Bladerunner42

Bladerunner42

https://vk.com/blade_runner42 https://t.me/bladerunner_42
Пикабушник
Дата рождения: 02 апреля 1985
nsm3705 MadTillDead Lomilith
Lomilith и еще 2 донатера
поставил 9311 плюсов и 1900 минусов
отредактировал 3 поста
проголосовал за 7 редактирований
в топе авторов на 240 месте
Награды:
За прохождение миссий За участие в Новогоднем видео-поздравлении Пикабу За участие в поздравительном видео 5 лет на Пикабу лучший авторский текстовый пост недели Победитель «Закрытое сообщество года 2018» номинант «Киношный пост года – 2018» лучший пост недели лучший авторский пост недели самый комментируемый пост недели лучший авторский текстовый пост недели более 1000 подписчиков самый комментируемый пост недели лучший авторский текстовый пост недели лучший авторский текстовый пост недели
850К рейтинг 6510 подписчиков 133 подписки 554 поста 428 в горячем
Истории об отношениях

Однажды я наблюдал этап саморазвития

После долгой летней прогулки зашёл в пекарню. Краем уха услышал, что в помещении кто-то монотонно бубнит, но не обратил особого внимания. Взял кофе и слойку, сел за столик и немедленно обнаружил источник бубнежа.

В двух столиках от меня расположился парень в майке и шортах. На вид – лет двадцать пять. Его стол был покрыт крошками, стаканчиками и использованными пластиковыми приборами. Смятые грязные салфетки валялись как на самом столе, так и на полу возле него. В левой руке парень держал сосиску в тесте. Откусил. Положил на тарелочку. Этой же рукой почесал пятку в дырявом носке. Взял сосиску и доел. Его правая рука была занята смартфоном из которого доносился тот самый монотонный голос.

«И запомни», - поучительно вещал парню голос с экрана, а заодно и всем остальным посетителям кафе, - «если девушка не отвечает на твои сообщения сразу же или не читает их долгое время – ни в коем случае не отвечай на её сообщения меньше чем через полчаса. Чем больше пауза, тем лучше. Даже если ты увидел уведомление. Она ни в коем случае не должна думать, что ты ждешь её сообщений…».

Эта увлекательная лекция прерывалась телефонным звонком. Парень громко икнул и ответил на вызов.
- Да, привет. – Неохотно сказал парень в трубку. - Покушал. Да, со мной всё хорошо.
Он встал из-за заваленного столика и  прошёл к выходу мимо урны и полки для использованных подносов, параллельно продолжая разговор.
- Нет, ни с кем ещё не познакомился. Мам, я над этим работаю. Я не виноват, что на сайтах одни шлюхи…

Работницы пекарни проводили его долгими взглядами. Не для них эта розочка цвела.

Показать полностью

Время и стекло 5

Был поздний вечер. Все работники студии уже разошлись. Остались только я и Дмитрий Сергеевич.

Я мучался над очередным рутинным проектом. Компания, выпускающая стеклопакеты хотела сделать учебный фильм о правильной установке своих изделий. В качестве основы они прислали инструкцию по эксплуатации на сорок страниц, не сопровожденную никакими комментариями.

Дмитрий Сергеевич дремал в своем кресле.
Проснувшись, он с удивлением окинул взглядом опустевшее помещение, взглянул на часы и заварил себе чашку зеленого чая. Пока чашка остывала, он разложил небольшой этюдник и принёс коробку с красками и кистями.

Все стены в студии были увешаны картинами в застекленных рамках. Там были яркие сюрреалистические пейзажи, простенькие натюрморты, написанные масляными красками. А также наброски, которые Дмитрий Сергеевич сделал, как мне как-то раз сказал Сева, чаем. Потому что наш технический директор не очень любил работать карандашом и акварелью, а чай, заваренный в нужной пропорции давал именно тот оттенок, который ему нравился.

- Будете рисовать? – Задал я риторический вопрос. Больше от скуки, чем из любопытства.
- Попытаюсь. Сейчас время хорошее. Тихо. Никто под рукой не будет ходить. А ты чего тут сидишь? Рабочий день закончился.
- Завтра оконщики должны выйти на связь. А у меня ни черта не готово. – Признался я.

Дмитрий Сергеевич некоторое время помолчал, прихлебывая чай.
- А чего они хотят?
Вопрос поставил меня в тупик.
- Фильм учебный. По установке своих окон.
- Это очевидно. А итоговый результат они как представляют? Длинный фильм. Короткий фильм. Яркий, смешной, бледный, серьезный?
- Не знаю. – Подумав, ответил я. – Да они и сами, по-моему, не знают.
- А сам ты чего хочешь?
- В каком смысле?
- Да в прямом. Ты как-то сам итоговый результат представляешь? Хочешь сделать фильм каким-то особенным?

Он поставил кружку на стол. Установил на этюднике небольшой холст и принялся неторопливо над ним работать.
- Если честно даже не думал об этом. – В конце концов ответил я. – Больше переживаю, что облажаюсь.
- Хорошо, что ты это осознаешь. – Кивнул Дмитрий Сергеевич. – Но нужно понимать также, что у тебя ничего не будет получаться, если ты и дальше будешь продолжать в том же духе. Сейчас перед тобой две проблемы. Первая – у тебя не хватает опыта. Но это временная проблема. Ты тут уже который месяц?
- Четвертый.
- Четвертый. И, наверное, уже примерно понимаешь наши возможности. Что технически сделать для нас реально, а что нет. Так что это просто вопрос времени. Наберешься опыта.

Он говорил, а его руки действовали словно сами по себе. На холсте начали возникать очертания.
- А вторая проблема?
- А вторая проблема в том, что ты боишься чего-то хотеть сам. Чтобы всё получилось, тебе нужно хорошо понимать, чего лично ты хочешь от проекта. В идеале ещё и знать почему. Когда и то, и другое появится, то ты сможешь как дважды два объяснить клиенту почему лучше сделать вот так, а не как-нибудь ещё. И с теми клиентами, которые сами толком не понимают, что им надо - никаких проблем не будет. Предлагаешь им своё видение, и они на него соглашаются, за неимением собственного. Пока этого не случится – ты так и будешь пытаться угадать чьи-то туманные желания и выполнять чужую волю из-под палки. А это ни к чему хорошему не приведет.

Я углубился в размышления. Он продолжал работать над холстом.
- Дмитрий Сергеевич, а я всё хочу спросить…
- Ау?
- У вас на верстаке маленькие баночки стоят. В которых часы лежат. Для чего они?
- Да это придурь. Законсервированное время. – Усмехнулся технический директор. – Традиция у меня такая. Когда кто-нибудь увольняется, я запечатываю в баночке такие копеечные часики.
- А что это значит?
- Да ничего не значит. Просто красиво смотрится.

Он ненадолго задумался.
- Хотя если глубже копнуть, то это квинтэссенция того, чем мы тут занимаемся. Мы же берем какой-то кусочек чужой жизни. Свадьбу, работу торгового комплекса или вон твою установку окон. И консервируем с помощью камеры и пленки. Через двадцать лет люди разведутся, комплекс закроется, а про твои окна может быть уже никто и не вспомнит. А видео останется. Такая вот аллегория.

Он удовлетворенно посмотрел на набросок на холсте, допил чай и развалился на диване. Я взглянул на холст. Там была изящная фигура обнаженной танцующей девушки.
- Это Елена Аркадьевна. – Сказал технический директор, перехватив мой взгляд.
Наш директор был пятидесятилетней дамой рубенсовских форм. Заметив моё удивление, Дмитрий Сергеевич добавил:
- Не сейчас, конечно. А когда-то давно. Но я всё ещё вижу её именно такой. – Он кивнул на холст. – Тоже вон, если хочешь – законсервированное время. Как мне кажется, это вообще одна из побочных функций любого искусства. Запечатлеть интересный момент. Открой, пожалуйста окошко.

Он достал откуда-то и поставил на стол крошечную пепельницу. Затем вынул из пачки сигарету и щелкнул зажигалкой. Я машинально открыл окно и ошеломленно сказал:
- Здесь же нельзя курить!
- Да всё здесь можно. – Отмахнулся Дмитрий Сергеевич, выпуская дым в высокий потолок. – Особенно когда никто не видит.

Показать полностью

Время и стекло 4

Ранним утром четверга мы сидели за столом в общей комнате и пили чай. Я, монтажер Сева и секретарь Фаина. За окном был серый октябрьский дождик. Настроение у всех было безрадостное.

- Ну что, боевая команда! - Бодро сказал присоединившаяся к нам Елена Аркадьевна. – У кого какие планы на сегодня?

- У меня весёлый денек предстоит. – Поделилась Фаина. – Нужно с документами в налоговую ехать.

- Добро. – Кивнула наш директор.

- А мне сейчас ехать свадьбу снимать. – Отрапортовал Сева. – Придется таскаться под дождем с женихом и невестой. И потом сами же будут жаловаться, что видео не очень получилось.

- Мужайся, Сева. – Подбодрила его Елена Аркадьевна. – Студия тебя не забудет.

- У меня сегодня тоже денек будет непростой. – Внёс свою лепту я. – У меня одновременно по двум заказам сроки горят. Надо для вафельных трубочек текст закончить.

- Это те, которые нам для съемок три коробки сладостей прислали?

- Да. Для фотосессии, и чтобы мы «получше познакомились с продуктом». А ещё юбилейное видео для директора, нужно придумать. Это который газосварочное оборудование выпускает. У меня была пара идей. Но его жена хочет, чтобы мы за основу взяли образ Знайки из «Незнайки на луне». Даже диск вон притащила. Хотят из мультфильма фильм сделать.

- Жена - это та, которая тараторила как пулемет?

- Да. Плюс там ещё секретарь подключилась и его дочь. У каждого есть «свое видение», но все сошлись на том, что за основу надо брать это долбаного Знайку.

- Ох… - Сочувственно покачала головой Елена Аркадьевна. – Тебе сегодня особенно не повезло. Что ж, ребята. Дерзайте!

Мы допили чай и разошлись. Каждый по своим нелегким делам. Фаина – разбираться с бюрократическим аппаратом налоговой. Сева – таскаться с тяжелой камерой под дождем. А я – есть вафельные трубочки и смотреть «Незнайку».

Показать полностью

Время и стекло 3

Мой рабочий стол располагался в общей комнате. Сидеть приходилось спиной ко всем.

Сзади постоянно разговаривала по телефону секретарь Фаина. На длинном диванчике все время кто-то сидел, пил чай и беседовал на околорабочие темы. За спиной то и дело шастали коллеги.

К концу второго месяца я почувствовал, что мне очень неудобно так работать. Когда я пытался вымучить текст для очередной рекламы магазина обуви или учебного фильма о правильной установке стеклопакетов то никак не мог отделаться от ощущения, что вся студия смотрит в монитор через моё плечо. Ещё неудобнее было искать с помощью казенного интернета всякую чепуху и читать с монитора скачанные романы Альфреда Бестера.

Как-то раз я собрался с духом переступил порог кабинета директора.

- Елена Аркадьевна, а можно мне за другой стол?

- А твой тебе чем не нравится? – Нахмурилась она.

- Там атмосфера какая-то не вдохновляющая. – Почти не соврал я.

- А куда я тебя ещё посажу? Мест больше нет.

- Так в монтажке же стол свободный есть.

Стол там действительно был. И он был совершенно свободен. Проблема была в том, что главным монтажером был Женя, который воспринимал монтажку как личный кабинет. Мириться он мог только с компанией второго монтажера Севы. Поскольку он отвечал за производство самых крупных заказов, директор шла на определенные уступки.

Я посмотрел на неё особенно печальным взглядом. Она смягчилась. Затем почему-то посмотрела на часы и вдруг улыбнулась.

- Ну хорошо. Пересаживайся.

Я возликовал и очень быстро, в течение трех минут, перебазировался за удобный угловой стол в монтажке.

- Ну здравствуй. – Кисло поприветствовал меня Женя и пошёл о чем-то беседовать с Еленой Аркадьевной. Через несколько минут он вернулся с озадаченным лицом, но ничего не сказал.

На новом месте было шикарно. За моей спиной была глухая стена и был волен заниматься чем угодно. Передо мной расстилался шикарный вид на панорамное окно, а также на большие мониторы, на которых Женя монтировал что диковинное.

В такой идиллии прошел примерно час. Потом из приемной послышались чьи-то голоса и минуту спустя в монтажку вошла Елена Аркадиевна, пропустив перед собой молодую симпатичную девушку со сверкающими глазами.

- Коллеги, знакомьтесь. Это Наталья, наш новый заказчик. Наталья, это Евгений, наш лучший монтажер. Он как раз и будет монтировать ваш учебный фильм ближайшие пару дней.

Наташа с сомнением покосилась на меня.

- А может быть где-то в более приватном помещении? Материал довольно специфичный…

- Не переживайте! – Развеяла её сомнения наш директор. – Народ у нас крепкий. Бывалый. Всякое видели.

Наташа вручила Жене диск с исходниками для монтажа. Ещё раз с сомнением покосилась на меня и уселась в кресло рядом с Женей. Тот тяжело вздохнул и запустил видео.

- Уууууууаааааааааааа!!!! – Раздалось из колонок. – Ааааааааааа!!!

Я вздрогнул и машинально взглянул на монитор. Лучше бы я этого не делал.

На экране была беременная женщина с мокрыми от пота волосами. Камера брала общий план и было видно растянувшийся в крике рот, большой живот, раздвинутые ноги и то, что было между ними.

- АААААААААААААААААА!!! – Заорали колонки.

«АААААААААААААААААА!!!!» - мысленно заорал я, чувствуя, как необратимо деформируется моя психика.

- Аааааааааа… - Растерянно протянул Женя, на глазах приобретая пепельно-серый цвет лица.

- Ох… - Сочувственно морщилась Наташа. А потом оператор взял крупный план.

- Я, пожалуй, вернусь за свой стол. – Скорее попросил, чем поставил я в известность Елену Аркадиевну минуту спустя.

- Уверен? – Уточнила она.

Из монтажки всё ещё доносились протяжные крики роженицы.

- Ну как знаешь, как знаешь…

Показать полностью

Время и стекло. Ч. 2

***

- Повезло тебе, - голосом доброй волшебницы сказала Елена Аркадьевна в мой первый рабочий день, - сейчас поедем к одному заказчику. Если договоримся, то ты будешь курировать проект.

Это звучало солидно. У меня сразу зачесались руки. Хотелось срочно что-нибудь покурировать. Тем более, что первая половина дня прошла, мягко говоря, не так активно и увлекательно, как мне рисовалось в воображении.

***

К девяти утра этого же дня я приехал через весь город к закрытой двери офиса. Примерно в 9.15 пришёл первый из моих новых коллег. Это был тридцатилетний парень из Владивостока по имени Сева. Как он сам себя рекомендовал – оператор, монтажер и, в некоторых случаях курьер. Сева угостил меня чаем с пряниками. Мы уселись на диванчике в общей комнате. Телевизор напротив стола показывал длинную видеозапись чьей-то свадьбы.

Как оказалось, съемка и монтаж свадебных видео был одним из нескольких регулярных источников дохода студии. Единственное место куда можно было поставить оборудование для перегонки отснятых пленок в цифровой формат оказалось перед обеденным столом. Поэтому ни один прием пищи здесь не обходился без «Горько!» и «А теперь давайте выпьем за молодых!». За год работы я пересмотрел больше полусотни свадеб. На моих глазах женились богатые и бедные люди, красивые и уродливые, толстые и худые. И единственный вывод, который я смог для себя сделать спустя этот год – все свадьбы совершенно одинаковы.

К половине десятого пришла секретарь по имени Фаина. Она тоже была не только секретарем, но и делопроизводителем, диктором, моделью и ассистентом режиссера. Вслед за ней пришла девушка по имени Юля, которая туманно отрекомендовалась: «Стажер». Потом кряхтя и охая, пришёл Дмитрий Сергеевич. Проворчал, что мы все бездельники и только чаи гоняем, после чего незамедлительно уселся пить чай сам. В десять часов пришёл монтажёр Женя. Он поздоровался, скептически осмотрел наше свадебное чаепитие и отправился монтировать рекламную заставку для известной розничной сети (ещё один из регулярных источников дохода студии).

В полдень наконец-то приехала Елена Аркадьевна и все моментально разбрелись по делам.

- Повезло тебе, - сказала она мне после приветствия, - сейчас поедем к одному заказчику. Если договоримся, то ты будешь курировать проект.

***

Пока мы ехали к новому заказчику, она дала мне короткую вводную. Рекламировать нам предстояло некий торговый комплекс, который располагался у метро «Пролетарская». Раньше дела у комплекса шли более-менее благополучно. Но потом станцию метро закрыли на ремонт и поток покупателей иссяк. Срочно нужно было предпринимать какие-то меры и руководство комплекса решило выделить деньги на рекламу.

Директор комплекса Станислав встретил нас ярко-желтой металлической конструкции, которой был декорирован центральный вход. Он с сомнением посмотрел на мои кеды, джинсы и футболку. Но Елена Аркадьевна уверенно сказала:

- Это наш креативщик.

И тот сразу успокоился.

- Вот это наша торговая зона. – Прокомментировал он открывшееся нам зрелище, когда мы зашли внутрь. – Раньше в этом здании размещался завод.

В принципе он мог бы обойтись и без комментариев. На уровне взгляда перед нами раскинулся рынок, почти ничем не отличающийся от стихийных рынков, образовавшихся в девяностых годах. Огромное помещение было разделено на блоки-магазинчики, которые отделялись друг от друга тонкими перегородками. Продавали тут в основном пиратские диски и одежду.

Но стоило взглянуть чуть повыше и взору представлялся рабочих цех во всей красе. С техническими лестницами, остатками промышленного крана. С пыльными металлическими балками под потолком и немытыми окнами, сквозь которые не проходил солнечный цвет.

Пока мы ходили между одинаковыми рядами Станислав просто и понятно изложил задачу.

1. Бюджет очень небольшой, но рекламный ролик должен выглядеть так, как будто бы он большой.

2. Снимать можно будет где угодно и что угодно, но некоторые магазины и их ассортимент, лучше не снимать. А точнее их снимать категорически нельзя.

3. Ролик нужен очень срочно. Как говорится «ещё вчера». Но подписать договор и закинуть предоплату они смогут только через неделю.

4. Каким именно он должен быть рекламный ролик Станислав не знает. Мало того, итоговую работу будет принимать не он, а учредитель, который тоже не знает. Но именно поэтому они и обратились к профессионалам. То есть к нам.

- Есть ещё какие-то вопросы? – Уточнил Станислав, покончив с объяснениями. – Или всё ясно?

У меня на языке вертелось множество вопросов, но Елена Аркадьевна уверенно сказала:

- Яснее ясного.

Мы договорились, что они пришлют нам договор и предоплату. А мы им – варианты рекламного ролика в текстовом описании. После чего мы пожали руки и разошлись.

В течение нескольких следующих дней я мучительно пытался родить хоть какую-нибудь идею для видео. С выдуманными компаниями дело двигалось как-то попроще. А тут перед глазами живо вставал вещевой рынок с заводскими потолками и вдохновение моментально растворялось.

К тому же стоило мне подойти с какой-нибудь мыслью к Дмитрию Сергеевичу, как тот, внимательно выслушав, качал головой и говорил:

- Не получится сделать «плавный пролёт над головами». Для этого кран нужен и рельсы. А у этих шибздиков бюджета только на камеру со штативом.

Дело кончилось тем, что к самому дедлайну я выдал два концептуальных сюжета, которые с запасом уместились на одной страничке вордовского файла. Подумав, я чисто для объёма написал, как мне показалось, совсем топорный вариант видеоролика: нарезка съемок магазинов и кафе, под музыку и с закадровым текстом, где просто перечислялось всё хорошее, что было в торговом центре с прилагательными: «уютный», «широкий», «прекрасный», «высочайший».

- Первые два, честно тебе скажу, сомнительные. А вот третий – очень хорош. – Прокомментировала Елена Аркадьевна. – Именно то, что они хотели.

- Это именно то, что мы хотели. – Сказал Станислав мне по телефону про третий вариант, после того как я отправил ему файл на почту. – А первые два, если честно, какие-то сомнительные.

После этого я немного успокоился.

Однако дальше начались странности. Станислав в каждой беседе подчеркивал, что ролик нужен как можно скорее. Но с договором и предоплатой они тянули две недели, вместо обещанной одной. Потом его руководство перечитало текст и попросило заменить «прекрасный» на «красивый», а «высочайший» на «достойный». А потом прочитало исправленный текст и попросило переделать всё обратно.

Только спустя три недели мы получили предоплату и указание приехать на съемки в строго определенные часы определенного дня. Снимать материал поехали мы с Севой. Половина магазинов с одеждой и большая часть магазинов с дисками были таинственным образом закрыты на переучет. Мы походили по торговым рядам. Сева присмотрел себе новую футболку. Мы немного пофлиртовали с продавщицами косметики. С согласования Станислава бесплатно пообедали в японской забегаловке под предлогом съемки (суши были настолько вкусными, что в ролике мы по собственной инициативе показали их вывеску и блюда крупным планом и в тот момент когда за кадром шел текст «с превосходной кухней»).

Опытным путем мы отыскали несколько углов, с которых в кадр попадал торговый центр, но не попадал завод и вполне довольные собой уехали монтировать получившийся материал. Монтаж занял пару дней. Дмитрий Сергеевич немного поколдовал с эффектами и в результате кадры «выплывали» на экран с разных сторон и были обрамлены рамками, что несколько смягчало убогость бетакамовской съемки. К тому же он сделал в 3D-редакторе (кажется, так называлась софтина, в которой он работал, но не ручаюсь) придуманный нашими общими усилиями фон, который представл собой дождь из мелких логотипов торгового комплекса. Музыкальным фоном мы пустили песню Del Shannon – Runaway. Получившийся результат был бесконечно далек от того, чем я планировал заниматься, когда устраивался на студию, но в целом производил не слишком постыдное впечатление и участвовать в его создании было как минимум нескучно.

Мы уложились в дедлайн. Получили оставшуюся часть оплаты. Приготовили к передаче исходник видео. А потом заказчик неожиданно пропал. Только спустя три месяца представители торгового комплекса вышли на связь и забрали диск с файлом. Ещё через месяц они пригласили нас на встречу. На этот раз они хотели обсудить варианты размещения видео на каком-нибудь кабельном канале или где-нибудь ещё.

Оказалось, что первоначальная спешка была связана с тем, что ролик хотели разместить на DVD со свежим боевиком с Джейсоном Стэтхэмом. Он должен был стать непроматываемой частью, которая транслировалась перед тем, как появиться меню диска. Однако сперва дистрибьютер задержал выпуск тиража. А потом, когда тираж был выпущен, а ролик вмонтирован куда нужно, всю партию «заморозили», поскольку она была контрафактом.

Пока мы общались, я огляделся. Весь кабинет был заставлен картонными коробками. Каждая из них была забита дисками, с обложек которых хмурился Стэтхэм.

Вся эта чехарда дала мне небольшое представление о том, как работает видеостудия. Но ещё больше информации она дала мне о том, как в реальности работает бизнес.

Повезло мне.

Показать полностью

Время и стекло

Когда-то очень давно, когда курить можно было прямо в кафе, в моде был стиль «эмо», а в интернет все выходили в основном через телефонную сеть, мне срочно понадобилась работа.

Я был 20-летним студентом-бездельником и мечтал о богатстве и славе. Папа предложил мне вакансию подсобника со свободным графиком у него на стройке. Мама настаивала на работе уборщиком в ночную смену, которую нашла для меня через знакомых её знакомых. Но я был упрям. А ещё наивен, глуп и очень высоко ценил свои способности. Той весной мне почему-то приспичило попробовать себя в качестве рекламщика. Казалось, что реклама – это нечто креативное, классное и безумно денежное и что меня в этой сфере натурально должны с руками оторвать и с порога забросать деньгами.

Я высосал из пальца несколько коротеньких сценариев для рекламных роликов несуществующих компаний в качестве иллюстрации гениальности своего ума. Сервисы для поиска работы в те дни уже существовали, но широкую популярность ещё не успели приобрести. Поэтому я взял в руки пылившийся возле телефона в квартире моих родителей увесистый «Весь Петербург», открыл его на букве «С», нашел раздел «Студия» и методично обзвонил все компании, которые там были. Заняло у меня это дело два дня. Опыт был интересный и чрезвычайно полезный. Узнал много нового о себе и людях и немного охладил свой юношеский пыл.

Папа отпускал саркастические комментарии. Мама качала головой и говорила, что я бьюсь головой о каменную стену. Но это только сильнее подстегивало моё упрямство.

Всё-таки, среди «нам это не интересно», «скиньте на общую почту что там у вас» и многократного прослушивания классической музыки, выставленной вместо гудков в режиме ожидания, мне удалось собрать два десятка электронных почт. На них я единой рассылкой отправил результаты своих творческих потуг и на следующий день принялся пожинать плоды спама.

- Ты с ума сошел? – Говорила мама. – Думаешь тебя вот так на работу с улицы кто-то возьмет?

- Страдаешь какой-то херней. – Качал головой отец. – Энергию некуда девать? На стройке быстро ей нашлось бы применение. Я ещё понимаю, если бы ты спортом увлекся. Тратишь время на какую-то бесполезную фигню.

Сценарные потуги, к моему разочарованию, никто не оценил. Сильно подозреваю, что основная масса их даже и не читала. Не могу их за это осуждать. Однако, в одном месте их всё-так прочитали, проявили умеренный интерес и попросили явиться лично на собеседование.

- Смотри там осторожнее. – Предостерегала меня мама. – А то разведут как лоха. Оформят на тебя все свои долги. Будешь потом всю жизнь расплачиваться.

- Да, смотри в оба. – Согласно кивал головой отец. – Мало ли чем эта студия занимается. Может они пираты. Или порнуху снимают и ищут дураков по объявлению.

Это оказалась крошечная видеостудия, располагавшаяся в одном из офисов бизнес-центра, переделанного из бывшего НИИ на самом севере Питера. Я жил на самом юге (и даже ещё южнее) и дорога от дома до потенциального места работы заняла примерно полтора часа, но такие мелочи меня в те времена не смущали.

Владела студией почтенная супружеская пара – Дмитрий Сергеевич и Елена Аркадьевна. Основным направлением их работы была реклама на районном кабельном канале для местных мелких предпринимателей и бюджетная реклама без размещения для некрупного бизнеса.

Дмитрий Сергеевич был профессиональным фотографом и видеооператором. Он отвечал за техническую сторону бизнеса – контролировал монтаж и производство визуальных эффектов. Руководил съёмочным процессом. Закупал оборудование. На каждой стене в помещении студии висели его картины.

Елена Аркадьевна была генеральным директором и выполняла административную часть работы. Вела переговоры с заказчиками, договаривалась о коммерческих условиях и вела кадровую работу. Женщиной она была очень коммуникабельной и добросердечной.

На собеседовании Елена Аркадьевна окинула меня заботливым материнским взглядом поверх очков, оценила мой юношеский энтузиазм, интеллигентный внешний вид и умение членораздельно и грамотно разговаривать. После чего предложила ставку внештатного сотрудника с окладом в восемь тысяч рублей на неполный рабочий день. Я постарался сдержать глупую счастливую улыбку, и мы ударили по рукам.

Услышав, как долго мне нужно добираться до нового места работы, мама закатила глаза и покрутила пальцем у виска. Услышав какую зарплату я буду получать, папа несколько нервно рассмеялся и махнул рукой на дальнейшие воспитательные беседы. А я молчал, снисходительно улыбался и тихо праздновал свою победу.

Мне было 20 лет. Я был молод, наивен и бесконечно упрям.

Показать полностью

Однажды мне пригодилось знание языка

Мне было 17 лет. После школы я отдыхал, развалившись в кресле и смотрел русское MTV.
Рядом на диване сидели гостившие у нас в ту пору бабушка и дедушка. Они время от времени бросали на экран недовольные взгляды, но не возражали, поскольку по установленной в семье очереди сейчас было моё время переключать каналы.

После рекламной заставки начался клип на песню певицы Dido: «Thank you». Дед недовольно зацыкал языком, оторвавшись от кровожадного русского детектива. Бабушка сокрушенно вздохнула, на секунду оторвавшись от вязания.
- Мдэээ. – Хрипло протянул дед.
- Кикимора какая-то растрепанная. – Согласилась бабушка.
- О чем поет, для чего поет…
- И показывают непонятно что. – Кивнула бабушка. – Помнишь нашу эстраду? Какие голоса были. Какие стихи! А это что? Ни к селу ни к городу… Помнишь Ободзинского?
- Да, что там Ободзинский. Даже Пугачева и та была артисткой с большой буквы. А это – галиматья какая-то…

Я хотел как обычно проигнорировать эти инсинуации, но подростковый бунтарский дух за меня неожиданно брякнул:
- Хорошая песня. Про любовь. Чего там непонятного?
Бабушка с дедушкой повернули ко мне недоверчивые лица.
- А ты чего – понимаешь, что ли? – Не без яда поинтересовался дед.
- Ага. – Кивнул я, стараясь не показывать чувство собственного превосходства.
- И о чем же?

Я задумался. Мой английский был не так чтобы хорош, но позволял в целом понять смысл слов. Проблема была скорее в том, как пересказать его старшему поколению.
- Девушка поёт о том, что сейчас у неё в жизни не лучший период. За окном дождь. На работе сложности. И вообще в целом всё плохо. Единственное, что поддерживает её – это то, что в жизни есть любимый человек. Её любовь к нему настолько сильна, что даже его фотография на стене позволяет ей верить, что всё не так уж плохо.

Вязальные спицы остановились. Страница детектива осталась неперевернутой.
- А почему показывают какой-то дом? – Наконец уточнил дед.
- А это иллюстрация к песне. Видишь, район застраивают многоквартирными домами? А у неё маленький частный дом, который не вписывается в окружение. Его хотят снести, а её выгоняют. Единственное, что ей удается спасти из вещей это фен. Но она не унывает и не опускает руки, потому что в её жизни есть вещи, которые невозможно разрушить бульдозером.

С тех пор каждый раз, когда на экране появлялась Dido они просили меня оставить и сделать погромче. «Вот ведь девчонка какая молодец. И голосище есть, и красивая и песни хорошие поёт».
Кажется, Dido заняла достойное место между Ободзинским и Пугачевой.

Показать полностью

Однажды я не верил в магическое мышление

На прошлой неделе ударили холода.
- Ты случайно не мёрзнешь? – Заботливо поинтересовалась Лида, кивая на мои летние кеды.
- Мерзну. – Признался я.
- А чего осеннюю обувь не наденешь?

Я задумался. В моем суровом мужском мире теплая обувь, после того как я снимал её после особенно жаркого майского дня улетала куда-то зимовать и самостоятельно возвращалась на обувную подставку с наступлением холодов. Как она это делала - для меня было загадкой. Я предпочитал не лезть в сокровенные тайны мироздания, ходить быстрым шагом и надеяться на лучшее.
- Я не знаю где она лежит. – Сознался я.
Лида вздохнула и открыла дверцы антресолей.


Когда эти дверцы открывал я, то за ними не оказывалось ничего, кроме безликих коробок и пакетов. Когда же их открывала моя жена, там обнаруживались входы в Нарнию, матрицу и другие измерения. Она, не глядя сунула туда руку и сразу же достала нужную коробку.
- Носи и хватит уже издеваться над своим иммунитетом.

Ботинки в коробке оказались не новые, а те, что я носил три года тому назад. Однако купив новые, прежние я так и не выкинул, потому что вдруг мало ли что. Вид у них был ещё вполне приличный. От холода они, насколько я мог вспомнить защищали хорошо. А главное – я уже опаздывал на работу. Поэтому я поблагодарил жену за заботу и помчался навстречу новому рабочему дню.

Нехорошее предчувствие закралось, когда по дороге на работу я попал в пробку в том месте, где поток машин обычно не задерживался. Когда на работе нашему отделу поставили рекордно высокий план на следующий месяц, предчувствие окрепло и стало принимать отчетливую форму беспокойства. Со всех сторон стали сыпаться мелкие, но очень неприятные случайности. Продуманные планы стали давать сбои. Всё, что могло пойти не так - обязательно шло не так.

Люди, которые были срочно нужны оказывались на обедах с выключенными телефонами. Организации, в которые было необходимо попасть по пятиминутному вопросу вдруг решили закрываться на ремонты, переучеты или вообще ликвидироваться. Со всех сторон сыпались просьбы одолжить денег или помочь с чем-нибудь трудоемким и времязатратным. Причем от людей, которым особенно не хотелось отказывать, но и помочь не было никакой возможности.

В конце дня, когда я ехал домой, меня вдруг осенило. Точно такая же волна мелких неприятностей уже была в моей жизни. Она была три года тому назад. Той зимой, когда я в последний раз носил эти злополучные ботинки, которые я надел сегодня. Мне даже смутно припомнилось, что весной, когда я их снял все это невезение моментально развеялось и жизнь стала размеренной и спокойной.
Дома я поделился своими соображениями с женой.
- Ты ведь понимаешь, что это магическое мышление в чистом виде? – Заметила она. – Ботинки это всего лишь ботинки. Они никаким образом не связаны с тем, как складываются обстоятельства в жизни. Так недалеко до суеверий и до ОКР.
Рациональная часть моего разума была с ней полностью согласна. Дремучая первобытная – требовала немедленно переобуться. Усилием воли я подавил её.

На следующий день ситуация значительно ухудшилась. Жизнь стала похожа на попытку плыть против течения. Ещё через день торнадо из неурядиц выросло настолько, что в него кроме нас и наших с женой друзей попали близкие и дальние родственники.

Утром четвертого дня я собрался на работу и обнаружил на обувной полке свои обычные ботинки. Те, в которых ходил последние три года. Надел их, закрыл за собой дверь и зашагал по лестнице, прислушиваясь к ощущениям. Ничего вокруг не изменилось волшебным образом. Я только почувствовал, что ноги успели привыкнуть к другой обуви и в этой им было тяжелее.

Спускаясь, я думал о том, что действительно был близок к тому, чтобы впасть в суеверия. Но обувь это просто обувь. Она влияет на комфорт твоих ног, но никак не способна изменить окружающую действительность. Пора перестать цепляться за магическое мышление, прочистить голову и навести порядок в делах.

Я вышел из подъезда и вдохнул холодный воздух. Люди шли по своим делам – кто в школу, кто на работу, кто в институт. Ветер прибил к моему ботинку оранжевый листик странной геометрической формы. Я опустил голову и пригляделся. Это была пятитысячная купюра

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!