Kastitis

http://author.today/u/Kastitis за моим творчеством можно следить тут
На Пикабу
поставил 510 плюсов и 20 минусов
Награды:
5 лет на Пикабу
264 рейтинг 40 подписчиков 60 подписок 36 постов 0 в горячем

Тени судьбы (глава 11)

Глава 10

Доброго вечера и приятного чтения)

Семен опустил руки, воронка выпала из них и звякнула об пол. Он вытер тыльной стороной левой руки пот со лба и протяжно выдохнул. Дело было сделано, дело от которого Семен внутренне содрогался, которое пугало его и казалось омерзительным. Илья положил руку ему на плечо:

— Ты все сделал правильно.

Семен не обернулся к Илье, только коротко кивнул, показывая, что слышит его. Новые зомби лежали на столах и не шевелились.

— Надо их развязать, что ли... — тихо произнес священник.

Семен снова кивнул и отошел от стола, давая священнику возможность действий.

— Семен, другого пути не было, кроме как их пристрелить, — тихо сказал Тимофей.

Илья вздрогнул и уставился на мальчика. Стоп. Больше уже не мальчика. Громадин не мог ужиться с мыслью, что сейчас говорит не тот Тим, а совершенно новый. Тем временем он продолжал:

— Это соответствует их заслугам полностью, это не жестокость... — закончил Тим и направился к выходу.

Остальные наемники направились за ним, Сергий как раз закончил отвязывать новоиспеченных зомби, те остались лежать на столе, как будто ничего и не произошло. Верно, ведь друид говорил, что нужна еще тренировка, чтобы они научились выполнять простые действия.

На улице Семен закурил вонючую самокрутку, Илья хотел было стрельнуть у него одну, но вспомнил вкус местного аналога табака и отказался от этой затеи.

— Что дальше? — коротко спросил Владимир. — Я считаю, что надо как можно скорее продолжать путь.

— Машине конец, — затягиваясь сообщил Семен. — Четыре колеса мы нигде не найдем и чем чинить непонятно.

— Значит, пешком? — задумчиво спросил Сергий. — Далековато...

— Какие варианты? — Семен сух и спокоен.

— Надо осмотреться здесь, может чего и найдем, — вступил в диалог Тимофей.

— Твоя правда. Разделимся?

Все согласились с предложением Семена и разбрелись в разные стороны поселения. Илья побрел к одному из домов, крепкому, но не такому ухоженному, как хозяйский. Окна его были заколочены наглухо досками — стекла не сохранились, но дом не выглядел забытым, просто не использовался по назначению.

Открыв дверь, Громадин вошел в полутемное помещение и остолбенел. Комната напоминала общежитие гастарбайтеров: вдоль стен стояли двухъярусные кровати, между ними были узкие проходы. Исключительно место для ночлега, ничего более. Но поразило Илью не это — на некоторых кроватях лежали существа с прикрытыми глазами и нервно подергивающимися веками. Видимо, даже этим бесстрашным и бесчувственным зомби требовался отдых, хотя бы чисто физически. Они никак не отреагировали на появление Ильи. Быстро осмотревшись, Громадин покинул зловещий дом, заглянул еще в сопутствующие постройки, там он тоже ничего полезного не обнаружил. Побродив еще немного, осматривая различные постройки и не найдя ничего достойного внимания, Илья направился в место где они разошлись.

Постепенно наемники возвращались и собирались вместе. Первым пришел Владимир, на вопросительный взгляд Ильи тот только покачал головой. Затем пришли Сергий и Тимофей, которые тоже ничего не обнаружили. Последним пришел Семен, на лице которого играла смутная улыбка, как будто он представил или вспомнил что-то смешное, но не настолько, чтобы рассмеяться.

— Братаны, кажись, поедем все-таки... — сказал он и улыбка вылезла наружу.

Спутники вопросительно смотрели на Семена и тот махнул рукой, приглашая их последовать за ним. Все послушно поплелись за Семеном, который вел их в сторону хозяйского дома. Путь их пролегал через огород, на который друид отправил зомби из сарая.

Зомби выглядели жалко и карикатурно: кто-то из них непослушными руками выщипывал траву, таких было большинство, кто-то занимался подвязкой растений, кажется у них проявлялись какие-то вторичные навыки. Если не знать, что с этими людьми, то можно подумать, что это просто трудотерапия в учреждении для душевнобольных. Картина эта вызывала смешанные чувства жалости и отвращения.

Проведя их через огород, Семен привел друзей в небольшой сарай за домом, который оказался гаражом.

— Вот, смотрите... — Семен уже не сдерживал смешок.

Остальные не оценили веселья Семена — перед ними стояла старая японская легковушка, она совершенно не могла вызвать искреннее веселье Семена. Друзья недоуменно переглянулись, ожидая каких-либо пояснений от него.

— Что? — спросил Семен в ответ на требовательные взгляды товарищей.

— Ты чего лыбишься, как полоумный? — строго спросил священник.

— Аааа, вы же не того... не в теме... Короче, это корыто не на ходу, я проверил, но можно колеса снять и на наш танк поставить! — Семен продолжил радостно лыбыться.

Никто из друзей его веселья не разделил.

— Понятно. Представьте только как смешно будет это выглядеть! Здоровенная тачка на таких лилипутских катках! — Семен обвел взглядом друзей, отклика не нашел и махнул рукой. — Ладно, черт с вами! Ищите инструмент, будем переобуваться...

— А как мы это все потащим? Еще вещи наши тут... — спросил Илья.

— Ничего, несколько раз сходим, — ответил Семен, копошась на полках и в ящиках в поисках инструментов.

— Погодите-ка... — проговорил Тим и выскочил из сарая.

Остальные остались искать инструменты. Повезло их найти Семену. Потрясая балонным ключём и обрезком трубы он сказал:

— Теперь еще домкрат и все полетит.

В это время в гараж вернулся Тим в сопровождении двух зомби, они покорно плелись за ним. Громадин вскинул было автомат, но зомби агрессии не проявляли и Тим явно от них бежал.

— Это как тебе удалось? — ошарашенно спросил священник.

— А они, похоже, всех слушаются, если рядом нет хозяина, а хозяев, как понимаете, больше совсем нет. Вот я и решил попробовать, прокатило, — не без гордости пояснил Тимофей.

— Вот и зашибись! Илюха, твой вопрос снят с повестки, — занимаясь гайками сказал Семен.

Вскоре Владимиру посчастливилось обнаружить домкрат, это сулило хороший исход их предприятия. Справились они быстро. Затем отыскали свои украденные вещи в хозяйском доме, нагрузили четверых зомби поклажей и снятыми колесами и отправились в путь к своему монстроподобному форду.

Идти налегке было приятно, исполнительные зомби не выражали недовольства и тихо плелись за своими новыми хозяевами. Установка новых колес заняла еще некоторое время, но итог, действительно, порадовал друзей. Семен уже в голос хихикал, глядя на результат работы своих рук. Пикап выглядел карикатурно: огромный кузов нелепо разместился на колесах, которые под ним выглядели как колеса от роликов. Тем не менее, все было готово к дальнейшему путешествию.

— Может, их как-нибудь... того? — спросил Громадин, глядя на зомби неприкаянно стоящих недалеко от автомобиля. — А то будут тут стоять, пока с голодухи кони не двинут...

— Тебе сказали, что они ничего не чувствуют? — сухо осведомился Семен.

— Да, а еще мне сказали, что это сплошная радость и счастье, которого я не осознал! — со злостью сказал Илья.

Семен посмотрел на него и ничего не ответил. Сергий вздохнул и направился к стайке зомби:

— Идите домой, оставайтесь там с остальными. Ваши мучители наказаны, — добавил он, развернулся и пошел в машину. Остальные наемники уже занимали места в автомобиле.

— Илюха, ты пойми, патроны — это дорого, а на этих их тратить, все равно, что в небо пострелять для удовольствия, — увещевал Семен.

Громадин не стал отвечать, он прекрасно понимал доводы Семена, но что-то внутри неприятно шевелилось, когда он думал, что оставит таких же людей, как он сам, который мог бы превратиться в одного из них, на голодную смерть. Новый мир, новые правила. Новая этика. Он привыкнет или не выживет.

По какой-то причине зомби не спешили исполнить приказ Сергия и не уходили. Только когда Семен завел машину они, словно проснувшись, потянулись через заросли кустов в сторону своей, теперь уже только своей деревни. Семен выруливал на дорогу, которую предварительно расчистили для них зомби, и не мог видеть, как и остальные наемники, что из глаз одного из зомби скатывается крупная слеза. Может, что-то друид и не понял в своих экспериментах, а может и не договаривал. Наемники никогда этого не узнают, как не узнают они пожалел бы Семен пуль для зомби, если бы увидел их слезы.


***

Пути оставалось еще около ста пятидесяти километров, до вечера спутники должны добраться на место. Что делать по прибытии в бывшую столицу они еще не знали. Основная надежда была на Громадина и Тимофея, заключалась она в том, что кого-нибудь озарит предчувствие. План был, мягко говоря, не очень надежный, но другого у них не было.

В этот раз сон никого из наемников не соблазнил, но ехали все молча, погруженные в собственные мысли. Илья размышлял о своих новых-старых друзьях. Он испытывал облегчение от того, что несмотря на все испытания, выпавшие на их долю, они остались людьми. Настоящими людьми, а не человекоподобными существами, борющимися за выживание любой ценой. Конечно, Илья не сомневался в твердости их характеров, но одно дело — жестокость бессмысленная, которая направлена только на удовлетворение извращенных желаний, другое — вынужденная, чтобы сохранить жизнь. Оправдать ту семью, которая стала новым видом рабовладельцев и в итоге ставшая одними из своих творений, Илья не мог. Он надеялся и верил, что даже в таких бесчеловечных условиях можно сохранить человеческий облик, не скатиться на дно.

— Почему ты их просто не убил? — неожиданно для самого себя спросил Громадин.

— Ты про этих, что ли? Семейку Аддамс? — уточнил Семен.

— Ясен пень про них!

— Не люблю я это дело... убивать. Нет, когда дело делаешь — там по другому, там адреналин в крови, все дела... а тут уже отошел немного, успокоился, но надо их стрелять. Тут нужен особый склад характера, наверное. А сейчас, считай, руки чистые. Что они, то и им...

— Винить себя за этих ублюдков уж точно не надо, — вмешался с заднего сидения Владимир, глядя в окно на проплывающие мимо пейзажи.

— Нет, Семен. Нужны разные обстоятельства, тогда и характер поменяется... — глухо сказал Тимофей.

Илья обернулся назад и взглянул в глаза Тимофея, в них отражалась глубокая боль. Тимофей вспомнил что-то из своих прошлых жизней.

— Я однажды, прибился к отряду. Обычные мужики, ничего особенного. Выживали как все... там так получилось, что после пандемии, когда военные все бунты и беспорядки начали давить, то... в общем, не очень получилось. Вот, народ, кто сумел, организовались в отряды, так и выживали. Они меня приняли, но сказали, что надо будет на равных все делать, а я еще мальчишка совсем... — продолжил тем временем Тимофей. Его слова звучали очень странно, если видеть, что говорил их действительно мальчишка. — Короче, удалось нам напасть на след одного вояки, который командовал подразделением, подавлявшим мятеж в городке одном, оттуда у нас в отряде четверо было. Они нам порассказали, как этот человек отрывался потом в городе, что его солдаты делали. Это все злость и власть, когда они вместе — это страшный коктейль. А еще безнаказанность. Этого всего в избытке было тогда. Вышли мы на их след, не только месть нами двигала, но еще возможность поживиться их снаряжением. Если без подробностей, то мужики эти нисколько не лучше оказались тех солдат. Безнаказанность, власть и злоба. Как тот офицер орал я никогда не забуду. Долго орал. У нас один хирург бывший был, он все подсказывал, как его так помучать, чтобы быстро он не сдох. Они и мучали. И я. Тогда мое детство и закончилось. И это одна жизнь, один случай...

В машине повисло тяжелое молчание.

— Ты не прав, это они такими оказались. Обстоятельства здесь ни при чем! — заявил Громадин.

— А я? — коротко спросил Тим, не дождавшись ответа, продолжил. — Мне так жить хотелось, что я на все готов был и все делал. Они меня кормили, заботились обо мне. Кому в таких обстоятельствах нужен мальчишка, лишний рот? Я для них на все был готов. Обстоятельства... Тут много чего и одобрение группы, и одобрение старших, много чего... Но знаете, что потом? Потом привык, даже понравилось. Власть, безнаказанность...

В машине установилась гробовая тишина. Все сидели, оглушенные словами Тимофея. Громадин, только что выдернутый из уютного, спокойного и предсказуемого мира, не мог переварить слова мальчика.

— А мы где были? — неожиданно спросил Сергий. — Ты говорил, что мы всегда где-то рядом бывали, всегда в твоей жизни участвовали.

Тимофей молчал, как будто не слышал вопроса. Сергий подождал еще некоторое время и не получив ответа замолчал тоже. Тишину больше никто не нарушал и теперь друзья ехали молча, погрузившись в тяжелые размышления. Постепенно становилось темнее, а значит пришло время решать двигаться ли им дальше, или искать ночлег. Проблему эту озвучил Семен:

— Братаны, мы уже почти на месте, как поступим? Может лучше при свете сунемся?

Никто из присутствующих никогда бы не обвинил Семена в трусости — дураков среди них не было, все понимали и разделяли его опасения. А значит, были готовы с ним согласиться.

— Я предлагаю сейчас тормознуть, где-нибудь заночевать, перекусить хорошенько, а там уже разберемся, — продолжил Семен.

Спутники согласились с ним. В качестве места для ночлега Семен избрал брошенное придорожное кафе — здание выглядело крепким, надежным. А еще оно было небольшим, значит его легко будет защищать, в случае чего. Другим немаловажным фактором было то, что в кафешке должно быть большое помещение, которое послужит им прекрасной спальней, где не придется разбредаться по разным комнатам.

Выбор Семена всех устроил. Остановившись возле входа, Семен заглушил мотор и вылез из машины. Его примеру последовали и остальные. Приготовив оружие они проверили здание и, не найдя никакой угрозы, стали перетаскивать вещи необходимые для ночлега. Благодаря Доминиону, ночлег их обещал быть вполне комфортным: у них были и туристические коврики и спальные мешки, и даже палатка была с собой, но она сейчас им не пригодилась.

Закончив сборы, спутники принялись обустраивать лагерь. Священник уже привычно стал кошеварить, разведя небольшой костерок в одном из углов помещения. Дым быстро заполнил помещение и пришлось выставить окно, которое никак не хотело открываться. Вскоре дым рассеялся, а может они просто привыкли к нему. В умелых руках священника ужин не заставил себя долго ждать. Ужинали они по королевски: Доминион не поскупился выделить им консервов еще со старых времен, в заводской упаковке. По молчаливому согласию, друзья решили не экономить на себе, тем более, что, можно сказать, они сегодня отмечали каждый свой второй день рождения. Громадин задумался о том, что наверняка у каждого из них это далеко не второй день рождения. У всех, кроме него.

После ужина Семен встал и стал собираться выйти покурить, в этот раз Илья все-таки собрался с ним. Так как дым сигарет был настолько вонючим, а курили только они двое, то Илья и Семен поступили по-джентельменски и вышли на улицу, чтобы не отравлять существование остальным.

Семен протянул Илье самокрутку, взял себе и подкурил — сначала Громадину, затем себе. Втянул горько-сладкий дым и медленно выпустил:

— Как думаешь, что с нашим пареньком?

— Ты о чем?

— Ну все эти жизни его...

— Я ему верю. Я и сам, знаешь ли...

— Да нет, я не об этом! Как он еще держится? Тут совсем недолго шифером зашуршать... — Семен покрутил пальцем у своего виска.

— Он говорил, что спасает только то, что он их хоть и помнит все как свои настоящие, но разделяет эту и другие... не знаю, как-то непонятно выходит все равно...

Семен многозначительно кивнул. Докурили они в молчании. Семен оказался прав, к сигаретам Илья действительно привыкал, постепенно уходило желание выблевать все свои внутренности. Щелчком отправив окурки в сторону, друзья отправились спать.

Все остальные уже вовсю размещались в спальных мешках.

— Семен, сделаешь? — спросил Владимир.

— Конечно, братан, зачем спрашиваешь?

На долю мгновения Семен замер с закрытыми глазами, но быстро их открыл снова и направился к своему мешку. Илья догадался, что Семен занималься установлением морока, скрывая их присутствие от лишних непрошенных глаз. Когда все улеглись и почти заснули, послышался голос священника:

— Тим, а все-таки, вот ты рассказывал историю эту... а мы-то где были?

— Со мной... — коротко ответил мальчик.

Показать полностью

Тени судьбы (глава 10)

Глава 9
Приветсвую, уважаемые читатели! Рад сообщить, что вторая книга, которую вы читаете сейчас, почти готова и в выходные будет лежать целиком на АТ (ссылка в профиле), не стесняйтесь, переходите, ставьте лайки... и далее по списку) Приятного чтения!

— Могешь, умеешь, братан! Давай только не спи, надо дело делать, — напряженно сказал Семен.

Илья стал пытаться выпутать ноги, зафиксированные на столе. Руки были выпачканы кровью, скользили. Путы никак не поддавались, сердце Громадина билось с потрясающей частотой. Он пытался снова и снова, результат был нулевой. Илья начинал нервничать и все чаще оглядываться на дверь. Пока никто не пришел и друид лежал себе тихонько, что само по себе уже было успехом.

— Я не хочу тебя торопить, но... — начал было Владимир, но в этот миг Илье удалось ослабить и сорвать первую петлю.

— Вот и не торопи! — отрезал Громадин.

Вторая петля поддалась легко, Илья оказался свободен. Первым делом он нашел какую-то ветошь, валяющуюся рядом на полу, и вытер руки. Стоило взять тесак, которым он расправился со здоровяком, но при одной мысли, что его придется вытаскивать из мертвеца, у Ильи начались рвотные позывы и он отбросил эту мысль. Руками освобождать товарищей было дольше, но он пошел на этот риск.

Первым Илья освободил Семена. Тот вместо помощи Илье, на которую он рассчитывал, метнулся к двери и задвинул засов, затем потащил к ней различный хлам сооружая баррикаду. Илья, развязывая Владимира, наблюдал за Семеном, тот, как раз, склонился над друидом и запихивал ему в рот кляп из той ветоши, которую только что использовал Илья. Когда Владимир освободился, то направился к Сергию, а Илья принялся за освобождение Тимофея.

Вскоре весь отряд был свободен и собрался рядом с друидом, который все еще находился без сознания.

— Хорошенько ты его приложил, братан, — задумчиво протянул Семен.

Илья пожал плечами и спросил:

— Что делать будем?

— Кто-нибудь видел, пока нас волочили, деревня большая? — деловито спросил Семен.

Наемники переглянулись между собой, кажется никто не мог дать информации о предположительных размерах деревни, а значит и о возможном количестве жителей.

— Ясно, понятно... — пробормотал Семен. — Надо этих кончать, — Семен мотнул головой в сторону покорно стоящих существ.

— Семен, это люди, ты сам видел как он собирался нас в таких же превращать... — начал говорить Сергий.

— Батюшка, давно тебя это заботит? Напомнить, скольких ты положил? — зло бросил Семен.

Сергий не смутился ни на секунду:

— Одно дело защита жизни, а другое — невинные души губить.

— Всегда вы, клир святой, отмазку найдете для любого злодейства, — невесело усмехнулся Семен. — Разницы нет. Нам нужна информация о численности местных, об их вооружении. Информацию нам только этот упырь может дать, — Семен несильно пнул друида в бок, тот не очнулся. — А если он очухается и окажется со свободным ртом и руками, то не думаю, что послушает наших искренних просьб и не натравит на нас своих любимцев.

Все понимали, что Семен говорит дело, но никому не хотелось марать руки, особенно когда точно известно, что это обычные люди, превращенные злой волей в зомби. Немаловажным фактором было то, что оружия у них не было, а значит убивать существ пришлось бы тесаком здоровяка — единственным доступным способом.

Илья осмотрел сарай и насчитал двенадцать зомби, значит им предстояло убить двенадцать человек прямо сейчас.

— Понятно, сам сделаю... — пробурчал Семен и направился к трупу здоровяка, желая забрать тесак.

В этот миг завозился на полу друид, он замычал и застонал, засучил ногами по полу, привлекая внимание наемников. Семен посмотрел на него, в глазах друида стояла неподдельная мольба, какая бывает в глазах матери, просящей за своих детей.

— Нет, мой хороший, я на это дерьмо не поведусь, — Семен погрозил ему пальцем и снова сделал движение в сторону тесака.

Друид снова замычал и глаза его увлажнились.

— Семен, давай попробуем, ты ведь и сам не хочешь этого делать? — произнес священник.

— А знаешь, чего я еще не хочу? Стать таким красавцем! — Семен ткнул пальцем в зомби, но движение за тесаком прекратил. Казалось, ему нужна была санкция, чтобы этого не делать и он получил ее от Сергия.

— Сема, руки мы ему развязывать не будем, кляп будет тут же, под рукой. Он и пискнуть не успеет, как мы его заткнем, — продолжал увещевать священник.

— А ты уверен, что ему не будет достаточно одного слога или звука, братан? — священник потупился. — Вот то-то и оно! Надо их кончать, — вздохнул Семен.

Друид снова заскулил на полу, теперь из его глаз натурально стекали слезы. Самого друида Семену, конечно, не было жалко, а вот перерезать глотки двенадцати человек было нелегкой задачей. Он медлил, оттягивая этот миг. Но все-таки пошел за тесаком. Друид скулил, Семен не без труда освободил оружие и выпрямился с ним в руках. Подошел к первому попавшемуся зомби, тот не предпринимал никаких попыток спастись и продолжал покорно стоять. Семен взял его за подбородок, подойдя сзади, и запрокинул ему голову, уже поднеся тесак к открытому и незащищенному горлу зомби, он сказал:

— Ты, вонючка, будешь делать все как мы тебе скажем, если хоть пикнешь — я ему башку отчекрыжу и остальных сколько успею попорчу. Уяснил?

Друид судорожно закивал, заморгал и заугукал, всеми возможными способами подтверждая, что понял. Семен кивнул Сергию. Сергий осторожно стал вытаскивать кляп, Семен стоял с тесаком у горла зомби, а Илья взял счастливые грабли, намереваясь огреть друида, если что-то пойдет не так.

— Не убивайте! Не надо... — отплевываясь, затараторил друид.

— Не переживай, еще поживешь, — сквозь зубы ответил ему Владимир.

— Нет, нет! Их не трогайте! — друид бросил взгляд на своих зомби.

— Так, ладно. К делу, сколько человек в деревне? — деловито стал расспрашивать Владимир.

— Пятеро нас всего... со мной вместе, — пролепетал друид, не переставая смотреть на своих драгоценных зомби.

Наемники удивленно переглянулись поверх головы друида, Владимир продолжал допрос:

— Ты, этот, — Владимир мотнул головой в сторону трупа. — Двое мальчишек. Кто еще?

— Жена Михаила.

— Михаил — это который в уголке прилег отдохнуть? — уточнил Владимир.

— Да... — голос друида звучал совсем тихо.

— Этих еще сколько?

— Еще тридцать пять человек, — друид заметно оживился, когда речь зашла о его созданиях.

— Что с ними и как это действует? — спросил Владимир, но сам себя перебил. — Черт с ним, это лечится? Можно назад откатить?

— Лечится! — с возмущением произнес друид. — Они совершенны. Они гораздо лучше нас! В них нет злобы, зависти, ненависти...

— Завязывай песни петь! — прикрикнул Владимир. — Исправить это можно, спрашиваю?

— Нет. Процесс необратимый. Если перестать периодически давать им мой эликсир, то скоро их нервная деятельность начнет деградировать, пока не остановится сердце и дыхание. После этого они умрут, — в глазах друида проскользнул страх. — Они ни в чем не виноваты! Это все мерзкие мальчишки! Все они! Их накажите, оставьте нас в покое... — захныкал друид.

— Как вы нас? — усмехнулся Владимир и кивнул Сергию, тот ловко затолкал кляп обратно в рот друиду.

Семен отошел от зомби и с отвращением вытер руки о штаны:

— Этот козлина, походу, их не моет! — Семен замахнулся для пинка, но не стал бить друида.

— Верим? — коротко спросил Сергий.

— А какие варианты? Только пойти проверять, мне что-то слабо верится, что их так мало тут живет... — задумчиво протянул Семен. — Как они выживают в пятером?

— Ну ты не торопись, про этих не забывай, — Владимир ткнул пальцем в одного из зомби. — Вспомни как ловко они нас поймали, а мы не лохи...

— Твоя правда, братан. Ладно, вылезать все равно придется. Я пойду и Илья, — Семен вопросительно взглянул на Громадина, тот был приятно удивлен его выбором. — Вы караульте этого, — Семен все-таки легко пнул друида, — Илюха, грабли свои не забудь!

Семен решительно направился к выходу, им предстояло еще разобрать небольшую баррикаду, которую он быстро воздвиг, загораживая выход. Илья присоединился и они вдвоем легко освободили путь. Семен с тесаком в руке и Илья с граблями наперевес вышли из сарая. В деревне было абсолютно пусто.

— И где их искать? — задумчиво протянул Семен.

— Я думаю, что в самом большом и ухоженном доме, — отозвался Громадин, указывая пальцем на такой.

Семен одобрительно хмыкнул и они, почти не таясь, направились к дому. Тот действительно заметно отличался от остальных: огород рядом с домом выглядел причесанным, чувствовалась хозяйская рука. Если бы не странного вида растения в огороде, можно было бы подумать, что в этом доме и не знают ни о какой пандемии и последующей войне.

Вход в дом был организован со стороны двора, пройдя через который они оказались в больших сенях. Там было темно, но маленькое окошечко давало достаточно света, чтобы обнаружить дверь в основное помещение дома. Немного задержавшись у двери, Семен пристально вгляделся в лицо Ильи и, решительно кивнув, дернул ее на себя.

Дверь противно заскрипела и их взорам предстала классическая комната деревенского дома, ровно такая, какой её обычно описывают в книгах.

— Миша, эти бестолочи ничего не хотят понимать... — раздался плаксивый женский голос, принадлежавший дородной крупной женщине, которая когда-то, наверное, была красивой, но тяжелая жизнь и переживания отняли у нее эту красоту, оставив вместо себя одутловатое лицо и поредевшие волосы. — Ой...

Увидев вошедшего Семена и Илью женщина даже не стала кричать, настолько она была поражена их появлением.

— Встречай гостей, хозяюшка... — протянул Семен, быстро осматривая помещение.

Зомби не было видно. Илья мельком нырнул в еще одну комнату, там были только уже знакомые ему подростки. Они оба вскочили с кровати, на которой сидели, но Илья погрозил им пальцем. Его угроза не очень их испугала, Громадин забыл, что был вооружен не привычным уже автоматом, а менее устрашающими граблями. Тот мальчишка, что был побойчее, рванулся к шкафу, но ловким ударом по ногам был сбит на пол. Илья приставил грабли ему к горлу и слегка придавил, чтобы не рыпался. Урок был усвоен быстро, мальчишка лежал и не дергался, а второй так и замер возле кровати.

— Что за шум? — послышался голос Семена из другой комнаты.

— Уже все хорошо! — крикнул Илья и спросил мальчишку, лежащего под граблями, — Правда, милый мальчик?

Тот отрывисто кивнул и злобно уставился на Громадина. Снова послышался голос Семена:

— Вас тут трое?

Ответа не последовало и Семену пришлось повысить голос:

— Эй, курица-наседка, тебя спрашиваю! Вас тут трое?

— Д-дда...

— Этих нет?

— Кого?

— Ну этих, зомби ваших!

— Нет.

Осознав свое незавидное положение, женщина стала покорной и отвечала на вопросы Семена.

— Оружие есть?

— В той комнате... в шкафу.

Илье стало ясно, почему мальчишка рванулся именно к шкафу и он осуждающе покачал головой:

— Нехорошо, молодой человек! Не хорошо гостей с оружием в руках встречать, ай-яй-яй... — взгляд мальчишки совсем ожесточился и стал напоминать взгляд затравленного волка.

Илья уже пожалел, что стал ерничать, но назад ничего не отмотать, поэтому он еще раз придавил шею мальчишки к полу. На этот раз немного посильнее, так, что тот захрипел. Посчитав, что этого достаточно, Громадин снова ослабил нажим, мальчишка сдавленно закашлялся. Второй наблюдал за всем этим с выпученными от страха глазами. Ловко перехватив Грабли и стараясь не выпускать из виду мальчишек, Илья открыл шкаф и увидел автомат Калашникова, стоящий на дне шкафа среди вещей.

Выпустив грабли, Илья схватил автомат, быстро проверил наличие в нем патронов и наставил его на лежащего мальчишку. Стволом автомата он приказал ему встать рядом с товарищем, а второй рукой поднял грабли и откинул их подальше — нельзя оставлять такое грозное оружие, в чем уже успел убедиться Громадин лично, противнику.

— Все в порядке, я прибарахлился немного, — отчитался Илья.

— Еще в деревне есть кто? снова продолжил допрос Семен.

— Только мясо...

— Кто? — переспросил Семен, поморщившись.

— Ну... зомби вы их назвали...

— Мясо... — Семен смачно сплюнул на пол. — Это, ведь, люди, падла ты такая. На, в рот пихай, а то я сам помогу! — голос Семена звучал совсем недобро.

Послышался звук разрываемой ткани и приглушенные причитания женщины.

— Нормально пихай, курица! — прикрикнул Семен.

Снова послышался треск ткани, похоже Семен изготавливал веревки из подручных средств. Связывал женщину Семен недолго и вскоре появился рядом с Ильей, толкая пленницу впереди себя. При виде женщины, подростки отреагировали по-разному: бойкий сжал кулаки и, казалось, сейчас бросится на незваных гостей, а второй наоборот захныкал. Семен повторил те же действия с мальчишками, вскоре все трое стояли с заткнутыми ртами и туго стянутыми за спиной руками.

— Вот теперь и прогуляемся... — протянул Семен, выталкивая вперед пленников.

Подойдя поближе к сараю, где их чуть не настигло удивительное превращение, Семен витиевато свистнул, почти так же, как в день их встречи в новом мире. Илья отметил про себя, что надо непременно выяснить у Семена нюансы этой сигнальной системы. Внутри сарая ничего не изменилось.

Когда они вошли, пленники увидели труп Михаила, мясницки разделанный стараяниями Громадина. Женщина стала всхлипывать и содрогаться в рыданиях, один из подростков к ней присоединился, а вот второй, тот который рвался к автомату в доме, глухо зарычал. Семен не обратил на это никакого внимания и сразу направился к друиду, так и валявшемуся на полу, и зашипел ему в ухо:

— Сейчас тебе вытащат кляп и ты прикажешь своим... эээ... подопечным выйти на улицу и отойти подальше. Если понял — моргни три раза. Но помни, что если что-то пойдет не так, то мы будем их убивать, теперь, с автоматом, это гораздо сподручнее.

Семен посмотрел на Громадина, убедился в его готовности и кивнул Сергию, тот ловко, одним движением выдернул кляп.

— На огород, все... — простонал друид. — Там полоть.

Зомби с отсутствующим видом потянулись на выход, Сергий снова ловко воткнул кляп обратно. Семен дождался пока последний зомби покинет помещение и запер за ними дверь на засов.

— Давай их сюда, — Семен хлопнул рукой по столу, на котором недавно лежал Илья.

У женщины подкосились ноги и она бы упала, но ей подставил плечо один из мальчишек, второй продолжал хныкать, за что получил ненавидящий взгляд от своего товарища.

Под дулом автомата, пленники все-таки разместились на столах и намники крепко их зафиксировали. Когда с этим было покончено, Семен вытащил кляп изо рта друида и спросил:

— Никакого антидота от твоей отравы нет?

Друид замотал головой, даже не став обижаться на слово «отрава», которым Семен обозвал его драгоценный эликсир.

— Сколько его надо? Какая доза?

Женщина зарыдала, несмотря на кляп во рту, плачущий подросток уже безмолвно содрогался на столе, второй подросток никак не проявлял свой страх, он лежал скосив глаза на труп Михаила.

— Одного стакана достаточно, но отравиться этим нельзя. Это очень хорошее средство...

— Твои подопечные, — прервал его Семен, — хоть что-нибудь чувствуют? Боль, страх? Может быть голод?

— Нет-нет! Они полностью свободны от этого! — уверил его друид.

— Вот и славно! — резюмировал Семен.

— Сема, что ты затеял? — робко осведомился священник.

— Пусть своего лекарства отведают...

Слова Семена вызвали новый приступ рыданий.

— Семен... — начал было священник.

— Заткнись! — злобно крикнул Семен. — Каждому по заслугам его, так? Око за око!

— Семен, не надо толковать Писание дословно...

— Возьми у Илюхи автомат и кончай их тогда, — отрезал Семен. — Что? не хочется? Я потому и спросил, что чувствуют эти амебы. Сам слышал, ничего они не чувствуют. Это хоть, конечно, последняя сволочь, но бросать их связанными на голодную смерть... Патроны на них тратить тоже не хочется. Вот пусть и получат, что другим сделали.

Священник отступил от Семена, его доводы были логичными и вопросов не вызывали. В этом безумном мире такое было едва ли не проявлением гуманизма. Больше с Семеном спорить никто не собирался и тот проследовал к столу проклятого алхимика. Взяв в руки банку с жижей, Семен нашел стакан, огляделся и обнаружил воронку с длинной ножкой, выругался, но взял ее тоже.

— Оставьте меня! — взмолился друид. — Кто-то должен за ними ухаживать! Им нужна забота, они же как дети!

— Нет, дружище, ты одного не понял... — произнес Семен.

Друид еще пытался убедить Семена и заткнула его только воронка в глотке. Семен без колебаний вылил в воронку полный стакан жижи и дождался когда она полностью исчезнет. К этому моменту рыдания женщины совсем утихли, она безучастно лежала на столе, уставившись в потолок, когда Семен вставлял ей воронку в рот даже не сопротивлялась, зато забился в путах и зарычал более бойкий подросток. Илья сделал вывод, что это, наверное, ее сын. Племянник тихо поскуливал, лежа на столе. Семен не дрогнул и когда пришла очередь мальчишек, он выдернул кляп изо рта племянника Михаила.

— Дяденька, не надо! Я все сделаю, что скажете сделаю...

— Ты уже все сделал, молодец! — Семен резким движением вставил ему воронку в рот и следующим движением влил туда стакан жижи.

— Ты смотри, какой хитрый, не глотает! — Семен зажал подростку нос, через некоторое время тот затрясся и жидкость стала убывать.

Оставался последний — тот подросток, что пнул Семена в ответ на его предложение отпустить их.

— А я предлагал нас отпустить... — при этих словах нервы мальчишки сдали и он закричал. Долго, протяжно. Этот крик оборвала только воронка Семена, вставленная ему в рот.

Показать полностью

Тени судьбы (глава 9)

Глава 8

Приятного чтения!

Люди, напавшие на Илью с товарищами, несли их легко, не замечая груза. Словно роботы, они взвалили наемников себе на плечи и, как мешки с картошкой, понесли от дороги, где была устроена ловушка. Когда они стали пробираться через густые заросли кустов Илье стала понятна та лёгкость, с которой нападающим удалось через них пройти, в кустах оказались вырублены изгибающиеся тоннели. Со стороны дороги кусты выглядели единой монолитной стеной, на деле же представляли собой замаскированный лабиринт.

Чем дальше похитители уносили их от дороги, тем больше боялся Илья. Он не стал прикрывать свой страх ничем и полностью ему отдался. Сердце Ильи колотилось со страшной силой, почти пробивая грудную клетку, по спине катились градины пота и дыхания не хватало. Это очень напоминало паническую атаку, вернее так Илья себе ее представлял.

В какой-то момент, несущий его человек споткнулся и задел лицом Ильи об ветку куста. Щеку Громадина обожгло резкой болью, которая быстро переродилась в ноющую и пульсирующую. Боль вместе с жаром ритмично приливала к щеке и отливала снова. Именно боль помогла Илье справиться со страхом. Он на удивление четко осознал свое положение, но уже без паники смог о нем подумать.

Что он может сделать прямо сейчас? Илья стал пытаться шевелить руками и ногами — из этого ничего не вышло, связан он был добротно. Ситуацию ухудшал тот факт, что конечности постепенно начинали неметь, а значит времени на попытки освободиться все меньше. Уже совсем скоро он перестанет их чувствовать. С этой мыслью Громадин удвоил свои усилия. Они оставались бесплодными, но он не оставлял попыток.

Помимо попыток освободиться он стал внимательно следить за маршрутом, которым вели их мальчишки. Он старался запомнить как можно больше деталей, чтобы, если им удастся сбежать, не плутать в поисках автомобиля. Очень быстро Илья убедился, что запоминать особо нечего — путь через кустарник был единственным, или других он просто не видел.

Неожиданно кустарник расступился открыв взору возделанные поля. Вернее не поля, а скорее огороды. Росли на них странного вида растения, напоминающие кукурузу. К Илье снова прилип страх, виной которому были книги Стивена Кинга, прочитанные им когда-то. Ему живо вспомнился образ детей кукурузы, подкрепленный двумя мальчишками, захватившими их. Стараясь отогнать от себя нелепые мысли о творчестве Кинга, будь он проклят, Илья с новыми силами стал пытаться ослабить путы.

Дальнейший их путь пролегал через заросли растений, которые Громадин про себя окрестил кукурузой. Шли, точнее тащили их, не долго. Вскоре показалась небольшая деревенька, выглядевшая совершенно обычно, как будто из другого мира. Видно никого не было и встречать их никто не вышел. Наемников донесли до того места, которое можно было назвать центром поселения и бросили на землю рядом с колодцем.

Илья перевернулся поудобнее и смог увидеть своих спутников. К его глубокому удивлению они сохраняли спокойствие, а на лице Семена видна была свирепая ярость, увидев такое выражение лица, Илья предпочел бы его застрелить, чем возиться с таким пленником.

— Твоя идея была, ты и иди, — прогнусавил менее бойкий паренек.

— Вот и пойду! — в голосе второго слышалась отчаянная решимость, перемешанная с опасениями за целостность своей шкуры.

Люди, принесшие наемников, кучно стояли над ними, не проявляя никаких эмоций, взгляды их оставались отсутствующими, но они бдительно следили за ними. Неожиданно один из стражников не произнеся ни звука упал, как подкошенный, с глухим шлепком на землю. Илья снова вывернулся, чтобы взглянуть и увидел, что рубаха рухнувшего обильно пропитана кровью. Это вселило надежду в сердце Ильи. Значит этих тварей можно убить! Конечно, он помнил как они падали под автоматным огнем, но теперь он уже второй раз наблюдал, как они умирают уже от полученных ран.

Никто из этих странных существ не проявил никакого интереса к судьбе товарища, только оставшийся паренек плаксиво застонал.

С той стороны, куда ушел второй мальчишка послышались голоса: один был оправдывающийся, мальчишеский, второй явно принадлежал взрослому и был недовольным и обвиняющим.

Илье снова пришлось вертеться ужом, чтобы иметь возможность видеть обладателей приближающихся голосов. К ним шли уже известный им паренек и мужчина лет шестидесяти, выглядевший не то как друид, не то как безумный волшебник: на нем была длинная серая накидка, на шее болтались какие-то ожерелья, волосы были длинными и нечесанными, завершал образ кривой посох черного дерева. Посох был мужчине явно нужен — он сильно хромал на правую ногу.

Когда друид приблизился, он недовольно осмотрел представшую перед ним картину и с новыми силами принялся ругать мальчишку. Второй стоял в сторонке и старался не привлекать внимания. Друид принялся пересчитывать странных существ, напавших на наемников, некоторых, на которых были раны, он тщательно осматривал, гладил их и был с ними ласков, как с любимыми детьми. Оценив результаты, друид схватился за голову и заскулил, как зверь.

— Что ж, вы сволочи малолетние наделали? А? — он схватил бойкого паренька за грудки и приподнял над землей. — Я тебя, ублюдок, спрашиваю!

— Дядька Иван... — залепетал мальчишка, не пытаясь освободиться.

Друид не заметил нелюбимого им имени, отшвырнул мальчика в сторону и снова принялся ходить вокруг существ, причитая и нежно поглаживая их.

— Ай-яй-яй, как они вас... — плакался друид. — Ничего, я вас подлатаю, кого смогу... Столько работы псу под хвост...

Друид склонился над существом, которое упало только сейчас, внимательно осмотрел его и завыл снова.

— Да что ж вы наделали!..

Мальчишка, которого он отшвырнул, так и сидел на земле, глядя на него широко открытыми глазами, второй, казалось, пытался слиться с местностью.

— Зачем? Ну зачем? А? — друид требовательно посмотрел на бойкого паренька.

Тот завозился на земле и ответил:

— Мы богатую добычу взяли, — он указал на принесенное добро пальцем.

Друид бросил безразличный взгляд на добычу.

— Ради железок этих вонючих? — он с отвращением сплюнул на землю.

— У них машина еще была... — попытался оправдаться мальчишка.

Друид, несмотря на хромоту, одним кошачьим прыжком подскочил к нему и замахнулся кулаком. Мальчик зажмурился и сжался, но удара не последовало. Друид обессиленно опустил кулак и отсутствующим голосом сказал:

— Пошли вон отсюда. Оба. Чтобы глаза мои вас не видели.

Оба мальчишки исчезли с поразительной скоростью, словно их здесь и не было. Друид с потерянным видом обводил созданий взглядом, полным сочувствия и нежности.

— Я правильно понимаю, что вы человек принимающий решения? — голос Семена прозвучал неожиданно.

Друид никак не среагировал.

— Эй! — снова попробовал Семен.

Друид повернулся к нему и уставился пустыми глазами.

— Я спрашиваю, вы решения принимаете?

Друид молчит и смотрит на Семена.

— кхм..., — Семен откашлялся. — Вы слышали про Доминион?

Семен сделал паузу, давая возможность ответить друиду, но тот молчал.

— Ладно, — продолжил Семен. — Доминион — сильный клан. Вы покусились на нас, а значит на Клан. Они не оставят этого так...

— Что ты хочешь? — неожиданно произнес друид.

— Мы можем договориться, ничего непоправимого не произошло, мы можем...

— Не произошло, говоришь? — в голосе друида прорезалась ярость. — А это что?

Он ткнул пальцем в лежащее на земле существо.

— Вы их убили! Нет, ни о чем мы не договоримся!

— Это вы на нас напали! — возмутился Семен. — Я предлагаю хороший вариант, мы забудем об этом недоразумении.

Глаза друида сузились. «Ох, не ту позицию выбрал Семен» — подумал Илья.

— Недоразумение? Это конечно... недоразумение... Мне где теперь столько людей взять? А? Вы четверо — это лучше, чем ничего, но мало... Месяцы уйдут теперь... — сокрушался друид.

Илья понял, что ему абсолютно безразличны все слова Семена, ему, вообще, абсолютно все безразлично, кроме этих странных существ. В дело попробовал вмешаться Сергий:

— Мы сожалеем о ваших потерях, но что нам было делать? На нас напали! — мягко, как с душевнобольным, сказал священник.

— Напали... И что? Всех перестрелять теперь?

Семен и Сергий переглянулись. Похоже вести диалог с этим человеком было бессмысленно, он был безумен, или очень правдоподобно притворялся.

— Месть придет. Неизбежно. Никого не останется. Всех, — Владимир попытался головой указать на оставшихся созданий. — всех уничтожат.

Друид заухмылялся:

— Нас еще найти надо! Больше я так не ошибусь! Нет, больше я так не ошибусь...

Продолжая бормотать об ошибках, друид сделал легкое движение рукой, существа подхватили пленников и потащили их вслед за ним.

Унесли их недалеко — в строение вблизи от колодца. Оно было пристроено к одному из домов и, судя по всему, являлось крытым двором для скота. Внутри располагались несколько больших столов с крепежами для рук и ног, внизу столов были установлены какие-то механизмы. В дальнем углу помещения стоял рабочий стол, уставленный какими-то склянками и банками, наполненными буровато-коричневой жидкостью.

По новому жесту друида, существа сбросили свой груз на столы и начали приматывать пленников крепежами на столах. Каждому достался свой стол и остались еще свободные. Друид прошел к рабочему столу и стал звенеть там банками, что-то приговаривая. Проверив свои алхимические компоненты, друид подошел к пленникам. Он проверил то, как их примотали к столам и остался доволен, снова вернулся к столу.

— Что ты хочешь с нами сделать? — Семен отбросил любезность.

Друид не ответил. Неожиданно на своем столе в голос заплакал Тимофей. Друид обернулся и подошел к нему, наклонился.

— Дяденькаааа... дяденькаааа, что со мной будет? — всхлипывая, спросил Тим.

— Ничего особенного, малыш. Сейчас дам тебе лекарство, оно невкусное, но потом ты будешь чувствовать себя хорошо...

В голосе друида проскользнула даже тень заботы, он нежно погладил Тима по голове и отступил снова к столу. Владимир, глядя на Тимофея, строил ему страшные гримасы, но тот не обращал внимания. Илья начал догадываться, что Владимир пытается сообщить Тиму, чтобы тот продолжал свой маскарад. Правильно, пусть тянет время, может что и выйдет. Илья не мог понять только одного, почему Тим не использует свои способности? Неужели, он действительно так напуган, что никак не может сконцентрироваться? Илья пытался достучаться до своих, но все было тщетно. Удача ему здесь не поможет, он был плотно связан и действовать никак не мог.

— Дяденька, а что со мной будет? Я стану таким же сильным как они? И пули мне будут не страшны?

Друид опять отвернулся от своих приготовлений и снова склонился на Тимом:

— Да, сынок, сильным ты станешь, а вот пули... — Друид задумался. — Нет, пули тебя не пощадят.

Тим молодец, он нащупал то единственное, что казалось занимает этого безумца — эти ужасные создания, в которых им грозило обратиться.

— От этого, малыш, сплошные плюсы! Страха больше не будет, боли... вокруг много боли, но тебе она будет не страшна. Ты станешь совершеннее.

— А что это? — продолжая всхлипывать, спросил Тимофей.

— О! Это, малыш, моё изобретение! — друид метнулся к столу и схватил банку с мутной жижей. — Это и сделает тебя сильным!

Друид с любовью смотрел на содержание банки.

— Это не из насекомых? А то я их... — Тимофей содрогнулся всем телом.

— Нет, что ты! Это спорынья! Грибочек такой, не насекомое, не переживай. Точнее, раньше была спорынья, потом она немножко мутировала и... вот такой замечательный результат! — друид с гордостью потряс своей банкой. Мутная жижа медленно перекатывалась внутри. — Я еще до всего с ней в институте работал, а потом такие возможности! Теперь никто меня от экспериментов не останавливает. Там, малыш, были алкалоиды, они тоже изменились... жаль, конечно моей лаборатории, я бы все выяснил! Да, все бы выяснил! Ну да бог с ней, эти алкалоиды... эээ, вещества в общем, имеют очень интересное воздействие на мозг! При правильно подобранной дозировке, малыш, они сильно меняют твою высшую нервную деятельность, рефлексы. Нам предстоит еще долгий путь, надо будет тебя выучить, натренировать... Но, как видишь, опыт у меня есть. В конце ты станешь идеальным обитателем нового мира: без страха, боли, страданий и сомнений. А я поведу вас в новую жизнь. Я позабочусь о вас! Да, я позабочусь.

В этот момент дверь сарая с грохотом открылась. Вошел крепкий высокий человек. В отличии от друида, он выглядел нормально: был одет в привычную одежду.

— Постой, Иван, — властно произнес пришедший.

Друид недовольно посмотрел на вошедшего, но свою драгоценную банку поставил на стол.

— Что еще? Видишь, у меня уже все готово... — забубнил друид.

— Подождешь, — отрезал здоровяк. — Мне сын рассказал, что чужаков захватил... — друид завращал глазами, желая вставить свой комментарий, но здоровяк его прервал. — За это он уже наказан, и будет наказан еще больше, поверь. Человек прошел вглубь сарая и внимательно осмотрел пленников. — Кто тут самый разговорчивый?

— Ну давай поболтаем, — отозвался Семен.

— Я тебя внимательно слушаю, — человек скрестил руки на груди, действительно приготовившись слушать.

— Ты слышал про Доминион?

— Слыхал, — человек не подал виду, что это его как-то встревожило.

— Мы наняты Кланом для выполнения... ээм... одной работы. Вы покусились на собственность Клана, вы напали на представителей клана. Ты знаешь, что они такого не прощают.

Семен замолчал, человек плотно сжал челюсти, что заходили желваки, но тоже молчал.

— Что ты предлагаешь? — через некоторое время спросил он Семена.

— Отпустите нас и мы все забудем, даю слово.

— Нельзя их отпускать! — заверещал друид. — Ты видел какие потери?

— Заткнись.

Человек внимательно смотрел на Семена.

— Не мне тебе объяснять, что Доминион не самый желанный враг. Мало кто может с ними потягаться и вы не похожи на тех, кто может, без обид.

— И я должен тебе поверить, что вы просто уйдете?

— Уйдем, даю слово, — повторил Семен.

— А потом никто не явится?

— Мы будем молчать, а машину мы могли потерять и при других обстоятельствах, — голос Семена звучал уверенно и спокойно, как будто это не его примотали к столу.

— Да, звучит здорово, но...

Это «но» совсем не понравилось Илье, человек пожевал губами и продолжил:

— Слышал древнюю мудрость «Нет человека, нет проблемы»? Такой подход мне ближе как-то...

Илья все это время не терявший надежды освободиться, вдруг почувствовал, что ремень, державший ему руки ослаб. Он попробовал пошевелить руками и это ему удалось, он понял, что одним резким движением может освободить обе руки. Но что делать дальше? Илья стал озираться вокруг и встретился взглядом с Тимофеем, мальчик подмигнул ему и отвернулся. Как там говорил Владимир? Надо просто начать действовать? Но что делать конкретно, вот вопрос. Не может же он, в самом деле, просто вскочить и заорать, повергая врагов в первобытный ужас. Все эти размышления заняли несколько мгновений, пока здоровяк неспешно заканчивал свою нехитрую мысль.

Когда он закончил говорить, то отошел от Семена и встал сбоку от стола, к которому был примотан Илья. Громадин поднял глаза и увидел на поясе здоровяка приличных размеров тесак, совершенно не боевое оружие, а скорее большой кухонный нож, устрашающего вида. Илье снова повезло, здоровяк мог уйти в другую сторону. Ладони Громадина моментально вспотели, он снова бросил взгляд на Тимофей и тот опять подмигнул ему. Ага, значит его работа!

«Просто начать действовать? Была не была!» — подумал Илья, уже начиная двигаться. Одним движением, как и предполагал, он освободил руки и в этом же движении схватил тесак, который просто был заправлен за матерчатый ремень. Дернул сначала вниз, освобождая оружие, и тут же резким ударом направил тесак вверх, нанеся длинную резаную рану через весь живот и грудь здоровяка. Движение тесака остановил подбородок жертвы, в котором он и застрял. Здоровяк забулькал, схватил себя за разрезанное вдоль горло и сделал пару неверных шагов назад, пока не уперся спиной в столб, поддерживавший высокую крышу сарая.

Друид не заметил этого — он был занят своими склянками, а существа никак не отреагировали.

Время улетучивалось быстро, ноги Ильи были еще заблокированы, а оружие уже утрачено. В любую минуту мог повернуться друид и отдать приказ существам, тогда дело их плохо. В этот миг за спиной Ильи раздался грохот — это здоровяк все-таки упал. В падении он уронил грабли, висевшие на столбе и они ровно упали поперек тела Ильи, сидевшего на столе. На грохот обернулся друид, глаза его стали расширяться, он уже собирался отдать приказ существам, но Илья перехватил грабли и метнул их как копье. Красивой дугой они промчались через весь сарай и ударили друида точно в лоб. Тот, как подкошенный, беззвучно рухнул на пол. Существа даже не пошевелились.

Показать полностью

Тени судьбы (глава 8)

Для вновь прибывающих напомню, что быстрее и удобнее ознакомиться с книгой можно на АТ (ссылка в профиле). Всем приятного чтения)

Глава 7

В прошлой жизни Илья рассчитывал бы добраться часов за шесть, если без пробок. По хорошей дороге, на исправном автомобиле путь не показался бы мучительным и тяжелым. Как обстоят дела в мире новом Громадин не знал, соответственно строить пустые предположения он не стал, а спросил об этом Семена.

— Я, братан, думаю, что часов за семь доберемся, если не спеша. Точнее не скажу, надо еще посмотреть, что там с дорогами.

Такой прогноз Илью устроил и он откинулся в кресле поудобнее. Как-то само собой вышло так, что он разместился на переднем сидении, где мог путешествовать с большим комфортом. Сидя в кресле, Илья вспоминал свои недавние приключения, то как они с другим Семеном в таком же составе уезжали от преследователей. Теперь это осталось не просто в прошлом, это осталось в прошлой жизни.

Илья опустил лицо в ладони и крепко зажмурился. Когда начиналась пандемия, когда еще были не понятны опасные последствия, пока еще смерть не пришла в каждую семью на всей планете, тогда Илье казалось, что это непосильное испытание для человечества: сидеть дома, носить маски. Потом люди стали гибнуть. Тогда Илье стало понятно, что вот сейчас мир бесповоротно изменился. Он ошибался. Мир изменился, но немного позже. Изменился таким образом, что никто, даже в самых безумных фантазиях, не мог представить. Вслед за миром менялась и жизнь Ильи, он смирился с этим, научился адаптироваться. Но жизнь подкидывала ему все новые испытания, ему снова удавалось справляться. Но теперь судьба выкинула уж вовсе удивительный фортель. Вот тебе, Илья Семенович, получи, распишись. К этому тоже адаптируешься? Илья в который раз пообещал себе, что непременно адаптируется и научится жить в новом мире.

— Что, добрый молодец, не весел, буйну голову повесил? — голос Семена звучит задорно и весело.

Илья посмотрел на него, казалось, что управление автомобилем — самая большая радость доступная этому человеку. На его лице проскальзывали отпечатки таких неподдельных эмоций, что Илья невольно заразился его оптимизмом.

— Да... прошлое вспомнил.

— Понимаю, братан... наверное, понимаю. Ничего, прорвемся! Видишь, жизнь налаживается! — Семен с любовью погладил рулевое колесо.

Наблюдая эту картину, Илья невольно улыбнулся. Вслед за улыбкой, как это часто бывает, настроение его улучшилось. Илья стал с интересом наблюдать за пейзажами в окне. Они глаз порадовать не могли: все такое же тяжелое серое небо, черной щеткой виднеются леса, вдоль дороги разрастается отвратительного вида кустарник. «Еще пару лет, и не проедешь,» — подумал Илья. Но пока путь был свободен, дорога не заросла и не успела разрушиться — ровной лентой она вела их вперед.

Вскоре созерцать однообразный и унылый пейзаж ему надоело и он погрузился в размышления. Первое, что его волновало — что делать, когда они окажутся в Москве. Илья решил, что этот вопрос надо обсудить вслух и обернулся назад, чтобы задать его своим товарищам, но обнаружил, что на заднем диване вся троица мирно спит. Илья всегда поражался и завидовал способности некоторых людей уснуть в любых обстоятельствах. Сама натура Ильи была беспокойной и спать ему в таких условиях не давала. За неимением других вариантов, Илья решил насесть на Семена:

— Какой план действий? Вот приедем, а дальше чего?

— Сначала доехать надо, — меланхолично ответил тот.

— Хорошо, допустим, доехали.

— Вот там и разберемся, братан.

Легче от ответов Семена Илье не стало, но он понял, что большего не добьется.

— Как вы тут без планов живете вообще? — немного раздраженно спросил Илья.

— Привыкли. Не, планы мы тоже строим, но общие. Для подробного плана, что нужно?

— Что?

— Информация! — Семен наставительно поднял указательный палец вверх. — У тебя сейчас много информации?

Илья промолчал, и Семен продолжил:

— Вот то-то. Сначала нужно информацию собрать, а потом уже план стряпать. Тебе мальчишка... тьфу, блин! Он же, вроде, и не мальчишка больше... Хрен с ним, тебе Тим сказал, что в Москву надо? Сказал. Значит, считай, что это план и есть. Даже если раньше и не надо было, то теперь сто пудов надо.

— У нас... ну, в моем мире, ты таким фаталистом не был.

— Значит обстоятельства другие были. Я же тебе говорил, что люди хлеще тараканов. Вот и я адаптировался. Тим не ошибается. Почти. В больших делах — точно не ошибается. Приедем — разберемся, не очкуй.

Илья снова замолчал. Он сам с радостью прибегал к давно себя хорошо зарекомендовавшему методу «Научного тыка», но, почему-то, от своих спутников ждал более делового подхода. Даже бросание пуговицы его тогда не смутило, а сейчас что-то кололо. Илья стал прислушиваться к себе и своим ощущениям и быстро осознал, что это банальный страх. Он боялся своей неопытности, боялся подвести своих друзей, боялся, в конце концов, смерти. Он оставался слабым звеном в отряде и чувствовал это. К собственному удивлению, это открытие придало Илье уверенности в своих силах. Иногда, осознать свой страх бывает полезным. Это придает сил, главное не погружаться в него, с чем, подчас, возникают сложности, а именно осознать и принять. Немного взбодрившись, Илья решил использовать время с пользой и узнать о мире что-нибудь еще:

— Семен, а скажи, вот, Кланы эти, они что, по всей стране?

— Да ты чё, братан! Куда им! Нет, они локальные. По нашим меркам, территории их приличные, но в масштабах страны — смех один. Мы все так и живем, по своим углам. Нет такой силы, которая все под себя возьмет. Может оно и к лучшему.

— А чего тогда вы на голове друг у друга сидите? Если места полно?

— А кто тебе сказал, что его полно? Во-первых, не везде жить можно, во-вторых, там где можно, кто-нибудь уже живет, и им не очень хочется чтобы ты к ним заходил на огонек.

— А что, Доминиону тому же, не надо соседей подчинить?

— А на кой ляд им это сперлось? У них все неплохо. Лучше синица в руках, чем дятел в жо... кхм-кхм ну, ты понял.

— Так и что на остальных территориях? — не унимался Илья.

— Я не знаю. Слухи разные ходят, на самом деле, я думаю, что почти везде что-то вроде наших Ренегатов, разной степени паршивости.

— Так значит, мы на своей машине, считай, лакомый кусочек...

— Пока по землям Доминиона едем, потом поедем по землям, где про Доминион слышали, авось, пронесет. Никому такие враги не нужны. Доминион очень трепетно к своей репутации относится, будут мстить.

— А разве отморозкам есть дело до этого?

— Дела, может быть, и нет, а вот жить все хотят. Машина в цветах Доминиона, еще поискать, где про него не слышали, — Семен замолчал.

Дальнейшие разговоры не клеились и Илья оставил попытки их заводить. В машине установилась тишина, на заднем диване царил Морфей, Семен снова погрузился с головой в вождение, что доставляло ему удовольствие, а Илья опять стал глядеть в окно, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь интересное. Интересного ничего не было и Илья понемногу задремал.

Проснулся Громадин от резкого толчка. Семен приглушенно, сквозь зубы, ругался. Илья поразился витиеватости брани Семена и только потом сообразил спросить, что произошло.

— Колесо пробил, — коротко бросил Семен.

Илья выглянул в окно, но не смог даже приблизительно определить время.

— Далеко уехали?

— Прилично, еще часа два и до МКАДА доберемся.

Сзади послышались звуки, это остальные члены отряда начали просыпаться.

— Приехали? — сонным голосом поинтересовался Сергий.

— Приехали, приехали... — отозвался Семен. — Выходи, видишь, уже посланники Посвященных тебя хлебом-солью встречают.

Сергий выпрямился и моментально открыл глаза, рядом, готовый ко всему, уже сидел Владимир. Они, действительно, были хорошей командой, давно работали вместе и знали, что если Семен начинает шутить подобным образом — что-то пошло не так.

— Что случилось? — цепко озираясь по сторонам, спросил Сергий.

— Колесо пробил, — снова ответил Семен.

Тимофей все это время сидел молча, меланхолично поглядывая в окно. Семен открыл водительскую дверь и вышел, однако, тут же нырнул назад:

— Всем приготовиться, — беря в руки автомат, сказал он.

Владимир и Сергий молча кивнули и взяли оружие наизготовку, выставив стволы в окно.

— Что случилось? — растерянно спросил Илья.

— Сам глянь, — Семен внимательно обводил взглядом местность.

Илья открыл дверь и осторожно выглянул. Он решительно не замечал ничего подозрительного, о чем сообщил Семену.

— Под ноги посмотри, на дорогу, — коротко порекомендовал тот.

Илья присмотрелся и увидел, что все полотно дороги от края до края на ширину сантиметров двадцати утыкано гвоздями. Неспроста их колесо пробилось. Илья посмотрел на второе колесо, которое ему было видно и заметил, что оно тоже спущено. Плохи дела.

— Семен, второе тоже пустое.

— То есть с твоей стороны два? — Семен бросил короткий взгляд на заднее колесо со своей стороны. — Твою мать, хреновые дела.

— Надо уходить с дороги, мы тут как на ладони, — в голосе Владимира было напряжение.

— Все оставим? — спросил Сергий. Каждый внимательно следил за кромкой леса, кустами и каждым, доступным взору, клочком земли.

— Все не утащим, возьмем, что сможем, а остальное оставим, — голос Семена звучит твердо. — Не жалко, не наше. Вова, ты никого не чувствуешь?

Владимир на секунду прикрыл глаза и ответил отрицательно.

— Отлично, вероятно нас не ждали. Значит время есть, надо паковаться и делать ноги, — сказав это Семен выбрался из автомобиля и направился к багажнику.

Остальные последовали его примеру. Достаточно быстро они по очереди упаковали свои рюкзаки, уложив в них самые необходимые припасы, в это время не прекращая следить за местностью.

— Вот и гости, — сказал Владимир.

Из густых зарослей кустарника стали появляться люди. Илья поразился как им удается проходить через эти кусты, когда он видел их вблизи, они казались сплошной стеной, да еще и покрытой острыми и твердыми колючками. Но люди выходили оттуда совершенно беспрепятственно.

— Еще, — коротко доложил Сергий.

С другой стороны тоже стали появляться люди. Вскоре они оказались в замыкающемся кольце. Семен грязно выругался и открыл огонь короткими очередями, Сергий и Владимир последовали его примеру, как и Тимофей. Илья стоял с автоматом и никак не решался начать стрелять. Он посмотрел на Тимофея, тот с бесстрастным лицом вел огонь по приближающимся фигурам, Илья испытал дикую злобу, увидев мальчика, которого помнил добрым и отзывчивым, хладнокровным убийцей. Злость придала ему сил и он начал стрелять.

Несмотря на огонь из автоматов, фигуры людей не остановились, напротив, не страшась пуль, они ускорились и бросились вперед. Илья видел, как они вздрагивали от попадающих в них пуль, падали и вставали снова, но уже не все. Усилия наемников значительно проредили нападающих, но их оставалось еще слишком много. Толпа неумолимо приближалась.

— А ты говорил, что зомби нет у вас! — крикнул Илья.

Вместо ответа Семен швырнул в приближающихся врагов гранату. Взрыв сотряс землю, раскидал часть нападающих, но не ослабив их пыл. Они перли прямо на пули, как будто не было смерти. Илья обратил внимание, что их движения выглядят странно, немного неестественно, но это не мешало им быть быстрыми. Свои собственные слова про зомби заставили Илью похолодеть и он, судорожно вцепившись в автомат, продолжал стрелять. Оружие сухо защелкало — Громадин из-за мыслей о зомби забыл перезарядить обойму. Трясущимися руками он начал выдирать пустую из автомата и получил мощный удар по голове.

Илья упал и взор его затуманился, но сознания до конца он не потерял, только думать и контролировать свое тело было практически невозможно. Где-то на краю сознания Громадин отметил, что выстрелы прекратились. «Как хорошо, мужики справились!» — подумал Громадин и потерял сознание.

Возвращение сознания принесло Илье головную боль. Он попытался сесть, но у него ничего не вышло. Он предпринял несколько попыток, пока до него дошло, что он крепко связан. Оставив надежды сесть, Илья расслабился, что бы веревки не так сильно стягивали тело. Ему было почти ничего не видно, но зато слышал он хорошо.

— Мяса мы найдем, не ной! Смотри какие богатства! За такое нас похвалят! — голос был совсем юный.

— Дядька Иван не любит когда мясо так расходуют, — проныл второй голос, тоже достаточно юный.

— А еще он не любит когда его называют дядька! — отрезал обладатель первого голоса. — Не ной, мы не с пустыми руками заявимся.

Илья попытался перевернуться, чтобы разглядеть говорящих. Их он не увидел, но зато встретился глазами с Тимофеем, который, как оказалось, лежал у него в ногах. За Тимом лажали связанными остальные члены отряда. Илья вопросительно взглянул на Тима, тот едва заметно покачал головой. Ясно, уже попробовал и ничего не вышло, придется ждать другого случая. А еще их со всех сторон окружали люди напавшие на них. У некоторых в телах были кровоточащие раны, но они не обращали на этот факт никакого внимания, кровь стекала по их телам и одежде, никто из них не демонстрировал боли или дискомфорта. На глазах Ильи один упал и больше не поднялся, никто из его спутников никак не отреагировал на падение своего товарища. Глаза у них были совершенно отсутствующие, пустые. Они, хоть, и следили за наемниками, не проявляли никакой тени эмоций или мыслей.

Спутники Илья лежали молча. Илья счел за благо тоже помалкивать. Зато обладатели голосов вовсю обсуждали, что им достанется из захваченного, а что возьмет себе дядька Иван и достанется им что-либо вообще. Закончив дележ имущества наемников они подошли к пленникам. Илья смог увидеть, что это совсем еще мальчишки немногим старше Тима, лет пятнадцати.

— О, смотри, очухались, — сказал тот, что убеждал спутника в правильности их дела.

— С собой возьмем?

— Конечно! На мясо пойдут, — убежденно заявил тот.

Илье в голову полезли очень нехорошие мысли, он сразу представил себя съеденным, в голове отчетливо всплыл образ из какого-то просмотренного давным-давно фильма с отрубленной человеческой ногой в грязном котелке. Илью заметно передернуло. Но он неожиданно вспомнил, как пареньки обсуждали большие потери мяса и взглянул на своих охранников. Те продолжали стоять не проявляя никакой самостоятельности, тупо глядя перед собой. Такая судьба их ждет? Перспектива быть съеденным перестала казаться Илье настолько плохой.

— Вы слышали о Доминионе? — это Семен, голос его хриплый, но твердый.

Мальчишки переглянулись и не ответили.

— Посмотрите на машину — она в цветах Доминиона, за нами придут. За нас отомстят.

Тот мальчишка, что был побойчее, подошел к Семену и с интересом уставился на него.

— Мы готовы сделать вид, что ничего не было и уйти. Никто к вам не явится после нас, даю слово, — твердо произнес Семен. Ему удавалось выглядеть достойно, несмотря на то, что он лежал связанным под ногами у подростка.

Парень гадко заухмылялся:

— А что вы, дяденька, говорите будет-то с нами?

— Доминион явится мстить за своих. Даже если мы этого не увидим — вы увидите. Возмездие наступит.

Паренек размахнулся и силой пнул Семена в ребра, тот застонал сквозь зубы. Видимо, угрозы не сработали.

— Пыль в глаза... — едва слышно пробормотал Громадин.

Тот мальчишка, что пинал Семена, стал давать указания своим молчаливым спутникам. Они быстро нагрузились добром наемников, отдельная команда оттолкала машину с дороги, самих наемников они положили себе на плечи, легко, как будто те ничего не весили. Бойкий пошел впереди, его сомневающийся приятель замыкал это странное шествие.

Показать полностью

Тени судьбы (глава 7)

Глава 6

Добрый вечер, уважаемые 40 подписчиков! (Вау! Я в восторге!) Почитаем моей писанины?!)))

Пуговица лежала “орлом”. Значит задание придется брать. На некоторое время среди друзей воцарилось торжественное молчание, им требовалось время на осознание своей судьбы. Первым в себя пришел Семен:

Ну вот все и решилось, братаны! - нарочито бодро сообщил он.

 Его громкое замечание заставило остальных тоже начать реагировать.

Было бы чему радоваться… - недовольно пробурчал Владимир.

А чего? Грустить что ли теперь? - добродушно заметил Сергий.

Действительно, обосраться и не жить! Нормально, все порешаем. Главное - начать, а там пойдет! - продолжал бодриться Семен.

 Владимир досадливо махнул рукой и отвернулся.

Ну чего ты, в самом деле нагнетаешь? - спросил Сергий. - Сами, ведь, обо всем договорились, все решили. Чего теперь?

 Владимир молчал. Илья с Тимофеем тоже не участвовали в обсуждении. Что касается Ильи, то он еще не до конца свыкся со своей новой ролью и чувствовал некоторое стеснение перед Владимиром и Сергием и сам себя за него корил, а почему не вступал в диалог Тим - Илья не знал. Ему хватало собственных переживаний, что бы еще лезть разбираться в чужих.

 Преодолевая смущение, он все-таки спросил:

Какие планы?

А какие планы? Никаких пока. Завтра вытянем из этого старого придурка все, что сможем и дальше будем думать, - ответил ему Семен. - А сейчас можно возвращаться, если все порешали, нечего тут торчать…

 Больше ничего не говоря, Семен развернулся и потопал в сторону поселения, остальные увязались за ним. Придя в отведенный для них дом, они застали там молоденькую девушку, которая собирала на стол. При виде их она остановилась и опустила глаза в пол.

Дорогая, не бойся нас. Никто тебя не обидит, делай свое дело, а на нас внимания не обращай, - ласково сказал отец Сергий.

 Девушка кивнула и молча продолжила заниматься приготовлением ужина. Семен с интересом наблюдал за ней, но никак не старался привлекать ее внимания. Само наличие молодой и красивой девушки не могло его не радовать. 

 Когда она закончила и собралась уйти, Сергий поймал её за руку и тем же ласковым тоном сказал:

Передай, что завтра с утра мы готовы к встрече с магистром, не надо ждать до полудня.

 Сказав это, он отпустил ладонь девушки и та мгновенно исчезла из их обители. Друзья подошли к столу и стали рассаживаться. Илья с недоумением смотрел на выставленные на стол угощения. Там не было ничего знакомого ему - настолько продукты отличались по своему внешнему виду от нормальных, тех к которым он привык в своем мире. Однако, пусть и из непривычных блюд, но стол был богат, особенно если учитывать царившую повсеместно разруху. Илья решил, что даже таким нетривиальным способом, Доминион снова демонстрирует свое могущество и богатство: смотрите, мол, мы для своих можем многое, надо с нами дружить! Как будто кто-то мог в этом сомневаться, даже Илья, проживший в новой реальности три дня, уже смекнул, что ссориться с Доминионом выйдет себе дороже.

 Еда была вкусной, хоть и непривычной. Приготовить её старались так же как и раньше, вот только ингредиенты вносили во вкус блюд свои непривычные и неожиданные ноты. Например то, что по вкусу и консистенции напоминало картофельное пюре имело зеленоватый оттенок, а какие-то соленые овощи, своей формой напоминавшие огурцы, были голубоватые, что делало их употребление в пищу не очень приятным. Но глядя как с удовольствием едят его спутники, Илья перестал принюхиваться и прислушиваться к своим ощущениям и стал наслаждаться ужином. Немного утолив голод, Илья спросил: 

А что тут у вас приключилось с продуктами?

Ты про цвет? - уточнил Сергий.

Ну и про консистенцию еще…

Новые условия заставили, растения приспосабливаются как могут, а кто не может - тех уже и нет. Это не только растений касается… - задумчиво ответил Сергий.

 Илья удовлетворился столь скупым ответом, не было смысла пытать людей, которые сами так мало знают.

Ты бы, братан, знал сколько народу потравилось, пока разобрались, что можно жрать, а что нельзя… Вот росла,  допустим, помидора, все ели, нормально было, а теперь - хрен! Забудь! Она теперь хлеще бледной поганки, а внешне почти не изменилась… такие дела, - с набитым ртом вставил Семен. - Тяжело сначала было, непонятно ни хрена… страшно, если честно. А сейчас, гляди, привыкли. Человек такая скотина, ко всему привыкнет. О, кстати, помнишь про тараканов говорили, что они ядерную войну переживут, и зиму ядерную, и второе пришествие? Так вот не пережили, правда у нас и зимы не наступило, но, по-любому, хорошо, что ни зимы, ни тараканов, а то я их презираю сильно, от всей души… Это, наверное, у меня после общаги студенческой…

 Илья с интересом слушал Семена. Перекусив, тот впал в благостное расположение духа и радовал товарищей смешными байками из прошлого и отдельно радовал Илью информацией о новом мире. Илья по кирпичикам укладывал получаемую информацию, это было удобнее и проще, чем засыпать спутников тонной вопросов, которые надо еще и сформулировать.

 За этими легкими разговорами наступил поздний вечер и спутники стали собираться ко сну. На утро их ожидал нелегкий и важный разговор, поэтому следовало хорошо отдохнуть.


***

С утра около их дома уже собрался конвой во главе со знакомым вчерашним провожатым. Сборы не заняли много времени, вещей и снаряжения у них было не много. Дорога к замку показалась совсем короткой и вскоре они снова предстали перед магистром. На этот раз в тронном зале народу было гораздо меньше - больше не требовалось производить впечатление на наемников, настало время серьезных разговоров, которые не требуют большого скопления людей просто ради массовки.

Мы готовы услышать ваш ответ, - без предисловий и приветствия провозгласил Великий Магистр.

 Вперед выступил Сергий:

Мы принимаем условия контракта. Нам нужна вся информация, которой вы обладаете. На ее основе мы запросим оборудование и экипировку, поспешность нашего визита не позволила нам собрать необходимое, - с достоинством профессионала произнес Сергий.

 Илья мысленно поаплодировал священнику за то, что несмотря на безвыходность их положения, тот старался выставить все в таком свете, что последнее слово оказывалось за ними.

Вы получите все, что вам понадобится, - отмахнулся Магистр.

Куда вы направляли свои экспедиции? - вступил в разговор Владимир.

В Москву, - голос магистра стал каменным.

Зачем? - тупо спросил Семен. - Там же ничего нет.

Были слухи, что там можно выйти на Посвященных, не представляю, что им там делать, но слухи от надежных людей.

То есть вы отправили несколько отрядов один за другим опираясь только на слухи? Не имея никаких зацепок? - в голосе Владимира четко слышалась ирония.

Наверное, тебе больше известно о Посвященных? - в голосе магистра послышался металл, ему не нравилось когда над ним пытаются посмеяться.

 Владимир опустил глаза, не желая обострять конфликт.

Тем не менее, наши люди ушли в Москву и больше мы о них ничего не слышали. Вы можете действовать по своему усмотрению, мне безразлично как вы их найдете, - отрезал Магистр.

Какого рода информацию мы должны найти? Откуда вы про нее узнали? - вернул себе инициативу Сергий.

Я говорил вчера, что нам неизвестно в какой форме этот источник. Ходят слухи, что Посвященным стал доступен какой-то Архив, он то нас и интересует. Лично я надеюсь, что это технологии прошлого.

 Спутники переглянулись. Легче от слов Магистра не становилось, они надеялись хотя бы на приблизительное направление поисков, но он не мог дать им и этого. Как в старой сказке, пойди не знаю куда, принеси то, не знаю что. 

Нам нужен час, чтобы обсудить планы и подготовить список снаряжения, - холодно сказал Сергий.

Магистр кивнул и махнул рукой провожатому, что бы тот увел наемников. Их отвели в небольшое помещение где-то в недрах замка и оставили в одиночестве.

Да… то в говно, то в партию… - протянул Семен.

Какие мысли? - спросил Владимир.

Я считаю, что в Москве делать нечего, непонятно, что там эти олухи хотели найти, но нам туда не надо, - уверенно сказал Сергий.

А что с Москвой? - спросил Громадин.

А ничего… нет там больше ничего… - ответил Семен.

Совсем ничего? - тупо переспросил Илья.

Ну как, говорят, что в центре теперь стеклянная пустыня, фонит ужасно, даже соваться нет смысла - кони двинешь на следующий день если не сразу, - пояснил Семен.

 Илья с трудом переваривал полученную информацию. Разрушение всего привычного мира, ядовитые помидоры и синие огурцы он принял гораздо легче, чем поле стекла вместо кремля.

 Неожиданно в разговор вмешался Тимофей:

Не спрашивайте почему, но я чувствую, что нам как раз туда.

 Владимир испытующе посмотрел на него, но промолчал, зато Сергий сказал:

Обычно за предчувствие у нас отвечал Илья, но твоим предположениям мы тоже всегда доверяли. Ты уверен?

 Тимофей посмотрел на него своим новым взрослым взглядом и твердо произнес:

Да, я уверен. Там мы найдем, то что ищем.

Да будет так, - высокопарно заключил священник и перекрестился.

 Увидев его жест, Илья спросил:

Неужели там так страшно и опасно?

Нет, сын мой, просто православный священник перекрестился, не вкладывай лишних смыслов. Даст Бог, в самое пекло нам и не надо…

Так а какого хрена там делать, в пекле-то? На кремль смотреть? Поздно уже, насмотрелись. Нет в центре ничего, там такой уровень, что задница светиться начнет через секунду, нет там никаких Посвященных.

А я вот еще что спросить хотел, если никто их не видел, никто ничего про них не знает, то с чего вы решили, что они есть вообще? - снова встрял Илья.

 Семен, Владимир и священник переглянулись, немного смущенно Семен сказал:

Да хрен его знает, братан… Всегда про них какие-то слухи ходили…

Получается, что если Доминион из-за слухов экспедиции снаряжает - то они олухи, а мы Посвященных ищем - молодцы и герои?

Получается… Да есть они, отвали! Все знают. Только скрываются хорошо.

Ага, и тайное правительство есть и заговор Сионских мудрецов… - ехидно заметил Илья.

Есть косвенное подтверждение, - вмешался Владимир. - Повсеместно исчезают дети с определенным профилем способностей, умеющих воздействовать на чужую психику разными способами. Только дети, взрослых не трогают.

Это, конечно, все доказывает… - сказал Илья.

Слушай, ну чего ты докопался? А? - взмолился Семен. - Нам сейчас пофигу, на самом деле. Задание взяли, надо действовать!

 Илья примирительно поднял руки, заканчивая спор:

Это я из природного любопытства.

 Семен кивнул, принимая ответ Ильи, и продолжил:

Теперь надо думать как добираться будем.

На машине, как еще? - уверенно сказал священник. - Ты не забывай на кого мы сейчас работаем!

 Семен мечтательно уставился в пространство, сама мысль об автомобиле его согревала.

Думаешь, дадут? - с сомнением спросил он.

Магистр сказал, что мы получим любое снаряжение, которым они обладают. Машины у них есть.

Вот это зашибись, это мне нравится! Надо их нормально растрясти, чтоб не расслаблялись, - с широкой ухмылкой сказал Семен.

Давайте по нашему пробежимся быстро, - деловито подметил Владимир. - Тогда будет понятнее, что с них требовать.

 Следующие несколько минут им потребовалось на составление списка снаряжение, которое было им доступно сейчас. Гораздо больше времени они потратили на обсуждение необходимого и желаемого. Необходимое и желаемое сильно различалось, Семен настаивал, что уж если они поедут на машине, то надо загрузиться всем, что туда влезет, Владимир предпочитал не перегружаться, Сергий взывал к христианским ценностям и доказывал, что наживаться на ближнем без нужды - плохо. Илья не мог припомнить в христианском учении места, где бы говорилось, что наживаться на ближнем по нужде - хорошо, но благоразумно промолчал. Тимофей в обсуждении не участвовал, рассудив, что и без него достаточно разногласий. В итоге победила точка зрения Семена, и то только потому, что он был чересчур энергичен и остальные устали с ним спорить.

Нормально, этот старый хмырь не обеднеет, - сказал он, потирая руки от предвкушения.

 Закончив обсуждение, Семен открыл дверь, ведущую из помещения, чтобы позвать провожатого, оказалось, что тот в сопровождении конвоя стоит сразу этой дверью.

Ой, братаны, а вы тут… Мы готовы вернуться к уважаемому Великому Магистру

 Провожатый смерил Семена уничтожающим взглядом, он явно слышал его последние слова, посвященные Магистру, но ничего не сказал. Семен ответил провожатому лучезарной улыбкой и наемники отправилсь в тронный зал снова.

 Магистр, по-прежнему, сидел на своем деревянном троне, как будто никогда с него не вставал.

Обдумали? - устало спросил он.

Да, в первую очередь нам потребуется автомобиль, и вот список необходимого нам снаряжения, - Сергий протянул исписанный мелким убористым почерком листок из школьной тетради.

 Не дожидаясь указаний, провожатый взял листок и с поклоном передал его магистру. Тот некоторое время знакомился с его содержанием, крякнул и произнес:

Вы, я вижу, собрались объявить войну Кланам? Хорошо, вы все получите, кроме тяжелого вооружения и мечей. Первое вам без надобности, не делайте из меня дурака, а второе - только для высоких членов нашего клана. Меч - это статус, у вас его нет.

 Семен с досадой щелкнул пальцами, за пункт с тяжелым вооружением он особенно долго воевал с друзьями, а мечи он вставил ради шутки, когда уже у остальных не было сил спорить с ним.

Когда вы собираетесь выдвигаться в путь и с чего планируете начать? - продолжил Магистр.

В путь мы выдвигаемся как только нам подготовят все, что мы запросили, а вот куда и с чего будем начинать - оставьте нам, - мягко, без агрессии сказал священник. - Мы профессионалы, доверьтесь нам.

Если бы я вам не доверял, вас здесь бы не было. Машина со всем необходимым будет подготовлена в течение двух часов, - магистр хлопнул в ладоши, тут же рядом с ним оказался провожатый, который взял из его рук листок и вышел из зала. - Я надеюсь, что вам не нужно напоминать о последствиях, если вы решили нажиться на Доминионе?

Нет, не нужно, - опять мягко сказал Сергий.

Прекрасно. Помните об этом в минуты слабости. Я очень не люблю предательства и обмана, но это не про вас. Верно?

 Сергий кивнул в качестве ответа.

Да, и помните, что цель вашего похода не Посвященные, а источник информации. Также помните, что больше нас вам никто не заплатит, а возмездие наступит. Рано или поздно…

 Складывалось впечатление, что магистру важно оставить последнее слово за собой. Илья рассудил, что такое его поведение вызвано собственными неудачами в попытках достать Архив и необходимостью обращаться к наемникам.

Пусть удача благоволит вам! - Магистр снова хлопнул в ладоши, и конвой окружил наемников, оттесняя их к выходу. Разговор был закончен.

 Спутников проводили во внутренний двор замка и оставили под ненавязчивым надзором, чтобы они не лезли куда не надо. Ожидание не затянулось надолго, Магистр их не обманул, чуть больше чем через час за ними явился уже знакомый провожатый и пригласил их следовать за собой. Он вывел их за стены замка, где их уже ожидал огромный пикап форд. Илья видел такие только в американских фильмах, на дорогах таких монстров ему встречать не приходилось.

 Семен стал придирчиво осматривать упакованное в багажнике снаряжение. Убедившись, что все соответствует запросу, топливо в канистрах надежно зафиксировано он закрыл багажник брезентовым тентом.

Вас все устраивает? - ледяным тоном осведомился провожатый.

Более чем, братан!

Удачи. Не подведите ожидания Клана, - последняя фраза прозвучала предостережением. Не сказав больше ни слова, провожатый резко развернулся и, не прощаясь, удалился в замок, вслед за ним удалился и конвой.

 Спутники остались в одиночестве.

Я за рулем! - с огнем в глазах Семен полез в машину.

Показать полностью

Тени судьбы (Глава 6)

Глава 5

С появлением наемников все разговоры стихли, присутствующие повернулись в их сторону, словно ожидали от них каких-то действий. Ни Илья, ни остальные не понимали чего от них ждут. Неожиданно вперед вышел Тимофей и преклонил колено перед человеком, сидящим на деревянном троне. По залу прошел одобрительный ропот. Остальные члены отряда переглянулись между собой, ни у кого не возникло желания тешить самолюбие магистра, Семен нарочито гордо вздернул подбородок и остался стоять прямо, его примеру последовали и остальные спутники. Тимофей обернулся на своих товарищей, увидел их стоящими и покачал головой, не поднимая взгляда на магистра, он сказал:

— Мы рады чести быть приглашенными в вашу обитель, Великий магистр, и благодарим вас за оказанное доверие.

Человек на троне внимательно разглядывал Тима, ему нравилась проявленная мальчиком учтивость.

— Встань, отрок! — наконец торжественно произнес он. — Мне отрадно видеть, что манеры и уважение не до конца покинули этот грешный мир.

При словах «не до конца» магистр бросил взгляд на спутников Тимофея, но не стал комментировать их поведение.

Не давая возможности вступить в диалог своим товарищам, Тимофей продолжил:

— Мы оставили все свои планы и явились к вам по первому зову. Ваше слово, слово Доминиона — многое значит для нас. Мы готовы его выслушать.

— Похвально, милый мальчик. Твое достойное поведение останется в памяти Доминиона, но вправе ли ты говорить от имени своих спутников?

Тимофей никак не показал своей обиды, нельзя даже было сказать — почувствовал он её или нет. Сергий тронул за руку собиравшегося заговорить Семена, обошел Владимира и оказался рядом с Тимофеем.

— Тимофей достойный и равный член нашего отряда. Если позволите, то я замечу, что без него большинство наших... эээм... операций не состоялось вовсе.

Магистр не проявил никакого удивления, никак не среагировал на слова священника. Илья понял, что ему, конечно, абсолютно все известно об их отряде: кто чем владеет, кто за что отвечает и кто на что способен. Все это — не более чем игра, показуха и пыль в глаза, весь этот прием, помпезная встреча и остальное. Даже провожатый на машине — тоже демонстрация силы и возможностей.

Оставив этикет, магистр сказал:

— У меня для вас заказ.

Взгляд его стал требовательным и колючим, в этот миг он делал то самое предложение, от которого нельзя отказаться. Друзья внимательно слушали, не перебивая. Магистр сделал значительную паузу, то ли подчеркивая серьезность своих слов, то ли просто подбирая их.

— Исполнение заказа очень важно для нашего Клана. Мы обращаемся к вам потому, что о вас идет молва как о лучших в своем деле. Если вы справитесь, я, Великий магистр Доминиона, гарантирую вам безбедную и безопасную жизнь на наших землях. По вашему усмотрению вы сможете поселиться в любом месте, получите довольствие и защиту, а также, полную свободу действий, — магистр махнул рукой, из-за трона вышел совсем молоденький юноша с подносом в руках. На подносе лежали пять кулонов на цепочках, в каждом из них в маленьком стеклянном сосуде находился лоскуток небесно-голубой ткани. — Вы знаете, что это означает. Согласитесь, награда уже не маленькая.

Магистр смотрел со своего трона на стоящих перед ним наемников и наслаждался произведенным эффектом. Эффект действительно был: все кроме Громадина и Тимофея уставились на поднос, как будто им показывали там невероятные чудеса. Магистр щелкнул пальцами и юноша с подносом удалился.

— Для этого, — магистр мотнул головой в сторону ушедшего юноши. — Придется поработать.

— Великий магистр, я прошу меня извинить, но нам бы уже хотелось понять цель нашего визита сюда... — негромко, но настойчиво произнес Сергий. — Награда, действительно, велика, но в чем задание?

— Ничего необычного для вас, просто добыть информацию.

— Что это? Книга? Жесткий диск? — Сергий начинал терять терпение.

— Мы не знаем.

— Где её искать? — Сергий был озадачен ответом, но еще не терял надежду.

— Мы не знаем.

Повисла неловкая пауза. Сергий переглянулся со своими товарищами, Владимир оставался непроницаем, Семен хмыкнул и пожал плечами, Илья и Тимофей старались держать максимально нейтральные выражения лиц.

— Мы знаем у кого ее искать, — магистр голосом выделил слово «кого», и по опыту наемников, ничего хорошего это не сулило. — Посвященные.

Последнее слово повисло в воздухе, весь зал замер в ожидании: наемники ждали какого-либо продолжения, члены Клана ждали их реакции. Продолжения от магистра не последовало.

— Мы вам, конечно, сердечно благодарны за ваш выбор, спасибо за доверие, но мы пойдем, наверное... — Семен постарался звучать мягче, но в его голосе четко слышалась насмешка.

Он уже начал делать движение, чтобы развернуться, но снова заговорил магистр:

— А вы думали такая награда предлагается за простое дело?

— Конечно нет, но это задание невыполнимо! — включился в разговор Владимир. — Нет информации, что искать, нет информации где искать! Известно только, что объект у Посвященных, про которых известно только то, что ничего не известно.

— В твоих словах истина, — магистр снова вернулся к высокопарному стилю. — Но с этой проблемой мы поможем вам справиться. Мы подскажем отправную точку откуда следует начать поиски.

— Так а что вы сами не возьметесь? Вон как у вас все налажено, все серьезно. Зачем вам мы? Вот, что не понятно! — выпалил Семен.

Магистр снова взял паузу, пристально глядя на наемников.

— Мы пробовали. Семь попыток, большие и маленькие отряды, даже двое братьев, дав обед, ушли в одиночные походы. Никто не вернулся. Нам неизвестна их судьба. Больше рисковать мы не можем. Эта информация важна для Клана, но не важнее его членов! — голос магистра взвился, он сжал кулаки на подлокотниках своего трона.

По залу прошел одобрительный гул голосов, даже раздались выкрики в поддержку слов магистра. «А он молодец, этот магистр! — подумал Илья, — Может народ завести. Теперь ясно, почему он тут такую дичь может устраивать, а его еще никто под зад не пнул.»

— А теперь вы решили пожертвовать нами? — голос Владимира звучал скрипуче, как сверло дрели в бетонной стене.

— Да, — просто ответил Великий магистр. — Это ваша работа, а оплата хороша. Конечно, вы можете отказаться, но тогда наступят последствия.

— Убьете нас? — с усмешкой спросил Семен.

— Нет, не убьем. Но на землях Клана вам больше не появляться. Никогда. А если появитесь — вот за это уже убьем. Точнее, казним, по всем правилам, народ потешим заодно. Им, знаете, иногда надо развлечения давать. Я смог вас заинтересовать?

— Да уж не то слово! Уже бежим и волосы назад! — Семен перестал сдерживаться.

Он гораздо лучше понимал, что означают слова магистра для судьбы их отряда, чем Илья. Тот уже почти расслабился — есть возможность отказаться, но по реакции Семена догадался, что возможность эта более чем иллюзорна.

— Мы дадим вам время до завтра. Завтра пополудни я буду ждать вашего согласия... или несогласия... — пауза в словах магистра давала возможность спутникам насладиться открывающимися перспективами отказа. — Вам приготовлено место в поселении, недалеко от замка. Хорошенько подумайте.

К наемникам подошел давешний провожатый и шестеро вооруженных охранников: разговор был закончен, им недвусмысленно намекали, что пора откланяться. В сопровождении конвоя они покинули тронный зал и направились вслед за посланцем, доставившим их сюда. Они шли в абсолютном молчании, оставив все разговоры на потом: слишком много было ушей, да и каждый опасался за другого, что вместо дельных слов полезет одна ругань на оборзевший Доминион, а это было бы не очень кстати.

— Ночлег, хоть, бесплатный будет? — задумчиво спросил Семен.

— Если согласитесь, все расходы на себя берет Клан, — коротко и безэмоционально ответил посланец.

Больше вопросов не последовало, так они и дошли до внутреннего двора крепости. Там провожатый передал их другому воину в цветах Клана, а тот уже вывел их за стены и, все с тем же конвоем, повел их в поселение.

***

К счастью, поселение оказалось совсем недалеко. Им предложили разместиться в доме, хозяев которого, складывалось такое впечатление, просто выселили на время: вещи лежали так, как будто ими пользовались только сейчас и оставили.

— Дом в вашем распоряжении, если что-либо вам понадобится — обратитесь к любому, кого встретите, вашу просьбу передадут, — сказал им провожатый и удалился, вместе с ним ушел и конвой.

Друзья остались одни. Никто не спешил начать обсуждение, все погрузились в свои мысли. Только Семен мерял шагами небольшую комнатку и видно было, что ему-то есть, что сказать.

— Нет, ну это бл... это совсем уже пиз... — Семен сверкнул глазами в сторону Тимофея. Илья задумался откуда у него такой пиетет по отношению к мальчику, что он так упорно старается при нем не ругаться. — Никуда не годится! — закончил свою мысль Семен.

Мысль была глубока неимоверно и, конечно, тут же нашла отклик в сердцах спутников Семена:

— Предлагаю прогуляться немного, — рассудительно сказал Владимир. — Мало ли кто нас тут слушает... — совсем тихо закончил он.

Друзья оставили свои вещи в хижине и налегке вышли на улицу. Их никто не охранял, никто не увязался за ними вслед. Куда идти они не знали, поэтому побрели к ближайшему концу поселения, благо, что тут не было ни кустов ни других зарослей. Рыцари, так их про себя стал называть Илья, строго блюли безопасность, любая поросль безжалостно уничтожалась, не успевая стать домом для местной фауны.

Выйдя за границы поселка, друзья решили пройти еще немного. Чтобы скоротать эту прогулку Илья решил поспрашивать Семена об увиденных чучелах в замке:

— Сем, а вот ты говорил, что по ночам не стоит шляться, а потом чучела эти...

— Ааа, да, обещал тебе рассказать, братан. Ну, слушай. Ты, ведь, не думал, что только пауки у нас и мокрицы красивые такие? Вот и не думай. Некоторые животные тоже конкретно изменились. Народу пережрали — тьма. И много их еще по лесам таскаются и не только по лесам. Обычно ночью охотятся, не спрашивай почему, я все равно не знаю. Но вот только на землях Доминиона их почти и нет, рыцари им, можно сказать, войну объявили. Назвали Великими Зверями и охоту на них начали. Теперь у них почти порядок, даже почти государство. В других местах встречаются, но лучше не проверять и не рисковать нигде.

За этой беседой они отдалились от поселения и оказались в чистом поле. Не долго думая, Семен уселся прямо на земле, его примеру последовал Тимофей и Илья, Владимир с Сергием остались стоять.

— А чего это ты, дружок, с этим придурком так базарить начал? Словечки эти... — ехидно спросил Семен Тимофея.

— От меня не убудет, а этому старому козлу приятно, — рассудительно отозвался Тим.

Илья никак не мог свыкнуться с тем, что теперь в теле этого мальчика настоящий взрослый мужчина, опыт и мудрость которого подкреплена не одним десятком жизней.

— Зачем с ними ссориться с самого начала? — продолжил Тимофей.

— Ну и как? Дофига помогло, да? — продолжал ехидничать Семен.

— Как видишь, не очень. Но от попытки я не облезу.

— Завязывайте. Есть, что поважнее обсудить, — оборвал их Владимир.

— Мужики, я не понял, свалить ведь можно? — спросил Илья.

— Можно то оно, конечно, можно. Да вот только нельзя... — задумчиво протянул Сергий. — Если они нам черную метку выдадут на своих землях — пиши пропало. Не работать нам больше.

— Так другим чем-нибудь займемся... — начал было Илья, но Владимир его перебил.

— Крестьянствовать пойдешь? — насмешливо спросил он.

Илья ничего дурного в крестьянском деле не находил, но решил благоразумно промолчать: он совсем не представлял, что означает «крестьянствовать» в этом мире.

— Нет, но этот упырь умеет уговаривать, спору нет! — встрял Семен. — И награда — зашибись, братаны.

— Она тебе мертвому не очень нужна будет, — снова задумчиво вставил Сергий.

— Почему сразу мертвому? — вскинулся Семен.

— А куда думаешь делись предыдущие... Семь, он говорил? Да, семь экспедиций. Живут себе припеваюче где-нибудь, вырвавшись из лап кровавого режима? Мне, что-то так не кажется, — Владимир был крайне язвителен.

— Давай так, братан, они — ни разу не мы, это раз. Два...

— Они, значит, дураки набитые, отправили кого не жалко, а когда не получилось, решили, что так оно и надо...

— Так мы ничего не решим, только разругаемся! — отрезал Сергий. — Я вас всех понимаю, всем неприятно, что нами, как котятами вертят куда захотят. Но это было наше общее решение в Кланы не идти, теперь — вот так. Надо думать, что делать будем.

— Тим, ты со своими новыми знаниями можешь что-нибудь предложить? — Владимир быстро переключился в деловое русло.

— Ты про способности?

Владимир кивнул в ответ. Тимофей поколебался некоторое время, прокручивая возможности у себя в голове:

— Нет, — твердо сказал он. — Пика своих возможностей я не достигал ни разу. Ни в одной жизни. В тех случаях, когда я приближался к чему-то действительно серьезному, я умирал. Обычно все ограничивалось тем функционалом, что и здесь. Если вы надеетесь, что я смогу сформировать реальность в которой мы легко нашли эту информацию, то боюсь, что так не получится. Я правильно понимаю, что об этих Посвященных мы не знаем практически ничего?

— Правильно, — Владимир обреченно кивнул. — Я так и предполагал. Тогда остается решать исходя из имеющихся возможностей, а они невелики. Попробовать и рискнуть умереть быстро, или отказаться и обречь себя на смерть мучительную или жалкое существование.

Снова образовалась неловкая пауза, никому из друзей не хотелось становиться тем, кто скажет эти неизбежные слова, слова, которые определят их судьбу. Любое решение станет для них судьбоносным. У всех было ощущение, что если кто-то из них выразит твердую уверенность по любой позиции, то остальные с ним согласятся. Каждый из них страшился взять на себя эту роль.

— А чего мы задумались, братаны? — Семен порывисто вскочил и обвел их взглядом. — Давайте монетку бросать! Ну... не монетку, а что-нибудь, что найдем. Пусть судьба за нас решает!

— Очень взвешенное решение... — ехидно проскрипел Владимир.

— Да чего ты заладил?! А? Есть мысль лучше, говори! — вспылил Семен.

— Да это я так... от безысходности...

— Вот и помалкивай тогда, — отрезал Семен. — Есть у кого что-нибудь подходящее?

Все стали лазить по карманам в поисках чего-либо, могущего заменить им монету. Деньги теперь были совершенно не в ходу, их заменил натуральный обмен. Хорошо котировались патроны, но они были одинаковы со всех сторон, да еще и круглые — совсем не подходили для этой роли.

Илья тоже шарил в карманах и его пальцы наткнулись на что-то твердое, плоское и маленькое. Подцепив этот предмет, Илья достал на свет пуговицу. она была плоской и различалась с двух сторон. Семен увидел ее в руках Громадина:

— О! Давай-ка сюда, братан, тебе это дело доверять нельзя! Знаем мы твои фокусы... — Семен ловко выхватил пуговицу из рук Ильи. — Так, вот эта сторона, вогнутая, будет орлом, другая — решка. Пойдет?

Все согласно кивнули. Семен подбросил пуговицу, поймал на лету и шлепнул её на ладонь другой руки. Разомкнул руки, посмотрел и сказал:

— Орел.

Все напряженно ждали.

— А чего орел-то? — спросил Сергий.

— Ах, бл... блин! Точно. Мы же не загадали. Орел — берем задание, решка — валим. Пойдет?

Семен снова повторил процедуру, но на этот раз немного задержал ладони вместе, как будто опасаясь увидеть там нечто ужасающее.Мгновения летели, а Семен так и стоял со сдвинутыми руками.

— Давай уже короче! — на выдержал Владимир.

Словно выпадая из транса, Семен медленно поднял ладонь левой руки, открывая взору друзей лежащую пуговицу. Увидев ее, друзья облегченно выдохнули. Судьба все решила за них. Они были готовы принять любой исход и согласиться с ним. Важен был сам факт отказа от принятия этого тяжелого решения. Теперь, жребий брошен.

Показать полностью

Тени судьбы (глава 5)

Добрый вечер и приятного чтения, уважаемые подписчики и будущие подписчики!

Глава 4

Свободных комнат было много, вернее они все были свободны, кроме той, которую занимал рыцарь. Каждый смог занять свою собственную каморку, лысый Тоха никак не препятствовал такому самоуправству.

Теперь Илья лежал на жесткой койке и размышлял о своем новом положении. Он все время мысленно возвращался к догадке о природе своего невероятного перемещения между мирами. Тот томик второсортной фантастики никак не выходил у него из головы. Неужели этим глупым чтивом он подстегнул разум Тимофея к такому невероятному результату? Илье срочно требовался знающий человек, тот с кем он может обсудить вероятность такого исхода. В прошлой жизни он бы пошел за советом и консультацией к Владимиру, но здешний Вова был другим. Здесь Владимир не прошел ту школу в службе, не получил тех знаний, этот Владимир для него бесполезен. Выходило так, что любой из его спутников не мог стать ему помощником для решения такого рода вопросов. Возможно, в дальнейшем путешествии по этому миру, Илья встретит кого-нибудь, но сейчас придется оставить этот вопрос без ответа.

Сон никак не приходил, Илья ворочался на жестком ложе, пока не услышал приглушенные звуки за дверью. Кто-то явился на подворье среди ночи, хотя Семен отрицал такую возможность. «Надо, кстати, попытать Семена почему...» — рассеянно подумал Громадин. Голоса продолжали звучать, влекомый любопытством Илья встал с кровати, обулся и вышел из своей каморки. Одеваться ему не пришлось — постельным бельем его не снабдили, поэтому Илья не раздевался, снял только верхнюю одежду.

Выйдя из своей комнатенки, Илья зажмурился от света, хотя его и было немного, глазам требовалось привыкнуть. Вновь прибывший постоялец стоял спиной к Илье, лицом к барной стойке и о чем-то приглушенно говорил с Тохой. Дверь комнаты заскрипела, и этот звук привлек говоривших. Человек, стоявший спиной повернулся, из-за его плеча выглянул Тоха.

Громадин замер с поднятой на полушаге ногой. На него из-под низко надвинутого капюшона смотрел майор. Тот самый, которого он лично застрелил в прошлой жизни. Увидев Илью майор широко улыбнулся:

-Привет, родной! Ты никак привидение увидел!

Улыбка майора, хоть и оставалась широкой и открытой, казалась Илье воплощением паскудства. Или это сказывается его прошлые впечатления? Ведь Сергий и Владимир в этом мире тоже изменились, мог поменяться и майор. Но почему то в такое Илье не верилось. Майор стоял, смотрел на Громадина и продолжал улыбаться. Пауза затягивалась и становилась неестественно долгой.

— Да я просто удивился, что ты ночью явился... — вспомнив слова Семена о маловероятном ночном появлении кого-нибудь, ответил наконец Илья.

— Про волка речь, а волк навстречь! Верно говорю?

Произнесенная пословица как хлыстом обожгла Громадина, ему показалось, что он даже вздрогнул от неожиданности. Действительно, некоторые изменения не помешали бы этому человеку. Слишком много сходства с тем, которого он без сожаления застрелил. Сходства такого рода, что ему снова захотелось взять пистолет в руки.

— Именно, — дрогнувшим голосом ответил он.

— Как вы прогулялись? Заказик мой выполнили?

Вот оно что! Это еще и их заказчик. Вот угораздило. Илья снова вспомнил Семена и его указания языком не трепать и никуда не соваться.

— Давай уж с утра все перетрем, — начал выкручиваться он.

— Утро вечера мудренее, родной. С утра так с утра, — легко согласился майор.

«Как же его звали? Владимир ведь говорил тогда...» — думал Илья.

— Алексей, завтра все решим, я сейчас только отлить вышел. Не проснулся толком, да и не хочется разгуливаться... — имя вспомнилось неожиданно. Это хорошо, люди любят когда к ним обращаются по имени, это располагает.

Илья проковылял в сторону туалета не говоря больше ни слова. Майор проводил его задумчивым взглядом, но тоже промолчал. Из туалета Илья возвращался так же под взглядом майора, но тот молчал и Илья просто поднял руку, что должно было означать прощание, зашел в свою каморку и плотно притворил дверь.

Вот это дела! Это уже не может быть простым совпадением. Неужели их судьбы как-то связаны? Какую роль здешний майор сыграет в их жизни? Илья лежал на кровати поглощенный этими мыслями с четким ощущением, что так проваляется до утра, не сомкнув глаз, и тут же уснул.


***

С утра Громадина разбудил Семен. Выглядел он бодро, как будто и не перебрал вчера:

— Подъем, братан, солнце уже высоко! — врываясь в покои Ильи прогорланил он. — Заказчик уже тут, сейчас разделаемся и можно дальше думать.

— А чего думать? Нам, я так понимаю, сделали предложение от которого нельзя отказаться.

Семен прикрыл дверь и заговорил тише:

— Правильно понимаешь. Мы его, конечно, примем, братан, но и тут есть место для маневра.

— Семен, а кто наш заказчик? Что это за человек?

— Да барыга, но очень ухватистый. Серьезный дядя, со всеми как-то ужился, как-то так вышло, что многие ему чем-то обязаны... Скользкий он, зараза. С гнильцой, что ли... А ты чего спрашиваешь?

— Да так... знакомы мы с ним были... ну тогда, раньше... — Илья сделал неопределенный жест рукой, который должен был помочь Семену понять когда это «раньше».

— Нормально! Расскажешь потом как-нибудь, — кивнул Семен.

— Непременно...

Когда Илья выбрался в общее помещение, там уже находились его спутники, за отдельным столом сидел рыцарь с непроницаемым лицом. Майора видно не было. Илья проследовал к друзьям и уселся за стол.

— Семен, а почему ночью ты никого не ждал? Ну, ты сказал, что ночью никто не путешествует...

— Ааа, так я тебе еще не рассказывал? — Семен хлопнул себя по коленям. — Расскажу, братан, когда меньше ушей лишних будет, а то слишком много вопросов возникнет.

Илья кивнул, соглашаясь с доводами Семена. В это время в зале появился майор, увидев всю компанию в сборе, он расплылся в улыбке и, подцепив стул, направился к их столу.

— Кто рано встает, тому бог подает. Верно говорю? Мне вот вашу компанию подал! — жизнерадостно сообщил майор, усаживаясь за их стол.

— И тебе не хворать, — сухо отозвался Семен, все остальные хранили молчание.

— Как ваше маленькое путешествие?

— Без эксцессов, — Семен оставался сухим.

— Нашли? — резко меняя тон с дружелюбно-заискивающего на деловой, спросил майор.

— Нашли. Ты нам все припас?

— Ты меня знаешь, все уже готово, только вас дожидается, — голос майора снова стал расслабленным.

— Ну, посиди немного... — Семен поднялся из-за стола и ушел в свою комнату.

Вернулся он быстро, неся в руках небольшой предмет, завернутый в мешковину.

— Держи, развлекайся, — Семен протянул сверток майору.

Тот взял его, взвесил в руке, довольно хмыкнул и принялся разворачивать. Внутри оказался плотный целлофановый пакет из которого на свет появился жесткий диск. Майор расцвел в улыбке, казалось, что он сейчас бросится целовать всех собеседников. Он этого не сделал, а только незаметным жестом убрал диск под плащ.

— Все как договаривались. Ваша награда уже ждет вас в обусловленном месте, заберете потом... — майор недвусмысленно посмотрел на рыцаря. — Пока, как всегда приятно иметь дело...

Майор встал из-за стола и покинул помещение.

— Тоха, блин, болтун сраный... — тихо прошипел Семен.

— Да брось, это через пять минут как мы с этим, — Владимир кивнул в сторону рыцаря — выйдем отсюда ни для кого секретом не будет.

— Почему как с ним поговоришь, такое ощущение, что в дерьмо наступил? — задумчиво протянул священник.

Ему никто не ответил, только Тимофей бросил взгляд на Громадина и тот понял, что Тим все помнит. Майор ему тоже знаком, но не так, как остальным членам их отряда.

За соседним столом загромыхал отодвигаемый стул — это рыцарь поднялся из-за стола и направился в их сторону. «Интересно, он спал так же? В кольчуге? Или как там это называется...» — успел подумать Илья, но рыцарь уже стоял, нависая над ними.

— Я понимаю, что ваши обязательства закончены?

— Вы верно понимаете, — разговор снова взял в свои руки Владимир.

— Тогда нет причин откладывать визит к магистру, — отчеканил рыцарь.

— Слушай, братан, дай хоть пожрать нормально! — встрял Семен.

Рыцарь молча кивнул и вернулся за свой стол. Всем было очевидно, что закончив с едой, они будут должны последовать за ним.

— Мужики, он правда настолько крут? — поинтересовался Илья, поглощая кулинарный шедевр Тохи.

— Да он гроша ломаного не стоит, — тихо ответил Сергий. — А вот Клан, что за ним стоит, они — да. Доминион нам конкретно жизнь может испортить, если живы будем. Обижать Великого магистра не стоит. Он мужик своеобразный, еще это дерьмо рыцарское...

— А чего им от нас надо? — продолжал Илья.

— Тебе же сказали — встретиться хочет. Чего ему от наемников может быть надо? Наверное спинку почесать! — Владимир был раздражен.

— Вова, полегче, братан. Чего ты, в самом деле?

Владимир посидел некоторое время, уставившись в свою тарелку и все-таки произнес:

— Извини, Илья. Твоей вины нет, просто все навалилось разом...

— Без обид, — коротко ответил Громадин.

Остальное время завтрака прошло в тишине. Как только они закончили, к ним снова подошел рыцарь, не говоря ничего. Спутники тоже молча поднялись из-за стола и направились в свои комнаты, чтобы собрать вещи.

***

— Нихера себе! — как ребенок радовался Семен.

Все его недовольство прошло моментально, когда он понял, что посланник магистра явился за ними не пешком и на аудиенцию они поедут на машине. Илья не мог разделить восторгов Семена от старого тойотовского внедорожника, но остальные члены отряда, кроме Тимофея, тоже были воодушевлены, но в гораздо меньшей степени, чем Семен.

— Чур я спереди! — Семен превратился в сущего ребенка и бросился к передней пассажирской двери.

Остальные члены отряда переглянулись, Сергий вздохнул. Тимофею, как самому маленькому, пришлось ехать на откидной лавке в багажнике. Он молча проследовал туда и со всем возможным комфортом разместился.

Конечно, порасспрашивать спутников у Ильи возможности не было — слишком близко к ним сидел рыцарь, управлявший автомобилем. Картина эта была еще более сюрреалистичной, чем открывшаяся Громадину вчера вечером. Илье вспомнилась старая французская комедия, которую он смотрел еще ребенком, до всех приключений с вирусом, где рыцарь оказался в современном мире и был жутко напуган проезжающим автомобилем, а потом не менее смешно страдал от морской болезни внутри другого. Громадин едва сдерживал глупые смешки, Сергий и Владимир иногда бросали на него недоуменные взгляды. Что, не было в этом мире такого фильма? Или они его не смотрели? Быстро Громадин сообразил, что их это не веселит потому, что все глупое и нелогичное устройство их мира было им привычным. Они тут жили и другого не знали. А Семену было абсолютно ни до чего, он полностью отдался наслаждению поездкой.

Илье очень хотелось узнать как долго продлится их путешествие, но он не рисковал спрашивать — боялся светить свое неведение перед рыцарем. Остальные никакого интереса ко времени дороги не проявляли, из чего Громадин сделал вывод, что они приблизительно представляют сколько она займет.

Илья постоянно бросал взгляд на наручные часы. Время шло предательски медленно, пейзаж за окном почти не менялся, уже почти три часа они пробирались по дорогам разной степени паршивости. Неожиданно его взору предстал замок. Вернее, Цитадель. Совсем неспроста Доминион назвал свою главную базу Цитаделью. Это было действительно впечатляющее сооружение. Громадин смотрел на него во все глаза и не мог понять, оно было переделано из чего-то из прошлых времен или возведено заново. По всему выходило, что возвели его уже после катастрофы. Илья пожалел о своих словах в отношении способностей местных жителей. Цитадель была ощутимым примером их возможностей.

Нет, здание не было огромным, оно не поражало воображение невероятными архитектурными излишествами. Оно просто настолько выбивалось из окружающей действительности, что просто его существование делало его необычным.

Цитадель напоминала замок, каким его может нарисовать ребенок: высокая башня в центре, квадратное по периметру, с толстыми приземистыми башнями по углам. На каждой из башен развевался небесно-голубой штандарт с изображением того чудного зверя, который украшал грудь сопровождающего их рыцаря. На центральной башне установленный флаг был значительно больше. Эти цветные пятна служили еще одним штрихом к необычности всего сооружения — слишком они выбивались из пресного серого пейзажа вокруг.

Автомобиль беспрепятственно подъехал к воротам. Они были подняты, никакого рва вокруг не было, но ворота были именно подъемные, а не распашные. Никто не вышел с проверкой, ворота стали со скрежетом опускаться. Доминион был на сто процентов уверен в своих силах — нападения они не опасались. Понятное дело, что машину они знали, но мало ли кто её захватил?

Когда машина въехала во внутренний двор, Илья понял, почему Доминион не переживал из-за вторжения. Во внутреннем дворе было полным-полно народу: и рыцари неспешно шли куда-то по своим делам, и вполне современно экипированные воины, и бессчетное количество гражданских. Штурмовать такую мощь отрядом, влезающим в старую тойоту, не просто глупо — это самоубийство.

Рыцарь отвернул немного в сторону и затормозил.

— Приехали, выходите. От машины прошу не отходить, — сообщил он.

Спутники выбрались из автомобиля и стали заинтересованно оглядываться по сторонам. Никому из них внутри Цитадели бывать не приходилось. Их сопровождающий отдал несколько коротких приказов подошедшим к нему воинам и удалился. Рядом с Ильей и его товарищами остались шестеро вооруженных автоматами бойцов.

— Братаны, нас ведь вы пригласили, точнее, ваше начальство. Мы не сами приперлись, — сказал Семен.

Никто из охранников ему не ответил, они продолжали стоять вокруг.

— Спасибо, что хоть не целитесь... — протянул Семен.

Ждать долго их не заставили, скоро вернулся их проводник и жестом пригласил следовать за ним. Весь отряд углубился внутрь замка. Провожатый вел их сначала какими-то узкими коридорами с невысокими потолками, иногда они поднимались по крутым и узким лестницам. Илья через несколько мгновений понял, что обратной дороги сам не найдет. Он задумался, не специально ли это устроено, чтобы лиходеи не смогли легко выбраться, но тут они вышли в широкую и высокую галерею, которая была освещена скупым светом с улицы и гораздо богаче факелами.

По верху галереи тянулся балкон, на котором через равные промежутки застыли рыцари с мечами на поясах. Самой карикатурной деталью были торчащие из-за их спин дула автоматов. С балкона свешивались штандарты небесно-голубого цвета, что создавало в галерее торжественное настроение.

А еще Громадин увидел размещенные на щитах головы каких-то монстров, для некоторых монстров щиты приходилось делать больше обычного размера. Намного больше...

— Вот, братан, глянь, — прошипел Семен, указывая на морды монстров. — Вот поэтому ночью мы не гуляем...

Они подошли к высоким двустворчатым дверям, провожатый ударил в них кулаком и они тут же распахнулись. Завыли трубы, наверное это должно было звучать торжественно, но, очевидно, местные мастера плохо разбирались в духовых инструментах. Звуки были скорее визжащими, с неровным тембром, а никак не торжественные. Но тем не менее, эффект был впечатляющим.

Их глазам открылся большой зал в дальней части которого был установлен деревянный трон, на котором восседал человек. Великий магистр, догадался Илья. Рядом с троном кучно стояли люди в рыцарских одеждах, но без доспехов, только в цветах своего Клана.

Провожатый довел их до середины зала и отступил.

Показать полностью

Тени судьбы (Глава 4)

Приветствую, дорогие читатели!

Глава 3

Дальнейший их путь не запомнился ничем особенным, кроме самого ландшафта. Местность была обычной, привычной для Ильи, но вот её наполнение... Леса были мрачными и казались совершенно непроходимыми, состояли из покорёженных и увечных деревьев, которые тянули свои руки-ветки к путешественникам. Стволы их были черными, обсидианового цвета, коры на них не было. Кустарники изменились еще сильнее, они представляли собой густые и плотные клубки, которые формировали целые изгороди, были покрыты острыми и твердыми шипами и, казалось, шевелились как живые если их потрогать. Трава тоже выглядела странно, там где она была: приобрела желтовато-рыжий цвет и выглядела сухой. В целом мир напоминал мрачную картину, которую нарисовал художник-пессимист, желая изобразить осень. Очень мерзкое ощущение оставила после себя местная флора у Ильи. С фауной, кроме мокрицы, он еще познакомиться не успел, но не питал особенных надежд на приятный сюрприз.

Громадин постоянно думал, что совершенно не может жить в этом мире, что он не готов и не сможет. Снова и снова он себя одергивал, напоминая о принятом решении. Ему придется. Придется измениться, как сделали все остальные и сама реальность. По другому тут не выжить. Еще одна мысль не давала ему покоя, и он не понимал, что донимает его сильнее. В своей прошлой жизни он был одним из лидеров их маленького отряда, наравне с Семеном. Теперь он был бесполезен. Слабое звено. Илья утешал себя тем, что это явление временное. Иначе быть не должно и не может.

Привалов они почти не делали. Семен объяснил, что они надеются до наступления темноты добраться в конечную точку. Громадин не до конца понял куда они идут и что их там ждет. Он только уяснил, что там безопасно. Это его устраивало. Семен дал ему ряд ценных указаний, среди прочих он особо выделил просьбу не отсвечивать при разговорах с другими людьми. Семен не без основания полагал, что собеседники быстро раскусят Громадина и выведут его на чистую воду. А, как понял, Илья — репутация играет здесь наиважнейшую роль. Пойдет слушок, что команда наёмников уже не так сильна, что один из её членов дал слабину, не важно каким способом, и пиши пропало. Собственно к этому совету и можно свести всю тираду выданных Семеном указаний: помалкивай, слушай, не лезь.

Илья немного погоревал о своей незавидной роли, но быстро смирился. Другого пути не было. Только время и знания исправят ситуацию. Еще очень неплохо отвлекали от дурных мыслей физические нагрузки. Илья уже давно столько не ходил пешком. Их путешествие в прошлой жизни, хоть и было долгим, но было вызвано отчаянной попыткой сохранить жизнь. Теперь они просто шли. Монотонно, долго, тяжело.

Но вот впереди показался деревянный столб с намотанными на нем голубыми полотнищами. Они легко развевались на ветру и даже не выглядели совсем затасканными, видимо, их периодически меняли.

— Вот и добрались почти, — похлопав по столбу ладонью, сказал Семен Илье.

Илья с деловым видом кивнул, хотя не заметил никаких признаков жилья. Семен, заметив растерянность Громадина, пустился в объяснения:

— Это пограничный столб Доминиона, все кто живет за ним, находятся под его охраной. Ну и платят за это конечно. Прямо на границе, недалеко, есть что-то вроде ярмарки — небольшой торг. Туда может прийти любой, это не возбраняется. Там, братан, мы рассчитаемся с прошлым заказом и заночуем. А дальше — снова свободны!

Известия о скором отдыхе и ночлеге не оставили Громадина равнодушным, ноги уже изрядно гудели и эффект чудесных сытных лепешек сходил на нет.

— Есть что-нибудь, что я должен знать, чтобы не облажаться в первую секунду? Что-то типа той мокрицы... — уточнил Илья.

— Чтобы не облажаться... — задумчиво протянул Семен. — Точно! Не называй Сидоровича Сидоровичем, очень он не любит.

Илья вопросительно посмотрел на Семена, ожидая дальнейших объяснений.

— Короче, была какая-то игрушка компьютерная, там тоже то ли война ядерная, то ли катастрофа какая... не знаю точно, братан, вот и был там персонаж такой — Сидорович. Он или торговец был, или еще кто, но говорят засранец страшный. Жадный, сварливый, короче, не бро совсем. Вот и наш такой же, кто-то метко ему прозвище прилепил, оно и приклеилось. Ты его так не называй...

— И как его называть? — недоуменно спросил Илья.

— Управляющий, а еще лучше — господин управляющий. Поверь, говно не трогай, оно не воняет. Он, конечно, ничего не сможет сделать серьезного, но поднасрать — запросто.

— Сема, ты ведь понимаешь, что если бы ты мне про Сидоровича не сказал, я бы и не узнал?

— Узнал бы, его только так и называют все, а так еще и вопросы стал дурацкие задавать.

Илья кивнул, принимая аргументы Семена. Остальные спутники шли в молчании, то ли дыхание берегли, то ли погрузились в свои мысли.

Уже в сумерках они вышли к укрепленному поселению. Даже не поселению, а скорее подворью для остановки проезжих. Правильно Семен его охарактеризовал — небольшой торг. Все подворье было окружено высоким разномастным забором: использовались там и металлические части, и каменные, но большей частью он состоял из дерева, древесина была черная и гладкая, только сами стволы были кривыми. Такими же, как были деревья в лесу, виденные Громадиным ранее.

Они подошли к воротам, которые на удивление легко угадывались в этом безобразном сооружении. Ворота с ужасным скрипом и скрежетом открылись, их заметили гораздо раньше и узнали. Никаких проверок, никаких вопросов их появление не вызвало. Спутники беспрепятственно вошли внутрь. На территории подворья располагалось три здания: одно небольшое и два больших, похожих на ангары. Эти строения явно остались от старой жизни, Илья сильно сомневался в способностях современного человечества строить даже такие простые сооружения, забор был живым доказательством его суждения.

— Это ферма что-ли? — спросил Громадин.

— В корень зришь, братан, она самая, — весело отозвался Семен, очевидно его тоже радовал конец пути. — А чего добру пропадать?

Илья оставил без ответа вопрос Семена, но задал свой:

— А чего нас так легко пропустили?

— Земли Доминиона. Не надо с ним ссориться — это раз, нас хорошо здесь знают — это два.

Спутники подошли к зданию поменьше и вошли внутрь. Внутри помещение было типичной конторой непонятного предназначения, все они плюс-минус одинаковые. В центре комнаты стояла стойка, как раз под рост стоящего человека. За ней никого не было.

— Господин управляющий! — елейным голосом позвал Семен.

— Чего тебе? — проскрипел голос из под стойки, но никто не показался.

Семен, а вслед за ним и остальные подошли к ней. Семен оперся локтями и заглянул через стойку, Илья тоже не удержался. За ней сидел на стуле человек с настолько недовольной физиономией, что Илья бы не поверил, что такое можно сотворить с человеческим лицом, если бы сам не видел. Человек был усат, пузат, неопрятен и неприветлив. Семен тепло улыбался ему и смотрел как на самого любимого брата или лучшего друга.

— Господин управляющий, мы бы желали переночевать и поужинать, если это возможно.

— Тридцать с каждого, — выдавил из себя человек.

Сергий сдавленно закашлялся, Владимир крякнул. Только Семен, продолжая улыбаться, стянул с плеч рюкзак и принялся там копаться. Тимофей и Илья не поняли, что происходит и как на это реагировать. Громадин, пользуясь советом Семена, стоял с каменным лицом и не отсвечивал. Тем временем Семен извлек из рюкзака пять автоматных рожков и выложил их на стойку. Пузатому человеку пришлось встать со своего места, чтобы их взять, оказалось, что он еще и коротышка.

— Дорогу знаете, — проскрипел он.

Семен одарил его еще одной широкой улыбкой и, не проронив больше ни слова, вся компания вышла. Как только закрылась дверь, Семен грязно выругался, вдохнул, выдохнул и только после этого сказал:

— Вот ведь бурдюк с глазами! Тридцать с каждого! Упырь. Скотина.

— Дорого? — спросил Громадин.

— Да пизд... кхм, — бросив взгляд в сторону Тимофея, Семен продолжил. — Не то слово как дорого! Эй, малец! При тебе как, ругаться-то можно?

— Семен, я и не такое повидал, а слышал и того больше.

— Сема, не надо. Давай как раньше, как при прошлом Тиме. Хорошо было, — влез в диалог Владимир.

— Твоя правда, братан. Буду беречь чистоту великого русского языка, мать его!

За этим нехитрым разговором они подошли к одному из больших строений.

— Тут спать и жрать, там, — Семен махнул рукой в сторону другого здания. — торг, рынок, то бишь.

Они вошли в помещение. Бывшая ферма сильно преобразилась: вдоль стен были огорожены маленькие клетушки, судя по всему комнаты для постояльцев, одна короткая стена была отведена под подобие барной стойки, за которой скрывалась за занавеской кухня, в центре был организован открытый очаг, дым которого поднимался в отверстие в крыше, рядом с очагом хаотично стояли столы разных размеров, предназначенные для больших и маленьких компаний. Когда Семен говорил об отдыхе и ночлеге Илья рисовал себе другую картину.

За барной стойкой находился высокий, абсолютно лысый человек, без бровей и ресниц, весь какой-то худой и нескладный. Увидев вошедших, он приветливо помахал рукой. Все столы были свободны, кроме одного. За ним сидел человек словно сошедший со средневековых гравюр. Он был облачен в кожаную броню с металлическими нашивками, на столе рядом с ним лежал шлем, тоже металлический. Поверх брони был надет сюрко небесно голубого цвета. Илья пытался рассмотреть изображенного на нем геральдического зверя, но так и не смог понять кто это, то ли художник был очень одарен, что он не может узнать зверя, то ли это какая-то неизвестная скотина.

Вслед за Семеном, игнорируя рыцаря, так решил его называть про себя Илья, кампания проследовала к барной стойке.

— Привет, Тоха! — Семен звонко хлопнул по столешнице, Владимир и Сергий только приветственно улыбнулись и кивнули, Илья последовал их примеру. — Наш клиент не появлялся?

— Привет, пока не было. Вы к нам как? Пожрать и спать?

— Все так, — Семен продолжал широко улыбаться, но теперь улыбка была искренней.

— Садитесь тогда, я подам, — сказал Тоха и скрылся за занавеской.

Друзья выбрали стол в уголке, подальше от рыцаря и уселись. Илья сумасшедшим взглядом обвел вокруг помещения. Присутствие рыцаря делало всю картину абсолютно сюрреалистичной и безумной. Да... Теперь ему тут жить.

Рыцарь не проявлял к ним никакого интереса, спокойно пил свой напиток и закусывал его какой-то едой похожей на рагу.

— Мужики, я все-таки не понимаю, как он в этом против автомата? А? — не выдержал и тихо спросил Илья.

— Ему не надо против автомата. Это гонец, особый посланник, его статус охраняет. Не сомневайся, есть у них настоящие бойцы. На любой вкус: и в латах, и в брониках, — Сергий добродушно улыбнулся. — Что, непривычно?

— Еще как, святый отче. Еще как...

В это время снова явился Тоха с подносом тарелок в руках. Он ловко расставил на столе перед гостями такую же еду, как у рыцаря. Похоже, никакого меню тут не существовало, кормили тем, что есть. Но на меню Громадин и не рассчитывал.

— Тош, а пиво есть? — это Семен.

— Есть, только не очень получилось...

— Тащи! Нам с дороги любое пойдет.

Тоха снова удалился, но в этот раз быстро вернулся с трехлитровой банкой какой-то мутной красноватой жижи. Илья содрогнулся увидев этот напиток, но Семен был очень рад появившемуся напитку и кружкам для него. Взяв банку у Тохи, он ловко наполнил кружки всем, немного задумался над кружкой Тима, но плеснул и туда.

— Я не знаю как отреагирует мой организм, вероятнее всего — как организм ребенка. Но попробовать интересно. Не обессудьте...

— Переживем, до койки я тебя донесу, если что! Да тут и крепости никакой нет. Вот я помню как то раз, ездили мы с братанами в Швецию на мотах, давно было... Так вот, у них пивище все — градуса три! Кайфово, и пива попил, и не надрался... да, были времена...

Семен поднял кружку, предлагая остальным чекнуться и приступать к ужину. Все сдвинули кружки, перед глотком Илья понюхал напиток. Конечно, никаким пивом там и не пахло, но на вкус пойло оказалось гораздо лучше, чем на вид, и Громадин с удовольствием отхлебнул еще. С едой была похожая история, было неплохо, не шедевр, но есть можно. Только Илья никак не мог понять из чего это приготовлено. Абсолютно все овощи были ему незнакомы. Илья решил, что овощи в этом мире постигла такая же участь как и прочие растения, что они кардинально изменились и теперь человечество питается чем-то новым, что сумело вырастить, или жует уродливую, изменившую вкус картошку.

— Вот как ему удается из нормальных продуктов такое хрючево готовить? — вопрошал Семен, уминая ужин за обе щеки. — Поросят раньше лучше кормили! Ведь хрен поймешь, что тут намешано...

Илья в очередной раз почувствовал себя идиотом. Все дело в талантах повара, опять он себе напридумывал... Хотя, откуда знать, что Семен подразумевает под нормальными продуктами? Громадин бросил гадать и принялся есть. Тем более, что еда была сносной, а от местного аналога пива приятно звенело в голове.

Когда с ужином было покончено и друзья расслабленно болтали за столом, к ним подошел рыцарь. Он встал у их стола, откашлялся и произнес:

— От имени Великого магистра приветствую вас.

Рыцарь сделал небольшую паузу, давая время на реакцию, которой не последовало. Тогда он продолжил:

— Великий магистр назначает вам аудиенцию. Мне поручено вас сопроводить.

— Когда? — коротко спросил Владимир, не давая поддатому Семену завладеть разговором.

— Как можно скорее.

— У нас есть незаконченные дела...

— Вы же понимаете, что от приглашения Великого магистра не отказываются?

Семен уже дернулся что-то сказать, но Сергий ловко пнул его ногой под столом и вместо слов у него вырвался только всхлип. Рыцарь даже не перевел на него взгляд, продолжая смотреть только на Владимира, очевидно, сочтя его главным, раз он ответил первым.

— Конечно, но наш долг, как честных наемников, завершить заказ. После этого мы планировали отдохнуть, но ради приглашения Великого магистра, готовы пожертвовать своими личными планами. Но не долгом перед службой...

Илья мысленно зааплодировал Владимиру. Тот выбрал безотказные слова, даже не смотря на то, что Илья ничего не знал о Доминионе, он заметил, что слова о долге заставили рыцаря задуматься. Еще несколько мгновений он что-то решал для себя и, кивнув, продолжил:

— Долг — святая обязанность, любого, кто называет себя мужчиной. Сколько времени вам потребуется?

— Мы надеялись встретить нашего клиента сегодня, но пока его тут нет, ночью его появления тоже ждать не приходится. День, максимум два, — ответил Владимир.

— Это приемлемо. После этого вы направитесь со мной в Цитадель.

Закончив разговор, рыцарь не дожидаясь ответа развернулся и, громыхая своими доспехами, удалился к своему столу. Не садясь допил содержимое кружки и ушел в одну из комнат-клетушек.

Семен сидел, готовый взорваться в любое мгновение, но молчал.

— Знаю все, что ты мне хочешь сказать. Но какие у тебя варианты? Железяка прав, от таких приглашений не отказываются...

— Выпей, Сема, расслабься, — это уже Сергий протягивает Семену кружку. — Вова прав. Завтра проснешься сам поймешь. Ясное дело, отдохнуть хотели, но что уж теперь поделаешь... На все воля Божья!

Семен бросил на священника взгляд, которым можно плавить железо, но промолчал, а только одним глотком допил содержимое кружки и громко поставил её на стол, как точку в этом разговоре.

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!