MironMironov

MironMironov

Пикабушник
поставил 884 плюса и 732 минуса
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
2352 рейтинг 491 подписчик 1 подписка 13 постов 10 в горячем

Десятая часть

На следующий день я поехал в изолятор за своими вещами. В изоляторе сотрудник сказал чтоб зашел через час, за это время всё подготовят. От изолятора до прокуратуры пешком было пять минут. Я решил дойти до следователя. Я не помню мотивов, по которым я решил это сделать. Скорее всего меня просто распирало изнутри от осознания того, что я так легко отделался.
Следователь меня встретил по доброму. Сказал , что таких фартовых людей как я, нечасто можно встретить. Еще сказал, что принято решение не обжаловать вердикт и поэтому я могу быть спокоен за свою свободу. Поинтересовался , какие дальнейшие планы на жизнь. Я в общих чертах поделился. Сказал что хочу восстановиться в универе и параллельно трудоустроиться куда нибудь. Он в ответ покрутил пальцем у виска. Дальше наш диалог по памяти:
(С)- Неужели ты думаешь, что тебе забудут твои показания?
(Я) - Показания все давали. Я один что ли? Вон Дима Леху сдал в итоге, Сергей все оружие отдал.
(С) - Они «старших» не сдали, только друг друга. Ты ж понимаешь, что решения Дима не сам принимал?
(Я) - Да. Но «Химмаша» то больше нет.
(С) - «Химмаша» может и нет, но люди то остались. В общем мой тебе совет. Дуй из города по крайней мере на пару лет.
(Я) - Куда я поеду? У меня семья, учеба..
(С) - Придумаешь что нибудь. Ты нормальный парень. Не хочу в будущем твое убийство расследовать.
Мы попрощались. И для меня картина открылась несколько с другой стороны. Нет, не то чтобы я не думал о какой то возможной мести по отношению ко мне. Но я рассуждал так, что здесь все попали одинаково и никто не запирался. Однако тот факт, что я вышел, а остальных посадили, мог кого то заставить подумать, что у меня были со следствием какие то договоренности.
На той же неделе суд вынес решение о сроках наказания. Решение в цифрах принимал уже непосредственно судья , исходя из вердикта присяжных. Денис, как заслуживавший снисхождения, получил по совокупности 11 лет. Сергей и Дима 23 и 24 года соответственно.
Не семейном совете было принято решение о моем временном переезде в соседнюю Рязанскую область. У тестя там жила родня. Его племянник работал руководителем в одном из подразделений Межрегионгаза. В итоге меня приняли на работу слесарем. По факту в организации я был просто бесполезным человеком на минимальном окладе. Меня никуда не отправляли по заявкам, а пристроили звено, которое занималось тем, что ездило по деревням на служебной «буханке» и агитировало пенсионеров заключать договора на ремонт и обслуживание газового оборудования. Работа скверная, фактически вымогательство денег законным способом. Выглядело это так: машина с логотипом останавливалась у калитки. Дальше мы шли во двор и представлялись газовой службой. Должны были проверить все единицы газового оборудования (газовые плиты, котлы) на утечку. Для этого узлы обмыливались пенным раствором и если утечка находилась, то старший группы говорил, что мы вынуждены перекрыть вам газ до устранения. А чтобы устранить, надо было звонить в службу, оставлять заявку и вся остальная тягомотина.
Чтоб решить вопрос «на месте» людям предлагалось тут же заключить договор на ремонт и обслуживание ГО на полгода, заплатить 250 рублей и утечка устранялась сразу, силами нашей доблестной бригады.
Поработав так три месяца, меня стали привлекать ко всяким шабашкам, типа прокладки магистралей в разные отдаленные районы. И я копал траншеи для укладки труб в местах, куда не могла проехать техника. Платили за это в обход кассы, но не очень много.
Жена и сын приезжали ко мне за это время 2 раза. Я скучал по ним и все чаще у меня в голове были мысли о возвращении.
В какой то момент мне стало так нестерпимо тоскливо, что я написал заявление и меня уволили в тот же день без отработки.
Я собрал вещи и вернулся в Саранск.
Мне бы вернуться и жить себе максимально тихо, но я за время проведенное в тюрьме и вынужденном отъезде, очень соскучился по полноценной активной жизни. У меня ее по сути никогда и не было толком. Я восстановил свои «спортивные» связи. И стал ходить на футбол с компанией, которой и до этого иногда играл. Но если тогда у нас интересы были чисто футбольные , то потом я подружился с этими ребятами и после игр наше общение не заканчивалось. Параллельно я нашел работу. Не бог весть что, но зарплата была плюс-минус средняя по Саранску. Организация занималась изготовлением всяких визиток, брошюр, вывесок, печатью на одежде, буклетов, фирменной атрибутики и тд.
В какой то момент нашей «футбольной компании» повезло. Мы всегда как то находили спарринг- партнеров для игр. Так было веселее, появлялся спортивный азарт. Плюсом также было то, что один из нашей компании был активистом «Молодой гвардии» (молодежное общество под патронажем «Единой России»). В одной из таких игр мы познакомились с детьми одного республиканского чиновника и нас позвали для регулярных игр два раза в неделю на главный республиканский стадион - тогда это была «Светотехника».
Тренировки проходили поздно. Народ там в основном играл занятой, собирались после работы, часов в 7-8 вечера. Играли полтора часа, потом общались, обсуждали игру и разъезжались по домам уже ближе к 11 ночи.
В таком ритме прошел год. Сейчас, оглядываясь назад, могу точно сказать, что это был наверное самый лучший год в моей жизни. Работа , учеба, спорт, семья - везде всё ладилось и получалось. Меня окружали отличные люди и их круг постоянно расширялся.
Наступила осень 2006 года. Я по прежнему посещал тренировки. Своей машиной я пока не обзавелся, поэтому ездил на них на автобусе. В тот день я должен был после игры поехать к брату , смотреть вместе Лигу Чемпионов. После тренировки я сел в автобус и поехал на Химмаш. В автобусе я стоял на задней площадке и поэтому хорошо видел весь салон. На своей остановке я вышел. Вместе со мной вышел невысокий парень в бейсболке и с сумочкой через плечо. Дорога до маминого дома шла строго прямо. Для тех, кто знает Саранск: я вышел у ГТС и спускался вниз по Гожувской улице. Парень в бейсболке шел за мной. Дистанция была небольшая , шагов тридцать. У меня была привычка оборачиваться каждые пару минут. Она осталась еще с прошлых времен и поэтому я всегда крутил башкой по сторонам. До дома от остановки идти примерно километр. За это время я обернулся несколько раз и все время парень шел за мной примерно на одной дистанции, не отставая и не догоняя. Меня это не очень беспокоило. Было отличное настроение, да и все страхи остались в прошлом. В какой то момент , чтобы пройти к дому, мне надо было повернуть налево и через 50 метров направо.
Фонари горели только на главной улице. Во дворах же было темно, хоть глаз коли. После второго поворота я услышал приближающийся топот ног и только я стал поворачиваться, чтобы посмотреть на бегущего, как в этот момент моё тело начали прошивать пули. Меня ударной силой швырнуло вперед , я несколько раз кувыркнулся на асфальте. Вы возможно не поверите мне, но я в долю секунды понял, что меня убивают и просто на каких то инстинктах стал кричать. Кричал я чушь просто несусветную. Что «найду и убью тебя, сука», «буду стрелять» и другие бессвязные угрозы, которые конечно никак не мог осуществить. Возможно это спасло мне жизнь, потому что скорее всего стрелка это смутило и добивать он меня контрольным не стал, развернулся и убежал опять за угол. Телефон мой при падении выпал из кармана. Скорую я вызвать не мог. На несколько моих криков о помощи никто не отреагировал. Я встал и как смог поковылял к ближайшему подъезду девятиэтажки. Благословенные двухтысячные… Домофон тогда был редкостью, во многих подъездах стояли кодовые замки. Этот же оказался открыт совсем. Я сразу понял что с одной ногой что то не то, прострелены насквозь были обе, в самой середине бедра, но правая вообще не слушалась, ее волочил за собой. Сил моих хватило только на то, чтобы преодолеть первый лестничный пролет, дальше я кинул возле лифта свою сумку, упал на нее и стал колотить в ближайшую дверь рукой. За дверью голос старушки: кто там? Кричу, что ранен, прошу вызвать скорую. Старушка говорит, что у нее нет телефона. Я напрасно трачу время, пытаюсь что то объяснить. Но она напугана, открывать боится. А у меня уже очень мало сил, осматриваю себя. Помимо простреленных ног течет кровь из левой части груди, там кровь выходит толчками. Прижимаю рукой что осталось сил. В это время на мои крики выходит мужик из крайней двери и говорит, чтоб я лежал спокойно, скорую он уже вызвал. Оказывается он смотрел в глазок с тех пор как я начал шуметь и оценил ситуацию и вызвал ментов и медиков.
Все… остаётся только ждать.
Боли не было совсем. Организм в такие моменты видимо знает как себя вести. Я от шока не чувствовал ничего. Правда скоро от потери крови меня начала бить крупная дрожь.
Ждали мы очень недолго. На моё счастье в этот день в нашем городе начали свою работу два новых реанимобиля. Снимать сюжет об этом приехала съемочная группа телепередачи «Спасатели». Возможно кто то помнит еще такую. Была очень популярна в свое время, но почему то кочевала с канала на канал. То на РенТВ была, то на НТВ, то еще где то.
Первым в подъезд заходит мужик с камерой, поднимается на площадку между первым и вторым и все это время продолжает меня снимать. Дальше заходят врачи. Они кладут меня на носилки и несут в автомобиль. Уже внутри на мне просто разрезают всю одежду, чтобы снять ее. Ставят какой то укол, потому что меня уже такая дрожь херачит, как будто конвульсии.
Мы мчим в больницу. Вот тут я уже плоховато помню все что было. Из воспоминаний осталось только то, как меня тупой бритвой брила медсестра перед операцией и успела меня порезать пару раз. Дальше я на столе, мне дают наркоз и я вырубаюсь буквально за пару минут.
По ощущениям я очнулся как будто в ту же ночь. На самом деле прошли сутки.
Я лежал привязанный к каталке и мне жутко мешала трубка во рту. Я попытался позвать медсестру , но никто не пришел. Из за этой трубки я начал блевать. Я еще тогда подумал, что умереть не от ранений, а захлебнувшись в своей блевотине - это было бы эпично… В итоге ко мне подошли только через полчаса…
Еще два дня я лежал в реанимации. Постоянно то проваливаясь в сон, то на короткое время приходя в себя. Из бока торчали дренажные трубки. Болели швы и места ранений. Да, в момент покушения я не мог четко понять сколько раз в меня попали. Видел на себе три выходных отверстия. В итоге всего в меня попало 5 пуль. Как я уже говорил , две из них прострелили насквозь мои ноги в середине бедра, одна пришлась в левую ягодицу, одна прошла насквозь и сломав мне ребро вышла с левой стороны груди и еще одна была где то в туловище. Достать ее не смогли , т.к. рентгеновский снимок делали сбоку и не смогли точно определить ее местонахождение, а МРТ не стали делать, потому что боялись, что из за этого она начнет двигаться в организме.
На третий день пришел следователь , который вел моё дело. Попросил рассказать все обстоятельства. Я рассказал что вспомнил. Составили фоторобот. Знаю , что потом пытались найти пассажиров того автобуса , на котором я возвращался домой. Уголовное дело возбудили по статье «Покушение на убийство». Забегая вперед скажу, что никого так и не нашли в итоге. Я потом много раз думал и понял, что к стрелку у меня какого то большого негатива или ненависти нет. Судя по исполнению, там был такой же молодой парень, как и я. Сделал как смог, убежал. Возможно рад был даже, что не убил.
Меня по соображениям безопасности определили в отдельную палату. Я поправлялся довольно хорошими темпами. Единственное, что серьезно беспокоило, это правая нога. Она плохо слушалась, медленно откликалась на мои желания, пропала чувствительность в стопе. Мне кололи пятку иголкой, а я этого не чувствовал как боль, а чувствовал как просто прикосновение. Врач сказал , что задет нерв, со временем это восстанавливается.
Вытаскивать пулю из ягодицы мне не стали. Сказали, что останется со мной навсегда. Там много нервных окончаний. Побоялись, что во время операции могут их повредить и тогда я вообще останусь без ноги. А вот со второй пулей вышла очень любопытная история.
Как то раз я лежал на кровати и случайно нащупал ее под мышкой. Она практически прошла насквозь , но ее задержали мышцы. Она при нажатии легко нащупывалась. На обходе я сказал об этом врачу, он посмотрел снимок и сделал вывод , что это действительно она. В тот же день мне сделали мини- операцию: обкололи это место, сделали надрез около 3 см и извлекли ее буквально на моих глазах.
В те же дни, я узнал , что такое потерять сознание. Как то раз встал с кровати, а дальше ничего не помню. Очнулся когда уже испуганная медсестра меня шлепала по щекам.
Через две недели вышел тот самый выпуск программы «Спасатели» со мной в главной роли)… Очень непривычные ощущения были - смотреть на себя , залитого кровью, со стороны… Этот выпуск я потом нашел в интернете и записал. Но последний раз пересматривал наверное лет 5 назад.
У меня долгое время держалась температура, произошло это оттого, что при ранении была задета плевра и там скапливалась жидкость. При вдохе-выдохе были хрипы внутри. Мне со спины сделали прокол и откачали шприцем примерно 1,5 мг. После этого температура спала и я окончательно пошел на поправку. От ранений до выписки прошло чуть больше месяца. Я похудел за это время на 10 кг. Когда я самостоятельно потом поднимался в первый день на четвертый этаж без лифта, то я думал что покоряю Эверест.
Процесс реабилитации ноги занял длительное время. Делали иглорефлексотерапию, стимуляцию током, массаж. Через полгода работоспособность восстановилась примерно на 80% от нормы. И в принципе так и живу с этим. Не хромаю, играю в баскетбол. Мешает конечно, резкость движений совсем не та, но и против меня не Майклы Джорданы).
Из положительного - комиссовали и выдали военный билет. В армию так и не сходил.
Да, может кому интересно будет. Дима и Сергей получили уже будучи в колонии еще по 2 года плюсом. Несколько лет назад было раскрыто покушение на человека. Он получил ранение в голову из ТТ, но остался жив. Меня тогда разыскал следователь и хотел , чтоб я приехал в суд. Я отказался. Судя по тому, что предлагали не очень настойчиво и обошлись без повесток, не очень то я там и нужен был.
На этом история моя завершена. Напишу еще эпилог. Там будут просто рассуждения на тему. Спасибо всем, кто читал, комментировал и задавал вопросы.

Показать полностью

Девятая часть

В тот же день меня первый раз допросили. Предъявили мне обвинения по двум статьям: 105 (убийство) и 222 (незаконное хранение оружия). Картина становилась понятной. На меня дали показания Тимофей и Леша.
Убийство , которое я не стал совершать (человек с собакой), было произведено именно из того самого злосчастного ПМ. Удивительно, что для сверки гильз и пуль понадобилось больше полугода. Два месяца я находился в разработке. Все мои телефоны прослушивались, велась слежка. Ничего этого я не замечал. Спустя два месяца оперативники сделали выводы, что я от криминала «отошел», никаких интересных контактов им не дам и поэтому решили меня брать.
До того, как был произведен обыск, все обвинения строились на показаниях Леши и Тимофея. После обыска к ним добавилась еще обойма ТТ с тремя патронами и фото «шиндяпинских» (многие на фото были к тому моменту уже убиты, включая и самого Шиндяпина, которого застрелили вместе с водителем в Нижнем Новгороде за несколько месяцев до моего ареста).
От государственного адвоката я сразу отказался, а нового мои родные нанять еще не успели. Поэтому после первого допроса я поехал в ИВС.
Помню полное ощущение нереальности происходящего, когда ночевал в изоляторе первую ночь. В голове полный хаос. Я почти сразу же для себя решил, что за чужое преступление сидеть не хочу. Но оправдаться можно было только одним способом: сдавать других. Я не буду тут врать и писать о сложном моральном выборе. Сложного тут особо ничего не было. Мне не хотелось в 20 лет сесть в тюрьму на большой срок. Моя совесть была чиста. Да, косяк с пистолетом был мой. Но после того, как я в этом признался, не было никакой необходимости убивать из него человека. История с покушением на брата тоже сыграла свою роль. О том, что возможен такой исход нас просто не предупредили.
Весь следующий день после ареста меня не трогали. Через день меня привезли на новый допрос. Там я познакомился со своим адвокатом Еленой Николаевной. Пообщаться нам особо не дали. Под протокол я сказал о том, что невиновен. А когда адвокат ушел, то мы стали уже общаться в неформальной обстановке. Я сказал что не убивал и не знаю кто убил , но знаю того, кто дал команду. Следователь сказал что пока оснований верить мне нет. Найденные боеприпасы тоже говорят не в мою пользу. Кроме того есть описание человека, который убийство совершил и по нему я тоже подхожу. Предварительно позиции были озвучены. Фамилию я в тот вечер назвал, но пока только одного человека - Димы. На следующий день меня повезли из ИВС в суд и определили содержание под стражей на три месяца. Из суда повезли уже в тюрьму на ул. Рабочую. В течении недели меня каждый день возили на допрос в прокуратуру. Происходило это обычно в вечернее время. Не знаю почему, может боялись, что днем меня кто то может случайно увидеть.
Позиции у меня были плохие. Следователь мне вроде и верил , но постоянно требовал дополнительной информации. Кроме того давил через брата. Несколько раз мне впрямую сказали, что его привлекут за хранение оружия. Сомневаюсь, что он в его состоянии получил бы что то серьезнее условного срока, но тогда мне вообще не хотелось чтоб это его как то коснулось. После ранения он доучивался в Кооперативном институте дистанционно. Уголовное дело - это отчисление практически гарантированно.
За время следствия меня ни разу не ударили и не пытали. К одному убийству я был прилеплен намертво, не было смысла из меня что то выбивать. К концу первой недели допросов я рассказал обо всех трех эпизодах, в которых так или иначе участвовал. Мне было обещано, что если показания подтвердятся, то к суду я приду со статьями 30( приготовление к преступлению, убийству), 222 (хранение оружия) и 309 (угроза свидетелю по уголовному делу) и все это в составе группы.
Примерно через месяц после моих показаний задержали Дениса, Сергея, Диму и Женьку.
Встретились мы в дальнейшем уже на суде. Из тюрьмы на Рабочей меня перевели в изолятор ФСБ на ул. Льва Толстого. Я до этого и не знал, что в самом центре города, практически на площади есть тюрьма. Находится она во внутреннем дворе здания УФСБ по РМ. Оставаясь обвиняемым, я одновременно стал одним из главных свидетелей. Видимо опасаясь за то, что сотрудники ФСИН могут как то быть коррумпированны, меня и перевели в этот изолятор. Камеры в нем исключительно двухместные. Долгое время я сидел один. Потом из Пензы привезли какого то директора завода и он на месяц стал моим соседом. Потом его так же внезапно забрали.
Тем временем срок ареста продлили еще на три месяца. Их я досидел уже один. Из мало - мальски интересного, что случалось в те дни, могу вспомнить только то, что меня вызывал для знакомства начальник изолятора. Видимо в прошлом был оперативником и поэтому активно проявлял интерес к моему делу.
В основном изолятор пустовал. Кто то конечно сидел помимо меня, но свободных камер было достаточно. Когда нас выводили на прогулку в изолированный бокс, по грохоту открываемых дверей было понятно, что сидит от силы 4-5 человек.
Дело мое тем временем шло к суду. Сразу скажу, что героев на стадии следствия не было. Показания дали все. Сергей еще и выдал тайник с оружием.
Как они были получены я не знаю. Денис в первые дни после ареста попытался вскрыться на допросе. Сумел как то схватить со стола что то из канцелярки и засунуть себе в живот. Накануне суда Дима и Сергей отказались от показаний данных на следствии. Денис и Женек не стали этого делать.
Да, в ходе следствия кто то из них дал показания на Леху. Он оказался тем, кто совершил убийство на Косарева. Но поскольку это случилось не в первые дни, то задержать его не удалось. Поймают его уже через три года в Пензе.
Дальше случилась для меня необъяснимая ситуация. Отказавшись от показаний Дима и Сергей (видимо по совету адвокатов) запросили суд присяжных. Он и был в итоге назначен.
Неприятной новостью стало то, что к суду всем добавили еще одну статью - 209 (бандитизм). По нему наказание начиналось от 10 лет. Понятно , что в итоге его все равно назначили бы частичным сложением сроков, но одно дело быть внутренне настроенным на срок в 5 лет (из которых зачли бы 9 месяцев в изоляторе), а совсем другое это срок в 10+…
День суда наступил. Нас поместили в одной клетке. Я сидел с краю, ближе всех к выходу. Рядом со мной сидел Сергей. Пока все рассаживались и ждали судью, он вполголоса убеждал меня и Дениса отказаться от показаний на следствии. Его слова были: «Все уйдем. Отвечаю , все уйдем».
Чуть забегу вперед, оказалось, что возможно доля правды в его словах была.
Первый день был отбор присяжных. Пришло 20+ человек. Бросилось в глаза, что женщин было раза в 3 больше, чем мужчин. В итоге, после отводов со стороны защиты и обвинения оставили 12 человек и определили 2 запасных. В итоговом составе мужчин вообще осталось всего двое.
Сам суд шел две недели. Свиделей было заслушано около 50 человек. Особенно тяжкое впечатление произвели родственники убитых. Мать парня, которого убили в баре, была очень агрессивна. Судья даже пару раз хотел удалить ее из зала, но видимо понимая ее состояние , ограничился предупреждением. Была там и запуганная нами девушка из бара. На суде она Сергея опознала прямо перед присяжными.
Наступил последний день. С напутственным словом к присяжным выступил судья и они удалились в совещательную комнату. Совещание длилось больше трех часов. Все это время мы сидели в клетке.
Наконец присяжные появились. Судья задавал вопросы, отвечала на них старшина присяжных. Выглядело это так:
Виновен ли ФИО в совершении преступления предусмотренного статьей №…?
Если виновен, то достоин ли снисхождения.
Оглашать вердикт начали с «отказников». Хорошей новостью стало то, что им обоим убрали Бандитизм. Присяжные посчитали, что следствие не смогло доказать эту статью. По всем остальным статьям их единогласно признали виновными и недостойными снисхождения.
Дениса признали по всем статьям виновным, но достойным снисхождения.
Меня… оправдали по всем статьям. Я стоял и не верил своим ушам. У меня в глубине души была надежда, что приготовление к убийству могут и снять. Но факт угрозы и хранения оружия (реально изъятого … от этого уже никак было не отвертеться… это уж как говорится «по формальному признаку»)
Но в этом и вся суть суда присяжных. Они не профессиональные юристы. Судили больше сердцем, чем головой. Я до сих пор помню многие лица этих людей и благодарен им за то, что мне в жизни был предоставлен второй шанс.
Женьку тоже оправдали по всем статьям.
С нас сняли наручники. Мы вместе с адвокатами вышли из здания суда и попрощались друг с другом. Больше я его никогда не видел. А меня адвокат отвез домой… Шел июнь 2005 года. Летел тополиный пух по городу и я ехал к родным и семье. Казалось бы хэппи энд и что может пойти не так?

Показать полностью

Восьмая часть

Слабым утешением истории с братом было то, что стрелка поймали. Им оказался парень, мой ровесник. Мы никогда бы на него не подумали. Информацию о том, что мой брат и я «химмашевские», он получил от Гарика. Подробности я не знаю, но утекло именно оттуда.
Пистолет , из которого он стрелял, был переделанный из под газового. После третьего выстрела его заклинило. Возможно это спасло брату жизнь.
На следствии он потом сказал, что ждал кого то из нас двоих. Но поскольку я переехал и там практически не бывал, попался ему мой брат.
Осудили его на 9 лет. Первоначально обвинения выдвигались по статье «Покушение на убийство». Потом, когда он начал со следствием сотрудничать, переквалифицировали на «тяжкие телесные». Помимо срока, суд присудил также полмиллиона компенсации за вред здоровью.
Брат навсегда остался инвалидом 1 группы. Одна из пуль прошла вплотную справа от позвоночного столба, задела нервные отростки и сделала правую ногу полностью недееспособной , а левую частично (плохо слушается стопа).
Это все ничего наверное и можно было бы жить, но все эти годы его мучает ужасная спастика. На момент ранения ему было 18 лет. На днях ему исполнилось 39.
Летом появился у нас дома Денис. С пакетом фруктов и небольшой суммой денег. От него мы узнали, что «Химмаша» больше нет. Нас разодрали объединившись все остальные ОПГ города. Сергея ранили во дворе собственного дома из обреза в руку и бок. Остальным пришлось уносить ноги в срочном порядке. Нас не предупредили потому что не хотели , чтоб на нас вышли. Как по мне - отговорка слабая. В конце концов мы тоже могли уехать. Нам с братом было куда. Другое дело стали бы мы такой вариант рассматривать или положились бы на авось…
В общем Денис, видимо чувствуя какую то вину, стал иногда заходить. Почти всегда не один, а с Лёхой (я про него писал в первой части). Приносил брату новые фильмы, книги.
Так подходил к концу 2004 год. Я по прежнему собирал и устанавливал карнизы. Сыну исполнился год. Руководитель задумал поехать со мной в Москву. Там надо было посмотреть и опробовать какой то новый гибочный станок. Ехать должны были на его машине. Он обещал утром заехать за мной.
Я собрал какие то вещи в дорогу и вышел из подъезда. Краем глаза успел заметить, что ко мне быстрым шагом идут два человека. И тут же меня сбили с ног и повалили на землю лицом в низ. Защелкнули сзади наручники и затолкали в «буханку».
Так прошло моё задержание. Уже сидя в машине я видел как мой руководитель катается у подъездов и пытается меня найти.
Меня отвезли в главное здание МВД РМ, что на Коммунистической улице. Я сидел в кабинете и мысли метались в голове. За что именно меня взяли? Что им известно?
А в это время по трем моим адресам шли обыски.

Показать полностью

Седьмая часть

Вадим орать на меня не стал. Сказал только что я мудак и про такие вещи надо сразу рассказывать. Велел принести на следующую встречу ПМ.
Через день он мне сказал, что у меня информация неверная и гильзу не нашли. ПМ он взял с собой. На следующую встречу принес его снова и сказал, чтоб я «ни о чем не беспокоился, можно делать».
Я ему возражать не стал, но у меня в голове уже тогда крутилась мысль, что можно сделать с отстрелянным пистолетом, чтоб его потом нельзя было никак опознать?
Адрес человека был на Химмаше, улица Косарева. Я его увидел в первый же день. Невысокий , худой, с ним собака - боксёр. Гулял возле дома 10 минут. Потом зашел и в этот день больше на улице не появился.
Я тогда сам себе придумал отговорку, что не убил из за собаки. Не знал как она себя поведет.
Но на самом деле я тогда его убивать не хотел. Собака была одной из причин, но точно не главной.
Я до сих пор опасался того, что через пистолет меня очень быстро найдут. У меня не было никаких иллюзий о том , что Тимофей будет молчать и не расскажет откуда ствол. Одно дело хулиганка и случайное ранение , совсем другое- заказное убийство. Ожидание рождения сына тоже повлияло. Проскакивали мысли, что жизнь моя это уже не только мой выбор. Что есть ответственность за ребенка. Кто - то наверное скажет, что надо было раньше думать, но честно говоря у меня в голове была такая каша в тот момент…
Там нормально сочеталось намерение лишить кого то жизни и какие то моральные ценности (я все таки в семье учителя вырос).
Пока я размышлял, слежку решил прекратить. Переехал жить к брату. Мама к тому моменту работала в загородном доме отдыха и он жил в квартире один. Из разговора с братом понял, что он давно не видел Дениса. И вообще непонятно что происходит. Вадим начал звонить на следующий день. Я понимал, что оттягивать не имеет смысла и встретился с ним. На встрече сказал как есть. Что не буду из этого оружия стрелять и что вообще хочу от дела отказаться. Вадим разговаривал чуть резче, но все равно не орал. Сказал, что надо подумать как меня использовать в будущем. Намекнул, что другого способа продвинуться все равно нет. Пистолет отдал. На том мы и разошлись. Больше мы в этом году не встречались. Я сам встреч не искал, он тоже на связь не выходил.
Парня того все равно убили через какое то время. Так же гулял с собакой.
Очевидцы потом говорили, что собака даже не пыталась напасть. Просто бегала возле тела…
Я понимал, что нужно в жизни искать какие то новые ориентиры. С учебой из за моих постоянных пропусков совсем не ладилось, но будущая тёща помогла взять академ.
Устроился на работу в маленькую контору. Первая моя работа. В обязанности входило изготовление всяких нестандартных карнизов на особом станке. Нужно было резать и гнуть профиль. Потом набивать его. Затем вешать у заказчика.
В декабре родился сын. Мы его сразу крестили. Я не верующий человек, но противиться не стал. Крестным отцом стал мой брат.
После рождения сына я переехал к теще. Брат ездил к нам в гости. Ему нравилось возиться с крестником. Ждал я его и в тот злополучный день в начале марта 2004 года. Мы созвонились с утра. Намечался какой то семейный праздник и он должен был заехать.
Во второй половине дня я получил звонок. С его номера звонил врач и сказал что брат мой ранен и его везут в первую городскую.
Я не помню как я оделся и добежал туда. Больница была в двух километрах от моего нового дома. Я успел увидеть брата. Его на каталке везли в операционную. Он был без сознания, весь синий.
Врач сказал, что у него три огнестрельных ранения. Все в спину. С его слов, пока был в сознании, он рассказал следующее: стоял на остановке, ждал маршрутку, потом хлопки и упал вперед.
Приехала мама. Мы пробыли там до позднего вечера. Вышел врач и сказал , что операция прошла нормально. Состояние тяжелое, что-то определенное сказать трудно. Организм молодой , должен вытянуть и тд. В общем все, что говорят врачи в таких случаях. Еще сказал , что ждать смысла нет никакого. Если что то случится , то нам позвонят. А так, в ближайшие пару дней нас к нему все равно не пустят.
Все это время я выходил на улицу и звонил всем, кто мог хоть что то знать о ситуации. Ни Вадим, ни Денис, ни Сергей мне не ответили. У кого то был выключен телефон, кто-то просто не снял трубку…
Первый и последний раз в ту ночь я ходил в храм. И первый и последний раз просил Бога о чем то.

Показать полностью

На ровном месте

Текст шестой части дописывал сейчас с больничной койки. Сегодня играли с женой в теннис и я на ровном месте порвал ахилл. Ощущение было такое, как-будто по нему ударили палкой, когда я бежал. Я упал и сразу обернулся, думал что споткнулся обо что то.
Наступать на ногу невозможно, она просто не держит. Сначала сказали, что сделают надрез под местным наркозом , соединят ахилл , зашьют и загипсуют, но сейчас пришел хирург и сказал , что оперировать будут под общим. По времени непонятно, возможно уже сегодня. Сдал анализы, сделали какой то временный слепок на ноге, лежу в палате, жду какой то информации)
Видимо образуется много свободного времени и поэтому постараюсь не растягивать и закончить на следующей неделе всё.

На ровном месте Травма, Больница, Длиннопост, Ахиллово сухожилие, Мобильная фотография
На ровном месте Травма, Больница, Длиннопост, Ахиллово сухожилие, Мобильная фотография
Показать полностью 2

Шестая часть

Извиняюсь, что потерял темп рассказа. Не всегда время удается найти. Вроде и короткие части, а на каждую часа по 2-3 уходит.
Первое своё серьезное задание, связанное с убийством я получил от Вадима. Сергей присутствовал при этом, но все указания и детали озвучил именно Вадим.
Он сначала рассказал предысторию. Есть человек. Зовут его Игорь К. (Кто читал предыдущие части должен помнить историю с убийством в кафе). Так вот этот Игорь К. занял у «шиндяпинских» место убитого. Передвигается по городу на его а/м. Готовится активно к боевым действиям. Надо его устранить в самое ближайшее время. В общем этот человек в городе был главным координатором войны со стороны «шиндяпинских». Остальные уехали временно, в основном в Нижний Новгород, где у самого Шиндяпина были хорошие связи.
Мне дали фото и словесное описание. На фото парень сидел и не казался высоким. Вадим же уточнил, что он под 190 см. Какую одежду носит и на каком а/м передвигается. Это оказалась та самая десятка, которая считалась у них общим автомобилем и постоянно мелькала в наших списках номеров.
Мне дали два места, где я могу его найти. Первое - это домашний адрес. Вадим сразу предупредил, что это адрес его родителей. Постоянно он там не живет, но может заехать. Второе - это гараж.
Гараж мне показал Сергей.
Я знаю, что среди читателей есть люди из Саранска. Специально для них поясню, что это гаражные кооперативы по улице Пушкина , на Светотехстрое.
Сами гаражи, как и везде наверное, стояли рядами. Единственная их особенность была в том, что весь гаражный кооператив находился на склоне оврага и каждый следующий ряд был чуть ниже предыдущего.
Мы подошли к нужному нам гаражу. На снегу у входа были следы от протектора. Стало ясно , что гаражом пользуются. Теперь оставалось найти место для слежки. С этим была проблема. Вариант был только один, с крыши соседнего ряда. Въездов в кооператив было 3-4, поэтому следить за каким то одним вариантов не было.
На следующий день я залег на крыше. Первый день результатов не дал. Я вымерз как собака и с ужасом думал, сколько мне еще предстоит там ждать. Гараж был приоритетным местом. Скорее всего в гараже хранилось оружие или боеприпасы. На третий день мне повезло. Десятка приехала к гаражу, но среди двух человек, которые туда вошли, Игоря не было. Я дождался пока они уедут и связался с Сергеем. Он сказал , что надо завтра выставляться на домашний адрес.
Первоначально планировалось что я встану в подъезд. Но пробыв там полдня, я понял , что это не вариант. Пятиэтажка, без лифта. Там постоянно спускались и поднимались люди. Во дворе укрыться тоже особо было негде.
В итоге местом слежки был выбран подвал в точно такой же пятиэтажке напротив. В одном из подъездов был открыт общий вход. Я спустился и пройдя по коридору, нашел укромное место между стеной и трубами. Там было техническое отверстие размером примерно 20 на 20 см. Вроде все хорошо, но я понимаю что ориентироваться буду только по росту. Лицо с этого места рассмотреть нет никакой возможности.
Дома был бинокль и я его взял с собой на следующий день.
В таком режиме прошло четыре дня.
Да, забыл сказать, что пистолет я с собой не ношу. Я понимаю, что с ним делать не вариант. Поэтому у меня с собой тот самый обрез, который я когда то получил от Дениса.
Мне было стремно признаться в том, что пистолет засвечен. А после дела… Победителей не судят как говорится.
На пятый день меня в условленное место вызывает Сергей и говорит, что человек вчера дома появлялся , инфа сотка.
Я прихожу на место к 6 утра. Ухожу оттуда после 10 вечера. Темнеет зимой рано, светает поздно. Но в бинокль все видно нормально. За весь день буквально 20-30 минут в общей сложности, когда я не у своего окошка. Туалет и если в подвал кто то спустился и идет по коридору. В этот момент я просто сажусь на корточки и меня за трубами не видно.
Списали на недоразумение. Дальше я провел в подвале еще 3-4 дня. В это время я уже начал думать, что гараж перспективнее. После этого меня снимают оттуда.
И буквально через два дня этого Игоря убивают в совершенно другом месте.
Дело было так.
На ул. Коваленко, его просто нагнал человек. Выстрелил ему по обеим ногам, туловищу, а затем добил контрольным в голову.
Убежал в сторону остановки, потом сел в троллейбус и дальше его следы теряются.
Через какое то время, поговорив с братом и сопоставив кое какие вещи я понял, что стрелком был Денис.
В день убийства вечером он отдал брату на хранение обойму от ТТ с тремя патронами.
Обойма эта так и пролежала у брата и была найдена во время обыска. Приобщена к делу и стала позже одним из главных инструментов давления на меня.
Тем временем в моей личной жизни тоже наступали большие перемены. Девушка моя забеременела и в декабре 2003 года я должен был стать отцом. Наверное только после этой новости я первый раз задумался о своем будущем. Раньше я был один. Мне худо-бедно хватало денег. Теперь будет молодая жена и сын. Моих скромных доходов явно не хватит, а улучшения финансового состояния не предвидится. По крайней мере до выполнения какого то серьезного задания или до победного окончания войны.
К тому времени я получал от Сергея ежемесячно 5-6 тыс. руб. Это примерно соответствовало зарплате на заводе в то время.
Осенью 2003 года через общих знакомых я узнаю, что Гарик сел в тюрьму за убийство. Зацепился с кем то по пьяни, получил по лицу, сходил домой, взял ружье , вернулся и убил обидчика. Дали ему тогда 12 лет кажется.
Однако он своё черное дело успел сделать. Прежде чем сесть, он заинтересованным людям рассказал все о том, что знал о нашей группе.
Той же осенью я получаю новое задание. Опять Вадим. На этот раз с глазу на глаз, без свидетелей, вызывает меня и говорит, что нужно убить опасного человека. Человек этот довольно известный в городе боец. В свое время осуженный в начале 90-х за заказное убийство. Убить мы его должны потому , что якобы есть информация, что он после освобождения был привлечен «шиндяпинскими» в свои ряды.
Война в то время приобрела уже тупиковый характер. До серьезных людей видимо дотянуться не получалось и поэтому стреляли всех, кто имел хоть какое то отношение к врагу.
Обреза у меня к тому моменту уже не было. На этот раз я не стал юлить и рассказал Вадиму про фэйл с пистолетом.

Показать полностью

Пятая часть

Денис мне после этого назначил еще одну встречу. На встречу он пришел с маленьким плотным парнем. Низкого роста. Я сам не гигант, но он был на голову ниже меня и Дениса. Представил его как Вадима. Вадим - бригадир того звена, где были Денис с Сергеем. Мне сказали, что пока Сергея нет, я буду контактировать с ним.
Вадим, дал мне какую то сумму денег и новенький телефон Сименс. Сказал никому больше с этой трубки не звонить и номер тоже никому не давать.
В следующий раз мы с ним встречались уже вдвоём. Там он сказал, что Сергей скоро вернется. Так же сказал, что меня подтянут на ступеньку вверх в ближайшее время и что я могу уже набирать себе молодежь на свое усмотрение.
Я за это предложение ухватился и у меня уже вскоре появились два человека. Они учились в 10м классе. Звали их Леша и Тимофей. Я старался копировать все то, что было у меня на начальном этапе. Давал им кроссы, физические упражнения. Заставлял заниматься слежкой.
Сергей появился неожиданно. Пришел на встречу с Димой. Начали с места в карьер: Дима сказал, что есть информация, будто несколько человек из «шиндяпинских» собираются за городом на базе отдыха послезавтра. Есть примерное место встречи и точная дата. Надо туда будет поехать и «решать вопрос».
На следующий день мы уже встречались с Сергеем вдвоём. От обычного нашего места встречи мы пешком прошли порядка 5-6 км до заброшенных дач. Там мы перелезли через забор одного сильно заросшего участка. Дачный домик представлял собой кирпичную коробку с закрытой металлической дверью и открытыми металлическими ставнями. Стекол и рам не было. Внутри лежало ржавое ведро и металлические банки (как из под краски). Все это мы выставили на подоконник. Сергей достал пистолет Макарова. Сделал пару выстрелов, показал как правильно держать, целиться. После него я расстрелял по этим банкам еще 2 обоймы. Все это время я боялся, что выстрелы услышат и кто нибудь заинтересуется. Сергей понял мою тревогу и сказал что место проверенное, никто не услышит. После окончания стрельбы, ПМ остался у меня. Так же он отдал мне пачку фоток. Фотки были черно-белые. Как будто переснятые откуда то. Потом они еще долго хранились у меня вплоть до самого ареста и были одним из вещдоков на суде. Большинство фоток были с застолий. Парни на них улыбались, выглядели расслабленно, некоторые в обнимку. Фотки были почти все сзади подписаны. Так я первый раз увидел нашего «главного врага» - Шиндяпина. Уже потом я посмотрел сериал Бригада и отметил его удивительное внешнее сходство с актером Апрельским, который сыграл там Муху.
Сергей сказал фотки изучать и запоминать людей, потому что возможно придется разделиться. И искать их там по отдельности.
На следующий день утром мы встретились на Химмашевском кольце. Там было местечко, где стояли нелегальные таксисты. Быстро сговорились с одним и он нас повез примерно за пару километров от предполагаемого места. Там было несколько баз отдыха, все они находились на берегу озера Инерка. Так мы ходили до вечера с Сергеем, искали компании людей. В конце концов охранник на одной из территорий сказал , что у них сегодня гуляют менты. В итоге Сергей принял решение ничего не делать. Мы вышли на дорогу , поймали попутку и вернулись в город.
Отдельно надо сказать, что пока мы ходили, Сергей меня учил как надо будет сделать. Если будет четверо или больше, то не тратить на одного человека больше двух патронов. Не надо стараться попасть в сердце или голову. Целиться в верхнюю часть тела.
Не знаю в итоге подробностей, но больше мы к этой теме не возвращались. Наколок подобных тоже больше не получали.
Тем временем в ОПГ «Юго Запад» произошел раскол. И поскольку одна из часть поддержала Шиндяпина, то вторая автоматически стала нашими союзниками.
Тот год вообще получился очень кровавым в плане уличных перестрелок. Но если в начале войны убили нескольких серьезных людей, то дальше в основном стреляли «пехоту». Те , у кого имелись средства и возможности, временно выехали за пределы республики и руководили боевыми действиями оттуда. По самым скромным подсчетам ранено и убито за неполный год было около 40 человек. В январе 2003 года в войне «Юго-Запада» была поставлена жирная точка. В Санкт - Петербурге был убит лидер противостоящего нам крыла по фамилии Блохин. После этого как я понял , «Юго Запад» переключился полностью на решение внутренних проблем, передел внутри. Помощь вроде бы как продолжали оказывать, но теперь только информационную.
Я хранил пистолет дома. У меня не было надежного места. Пробовал его держать в подвале у бабушки, но там была проблема, что я не мог его быстро оттуда взять в случае чего. Тут у меня случился конфликт с отцом, с которым я по прежнему продолжал жить и мне надо было куда то быстро съезжать. Пока я искал квартиру, я отдал пистолет Тимофею на пару дней, чтоб не ходить с ним по улицам.
Это была одна из фатальных ошибок. Я примерно двадцать раз повторил ему, чтоб хорошо спрятал и никому не показывал.
Первым в тот же день об этом узнал Леша. Они стояли в подъезде между этажей и разглядывали его. Сверху шли старшие ребята с этого дома.
Естественно захотели посмотреть. Тимофей вытащил обойму, но один патрон остался в стволе. Выстрел. Рикошет от стены, у Тимофея прострелено насквозь бедро.
Парни убегают, а два дурачка остаются ждать скорую. Правда у Леши хватает мозгов спрятать ствол. Естественно прибывшие менты находят и пулю , и гильзу. Каким то образом подключают родителей Леши. У его отца близкий друг служит в РОВД на какой то средней должности. Пистолет квалифицируют как самодельный. Леша говорит, что испугался и выбросил его в мусорку. По какой то череде случайностей оказывается что мусор вывезли пару часов назад. Соответственно искать дальше не стали.
Я в шоке, не знаю как об этом сказать Сергею. Потому что это просто полностью мой косяк. И я просто струсил в этот момент и решил ничего не говорить. Кто ж знал, что буквально через месяц - другой мне поручат то самое дело, где я его должен буду применить…

Показать полностью

Часть четвертая

Чтоб лучше понимать что из себя представляла Мордовия и Саранск в то время.
Дано: маленькая аграрная национальная республика. Численность населения не превышает 1 миллион человек. Какая то промышленность есть только в столице республики. Население столицы в среднем на тот период чуть больше 350 тысяч душ. Ламповый завод, когда то очень хороший, а теперь балансирующий на грани банкротства. Завод по изготовлению кабеля (единственное предприятие, которое
нормально существовало все эти годы). Ну и пара предприятий масштабом поменьше. Район где я жил - Светотехстрой , назван так потому что Лисма (тот самый ламповый гигант) долгое время была градообразующим предприятием).
Саранск разбит территориально на 4 района: Светотехстрой, Центр, Химмаш и Юго-запад. В каждом из этих районов есть свои ОПГ. Когда то, в лохматых 90-х крышевание бизнеса тоже происходило по территориальному признаку. Но время шло, границы стирались. Различных «бригад» становилось больше. И вот уже на Светотехстрое не только «Копеевская» ОПГ, но и ОПГ с одноименным названием «Светотехстроевские», на Юго-Западе тоже две бригады, но там они появились в результате раскола одной, в Центре доминирует «Мордовская» ОПГ (названа так из того, что первым местом сборов был пустырь за кинотеатром Мордовия), а на Химмаше дробление еще больше - «Борисовские» , «Шиндяпинские» и та, в которой был в тот момент я.
Весь бизнес , даже самый мелкий, обложен поборами. А делить то уже нечего. В такой малопривлекательной экономической обстановке нового ничего не открывается и не растёт. А бригады становятся все больше и больше. Всем хочется есть и красиво жить.
Закономерно, что в такой ситуации начинаются войны за передел собственности. Конкретно я застал наверное один из последних , финальных этапов такого передела. Не знаю точно подоплеки конфликта, но в какой то момент наша «организация» вступает в войну с ОПГ «Шиндяпинские». Названа она соответственно по фамилии человека, который ее собрал и возглавлял.
Саранск в то время, хоть и был криминальным насквозь, состоял почти на 100% из ОПГ новой формации. Там не смотрели на прошлое. Нашу ОПГ возглавлял человек, который служил когда то в органах. А его предшественником был депутат, предприниматель, преподаватель в ВУЗе (застрелен на одной из лекций, прямо в аудитории, на глазах студентов). «Шиндяпинские» были единственной ОПГ, которые не порвали связи с воровским миром. Признавали решения «смотрящего» по Мордовии (а такой тоже был). Это ли было причиной конфликта или финансы, а может все сразу, я честно не знаю.
Но в какой то момент мы встречаться стали реже, для встреч выезжали в соседние районы республики.
Лето прошло. Я стал появляться дома. Брат жил с мамой в другом районе. В один из дней мы вместе поехали ко мне домой. Брат был в курсе нашей истории с «копеевскими». Я ему рассказал, чтоб он был осторожен и не приходил в старую квартиру. Мы зашли домой, а когда вышли обратно, то нас уже ждали. У подъезда стояла ВАЗ 2112. Как только поравнялись, из нее выскочили 4 человека. Был Виталий, второй парень - его ровесник и два человека постарше. Один из них сунул руку под рубашку, типа у него там «ствол» и с ходу стал сыпать тупыми вопросами: кто такие, чё тут трётесь. Я сказал просто «живу». Этот тип явно взвинчивал себя , скорее всего думал, что я испугаюсь (а я реально испугался, просто вида не подал). Короче все это кончилось настолько тупо, что я даже потом подумал, что так не бывает. На шум стали выглядывать из окон люди, бабки , которые сидели рядом у подъезда, тоже что то стали говорить. В итоге чувака со «стволом» стал уводить второй товарищ постарше. Они сели в машину и уехали.
Позже я узнал, что в тот момент им было полностью известно от Гарика, кто участвовал в том ночном нападении. Но тогда они нам ничего не сделали.
Дальше мы потеряли Сашку. Его взяли за грабеж. Он отобрал у пьяного мужика деньги и его в тот же вечер поймали.
Сергей был очень зол тогда. Решение - отшить, предварительно избив. Что нам и пришлось исполнить. Мы остались вдвоём с Женькой. В один из вечеров нас вызвал Денис.
У нас контактов с ним не было с тех пор, как мы перешли к Сергею. Мы виделись пару раз случайно, но ничего не обсуждали.
При встрече, озвучил задачу: нужно встретить возле дома девушку и запугать. Девушка на следующий день должна была пойти на опознание. Соответственно на опознании она не должна была никого узнать. Вот в этом и состояла наша задача. Денис дал нам адрес , имя и подробное описание внешности.
Девушку мы поймали в подъезде у лифта. Я старался не вести себя агрессивно, чтоб она не стала кричать. Не хватал ее , но старался, чтоб мои слова звучали как можно более угрожающе. Удивительно, но я сейчас почти не помню что именно я ей говорил. Но прозвучало это убедительно. Девушка на следующий день узнать никого не смогла.
История раскрылась для меня в новом свете, когда я узнал подробности того, в чем поучаствовал. За пару дней до этого в кафе на ул. Коваленко было совершено убийство. Два человека зашли в кафе и расстреляли компанию за одним из столов. Целью был один конкретный человек. Звали его Владимир М. Это человек был правой рукой Шиндяпина. Одним из ближайших его соратников. Его добили уже под столом контрольным выстрелом в голову. Остальных, добивать не стали. Кто то из компании отделался легким испугом, кто то легким ранением.
Девушка, к которой мы приходили, работала официанткой в том кафе. Всё произошло у нее на глазах. Одного из стрелявших она хорошо рассмотрела. Ей предъявили фото, на котором она узнала Сергея. На следующий день она должна был подтвердить все это под протокол.
Человек в милиции , узнав об этом, подал сигнал. Сергея спрятали на пару месяцев на всякий случай, даже несмотря на то, что показаний на него не было. Вот так я узнал, что у нас идет война в активной фазе. И так я совершил свое первое преступление , за которое меня потом будут судить.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!