ReZistanse

ReZistanse

пикабушник
пол: мужской
поставил 1300 плюсов и 6 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
8806 рейтинг 337 комментариев 54 поста 6 в "горячем"
68

«Дед мороз» и Барбариска.

«Дед мороз» и Барбариска.

Вечер выдался морозный, поэтому Светлана, укутавшись в старую бабушкину шаль, вела свое ночное дежурство в качестве продавца в круглосуточном магазине. Настроение было приподнятым в свете грядущих новогодних праздников, поэтому никакие холода не моги испортить настроение. Рядом с ней уютно бормотал телевизор, холодильник, с мороженым деловито урчал и слегка дрожал. Ночных посетителей особо ожидать не приходилось. Ведь кто придёт сюда в такой мороз, да ещё и ночью? Темно же! Но уличные фонари всегда горели исправно. По крайней мере, до сегодняшней ночи.


Света, уткнувшись в смартфон, увлеченно искала подарок к новому году для своего ненаглядного мужа. Вдруг краем глаза заметила, казалось бы, вполне повседневную, но не очень приятную вещь. В дали за окном внезапно потух фонарный столб.


– Хм, лампочка, наверное, перегорела – Бормоча себе под нос, женщина прибавила громкость телевизора. Положив пульт перед собой, продолжила выбор подарка, как очередной фонарь внезапно погас.


– Да, что же это творится то? – Зрение у неё было плохое, поэтому подойдя к окну вплотную, она смогла лишь увидеть, как очередной столб исчез в темноте.


– Кто-то хулиганит что ли? – Она прищурилась и увидела, того кто портит уличное освещение. Это был невысокого роста мужчина, он что-то бросал в лампы фонарей, да так метко, что казалось, будто, он занимается этим всю жизнь. Бросок, отскок, рукой махнет, будто кого-то подзывает, бросок, отскок. И двигался он явно к магазину «Выключая» по дороге свет.

Светлана, испугавшись такого поведения незнакомца, отскочила от окна и вернулась к прилавку, попытавшись сделать непринужденный вид, поправила фартук, в руке сжала перцовый баллончик, который мгновение назад находился под прилавком. Нарушитель спокойствия, оставил последний фонарь целым, который стоял у магазина, и направился к входу.

Мужчина приоткрыл дверь, запуская крупные снежные хлопья внутрь небольшого магазинчика.


–Добрый вечер! – Послышался молодой и приятный голос. Посетитель был хорошо

укутан в теплую одежду. Уши меховой шапки треух были опущены и туго завязаны под подбородком, сверху прикрывая рот и нос, был плотно намотан шарф. На ногах у него красовались Якутские унты, на которых предательски скопился снег, большими комьями он свисал с некогда белоснежной овечьей шерсти, придавая им потрепанный вид. На глазах восседали громоздкие горнолыжные очки. В таком обмундировании перцовый баллончик вряд ли поможет. В руках мужчина держал большой советский фонарь, в котором вместо уже привычного светодиода, тускло светила лампа накаливания, было ясно одно – батарейки вот-вот сядут.

– Добрый вечер! – Попыталась весело отозваться продавец – Проходите не стесняйтесь, и меня не морозьте, уверена, вам не нужно объяснять, какой мороз нынче ударил! – Она обняла себя за плечи и поежилась – Б-р-р.

Выключив звук у телевизора, женщина внимательно взглянула на покупателя.


– Вам что-нибудь подсказать?


– Не беспокойтесь, я ненадолго, у вас батарейки есть? – Он приподнял свой огромный, размером с буханку хлеба фонарь, извлек из него старые элементы питания и выбросил в стоявшую неподалеку урну.


– Да, конечно, вам какие нужны? – Света почувствовала облегчение, ведь незнакомец выглядел вполне адекватным – У нас есть: «Пальчиковые», «Мезинчиковые», «таблеточки» вот имеются.

– Мне все нужны! – Неожиданно перебил её мужчина – Все до единой и фонарики мне все нужны.

Женщина округлила глаза от удивления.


– Прям все, все? У нас штук тридцать, не меньше.


– Прям все, все! – Нервно отозвался гость.


Светлана, невольно пожала плечами, молча стала складывать товар, нависла тишина, которую изредка нарушало шуршание пакетов.

– Скажите, а вы верите в то, что это последний новый год для всего человечества? – Внезапно прервал тишину незнакомец.

Женщина нервно проглотила слюну.


– Неужели? – Несколько удивившись данной новостью, поинтересовалась она.

– Да, так все говорят, предсказатели всякие, знаете ли – Он пожал плечами – Но для вас точно…


– Точно, что? – Настороженно спросила она.


– Я говорю, но для вас точно от меня подарок останется.

Пропустив его слова, мимо ушей, Света упаковала всё то, что попросил её клиент и, протянула два пакета покупателю. Один с фонариками, второй с батарейками. По большому счёту ей было все равно, для чего ему столько товара, главное это выручка, но любопытство взяло верх.


– Хм, на новый год подарками закупаетесь? – Продавец попыталась искренне улыбнуться, вышло у нее, честно говоря, скверно.


– Не задавайте глупых вопросов Светочка! – Он резко выдернул оба пакета из её рук – Вам от этого всё равно легче не станет.


– Откуда вы…?


– Я про тебя всё знаю милая – он внезапно перешел на «Ты» – Знаю то, что ты подворовываешь продукты в этом славном магазине, и про твоего нового ухажера, о котором не знает твой любящий муж. А самое главное, я знаю про твоего сына Вадима, которого ты по прихоти мужа, сплавила бабушке, он уже двенадцатый год у неё гостит! И слава морозу, то, что я могу вести правосудие пару раз в год.


– Вы что шутите? – Светлана почувствовала, как её лицо краснеет, от стыда и от страха.


– Я такими вещами не шучу – внезапно голос его изменился, от молодого тона не осталась и следа, казалось, с ней разговаривает глубокий старик.


– Во всей вселенной существует баланс, делаешь добро, оно тебе добром вернется, а делаешь плохо… – Внезапно прервав речь, он посмотрел сквозь очки на побледневшую Свету – Хотя на кой черт я тебе это всё рассказываю? Ты сама всё прекрасно знаешь.


– Была бы обстановка более веселая, я бы подумала, что вы дед мороз – еле сдерживая слёзы, прошептала женщина.


– А я и есть, дед мороз – серьезным тоном ответил незнакомец – не в привычном понимании этого слова, но всё же дед, и всё же мороз – Было слышно, как он ухмыльнулся – и внучка у меня есть, только не Снегурочка вовсе, а Барбариска.


– Б-Барбариска? – Света вновь округлила глаза.

– Так, я всё поняла! Вы больны! Выметайтесь прочь или я… – Зажмурившись, она направила на посетителя перцовый баллончик и нажала на кнопку. Но вместо привычного «Пшик» не раздалось ни звука, затем баллончик стал невыносимо холодным, вскрикнув от неожиданности, она отбросила его в сторону. Открыв глаза, она увидела, как изо рта не прошеного гостя вылетают клубы густого холодного пара, покрывая витрины красивыми снежными узорами. Помещение вмиг стало холодным, будто окон и нет вовсе.


– Это что? Фокус какой-то? – женщина была готова в любой момент закричать.

Дед мороз властным голосом рассмеялся:


– Она боится тьмы, и ненавидит свет! Она придет к тебе и, не спросив ответ – убьет тебя!

– Уходите! Убирайтесь! Прочь! Прочь! – Светлана открыла холодильник с мороженым и стала бросаться им в незнакомца.


Старик, будто бы его и не замечал, было слышно как различные «Эскимо на палочке» гулко отбиваются от его тела. Казалось, что он и сам состоит из огромного куска льда, он продолжал:


– Я уйду, она придёт, я её уже позвал, тебе пощады нет! Я так сказал! – Он поднял руки и стал хлопать в ладоши – Раз! Два! Три! Свет везде гори!

Едва раздался последний хлопок, как внезапно, все фонарики, которые лежали в пакете - включились. А все лампы в помещении начали светить в несколько раз сильнее.


– Чудо новогоднее твою мать! – Не прекращая громко хохотать, воскликнул дед мороз – Теперь тебя отовсюду будет видно, Барбариска обязательно к тебе придет.


– Видеть вас больше не хочу! Я сказала прочь! – Слезы текли рекой по её раскрасневшимся от холода щекам.


– Ты права, я пожалуй пойду – непрошеный гость развернулся и направился к выходу, бурча себе под нос:


– И мужу твоему подарок обязательно сделаю, жаль летом только, кресло инвалидное подарю…

– Слышите вы! Не смейте трогать моего мужа! Не смейте лезть в нашу семью!

– Обещаю, пальцем не трону – Голос незнакомца вновь стал молодым – У меня ведь есть дети.

– У меня тоже есть ребенок! – Дрожащим голосом ответила продавец.

– Да, но у него другая теперь судьба, которая отличается от вашей – отозвался мужчина и вышел на улицу.

Света, оцепенев от ужаса и холода, стояла и наблюдала за тем, что же произойдет дальше? Смелости ей хватило только прошептать:

– А как же, деньги?


Выйдя за дверь, незнакомец, будто услышав её шепот, обернулся, приветливо помахал ей рукой и забросил «светящийся» пакет на крышу магазина. Затем хлопнув ладонью себе по лбу поправив огромные очки, направился обратно внутрь.

Он вновь вошел в магазин и, не сказав ни слова, вынул из урны одну увесистую батарейку, вышел прочь, хлопнув за собой дверью. Светлана вздрогнула, когда услышала, как этот сумасшедший с кем-то заговорил:


– Барбариска?! Ты уже близко? Я тебя чую хорошая моя! Сейчас, сейчас, последний штрих и ты увидишь! – И с мальчишечьим озорством, метнул батарейку в последний тусклый фонарь. Спустя мгновение незнакомец исчез во тьме. Женщина была готова поклясться о том, что видела, как он растворился в воздухе, превращаясь в снежную пыль.


– Ну и что это твою мать такое было? И почему везде лампочки так ярко светят? Сегодня, что? Вечер фокусов? – Света спросила пустоту, не получив ответа, дрожащими пальцами включила обогреватель и чайник.


Дождавшись, когда закипит вода, и нервы немного успокоятся, она решила позвонить мужу, пускай на часах было три часа ночи. Она совсем забыла про фонарики, которые, по сути, никуда не делись, лежали на крыше (а вот за батарейки незнакомец все-таки не заплатил). Она желала услышать голос мужа больше всего на свете, набрала номер телефона:


– Ты что дура? Охренела? Три часа ночи! – послышался недовольный заспанный голос супруга – К-какая Барбариска? Какой дед мороз? Ты пьяная что ли? Не реви. Успокойся. Всё, пока. Боже мой, как же ты меня достала.


Выслушав слова своего ненаглядного, она расплылась в блаженной улыбке, ведь так приятно когда о тебе заботятся – успокоиться посоветовал.


Окончательно придя в себя, женщина решила заварить себе чаю.

Сама себе кивнув Светлана взяла кружку, налила в неё кипятка, следом в воду окунула одноразовый пакетик с чаем. Добавив ложечку сахара, обняв горячую кружку обеими ладонями, прикрыв глаза, она поднесла кружку к лицу, чтобы насладиться ароматом свежего чая.


– М-м-м, барбарис… – От одной этой мысли, она резко замерла и вытаращила свои зеленые глаза – С барбарисом? Не может быть! Брала же с бергамотом! Ну вот же написано – Она взяла в руку коробку из под чая и прочитала этикетку: «Черный чай с ароматом Бергамота»

Поднеся кружку к носу ещё и раз и принюхавшись, до женщины дошло – запал был явно не из кружки. Тонкий, приятный аромат ягод тянулся откуда-то снаружи. Поставив чай на стол, она осторожно приподнялась и подошла к окну магазина, сквозь которое было не видно не зги. Зато запах заметно усилился. Всматриваясь в темноту, женщина заметила слабое отражение на снегу, которое исходило от заброшенных на крышу магазина фонариков.


– Про фонарики то я совсем забыла, меня же Петрович убьёт! – отодвинув поиски источника аромата на второй план, она схватила стремянку и мигом выскочила на улицу.

Жгучий мороз ударил ей в лицо, порывистый ветер не желал выпускать женщину из магазина, со всей силы пытался затолкнуть её обратно. От сильного ветра в помещении посыпался с полок товар и различный хлам, который плохо лежал. Но она не сдавалась и прикрывая лицо рукой, практически на ощупь, водрузила лестницу перед крышей магазина.


– Да пропади ты пропадом бабкино старье! – Женщина с остервенением отбросила от себя сбившуюся с пояса бабушкину шаль. Ветер тут же подхватил некогда любимый подарок, с силой швырнул его на ветки деревьев, оставив одиноко трепыхаться, словно птица в клетке.

– Ага! Вот ты где! – Света победоносно протянула озябшую руку за пакетом, но ветер словно играя, отшвырнул его ближе к центру крыши, рассыпав тем самим часть фонариков. Запах барбариса стал заметно ярче.

– Вот зараза, сегодня всё против меня, ещё этот не весть откуда сладкий запах…

Не успела она закончить мысль, как услышала громкий смех, доносящийся из магазина.

Не на шутку испугавшись, она стала судорожно собирать товар, пальцы не слушались, внизу кто-то истошно хохотал.


Собрав всё до последнего светящегося фонарика, она быстро развернулась и поспешила вниз, как вдруг послышался детский хриплый голосок:

Здесь так светло, можно я свет выключу?

Сердце Светланы бешено забилось в груди, мысли путались, возвращаться ей теперь категорически не хотелось, голосок повторил:

– Можно я свет выключу?

– Нет, нельзя! – Не веря происходящему, девушка ответила тому, кто был внизу. Превозмогая страх и холод, она решилась спуститься.

Вопреки всем ожиданиям, внутри никого не было.


– Ах, вот кто это был – Она расплылась в улыбке, когда увидела на экране телевизора смешную девочку замотанную шарфом с ног до головы. Это была какая-то новогодняя комедия, где, по всей видимости, главная роль досталась этой милой девочке, которая, стоя спиной к зрителю, смешно переминалась с ноги на ногу.


– Звук, наверное, включился, когда пульт упал – Женщина подошла к телевизору и выдернула его из розетки. Но изображение исчезло, лишь после того как на экране мелькнул короткий эпизод, в котором девочка рассыпает горсть красных карамелек…

Запах барбариса вновь усилился, до такой степени, что его можно было едва терпеть. Закашлявшись, продавец поспешила к входной двери, с целью проветрить помещение.

– Тут слишком светло, можно я выключу? – Вновь раздался хриплый голос. После чего, свет во всем помещении внезапно погас. Света в страхе попятилась назад пока не уперлась спиной к двери, прижав к груди «Светящийся» пакет, дрожащим голосом произнесла :


– Кто здесь?

– Теперь слишком темно, и мне страшно, можно я спрячусь?


– Н-не подходи, кто бы ты ни была! – Размахивая пакетом, Светлана заведя руку за спину не отводя взгляда с места откуда звучал голос, вслепую нащупала дверную ручку, с силой её дернула. Но дверь оказалась заперта. Тогда женщина развернулась и моля о помощи, начала стучать ладонями по холодному стеклу. Снаружи всё выглядело так, будто она мим и пытается рассмешить детей, пришедших на новогодний утренник. Вот она беззвучно открывает рот и весело трясёт пакетом с ярко светящимися фонариками, было видно, как от её дыхания стекло изнутри покрывается красивыми ледяными узорами.

– Мне нужен свет, мне страшно – Прошептала невидимая девочка.

–На вот, подавись! – Женщина вынула один фонарик из пакета и швырнула его в темноту. Фонарь с глухим стуком упал на пол выхватив из темноты маленькую тень. Нависла гнетущая тишина. Тень не двигалась.

– Хи-хи, какой яркий, мне не нравится...


Фонарь как по волшебству поднялся в воздух, покрутился вокруг своей оси и внезапно погас. Наблюдая за всей этой жуткой картиной, Светлана ничего другого не придумала, как подбросить ещё света. Быть может, ей удастся таким образом дождаться утра? Ведь по закону жанра, утром, все чудища исчезают. Но следующий фонарик погас гораздо раньше.


– Опять темно, Светка мне страшно...


Света бросала ещё и ещё, но с каждым разом фонари гасли всё быстрее, а запах барбариса становился более приторным.

– Тебе не угодишь тварь! – Отчаявшись, женщина разорвала пакет и горстями начала швырять остатки товара во тьму.

– Такая большая, а такая глупая, я же сейчас их все потушу, и мне будет не с чем играть, станет вновь темно и мне станет страшно...


После её слов, все оставшиеся фонарики погасли, раздался хриплый детский плач. Светлана в панике вновь ринулась к выходу, схватила деревянный стул и изо всех сил ударила им по стеклу, но вместо звона разбитого стекла, послышался треск дерева.


–Как же здорово, что тебе не удастся сбежать, ты дрожишь, тебе страшно и мне страшно, я боюсь темноты. Можно я спрячусь?


«Ну конечно же! Если она спрячется, то мне нечего будет бояться! Как же все просто» Подумала Света и ответила :


–Конечно прячься дитя! – Ласково произнесла она.


– Хи-хи, теперь повеселимся...


Послышалось довольное, но совершенно неприятное хихиканье, переходящее в шипение. Запах барбариса превратился в сладкую, тошнотворную вонь. Женщина почувствовала, как её начало мутить, закашлявшись, она упала на колени, все содержимое желудка вышло наружу, рвотные позывы ещё долго оставались пустыми и болезненными. Светлану вырвало чем-то невыносимо приторно сладким, казалось, сопли и слёзы были со вкусом ненавистных карамелек, в горле противно першило.


– Пить... – Корчась от боли, Света поднялась на ноги и направилась к витрине с напитками. Схватив бутылку минеральной воды, она быстро открутила крышку и начала жадно пить. Но вместо желанной, прохладной, пресной воды в желудок ей стал проникать сладчайший сироп со вкусом того же барбариса. Женщина вновь и вновь блевала сладкой кровью, силы начали покидать её, придерживаясь за край стола, она осела на пол, в аккурат напротив телевизора.

Светлана уже не удивилась тому, что он включился. На экране появилась та же маленькая девочка, так же стоявшая спиной к зрителю, но вместо шарфа её укутывала та самая бабушкина шаль, которую Света сбросила с себя на улице. Подобрав конфетки с пола, девочка начала медленно оборачиваться. У измученной и напуганной женщины не было ни какого желания смотреть на её лицо, она чувствовала лишь панический страх, все попытки подняться, оказались тщетными, какая-то то неведомая сила сковала движения, глаза невозможно было сомкнуть. Девочка произнесла:


  – Внутри тебя, одна гниль, она так воняет, но внутри тебя тепло, я так замёрзла... – И она обернулась.


Животный ужас, который испытала женщина невозможно описать словами. От одного вида девочки волосы стояли дыбом. На вид малышке было лет семь, она была практически лысая, с огромными проплешинами и язвами по всю голову. На бледном лице, было подобие улыбки, бледные, потрескавшиеся губы плотно сжаты. Пустые глазницы были залеплены кровавым снегом, из разодранных ноздрей вытекала мутная розовая жидкость.


–Боже мой... – выдавила из себя женщина. Девочка в ответ разлепила рукой рот и обнажила обломки красных зубов:

–Внутри тебя темно и воняет, но ничего, я с собой конфетки возьму и фонарик, ты любишь конфетки? Я очень их люблю особенно барбариски, гляди!

Девочка с экрана подняла руку и разжала ладонь, на которой красовались розовые прозрачные карамельки:


  – Спасибо, что разрешила мне спрятаться... Теперь я буду играть, прятаться и дрожать в липкой тёплой и сладкой, сладкой крови...

Когда экран телевизора погас, Светлана почувствовала, как холодные и твердые, будто стальные пальцы разрывают ей рот, почувствовала что-то холодное и металлическое разрывает ей горло. Глаза ужасно болят, сопротивляться не было сил... «Вадимочка прости...»

***

– И так, что тут произошло? – Сладко зевая и держа в руках стаканчик с кофе, старший следователь подошёл к месту преступления. Утро выдалось на удивление тёплым и солнечным, трудно было поверить, что ночью градусник опустился ниже тридцати градусов.


– Вероятнее всего убийство, товарищ капитан – бодро отозвался лейтенант Крюков – Причём очень жестокое, я бы сказал - зверское.


–Свидетели есть? – Всё так же лениво отозвался капитан Ложкин.


–Да какие тут свидетели? – Крюков почесал затылок –Убийство произошло примерно пол четвёртого ночи, нормальные люди дома в это время спят.


–Логично.


– Так вот – затараторил лейтенант – Я такого никогда не видел. Я когда сюда приехал, чуть в обморок не упал. Дверь магазина нараспашку открыта, окно выбито, снаружи стул валяется. Напротив стремянка стоит непонятно зачем, но это всё ерунда. Внутри всё раскурочено, мороженое всюду валяется, фонариков тридцать валяется, и все включены представляете? Телевизор орёт, а самое страшное это, конечно же, труп женщины.


– Кто она? – Капитан вновь зевнул и с удовольствием сделал глоток кофе.

– Владелец магазина сообщил, что она тут работает, то есть работала.

– Родным сообщили?

– Пытались её мужу сообщить, но абонент не абонент – Лейтенант развёл руками.

– Так, а что с трупом? – Оживился Ложкин.


– Это просто какая-то дичь, скажу я вам. Вокруг трупа рассыпаны карамельки, в глазах у неё вдавлены карамельки, весь рот ими набит, видимо фонарём проталкивали, так как он тоже там.

– Там это где?


Крюков потёр свою шею – там, это в горле, вероятно, он тоже включён...


– Твою же мать... А кто полицию вызвал?


– Да, пенсионер какой-то, говорит, за батарейками пришёл, а тут такое. Сейчас его опрашивают – Ответил лейтенант и указал на седого, но с виду всё ещё бойкого старика, с большим советским фонарём в руках.



Заранее извиняюсь, если присутствуют грубые ошибки, торопился)))

Показать полностью
0

Вопрос о плагиате.

Всем привет! Как опытным писателям, так и начинающим. Вопрос чисто для информации, без рейтинга.

Я пишу свой фантастический роман порядка семи лет и даже половины еще на закончил, но не в этом суть. В процессе написания у меня возник вопрос. Дело в том, что в моих черновиках присутствует сцена позаимствованная из одной старой, но всё же популярной игры на приставке SEGA, под названием: "Contra hard corps" А именно сцена с боссом, человекоподобным роботом, догоняющий поезд на котором перемещается игрок. Приблизительно всё выглядит так:

Вопрос о плагиате. Вопрос, Без рейтинга, Фантастика, Плагиат

Вопрос: Считается ли это за плагиат? Если да, то можно исправить человекоподобного робота, допустим на медведя-робота? Ну и описать немного иначе, в отличие от довольно эпичной по тем временам схваткой с боссом? 

-45

Я один не знал?

Многие знают, что если открыть приложение Google Chrome на смартфоне, без подключения к сети, и попытаться открыть какой-либо сайт, то появится, вот такой вот, динозавр:

Я один не знал? Google Chrome, Пасхалка, Мини игра, Секрет, Длиннопост

Оказывается, есть небольшой секрет. Если нажать на динозавра, то он побежит и включится мини игра, где нужно перепрыгивать кактусы, на рекорд :

Я один не знал? Google Chrome, Пасхалка, Мини игра, Секрет, Длиннопост

PS в компьютерной версии, такого нет

Показать полностью 2
7

Дебройд. Глава Двенадцатая. Часть 1.

Я дико извиняюсь за такую длительную задержку, случился творческий кризис, но сейчас вроде как восстановился. Быть может меня уже кто-то и позабыл, но Я все ещё здесь!)) Те кто подписан на страшилки, знайте, они тоже будут в скором времени))  
Глава Двенадцатая
Великий Художник


  "Излишняя самоуверенность это конечно хорошо, при определенных условиях это может быть большим плюсом в любых делах, тем не менее, за подобную роскошь нужно платить, и эта расплата выражается в уходе от реальности."

Дорисованное здание, волшебным образом превратилось в некое подобие ангара. Оно имело большие под два метра окна и высокие трехметровые деревянные ворота, что сильно обрадовало Владимира, ведь появился шанс выбраться и выбраться эффектно.

– А ты не боишься ехать, прям к нему? – Падик неуверенно махнул рукой в сторону башни – Он реально опасный, я видел, как он убил Игоря, это было ужасно! Так страшно мне никогда ещё не было! А потом, я потерял сознание…

– Интересно, сколько тебе на самом деле лет? – Владимир посмотрел на раскрасневшегося паренька – Не переживай ты так, провремся! У нас же «Калашников» есть! Кого хочешь, остановит! – Он заговорщицки подмигнул и включил заднюю передачу.

– Надеюсь, ты прав, поехали…
Володя с силой нажал на педаль газа, машина, резко сорвалась с места. До стены оставалось буквально тридцать сантиметров, как Болтов мастерски переключился на первую передачу. Колеса с жалобным визгом начали вращаться в обратную сторону, оставляя за собой клубы сизого дыма, патрульный автомобиль ринулся вперед.


– Приготовься к сильному удару! Сгруппируйся! – Скомандовал Владимир и одной рукой прикрыл голову, второй держался за руль. Падик последовал его примеру и тоже защитился.
– Сейчас Элвис, покинет здание!
Мирно шедшая строем серость в сопровождении служителей второго ранга, резко бросилась врассыпную, когда внезапно из-за закрытых ворот с диким ревом двигателя, вырвался патрульный автомобиль, разнося в щепки деревянную преграду.
– Разойдись! А то всех передавлю! – Маневрируя между перепуганными людьми, злорадно кричал Вова.
Серость в ужасе таращилась на беглецов, но броситься в рассыпную без приказа боялась, а бравые служители, пытаясь хоть как-то их успокоить, выкрикивали команду «На месте, стой!» 


Автомобиль мчался по серым улицам с бешеной скоростью, оставляя после себя облака серых выхлопных газов. Среди служителей, те, кто был посообразительнее, тут же хватались за бумажные листки и писали доносы, но доставить их в срочном порядке не было возможным, потому что за автомобилем на своих двоих не угонишься. Остальные патрульные автомобили, находились в других секторах, и как назло золотая башня находилась примерно в двух километрах от пришельца.

– Пару минут и мы на месте будем! – Прокричал Вовка, он ловко крутил баранку, казалось, это было его призванием. У него даже мелькнула мысль о том, что когда он выберется из этого странного места, то обязательно попробует себя в качестве водителя автомобиля. К подтверждению его мыслей, он услышал одобрительный возглас Падика Оско.

– А ты отлично водишь! Гораздо лучше Элвина Штуцера! Ты раньше работал водителем?
– Нет, так, катался пару раз, не знаю даже, почему у меня так хорошо это получается – Радостно ответил Владимир – Приготовься к встрече с создателем! – В очередной раз, фраза получилась двусмысленная, Володя слегка улыбнулся, Падик же, вновь промолчал, он наблюдал, как за окном с бешеной скоростью мелькала перепуганная серость.


Ещё пару мгновений, визг тормозов и эффектный разворот возле входа в золотую башню, заставил одиноко бредущего, служителя первого ранга, с противоположной стороны улицы бросить все свои дела и кинуться прочь.


– Приехали – Владимир выдохнул – А второй раз возле неё находиться не так уж и страшно – Подведя итог, Болтов обернулся на заднее сидение и достал АК-74.
– Можно я здесь тебя подожду? – Жалобно поинтересовался Падик, он левой рукой прикрыл культю, как бы намекая на то, что он боится подобных последствий.
– Ты что? С ума сошёл? А если тебя вон тот беглец арестует? – Он кивнул в след убегающему служителю – Сейчас мы быстренько с ним разберемся, и домой поедем.
– Дом это, наверное, хорошо – Тихо проговорил юноша и приоткрыл дверь – Надежда только на тебя Вова корова – пошутил Падик и заливисто засмеялся – даже сам не помня, что такое «Корова» Но в голове мелькнул образ, чего-то большого и теплого, но почему-то дурно пахнущего.
– Если шутишь, значит жить будешь – Подмигнул ему Володя и прикрепил к поясу подсумок, с двумя магазинами, третий был в "Калашникове".
Парни спешно покинули автомобиль и широкими шагами направились к высоким золотым дверям.
–  Нужно расправиться с этим художником, раз и навсегда – Володя вплотную подошел к воротам заметил, что они приоткрыты.
– Кажется, он нас ждёт, мне что-то совсем не по себе – Вновь пожаловался Падик
– Сколько можно тебя успокаивать? Ты мужик или баба? – Раздраженно спросил Болтов.
– Му-мужик.
– А ещё меня коровой называл, пошли! – Володя решительным жестом открыл двери, и спустя мгновение они очутились в самом сердце таинственной площадки «3С».Совсем скоро Великий художник предстанет перед ними. Если создатель откажется помочь, придётся пригрозить ему расправой, Владимиру казалось, что всё пройдет быстро и гладко.
В Золотой башне никого не было: ни охраны, ни камер, ни серых динамиков. Стены, которые снаружи ярко блестели золотом, внутри оказались унылого серого цвета, местами виднелись зеленоватые пятна плесени. В середине башни находилась, ржавая винтовая лестница, уходившая высоко вверх.

– Нам придется идти вверх по лестнице, что бы увидеть, что там – Вова закатил глаза – Черт! Он не мог себе лифт нарисовать что ли?
Пол бы усеян, пожелтевшей от старости разорванной и смятой бумагой, на этих листах легко угадывались лица людей, дома, кварталы. Было страшно представить какая учесть постигла жителей этого странного места, которые посмели перечить Великому Художнику.


– Смотри! Тут целый отряд рабочих, смятый в комок – Падик Оско указал на лежавший в углу смятый лист бумаги – Надеюсь, я больше никогда не увижу, как погибают люди от рук создателя – Парень поежился, будто от холода.
– А я надеюсь, увидеть, как погибает этот самопровозглашенный Великий Художник!
Подыматься вверх по лестнице вопреки ожиданиям, оказалось гораздо легче и интереснее, нежели они себе представляли. Каждый этаж представлял собой картинную галерею, исполненную в унылых серых тонах. Рисунки хоть и были скудны, но в них виднелись четко выведенные линии и штрихи, казалось, если приглядеться, то можно увидеть движение. Вот в окне здания с надписью «Барак» мелькнула тень, взглянешь на другой рисунок, краем глаза можно заметить, как приоткрывается дверь. Создавалось стойкое ощущение того, что картины были живыми и начинали двигаться, как только ты отведешь взгляд.
Этажи были упорядочены так, будто следовали, за распорядком дня. На первом в большинстве своем, были картины с изображением зданий столовых и сцен утреннего осмотра. На втором и третьем этажах была изображена галерея полевых работ, и обеденный перерыв. Четвертый и пятый занимали рисунки с иллюстрациями вечернего осмотра, поверки и отбоя. Остальным этажам вплоть до девятого было отведено место, под различного рода транспорт и многочисленное население. Было понятно, почему великого художника до сегодняшнего дня никто не видел. Ведь столько сил и времени, должно быть уходило, на то, чтобы изобразить такое огромное количество людей, с таким профессионализмом. В отличие от зданий и транспорта, портреты были проработаны с величайшей точностью. Среди серой массы им легко удалось найти портрет, скромно улыбающегося Падика Оско, по его грустным серо-зеленым глазам можно было разглядеть, тревогу и тоску.

– О, смотри! Это должно быть я! – Падик радостно указал пальцем на свой портрет – Если есть я, значит, где-то должен быть и Элвин Штуцер?
– Ты разве не заметил, что тут только серость? Если же его портрет где-то и висел, то точно не здесь – с грустью проговорил Владимир.
– Точно, что ж я сразу не догадался? А где тогда ты? Ты ведь живой? – Не унимался юноша.
– А меня тут быть и не должно. Моего появления видимо никто не ждал – подвел итог Болтов – Кажется, следующий этаж последний.


Десятый этаж замыкался лишь одной дверью с надписью «Создатель наш – Великий Художник, Во имя Третьего Солнца служит»
– Да уж, кто кому тут служит это мы сейчас и узнаем – Буркнул Володя, открывая заветную серую дверь. Запах спиртного резко ударил в нос.


В личном кабинете создателя отсутствовали окна, и лишь тусклая настольная лампа освещала комнату.
– Добро пожаловать, пришелец – Послышался молодой и до боли знакомый голос.
«Великий художник никогда себя не видел» Пронеслось вдруг у Вовы в голове.
Внутри помещения, парней ожидало жуткое зрелище. Пол в этой комнате был грязно серого цвета, на нем всюду валялись такие же клочки бумаги, что и на первом этаже, за одним исключением. Это были портреты служителей всех рангов и мастей, профессионально нарисованные Великим Художником. Все они были порваны или смяты в комок. Было не трудно догадаться, что случилось с этими людьми в реальности, когда создатель рвал в клочья очередное изображение жертвы.


На стенах, так же висели портреты, только в отличие от тех, что на полу – целые. Среди них Вова нашел портреты уже знакомых людей. Вот седовласый служитель первого ранга по кличке «Старый», рядом с ним висел портрет Анеле 93-70 только в двух вариантах, веселая голубоглазая девушка и кареглазая робот – дознаватель. Чуть поодаль был портрет шутника, который щедро наполнил котелок кашей.
Посреди комнаты стоял большой дубовый стол, за которым к ним спиной сидел сам Великий Художник, на столе лежала большая стопка бумаг, чуть поодаль лежала золотая палка-карандаш. Среди этого «художественного беспорядка» Владимира привлекла одна деталь – Початая бутылка «Русской водки», что ни как не могло не удивить, получается, что художник был большим любителем выпить. В голове мелькнула мысль « Художник пьян, нам это только на руку»
Создатель сидел спокойно, не шевелясь, казалось, что он спит. Напряжение росло, он вновь заговорил.
– Так, так, так, ты все же прибыл пришелец – Было слышно, как он усмехнулся.
– Не трудно было и догадаться, тем более я знаю, что ты меня ждал – Владимир снял с плеча «Калашникова» – Дай нам спокойно уйти, и я отдам тебе свое оружие – Вова подумал, что сможет таким образом обмануть художника, как сделал это с Игорем.

– Ты пойми дурак, мне твое оружие ненужно, я сам смогу нарисовать сколько угодно таких автоматов! Тысячи! Миллионы! Если это я сделаю, они же друг друга поубивают, как же ты этого не понимаешь? Вам только дай возможность и всё скатится в тартарары.
– Мне не интересны, твои рассуждения художник! Просто дай нам возможность покинуть это место! – Владимир перешел на крик – Иначе!
– Иначе, что? – Все также, не оборачиваясь, спросил создатель.
– Я пристрелю тебя! – Вова щелкнул затвором АК74, прицелился в затылок, великого мерзавца.
– Считаю до трёх! – Его всего трясло, ведь второй раз, пойти на убийство он не собирался, хотел лишь припугнуть – Раз, два…
– Три! – Злорадно перебил его Великий Художник.
– Какого? – Болтов поднес палец к курку, обнаружил цельную металлическую поверхность вместо привычной выемки под него.

Художник заливисто рассмеялся:
– Ты не понимаешь! Я могу всё! Я могу превратить твоё оружие в металлический кирпич, могу превратить твоего друга в мешок с мясом! Я могу уничтожить, всё, что я, когда-либо видел! Могу уничтожить даже тебя!
Владимир затаил дыхание и опустил автомат – Но как? Ты же меня не видел…
– Верно, не видел. Ты спросишь, что мне мешает повернуться и посмотреть на тебя? О, друг мой, это лишняя трата времени и сил, видишь ли. Твой заложник Элвин Штуцер сэкономил время всем нам, он мне подробно описал, как ты выглядишь. А воображение у меня отличное, как ты мог догадаться по моим творениям, когда сюда подымался. Мне даже не нужно лицезреть тебя, что бы расправиться с тобой. Штуцер хотел одного – жить. Я уверен на сто процентов, что он меня не обманул, в первую очередь он был предан мне. Но я хочу предложить тебе сделку.
– Выбора видимо у меня нет – обреченно сказал Болтов. И посмотрел на перепуганного Падика, который побелел так, что казалось, он вот-вот потеряет сознание.
– Разумеется, выбора нет, отдай мне свой камень, о котором говорил Штуцер, и я отправлю тебя домой.
– Вместе с Падиком?
– Эта серость тебе нужна? – Удивился художник – Забирай на здоровье, он мне не нужен, тем более без руки – с завидным спокойствием, он проговорил последние слова.
Владимир, вдруг понял, что нет ничего лучше чем, оказаться сейчас дома. Он не боялся: допросов, заключения под стражу и порицания со стороны окружающих. Ему захотелось домой, во что бы то ни стало. Вдруг художник не врет, и сдержит свое слово. Ведь там его родина, его друзья и враги, обычные люди, привычный транспорт и спокойная размеренная, а главное своя личная жизнь! Подарок отца, внезапно стал для него обузой. Он выдохнул.

– Хорошо, держи – Болтов раскрутил палку-карандаш, извлек оттуда прозрачный камень, положил его на стол – Подавись! От него все равно одни только беды!
Создатель не обращая внимания на действия Владимира, заговорил:
– Я ведь тебя другим представлял, думал ты моложе. А у тебя уже волосы седые – задумчиво произнес художник, он даже не спешил забирать камень.
– Глаза у тебя карие, уставшие, но в них сияет молодость.
Владимир сначала оторопел от его слов, но до него стало доходить, что к чему и поэтому решил помолчать, наблюдая за тем, чем закончится этот спектакль. Он взглянул на Падика, тот лишь с непониманием смотрел на него, в его взгляде читался вопрос « Что он вообще несет?»
– Нос весь в морщинах, а улыбка у тебя такая наглая, смелая, самодовольная – Художник читал портрет, всё так же сидя к ним спиной.
– Одет ты, разумеется, в форму служителя, что бы тебя не сразу поймали, Браво! Даа, Элвин Штуцер сдал тебя с потрохами – с ноткой сожаления проговорил он.

– Ну что ж пришелец, был рад с тобой повидаться, я уверен, тебе будет очень больно, а теперь прощай! – Великий Художник торжественно поднял над головой лист с портретом. Перевернул его вверх ногами, злорадно смеясь, изо всех сил дернул в разные стороны.


Его торжествующий смех резко сменил крик боли предсмертной агонией. Это были его последние звуки. От паха то макушки прошла рваная линия, словно треснула тонкая корка льда, тело разорвало в разные стороны, вываливая наружу зловонные внутренности. Его черные кишки, словно дохлые змеи, шлепнулись на пол и громко шипя, испарились, истощая запах тухлого мяса.
Только волшебный золотой карандаш, звонко ударившись об пол, покатился к ногам Владимира.
Великий Художник нарисовал и уничтожил сам себя.
– Ты не только Великий Художник, но и великий Дурак – Съязвил Владимир и от души рассмеялся – Большое человеческое спасибо тебе Элвин Штуцер – Сказал он в пустоту и поднял с пола карандаш.
– Это было круто! – Падик с облегчением выдохнул – как ты догадался, что он нарисовал сам себя?
– Так у него башка седая! Вдобавок он был пьян! – Всё так же улыбаясь, Вова взял со стола, палку Великого художника и свой любимый камушек. И со словами:
– Уверен, она ему уже не пригодиться – привычным жестом отправил камень в сферическую полость «ластика» Взглянув на автомат, он тут же для себя отметил, что он вновь обрел прежний вид.


Падик Оско, с каким-то детским азартом, не свойственным для его возраста, начал радостно скакать вокруг стола и раскидывать бумагу. Неуклюжим жестом он уронил бутылку водки, та вдребезги разбилась, заполняя душную комнату запахом алкоголя.
– Меня сейчас стошнит – Произнес юноша и стал рыться в ящике стола, вышвыривая канцелярскую утварь в поисках того, что могло бы перебить запах.
Пачка простых карандашей, перемотанная обычной резинкой для денег, весело вылетела из ящика, за ними звеня, выскочили ещё две пустые бутылки водки. Падик заинтересованно рассматривал канцелярию и бормотал:
– Так, это не то, это тоже не поможет, табличка какая-то – Это была табличка с именем, которую ставят на стол деловые люди в офисах, ну или просто выпендрёжники. Слегка щурясь, он поднес её к лампе, прочитал по слогам – За-ме-сти-тель ко-манди-ра подра-зделе-ния Ст. Лт. Свири-дов Пэ.Ю. Ну и кто это такой? Этот Пэ Ю? – Удивленно спросил Падик Владимира который с любопытством рассматривал творения теперь уже мертвого художника. Болтова словно током ударило:
– А ну-ка повтори, что ты прочитал? – Вова изо всех сил надеялся, на то, что ему послышалось.
– Я говорю Пэ Ю – С недоумением повторил Падик – А что?
– Да нет, фамилию повтори!
– Ааа, так бы сразу и сказал – отозвался юноша – Свиридов какой-то…
Володя выругался.
– Твою мать! Как так? Что он вообще здесь делает, черт побери! Тоже мне! Эдгар Фримантл, не хватает ещё этой чертовой Розовой громады! Падик погляди вокруг, тут случайно нет рисунка с ракушкой?
– Чего, чего? Слушай, похоже на тебя так запах водки подействовал, надо проветрить помещение.
– Да, ты как всегда прав – отозвался Владимир, его всего трясло, он не мог поверить в то, что в это место попал сам Старший лейтенант Свиридов, изменивший каким-то образом свой облик! Да ещё и создал это проклятую площадку «3С» Так это или иначе, им нужно выбираться отсюда как можно быстрее. – Болтов лихорадочно осматривался по сторонам – Я думаю, что когда служители узнают о том, что их диктатора больше нет – подымится бунт или хуже того, нас захотят казнить, а это в мои планы не входило.
– Гляди!
Он указал на стену, где была изображена «Золотая башня» в полной уверенности, что у него все получится, взял золотой карандаш и нарисовал на десятом этаже башни – окно. Не успел он нанести последний штрих, как в комнату ворвался ярчайший свет трех светил.
От увиденного Падик Оско радостно подбежал к окну и распахнул его, свежий воздух ворвался в помещение, избавляя их от удушливого запаха алкоголя. Некий господин «Пэ Ю» его нисколечко не волновал.

– Великий художник Владимир прошу вас, возьмите меня с собой! – умоляюще произнес Падик.
– Зачем ты мне нужен с одной рукой? – злобно пошутил Болтов, поняв, что он перегибает палку, смягчился – я кое-что получше придумал – загадочно улыбаясь, он взял со стола лист бумаги.
Если учесть, то, что Вова никогда толком рисовать не умел, Падик Оско получился довольно натурально, видимо отцовский подарок умеет еще и чужие таланты перенаправлять. Только вот кисть отсутствующую нарисовал немного не точно, он забыл нарисовать один палец – мизинец.

– И, что дальше? – Протянул Падик, как вдруг почувствовал легкий холодок в месте
ампутированной руки. Затем холодок сменился сильным недомоганием, рука его стала такой тяжелой, что создалось впечатление, будто он держит одной рукой двухпудовую гирю. Силы его покинули, в глазах потемнело и юноша, держась левой рукой за обрубок, упал лицом вниз.
Болтов не ожидал такого поворота событий, бросился к парню распинывая скомканные листы бумаги, перевернул его и стал лихорадочно бить по щекам, чтобы привести его в чувства.
Падик с трудом пришел в себя и поднес руки к лицу, глаза его от удивления расширились, он торжественно произнес:
– У тебя получилось! Володя! У тебя получилось! Смотри! – Он радостно протянул вновь целую руку.
– Я и не заметил даже – отрешенно ответил Владимир – Ой…
– Что ой? – Недоумевал Падик.
– Не знаю даже, как и сказать, в общем, я тебе один палец забыл нарисовать…
– И то верно, а с такой рукой я тебе не пригожусь? – разглядывая руку и не веря своему счастью, спросил юноша.
– Конечно, пригодишься – Он подошел к окну, хотел добавить что-то еще, но его мысль прервало пугающее зрелище:
Там, внизу, вокруг башни со скоростью бегущего человека, начало образовываться некое подобие черной смолы. Она напоминала то, что Вова видел во время погони, когда снаряды попадали в асфальт и тем самым «Стирали» его поверхность. Только тогда она казалось неимоверно твердой, эта же субстанция была густой словно мёд, только черный и не вызывающий никаких приятных ассоциаций. Люди в панике разбегались кто куда, а тех, кто умудрился упасть, жидкость жадно засасывала в себя, тем самым наращивая темп роста.

– Элвин Штуцер, ты почему не предупреди… – Вова осекся, вспомнив, что скромного служителя первого ранга с ними больше нет, грустно улыбнувшись, крикнул:
– Падик! У нас беда! – Он обернулся к довольному пареньку, взгляд которого вновь стал испуганным – Что там? – шепотом спросил он.
– Если мы срочно, что ни будь не придумаем, нам крышка – раздраженно ответил Вова.
Преодолевая страх, Падик подошел к окну, взглянул вниз и ахнул – Воистину ужасно Вов! Что это вообще такое?
– Я думал тебе лучше знать, ты тут дольше меня находишься.
Падик лишь помотал головой.
– Понятно, я предполагаю, что патрульного автомобиля больше нет, интересно, вокзал отсюда далеко?
– Я, честно говоря, не помню – Виновато пожав плечами, ответил юноша – попробуй, что ни будь нарисовать, снова?
– Нарисовать? Нарисовать, что? – Сердито спросил Болтов и внимательно посмотрел по сторонам. Среди портретов служителей, висела огромная картина в виде карты, которая в потемках всё это время оставалась незамеченной, и лишь теперь, когда он нарисовал окно, картину было отчетливо видно. «Слона то и не заметили» Для себя отметил Владимир.


На карте была полностью изображена Площадка «3С» Начиная с пресловутого вокзала, заканчивая воротами, ведущими в сторону полевых работ. Бараки, столовые, складские помещения, были расположены так, что бы согласно распорядку дня можно было двигаться без каких либо блужданий. На карте так же был виден госпиталь в виде искусственного пчелиного «улья» каких на пасеке стоит десятками, и, разумеется, великая золотая башня грозно возвышалась, над всем этим унылым серым городком.


– Я не перестаю с тебя удивляться, твои предложения практически всегда имеют смысл! – Болтов резко сменил настрой с негативного на положительный, и с воодушевлением принялся что-то рисовать.
Падик вновь скромно пожал плечами, улыбнулся, и стал молча наблюдать за пришельцем.


– Если учитывать то, с какой скоростью эта черная масса захватывает окрестности. Нам понадобится надземный транспорт, верно Падик?


Владимир сначала нарисовал на территории вокзала длинный столб, на вершине которого, он изобразил петлю, наподобие баскетбольного кольца, на башне у окна нарисовал такую же.
Затем на уровне десятого этажа башни изобразил маленький вагончик, с большими окнами во всю кабинку. Получился своеобразный фуникулер, который как только появился, тут же со свистом устремился вниз. Вова, ожидая услышать сильный грохот, зажмурил глаза и втянул голову в плечи, но грохота не последовало. Раздался лишь звук, напоминающий громкий шлепок, как будто что-то тяжелое ударилось о водную гладь. Парни с интересом бросились к окну, выяснить, что же могло произойти? Перегнувшись через окно, они увидели лишь «рога» от фуникулера, которые стремительно погружались в черную жижу.
– Невнимательность, так это называется – Сам не замечая того Владимир процитировал фразу своего лучшего друга Григория.
– А, что не так-то? – Округлив свои серые глаза, спросил Падик.
– А то не так, я же трос забыл нарисовать, сейчас исправим – Болтов не теряя лишнего времени, ринулся к карте, и нарисовал недостающий трос, затем снова изобразил фуникулер. И с последним замыкающим штрихом, уже по своему обыкновению, отбрасывая огромную тень на стену с рисунками, появился воздушный вагончик.

– По-моему, на этот раз неплохо получилось, что скажешь Падик?
У Падика даже челюсть отвисла от удивления, он никогда в жизни не видел, что бы вещи таким чудесным образом появлялись из воздуха, причем дважды.
– Нам нельзя терять ни минуты, мы и так потратили слишком много времени на ошибки, Падик, ты ничего не забыл?
– А у меня ничего и не было с собой-то – Он похлопал себя по карманам – Я всегда готов.
– Молодец Конфуций – Парировал Болтов – так я вроде тоже ничего не забыл: «Калашников» на месте, подсумок на месте, золотые карандаш и палка тоже со мной – Он тоже похлопал себя по карманам, добавил – О, и БЛИ пакеты тоже на месте! Поехали! – Скомандовал Вова и первым запрыгнул в вагончик, тем самым сильно его раскачав. Заметив то, что юноша колеблется, он указующим жестом приказал немедленно лезть внутрь.


Падик Оско послушно запрыгнул в вагончик, сел к окну, и увидел как, ужасающая черная масса захватила добрую половину площадки «3С» и набирала скорость, пожирая все на своем пути: дороги, дома, транспорт, всё это едва касаясь «смолы» исчезало бесследно. Особенно жутким выглядело зрелище того как отряды серости оставались стоять неподвижно, ожидая приказа к бегству, но серые динамики замолчали навсегда, а служители лишь на словах казались смельчаками, на деле же, они всё побросали и ринулись к выходу. Оставив на верную смерть простых рабочих, под названием "серость"
– Вот вам и преданность правительству – подвел итог Болтов – они без приказа даже сдвинуться с места не могут! Стоят, как бараны и ждут, когда их засосет в болото, не предпринимая ничего…

Показать полностью
0

Дебройд. Глава одиннадцатая. Часть 3.

***

Доковыляв до казармы, Володя решил остановиться, чтобы перевести дух и осмотреться. За казармой виднелась столовая, возле которой по стойке «смирно» стояли отряды Серости, неподалеку несли свою службу представители всех рангов, у входа стояла Арфа. Вытянув шею она вглядывалась в толпу и искала потенциальную жертву, заметив Владимира, который стоял через дорогу и тоже пялился на людей, помахала ему рукой. Владимир, изобразив гримасу радости, кивнул в ответ и поспешил прочь, а в голове вертелась мысль «На фиг мне такие знакомые не нужны, пора уже сваливать из этого места любой ценой»


Обойдя стороной столовую, взору Владимира открылась золотая башня во всех красе. Её золотые стены ярко отражали блики трёх небесных светил. Приходилось прикрывать глаза рукой, что бы её рассмотреть. С наигранной улыбкой он бодро шёл к своей цели, не обращая внимания на любопытные взгляды. Кто-то из служителей предлагал помочь донести котелок, кто-то смеялся над его походкой, а некоторые, оказывали неприличные знаки внимания, оглядывая его сзади. Володя очередной раз поймал себя на мысли, что ему совершенно это не нравится и ускорил шаг.


Преодолев три однообразных квартала, Болтов оказался у парадного входа в золотую башню. Как и говорил Штуцер – вокруг никого не было.


Золотая Башня была свободна от забора, и колючей проволоки, ибо всемогущество великого художника вселяла страх в сердца людей.


Крыльцо было ярко-золотого цвета, массивные металлические двери устрашающе возвышались над головой. На их блестящей металлической поверхности не было видно, ни одного пятнышка, ни единой царапины, создавалось ощущение того, что эти двери никогда не открывались, а внутри никого нет. Рядом с дверьми висели два обыкновенных почтовых ящика с надписями: «Доклады для Арф», «Доклады для служителей». Сделав вывод о том, что доклад для Арфы будет прочитан ближе к отбою, Вова опустил записку в ящик для служителей. И с чувством выполненного долга отправился выполнять вторую задачу – набить полный котелок отвратительной едой.


Обратно Владимир возвращался чуть ли не бегом, что-то подсказывало ему, что его перевоплощение скоро пройдет, а отбиваться ему нечем, ведь автомат с патронами он оставил внутри здания.


Вернувшись в столовую к радости для Вовы, Арфы уже не было. Внутри царила такая же суета, что и в прошлый раз. Люди, переминаясь с ноги на ногу, стояли в очередях, ожидая получить свою порцию. Служители всех рангов вели себя шумно, весело смеялись то и дело, отвешивая подзатыльники серости.


– Смотри! Вон та Арфа с котелком, про которую я тебе говорил – Послышался уже знакомый голос шутника – Она так с ним и ходит, может, не знает, как им пользоваться? – Эй, бракованная! – Окликнул Владимира служитель.


Вова с дежурной улыбкой нехотя откликнулся – Чего тебе? – спокойно ответил он, а сам чувствовал как внутри его, нарастает паника «А вдруг я прямо сейчас превращусь обратно?»


– Ну не будь ты такой грубой, может, я тебе помочь хочу?


Немного замешкавшись, Вова решил воспользоваться ситуацией.


– Ну, помоги, можешь уступить свое место в очереди, а я наполню котелок кашей? – Выдержав паузу, добавил – мне для приманки нужно.


– Что только ваше руководство не придумает, что бы поймать недобросовестного сотрудника, давай сюда кастрюлю свою, я сам под завязку её наполню – Радушно улыбаясь, он взял котелок, спустя пару мгновений емкость была наполнена, противной серой массой. Всё так же улыбаясь, он протянул котелок обратно со словами:


– Удачной тебе охоты на… – Да так и замер.


Внезапно с оглушительным грохотом, абсолютно из всех громкоговорителей прогремело: СМИРНО!


Володя от испугу и сам поначалу было замер по стойке «смирно». Но понял, что для остальных эта команда действует иначе – все замерли в тех позах, в которых находились до приказа сверху. Весельчак стоял неподвижно, вытянув руки с котелком, сидящая за столом серость, замерла с ложкой у рта, кто-то улыбался во весь рот, кто-то так и остался закрытыми глазами. Вся эта картина напоминала детскую игру «Раз, два, три, на месте фигура замри» Но Владимира это почему-то не касалось, он не потерял способность двигаться.


С трудом вырвав из окоченевших рук котелок, он стремительно направился к выходу, который оказался, заблокирован «окоченевшими людьми»



***


Пятью минутами ранее.



– Что-то долго его нет – пожаловался Падик, он сидел на полу перед машиной и рассматривал свою культю – Эх, как же я теперь без руки работать буду?


– Ты ещё работать собрался? – Удивился Штуцер – Да мы возможно в пяти минутах от смерти! Работать он захотел! – Элвин вновь подошел к прозрачной стене и прикоснулся к ней, он почувствовал, как холодная поверхность стены согревается теплом его ладони – Надеюсь, что всё будет хорошо и нам удастся сбежать.


– Да, но только куда? – Перебил его мысли Падик – Ты помнишь, что там? Там за бескрайними полями? – Он указал уцелевшей рукой в сторону полевых работ – А вдруг там ничего нет?


– Тогда откуда явился Владимир? Из пустоты?


– Я не знаю – Падик пожал плечами – Мы ведь с тобой тоже, откуда-то прибыли, верно? Надеюсь, когда мы сбежим, к нам вернется память…


– Будем надеяться на лучшее – Приободрился Элвин – Краем глаза он заметил какое-то движение на противоположной стороне улицы, приглядевшись, он увидел странную и одновременно пугающую картину.


К их укрытию шёл высокий пожилой мужчина, в ослепительных золотых одеждах, напоминающих рясу священника. В одной руке была видна папка с какими-то бумагами, второй он вёл за шкирку изо всех сил сопротивляющегося Игоря Лукова!


Люди с благоговением, вставали на колени перед ним и причитали «Сам Великий художник явился! Слава великому художнику! Во имя третьего солнца!» Его лицо выражало призрение ко всем этим людям, не обращая на них никакого внимания, он подгонял служителя высшего ранга, который самовольно устроил погоню за пришельцем.


– Падик, прячься! – Только и успел проговорить Штуцер, как из всех динамиков прогремела команда «СМИРНО!»


– Элвин, что там? – дрожа от страха, спросил Падик – Ну чего ты молчишь? Что случилось? – Он высунулся из-за машины и увидел неподвижно стоящего Элвина Штуцера, который в момент команды так и не убрал руку от стены. Это коснулось не только Элвина, но и всех остальных людей, находящихся снаружи. Всё замерли в нелепых позах, словно древнегреческие статуи.


На Падика Оско эта команда волшебный образом не подействовала, он не потерял возможность двигаться. Воспользовавшись советом Штуцера, дрожа от страха, он залез под машину и стал наблюдать за происходящим.


Он увидел, как великий художник приблизился почти вплотную к зданию и с силой отбросил от себя Игоря.


– На колени! – Громогласно скомандовал художник.


– Как прикажите! Во имя третьего солнца, во имя вас! О! Великий! – Суетливо становясь на колени, причитал Игорь – Как прикажите я всё ради вас сделаю!


– Ты уже сделал, всё что мог! – Он достал из кармана золотой карандаш и раскрыл папку с какими-то бумагами – Расскажи мне, служитель высшего ранга, как посмел ты, без моего ведома, погоню устроить? Солдат элитных с танком активировать? Кто тебе право дал дрянь?!


– Каюсь! Хотел выделиться! Хотел лично вам пришельца привести и оружие его смертоносное! Он им стольких бед натворил, столько жизней искалечил – не унимался Игорь – Вы бы могли сколько угодно таких штуковин нарисовать, чтобы от пришельцев отбиваться!


– Вот именно, что беды от его оружия одни! – Перебил его художник – Ты, что же думаешь? Я нарочно этот мир создал таким? Я прекрасно знаю, насколько опасен его автомат! Я хочу, чтобы все были равны и не пытались выделяться из серой массы! Понимаешь?! – Не отрывая глаз от Игоря, он рисовал что-то на бумаге – Мне доложили, что в моем незаконченном здании спрятался этот пришелец? Как он туда попал?


Луков развел руками – Я удивлен не меньше вашего, он буквально стер переднюю стенку и просочился внутрь, вместе с патрульным автомобилем! – Игорь хоть как то пытался оправдаться в глазах художника – поэтому я и использовал танк!


– Очень интересно Игорь, а мы сейчас сами у него спросим – и со словами, «Что нам стоит дом построить, нарисуем, будем жить» – Он вынул из папки законченный рисунок здания, напротив которого они стояли. Легким движением руки он снял с пояса свою личную золотую «палку с ластиком», её блеск слепил глаза не хуже обители создателя. Художник поводил ею над рисунком.


Тем временем, находящийся в укрытии Падик, с изумлением наблюдал за происходящим. Внезапно, стены здания перестали быть прозрачными и обрели свой естественный вид, внутри стало абсолютно темно. Юноша почувствовал, как им овладевает паника. Но спустя пару мгновений внутри «нарисовались» окна и солнечные лучи осветили помещение.


Великий Художник продолжал свой загадочный ритуал. Он развернул золотую палку «ластиком» к листку и начал стирать переднюю стену дорисованного строения. Параллельно тому, как исчезала стена на рисунке, она так же стала испаряться и в реальном мире. Их взору предстал застывший в позе «стоп» служитель первого ранга, сзади которого стояла патрульная машина, Падика же под машиной видно не было, его прикрыл обездвиженный Элвин Штуцер.


– Так, так, так очень интересная картина получилась, и где же твой легендарный пришелец?


– Я не знаю, но он точно был там, клянусь! – Игорь удивился не меньше художника – С ними ещё серость была, его тоже нет!


– Я знаю, доклад читал.


– Какой доклад? – До Игоря стало доходить, то, что оправдаться у него уже не получится, кто-то донёс на него.


– Не твоё дело! – Он посмотрел на Штуцера – Странно, куда же он мог подеваться? – Художник вновь взялся за карандаш. Управившись секунд за десять, он скомандовал:


– Служитель первого ранга Элвин Штуцер! Вольно!


Элвин тут же подчинился приказу и безвольно опустил руку, его ноги задрожали от страха, а зубы отбивали крупную дрожь. Он был напуган настолько сильно, что все равно не мог пошевелиться.


– Прекрасно, прекрасно – с удивительной мягкостью произнес художник – Чем порадуешь Штуцер? – В ответ не прозвучало ни слова.


– Доложить обстановку немедленно! – Дружелюбный тон сменился на крик.


Элвин ничего не смог придумать, кроме того как начать цитировать им же написанный донос.


– Великий Художник! На площадке «3С» Возникла чрезвычайная ситуация, один и опасных пришельцев смог сбежать…


– Довольно! – Перебил его разъярённый художник – Где сейчас этот пришелец? Как вы смогли попасть внутрь?


– Я точно не знаю, как у нас это получилось – Запинаясь, ответил Штуцер – у него какой-то камень был, прозрачный такой…


– Камень говоришь? Похоже, это тот о ком меня предупреждали – пробормотал себе под нос художник – значит проблемы будут… Так и где он сейчас?


– Я не знаю – он безвольно пожал плечами – Я его вместе с Падиком, ой, то есть вместе с серостью, отправил к вам, записку отнести.


– Как же он смог уйти незамеченным? – Художник непонимающе глядел на Элвина.


– И действительно как? Ведь я ориентировку дал, и патруль организовал – Игорь луков в очередной раз попытался смягчить создателя. Он даже попытался вытянуть руку в сторону «замороженного» патруля, но тут же получил удар под дых.


– Да, что от тебя, что от твоих патрульных толку нет! – Рассвирепел художник, злобно вытаращив свои карие глаза, он поднял листок с очередным рисунком к небу и демонстративно смял его. Не успел Игорь Луков добавить что-то ещё, как всё его тело, повторяя конуры смятой бумаги, вмиг превратилось в кровавый комок. Брызги крови и ошметки кишок разлетелись в разные стороны, окропляя красными пятнами золотые одежды великого художника. Глядя на это месиво было трудно поверить, что секунду назад этот мешок с переломанными костями был человеком.


От увиденного Падик Оско потерял сознание.


Создатель удовлетворенно кивнул, вынул новый лист бумаги и повернулся к Элвину.


– Опиши мне подробно как выглядел пришелец – Он поднес карандаш к бумаге – И может быть, я тебя помилую – голос его стал добродушным, ему хотелось верить.


– Всё что угодно! Во имя третьего солнца – сухо проговорил Штуцер и выполнил просьбу.


Закончив потрет пришельца, он аккуратно убрал его в папку. Затем на очередном листе нарисовал Элвина Штуцера. Служитель первого ранга с ужасом наблюдал за происходящим, сковавший его ужас перехватил дыхание – Но ведь вы обещали… – только и смог проговорил он.


– Я сказал, что может быть, сохраню тебе жизнь, но я передумал, трусы и предатели мне не нужны. Сначала ты предал площадку «3С» затем предал меня и весь наш сбалансированный мир! Потом ты предал пришельца, а дальше? – Секунду помолчав, он поднял рисунок к небу, добавил – Впрочем, это риторический вопрос – И резким движением правой руки он оторвал кусок бумаги, линия разрыва в аккурат прошлась в области шеи на изображении Элвина Штуцера. Голова с омерзительным треском отлетела в сторону, тело, подкосив ноги, медленно осело на землю, извергая алые фонтаны крови.


– ВОЛЬНО! – Скомандовал Великий Художник и с непринужденным видом вновь, дорисовал здание, похоронив за его стенами тело служителя первого ранга Элвина Штуцера.


***

Падик Оско очнулся от того, что кто-то тряс его за плечо. Открыв глаза, он понял, что это был перепуганный Владимир. Он тараторил без остановки.


– Что тут произошло? Почему все внезапно замерли, а потом вновь начали двигаться? Почему здание теперь обычное? Что это за тряпка там валяется?


– Ты почему так долго? Тут такое было!– Падик с содроганием вспомнил недавние события – Сам Великий Художник приходил! А где Элвин?


– Это как раз я и хотел у тебя спросить – Владимир открыл дверь патрульной машины – Ух, на месте – с облегчением выдохнул он.


– Что на месте? – Падик с трудом поднялся на ноги и пошел по направлению к какой-то тряпке.


– Автомат на месте! Я думал, что Штуцер тебя вырубил и сбежал, прихватив с собой оружие. Я выбраться из столовой не мог, когда все замерли, представляешь? Они своими окоченевшими телами преградили путь, мне пришлось лезть по головам. Возвращаюсь обратно, а здание имеет нормальный вид. Когда в окно лез, котелок ваш обронил и вся каша вылилась. Затем прогремела команда «Вольно» я уже возвращаться не стал, так как маскировка моя испарилась. Так что ты там про художника говорил?


Но в ответ услышал испуганный голос Падика.


– Это не тряпка! Это Элвин! Значит, его тоже создатель убил! – Падик наклонился над трупом – Он меня своим телом загородил, настоящий герой – с горечью произнес юноша.


– Это какая-то шутка? Ребята вы прикалываетесь?– Он подошел к телу Элвина Штуцера. Которое и вправду превратилось в некое подобия тряпки, одновременно походившее на раздавленную безголовую мумию.

– Вот же сволочь жестокая! – Болтов ринулся обратно к машине – Падик за мной!


– Да, но куда мы теперь? – Недоумевал он.


– Мстить, разумеется! Мы должны уничтожить этого тирана и его помощника Игоря Лукова! – Володя запустил двигатель и открыл пассажирскую дверь, его трясло от злости.


– Игоря тоже художник убил – Паренек сел в машину и пристегнул ремень.


– Это, честно говоря, радует, патроны сэкономим. Поехали!

Показать полностью
-15

Сны туманного городка.

Всем доброй ночи! Этот рассказ написан в стиле фанфик. (в конце будет определение из википедии если кто не знает, что это)

И так, поехали!


Сны туманного городка.



Гарри Мейсон ворвался госпиталь, тяжело дыша, он подошел к приемной стойке, на шее у него висел небольшой фонарик. Несмотря на то, что на улице было светло, он был включен.


– Сегодня необычайно сильный туман, обратили внимание? – Лиза, по своему обыкновению была в отличном расположении духа, её белокурые волосы были затянуты в тугой хвостик, на бледном красивом лице сияла неестественная улыбка.


– Доктор Майкл Кауфман у себя? – немного отдышавшись, игнорируя её вопрос, спросил Гарри – Я не опоздал? – По его лицу было видно, что он чем-то сильно напуган. Заметив, как девушка щурится от света фонарика, он извинившись, дрожащими пальцами поспешил его выключить.


Лиза с удивлением всплеснула руками – Ну что вы, нет конечно! Вы как всегда раньше всех – она открыла журнал записей приёма пациентов, быстро пролистала несколько страниц.


– Так, Гарри Мейсон… – девушка провела пальцем по таблице – Вы, записаны на сегодня в девять тридцать утра – Она обернулась, чтобы свериться с часами, висящими за её спиной. Стрелки на часах показывали девять двадцать.


– Что ж, у вас есть ещё целых десять минут, но думаю, доктор Кауфман примет вас пораньше, все равно у него на сегодня кроме вас никого нет – Лиза обнажила белоснежные зубы – Вас проводить?


– В другой раз, как-нибудь – с натянутой улыбкой ответил Гарри – Я прекрасно помню, где его кабинет – он отошёл от стойки, озираясь по сторонам, направился вниз по коридору.


– Удачи – шепнула Лиза.


Гарри Мейсон шёл по пустому коридору, казалось, он был единственным пациентом, за то время, за которое он посещал клинику. Он ни разу не встречал других людей, никогда не сидел в очередях и не видел других врачей, а из-за дверей различных кабинетов, которые, к слову, никогда не открывались, не доносилось ни звука. По всей больнице стояла гнетущая тишина, лишь эхо его туфлей отражалось от бледных стен.


Ещё этот туман, создавалось ощущение, что в мире не осталось места, куда бы он не смог проникнуть. Он был повсюду: на улице и в помещениях, даже умудрялся находиться в общественных туалетах и пустующих душевых. Но мужчину это не беспокоило, его кошмарные сны, которые, как ему казалось, начали проникать в реальность, вселяли, куда больший страх, чем просто туманный городок. Дойдя до кабинета психотерапевта, он содроганием вспомнил, как пять минут назад убегал от огромной лысой птицей. Реальна ли она или являлась галлюцинацией, ему хотелось знать меньше всего, собравшись с духом Гарри, постучал в дверь.


– Вы необычайно пунктуальны мистер Мейсон – Доктор Кауфман резко закрыл ящик стола, нервно протёр нос платком. В кабинете царил полумрак, шторы были плотно задернуты, психотерапевт не любил дневной свет.


– Проходите, располагайтесь – Он задрал голову вверх и прикрыл глаза, блаженная улыбка осветила его уставшее лицо – можете даже прилечь, если хотите.


– Спасибо, я, пожалуй, просто присяду – мужчина уже привык, к резким переменам настроения своего лечащего врача, поэтому он покорно прошёл в центр кабинета и неуверенно присел на край кушетки.


– Ну, рассказывайте, как ваше самочувствие? Ночные кошмары всё ещё преследуют вас? – Лицо доктора было серым, уставшим, чёрные круги под глазами, казались, ещё более тёмными из-за тусклого освещения настольной лампы. Он улыбался.


Гарри Мейсон вздрогнул.


– Эти сны, они мне теперь не кажутся столь нереальными как раньше, ощущение, будто грань стирается, понимаете? – Он испуганно смотрел на психотерапевта – Мне сегодня приснился очередной кошмар, а когда я проснулся, то оказалось что...


– Да на вас лица нет! – Перебил его доктор – Советую вам прилечь и рассказать подробнее, про очередной кошмарный сон, я внимательно вас выслушаю, всё запишу, и мы это обсудим – голос Кауфмана звучал успокаивающе.


– Пожалуй, вы правы – Гарри Мейсон прилёг на кушетку и закрыл глаза, воцарилась оглушающая тишина, лишь тяжёлое дыхание доктора Кауфмана нарушало её.


– Мне приснилось, что моя дочь...


– Ваша покойная дочь – уточнил доктор


– Да, моя покойная дочь Шерил, на этот раз зовёт меня сюда в этот госпиталь ...


– В котором мы сейчас и находимся, а до этого она звала вас в этот город? В Сайлент Хилл верно? – вновь перебил его Кауфман – Вы об этом рассказываете каждый раз как приходите сюда, не находите это странным?


– Да, но сегодня я очнулся не у себя в номере, а в заброшенном кафе «От 5 до 2», что находится на краю города!


– А вот с этого места поподробнее, на сколько мне известно, двери этого кафе наглухо заколочены – доктор достал из стола листок с ручкой – Неужели вы занялись вандализм ом мистер Мейсон? Рассказывайте, я записываю.


Мужчина зажмурил глаза ещё сильнее и заговорил


– Мне снилось, будто я очутился в этой больнице, только она была заброшена, а вместо стен в ней была ржавая от крови решетка. Именно от крови, потому, что только кровь может придать такой цвет железу, грязно-коричневый. В свете нагрудного фонаря между этими решетками, видны трупы в мешках, которые подвешены внутри каких-то ржавых металлических каркасах. Мешки эти жёлтые, из них торчат только гнилые головы мертвецов. И вот я спускаюсь в подвал, по таким же решетчатым ржавым ступеням, а там внизу сквозь пол, можно увидеть как, в тусклом кровавом свете, который исходит непонятно откуда, с мёртвым скрипом вращаются, гнилые ветряные мельницы. Возле них стоит каталка, на которой лежит моя дочь Шерил! Всё её тело покрыто страшными ожогами, но она живая, она зовёт меня! Она кричит «Папочка помоги мне! Мне очень, очень больно!» Рядом с ней стоит медсестра и пытается её успокоить, я не знаю кто это, но она очень похожа на – Лизу Гарланд. Я в отчаянии, бьюсь кулаками об ржавую решётку, как вдруг замечаю, что рядом со мной лежит маленький радиоприёмник, который резко начинает трещать, секунду спустя за спиной я услышал стон. Несомненно, это был стон покойника, а затем шаркающие шаги в мою сторону. Я мгновенно развернулся и с ужасом наблюдаю, как ко мне, дергаясь словно марионетка приближается, что то сгорбленное, присмотревшись, я понимаю, что это была медсестра. А из спины у неё торчит нечто похожее на огромного слизняка или пиявку, которое слепо крутит головой, вероятно в поисках добычи. В руках у неё острый скальпель...Я пытаюсь бежать, но не могу, страх сковал мои ноги, пытаюсь кричать но вместо крика слышу лишь вой сирены, который начинает звучать всё громче и громче, затем я чувствую острую боль в области сердца и в холодном поту просыпаюсь в заброшенном кафе...


– Впечатляет – ответил доктор Кауфман – У вас посттравматический синдром после гибели вашей дочери, она ведь погибла в пожаре верно? Вот и по этой причине вы её в ожогах и увидели.


– Да, но ведь мне от неё пришло письмо, месяц назад! – Гарри достал из внутреннего кармана конверт, развернул его и протянул Кауфману. На бумаге корявыми буквами было написано «ПапАчка ПриеЖай в Сайлент Хилл, я жЫва»


– И эту записку вы мне уже показывали много раз, мистер Мейсон. Повторяю у вас посттравматический синдром и на этой почве, ваше психическое здоровье пошатнулось, думаю нужно увеличить дозу лекарства…


– А как же радио?


– Какое радио? – Изумился доктор.


– Которое я нашёл в том кафе! – Мужчина дрожащими пальцами извлек из кармана маленький красный радиоприемник – Во сне оно было точно таким же! Что вы на это скажете?


– Вам знакомо такое понятие как сомнамбулизм, проще говоря лунатизм? Вы просто видели это радио сквозь сон, ничего удивительного, я настаиваю повысить дозу…


– А как же снег? Сегодня с утра идет снег, в это время года его быть не должно! – Сокрушался Гарри Мейсон – А ещё я видел огромную лысую птицу, которая летела за мной, но мне удалось от неё скрыться!


– Снег? Лысая птица? Что за бред… что-то серьезно пошло не так – Последнюю фразу доктор произнес шепотом.


– Позвольте мне спуститься в подвал? – Гарри умоляюще посмотрел на Майкла Кауфмана.


Было видно, как доктор замешкался, но после некоторых раздумий, ответил.


– Хорошо, но только при одном условии, я увеличу дозу лекарства PTV, потому что вы начинаете сходить с ума.


Спустя некоторое время двое мужчин стояли у входа в подвал.


– Ну что ж, вы первый – злорадно произнес психотерапевт – У вас фонарик есть, а свет по какой-то причине отключили.


Он с провожающим жестом открыл дверь.


– Спасибо вам большое мистер Кауфман – Гарри Мейсон с нетерпением ворвался в темный, заваленный хламом подвал. Запах сырости резко ударил в нос. Вездесущий туман смог проникнуть даже сюда. Свет фонаря то и дело выхватывал из темноты различные коробки со старыми бумагами. Где-то в углу взвизгнула крыса и скрылась в темноте. Ничего необычного внутри не было, но привлекала внимание одна единственная деталь – большая металлическая дверь, на которой была изображена пентаграмма.


– А это, что такое? – Гарри указал пальцем на огромную во всю стену дверь с непонятными знаками и символами, заключенными в большой треугольник.


– Впервые вижу – Спокойно ответил доктор – Быть может, строители так пошутили или дети – Он пожал плечами – Дверь как вы видите, всё равно наглухо заварена.


– Какие еще дети? – Сокрушался мистер Мейсон – За все время нахождения здесь, я не повстречал никого кроме вас и вашей медсестры Лизы Гарланд! – Он подошел к железной преграде и прислонил ухо, за дверью не доносилось ни звука.


– Возьмите себя в руки Гарри Мейсон – доктор повысил тон – Если вас что-то не устраивает, можете покинуть этот город и никогда сюда не возвращаться…


– Я не могу его покинуть! Все дороги заканчиваются огромными провалами, я пытался… Я был уверен, что в этом подвале моя дочь, или я найду хоть какую то подсказку!


– Быть может в альтернативной реальности, что ни будь, найдётся? – С ехидной улыбкой ответил доктор – Вам срочно нужно принять лекарства – Кауфман с силой вытолкал пациента и закрыл за собой дверь – Дополнительную дозу PTV вам даст Лиза, разговор окончен.


Майкл Кауфман и Гарри Мейсон поднялись на этаж. Попрощавшись с пациентом, психотерапевт поспешил в свой кабинет и закрылся в нем.


Раздосадованный своей неудачей Гарри направился к стойке регистрации.


– Как прошёл приём? – С натянутой улыбкой спросила медсестра, Лизу всю трясло, а её зубы отбивали дробь, будто она простояла всю ночь на морозе.


– Хуже и быть не может – ответил Мейсон – Кауфман увеличил мне дозу PTV в два раза.


– Да, да я уже в курсе, доктор Кауфман мне уже передал – ответила Лиза, её пробивала крупная дрожь – Ох, это прекрасный препарат, скажу вам по секрету, делают его из прекрасного цветка Белая Клаудия – Она нервно одернула свой застиранный бледно-розовый халат.


– Да мне, честно говоря, плевать из чего оно! Лишь бы помогло мне избавиться от этого кошмара – он протянул руку за пакетиком с белым порошком, который был слегка надорван. Гарри только сейчас заметил крошечное белое пятнышко у Лизы под носом.


Заметив, куда он смотрит, медсестра решила сменить тему


– Вы же знаете, как чудно пахнут эти цветы мистер Мейсон? – Лиза умоляюще посмотрела на него – Далия Гилесспи говорит, что порошок из этих цветов чрезвычайно полезный!



– А знаете, что? Оставьте этот порошок себе, вижу, вы нуждаетесь в нем больше меня! – Бросив лекарство на стол, он развернулся и громко хлопнув дверью, вышел на улицу.


Оказавшись снаружи, Гарри Мейсона окутал густой туман. Он включил нагрудной фонарик и поднял голову к небу, снег крупными хлопьями падал не его разгоряченное лицо, тут же таял, приводя в чувства и освежая разум.


Так он простоял около минуты, блаженно улыбаясь, прорабатывая в голове, план дальнейших действий. Его спокойствие перебил внезапный удар об входную дверь, ведущую в госпиталь, из-за двери послышался разъярённый голос Майкла Кауфмана


– Дай сюда, этот чёртов порошок! Кто разрешил тебе употреблять чужую дозу? – раздался звон пощёчины, а за ним женский плачь.


Резко развернувшись, Гарри с силой дёрнул ручку двери, но та не поддалась, тогда он нагнулся чтобы хоть что-то разглядеть сквозь замочную скважину, понял – замок сломался, дверь невозможно открыть.


– Лиза я пойду за помощью! Слышишь? – Он приложил ухо к запертой двери, за которой не доносилось ни звука – Держись я скоро... – Его речь прервал топот детских ножек.


Оглянувшись на шум, Гарри сквозь туман смог разглядеть, едва различимый, но такой знакомый детский силуэт.


– Шерил? Это что? Шерил? – но силуэт молча скрылся за поворотом.


– Стой! Куда ты?! Остановись!


Позабыв обо всем на свете, Гарри Мейсон отправился вслед за своей дочерью, утопая в призрачном тумане городка Сайлент Хилл.


Где-то вдалеке послышался нарастающий вой сирены...



Фанфик — жаргонизм, обозначающий любительское сочинение по мотивам популярных оригинальных литературных произведений, произведений киноискусства (кинофильмов, телесериалов, аниме и т. п.), комиксов (в том числе — манги), а также компьютерных игр и т. д. Авторами подобных сочинений  — как правило, становятся поклонники оригинальных произведений. Обычно фанфики создаются на некоммерческой основе (для чтения другими поклонниками).


Для подписчиков на "Дебройд" 13.02.2018.  То есть сегодня 100% выложу продолжение! Самому стыдно, за то, что столько раз обещал и динамил Вас.

Показать полностью
74

Удали меня, пожалуйста... Часть вторая заключительная.

Минуты ожидания превратились в вечность. Я нервно дергал курсором мышки. Что бы скоротать время решил зайти на страницу Михаила. С момента трагедии на ней ничего не изменилось. Всё те же скорбные надписи от друзей и близких, всё те же идиотские открытки, он спам ботов.

Минуты ожидания превратились в вечность. Что бы скоротать время решил зайти на страницу Михаила. С момента трагедии на ней ничего не изменилось. Всё те же скорбные надписи от друзей и близких, всё те же идиотские открытки, от спам ботов. Немного полистав его страницу, я обратил внимание на одну любопытную вещь – Миша как и положено логике был в сети в прошлом году, за день до трагедии. Но это ещё ничего не доказывает, ведь существуют программы, которые с лёгкостью могут скрыть нахождение человека в сети.


Послышался щелчок входящего сообщения.


– Пожалуйста, поверь мне, ведь это я, твой друг, мне нужна помощь...

– У меня нет оснований тебе верить!

– Как мне тебе доказать?


Я от такой наглости аж поперхнулся.

– Ну, не знаю, фото свое пришли, может быть поверю!

– Сейчас, подожди минуту, я маму попрошу меня сфотографировать...


Злость мгновенно сменилось на любопытство, мне действительно стало интересно, какое фото он мне пришлёт. Как? Мамы то у него в живых нет.


Раздался телефонный звонок, это был Иван.


– Я не знаю, что происходит, но кто-то действительно пишет с его аккаунта...

– А ты заметил, что в сети он в прошлом году был? – спросил я.

– Да это фигня, тут другая странность.

– Какая?

– Дело в том, что IP адрес закреплён за его квартирой и адрес этот проявил активность. Но как мы оба знаем, что после трагедии его жилплощадь отошла государству, и её до сих пор никто не купил. Я позвонил интернет провайдеру и нарочно попросил зарегистрировать его IP на меня, мне ответили, что проблем нет, так как этот номер свободен.


– То есть ты хочешь сказать, что кто-то пробрался в его квартиру и оттуда пишет, используя его старый IP?

– Я уверен, что это так, по-другому и быть не может. Что он тебе ещё написал? – По голосу было слышно, что он немного встревожен, но старался держать себя в руках.

– Представляешь! Он мне написал, что сейчас фото свое пришлёт, которое сделает его мама!

– Быть такого не может она же...


Вновь послышался щелчок входящего сообщения.


– У мамы руки тряслись, но она сфотографировала, как смогла.

– Боже мой... Только и смог проговорить я, прежде чем телефон выпал у меня из рук. С глухим ударом он упал на пол, но не отключился.


От увиденного, меня пробила крупная дрожь, волосы на затылке встали дыбом, мне хотелось кричать, но страх сковал мои лёгкие. Появилось чувство дежавю, окутанное липким густым страхом. К такому я был явно не готов и до последнего наделся, что это фотошоп.


На фотографии был действительно Михаил. Он был изображён висящим в туалете. Глаза закатились, на его мертвенно бледном лице застыла гримаса боли и страданий. Руки безвольно свисали вниз, на брюках между ног, характерное мокрое пятно. И всё это на фоне тускло светящей лампочки, добавляющей чувство отчаяния, чувство того, что уже нельзя ничего изменить.


Из лежащего на полу телефона я услышал крики Ивана.


– Антоха! Антоха! Ну что там? Этот придурок что-то прислал?

– Прислал... – глотая слюну, шёпотом ответил я.

– И что же? Мне не терпится взглянуть!

– Не думаю, что тебе это понравится, если это действительно он то...

Из трубки донеслось

– Что ты говоришь?! Тебя плохо слышно!


– Сейчас я тебе перешлю фотографию... – Ответил я лежащему на полу телефону, и дрожащей рукой я навёл курсор на кнопку «Переслать». Но как только я поднёс палец к левой кнопке мыши – раздался громкий стук в дверь, затем раздался хлопок взорвавшейся лампочки. Один из осколков угодил мне прямо в шею, оставив хоть и маленький, но весьма неприятный ожог.


От неожиданности я дёрнулся так, что мышь вылетела у меня из руки, от удара об пол у неё открылась крышка и вылетели батарейки. Стук в дверь прозвучал с новой силой. Я дрожащими пальцами поднял телефон.


– Ваня я тебе перезвоню, ко мне кто-то пришёл…


Стук в дверь.


– Время без пяти двенадцать! Кто это может быть?


Стук стал ещё громче.


– Да, нет, я не знаю. Я ещё и мышку разбил, плюс лампочка почему-то взорвалась, позже тебе перезвоню... ни черта не видно.


Из трубки доносился не на шутку взволнованный голос Вани.


– Только не открывай дверь, если не знаешь кто...

«Бух! Бух! Бух!» Было слышно, как кто-то барабанит по двери. Беспокоясь за то, что ночной гость может разбудить соседей, я в потемках, осторожно ступая, чтобы не поранить ноги об осколки, поспешил к двери.


Сердце бешено колотилось в груди, стук теперь не прекращался и превратился в барабанную дробь, руки покрылись липким холодным потом. Ноги не слушались, преодолевая страх, я подошёл к двери и посмотрел в глазок.


За дверью стоял Мишка, мертвый. Его прямые окоченевшие руки безвольно били по моей двери. Изо рта был слышен тихий внутриутробный стон, глаза закатились так, что были видны только белки. На шее болтался кожаный ремень, на котором он свёл счёты с жизнью. Внезапно я услышал чей-то шепот в своей голове «Удалиии меняяя, пожалуйстааа». После этих слов на лестничной площадке взорвалась лампочка. Стук в дверь прекратился.


Я резко отпрянул от двери и развернувшись на сто восемьдесят градусов с силой ударился виском о дверной косяк ведущий в комнату. В голову вонзилась острая боль, из раны потекла теплая струйка крови. Приложив руку к ушибу, я поспешил в ванную, чтобы остановить кровь и продезинфицировать ранение.


Опираясь одной рукой о стены, второй придерживая висок я, пошатываясь, добрался до ванной комнаты, открыл висящий над раковиной шкафчик. Достал перекись водорода стал обильно поливать место удара, кровь начала бурлить и пениться, струя кровавой пены стала стекать с моего лица в раковину. Я открыл кран, чтобы её смыть, набрав в ладони воды, я опустил в них лицо и начал обильно смывать. Убедившись в том, что кровь мне удалось остановить, мною было решено пойти на кухню и взять бинт, что бы перемотать голову. Но стоило мне приподняться, как на меня посыпалось содержимое шкафчика: зубная щетка, пена для бритья, бритва и мыло всё это стремилось упасть мне на голову. С несвойственной мне скоростью, я смог увернуться и закрыть дверцу.


Я замер. Стал прислушиваться к звукам, тишина, долгожданная тишина, только гулкое биение сердце нарушало её. Выдохнув с облегчением того, что всё это закончилось, я вышел из ванной.


Придя на кухню, я спокойно достал бинт из ящика и замотал голову, появилось ощущение умиротворения. Я решил попить чаю, чтобы окончательно успокоиться и разобраться с произошедшим. Подойдя к чайнику и нажав кнопку, краем глаза заметил, как что-то огромное пролетело за окном. «Показалось» Подумал я, Миша летать вроде как не умел, а в голове мелькнула строчка из стишка «Если б Мишки были пчелами, то они бы нипочем, никогда и не подумали, так высоко строить дом». Действительно высоковато будет, на десятом то этаже, я усмехнулся и стал ждать, пока закипит чайник. Так я просидел около минуты, пока кроме звука закипающей воды я не услышал до ужаса знакомый, монотонный стук в дверь! Который доносился из моего туалета. На этот раз у меня и мысли не было идти и смотреть, кто там стучит! Пулей, выскочив из кухни, я устремился в свою комнату, но добраться до ней мне было не суждено. В момент, когда я поравнялся с туалетом, дверь с силой распахнулась, угодив в больной весок.


Я отключился.


Очнулся уже утром, на том месте, где сознание оставило меня, в коридоре под дверью. Меня разбудил телефонный звонок. Кое-как, поднявшись на ноги, я почувствовал сильную головную боль. Оно и логично, не каждому суждено получить по голове дважды за один вечер. С опаской я заглянул в туалет, к счастью для меня там никого не оказалось. Было решено добраться до своей комнаты и доложить Ивану обо всем, если он конечно поверит.


Осторожно обойдя осколки от лампочки, я добрался до своего стола. Под ним рядышком друг с другом лежали мышка и телефон.


– Антоха ты куда пропал? Обещал перезвонить и не сделал этого, обещал фото прислать и снова меня продинамил! – Иван тараторил как заведенный, он был как всегда бодр и свеж, хотя ночами практически не спал.


– Миша ко мне вчера приходил – с небывалой легкостью на душе ответил я.


– Ты что вчера накурился?


– Уж лучше бы это был реально глюк – Я поднял мышку, вставил в неё батарейки, красный огонек приветливо замигал – Ух, работает!


– Кто работает? – Недоумевал Ваня – У тебя там все в порядке? Помощь нужна?


– Пока не знаю, но осколки нужно точно убрать, с этим я и без тебя справлюсь – Привычным жестом я вывел компьютер из сна, монитор живо загорелся, на экране высветился браузер с открытой вкладкой сайта ВК. Пробежав взглядом по своей страничке, наткнулся на пугающее уведомление «Сообщения - 1»


– Да не переживай ты так Ванёк, сейчас я тебе все перешлю.


Я положил трубку и с тревогой на душе открыл сообщение. Да, оно было от Михаила.


«Привет ещё раз! Прости, за то, что пришлось напугать, но по-другому до тебя было не достучаться. Знаю, это было страшно, но ты не представляешь какого мне сейчас, страх повелевает мной, темнота заполнила мою душу. Я здесь совсем один, ко мне иногда приходит мама и пытается вытащить меня из петли. Когда ей все же удается меня освободить, то в полночь я всё равно оказываюсь здесь, в этом адском туалете. Это моё проклятье, это мой личный ад. Из раза в раз ремень становится всё туже и туже. Надежда на спасение почти угасла, но она есть! Голос тысячи голосов поведал мне: это происходит потому, что вы друзья мои не даете мне покоя. Как бы странно это не звучало, но виной тому социальная сеть. Она хранит в себе часть моей души, все эти фотографии, видеозаписи, песни и переписки. Всё это каким-то образом удерживает мою душу на земле. Если это бессмертие души, то уж лучше вообще не чувствовать ничего! Ваша скорбь по мне, держит меня в этом мире. Вы должны простить меня и отпустить.


Я общался с такими же душами, застрявшими здесь, они так же страдают, некоторых буквально выворачивает наизнанку, когда от их лица заходят в соцсеть. Лишь немногим посчастливилось стать свободным, им повезло, что их родные и близкие удалили их страницы. Вы ведь не оставляете покойника на том месте, где за ним пришла смерть? Вы придаете его земле, а не выставляете на всеобщее обозрение.


Я так устал. Пожалуйста, удали меня…»


Прочитав сообщение несколько раз подряд, я решил отправить копию переписки и фотографию Ивану. Не прошло и пяти минут как он перезвонил.


– Слушай, это на самом деле пугает до глубины души, не знаю даже что и ответить. Если это чья-то злая шутка, то весьма поучительная. Но я тоже считаю, что страницу его надо удалить, нехорошо всё это. И кстати не раскисай там! Ты, наверное, забыл совсем, что завтра новый год! Увидимся на ледовом городке! До встречи! – Не дождавшись моего ответа, он повесил трубку.


Если бы он знал, что мне пришлось пережить, он не был бы таким веселым, но об этом я никому никогда не расскажу.


***


Новогодняя ночь была прекрасной, люди собрались на ледовом городке. Дети весело катались с горки, родители пили шампанское. Несколько мужчин в костюмах деда мороза, ходили по городку и раздавали детям сладости и фрукты. Красивая белая лошадь катала детишек и их родителей, многие фотографировались с нею. Атмосфера праздника была на высоте, такой радости от встречи нового года я не испытывал лет пятнадцать.


Один из пьяненьких, но в прекрасном расположении духа, дед мороз, притащил в центр городка огромную коробку с фейерверками. Слегка пошатываясь, он поджег фитиль и с невероятной прытью отбежал на десять метров, остальные последовали его примеру. Спустя мгновения из волшебной коробочки стали вырываться яркие разноцветные шары, распускаясь подобно букету красивейших цветов. От такого сильного грохота из толпы выбежал совсем ещё маленький черный щенок с белых ухом. Жалобно скуля он прибился к моим ногам.


– А кто это тут у нас такой хорошенький? – Я поднял щенка на руки, он радостно завилял хвостом и, выражая всю свою щенячью радость, начал вылизывать мне лицо.


Ко мне подошла милая девушка, как оказалась моя будущая жена и спросила.


– Какой хорошенький, вы его обязательно оставьте себе, ведь его год наступил. И имя ему обязательно дайте!


– Его зовут Мишка – Ответил я.


*********

Всем спасибо за то, что прочли, надеюсь не разочаровал))

PS Иногда буду выкладывать различного рода страшилки (хотя и не только их выкладывал и продолжаю это делать) Так что в январе у меня есть еще пару идей))

PSS Всех с наступающим Новым Годом!

Удали меня, пожалуйста... Часть вторая заключительная. Страшные истории, CreepyStory, Страшилка, Ужасы, Авторский рассказ, Крипота, Длиннопост, Текст
Показать полностью 1
61

Удали меня пожалуйста... Часть 1

У каждого человека в мире, есть друг. И неважно, какой это человек, хороший или плохой , нищий или богатый, у всех есть друзья, даже у сумасшедших они есть, в основном воображаемые, но это сути не меняет. И часто случается так, что по той или иной причине мы резко перестаем дружить. Вот сегодня мило беседуем с ним, а завтра уже ненавидим и материм так, что у того уши краснеют. Причины бывают разные: будь то предательство, или разошлись интересы (что чаще всего бывает), или банально он занял у вас денег и не хочет отдавать. Как говориться: «Хочешь потерять друга – займи ему денег». Конечно же и без трагический случаев не обходится.


Сегодня я хочу вам поведать, ужасную, дико страшную историю, которая случилась со мной в прошлом году.


В один из прекрасных предновогодних декабрьских вечером, придя с работы, по своему обыкновению я уселся в компьютерное кресло с чашкой ароматного чая. Жил я тогда один, поэтому мне никто не мешал проводить свое свободное время так, как я хочу. Вечера проходили по одному сценарию: включаю браузер, в одном окне открываю соцсеть ВК в другом Ютуб, и пока смотрю различные видосики, параллельно общаюсь с друзьями или просто знакомыми людьми.


Время близилось к одиннадцати часам вечера, когда при просмотре очередного дурацкого видеоролика, меня отвлек характерный щелчок входящего сообщения. Нехотя поставив ролик на паузу и с мыслями «Кому это еще не спится? Хоть бы ему черти руки выкрутили» Я переключил окно в браузере на сайт ВК.


– Привет…


Сначала я слегка удивился тому, от кого мне пришло сообщение. Это был мой бывший лучший друг Мишка Кобзон. Я ему ответил:


– Привет, тебе не стыдно?


– Конечно, стыдно…


Меня это уже начало злить, потому что написать он уже не мог. И в полной уверенности, что его взломали – решил подыграть злоумышленнику:


– За что же тебе стыдно?


– За то, что я повесился в прошлом году…


Смесь удивления и гнева обрушились на мою голову! Ведь действительно Мишка перестал быть моим другом, потому, что он повесился в конце прошлого года!


Был отличный воскресный вечер декабря. Я, Мишка и ещё несколько друзей собрались у него дома, что бы «отрепетировать» Новый год. Всё как положено: Бенгальские огни, шампанское, оливье и апельсины. Все танцевали, смеялись и поздравляли друг друга с новым годом. А вот Мишка был наигранно весел – он громче всех смеялся и танцевал, в глазах его можно было разглядеть плохо скрываемую скорбь. Мы все прекрасно понимали, в чем была причина, ведь два года назад, он потерял своих родителей. Мама умерла от сердечного приступа, а отец с горя, стал много пить и в конечном итоге «словив белочку» вышел в окно.


В начале третьего часа ночи, мы все напились до такой степени, что каждый уснул, где сидел.


К десяти часам утрам, мой мочевой пузырь настойчиво попросил его опустошить, иначе авария на теплотрассе будет неизбежна.


Ох, лучше бы первый пошел в туалет не я! Открыв дверь, я буквально оцепенел от страха. В туалете над унитазом висел Мишка! Я заорал что есть мочи, начал вынимать его из петли в надежде на то, что его еще можно откачать. Но было уже поздно, с момента смерти прошло часа четыре, не меньше. Его труп уже успел окоченеть.


С того момента прошел год, и мне до сих пор не верится в то, что он сделал. Дикая ярость с новой силой нахлынул в мою душу, и я написал:


– Я не знаю, кто ты и зачем глумишься надо мной и над бедным Мишкой. Но настоятельно рекомендую выйти из его профиля и больше не шутить! Если ты этого не сделаешь, клянусь, я найду способ тебя вычислить, и тебе не поздоровится!


– Ты не понял, Мишка это и есть Я!...


– Ну всё тебе конец!


Схватив мобильник, я решил позвонить своему товарищу Ивану, который занимался различного рода компьютерного шпионажа. Он мог с легкостью вычислить IP адрес шутника.


– Алло Иван? Не разбудил?


В ответ послышался бодрый голос:


– Нет, что ты, для меня это раннее утро, говори быстро и по делу, у меня мало времени.


– Мишку Кобзона взломали!


– Вот это да, как так? Для чего? Денег просит? – В голосе Ивана послышался живой интерес.


– В том то и дело, что нет! Он… он извиняется!


– За что?


От нахлынувших эмоций у меня встал ком в горле, но я сумел выдавить из себя слова.


– Он извиняется… за то, что он повесился… понимаешь?


На той стороне послышался удивленный вздох.


– Хорошо, я тебя понял, через пять минут перезвоню, будь на связи! – Он повесил трубку.



Продолжение следует...

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!