3468

Однажды #7

Однажды я лишался стереотипов.
Я остановился в крохотной гостинице в центре Москвы. Ближе к вечеру решил спуститься вниз покурить. У входа была скамеечка, обозначенная как курительное место.
На скамеечке сидела молодая девушка лет 35. На ней были чулки в крупную сетку. Очень короткая куртка из кожзаменителя. И совсем уж символическая джинсовая юбка.
«Развели тут проститутошную» - ханжески подумал я.
Девушка сидела на скамейке, закинув ногу на ногу. В одной руке у нее была сигарета, а в другой смартфон. Она смотрела на экран и плакала.
Я устыдился и мысленно ей посочувствовал. Может ей только что молодой человек написал, что уходит от нее к другой? А даже если она проститутка - может ее сутенер ударил и потребовал денег. А единственная подруга только что написала, что не может ей помочь?
Тут из динамика послышались звуки и стало ясно, что девушка смотрит с телефона латиноамериканский сериал.
Я немного растрогался и подумал о том, насколько же сам зачерствел в душе. Проститутки, сутенер… А человек просто смотрит красивую сказку о любви и искренне сопереживает героям. А то, что наряд у нее слегка вызывающий – что тут плохого? Ну, хочется ей привлекать внимание и вызывать интерес у мужчин. Вполне естественное желание.
В смешанных чувствах я выкинул окурок в урну и собрался было вернуться в номер. Но тут дама подняла на меня чуть припухшие и покрасневшие от слез глаза. Шмыгая носом, она спросила:
- Мужчина, отдохнуть со мной не желаете?
Я не желал. Я не люблю латиноамериканские сериалы.

Дубликаты не найдены

+122
Ты её порешь, а она пристроила телефон на зарядку и сериал досматривает
раскрыть ветку 9
+130

"Ебал и плакал, господа, ебал и плакал."

раскрыть ветку 5
+4
А полностью? пжл
раскрыть ветку 4
+3

А потом и потрахаться можно.

+1

"А вы что делаете?"

+1

Ну хоть не семки грызёт.

+79

молодая 35 летняя девушка, выглядит обнадеживающе

раскрыть ветку 2
+13
По факту 25
+6

И рядом сидел двенадцатилетний мужик

+152

Может она и не проститутка, деньги за интернет закончились на самом интересном месте.

раскрыть ветку 10
+135

I'm not prostitute, but 100mb of internet traffic is a 100mb of internet traffic.

раскрыть ветку 9
+59

О,вы из Англии

раскрыть ветку 2
-5

Капитан очевидность: @xxx3Vxxx, завуалированно обыграл картинку-мем

Иллюстрация к комментарию
-10

What the hell is that?

раскрыть ветку 4
ещё комментарии
+56

Я в похожей ситуации ляпнул: не, я гей. Пиздец, ошибка по Фрейду.

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 14
+34

А она такая- Ооо, я тоже!! Пойдем

раскрыть ветку 9
+12

В чём прикол? У неё мобильник в кармане?

раскрыть ветку 8
+2
А ты уверен что это была ошибка?
0

а ты гей?

раскрыть ветку 2
0

your mom is gay

your granny is tranny

e.t.c.

раскрыть ветку 1
+257

Побоялся, что она его с Хосе-Леонсио сравнивать будет.

раскрыть ветку 14
+34
Хосе-Леонсио?
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 4
+38

Мне?

Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 2
+10

Лурдес?

+105
Ну как можно плантатора с пикабушником сравнить? Гарантированные 49,5 против жалкого угнетателя рабынь.
раскрыть ветку 6
+46

Эх, то ли два динозавра, то ли погуглили...)

раскрыть ветку 3
+5

Так чем он по твоему рабынь угнетал?

раскрыть ветку 1
+2
Хорошо, если не с Луис-Альберто.
0
Так-так, а это с какого сериала?
+8
.
Адрес расположения скамейки можно?
Очень люблю сериалы
раскрыть ветку 1
+6

А теги посмотреть?

Иллюстрация к комментарию
+8
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 5
+2
Она похожа на Сашу из папиных дочек
раскрыть ветку 4
+3

Если ты про Дарью Мельникову, то если хорошо погуглить, можно найти ее сиськи и жёппу. В одном фильме мелькали.

раскрыть ветку 3
+21

.....я не люблю латинламериканские сериалы.

Я люблю Индийское Кино туц-туц туц-туц шайнананане давай танцуй со мной ......

раскрыть ветку 2
+18
Иллюстрация к комментарию
+8
+51

Нам то не заливай. Оттарабанил небось ее.

+13

А стереотипы-то какие были? Что проститутки не могут смотреть сериалы, или что?

+5
Отдыхать с девушкой тоже можно по разному...
раскрыть ветку 1
+4
На футбол сходить?
+3
Может она сериал хотела посмотреть вместе с автором, рыдая в плечо
+5
Молодая тридцати пяти лет?)
раскрыть ветку 38
+97

А что, старая что ли? Это ж от внешности зависит, кто-то в 30 как старуха, а кто-то и в 55, "молодая девушка".

раскрыть ветку 17
+23
Это зависит только от возраста рассказчика, у старика и 40-летние будут "молодыми девушками"
+8

Тут скорей подошло бы "молодая женщина" или просто "девушка".

0

Мне в мои 25 уже девушки-коллеги моего возраста не казались молодыми. А сейчас мне уже четвертый десяток. Грустно.

-7
а кто-то и в 55, "молодая девушка"
Никто.
раскрыть ветку 5
ещё комментарии
-2
Образ жизни учитывайте
-23

Ну, если и молодая, то явно не девушка, можно сказать молодая женщина, хотя 35 это уже никак не молодость, скорее средний возраст ...

раскрыть ветку 6
ещё комментарии
+17
Иллюстрация к комментарию
раскрыть ветку 11
+13

Ну таки да, редко у кого до 30 мозг вырастает в современном мире. Все только считают себя ниибацо самостоятельными, а любая мало мальская проблема превращается в нытье.

раскрыть ветку 7
+5

Первые сорок лет, самые сложные в жизни мальчика

-2

Поткатываешь, значит, к даме, а тут оказывается - ей 29! Малолетка! В тюрьму за растление!

раскрыть ветку 1
+8

С возрастом приходит, друг уже сказал что видел девушку 40 лет)))

раскрыть ветку 1
0

Выражение "хорошо сохранила(сь)" заиграло новыми красками.

+11
До 40 молодые, если верить ВОЗ)
+4

Всё зависит от возраста автора) У меня тоже раньше фраза "тридцатилетняя девушка" вызывала диссонанс) Сейчас самому почти тридцать, и как-то не молодым себя не чувствую)

0
Ну, когда тебе сорок, то девушка тридцати пяти годков - это норма.
0

(шерлокхолмс мод он) это говорит о преклонном возрасте рассказчика, всего лишь (шерлокхолмс мод офф)

0

Вероятно автор и хотел отдохнуть с ней, а не мог в силу возраста

-2

Тоже отметил*)

+1
Может у нее аллергия.
+3
Всё-таки проститутка...
0
А еще был такой анектод:
-А где Ракел?
-Ракел на берегу с Рут;
Там вроде две близняшки были в сериале.
0

Куча народу обсуждает на полном серьезе выдуманную историю очередного графомана из жж. Вас тег «кот с лампой» не смущает?

0
Иллюстрация к комментарию
0

Шикарно!

-3
Может бесплатно?Типа расчувствовалась
-20

"Молодая девушка ЛЕТ ТРИДЦАТИ ПЯТИ" - "такая, блин, вечная молодость!" (С) ЧиЖ

-13
Чо расист?
ещё комментарии
Похожие посты
42

Незапланированный отпуск

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6

Выпуск 7



- Ффффух… - выдохнул смотритель станции «Маяк», когда всё наконец-то закончилось. – Это было опасно.

- Да, - согласился оснащённый искусственным интеллектом бортовой компьютер Ирина, - Вероятность благополучного исхода была крайне мала.

- Мы были на волоске.

- Буквально – на самом краю.

- Но, - продолжил Марк, - всё-таки всё хорошо закончилось.

- Не хочется портить вам настроение смотритель. Но я должна сказать вам кое-что важное.

- И что же? – насторожился Марк.

- Всё не так чтобы совсем закончилось… Посмотрите внимательно на ваше плечо.


Марк покрутил головой. И тут его внимание привлёк предмет, который он поначалу не заметил. Это был один из шести дротиков с ядом, которыми успел выстрелить в него загадочный гость, перед тем как Марк обманным маневром заманил его в шлюз и отправил в открытый космос.

В пылу внезапной схватки Шнайдеру казалось, что он уклонился от всех шести выстрелов. Оказалось, что это не так. Пять дротиков неровной линией торчали в стене коридора и не создавали никаких поводов для беспокойства.

Шестой же находился у смотрителя в плече. И от него по телу стремительно расползалось онемение.

- Черт, - произнёс Марк перед тем, как потерять сознание.


- Марк! Очнитесь! Вам нужно немедленно попасть в медотсек!

- …и два бокала «Мартини», - пробормотал Марк, толком ещё ничего не соображая. Левая рука и нога отнялись. Язык заплетался. Мысли разбегались в разные стороны. Он тряхнул головой и изо всех сил сосредоточился.

Пытаться встать было бы напрасной потерей времени и сил. Поэтому Марк пополз.

- Марк, не молчите! Говорите со мной! Вам необходимо оставаться в сознании!

- Когда всё кончится, - прорычал Марк, чувствуя, как онемела вторая нога, - напомни мне пожалуйста взять отпуск…

- Здесь вам нужно повернуть налево. – подсказала Ирина, - Разумеется. Отпуск. Отличная идея. Главное сейчас - не останавливайтесь. Вам осталось проползти буквально десять метров до медкапсулы.

Марк прополз ещё три метра и тут у него отнялись руки.

- Чёрт. – тихо выругался Марк. – Чёрт-чёрт.

Он принялся упираться в пол подбородком и подтягивать к нему шею. Это позволяло ему преодолевать примерно пять сантиметров в секунду. Чего для выживания явно было недостаточно. Но сдаваться Марк не собирался. Хотя бы из чистого упрямства.


Перед глазами смотрителя внезапно выросло нечто белоснежное и чешуйчатое.

- Если ты решил меня сожрать, Патрик, - пробурчал Марк непослушными губами, - То подожди хотя бы пять минут…

- Стая. – произнёс бездушный механический голос. Затем Шнайдер почувствовал, как его подхватили за ворот и медленно потащили по коридору.

Марк безучастно смотрел, как проплывают перед ним стены и пол коридора, а затем снова потерял сознание.


- Пациент номер 004 находится в сознании. Уровень токсинов снижен до приемлемого уровня. Угроза жизнедеятельности пациента отсутствует. – сообщила медицинская капсула.

- Марк, как вы себя чувствуете? – поинтересовалась Ирина.

- Отвратительно, - проворчал Шнайдер, - как будто из меня половину крови выкачали…

- Это совсем не так, - успокоила его Ирина, - из вас выкачали всю кровь. И заменили её той, что хранилась в резерве как раз на такой случай.

- На тот случай, если на корабль нападёт неизвестный человек, вооружённый дротиками с ядом, выстрелит мне в плечо, а потом я с помощью Патрика успею добраться до медотсека? Это очень предусмотрительно.

- Ну, конечно не на этот конкретный случай… - смутилась Ирина.

- …а ведь мы даже ещё не знаем, - продолжал кипятится Марк, – как этот неизвестный сюда попал. И зачем. И почему выбрал такое странное оружие. Знаешь, мне всё больше начинает казаться, что эта станция – настоящий магнит для неприятностей.


- Ладно, - вздохнул Марк и схватился за ручку, удобно свисающую сверху, - пора вставать…

- Марк, не беритесь за эту ручку. Она включает анаби…

- Запускаю режим анабиоза, - меланхолично сообщила капсула.

Марк погрузился в глубокий сон.


- Режим анабиоза снят.

Смотритель открыл глаза и приподнял голову. Он по-прежнему лежал в капсуле. Перед ним был дверной проём медотсека. В проём медленно лезли огромные тёмно-зелёные щупальца.

- Матерь божья… - пробормотал Марк. Инстинкты подсказывали ему, что необходимо убираться отсюда как можно скорее. Он интуитивно схватился за ручку.

- Запускаю режим анабиоза, - доброжелательно сказала капсула.

Марк попытался было возразить, но снова провалился в сон.


- Режим анабиоза снят.

Смотритель открыл глаза.

- Как вовремя ты проснулся, - раздался знакомый голос. Прямо перед ним стоял человек, который выглядел как точная копия Марка. Двойник зловеще улыбался. В правой руке у него блестел скальпель. – Как раз для того чтобы встретить свою смерть.

Марк в панике рванулся из капсулы. И видимо в спешке зацепил рукой ручку.

- Твою мать! – выругался он, осознав, что сейчас произойдёт.

- Запускаю режим анабиоза.

Нахлынула темнота.


- Режим анабиоза снят.

Смотритель открыл глаза. Он был жив. На теле, насколько можно было судить, повреждения отсутствовали. В медотсеке было пусто. Ни щупалец, ни злых двойников. Шнайдер заподозрил неладное.

- Ирина!

- Марк, вы проснулись!

- Какова ситуация на данный момент?

- Логистический отдел центра управления просит вас предоставить немедленный отчёт обо всех полученных и отправленных грузовых контейнерах…

- Ага, понятно - кивнул Марк и снова потянул ручку на себя. На этот раз вполне осознанно.

- Запускаю режим анабиоза.


- Режим анабиоза снят.

Смотритель открыл глаза. Его жизни по-прежнему ничего не угрожало. Он чувствовал себя свежим и отдохнувшим.

Марк потянулся было к удобно свисавшей ручке, но тут же отдёрнул пальцы словно она была раскалённой.

- Нет, - сказал он ручке, - ещё раз я на это не попадусь.

Желудок сводило от голода. Он встал и направился в столовую.


- Ирина, - сказал он на ходу, - я проснулся.

- Марк! Вы наконец-то с нами. Мы с Патриком очень по вам скучали. Он каждый день навещал вас.

- Сколько я провалялся в анабиозе?

- В общей сложности – вы пробыли в коме четыре недели.

- Что здесь творилось пока я спал?

- В общем и целом особых происшествий не было. Не считая пары мелких неприятностей с генератором органической материи в который попали отходы. Да ещё с центром регенерации, в который по ошибке угодила ваша ДНК. Мы с Патриком всё уладили. Но командный центр интересуется, почему вы не выходили на связь всё это время. Я не знала, как вы предпочтёте сформулировать причину, поэтому пока что не давала им никакой конкретной информации.


Марк остановился перед иллюминатором, за которым как раз проплывало тело незнакомца, который выстрелил в него дротиком четыре недели тому назад. Хотя по ощущениям смотрителя прошла всего пара часов. Шнайдер ненадолго задумался.

- Скажи им, - в конце концов ответил он Ирине, - что я был в незапланированном отпуске.

Показать полностью
817

Язык намёков

Однажды я был переводчиком


Была середина рабочего дня. Большая часть коллектива разбрелась на обед. Нас в кабинете сидело трое: я, моя коллега Ирина и новенький менеджер Алексей, которому досталось место у принтера. В кабинете стояла духота. Каждый молча занимался своими делами.


- И вообще, я на тебя обиделась. – Вдруг ни с того ни с сего обратилась ко мне Ирина.

- На что? – Удивился я.

- За то, что ты мне водички не принёс.

- Так ты ведь даже не просила.

- Я намекнула.

Я поднял глаза к потолку и припомнил всё, что происходило за последний час.

- Ира, "намекнула" – это когда посмотрела в окно и сказала: «Ну и жара сегодня. Просто ужас»?

- Ну… - смутилась Ирина, - …да. Ты как джентльмен мог бы и догадаться и сам предложить принести воды.

- Аааааааа… - протянул я. – На будущее учту.


На некоторое время воцарилась тишина.

- Да что ж такое! – Защёлкала мышкой Ира. – Опять бумага в принтере кончилась!

- Алексей, - не отрываясь от монитора, обратился я к младшему коллеге, - В переводе с ириного языка намёков это значит: «Поменяй, пожалуйста бумагу в принтере».

Алексей улыбнулся, кивнул и подошёл к принтеру.

- А ты быстро учишься, - похвалила меня Ира и повернувшись к Алексею добавила: - Лёш, и раз уж ты всё равно встал – будь другом, принеси, пожалуйста, водички?

55

Реакция

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5

Выпуск 6


- Доброе утро, смотритель. - поздоровалась Ирина.

Марк медленно поднялся с кровати, махнул рукой и пробурчал в ответ что-то невразумительное. Затем он, как обычно, поднял упавшую ночью награду «За прохождение курса подготовки в центре управления полётами», поставил её обратно на столик и устремился в ванную.


Там его ожидал неприятный сюрприз - посмотрев в зеркало, он обнаружил, что глаза покраснели и воспалились. Лицо покрылось красными пятнами. Нос был заложен.


- Хм, - сдержанно отреагировал Марк и почесал одно из красных пятен. Он вышел из ванной и внимательно осмотрел пол в коридоре. Тот был чистым и глянцево блестел под светом лампы.

Марк медленно пошёл дальше, стараясь осмотреть каждый участок и уделяя особое внимание углам.


- Марк, могу я поинтересоваться - чем вы занимаетесь? - полюбопытствовала Ирина.

- Кот, - коротко буркнул Марк и оглушительно чихнул.

- Простите? - растерялась Ирина.

- У нас завёлся кот, - пояснил Марк и снова чихнул.

- Будьте здоровы.

- Хотелось бы…

- Марк, вы же понимаете, что это космическая станция и здесь даже теоретически не может быть кота. Вы здесь находитесь полтора месяца и, наверное, мы бы заметили, если…

- Если ты не заметила, то у меня на лицо все признаки аллергии. Единственное, на что у меня есть аллергия - это кошки. Я не претендую на звание мыслителя. Но что-то мне подсказывает, что между двумя этими вещами есть связь.

- В медотсеке есть препараты, которые могут снять симптомы. Я на всякий случай просканирую помещения на предмет посторонней органики.

- Отлично. Пойду в медотсек. Как только осмотрю помещения.

- Что вы ищете?

Марк снова громко чихнул. Глаза его слезились. Он зашмыгал носом.

- Шерсть, разумеется. Здесь толчётся слишком много разного сброда и происходит слишком много событий. Особенно для места, в котором по определению ничего не должно происходить.


- Смотритель, сканирование показало, что на станции только два живых существа. Одно из них вы. Второе - хладнокровное. У него гнездо в вентиляции, рядом с пищевым складом. Полагаю, это Патрик.

- Кстати, как он? - заинтересовался Марк. - Что-то давно не показывался…

- Его жизненные показатели в норме. Важно здесь то, что никаких котов сканер не обнаружил.

- Значит, дальше ищем шерсть.

Ирина хотела было возразить, но поняла, что это бесполезно.


Осмотрев самолично каждый квадратный метр станции Марк, не успокоился. Он попросил Ирину сделать детализированные снимки всех помещений и прогнать их через нейросеть. Это заняло битых два часа и не принесло никаких результатов. Сеть не обнаружила ни кошек, ни кошачьей шерсти.

- Значит, дело в еде, - заключил Марк.

- Будем проводить анализ всех продуктов?

- Нет. Проанализируй только то, что находится в отсеке с отходами.

- Интересно живём, - вздохнула Ирина, - а ведь я могла бы управлять спортивной яхтой…


Марк отправился в медотсек, сдал кровь на анализ и принял таблетку. Глаза и нос стали чувствовать себя лучше. Пятна на коже сразу сошли на нет.

- Смотритель, анализ отходов не показал положительных результатов. Если в вашу кровь попали аллергены, то это была не еда. Что касается вашей крови, то она определённо реагирует на что-то. Но возможно дело не в аллергии.

- А в чём же? - насторожился Марк.

- А что, если… У вас… Просто стресс?

- Ерунда, - отмахнулся Шнайдер.

- Сами посудите. Вы полностью сменили образ жизни. Находитесь изолированно от привычного мира. В первое время ваш организм бросил все силы на адаптацию. Но теперь вы более-менее освоились. И ваше тело позволяет себе запоздалую реакцию.

- Нет у меня никакого стресса, - отрезал Марк.

- Факты говорят об обратном.

- Факты говорят о том, что мы ничего не знаем и не можем найти, - возразил Марк. - У меня нет стресса. И я больше не хочу это обсуждать.


Марк ещё раз прошёлся по всем отсекам станции. Сделал повторную съёмку и просмотрел снимки самостоятельно. Ирина благоразумно молчала.

Остаток дня Марк просидел в кресле со сложенными на груди руками, погружённый в мрачные размышления.


Перед тем как лечь спать он глубоко вздохнул и сказал:

- Возможно ты права.

Ирина не спешила с ответом.

- Возможно, - продолжил Марк, - я действительно переживаю стресс.

Ирина по-прежнему не торопилась заговорить.

- И наверное, мне проще искать несуществующего кота, чем признаться себе, что я могу быть в чём-то слабым и уязвимым, - закончил Марк.

- Стресс, это абсолютно нормальная реакция, смотритель. Такая же как боль или грусть. Ненормально скорее его не испытывать. В этом нет ничего постыдного.


Марк кивнул.

- Спокойной ночи, Ирина.

- Спокойной ночи, смотритель.

Затем Шнайдер, чувствуя себя значительно лучше, забрался в кровать и через некоторое время заснул глубоким и спокойным сном.


Поздней ночью, когда на станции царила полная тишина, в спальню Марка бесшумно зашёл кот. Сверкая в темноте зелёными глазами, он мягко запрыгнул на столик. Заинтересованно понюхал стоящую там награду за прохождение курса подготовки в центре управления полётами. Аккуратно поддел её лапкой и передвинул к краю. Затем чуть ближе к краю. Затем ещё. Потом ещё чуть-чуть. Награда долю секунды балансировала на краю стола. А затем зелёные глаза зачарованно пронаблюдали за её падением.

Награда коснулась пола с приглушённым стуком. Однако, вполне достаточным, чтобы Марк на секунду проснулся и заозирался.

Но кота к этому моменту, в комнате уже не было.

Показать полностью
177

Сверхважное дело

Савелий Васильевич был очень большим начальником, хотя и далеко не самым главным. Он никогда не делал ничего сам. Набрав штат сообразительных подчинённых голов, которые старались за него, он со временем потерял всяческий интерес к работе, делегировав подчинённым всё, что требовало его активности.


Однажды, столкнувшись с необходимостью сделать сверхважное дело в короткий срок, Савелий Васильевич поручил его Петровичу, начальнику пошиба гораздо более мелкого. Который был раздолбаем, и не имел никакого интереса трудиться за других. Вообще не любил работать Петрович. Потому он, браво взяв под козырёк, пообещал Савелию Васильевичу, что всё будет в норме. И, сверхсрочную работу, которую надо было сделать к завтрашнему утру, свалил на свою подчинённую Алису Сергеевну. Собрался с устатку употребить алкоголь в местном клубе после работы. Это в России называется «бухнуть».


Вечером на предприятии остались те, кому работать особенно необходимо. Таких обычно набиралось с десяток самых умных и безответных. Алисе было необходимо работать до достижения результата.


После работы, где-то через час, Петрович лёгкой походкой зашел в зал, где отдыхали уставшие души. Там люди забывали о жизненных необходимостях, поглощая алкоголь, музыку и противоположный пол.

Петрович жадно осматривал женщин, присутствующих в местном клубе, радостный, полный мечтательных предвкушений.


Внезапно его взгляд наткнулся на взгляд Савелия Васильевича. Любой порядочной человек скорее всего смутился бы на месте Петровича. Петрович же схватил два литровых бокала пива и вприпрыжку направился к боссу. Лицо которого исказила тревога. Петрович уселся рядом, предложил оттянуться.

-Почему вы не пишете мой доклад? – Савелий Васильевич еле сдерживался, потому был предельно вежлив-контролировал себя, феодал, - Вы же понимаете всю значимость той работы, которую необходимо выполнить к завтрашнему утру?

-Всё нормально, - бодро заявил Петрович, - работа выполняется лучшей моей сотрудницей!

-Вы уверены, что не нужно ваше участие? Уверены, что лучше будет, если работу выполнит она, а не Вы? – в голосе Савелия Васильевича появилась тревога. В глазах был явный страх за завтра.

-Уверен, Алиса Сергеевна лучшая!

По лицу Савелия Васильевича стало понятно, что ему полегчало. Откинувшись, он принялся протяжно разглагольствовать:

-А вот Вам не стыдно? Вдвоём вам было бы быстрее, Алиса, возможно бы и поспала сегодня, а так, глядишь всю ночь будет пахать.

Петрович пожал плечами:

-Стыдно, конечно, Савелий Васильевич, но самому работать – это грех…


Савелий Васильевич приступил было к поглощению пива, однако помрачнел, взревел, зарычал – прилюдно. Не стесняясь. Петрович обернулся и увидел Алису, которая танцевала под музыку, тонкая, изумительная. Оказывается она была довольно красивой вне работы.

-Почему вы не пишете доклад для Савелия Васильевича? – Петрович еле сдерживался, потому был предельно вежлив – контролировал себя. Савелий Васильевич давил на Алису Сергеевну суровым взглядом.


— Я сначала что-то написала, а потом, когда кончился день и все пошли домой, я вдруг подумала: «Это работа Савелия Васильевича, не моя – пусть он и делает». К тому же я пьяная, —так сказала Алиса Сергеевна, и залпом выпила первый литр пива, который принёс Петрович.


Савелий Васильевич встал, с распухшим красным лицом. Вежливым, зловещим шепотом приказал Петровичу:

-Идите и напишите мне доклад, умрите, но напишите.

Петрович с горестью посмотрел на Алису Сергеевну, тяжело вздохнул. Потом вздохнул глубоко. Наконец решился:

-Савелий Васильевич – это ваша работа, вы её и делайте. – Так он сказал, вздохнул обречённо, продолжил: -К тому же я пьяный,- заявил Петрович и залпом выпил второй литр пива.


P.S. По мотивам реальной жизни. Уволить за такое часто практически невозможно, такое остаётся безнаказанным. Освобождает от необходимости пахать чужую работу. НО. Это если предприятие работает по закону. И всё сильно зависит от отрасли.


© socialAnalytics

Показать полностью
70

Под покровом ночи

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4

Выпуск 5


Корабль был совершенно чёрным. На его обшивке не было ни иллюминаторов, ни каких-либо опознавательных знаков.

Несколько встроенных в его систему управления подпольных высокотехнологичных устройств пресекали любые возможности обнаружения. Ни в одной из баз данных этот корабль не числился, поскольку был собран нелегально. Из деталей, приобретенных на чёрном рынке, созданных его владельцами вручную, а то и попросту украденных со склада правительственного завода. С формальной точки зрения корабля не существовало вовсе.


Трое пассажиров собрались на капитанском мостике, чтобы ещё раз обсудить свой нехитрый план действий.

- Я открываю дверь, - в очередной раз сказал двухметровый мулат с лицом, которое пересекал глубокий шрам. Его звали Тео. Он был негласным лидером компании. - Вырубаю смотрителя и беру его в заложники, чтобы искусственный интеллект не начал чудить с охранной системой.

- Я иду на мостик и занимаюсь сейфом, в том случае, если смотритель не назовёт пароль. - Подхватил толстый коротышка с ухоженной бородкой. Его звали Пьер. Он занимался научно-технической стороной вопроса. - Забираю из сейфа всё, что смогу унести. Чемоданчик номер 17 уношу в обязательном порядке, потому что заказчику нужен именно он.

- Всё верно. - похвалил его Тео.

- А я просто сижу за рулём и жду, пока вы, ребята, сделаете всю интересную работу, - заключил третий член компании - красивая длинноногая девица, покрытая пирсингом и татуировками. Её звали Надя. Она была штурманом и пилотом в одном лице. - И я не понимаю, почему мне вечно достаётся только скука…

- Потому что ты наш пилот, - резонно возразил Тео.

- И если с тобой что-то случится, то мы окажемся без транспорта. - Добавил Пьер.

- …и почему мы никогда не устраиваем праздников после удачных преступлений? С кокаином, текилой и многолюдными вечеринками, на которых можно резать торт из денег?

- Потому что кокаин и алкоголь вредят здоровью. - заметил Пьер.

- А подобные вечеринки - самый простой способ попасться на глаза федералам, - добавил Тео.

- …и почему, в конце концов, у нас нет любовного треугольника, в котором я бы мучилась противоречивыми чувствами к каждому из вас. А вы бы соперничали между собой за моё внимание. Или я, по-вашему, недостаточно красивая?

- Я гей, - пожал плечами Тео.

- А у меня вообще-то счастливый брак и двое детей, - добавил Пьер.

- Ты женат?! - в один голос удивились Надя и Тео.

- Мы три года работаем вместе, - обиделся Пьер, - я сто раз вам говорил... И фотографии показывал…


Корабль вплотную подошёл к орбитальной станции "Маяк" и с ювелирной точностью совершил стыковку. Даже мышь бы не проснулась.

Зато проснулся некто, обитающий в вентиляционных шахтах станции.


- Тео, ты там долго будешь возиться? - прошептал Пьер.

- Тсссс, - прижал палец к губам Тео, - почти всё. И не шуми. Мы должны застать его врасплох. По расписанию он сейчас должен спать.

Тео в очередной раз провернул инструмент в последнем замке стыковочного люка. Раздался щелчок. Лидер компании удовлетворённо кивнул. Он достал из кобуры пистолет, отступил и резким ударом ноги выбил дверь.


Прямо напротив двери стоял худой бородатый мужчина в расстёгнутом халате. В правой руке он держал кофейную кружку, от которой шёл пар. Левая рука была в кармане халата.

- Стой спокойно и мы не причиним тебе вреда. - Медленно произнёс Тео, направив на смотрителя дуло пистолета.

Марк отхлебнул из кружки.

- Это не станция, а проходной двор какой-то… - проворчал он себе под нос. Затем обратился к непрошеным гостям. - Шли бы вы ребята отсюда. Это техническая станция. Здесь нет ничего ценного. Уходите подобру-поздорову.

- А не то что? - ухмыльнулся Тео.

Марк медленно достал из кармана левую руку и раскрыл ладонь. На ней лежал маленький серебристый шарик.

- Это "саблезубый репейник", - объяснил смотритель, - и вам лучше не знать как он работает.

- Мне это не нравится, - нахмурился Пьер. - Слишком он какой-то спокойный…

Тео обдумал ситуацию.

- По-моему, это просто жалкая попытка блефа. И, по-моему, этот тип не в себе.

Марк пожал плечами и аккуратно подбросил шарик в воздух.

Ничего не произошло.

Шарик описал в воздухе красивую дугу и приземлился на плече чёрного кожаного плаща, с которым Тео не расставался.

Снова ничего не произошло.

Тео аккуратно попробовал снять шарик с плеча. Тот намертво прицепился к плащу.


- Ясно, - вздохнул Тео, - похоже, это самый обычный маячок. В самом худшем случае я просто останусь без плаща. - пояснил он Пьеру и затем обратился к смотрителю, - Ты сумасшедший. Я мог тебя пристрелить.

Марк кивнул.

- Конечно я сумасшедший. Дружу с ящерицей и компьютером. Питаюсь одеялами и морковью. Кофе, вот, среди ночи пью…

- Точно сумасшедший. Полагаю, пароль от сейфа ты нам не расскажешь?

- Ни в коем случае. - покачал головой Марк.

Тео вздохнул.

- Пьер, действуй!

Пьер подхватил рюкзак и поспешил в командный отсек.

Тео и Марк остались вдвоём.


- Трудная работа? - поинтересовался Марк, отхлёбывая из кружки.

- Не шевелись и не разговаривай, - осадил его Тео и включил прикреплённый к запястью передатчик. - Пьер, как обстоят дела?

- Ты не поверишь, - раздался из передатчика удивлённый голос, - Пароль записан на бумажке, которая приклеена к сейфу. Надо быть полным идиотом, чтобы так делать!

- Справедливо… - пробормотал Марк.

- А пароль, это просто шедевр конспирации! Никаких цифр! Просто одно короткое слово! "Твист"!


Как только вслух прозвучало слово: "Твист" - одновременно произошли две вещи. Марк отступил назад на один широкий шаг. А Тео обнаружил, что из серебристого шарика на плече с тонким свистом стремительно вырастает нить, которая распускается на конце чудовищным цветком с шипастыми лепестками. Они увеличивались с молниеносной скоростью и заворачивались так, что меньше секунды спустя, Тео оказался полностью укрыт в плотном коконе и полностью потерял возможность двигаться.


Марк смотрел на извивающийся кокон и лежащий полу пистолет. Он поставил кружку на пол и потянулся к оружию, но его опередил вовремя подоспевший Пьер.

Пистолет снова оказался направлен на Марка.

- Освободи его!

Марк лихорадочно соображал и оглядывал коридор в поисках возможностей. Ничего. Только голый пол, потолок, стены, да решётка вентиляции у самой стены.

Смотритель взял себя в руки.

- Ты не будешь стрелять, - мягко заявил он и сделал шаг по направлению к Пьеру.

- Буду, - невольно отступая, возразил тот.

- Ты техник, а не стрелок, - продолжил Марк, делая ещё один шаг.

Пьер, пытаясь сохранить дистанцию, снова отступил и оказался совсем рядом с выходом вентиляции.

Оттуда показалась белоснежная чешуйчатая голова, которая быстро и точно цапнула Пьера за ногу.



- Итак, - небрежно помахивая пистолетом, сказал Марк, - давайте подумаем - что мне с вами делать.

Пьер и Тео сидели на полу у стены. Вид у них был помятый и растерянный.

- Я лично вижу три варианта. Пойдём по степени жесткости. Первый: пристрелить вас и выбросить за борт. Мне он не нравится, поскольку я не кровожаден. Второй: запереть на складе и вызвать сюда федералов. От этого я тоже не в восторге, потому что не хочу, чтобы здесь ошивалась толпа народа с кучей идиотских вопросов.

- А третий вариант? - осторожно поинтересовался Тео.

- Я рад, что ты спросил Тео. Третий вариант - самый гуманный. Видите ли, у меня есть проблема. Пару дней назад правительство по ошибке прислало мне огромный контейнер, до отказа забитый морковью. Они согласны прислать мне контейнер с нормальными продуктами. Но только при условии, что взамен я верну им пустой.

Тео и Пьер переглянулись.

- Да, - раздражённо подтвердил Марк, - Я знаю, что это звучит как полный бред. Я так им и сказал. Но эти бюрократы и слышать ничего не хотят.

- Так, - неуверенно уточнил Тео, - а от нас-то что требуется?



Тео скинул с плеч последний мешок замороженной моркови. Чёрный корабль оказался загружен под завязку. Перемещаться по нему можно было только переступая лежавшие повсюду мешки.

Поясницы у обоих преступников ломило. Плечи и шеи онемели от холода.

- Спасибо ребята. - На прощание сказал им смотритель. - У вас есть примерно час до того, как я сообщу федералам о нашей чудесной встрече.


- Надя, уводи нас отсюда! - Взмолился Тео.

- Дай мне закончить разговор! - огрызнулась та и вернулась к беседе с Ириной, - Нет, ты видишь - с чем мне приходиться иметь дело?! Никакого уважения! Никакой благодарности! Только один сплошной, ничем не прикрытый сексизм!

- Да, - согласилась Ирина, которая полтора часа отвлекала Надю разговорами и успела несколько устать от подробностей её запутанной и сложной личной жизни, - Счастливого пути. Созвонимся потом ещё.


Чёрный корабль направлялся к земле.

Тео, Пьер и Надя молчали. Каждый думал о своём. Окружающее пространство было заполнено морковью.

Тео откашлялся.

- Как-то не очень гладко всё прошло… - в конце концов заключил он.

Показать полностью
76

Дежа вю

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"

Выпуск 1

Выпуск 2

Выпуск 3

Выпуск 4



- Прибыл пищевой запас, - сообщила Ирина. - Начинаю стыковку.

- Замечательно, - Марк закинул ноги на панель управления, откинулся на спинку кресла и положил руки под голову и приготовился подремать.


Последние двое суток на станции "Маяк" выдались на удивление мирными и спокойными. Хамелеон-альбинос Патрик соорудил себе в вентиляции уютное гнездо и отсыпался после пережитых волнений. Марк, восстановив режим питания, стал чувствовать себя значительно лучше. Ирина проводила плановую диагностику систем станции и не находила аварийных участков.


- Есть какие-нибудь интересные новости с земли? - зевая, поинтересовался Марк.

- Секундочку, - отвлеклась Ирина от расчётов, - Хм…

Марка кольнуло нехорошее предчувствие.

- Что такое?

- За последние сутки в "Секторе-17" произошло три убийства.

- Для "Сектора-17" это скорее хорошая статистика, - проворчал Марк.

- Эти три убийства кое-что объединяет, смотритель. Первой жертвой стал Малькольм Шнайдер. Вторую жертву звали Марта Шнайдер. Третьим стал некий Макс Фон Шнайдер.

- Совпадение? – без каких-либо надежд на положительный ответ, спросил Марк.

- Всех троих убили одним и тем же способом. Причём очень характерным. Так что совпадение здесь весьма маловероятно.

- И что же это за способ? – уточнил Марк, всей кожей чувствуя приближение плохих новостей.

- Это действительно интересно, смотритель. – жизнерадостно продолжила Ирина, - Все трое заколоты одинаковыми остро заточенными предметами. Орудия убийств были оставлены рядом с телами. Криминалисты опознали предметы. Это окаменевшая от времени морковь.

- Марк, вы хорошо себя чувствуете?

- О, я прекрасно себя чувствую, – едко процедил Шнайдер. – Кто-то всего лишь убивает моих однофамильцев диким извращённым способом. А так всё замечательно.

- Вполне возможно, что убийца ищет не вас. В любом случае, он действует на земле, и вы сейчас вне его досягаемости.


Прозвучал сигнал, свидетельствующий о том, что стыковка пищевого модуля прошла успешно.

- Ну хоть что-то хорошее, - вздохнул Марк, - пойду заем стресс мороженым.

Марк открыл дверь в пищевой отсек и похолодел.

Всё пространство склада было полностью забито пластиковыми пакетами с морковью.

Марк закрыл дверь.

- Ирина! – заорал он, бегом отправляясь на мостик - срочно отстыковывай пищевой склад!

- Вы уверены, смотр…

- Немедленно!


Шнайдер посмотрел на Землю в панорамный иллюминатор.

- Мы сейчас над Атлантическим океаном, верно?

- Да.

- Прекрасно. Рассчитай маршрут и координаты. Я хочу сбросить склад. Сверься с траекториями морских судов и летательных аппаратов. Нужно убедиться, что никого не заденем.

- Я просчитала траекторию. Груз упадёт в океан, в сектор свободный от судов. В воздухе тоже всё чисто. Рядом только маленький остров, но он полностью необитаем, и мы его не заденем. Сбросить груз?

- Да!

- Груз сброшен.


Марк с шумом выдохнул.

- А зачем мы это сделали? – поинтересовалась Ирина.

- Трое людей с моей фамилией умерли от моркови. И тут же я загадочным образом получаю груз. С морковью. Давай считать это наитием.

- Но груз не содержал ничего опасного. - возразила Ирина, - анализ не показал никаких токсичных или взрывчатых соединений. Там не было ни механизмов, ни живых организмов.


Раздался пронзительный сигнал оповещения из центра связи.

- Входящее видеосообщение, - тихо сказала Ирина, - от неизвестного отправителя. Включить?

Марк с трудом проглотил ком, застрявший в горле, и кивнул.

На большом экране появилось измождённое старческое лицо. Человек был совершенно незнаком Марку. Его кожа была располосована глубокими морщинами и обладала странным рыжеватым оттенком. Глаза горели фанатичным безумием.

- Я иду за тобой, "Эм Шнайдер". – тихо проговорил незнакомец, - Ты нашёл меня на воде. Я найду тебя в космосе. Ты пересёк пространство. Я пересек время. Чтобы вернуть тебе твой дар. Морковь, Шнайдер. Ты познаешь морковь. Как познал её я, когда-то. Сегодня тот самый день. День возмездия.

На этом запись заканчивалась.


- Как думаешь – какова вероятность, что это просто ошиблись номером? – поинтересовался у Ирины Марк.

- Смотритель, мне удалось кое-что узнать.

- М?

- Есть две новости. Одна хорошая…

- Давай с неё.

- Я просканировала лицо говорившего и смогла найти соответствие в базе данных.

- И кто же это?

- Учёный, квантовый физик. Его зовут Рудольф Соколов.

- Значит, он спятил.

- А вот дальше начинаются странности. Согласно базе данных, месяц назад он бесследно пропал во время кораблекрушения круизного лайнера.

- Значит, он выжил.

- И на момент исчезновения ему было 27 лет…

- Значит, происходит какая-то непонятная мне хренотень…


- А теперь плохая новость.

- Стоп, - удивился Шнайдер, - то есть вот это вот всё – это была хорошая?!

- Боюсь, что так, Марк.

- Валяй, - махнул рукой Шнайдер.

- Сообщение было отправлено с автономной капсулы, которая два часа назад была угнана со стартовой площадки центра управления. Пропажа была обнаружена четыре минуты назад. В данный момент капсула с одним человеком на борту направляется прямо к станции «Маяк».


Марк принялся напряжённо думать. Как всё это может быть связано? Фанатик-убийца. Морковь. Он кому-то за что-то мстит. Зачем квантовому физику кому-то мстить? Как он состарился за один месяц? При чём тут морковь?

И тут его, наконец, осенило.

- Ирина, - всё ещё не веря в сложившийся паззл, обратился он к бортовому компьютеру, - дай мне картинку того острова. В реальном времени.

- Какого острова, Марк?

- Того, в километре от которого мы сбросили груз с морковью.


Монитор отобразил очертания ничем не примечательного куска суши посреди океана. Чахлый лесок, скудная речка, тёмно-жёлтая полоска пляжа.

- Сделай пляж крупнее.

Монитор стал жёлтым.

- Ещё крупнее. Ещё. Стоп. Видишь эти полоски на песке?

- Вижу, - подтвердила Ирина, - на песке написано "SOS". Вы хотите сказать…

- Я хочу сказать, что эту надпись сделал Рудольф Соколов.

- Но эта надпись, суда по расписанию приливов была сделана не раньше часа назад. А Соколов уже полтора часа как в открытом космосе.

- В том-то всё и дело, Ирина. Это совершенно невозможная идиотская случайность. Смотри, что происходит. Молодой квантовый физик Соколов терпит кораблекрушение и месяц сидит на острове. Возможно теряет надежду, возможно молится, возможно сходит с ума. И вдруг видит, что с неба к нему что-то приближается. Он рассчитывает на помощь и спасение. А вместо этого обнаруживает кучу замороженной моркови, в пакетах, каждый из которых подписан "М. Шнайдер". Никакой помощи. Только чёртова морковь.

Проходят годы. Возможно ему удалось найти достаточно прохлады, чтобы сохранить морковь в замороженном состоянии и он питается ей. Его единственное развлечение - квантовая физика.

- Вы серьёзно полагаете…

- Что спятивший талантливый учёный, одержимый жаждой мести был способен создать машину времени? Пока что все факты это только подтверждают.

- Но зачем ему подменять контейнеры и отправлять вам морковь? Чтобы напугать вас?

- Нет, - ответил Марк, - Это как раз та самая идиотская случайность. Я думаю, что морковь отправил мне наш старый добрый центр управления. Кто-то в департаменте логистики здорово облажался.

Самое любопытное, что я просто вернул бы контейнер обратно, если бы не запаниковал. А запаниковал я потому, что Соколов убил моих однофамильцев морковью…

- …А он, в свою очередь, это сделал, потому что вы отправили ему морковь. То есть, вы с ним, сами того не ведая, создали временную петлю?

- Получается, что так. - кивнул Марк. - Отправь, пожалуйста в центр управления сообщение. Скажи, что мы случайно обнаружили на снимках человека, потерпевшего кораблекрушение. Скинь им координаты острова и….


- Смотритель? - с тревогой окликнула Марка Ирина, - С вами всё в порядке?

Марк ошалело осмотрелся. Он сидел в капитанском кресле. Его ноги покоились на пульте управления.

- Я что - заснул?

- Нет. Вы только что спросили - есть ли какие-нибудь интересные новости с Земли. Я собралась прочитать вам парочку. Но затем у вас резко изменились ритм дыхания и пульс.

- Всё в порядке, - успокоил её Марк, - Видимо последствия голодовки. Так что там с новостями?

- Печальный курьёз в мире науки. Только что спасённый после кораблекрушения учёный Рудольф Соколов сегодня утром скончался. Задохнулся, подавившись свежей морковью. Научный мир скорбит. Рудольф работал над многообещающим проектом, который мог совершить переворот в мире квантовой физики…

- Печально, - покачал головой Марк, - Какая ужасная смерть…


Прозвучал сигнал, оповещавший о том, что стыковка пищевого модуля со станцией прошла успешно.

- Ну наконец-то, - обрадовался Марк, - Пошли посмотрим, что нам прислали. Кстати, только у меня одного сейчас чувство дежа вю?

Показать полностью
105

Вопрос питания

Это продолжение серии постов "Смотритель "Маяка"


Выпуск 1
Выпуск 2
Выпуск 3


Марк медленно прожевал последнюю часть последнего брикета пищевого концентрата. Тщательно собрал с внутренней части обёртки все крошки и тоже закинул их в рот. Затем он в очередной раз посмотрел на своё тощее и осунувшееся отражение в зеркале.


- Ирина! Когда ты вернёшь на место пищевой отсек?!

- Примерно через двое суток. - мягко ответил бортовой компьютер. - Минус те четыре минуты, которые прошли с момента вашего последнего запроса на эту тему.

- Сколько осталось до прибытия контейнера с земли?

- На пять минут меньше, чем было пять минут назад. То есть 128 часов и 37 минут.

- Ты уверена, что на станции не осталось еды?

- За прошедшие три минуты, - терпеливо ответила Ирина, - в этом отношении тоже ничего не изменилось. Из пищевых продуктов остался только просроченный соус терияки. Я по-прежнему не рекомендую вам употреблять его в пищу без крайней нужды.


Несколько часов Марк бесцельно слонялся по станции, донимая Ирину бесконечными вопросами об оставшемся времени.

- Марк, - в конце концов, обратилась она к Шнайдеру, - Я мониторю ваши физические показатели в постоянном режиме. Голодная смерть вам совершенно точно не грозит. Вам просто приходится терпеть временные неудобства...

- Ирина, ты когда-нибудь испытывала чувство голода? - раздражённо поинтересовался Марк.

- В физическом смысле - нет.

- Тогда ты весьма плохо себе представляешь, что это такое, если называешь его: "временными неудобствами"!


Марк упал в кресло, сложил руки на груди и сердито замолчал.

- Я могу предложить один вариант… - осторожно произнесла Ирина.

- Продолжай. - чуть посветлел лицом Марк.

- На борту станции есть один элемент теоретически пригодный в пищу...

- Продолжай!

- Он крайне питательный и содержит практически полный комплекс витаминов…

- О боже. Ну что же ты раньше молчала?!

- Я конечно же говорю о волокнах щупалец гигантских глубоководных кальмаров-трупоедов.

- Нет! Нет! - замахал руками Марк, - Только не эти твари! Откуда здесь вообще взялись их щупальца?!

- Из них сделано… кхгм… ваше одеяло.

- Одеяло? Моё одеяло? Под которым я сплю?!

- Ваше старое одеяло. Которое вы разрезали на четыре части и всю прошлую неделю использовали одну из частей в качестве коврика для ванной…

- Ирина, - гневно произнёс Марк, - Я не собираюсь есть ни щупальца, ни одеяла, ни коврики!


- Где они? - строго спросил Марк, после ещё трёх часов голодания.

- Где - кто, смотритель?

- Эти части. Об которые я не вытирал ноги после душа.

- Вы их утилизировали. Насколько помню вы ещё сказали, что не представляете для чего вам мог бы понадобится этот хлам и расхохотались Я нахожу это довольно ироничным.


Ещё несколько часов ничего не происходило. Затем станция перешла в ночной режим. Тёмные пустые коридоры загадочно поскрипывали. Аппаратура приглушённо гудела. Космос за иллюминаторами безмолвствовал.

Среди ночи раздался глухой стук металла о металл. Затем у стены одного из коридоров послышалось шипение. Секунду спустя в этом отсеке зажёгся яркий свет.


Марк сидел на полу, держа обе руки за спиной и затравленно озирался.

- Ирина, - встревоженно обратился он потолку, - Что происходит?

- Ох… - смутилась Ирина, - Вы не спите… Я хотела сделать вам сюрприз, но судя по всему - мне это не удалось.

- Что ещё за сюрприз?

- Я задействовала манипуляторы, которые находились на плановом ремонте. Для этого пришлось искать лазейки в протоколах безопасности… В общем, если без подробностей - я только что вернула пищевой склад. На сутки раньше, чем планировала. Правда в отсеке почти кончился кислород и возможно часть продуктов испортилась…


Стена отсека начала подниматься, в образовавшийся проём резким рывком втянулся воздух.

Перед Марком открылся проход в только что пристыкованный отсек пищевого склада. Насколько Шнайдер мог судить, склад был почти полностью разорён.


На полу, посреди помещения, распластался Патрик. Когда помещение заполнилось кислородом, он открыл глаза и медленно поднялся на лапы. Нетвёрдой походкой хамелеон-альбинос подошёл к Марку.

- Спас. Меня.

- Это не я, это Ирина, - поправил Марк.

- Стая.

- Стая, так стая, - устало выдохнул Марк и протянул Патрику кусок материи, который прятал всё это время за спиной, - Голодный? Коврик для ванной будешь?


Патрик недоверчиво понюхал угощение. Откусил кусочек. Задумчиво пожевал.

- Дрянь, - в итоге заключил он.

- Дрянь, - согласился Марк, откусывая кусок. - Обмакни в терияки. Так вкуснее.


Администрация предложила поучаствовать в эксперименте по системе вознаграждения на Пикабу для активных авторов.

Если кому-либо хочется высказать свое спасибо - Яндекс-кошелек: 410015850876034

Показать полностью
188

Протокол 17

На орбитальной станции «Маяк» была глубокая ночь.


Оснащённый искусственным интеллектом бортовой компьютер Ирина проводила плановую диагностику систем и развлекалась тем, что сочиняла грустные лимерики.


Смотритель станции Марк Шнайдер беспокойно дремал в своей каюте. Время от времени он вздрагивал и сонно бормотал: «Не смей меня жрать…». Его лицо покрывали бисеринки пота. Было жарко как в сауне. Все отверстия вентиляции в комнате были плотно забаррикадированы.


В системе воздуховодов тоже было тихо. Только время от времени там раздавался еле слышный механический шёпот: «Самки. Самки. Самки…». Обитавший в системе генно-модифицированный гигантский хамелеон-альбинос Патрик, мирно спал.


Эту идиллическую гармонию нарушил пронзительный вой сирены и мигание красных аварийных ламп. Шнайдер подскочил в кровати, сгрёб в охапку одежду и толком ещё не проснувшись помчался на мостик.

- Ирина!!! – заорал он, пытаясь на бегу попасть ногами в штанины, - Что происходит?!!

- Чрезвычайная ситуация!!! – постаралась переорать сирену Ирина, - Сработала система оповещения!!!

- Ирина!!!

- Что?!!!

- Это ведь ты управляешь сиреной?!!

- Да!!!

- Может уже её вырубишь?!! И мы перестанем орать?!!

- Извините, - смутилась Ирина и отключила аварийную сирену.


Нахлынула тишина. Красные лампы продолжали мигать. Проснувшийся в вентиляции Патрик принял мудрое решение на всякий случай отправиться за припасами на пищевой склад.


- Итак, - разобравшись со всеми предметами своей одежды, продолжил Марк, - Что произошло?

- Чисто технически – ничего, - успокоила его Ирина, - Пока что.

- Пока - что, Ирина?

- Мои системы оповещения обнаружили метеорит, который движется с большой скоростью.

- На нас?! - ужаснулся Марк.

- Нет, не на нас, - снова успокоила его Ирина. - Пока что…

- Ирина, давай ближе к сути.

- Траектория его движения пересечётся с нашей через 58 минут. Проблема не в самом метеорите - он достаточно небольшой. Проблема в месте столкновения. Он пробьёт отсек, где находятся резервные запасы сжиженного кислорода, которые нужны на случай поломки генератора...

- Ирина, давай без подробностей? Какова вероятность, что всего этого не случится?

- Никакой. Столкновение неизбежно.

Марк откинулся на спинку своего кресла и погрузился в невесёлые раздумья.

- Прочитать вам грустный лимерик? - Предложила Ирина.


Несколько минут прошли в тягостной тишине. Марк пытался смириться с неизбежным. Ирина, развлечения ради, моделировала на демонстрационном столе виртуальную копию "Маяка". Патрик в отсеке пищевого склада вдумчиво пожирал запасы замороженного картофеля.


- Ладно, - нарушил тишину Марк, - Каков план действий?

- Я сделала в "чёрном ящике" свою бэкап-версию. Вам же следует обратиться к ”Протоколу 17".

- Который гласит…

- Который гласит достать из хранилища чемоданчик с соответствующим номером и вколоть себе вещество, которое находится в лежащем там шприце.

- Что это? - мрачно уточнил Марк, - Обезболивающее? Для безболезненной смерти?

- Нет. Это специальная сыворотка, которая на 72 часа сделает ваш организм устойчивым к внешним факторам и подлежащим полной регенерации, даже если от него останется всего несколько клеток.

- Ты хочешь сказать, что…

- Да, Марк. Сыворотка "Феникс" фактически сделает вас на 72 часа бессмертным. Учитывая то, что спасательная капсула прибудет сюда в течение 20 часов после столкновения - всё вместе это полностью гарантирует ваше выживание.


Марк открыл хранилище. Осмотрел стеллажи с пронумерованными чемоданчиками. Нашёл нужный, достал наполненный ярко-фиолетовой жидкостью шприц.

Но тут его взгляд случайно упал на созданную Ириной модель "Маяка". В памяти промелькнули все проведённые на ней безмятежные спокойные дни. Эти стены успели стать ему родным домом. Лучшим из всех мест, в которых он когда-либо жил.

- Ирина, - обратился он к бортовому компьютеру, - Какие ещё у нас есть варианты?


Через 30 минут, прошедших за анализом огромного количества вероятностей и стремительного перебора возможных версий событий у них был готов план.

Ещё 12 минут ушло на приготовления, в ходе которых Марку невольно пришлось провести несколько рискованных химических экспериментов, а также совершить короткую вылазку в открытый космос.


Когда всё было кончено и метеорит благополучно миновал станцию, Марк с шумом выдохнул воздух и откинулся на спинку кресла.

- Должна сказать вам, смотритель, - сказала Ирина и в её голосе прозвучало нечто, похожее на уважение, - это было весьма впечатляюще. Сделать взрывчатку из топлива, моющего средства и шоколадного печенья - это был потрясающий ход.

- Да брось, - отмахнулся Марк, - Твоя идея отстегнуть пищевой отсек - вот благодаря чему всё получилось.

- Что ж, - резюмировала Ирина, - всё хорошо, что хорошо кончается. Вернуть на место пищевой склад удастся только через неделю. Но не думаю, что это проблема.

Ирина помолчала.

- Вы сильно рисковали. Это был неразумный выбор. Принять "Феникс" было бы правильнее. Но я уважаю ваше решение.


Марк подошёл к иллюминатору и проводил взглядом удаляющийся метеорит.

Потом перевёл взгляд на отсек с пищевым складом, который одиноко болтался в космосе. Со станцией его связывал только тоненький трос.

- Интересно, - задумчиво пробормотал Марк, - а где сейчас Патрик?


Несколько часов спустя отдохнувший и посвежевший смотритель станции принялся разгребать созданный во время чрезвычайной ситуации бардак. Среди прочего был и раскрытый чемоданчик, в котором лежал шприц с "Фениксом". На обратной стороне крышки чемоданчика была наклейка.


"Внимание", - сообщала наклейка, - "препарат вызывает гарантированные необратимые побочные эффекты:

- тошнота

- метеоризм

- выпадение волос

- выпадение зубов

- геморрой

- слабоумие

- импотенция

- отмирание конечностей

- покраснение вокруг глаз

При возникновении этих симптомов рекомендуется обратиться в научно-исследовательский институт. Ваше тело может помочь науке".


И только тогда Марк понял, насколько близко прошла беда.

Показать полностью
86

Питомец

Утро на орбитальной станции "Маяк" не задалось.

- Что это? - пробормотал Марк, разглядывая через панорамный иллюминатор объект, который стремительно приближался к "Маяку". Объект, судя по траектории его движения, направлялся с земли. Это тревожило Марка больше всего.

- Насколько я могу судить, - ответил управляющий станцией искусственный интеллект Ирина, - это беспилотная капсула, которую вчера к станции отправил командный центр. Я пыталась вам об этом сказать, но вы перебили меня и велели, цитирую: “Дать вам наконец уже, чёрт подери, побыть одному. И заткнуться наконец к…”.

- Да-да, я помню, - перебил её Марк. - Что в капсуле?

- Подарок от правительства. Я помню, что вы не одобряете подробные пересказы и дословные цитаты, поэтому кратко изложу всю суть двухчасового сообщения. Правительство понимает всю тяжесть одиночного пребывания в космосе и поэтому отправляет вам в подарок питомца.

Марк грязно выругался, но его заглушил сигнал, оповещающий о том, что капсула удачно пристыковалась к станции.

- Что это?! - ужаснулся Марк, когда капсула открылась и он наконец-то смог увидеть её содержимое.

Содержимое достигало почти метра в длину. Оно медленно выползло из капсулы, перебирая конечностями, выбралось на свет и принялось оглядываться по сторонам.

- Это хамелеон, - проинформировала Ирина.

- Я вижу, что это хамелеон! Почему он такой огромный?!

- Это генно-модифицированный хамелеон, - уточнила Ирина.

- Ирина! Почему он белый?!

- Потому что это уникальный генно-модифицированный хамелеон-альбинос Патрик. Выведенный специально для условий длительного пребывания в замкнутом пространстве. - проявила свойственное бортовым компьютерам терпение Ирина, - Мы с вами сэкономили бы очень много времени, если бы вы иногда, для разнообразия, слушали мои сообщения.

- Что это? - спросил Марк уже в третий раз за утро, разглядывая маленький металлический предмет, расположенный на голове хамелеона-альбиноса.

- Это преобразователь мозговых импульсов. Обычные хамелеоны подают окружающему миру сигналы, меняя свою окраску. Но поскольку Патрик - альбинос, он не может этого делать. Поэтому ему вживили преобразователь. Он переводит мозговые импульсы Патрика в человеческую речь. Командный центр считает, что общение с живым существом восполнит вам недостаток социального взаимодействия.

Ирина замолчала.

- Какой. Уродливый. Омега. Самец. - произнёс вдруг безжизненный механический голос, от которого Марк мгновенно покрылся мурашками. Он обернулся к хамелеону.

- Боюсь, это он о вас, - прокомментировала Ирина.

- Я догадался, - огрызнулся Марк.

- Какой. Приятный. Голос. У самки.

- Боюсь, это он обо мне.

- Ну что бы я без тебя делал Ирина.

- Задушить. Омега. Самца. Когда. Будет. Спать.

Марк напряжённо думал. Заниматься этим становилось с каждой секундой сложнее.

- Хочу. Есть. Хочу. Есть. Хочу. Есть. Хочу… - монотонно повторял мёртвый голос преобразователя. Патрик время от времени шевелил толстыми лапами и раздувал зоб.

- Ирина, как это выключить?!

- К сожалению, никак. На преобразователе стоит трёхуровневая блокировка. Но вы можете его покормить.

- Я кормил его четыре минуты назад!

- Животное проголодалось….

- Это был пятый раз за сорок минут!

- Ничем не могу вам помочь.

Преобразователь умолк. Тишина показалась Марку волшебной музыкой.

- Ирина, - обратился он к потолку, понизив голос, - а что если мы… Кхм… Ну… Избавимся от него?

- Боюсь, это невозможно. - громко ответил Ирина.

- Почему?

- Это негуманно. Это неэтично. К тому же это грубое нарушение условий вашего контракта.

- Чёрт, - вздохнул Марк. - А если мы никому не расскажем?

- К сожалению, командный центр предписал вам ежедневно присылать видеоотчёты о жизни Патрика на станции. Это необходимо департаменту по связям с общественностью.

- Вот значит, как, - обречённо вздохнул Марк, глядя в равнодушные глаза Патрика. - Мне придётся делить "Маяк" с метровым говорящим крокодилом…

- Не отчаивайтесь, Марк, - попыталась утешить его Ирина. - У Патрика очень высокий уровень интеллекта, он обладает прекрасным пространственным и логическим мышлением. Кроме того, он быстро адаптируется к среде и замечательно ориентируется в пространстве в условиях полной темноты. Возможно, вы подружитесь...

- Я. Съем. Твоё. Мёртвое. Тело. - произнёс механический голос. А затем Патрик со сверхъестественным проворством исчез в настенном люке. Который, насколько было известно Марку, принадлежал к сложной и запутанной системе вентиляции, опоясывающей все помещения станции.

Марк тяжело вздохнул. Утро не задалось. И становиться лучше этот день явно не собирался.


Администрация предложила поучаствовать в эксперименте по системе вознаграждения на Пикабу для активных авторов.

Если по каким-либо причинам вам хочется высказать своё материальное "спасибо", то яндекс-кошелек: 410015850876034.

Показать полностью
698

Советы

Однажды я слушал советы

Когда мне исполнилось 12 лет, моя мать убедила отца провести со мной воспитательно-обучающую беседу на тему секса. Папа долго отнекивался. В его голосе сквозила паника.

- А чё я ему там расскажу-то?! - Препирался с мамой отец. - Мои порнокассеты он уже посмотрел наверняка. Про тычинки и пестики ему и так на биологии рассказывали…

- Расскажешь всё, что ему надо знать. Языком нормального взрослого человека. - Напирала мама. - Пусть лучше от тебя узнает, чем наслушается бредней в школьной подворотне.

Папа вырос в тайге. А потом работал кузнецом на заводе. Он привык спорить с суровой природой и непокорными металлами. Споры с женой ему не давались.

Через несколько минут дверь моей комнаты отворилась. Папа медленно зашёл, расположился на краешке кресла и задумчиво засопел.

Я поставил на паузу раздолбанный магнитофон "Вега" и приготовился слушать. Отец явно не решался начать разговор. Я, в свою очередь, хотел, чтобы заведомо неловкая беседа закончилась как можно быстрее.

- Пап, ты о чём-то хотел поговорить?

Отец покосился на приоткрытую дверь их с мамой комнаты и кивнул.

- Угу. Хотел. Что-то мы с тобой давно не общались, сынок… - Он помолчал. Затем откашлялся. - Как там твои дела вообще? Как в школе?

- Да нормально всё, - пресёк я на корню неприятные для меня расспросы. - Что ты хотел рассказать?

Отец некоторое время смотрел в пустоту. Потом перевёл взгляд в широкое незашторенное окно. С высоты нашего 14-го этажа открывался великолепный вид на громады облаков, плывущие над Финским заливом.

- Помню, когда я был чуть старше тебя, - начал отец, - твоя бабушка в конце учебного года сказала, что мы поедем на лето к родственникам в Самару. Тогда это ещё был Куйбышев. Меня это тогда крепко возмутило. Я хотел провести лето с друзьями. Ходить в походы. Сколотить плот и спуститься по реке Лене. Ну в общем на природу и к корешам тянуло со страшной силой. А меня вместо этого повезут в какой-то скучный город Куйбышев, где я никого не знаю и где мне совершенно нечего делать.

Отец помолчал.

- Я тогда крепко разозлился на твою бабушку. Очень уговаривал её оставить меня дома. Упирался руками и ногами. Но сделать ничего не мог. Я был упёртым. Но она была ещё более упрямой. Да ты сам знаешь какой она человек. Если соберётся что-то сделать, то не остановится, пока до конца не доведёт. Так что когда закончился учебный год, мы всей семьёй сели на поезд и отправились в этот самый Куйбышев. Мать с отцом остановились в городе, у дяди Саши с тётей Надей. А нас с братом поселили у твоей прабабушки Дуни. В домике за городом.

Отец ещё немного помолчал и чему-то улыбнулся.

- Весь первый день я сидел в доме и огрызался на бабушку Дуню. На второй день всё-таки вышел из дома. Оказалось, что в соседских домах полно ребят нашего возраста и пока я сидел в доме, мой брат уже успел со всеми познакомиться и влиться в компанию.

- Дядя Лёша?! - Удивился я. Сложно было поверить, что этот тощий желчный человек с жидкими усами способен влиться в какую бы то ни было компанию. Разве что в компанию людей, страдающих гастритом.

- Да, - улыбнулся отец. - Тогда он был совсем другим. В общем, мы подружились с местными. И всё лето для меня слилось в один большой прекрасный день. Мы гуляли, играли, разговаривали. Ходили купаться на Волгу. Охотились на лягушек. Пробовали "Жигулёвское" пиво. Ловили и варили раков. Смотрели на светлячков. Воровали крыжовник и клубнику с участков…

Отец глубоко погрузился в воспоминания. Он улыбался и я легко представил его взъерошенным тринадцатилетним подростком.

- Это было моё последнее беззаботное лето. Остальные тоже были неплохими, но уже не такими яркими. - Продолжил отец. - Единственное, о чём я жалел - это о том, что потратил понапрасну целый день этого роскошного лета, когда сидел дома с бабушкой. Тогда я извлёк для себя два урока. Не нужно относиться к вещам с предубеждением. Новое - не значит плохое. Прежде чем судить о чём-то, сперва стоит это узнать. И второй урок - в жизни многие вещи станут значительно лучше, если ты их сам такими сделаешь, а не будешь ждать у моря погоды.

Отец замолчал и посмотрел мне в глаза.

- Так, а это… - осторожно спросил я, - а к сексу это какое отношение имеет?

- К сексу? - удивился отец. - Да никакого. Я тебе просто историю из своей жизни рассказал. Мы давно с тобой толком не говорили. Вот я и решил поделиться своим опытом. Чтобы мы немного больше друг о друге узнали. А тебе что-то о сексе надо знать?

- Ну, - смутился я, - наверное было бы неплохо.

Отец замолчал и густо покраснел. Потом несколько раз откашлялся.

- Положись на инстинкты, сын. - В конце концов сказал он, похлопал меня по плечу и торопливо вышел из комнаты.

Это был худший совет по поводу секса, который я слышал в своей жизни.




Администрация предложила поучаствовать в эксперименте по системе вознаграждения на Пикабу для активных авторов.
Если кому-либо хочется высказать свое спасибо - Яндекс-кошелек: 410015850876034 
Показать полностью
318

Скучные билборды

Как-то вечером я стоял и смотрел в окно.

Народу на улице почти не было. В окне дома напротив какая-то парочка обнималась, используя телескоп в качестве предлога. Высоко в тёмном небе мигал спутник. На обочине дороге красовался широкий билборд, и рабочие как раз меняли на нём рекламу. Некоторое время спустя, лица российских звёзд, восхищающихся новым тарифным планом мобильного оператора, сменил белый фон, на котором крупными чёрными буквами было начертано: «СКОРО» и маленькими едва различимыми: «…здесь будет ваша реклама».

- Что там интересного показывают? – Поинтересовалась моя жена.

- Да ничего, - зевнул я, - реклама какая-то совсем бестолковая пошла…


На следующий день кто-то анонимно прислал моей жене на личную почту серию фотографий, на которых я был запечатлён со своей коллегой Таней. Снимки весьма неоднозначно указывали на факт моей измены. Даты на снимках совпадали с датой нашей с Татьяной совместной командировки. Сходство мужчины со мной не вызывало ни малейших сомнений. Совпадало всё. Вплоть до крошечной родинки возле пупка и шрама на лопатке. Насчёт Татьяны у меня такой уверенности не было, поскольку я никогда не видел её голой, о чём незамедлительно сообщил своей жене.

- Тогда как ты это объяснишь?! – Кричала моя жена, бросая мне в лицо клочки распечатанных фотографий. – Фотошопом ты это объяснишь?! Как?! Кто?! Зачем?! Кому надо тебя дурака шантажировать?!

На этот вопрос ответ я и сам хотел бы получить. Но к тому моменту, когда это желание сформулировалось в понятные членораздельные слова – моя супруга успела собрать большую часть своих вещей и уехать из нашей съёмной квартиры жить к маме.


На следующий день на работе меня ждал неприятный сюрприз. Рано утром меня вызвали на серьёзный разговор и доверительно сообщили, что моя работа в последние два месяца вызывает всё больше замечаний и вопросов, поскольку данные от меня приходят с задержками и содержат грубейшие ошибки. А письма руководства с критикой я как будто и не читаю вовсе.

В доказательство мой начальник Леонид продемонстрировал распечатки. Ошибки были выделены маркером, и я совершенно точно мог сказать, что их не делал. Однако это прозвучало как неубедительное оправдание. Меня на месяц отправили в неоплачиваемый отпуск.

- Ты не переживай, - похлопал меня по плечу Леонид, - Это просто выгорание. Заработался, устал. Все всё понимают. Сейчас отдохнёшь и вернёшься. Лучше прежнего будешь.


Вечером того же дня на пороге объявилась квартирная хозяйка. Она поставила жёсткий ультиматум – чтобы ноги моей здесь больше не было. Оказывается, соседи постоянно жалуются ей на странный шум из квартиры и на то, что днём возле нашей (я ещё не привык думать: «моей») двери постоянно ошиваются какие-то подозрительные, похожие на наркоманов, люди.


Ночью мне почти не спалось. Перед самым рассветом я налил себе стакан воды и подошёл к окну. Парочка в окне напротив снова тискалась у телескопа. В предрассветной молочной дымке на небе можно было различить огонёк спутника. Только надпись на билборде сменилась. «ЭТО НАЧАЛО» - сообщали большие чёрные буквы на белом фоне. Чуть ниже была приписка: «строительства нового жилого комплекса». Я допил воду и отправился спать.


Я списался со старой знакомой, которая иногда подкидывала мне интересные заказы на подработку и принялся активно искать новое жильё. Недостатка в интересных вариантах не было. Я довольно непритязателен в быту. А работа на удалёнке позволяла выбрать жильё в какой угодно отдалённости от метро.


Я съездил и посмотрел три варианта. Один выходил окнами на живописный парк. Другой на соседнюю пятиэтажку. Третий предлагал любоваться на тихий дворик. Все три мне вполне подходили. И все три мне отказали. Каждый раз находился жилец, который приезжал чуть позже меня и предлагал чуть больше денег с условием заключить договор немедленно.

На четвертый вариант я согласился практически не глядя, поскольку квартирная хозяйка угрожала выгнать меня с полицией. Окна у четвёртой квартиры выходили на автостраду. «МЫ СЛЕДИМ ЗА ТОБОЙ» - сообщал гигантский билборд на обочине. «Соблюдай пдд» - было написано чуть ниже.


Я решил, что нет смысла надеяться на милость своего работодателя и принялся ходить на собеседования. В одной компании мне с порога сказали, что скрывать от работодателя уголовное прошлое – плохая идея. На мои просьбы объясниться - гордо ответили их служба безопасности «не зря свой хлеб ест» и закрыли за мной дверь.

Во втором месте вежливо улыбаясь, извинились и сообщили, что работа предполагается в чисто мужском коллективе и людям с «моей ориентацией» здесь будет некомфортно. Все мои вопросы и попытки воззвать к здравому смыслу интервьюера успеха не имели.

В третьем месте меня готовы были взять с руками. Но за четверть оклада. «На вашем месте я бы согласился» - заявил руководитель отдела кадров. «И потом, знаете, вашей зависимостью – чем меньше денег, тем меньше соблазнов» - добавил он по-свойски мне подмигнув.


После этого я решил работу какое-то время не искать. Вернулся домой, ослабил галстук, подошёл к окну. «ХОЧЕШЬ ЗНАТЬ – ПОЧЕМУ» - то ли утверждал, то ли вопрошал билборд. Ниже, разумеется, шла приписка: «…тебе стоит купить рекламу именно у нас». В вечернем небе сиял спутник. На скамейке у подъезда сидел человек. Насколько я мог вспомнить – он и вчера сидел на том же самом месте.


Несколько дней прошло в тишине и спокойствии. Я работал с заказами от своей знакомой. Ел, пил спал. Затем я случайно выглянул в окно. Человек у подъезда сидел на своём месте. Билборд снова сменился. Теперь на нём было исполинских размеров фото маленькой девочки. На вид ей было не больше 8-9 лет. На голове у неё красовался белый бантик, а одета она была в вычурное мешковатое синее платье. Девочка печально улыбалась в камеру. «ПОМНИШЬ» - был начертано над бантиком. Там, где начинался подол, мелким шрифтом было написано традиционное уточнение: «о детях, которым нужна семья?».


Девочка была очень похожа на мою одноклассницу Лену из начальной школы. У нас был новогодний утренник, и она пришла на него в этом самом дурацком синем платье. Когда Лена вошла в актовый зал и замерла, очевидно, ожидая возгласов восхищения, я не удержался и гаркнул в наступившей тишине:

- Смотрите! Ленка в бабкином платье припёрлась!

Пару секунд стояла гробовая тишина. Потом послышались накатывающие смешки. Лена стала краснеть, на глазах выступили слёзы. Она заревела и выбежала из зала. Меня потом слегка поругала наша классная, но этим дело и ограничилось…


Я тряхнул головой, отгоняя давние воспоминания. Сходил на кухню и выпил стакан воды. Подумал, оделся и вышел на улицу. Кивнул человеку, сидящему на скамейке у подъезда. Прошёл квартал в поисках подходящего места. Наконец заметил в одном из домов паб. Зашёл внутрь, занял столик у окна, заказал бокал пива и принялся ждать.


Четверть часа ничего не происходило. Шапка пены на моём бокале почти испарилась, когда за мой столик присела девушка. Она была стройной, красивой и выглядела очень ухоженной. В ней с трудом угадывалась заплаканная девочка с бантиком на голове.

- Здравствуйте! – с ангельски-невинной улыбкой поприветствовала она меня.

- Привет, Лена.

- О, так значит ты действительно вспомнил? И даже узнал?

- У меня хорошая память на лица. Я бы тебя узнал даже если бы ты не поместила свою детскую фотку в размере 25 на 10 метров напротив моего окна. Но спасибо за эту маленькую подсказку.

- Я смотрю ты времени не терял все эти годы. Оттачивал остроумие? – В её голосе блеснул металл.

Я пожал плечами.

- Лена, неужели всё из-за той истории с платьем?


Лена рассматривала меня в упор, с улыбкой хищницы. Потом она взяла мой бокал, сделала из него большой глоток и со стук поставила его перед собой.

- Позволь, я расскажу тебе историю. – Начала она, вытерев губы тыльной стороной ладони. – Жила-была маленькая девочка. Жизнь у неё была паршивая. Серая и безрадостная. В школе она была гадким утёнком, дома она жила с родителями в убожестве и нищете. Но у девочки была одна маленькая мечта. Что она хоть раз придёт на праздник и будет нарядной. Что люди наконец-то заметят её и будут восхищаться тем, какая она красивая. Она нашла в старом мамином журнале великолепное платье и стала копить деньги на материал. Потом очень долго шила его. Видишь ли – купить готовое платье её родителям было не по карману. И когда она наконец закончила его – оно было идеальным. Но в тот момент, когда она пришла на праздник один мерзкий глупый мальчишка за секунду вдребезги разбил её мечту.

И тогда девочка обозлилась. Она стала ещё более собранной и целеустремлённой. Она выросла и пошла учиться в один очень особенный институт. А когда выучилась, кстати, с отличием – стала очень особенным специалистом. Она выполняла свою работу так хорошо, что ей доверили собственное подразделение, наделил полномочиями и ресурсами и дали большую свободу действий. И тогда - только тогда, девочка решила, что может позволить себе один маленький личный проект – как следует наказать того, кто когда-то лишил её мечты.


Я поднял вверх ладонь.

- Ты, наверное, устала так много болтать. Сделай передышку – хлебни ещё моего пива. Я не против. А пока ты отдыхаешь, я расскажу остальную историю за тебя.

Лена нахмурила тонкие изящные брови. Я всей кожей чувствовал, как её мозг на бешеных скоростях анализирует ситуацию и просматривает все возможные варианты.

- Примерно год назад, - продолжил я, - девочка начала подготовительную работу. Взломала личные данные и каналы связи своего обидчика. Установила за ним постоянное наблюдение 24\7 и придумывала коварный и дорогостоящий план того, как выбить почву под ногами у противника. А теперь скажи – зачем вся эта чехарда? Чего ты хочешь?

Лена помолчала, глядя куда-то в стол.

- Встань на колени. – тихо сказал она.

- Что? – Не понял я.

- Встань передо мной на колени, попроси прощения и поцелуй пол у моих ног. И тогда, возможно, я верну тебе возможность жить нормальной жизнью.

Я кивнул.

- Это всё? Больше никаких пожеланий?

Лена сверлила меня холодным взглядом.

- Мой ответ - нет.

- Уверен?

- Ага.


Лена молчала. Ничего не происходило. На её лице отразилось сперва замешательство, потом недоумение.

- Я перекупил твоего снайпера, - объяснил я. – Он сейчас ждёт моего сигнала для твоей ликвидации. А не наоборот.

Она молчала, положив ладони на столешницу и смотрела в пол.

- Как? – Сдавленно выдохнула она наконец.

- Видишь ли, обиженная девочка не учла, что мальчик тоже работает на одно очень особенное ведомство. Конкурирующее с твоим. И год назад мальчик заметил, как кто-то неаккуратно копается в его фиктивных данных и каналах связи. А потом он тоже подготовился и ждал.

- Сволочь! – прорычала Лена. Ее рука скользнула за пистолетом.

А потом заговорили мышцы и рефлексы.


Десять минут спустя я с трудом поднялся с тротуара. Левое ухо почти ничего не слышало. Прихватить с собой гранату всё-таки было разумной мыслью, как показал результат. Хорошо хоть персонал и посетители успели разбежаться, пока мы с Леной мутузили друг друга.

Адреналин понемногу отпускал, и я начинал чувствовать все раны и ушибы на своём теле. Хотелось просто отправить сигнал команде зачистки и со спокойной душой отправиться в медцентр на лечение, но я должен был убедиться, что эта психопатка действительно мертва. Я зашел в помещение, которое совсем недавно было пабом.

Лена сидела на засыпанном обломками полу, прислонившись спиной к стене. Из её живота торчал прут вывороченной из стены арматуры. Подбородок и грудь были залиты вытекшей изо рта кровью. Я попытался нащупать пульс. Мне это не удалось.


Три месяца спустя мы с женой въехали на новое место дислокации. Это была окраина Праги. Левое ухо меня всё ещё немного беспокоило, но в остальном я пришёл в норму.

Мы уже почти закончили разбирать наши вещи, когда я подошёл к окошку. Хотелось полюбоваться на снегопад.

- Она действительно умерла? Мы можем не беспокоиться? – Вдруг спросила меня супруга.

- Не думаю, - ответил я. То ли ей, то ли собственным мыслям. Затем я задёрнул занавеску, чтобы не смотреть больше на огромный билборд, расположенный напротив нашего окна.

Там, огромными чёрными буквами, на белом, как падающий с неба снег, фоне было написано:

«POTKÁME SE ZNOVU».

Показать полностью
4980

Митя

Однажды я понял, что у сильных людей есть слабые места


Был у меня одноклассник Митя. Человек очень целеустремлённый и честолюбивый. К 14 годам эти свойства уже распустились в нём буйным цветом.

Если Митя за что-то брался, то обязательно доводил дело до конца и выполнял его самым наилучшим образом. Он буквально не мог спокойно жить, если кто-то рядом с ним хоть в чём-то его превосходил.

В последствии это сослужило ему хорошую службу - он добился в жизни определённых высот. Но человеком он был, мягко говоря, непростым.


Как-то раз Митя позвал нас на свой день рождения. На празднике также присутствовал его двоюродный брат - очень весёлый и компанейский парень. Он с ходу влился в компанию и мы отлично проводили время. Хохот почти не замолкал.

Митя сперва пытался шутить. Потом некоторое время мрачно молчал. А потом вдруг резко заявил:

- А пошли играть в футбол!


Был март. За окном лежал снег. Но погода была отличная и мы, посовещавшись, решили уважить именинника.

Веселье поутихло. Потому что все были в курсе, что Митя всерьёз увлекается футболом и на поле становится просто невыносим.

Так произошло и на этот раз. Мы играли на пустыре, рядом с глубоким оврагом. Митя моментально почувствовал себя как рыба в воде и тем, кому выпало играть с ним команде оставалось только посочувствовать. Веселье сменилось тяжким трудом. Ребята бегали взмыленные и сосредоточенные.


Я стоял на воротах и откровенно скучал, поскольку Митя из кожи вон лез, чтобы не подпустить к ним мячик.

Ко мне подошёл его двоюродный брат.

- Что - скучаешь? - поинтересовался он.

- Ага.

- Хочешь - приколемся? Дадим всем передохнуть заодно…

- Это как?

- А очень просто. Я сейчас мячик в овраг пасану.

- И в чём прикол?

- Митя побежит мячик из оврага доставать. Он же капитан команды. Никому другому не доверит.

- Так.

- Ну вот. А мячик он руками трогать не может. Он же ведь настоящий футболист.

- И? - Всё ещё не понимал я.

- И, - терпеливо объяснил митин брат, - склон у оврага крутой. А мячик-то круглый.

Тут до меня, наконец, дошло.

- Я так уже дважды делал. - продолжил митин родственник. - Он каждый раз по полчаса матерится и мячик оттуда выпинывает. Не успокоится, пока не вытащит. Зато потом устанет и домой захочет…


Так и случилось. Митя провёл в овраге сорок минут и потерял к игре всякий интерес. Дома он согрелся, успокоился и остаток вечера веселился вместе со всеми.


Я проникся глубоким уважением к его брату. Он укротил зверя одним движением ноги.


Источник

Показать полностью
1166

Прыгун

Ко мне подошёл Виталик, мой непосредственный начальник. Он сочувственно на меня посмотрел и произнёс:

- Директор тебя вызывает. - Он как-то странно замялся. - Дружище, я же тебя предупреждал, что ты допрыгаешься. Ну вот - допрыгался…

Директор Светлана Петровна, когда я зашёл в кабинет и присел на краешек кресла, не стала тянуть резину. Сразу пошла с козырей:

- Скажите, пожалуйста - что у вас с планом на этот месяц?

- Ну… - попытался маневрировать я, - почти выполнен…

- Вот как? Выполнен? На сто процентов выполнен? Полностью?

В кабинете повеяло холодком. Я решил, что лучше встречать неприятности с гордо поднятой головой, посмотрел ей в глаза и спокойно ответил:

- Нет. На девяносто два процента.

- То есть, - гнула своё Светлана Петровна, - он попросту не выполнен?

В её голосе звенели льдинки.

- То есть, - кивнул я, - он не выполнен.

Наш директор некоторое время пытливо разглядывала моё лицо.

- А я вот не понимаю вашего спокойствия. - Заключила она.

Мне хотелось поинтересоваться - чем бы тут помогло моё беспокойство. Но температура в кабинете и так понизилась до того, что я практически видел пар из собственного рта.

- Скажите пожалуйста - чем мы тут занимаемся? - Чуть более дружелюбно осведомилась Светлана Петровна. - Какова цель у нашей компании?

- Наша це…

- Полёт! - Оборвала она меня на полуслове. - Левитация!

Мне пришлось кивнуть.

- А как этого можно достичь? - Вкрадчиво спросила директор.

- Только ценой тяжелых усилий. - Покорно повторил я давно заученные слова.

- Именно. - Начала оттаивать Светлана Петровна. - Поймите, только если сто человек ежедневно будут упорно и целеустремлённо прыгать - одному из них в конце концов удастся взлететь. Так работает конверсия. И чтобы упростить вам задачу, мы специально разработали стандарты прыжков: когда, сколько раз, на какую высоту. Всё, что от вас требуется - это следовать плану. Почему вы не хотите? Имеете что-то против полёта?

Я молчал и разглядывал царапину на директорском столе.

- Идите. - Царственным жестом отпустила меня Светлана Петровна. - И давайте договоримся, что в следующем месяце этот разговор не повторится.

В офисе было почти пусто. Все ушли на обед. Я плюхнулся на скамейку. На душе было тяжело. Рядом сидел мой коллега и приятель Андрей. Он разминал колени.

- Что за печаль в глазах? - поинтересовался он.

Я не ответил.

- А... Наша снежная королева к себе вызывала?

- Ага.

- Выложил слово "вечность" из кирпичей?

Я поднял бровь.

- Да не бери в голову. У неё только план по прыжкам в голове и калькулятор вместо мозгов. Пойдём-ка лучше покурим.

Мы спустились из офиса и вышли на крыльцо бизнес-центра.

- Задолбался. - Глубокомысленно изрёк я, затянувшись сигаретой.

- Отпуск? - Предложил Андрей.

- Не поможет. Я от самой работы задолбался. Дело даже не в самих прыжках. А в этой бесконечной байде. Постоянные отчёты и заседания. Сколько раз прыгнул, во сколько, на какую высоту. Правее или левее надо прыгать. Знаешь, у меня в конце дня не ноги устают, а голова. От этой херни. И цель-то вроде правда хорошая - кто же не мечтает взлететь безо всяких самолётов. И подход, кажется, правильный - постоянные упражнения и труд. Работа над собой и всё такое. Но блин… Когда я смотрю, как сто человек весь день прыгают на месте, как идиоты - так тоскливо становится. Все же понимают, что никогда не взлетят. Но прыгают. Чтобы план выполнить и зарплату получить.

- Стало легче? - Андрей затушил окурок.

- Вообще-то стало. Спасибо, что дал поплакаться.

- Я тебе вот что скажу: ты абсолютно прав. Во всём. Но жизнь есть жизнь. И зарплату получать надо. Так что, давай, кури быстрее и пошли. Надо сегодняшнюю норму выполнить. И вот ещё что…

- М?

- Полёт - вполне реальная штука. Тут до тебя работал один парень. Олегом звали. У него получилось.

- И какой бонус ему за это дали?

- А он не здесь взлетел. Его отсюда уволили. А через пару дней он взлетел.

- И ты прямо сам это видел?

- Знакомые рассказывали. А он мне потом открытку прислал из Новой Зеландии. Написал: "Летать можно только если самому очень захотелось". Пожелал мне удачи.

Я докурил. Достал из пачки новую сигарету.

- А у тебя получалось когда-нибудь?

Андрей невесело рассмеялся.

- Торчал бы я тут... - Он посерьёзнел. - Но был один момент… Я как-то раз дома упражнялся. И один раз прыгнул и завис над полом. Секунд на пять. - Андрей тоскливо уставился в небо. - Но повторить не удалось.

Он повернулся ко мне:

- Слушай, ты идёшь или нет?

- Ты иди. Я ещё покурю.

Андрей заторопился обратно. Я остался на крыльце.

Посмотрел на безоблачное небо. На улице было тепло и свежо. Ни топота от прыжков. Ни хриплого пыхтения сотни пар лёгких. Ни душных кабинетов с тоскливыми планёрками.

Я спустился на самую последнюю ступеньку лестницы. От асфальта мои ноги отделяли примерно десять сантиметров.

Я осмотрелся. Вокруг не было ни души. Все либо в офисе, либо на обеде. Падения никто не увидит.

Я закрыл глаза. Да ничего не получится. Но я хочу попытаться. Только для себя. Хотя бы на секунду...

Я рванулся вверх. И одна часть меня истошно визжала от угрозы падения на асфальт. И этот визг переходил в радостный ор другой части меня - той, что ловила воздушные потоки и мечтала кувыркаться в облаках.

Я открыл глаза. Моё тело парило в воздухе. Метрах в трёх над землёй. Прямо перед моим лицом был широкий козырёк крыльца и вывеска: "Бизнес-центр "Альбатрос".

Подавив панику и убедившись, что мне не померещилось, я медленно повернулся вокруг своей оси. Потом осторожно сделал в воздухе сальто. Аккуратно попробовал подняться повыше и вернуться на прежнюю высоту.

- Ты как туда попал?!

Внизу стоял мой начальник Виталик. Я пожал плечами. Рядом всматривались в мою фигуру две барышни из бухгалтерии. К крыльцу медленно стягивались идущие с обеда коллеги.

- Смотри, это тот, из отдела прыжков. Про которого я тебе говорила.

- Слушай, я серьёзно: ты как туда попал?!

- Ну блин... Теперь нам точно план вдвое повысят...

- Я Семёнову, кажется, пиво проспорил…

- Девочки, а он разве из нашей компании? Ни разу не замечала…

- Погоди, Петровна сейчас ещё человек пять уволит. Типа тут человек справился, а вы сидели на жопе ровно…

- Хорошенький…

- Я тебя последний раз спрашиваю: ты как туда попал?! У тебя там трос привязан?!

Народ притих и стал расступаться. На крыльцо явилась Светлана Петровна во плоти.

- Коллеги! Посмотрите - чего можно достичь с помощью регулярных упражнений! - Обратилась она к сотрудникам, глядя на меня. - Это - наш общий успех! Давайте поаплодируем!

Все дружно захлопали.

- Ну а теперь спускайтесь, - дружелюбно, и вместе с тем повелительно обратилась она теперь уже ко мне, - подробно расскажете нам - как именно вы это сделали…

- Да! - Крикнул Виталик.

- …и затем мы снимем ваши физические показатели, - проигнорировала моего начальника Светлана Петровна. - Будете теперь летать в нашей учебной комнате. Коллегам опыт передадите. Станете для них живым примером. Спускайтесь.

Я продолжал парить на прежней высоте.

- Кто-нибудь, - вполголоса бросила директор, - приведите Семёнова. И пусть стремянку притащит…

Я стал медленно набирать высоту.

- Ты куда, сссука, собрался?! - Заорал Виталик.

Светлана Петровна осадила его мановением руки.

- Послушайте, - ласково обратилась она ко мне, - без нашей помощи вы упадёте и разобьётесь. Я не хотела лишать вас уверенности в себе перед лицом коллектива, но вы летаете совершенно не по правилам.

Я продолжал набирать высоту. Теперь люди на крыльце выглядели совсем маленькими. К ним присоединился ещё один - с длинной металлической стремянкой в руках.

- По вашим правилам, - сказал я, перед тем как рвануть в бездонное небо, - я бы никогда не взлетел.

И был таков.

Источник здесь

Показать полностью
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: