Девятая часть

В тот же день меня первый раз допросили. Предъявили мне обвинения по двум статьям: 105 (убийство) и 222 (незаконное хранение оружия). Картина становилась понятной. На меня дали показания Тимофей и Леша.
Убийство , которое я не стал совершать (человек с собакой), было произведено именно из того самого злосчастного ПМ. Удивительно, что для сверки гильз и пуль понадобилось больше полугода. Два месяца я находился в разработке. Все мои телефоны прослушивались, велась слежка. Ничего этого я не замечал. Спустя два месяца оперативники сделали выводы, что я от криминала «отошел», никаких интересных контактов им не дам и поэтому решили меня брать.
До того, как был произведен обыск, все обвинения строились на показаниях Леши и Тимофея. После обыска к ним добавилась еще обойма ТТ с тремя патронами и фото «шиндяпинских» (многие на фото были к тому моменту уже убиты, включая и самого Шиндяпина, которого застрелили вместе с водителем в Нижнем Новгороде за несколько месяцев до моего ареста).
От государственного адвоката я сразу отказался, а нового мои родные нанять еще не успели. Поэтому после первого допроса я поехал в ИВС.
Помню полное ощущение нереальности происходящего, когда ночевал в изоляторе первую ночь. В голове полный хаос. Я почти сразу же для себя решил, что за чужое преступление сидеть не хочу. Но оправдаться можно было только одним способом: сдавать других. Я не буду тут врать и писать о сложном моральном выборе. Сложного тут особо ничего не было. Мне не хотелось в 20 лет сесть в тюрьму на большой срок. Моя совесть была чиста. Да, косяк с пистолетом был мой. Но после того, как я в этом признался, не было никакой необходимости убивать из него человека. История с покушением на брата тоже сыграла свою роль. О том, что возможен такой исход нас просто не предупредили.
Весь следующий день после ареста меня не трогали. Через день меня привезли на новый допрос. Там я познакомился со своим адвокатом Еленой Николаевной. Пообщаться нам особо не дали. Под протокол я сказал о том, что невиновен. А когда адвокат ушел, то мы стали уже общаться в неформальной обстановке. Я сказал что не убивал и не знаю кто убил , но знаю того, кто дал команду. Следователь сказал что пока оснований верить мне нет. Найденные боеприпасы тоже говорят не в мою пользу. Кроме того есть описание человека, который убийство совершил и по нему я тоже подхожу. Предварительно позиции были озвучены. Фамилию я в тот вечер назвал, но пока только одного человека - Димы. На следующий день меня повезли из ИВС в суд и определили содержание под стражей на три месяца. Из суда повезли уже в тюрьму на ул. Рабочую. В течении недели меня каждый день возили на допрос в прокуратуру. Происходило это обычно в вечернее время. Не знаю почему, может боялись, что днем меня кто то может случайно увидеть.
Позиции у меня были плохие. Следователь мне вроде и верил , но постоянно требовал дополнительной информации. Кроме того давил через брата. Несколько раз мне впрямую сказали, что его привлекут за хранение оружия. Сомневаюсь, что он в его состоянии получил бы что то серьезнее условного срока, но тогда мне вообще не хотелось чтоб это его как то коснулось. После ранения он доучивался в Кооперативном институте дистанционно. Уголовное дело - это отчисление практически гарантированно.
За время следствия меня ни разу не ударили и не пытали. К одному убийству я был прилеплен намертво, не было смысла из меня что то выбивать. К концу первой недели допросов я рассказал обо всех трех эпизодах, в которых так или иначе участвовал. Мне было обещано, что если показания подтвердятся, то к суду я приду со статьями 30( приготовление к преступлению, убийству), 222 (хранение оружия) и 309 (угроза свидетелю по уголовному делу) и все это в составе группы.
Примерно через месяц после моих показаний задержали Дениса, Сергея, Диму и Женьку.
Встретились мы в дальнейшем уже на суде. Из тюрьмы на Рабочей меня перевели в изолятор ФСБ на ул. Льва Толстого. Я до этого и не знал, что в самом центре города, практически на площади есть тюрьма. Находится она во внутреннем дворе здания УФСБ по РМ. Оставаясь обвиняемым, я одновременно стал одним из главных свидетелей. Видимо опасаясь за то, что сотрудники ФСИН могут как то быть коррумпированны, меня и перевели в этот изолятор. Камеры в нем исключительно двухместные. Долгое время я сидел один. Потом из Пензы привезли какого то директора завода и он на месяц стал моим соседом. Потом его так же внезапно забрали.
Тем временем срок ареста продлили еще на три месяца. Их я досидел уже один. Из мало - мальски интересного, что случалось в те дни, могу вспомнить только то, что меня вызывал для знакомства начальник изолятора. Видимо в прошлом был оперативником и поэтому активно проявлял интерес к моему делу.
В основном изолятор пустовал. Кто то конечно сидел помимо меня, но свободных камер было достаточно. Когда нас выводили на прогулку в изолированный бокс, по грохоту открываемых дверей было понятно, что сидит от силы 4-5 человек.
Дело мое тем временем шло к суду. Сразу скажу, что героев на стадии следствия не было. Показания дали все. Сергей еще и выдал тайник с оружием.
Как они были получены я не знаю. Денис в первые дни после ареста попытался вскрыться на допросе. Сумел как то схватить со стола что то из канцелярки и засунуть себе в живот. Накануне суда Дима и Сергей отказались от показаний данных на следствии. Денис и Женек не стали этого делать.
Да, в ходе следствия кто то из них дал показания на Леху. Он оказался тем, кто совершил убийство на Косарева. Но поскольку это случилось не в первые дни, то задержать его не удалось. Поймают его уже через три года в Пензе.
Дальше случилась для меня необъяснимая ситуация. Отказавшись от показаний Дима и Сергей (видимо по совету адвокатов) запросили суд присяжных. Он и был в итоге назначен.
Неприятной новостью стало то, что к суду всем добавили еще одну статью - 209 (бандитизм). По нему наказание начиналось от 10 лет. Понятно , что в итоге его все равно назначили бы частичным сложением сроков, но одно дело быть внутренне настроенным на срок в 5 лет (из которых зачли бы 9 месяцев в изоляторе), а совсем другое это срок в 10+…
День суда наступил. Нас поместили в одной клетке. Я сидел с краю, ближе всех к выходу. Рядом со мной сидел Сергей. Пока все рассаживались и ждали судью, он вполголоса убеждал меня и Дениса отказаться от показаний на следствии. Его слова были: «Все уйдем. Отвечаю , все уйдем».
Чуть забегу вперед, оказалось, что возможно доля правды в его словах была.
Первый день был отбор присяжных. Пришло 20+ человек. Бросилось в глаза, что женщин было раза в 3 больше, чем мужчин. В итоге, после отводов со стороны защиты и обвинения оставили 12 человек и определили 2 запасных. В итоговом составе мужчин вообще осталось всего двое.
Сам суд шел две недели. Свиделей было заслушано около 50 человек. Особенно тяжкое впечатление произвели родственники убитых. Мать парня, которого убили в баре, была очень агрессивна. Судья даже пару раз хотел удалить ее из зала, но видимо понимая ее состояние , ограничился предупреждением. Была там и запуганная нами девушка из бара. На суде она Сергея опознала прямо перед присяжными.
Наступил последний день. С напутственным словом к присяжным выступил судья и они удалились в совещательную комнату. Совещание длилось больше трех часов. Все это время мы сидели в клетке.
Наконец присяжные появились. Судья задавал вопросы, отвечала на них старшина присяжных. Выглядело это так:
Виновен ли ФИО в совершении преступления предусмотренного статьей №…?
Если виновен, то достоин ли снисхождения.
Оглашать вердикт начали с «отказников». Хорошей новостью стало то, что им обоим убрали Бандитизм. Присяжные посчитали, что следствие не смогло доказать эту статью. По всем остальным статьям их единогласно признали виновными и недостойными снисхождения.
Дениса признали по всем статьям виновным, но достойным снисхождения.
Меня… оправдали по всем статьям. Я стоял и не верил своим ушам. У меня в глубине души была надежда, что приготовление к убийству могут и снять. Но факт угрозы и хранения оружия (реально изъятого … от этого уже никак было не отвертеться… это уж как говорится «по формальному признаку»)
Но в этом и вся суть суда присяжных. Они не профессиональные юристы. Судили больше сердцем, чем головой. Я до сих пор помню многие лица этих людей и благодарен им за то, что мне в жизни был предоставлен второй шанс.
Женьку тоже оправдали по всем статьям.
С нас сняли наручники. Мы вместе с адвокатами вышли из здания суда и попрощались друг с другом. Больше я его никогда не видел. А меня адвокат отвез домой… Шел июнь 2005 года. Летел тополиный пух по городу и я ехал к родным и семье. Казалось бы хэппи энд и что может пойти не так?

Криминал

2.7K постов9.9K подписчик

Добавить пост

Правила сообщества

Есть правила поведения на Пикабу. Придумывать что то новое смысла администрация сообщества не видит, во всяком случае пока.


Сообщество нуждается в создателях контента, но с рядом требований:


-Соблюдение тематики

-Приемлимое , воспринимаемое и читаемое оформление контента


Ну и главное: все посты,тексты в сообществе не являются рекламой преступной жизни и прославлением "Блатной романтики",а носят сугубо информативный характер.


Ибо "Вор должен сидеть в тюрьме".