказался хорошим мужиком, он сам повел меня по территории, рассказывая особенности работы. Показал кладовку с метлами и лопатами. Маленькая, спать там негде. Спрашиваю, нет ли другой кладовки, более просторной, т.к. спать мне не где. Такой кладовки нет, но... Он ведет меня на второй этаж автовокзала. Междугородние кассы, большая круглая клумба посреди зала, буйно засаженная экзотическими растениями. Ведет в неприметную дверь, там, оказывается, есть маленькая гостиница на 4-е номера. Дежурной он говорит, что я новый работник, и буду и них жить. Неслыханное везение. Все складывается просто неожиданно. Теперь я дворник и завтра выхожу в 4-е утра на первую мою смену. Все решилось за два дня, а тугодум морочил мне голову целый месяц, а здесь меня взяли даже с харьковской пропиской.

Территория огромная, у совка для мусора ручка из металлического уголка. Тяжеловата для моей левой. Метла из каких-то веточек с маленькими колючими листиками. Жесткая как сталь, кажется, что от асфальта летят искры, когда мету. На территории 28 металлических урн. Толпы народа мусорят и забиваю урны очень быстро. Ветер с моря несет на мою территорию мусор с жд. вокзала, который рядом. День пашу как черт один день. Один день - загораю на пляже. Мой сменщик Арсен - худенький армянин. Пашет как вол, у него еще три объекта для уборки помимо автовокзала. А я от одного ложился трупом. После работы я моюсь в бане, которая рядом с автовокзалом. На пляж хожу в район летнего театра. Там огромные сосны с длинными иголками и большими шишками. В шишках вкусные орешки. По вкусу как кедровые, но длиннее кдровых в два раза. Собираю их на земле по пути на пляж. Тяжело, но выдержать можно. По просьбе Леонида Александровича ремонтирую разную бытовую технику. Замечаю, что на меня косо смотрят дежурные по гостинице. Говорят, что я занимаю комнату, а они с нее имели свой "пиковый интерес." И, хоть я им отремонтировал их маленький холодильник (амиачный, ничего сложного), но их интерес сильно пострадал. Они хорошие женщины, Юля и Валя, обе уже на пенсии. Я предлагаю, выделить мне матрас и постельное, и я буду спать в зале, возле клумбы под пальмой, ведь на ночь этаж закрывается. Там мягкие широкие скамейки без спинок. Решение найдено и все довольны!

Время пролетело быстро, я загорел и заработал немного денежек. Аллергия скрежетала зубами, но в Сочи я был, как Хома, в меловом кругу, не уязвим. А ведьма-аллергия летала где-то совсем рядом, в своем гробу, и меня не находила. Вот в нем же и осталась лежать до следующего года. И чтоб не дать ей никаких шансов, я перепрыгнул через Карснодарский "вал" на самолете. Чем не возвращение блудного сына?