Beskomm

Beskomm

пикабушник
Марксистский научно-популярный интернет-журнал и дискуссионная площадка ЖЖ: https://beskomm.livejournal.com ВК: https://vk.com/beskomm
поставил 3 плюса и 1 минус
отредактировал 2 поста
проголосовал за 2 редактирования
14К рейтинг 513 подписчиков 1641 комментарий 633 поста 12 в "горячем"
12

Как произошел и развился человек [книга]

Порой небольшие брошюры могут содержать гораздо больше полезной информации, чем громоздкие фолианты. Да и осилить тонкую брошюру читателю гораздо легче пухлого тома, тем более если такими читателями являются дети.

Как произошел и развился человек [книга] Книги, Рецензия, Антропогенез, История, Марксизм-Ленинизм, Длиннопост

Так, в Советском Союзе большое внимание уделялось детской литературе, лучшие писатели, ученые и художники трудились над школьными учебниками, художественными и историческими книгами и прочими изданиями. Социалистическое общество нуждалось в высококлассных, всесторонне развитых специалистах для развития промышленности, науки, культуры и воспитывать нового человека оно начинало с самого раннего детства со знакомства с книгой.


Сегодня, читая книгу советского детского издательства (Детгиз), трудно поверить, что такое произведение предназначалось школьникам или студентам, настолько высоко поднята научная и художественная планка. Проглатывая страницу за страницей, ловишь себя на мысли, что многое не знаешь в свои 35 из того, что должен был знать советский школьник или студент и вообще современный человек. Капитализм в России основательно потоптался на советском образовании, оставив от него жалкую тень, что естественно отразилось и на качестве детской литературы. Именно поэтому сегодня существует большое количество групп родителей, разыскивающих и самостоятельно издающих советские учебники и книги, чтобы по ним, а не по современным учились их дети.


Такой книгой, которая будет полезна для всех возрастов и достойна нового издания, является работа директора Института и Музея антропологии МГУ (1931-1957) Марка Соломоновича Плисецкого “Как произошел и развился человек”. В ней на простом и доступном языке раскрываются трудовая теория антропогенеза, история эволюционного учения, возникновение человеческих рас и т. д. Для их подтверждения используются известные на тот момент (1951 год) археологические находки, а также данные других наук. История развития человека перемежается в рассказе автора с днем сегодняшним и полна ярких примеров. Не забывает автор об “отцах и отчимах” теории эволюции видов Ламарке и Дарвине, знакомит читателей с достижениями русских естествоиспытателей Ломоносова, Паласса, Каверзнева по данной тематике, делится опытом ученых-приматологов и дрессировщиков обезьян.


Особое значение в данной работе имеет ее идеологическая направленность, непримиримая классовая позиция автора. Возможно, членство в рядах РКП(б) с 1919 года и партийная работа во время гражданской войны так закалили М. С. Плисецкого, но сегодня увидеть подобное даже в научной литературе редкость, а тем более в детской. В книге научно опровергаются различные расистские, теологические, мальтузианские и фашистские теории, связанные с антропогенезом. Раскрывается суть противостояния науки и религии, а также поддержки религии правящим классом.


Происхождение человека никак не связано с богом, а цвет кожи - с оправданием превосходства одной расы над другой, автор говорит об этом в полный голос, с научными фактами в руках. При сегодняшнем развитии науки, “гласности и демократии” подобные высказывания ученые мужи могут только промямлить ничтоже сумняшеся, не то что издать 90000 тиражом. Поэтому книга Плисецкого полезна вдвойне: она излагает трудовую теорию антропогенеза не как одну из возможных теорий наравне с божественной, а как единственно верную научную теорию; прививает читателю научное мировоззрение как панацею от мракобесия, мальтузианства, расизма и фашизма. Брошюра Плисецкого - это сто страниц воинствующего материализма, поэтому она должна быть настольной книгой каждого ребенка и заботящихся о своем чаде родителей.


Ссылка на книгу Плисецкого


К. Поляков

источник

Показать полностью
18

Сталин о партиях старого и нового типа

Иосиф Виссарионович Сталин (1879—1953) — российский революционер, коммунист, советский политический, государственный, военный и партийный деятель; Генералиссимус Советского Союза; вождь мирового пролетариата.

Сталин о партиях старого и нового типа Сталин, Цитаты, История, Партия, СССР, Марксизм-Ленинизм

В период предреволюционный, в период более или менее мирного развития, когда партии II Интернационала представляли в рабочем движении господствующую силу, а парламентские формы борьбы считались основными формами, – в этих условиях партия не имела и не могла иметь того серьезного и решающего значения, которое она приобрела потом в условиях открытых революционных схваток. Защищая II Интернационал от нападок, Каутский говорит, что партии II Интернационала являются инструментом мира, а не войны, что именно поэтому они оказались не в силах предпринять что-либо серьезное во время войны, в период революционных выступлений пролетариата. Это совершенно верно. Но что это значит? Это значит, что партии II Интернационала непригодны для революционной борьбы пролетариата, что они являются не боевыми партиями пролетариата, ведущими рабочих к власти, а избирательным аппаратом, приспособленным к парламентским выборам и парламентской борьбе. Этим, собственно, и объясняется тот факт, что в период господства оппортунистов II Интернационала основной политической организацией пролетариата являлась не партия, а парламентская фракция. Известно, что на деле партия в этот период была придатком и обслуживающим элементом парламентской фракции. Едва ли нужно доказывать, что в таких условиях и с такой партией во главе не могло быть и речи о подготовке пролетариата к революции.


Дело, однако, изменилось в корне с наступлением нового периода. Новый период есть период открытых столкновений классов, период революционных выступлений пролетариата, период пролетарской революции, период прямой подготовки сил к свержению империализма, к захвату власти пролетариатом. Этот период ставит перед пролетариатом новые задачи о перестройке всей партийной работы на новый, революционный лад, о воспитании рабочих в духе революционной борьбы за власть, о подготовке и подтягивании резервов, о союзе с пролетариями соседних стран, об установлении прочных связей с освободительным движением колоний и зависимых стран и т. д. и т. п. Думать, что эти новые задачи могут быть разрешены силами старых социал-демократических партий, воспитанных в мирных условиях парламентаризма, – значит обречь себя на безнадежное отчаяние, на неминуемое поражение. Оставаться с такими задачами на плечах при старых партиях во главе – значит оказаться в состоянии полного разоружения. Едва ли нужно доказывать, что пролетариат не мог примириться с таким положением.


Отсюда необходимость новой партии, партии боевой, партии революционной, достаточно смелой для того, чтобы повести пролетариев на борьбу за власть, достаточно опытной для того, чтобы разобраться в сложных условиях революционной обстановки, и достаточно гибкой для того, чтобы обойти все и всякие подводные камни на пути к цели.


Без такой партии нечего и думать о свержении империализма, о завоевании диктатуры пролетариата.


Эта новая партия есть партия ленинизма.


И. В. Сталин, Об основах ленинизма, Собрания Сочинений, Том 6

Показать полностью
7

[Правда 1951]: 30-летие коммунистической партии Италии

Современному обывателю, наверное, трудно себе представить, что на родине фашизма параллельно ему существовала и активно действовала итальянская коммунистическая партия. Организованная в результате откола от социалистической реформистской партии Италии, руководимой в то время социал-предателями Турати, Тревесом, Модельяни и др., ИКП стала единственным последовательным противником фашистской партии и пролетарским авангардом итальянских трудящихся в предвоенные, военные и послевоенные годы.

[Правда 1951]: 30-летие коммунистической партии Италии Италия, Газета Правда, История, Длиннопост, Коммунисты, Фашисты, Партия

Самыми известными лидерами итальянских коммунистов были Пальмиро Тольятти и Антонио Грамши, однако у руля партии они оказались не сразу. После учредительного съезда партию возглавила группа Амадео Бордиги (левацко сектанское течение), которая не следовала тактике Коммунистического Интернационала, членом которого являлась ИКП. После прихода к власти Муссолини в 1922 году и ужесточения фашистской реакции в Италии многие коммунистические деятели были арестованы, в их число попал и Бордига. Это позволило перегруппировать силы партии и отмежеваться от бордигиантсва.


В 1923 году в Исполком партии был введен П. Тольятти, а в 1924 году, по возвращении из Вены, А. Грамши стал депутатом парламента, возглавив там группу коммунистов, и активно с парламентской трибуны обличал фашизм. Но в годы фашистской реакции в Италии коммунистические лидеры не раз подвергались репрессиям, а в 1926 году все другие партии в стране, кроме фашистской, были запрещены. Так, за день до запрета был арестован Грамши и сослан на остров Устика, а в 1928 году за революционную деятельность он был осужден на 20 лет тюрьмы.


После ареста Грамши руководителем партии стал Тольятти, а в 1927 - ее генеральным секретарем. Из-за преследования властями П. Тольятти вынужден был покинуть свою родину и работать в эмиграции, он оставался лидером ИКП и руководил партией из-за границы. По поручению ИККИ работал в охваченной гражданской войной Испании. С началом Второй Мировой войны приехал в Советский Союз, где с 1940 по 1944 год вел антифашистскую пропаганду на московском радио, вещая на Италию. В марте 1944 года вернулся в Италию, где в качестве министра (без портфеля) коалиционного правительства Бадольо снова вступил вместе с итальянским пролетариатом в освободительную борьбу.


Статью П. Тольятти из газеты “Правда” №20 от 1951 года о положении послевоенной Италии и роли коммунистической партии в политическом и экономическом переустройстве страны мы предлагаем нашим читателям.


= = =


21 января этого года исполняется тридцать лет со дня основания коммунистической партии Италии, созданной 21 января 1921 года, в Ливорно - итальянском городе, славном своими боевыми, революционным традициями.


Путь коммунистической партии Италии был труден, сложен и во многих отношениях своеобразен. В течение восемнадцати лет - с 1926 по 1944-45 г.г. - партия находилась в глубочайшем подполье: ее основатель и вождь, Антонио Грамши, умер в тюрьме после одиннадцати лет мучительного заключения; большая часть наших старых кадров провела многие годы своей жизни в тюрьме, в ссылке, в эмиграции.


В 1921 году в Ливорно мы составляли меньшинство в старом итальянском социалистическом движении: на протяжении восемнадцати лет мы подвергались преследованиям, мы могли вести лишь нелегальную работу, сопряженную с большими трудностями. И все же, когда в ходе второй мировой войны фашистский режим зашатался и рухнул, мы вышли на политическую арену как самая многочисленная, самая сплоченная и самая сильная из всех итальянских партий, возглавляющая рабочий класс и опирающаяся на широкие народные массы.


Партия в настоящее время насчитывает в своих рядах два с половиной миллиона членов (включая 400000 членов Коммунистической федерации молодежи), под её решающим влиянием большинство промышленных и сельскохозяйственных рабочих, она широко распространяет свое влияние на сельские области и все глубже проникает даже в отсталые деревенские районы.


Кроме того, Итальянская коммунистическая партия тесно связана соглашением о единстве действий с социалистической партией, которая насчитывает в настоящее время свыше 700000 членов. Этот прочный союз в огромной мере содействует укреплению борьбы итальянского народа за свободу, за мир, за социализм.


Достигнутые коммунистической партией успехи являются результатом многолетних усилий и упорной борьбы. Когда наша партия возникла в 1921 году, её поддерживала передовая часть итальянских рабочих, которые хотели следовать по пути, указанному учением Ленина и воплощенного в Великой Октябрьской социалистической революции.


Однако марксистские традиции в стране и в социалистическом движении были незначительные. Руководство партии в первые годы её существования находилось в руках группы левых оппортунистов, скатившихся в дальнейшем в лагерь троцкизма. Они помышляли о том, чтобы превратить коммунистическую партию в секту, оторванную от трудящихся масс и не способную к политическим действиям.


Когда же с приходом фашизма партия вынуждена была уйти в подполье, выявилась и другая тенденция, в такой же мере оппортунистическая. Поборники этой тенденции, также скатившиеся в лагерь троцкистских предателей, тянули партию на путь отказа от активной деятельности и от борьбы внутри страны.


Итальянская коммунистическая партия сумела стать на правильный путь своего развития в результате борьбы на два фронта, за освоение и применение марксистско-ленинского учения о партии и революции.


Вклад огромной действенной силы внес в эту борьбу великий Ленин своими выступлениями на III и IV конгрессах Коммунистического Интернационала. Сначала Грамши, а затем и продолжатели его дела воспитывались на изучении опыта большевистской партии, работ Ленина и Сталина. В этом опыте, в этих трудах находили они нужное руководство и ключ к пониманию и разрешению проблем, которые выдвигались обстановкой в стране.


Известно, что нам первым в Европе пришлось вступить в бой с фашистской тиранией; этим объясняются многие слабости и нашей прошлой деятельности. Так, мы с опозданием поняли необходимость развертывания работы среди членской массы фашистских “профсоюзов” и т.д.


Были года, когда казалось, что врагу удалось арестами и репрессиями почти повсюду подавить нашу деятельность. Но в одном руководство нашей партии и наши кадры никогда не испытывали недостатка - это в упорстве, с которым они всякий раз принимались заново за создание сети партийных организаций в стране, за пополнение рядов партии лучшими рабочими, за возобновление агитации на предприятиях и в деревне. Вот почему трудящиеся во всех концах Италии стали смотреть на коммунистов, как на единственную силу, которая, борясь против фашистской диктатуры имущих классов, высоко держит знамя справедливых требований рабочих, знамя демократических свобод, знамя социализма.


Таким образом, Итальянская коммунистическая партия стала занимать из года в год все более значительное место в жизни страны. Фашизму удалось вначале обмануть широкие слои населения, особенно средние слои, заставить их уверовать в то, что фашистский режим якобы будет отстаивать национальные интересы страны, что он возвеличит Италию и завоюет ей уважение.


Но именно в этом фашизм и потерпел полнейшее поражение. Страна, ослабленная внутренне в результате расхищения ее национальных богатств в интересах крупных промышленников и крупных аграриев, оказалась втянутой в экспансионистские авантюры и войну, окончательно её разорившие. В итоге итальянский фашизм, связанный с немецким национал-социализмом общей целью - уничтожить свободу трудящихся, свободу народов, превратил Италию в вассала гитлеровской Германии, бросил народ в пучину второй мировой войны и распахнул ворота страны перед немецко-фашистскими захватчиками.


Это открывало глаза все большему и большему числу итальянцев, которые преисполнилась решимости спасти свою родину от катастрофы. И когда итальянским патриотам понадобилась помощь и руководство для того, чтобы оказать сопротивление фашизму и изгнать из страны иноземных захватчиков, они нашли помощь и руководство прежде всего у коммунистической партии.


Именно коммунисты решительно разоблачали все преступные военные авантюры фашизма; именно коммунисты спасли честь Италии, проливая свою кровь на полях Испании в борьбе за демократическую республику. Именно коммунисты призывали народ к защите мира, организовали крупные забастовки протеста против войны. А когда Италия оказалась под пятой гитлеровских оккупантов, именно они, коммунисты, взялись за оружие, чтобы изгнать захватчика, и призвали весь народ к партизанской войне и к восстанию. Таким образом, возрождение итальянского народа, политическое и социальное обновление Италии после позора и бедствий, порожденных фашизмом, были подготовлены и организованы, раньше всего и прежде всего, коммунистической партией.


Вот почему правящие реакционные классы и нынешние руководители страны ненавидят нас, вновь подвергают нас преследованиям и мечтают о том, чтобы сделать с нами то же, что сделали фашисты.


После окончания войны мы предлагали сохранять единство всех демократических и народных сил, мы предлагали, чтобы в правительстве были представлены партии, наиболее тесно связанные с трудящимися массами. Такое правительство могло бы приступить к осуществлению тех коренных реформ, которые необходимы для улучшения условий жизни трудящихся, а именно: ликвидировать крупные промышленные монополии, дать землю крестьянам; правильно распределить национальные богатства страны. Но осуществлению этих насущно необходимых экономических и социальных реформ и хочет воспрепятствовать любыми средствами итальянская реакционная буржуазия. Поэтому она и мечтает о том, чтобы установить снова открыто реакционный режим, направленный против трудящихся; о том, чтобы уничтожить демократические свободы. Она опять мечтает о том, чтобы нажиться, поправить свои дела и спасти свой режим ценой вовлечения Италии в гибельную войну в роли вассала иноземного империализма.


Ныне у власти находится правительство католической партии, готовое прибегнуть к любым средствам, чтобы удержаться у власти и выполнить планы наиболее реакционной части итальянского общества.


Действуя так же, как Муссолини действовал в отношении гитлеровской Германии, правительство де Гаспери принесло в жертву американским империалистам интересы, независимость и суверенитет страны. Под предлогом получения пресловутой “помощи по плану Маршалла” было парализовано развитие мирных отраслей итальянской промышленности.


Сейчас, когда военная истерия американских империалистов достигла наивысшей точки и когда американский империализм открыто разжигает войну, готовя нападение на Советский Союз и страны народной демократии, итальянские правители хотели бы, чтобы итальянский народ еще раз пролил свою кровь и дал вовлечь себя в новую войну ради интересов международной реакции.


Но этому не бывать. В свое время Антонио Грамши заявил фашисткому судилищу, приговоришему его к мучителньой смерти в тюрьме: “Вы приведете Италию к гибели; мы ее спасем”. Сегодня мы заявляем, что чувствуем себя достаточно сильными, чтобы помешать тем, кто хочет привести Италию к гибели. Доказательством служит тот факт, что все новые и новые группы итальянцев присоединяются к нам, чтобы защитить мир. 17 миллионов итальянцев подписали Воззвание, требующее запрещение атомного оружия. В настоящее время фронт тех, кто всеми силами стремится удержать Италию вне преступной подготовки новой войны, стал еще более широким, он имеет своих сторонников во всех социальных прослойках и расшатывает ряды даже правительственных партий.


Мы знаем, что борьба за мир не является задачей одной только партии: эта борьба - первейший долг всех подлинно демократических сил, которые должны суметь организовать сотрудничество, чтобы противостоять преступным планам поджигателей новой войны. Но наша партия знает, что в этом деле на неё ложится особая ответственность, ибо к ней устремлены взоры и на нее возлагают надежды все более широкие слои населения.


Мы знаем, что в настоящий момент борьба за мир вступает в наиболее ответственный период, ибо ясно, что от исхода этой борьбы зависят судьбы всех народов. Мир должен быть спасен как в Италии, так и во всем мире. Пусть знают наши враги, что итальянские коммунисты - партия стойких и дисциплинированных бойцов, любимых народом и связанных с народом тысячами неразрывных нитей, - напрягают все силы для достижения этой цели и сумеют повести рабочий класс и весь итальянский народ на борьбу, которую предстоит выдержать для того, чтобы мир был прочно завоеван и защищен.


Пальмиро Тольятти

Генеральный секретарь ЦК коммунистической партии Италии

источник
Показать полностью
7

История приказа №1 [1 марта 1917]

Самым значительным событием 1 марта 1917 года стало принятие Советом рабочих и солдатских депутатов Приказа №1. В белоэмигрантской, в антисоветской западной и в современной «отечественной» историографии 1917 года, этому приказу уделено максимальное внимание.

История приказа №1 [1 марта 1917] Якутов, История, Февральская революция, Меньшевики, Эсеры, Приказ, Длиннопост

Наряду с «пломбированным вагоном» и «немецким золотом» большевиков, Приказ №1 входит в пул событий 1917 года, который подвергается самой яростной атаке антисоветчиков и антикоммунистов. Кроме того, что антисоветчики считают Приказ №1 вреднейшим документом, разложившим царскую армию, они находят историю его появления очень подозрительной и «тёмной». Например, белоэмигрант, преподаватель Оксфорда Катков, рассматривая историю создания Приказа на основе книги Суханова* (* - Н. Суханов. «Записки о революции), подвергает сомнению авторство солдат и считает, что солдаты написали Приказ, но его заменили (или исправили) большевики, при помощи Бонч-Бруевича, на более революционный приказ (по Каткову - на более разлагающий)[1].


Другой антисоветчик - Солженицын - в своём «Красном колесе» сочиняет небылицу о том, как «коварный» Суханов (Гиммер) исподволь внушает «недалёкому» Соколову необходимость создания такого документа, который бы разложил армию и тем самым лишил бы царизм надёжной опоры[2]. Одураченный Соколов, сам того не подозревая, вместе с таким же «коварным» Стекловым (Нахамкесом) создали Приказ №1, пока присутствовавшие здесь же солдаты «горланили» о своих «правах»[3].


Не отстают от этих замшелых любителей монархии и современные «исследователи» 1917 года. Так, известный «патриот-историк» Николай Стариков расширяет круг «авторов» Приказа №1, добавляя к Стеклову и Соколову самого Керенского[4]. Но, как известно, белоэмигрантские «исторические теории» не обременены фактами и документами и доверять им категорически воспрещается. Правильнее будет обратиться к документам, добросовестным научным исследованиям и воспоминаниям очевидцев. При таком подходе история создания Приказа №1 перестанет быть «тёмной и таинственной», а станет ясной и понятной.


Дебаты на пленарном заседании Совета


Ранее мы уже писали, что 28 февраля Временный комитет членов государственной думы попытался взять под свой контроль Петроградский гарнизон[5]. Это вызвало солдатские волнения, и к вечеру 28 февраля в Совете рабочих депутатов собравшиеся солдаты с возмущением говорили о необходимости отпора думским посягательствам на власть в Петроградском гарнизоне. Активно обсуждалось не только вхождение солдат в Совет, но и создание новых, революционных основ несения службы солдатами. Требовался документ, который по-новому, в соответствии со сложившимися обстоятельствами, регулировал бы само устройство армии и которым бы руководствовались все без исключения воинские части.


1 марта Временный комитет членов Гос.думы продолжил свою деятельность по консолидации офицерства, выпустив объявление о сборе всех офицеров в Доме Армии и Флота «для исполнения поручений комиссии [имеется в виду Военная комиссия — прим. И.Я.] по организации солдат»[6]. Солдаты стали приходить в Исполком Совета и возмущаться действиями думы и офицеров. Меньшевистские деятели Исполкома, чтобы сбить революционный пыл солдат, попытались отсрочить на 2 часа заседание Совета, но эта попытка вызвала «бурные прения»[7]. В результате на два часа раньше запланированного открылось непросто очередное пленарное заседание Совета рабочих депутатов, а открылось совместное заседание Совета и выбранных представителей воинских частей, которое сразу же приняло острый характер[8].


Собрание открыл Соколов. Свою речь он начал с общего обзора свершившейся революции, в котором сразу обнаружил себя человеком далёким от революционного движения. Сама революция, по Соколову, началась 24 февраля — день, в который для него ничего «не выяснилось». Соколов не только не заметил 23 февраля - первый день революции, но и в остальных днях не увидел выдающейся борьбы рабочих с военно-полицейскими силами и одновременную борьбу пролетариата за солдатские и казачьи рядовые массы. Описывая события Февраля, он обнаруживает себя посторонним наблюдателем, созерцающим отдельные эпизоды революции из своего обывательского «окна»: 25 февраля для Соколова это только смерть пристава Крылова; из событий 26 февраля Соколов может сказать лишь о мятеже 4-ой роты павловцев, а 27 февраля в его речи отмечен лишь восстанием волынцев и «открытием Государственной думы». Очевидно, что Соколов был не способен дать политическую характеристику и оценку Февральской революции и продемонстрировал свою неспособность, которая была обусловлена его оторванностью от рабочих масс и революционных событий. Соколов, как и его товарищи из числа «левых» думцев (Керенский, Чхеидзе, Скобелев), были безнадёжно далеки от движения рабочих и солдатских масс, от самой революции и оказались втянуты в неё лишь после захвата Таврического дворца солдатами и рабочими.


Промямлив о революционных днях, Соколов уделил место в своей речи значению буржуазии в свершившейся революции и объявил повестку собрания:


«1) Отношение солдат к офицерам; 2) Выдавать ли оружие им [т.е. офицерам - прим. И.Я.]?; 3) Кому подчинены [солдаты] — нам или Военной комиссии?»[9].


Объявив повестку дня, Соколов сразу же попытался направить обсуждение в нужное для таких соглашателей как он русло, заявив, что солдаты должны подчиняться «и нашим, и Военной комиссии совместно»[10], то есть и революционному Совету, и контрреволюционной Думе.


Несмотря на такую «подсказку», заседание в Совете приобрело совсем другую направленность. Сразу за вступительной речью Соколова, одним из рабочих было предложено выкинуть вопрос о выдаче оружия офицерам, как вопрос, не имевший альтернативных решений: оружие должно быть под контролем солдат[11]. Следом солдат Марченко обращает внимание Совета на то, что офицеры, покинувшие в революцию казармы, сейчас возвращаются с мнением о солдатах, как о стаде баранов и с мыслями о том, что много времени не пройдёт и офицеры скрутят солдат хуже прежнего. Марченко считал, что нужно немедленно всем воинским частям дать точное руководство, как быть с офицерами[12]. Выступление солдата Градусова было ещё более определенным:


«Для господ офицеров только холодное оружие. [Для них] тоже давление. Веками душили нас, как собак. Сами дороги пробили нижние чины»[13].

Затем с более продолжительной речью выступил эсер Кливанский. Он начал с того, что рабочие и солдаты совершили революцию и свергли самодержавие, но на место царя теперь метит буржуазия. Эта сила боится народа и поэтому Родзянко издал антидемократический приказ, поскольку «хочет, чтобы рабочие и крестьяне [были] как стадо, [а] они (т.е. буржуазия - прим. И.В.) чтоб властвовали»[14]. Когда царское правительство пало, оказавшись без вооруженной силы, - продолжал Кливанский, - то растерянность Государственной думы сменилась боязнью, что солдатская, крестьянская и рабочая масса выйдет из повиновения. Родзянко и Государственная дума пугает анархией и немцем, и это действует на некоторых солдат. Порядок нужен, но нужен свой порядок - без офицеров, которые не поддержали революцию:


«Офицеры ничего не сделали. Мы, [завоевали всё] то, что имеем. Мы [боролись, а власть захватывают] Родзянко, помещики, капиталисты. Не им с солдатами общие [цели иметь. Им нужно] захватить власть в свои руки под флагом Государственной думы. [Или] они [возьмут верх], или народ [возьмет] власть для народа. Под ложным флагом [возьмут] власть против народа, разоружат, выберут наиболее верные полки и задушат. Что делать?»[15].

Чтобы этого не случилось, Кливанский предлагает не выдавать оружие офицерам, выбрать солдатам своих представителей в Совет и подчиняться только Совету, офицеры командуют только в строю, а вне строя все равны.


Своё замечательное, революционное выступление Кливанский испортил эсеровской концовкой о необходимости продолжении империалистической бойни, прикрыв её фальшивым лозунгом о «защите отечества»[16].


После Кливанского Соколов предложил организовать объединённый Совет рабочих и солдатских депутатов[17]. Затем слово взял солдат лейб-гвардии Егерского полка, который рассказал, что под влиянием воззвания Временного исполнительного комитета Совета солдаты провели выборы в своём батальоне. Были выбраны командиры рот, командир батальона из числа не сопротивлявшихся революции офицеров, а также солдатские ротные комитеты. Под влиянием офицеров были выбраны делегаты в Военную комиссию, где эти делегаты встретили враждебное отношение к революционной самодеятельности солдат Егерского запасного батальона. Делегатов отозвали из Военной комиссии, и пришли в Совет. Солдат предложил, чтобы оружием распоряжались солдаты через свои выборные ротные комитеты, как у них в батальоне[18].


Следом выступил Фёдор Линде, солдат Финляндского полка* (* — будущий комиссар Временного правительства, убитый на фронте солдатами в августе 1917 года за агитацию наступления), который сразу заявил, что если собрание не примет решение об образовании единого рабоче-солдатского Совета, то он не будет подчиняться решениям этого собрания. Линде призвал не признавать претензий буржуазии на власть, а офицеры, которые не участвовали в революции и теперь готовят передачу власти Родзянко, надо изгнать из батальонов и рот: «Добились кровью нек[оторых] свобод, не дадим обойти [себя]»[19].


По-мнению Линде, солдаты должны сами выбрать командиров и теснее сплачиваться с рабочими в борьбе против буржуазии. Он отметил, что «чрезвычайно [важно побудить массы к] энергии и [удовлетворению их] интересов» и для этого солдаты должны создавать ротные комитеты[20].


Следующим выступил представитель Литовского полка, который сразу отметил, что солдаты Петроградского гарнизона, совершившие революцию, до сих пор не входят в Совет рабочих депутатов и не имеют организации. Солдат-«литовец» обратил внимание на то, что революционные солдаты вынуждены считаться с думской Военной комиссией, захваченной офицерами, поскольку нет своей революционной организации. Солдатам необходимо войти в Совет рабочих депутатов и наравне с рабочими образовать авторитетный революционный орган власти. С Военной комиссией, - продолжал солдат-“литовец”, - отношение не порывать, без офицеров армии не может быть. Но отношения между солдатами и офицерами должны измениться: обращение к солдатам должно быть вежливое; убрать из обихода «благородий» и заменить их «господин офицер»; в строю — железная дисциплина, вне строя солдат сам решает, что делать. Солдатам «по полкам и батальонам [сверху] вниз [наладить] орг[анизацию]» путём создания «выборной комиссии». По-мнению солдата-“литовца”, «комиссия» является руководящим органом в воинской части и опирается в своей деятельности только на Совет рабочих и солдатских депутатов[21].


Вслед за «литовцем» выступил солдат Коновалов (писарь автомобильной части). Отметив, что офицер царской армии является «непременно членом той партии, которая живёт за чужой счёт», создавая своё «счастье на несчастье других», Коновалов сказал, что сохранение дисциплины возможно «только если переработать устав»[22]. Выступивший после Коновалова, солдат Кудрявцев (автомобильная часть Красного Креста) призвал солдат организоваться самим, оружие не сдавать, отдачу чести отменить: «мы санкционируем, мы сила». Нужен мир, но добиваться мира надо не с империалистическими правительствами, а с народами воюющих стран. В воинских частях должны скорее создаваться выборные комитеты, которые должны быть тесно связаны с Советом. Чтобы подчинить офицеров, можно допустить присутствие в Совете по одному офицеру от воинской части[23].


Затем говорил солдат запасного батальона лейб-гвардии Преображенского полка. В своей речи он отметил, что в гвардейских войсках особого рода офицеры - из аристократов, которых нельзя оставлять в полку, поскольку солдаты помнят «как о наши морды разбивались их кулаки». К тому же никто из офицеров не поддержал революционного движения солдат, а напротив, когда солдаты сами организовались и взяли оружие в руки, офицеры бежали от своих солдат. В настоящее время, - продолжал солдат-преображенец, - в одной из рот батальона солдаты не приняли офицеров и теперь в ней всем распоряжается выборный комитет. Такую же систему управления надо принять для всего Преображенского полка[24].


Солдат из воздухоплавательного парка заметил, что не видел ни одного офицера, который после революции пришёл бы в «радушное настроение». Офицеры при царе «играли первую скрипку в стране», поэтому, когда солдаты их части выступили, они арестовали нежелательных офицеров. Затем выбрали комитеты и депутатов, которых послали в Государственную думу[25]. После этого снова выступил эсер Кливанский и зачитал проект приказа по Петроградскому гарнизону, в котором говорилось, что выборные от воинских частей входят в Совет рабочих депутатов и объявляют себя Советом рабочих и солдатских депутатов; выборные представители от воинских частей должны прибыть в помещение Государственной думы к 10 часам утра 2 марта; оружие никому не выдавать, оружием распоряжается специально организованные ротные команды; в строю солдаты, как и прежде, подчиняются офицерам.


После оглашения проекта прения не прекратились. Следом за Кливанским слово взял Мельничук, депутат от лейб-гвардии Семёновского полка:


«Мы с оружием в руках [боролись] за свободу. [Буржуазия] примкнула [к движению], чтобы обойти [нас]. Мы — хозяева [вместе] с рабочими. Не доп[устим], чтобы [нас] обошли. Не выдавать оружие»[26].

Выступивший следом от Преображенского полка Ворошилов* (* - будущий нарком обороны СССР), отметил, что в Военной комиссии орудуют реакционные офицеры, хотят использовать народное движение, чтобы «пускать пули». Военная комиссия не должна пользоваться поддержкой и доверием, поскольку это не демократическая организация[27].


Солдат Борисов в своём выступлении призывал прекратить прения и заняться организацией солдат, чтобы устранить угрозу расстрела и сразу адвокат Соколов вносит предложение о прекращении прений, и в протоколе появляется запись: «Прения прекращены». Но следом за этой записью идёт запись выступления моряка 2-го балтийского экипажа Соколова (однофамилец адвоката), который сообщил, что у них в экипаже выбраны комитеты, контролирующие офицеров[28].


Выступившие следом за моряком руководители Совета Чхеидзе, Стеклов и Соколов подвели итоги обсуждения, предложив ввести в Исполком Совета 10 депутатов от воинских частей, которым и поручается окончательная редакция документа о новых взаимоотношениях в армии. Стеклов перечислил 7 выборных от солдат: Баденко, Садовский (Стеклов ошибочно называет Садовского - Задорским), Падерин, Борисов, Шапиро, Кудрявцев, Линде[29].


Но выступления всё продолжаются. Слово берёт Баденко. Он считает, что оружие офицерам не выдавать, а передать его в батальонные комитеты, солдаты должны организоваться в единый с рабочими Совет рабочих и солдатских депутатов. Мнение буржуазной Военной комиссии учитывать постольку, поскольку оно не расходится с мнением Совета. Баденко предложил послать в Военную комиссию солдат - представителей Совета. Исполнительный комитет, — продолжал Баденко, — принимает Приказ и рассылает его в воинские части[30].


Имя следующего оратора в протоколе отсутствует, но его речь говорит о том, что это был без сомнения солдат. Неизвестный потребовал от Военной комиссии признания новых принципов отношения солдат и офицеров. Вне строя солдаты такие же граждане, как и офицеры, необходимо вежливое обращение с солдатами и отмена «благородий»[31]. Представитель 1-го запасного пехотного полка в своём выступлении рассказал, что офицеры из полка надели красные банты и на словах все были за революцию, а на деле же оставались монархистами. Монархистами отдан приказ отбирать оружие у рабочих, расстреливать сопротивляющихся, подчинить солдат офицерам. Солдат-пехотинец настаивал на том, чтобы оружие не выдавать, а офицеров подчинить своей воле. Он требовал пригласить Родзянко в Совет и спросить у него: был ли такой приказ о подчинении солдат офицерам или нет? Никакого доверия Государственной думе, — продолжал солдат, — контрреволюция готовится, вырабатываются меры по борьбе с народом[32].


Последним в протоколе значится выступление представителя лейб-гвардии Волынского полка, который сказал, что как только у них в батальоне узнали о приказе Родзянко, то сразу же выразили своё несогласие, которое солдат-«волынец» выразил в краткой форме: «Долой Родзянко!»[33].


Протокол завершается решением собрания ввести от солдат в Исполком Совета (временно на три дня, до избрания постоянных) 10 представителей: Садовского (от саперного батальона), Падерина (от Преображенского полка), Баденко (от 1-го саперного), Линде (от Финляндского полка), Соколова (моряка 2-го Балтийского экипажа), Кудрявцева (от автомобильной части Красного Креста), Борисова, Климчинского, Баркова, Вакуленко[34].


Приведённые выше краткие выдержки из выступлений солдат на Совете свидетельствуют о том, что солдаты были возбуждены попытками Родзянко восстановить царские порядки в революционном Петроградском гарнизоне. Солдаты не желали возвращаться к старым порядкам и ясно осознавали, что буржуазия руками офицеров всеми силами стремится подчинить их себе и тем самым, вернуть царские порядки в революционную армию. Кроме того, солдаты имели вполне определённые представления о своей самоорганизации: создание верховного органа власти - единого Совета рабочих и солдатских депутатов и создание местных органов власти - ротных и батальонных комитетов. Было у солдатской массы и собственное представление о принципах существования армии в новых, революционных условиях: полный контроль солдатскими комитетами оружия и личного состава, уничтожение унизительных сословных форм обращения, полноправное участие солдат в политике, путём наделения солдат гражданскими правами вне строя.


По итогам пленарного заседания Совета были введены в Исполком 10 депутатов от солдат - эти десять человек и составят редакционную комиссию, которая оформит требования, высказанные солдатами на заседании Совета, в известный нам документ - Приказ №1.


Ужи на сковородке


Подробный отчёт о пленарном заседании Совета 1 марта, на котором было принято решение создать Приказ №1, впервые был полностью опубликован советскими историками в 1991 году в пятитомнике «Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов в 1917 году»[35]. Но ещё ранее - в семидесятых годах - советским историком Ю.С. Токаревым, который внёс исключительный вклад в дело расшифровки протоколов заседаний Совета, были опубликованы работы о деятельности Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, в том числе и об истории создания Приказа №1[36]. В этих работах бывший фронтовик Ю.С. Токарев использовал выдержки из протокола, который сам же расшифровал.


Публикациям Токарева, предшествовали работы другого советского историка - В.И. Миллера. В 1966 году, увидела свет его статья об истории создания Приказа №1[37]. В этой статье В.И. Миллер также использовал выдержки из протокола, касающиеся непосредственно выступлений солдат.


Но самое интересное, что существует газетный краткий отчёт о заседании 1 марта, опубликованный ещё 2 марта 1917 года газетой «Известия». В этом отчёте в сжатой форме были изложены основные требования солдат, высказанные в ходе прений, а также указан персональный состав делегированных в Исполком солдат, которые составили редакционную комиссию по доработке Приказа №1. Для чего мы провели этот мини-экскурс в советскую историографию Приказа №1? Для того чтобы стала виднее заведомая и умышленная фальсификация монархистами истории 1917 года и истории создания Приказа №1. Для того чтобы наглядно продемонстрировать тот факт, что для каждого объективного исследователя Приказа №1 документальная основа его создания существует уже с марта 1917 года. Эти документальные источники создания Приказа №1 доступны для любого человека, интересующегося историей и свободного от идеологических пристрастий, но для таких заведомых фальсификаторов истории, как катковы, солженицыны и их современные эпигоны вроде стариковых - это terra incognita, то есть неизведанная земля, неопознанная область. Эти господа делают вид, что документов той эпохи не существует, и стараются заменить исторические факты своими похабными псевдоисторическими измышлениями.


Как ужи на сковороде, раскалённой историческими фактами, монархисты-«историки» вертятся и выдумывают различные «версии» происхождения Приказа №1. Так, Катков (как и Солженицын) утверждает, что никакого приказа Родзянко о подчинении солдат офицерам не было и в помине, а следовательно не было никакого массового возмущения солдат петроградского гарнизона. Таким нехитрым способом два фальсификатора от истории изымают солдат из создания Приказа №1 и «формируют» небольшую, оторванную от народа группу злоумышленников, преследующих цель развалить (заметьте - с помощью клочка бумаги!) прекрасную царскую армию. Но сталкиваясь с отсутствием подтверждающих фактов, они вынуждены напустить тумана о «тёмной» истории происхождения Приказа №1. Вместо фактов и документов главными историческими аргументами для этих «историков» являются софизмы, демагогия и просто подлоги.


Между тем, имеются воспоминания полковника Энгельгардта, который и составил, на пару с Бубликовым, приказ о подчинении солдат офицерам за подписью Родзянко[38]. Этот приказ, по свидетельству того же Энгельгардта, не был напечатан из-за категорического возражения типографских рабочих, однако известия о таком приказе получили распространение в революционном Петрограде. Катков с Солженицыным «не замечают» не только свидетельство Энгельгардта, но и свидетельства выступавших на Совете солдат, которые неоднократно упоминали о приказе Родзянко[39]. К тому же не только воспоминания Энгельгардта являются подтверждением работы буржуазии по подчинению солдат Временному комитету членов Гос.думы - главным доказательством является та агитационная деятельность, которую на глазах революционных солдат развернули лидеры Гос.думы 28 февраля. Милюков, Родзянко, Караулов и другие авторитетные думцы не только постоянно выступали в Таврическом дворце с призывами подчиниться офицерам, но и выезжали с подобными речами в казармы. Более того, краткие содержания их речей были незамедлительно напечатаны в «Известиях петроградского комитета журналистов» и таким образом, получили массовое распространение в Петрограде. Утром 1 марта, как мы уже отмечали, буржуазия продолжила свою бурную деятельность по обузданию революции: по столице был расклеено объявление о сборе всех офицеров в доме Армии и Флота. Объявление было подписано Родзянко.


Таким образом, в историографии Февраля достаточно документальных подтверждений попытки Временного комитета Гос.думы подмять под себя революционный питерский гарнизон. Но эти документальные подтверждения контрреволюционной деятельности Гос.думы, столь возмутившие революционных солдат, «историки»-монархисты «вычеркнули» из истории, как факты, ломающие их антиисторические теории.


Создание Приказа №1


Но вернёмся к обстоятельствам создания Приказа №1. Выбранные в Исполком 10 солдат вместе с адвокатом Соколовым перешли в помещение, где заседал сам Исполком. Солдаты зачитали Исполкому основные положения приказа, после чего солдатская комиссия из 10 человек и адвокат Соколов принялись составлять окончательную редакцию Приказа №1[40]. Все расположились у стола, за которым уселся Соколов, а солдаты, сгрудившись около него, диктовали ему параграфы Приказа[41]. Время от времени среди этой компании возникали споры и обсуждения[42]. Одним из таких поводов к обсуждению явился вопрос о названии документа. По воспоминаниям солдата А. Падерина Соколов предложил Приказ назвать «обращением» или «объявлением», но солдаты, знавшие особенности воинской службы, справедливо отвергли это предложения, считая, что только форма приказа способна быстро провести его смысл внутрь армии. Документ назвали приказом и пометили первым номером, подразумевая, что Совет будет издавать ещё приказы[43].


Закончив редактирование, солдаты представили Приказ №1 Исполнительному комитету Совета, где он не вызвал никаких возражений и поправок. Затем солдаты вернулись на пленарное заседание Совета и зачитали приказ перед депутатами Совета: рабочие и солдаты слушали приказ в «торжественной тишине» и по окончании чтения раздался «гигантский вздох облегчения»[44]. После прочтения Приказа №1 и его одобрения солдат Кудрявцев взял текст и отнёс в какую-то типографию, где ночью, в виде листовки, был напечатан Приказ №1 и утром распространен по частям гарнизона[45]. 2 марта Приказ №1 также был напечатан в «Известиях» Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов и получил широкую огласку.


Полный состав солдатской комиссии, которая выработала окончательную редакцию Приказа №1, был следующим:


- Садовский - большевик (официально вступил с июня 1917 г, 6-ой запасный сапёрный батальон);


- Падерин - большевик (запасный батальон лейб-гвардии Преображенского полка);


- Баденко - меньшевик-интернационалист (подпрапорщик 1-го запасного пехотного полка);


- Линде - меньшевик-интернационалист (запасный батальон лейб-гвардии Финляндского полка);


- Кудрявцев - эсер (автомобильный отдел Красного Креста);


- Борисов - меньшевик (запасный батальон лейб-гвардии Литовского полка);


- Барков - беспартийный (1-ый стрелковый полк);


- Вакуленко - беспартийный (запасный батальон лейб-гвардии Егерского полка);


- Климчинский - беспартийный (запасный батальон лейб-гвардии Измайловского полка);


- Соколов - беспартийный (2-ой Балтийский экипаж)[46].


Мы видим, что история создания и авторы Приказа №1 очевидны и не являются чем-то «тёмным» и неясным, более того, существует прочная документальная база, раскрывающая сам процесс рождения приказа. Обстоятельства возникновения приказа свидетельствуют о возникновении классового конфликта между монополистической буржуазией, в лице деятелей Государственной думы, и демократическим союзом рабочих и солдат. Политической партии буржуазии придало уверенности содействие меньшевиков-руководителей Совета, которые всеми силами стремились укрепить буржуазию и передать в её руки всю полноту власти.


Действительно, обладавший неслыханной вооруженной силой, которая начисто разгромила самодержавие в столице и её окраинах, Совет рабочих депутатов, благодаря своему соглашательскому руководству, сначала сдал буржуазии продовольственную комиссию, затем сдал военную комиссию и в течение 28 февраля уже вступил в закулисные переговоры с Временным комитетом Гос.думы о передаче в её руки всей полноты власти. В этих условиях думцы, почувствовав силы и благоприятную конъюнктуру, активизировались и решили развить успех, предприняв попытку вернуть офицеров не просто в казармы, а вернуть их на таких же условиях, как и при царизме, то есть полновластными хозяевами. И здесь буржуазию ждал отпор со стороны революционной солдатской массы, которая сразу поняла, что этот путь может привести только к удушению революции, к возврату прежней тирании офицера над солдатом, помещика над крестьянином, заводчика над рабочим.


Совершали революцию солдаты в одиночку, без офицеров, более того, вопреки офицерам, сломив сопротивление офицеров. И теперь возвращение офицеров в казармы, которые в подавляющей своей массе являлись монархистами и были настроены крайне контрреволюционно, сулило только одно: возвращение дореволюционных армейских отношений, полную ликвидацию революции и неминуемый террор против солдат. Но солдаты не ограничились простым возмущением в казармах, они предприняли политические шаги, превратившие их в силу и укрепившие их положение. Прежде всего, солдаты, глядя на рабочих, стали избирать депутатов в Совет. Ещё вечером 28 февраля первые выборные от солдат пришли в Совет и попросили помощи, на что Совет предложил провести повсеместные выборы представителей солдат и утром 1 марта первые депутаты прибыли на пленарное заседание Совета.


Из речей солдат на заседании видно, что идея единого с рабочими Совета уже прочно овладела солдатскими массами. Слияние с рабочими, а также собственное представительство во властном органе сделало солдат политической силой. Другой, не менее важный, шаг - это шаг по образованию воинских (ротных, батальонных, полковых и т.д.) комитетов. Кроме того, что комитеты были образованы на демократической (путём выборов из самих солдат) основе, они явились властными органами, распоряжавшимися и регулирующими всю жизнь в казарме. Многие солдаты, придя на своё первое заседание Совета, уже рассказывали о существовании армейских комитетов в их частях, то есть ещё до принятия Приказа №1 в солдатских массах шла реализация его положений.


В истории создания Приказа №1 в очередной раз проявила свою контрреволюционность руководящая верхушка меньшевиков и эсеров. Социал-предатели открыто проявили себя не только пособниками буржуазии, стремящимися всеми силами обуздать рабочих и крестьян, сделать их безропотными и послушными жертвами интересов буржуазии, но и главным образом показали, что массы трудящихся с их интересами были бесконечно далеки и чужды социал-предателям. Главная опора верхушки меньшевиков была даже не в рабочей аристократии и темных, невежественных слоях вчерашних крестьян, пришедших на фабрику, а в самой буржуазии, в её структурах, в её финансовой, пропагандистской, организационной мощи. Именно в буржуазии социал-предатели черпали свои силы, именно её интересами они жили и за них боролись. 1 марта Чхеидзе, Скобелев, Керенский попытались сбить революционный накал солдат и подчинить своей воле революционную инициативу Петроградского гарнизона, но вынуждены были отступить перед напором солдатских масс. Приказ №1 родился и получил широкое признание в армии вопреки желанию руководителей меньшевиков и эсеров и сразу же вызвал колоссальное сопротивление со стороны буржуазно-монархических сил.


Сказать, что буржуазия и монархисты были возмущены Приказом №1 - это значит, ничего не сказать. Буржуазия и монархисты рвали и метали...


Окончание и примечания здесь


Ив. Якутов

Показать полностью
13

Теории реставрации капитализма в СССР. Часть 5

Чувства российских граждан по отношению к СССР порой кардинально разнятся: от наивной ностальгии до животной ненависти, и только КПСС большинство россиян одинаково презирают. Коммунистическая Партия Советского Союза - правящая партия страны такую “награду” от народа заслужила. При ее попустительстве, а по правде говоря, непосредственном участии вторая после США мировая сверхдержава канула в Лету.

Теории реставрации капитализма в СССР. Часть 5 Теория, История, СССР, Партия, Кпсс, Контрреволюция, Длиннопост

Но так ли просто все было на самом деле? Об этом размышляют китайский и российский исследователи в своих “теориях перерождения”. Работы у авторов оказались достаточно объемными и, чтобы не исказить смысл работ, в данной статье нашлось место только для двух теорий вместо привычных трех. По той же причине выводы оставляем на совести авторов теорий и читателей. Нумерация теорий и источников учитывает предыдущие части.


№13 Теория Ли Шэньминя


Ли Шэньмин – заместитель директора Китайской академии общественных наук, главный редактор сборника “Над этим размышляет история - заметки к 20-летию с момента развала СССР”.

= = =


Мы считаем, что, говоря о социалистическом строе Советского Союза, необходимо рассматривать его два составляющих: основной политико-экономический режим и конкретные механизмы управления. Без анализа нельзя эти два понятия полностью признавать или полностью отрицать, огульно называя моделью советского социализма или сталинской моделью. Безусловно, между основным политико-экономическим режимом и конкретными механизмами управления существует неразрывная связь, включающая взаимодействие между ними. Однако между этими составляющими есть грань, позволяющая отнести их к различным категориям концепции. Основной политико-экономический режим определяет направление, качество и сущность, решает вопрос: «во имя кого, опираясь на кого». Это категория государственного строя. А механизмы управления отвечают за конкретные способы осуществления этого направления, отвечая на вопрос: «каким образом? как? », и относятся к сфере политики государства. Эти две категории нельзя огульно смешивать.


В.И.Ленин, используя основные принципы марксизма в сочетании с практикой российской революции, успешно осуществил Октябрьскую революцию, заложил базу политико-экономического социалистического строя, соответствующую российской реальности. Коренная цель неуклонного и упорного совершенствования этого строя состояла в том, чтобы народ стал хозяином страны, чтобы со временем постепенно добиться полного разрыва между традиционными отношениями собственности и традиционными понятиями и осуществить конечную цель достижения свободы всех людей и всестороннего развития личности. В то же время конкретные формы проявления этого политико-экономического строя, а также способы его осуществления должны своевременно подвергаться корректированию, реформированию и совершенствованию в соответствии с непрерывными переменами ситуации в стране. В ленинский и сталинский периоды советский социалистический строй, его проявления и непрерывно изменяющиеся конкретные механизмы управления в основном отвечали советской реальности. В этом и заключалась главная причина огромных успехов строительства социализма в Советском Союзе. Но необходимо указать, что Советский Союз был первым в мире социалистическим государством, у которого не было опыта строительства социализма. Прибавив к этому некоторые ошибочные взгляды и поступки Сталина, мы можем сказать, что все это в сумме породило некоторые проблемы, касающиеся конкретной политики и конкретных механизмов.


Так, после окончания Второй мировой войны и завершения послевоенного восстановления не были своевременно проведены реформы системы управления, заложенной еще в 30-е годы XX века и отличавшейся высокой централизацией власти; не получила в достаточной мере развития социалистическая демократия, отсутствовало совершенное законодательство, существовал культ личности. В некотором смысле, распад Советского Союза и гибель КПСС связаны с этими факторами. Но они, ни в коем случае, не являются коренной причиной и не предопределили неизбежность развала СССР и КПСС. Мы не имеем оснований полностью отрицать базовый социалистический строй, основанный Лениным. И, тем более, не должны относить некоторые недостатки и проблемы конкретных механизмов управления к вопросам базового строя, тем самым отрицая базис социалистического политико-экономического строя в Советской стране, и не можем делать вывод, что причина распада страны и гибели компартии кроется в политико-экономическом строе социализма. Те, кто утверждает, что причиной всему является «советская модель социализма», «сталинская модель», на самом деле, главную вину перекладывают на базовый строй социализма. Эта концепция по сути не отличается от концепций, сводящих причины развала СССР к таким факторам, как «утопизм» и «преждевременные роды» социализма. [17]


В высокоцентрализованном механизме управления, созданном в сталинский период, хоть и имели место порочные явления, но в основном этот механизм соответствовал требованиям международной обстановки и ситуации в стране в 30-40-е годы XX века, когда существовала блокада и опасность интервенции империалистических держав и настоятельно требовалось развитие передовых производственных сил. Это также показало правильность руководства компартии, благодаря чему Советский Союз добился успехов в индустриализации страны и в послевоенном строительстве, одержал победу в Великой Отечественной войне и еще больше укрепил и развил базовый социалистический строй. [17]


В Советском Союзе после завершения задач послевоенного строительства не были своевременно осуществлены необходимые реформы. По нашему мнению, ответственность за недостаточное осознание их необходимости лежит на Сталине. При этом также следует учесть плохое состояние его здоровья на склоне лет. Хрущевская группировка, вставшая у власти, пыталась провести кое-какие реформы, среди которых, несомненно, были и полезные начинания. Но по мере изменения ситуации Хрущев не смог своевременно осуществить правильное руководство реформами. Более того, эти реформы постепенно переросли в отрицание базового политико-экономического строя социализма, и это стало первым шагом в направлении будущего распада СССР и гибели компартии. Этот шаг был ключевым. В горбачевский период руководство КПСС, прикрываясь лозунгом «перестройки», перешло к всесторонней ревизии и полному предательству марксизма, в сущности, вступив на необратимый путь капитализма и, в конце концов, похоронив социализм. Если не признавать ошибок руководства КПСС, начиная с хрущевского и, в особенности, горбачевского периода, и называть в качестве главной причины распада СССР и гибели КПСС политико-экономическую систему, созданную в сталинский период, то это не будет соответствовать действительному положению дел и, более того, с исторической точки зрения это совершенно несостоятельно. [17]


В январе-феврале 1992 г. в своей знаменитой беседе во время поездки по югу страны, он (Дэн Сяопин) подчеркнул:


«Нужно отдавать себе ясный отчет и обратить внимание на подготовку смены. В руководящий состав необходимо вводить людей с хорошими моральными и деловыми качествами, беря за критерий революционизацию, омоложение, интеллектуализацию и специализацию руководящего состава. Именно за счет этого надо обеспечить проведение основной линии партии в течение 100 лет, гарантировать длительный покой и порядок в стране, о чем мы и говорим». «Правильный политический курс гарантируется правильной организационной политикой. Дела Китая будут ли идти успешно, сможем ли мы неуклонно придерживаться социализма и политики реформ, сможет ли экономика страны быстро развиваться, будет ли стабильна обстановка в стране - во всем этом ключевым является человеческий фактор». «Когда удачно подобран состав Политбюро и особенно его Постоянного Комитета, то... можно устранить любые беспорядки». [17]

Рассмотрим еще раз с точки зрения основной теории марксизма диалектическую связь между личностью и механизмом того или иного режима. Марксизм всегда считал, что производительные силы определяют производственные отношения. Совокупность общественных производственных отношений составляет экономический базис общества, а экономический базис, в свою очередь, определяет надстройку. Люди, занятые в производстве, являются самым революционным, самым активным фактором производительных сил. Механизм режима является органической частью общественной надстройки. Человек создает и совершенствует этот механизм, он же или придерживается, или изменяет этот механизм. Поэтому, по сути говоря, именно человек определяет механизм режима. Именно это имел в виду в поздние годы Дэн Сяопин, говоря, что решающим является человеческий фактор. Конечно, определенные производственные отношения и надстройка могут производить обратное воздействие на производительные силы и экономический базис. Такая связь проявляется в отношениях между человеком и механизмом режима. Т.е. механизм режима в определенных условиях производит обратное воздействие на производительные силы, включая человека. При определенных условиях обратные воздействия могут играть решающую роль. [17]


Сформировавшийся режим, безусловно, влияет на действия человека, сдерживая и ограничивая их. Но ключевым остается руководящая роль теории в создании и реализации механизма, потому что без революционной теории не может быть революционных действий. Способность к абстрактному, рациональному теоретическому мышлению есть основное отличие человека от остальных живых существ на Земле и особое проявление субъективных способностей человека. Поэтому, как мы считаем, главная причина распада Советского Союза и гибели КПСС кроется не в механизме режима, а в отходе от марксизма и предательстве коренных интересов широких народных масс хрущевской, а затем и горбачевской руководящей кликой. Хрущев, Брежнев и, в особенности, Горбачев никогда не смогут смыть с себя вины за ту роль, которую они сыграли в распаде Советского Союза и гибели КПСС. [17]


Созданный в ленинский и сталинский период социалистический строй и управленческий механизм являются осуществлением на практике в Советском Союзе теории социализма, разработанной марксистской наукой. Практика показывает, что этот строй соответствовал реальности Советского Союза, и он достиг больших успехов. [17]


На свете не бывает совершенных людей, и Сталин - не исключение. Сталин совершил серьезные ошибки, особенно в поздний период своей деятельности. В число этих ошибок входят деспотичные методы работы, нанесшие ущерб принципу демократического централизма и социалистическому законодательству. В ходе борьбы против контрреволюционных элементов, с одной стороны, многие контрреволюционеры понесли заслуженную кару, но, с другой стороны, были невинно осуждены преданные коммунистическим идеалам люди и простые хорошие люди, что также нанесло большой ущерб. Сталин совершил серьезные ошибки, нанесшие вред Советской стране, однако надо видеть, что под его руководством Советский Союз осуществил индустриализацию страны и внес большой вклад в дело победы над фашизмом во Второй мировой войне. Все это говорит не только о преимуществе социалистического строя, но и о том, что Сталин является верным и непоколебимым коммунистом. На первом месте, несмотря ни на что, стоят его заслуги. [17]


Мы можем сделать такой вывод: крушение 1991 г. не есть поражение марксизма, это лишь поражение одного вида догматизма, берущего начало с постепенного отхода от марксизма во времена Хрущева и кончающегося изменой Горбачева марксизму. Это не есть поражение социализма или «сталинской модели» социализма, это есть поражение другой формы капитализма, берущего начало с постепенного отхода от марксизма во времена Хрущева и кончающегося изменой Горбачева марксизму. Как можно говорить о поражении социалистического демократизма? Это не есть поражение коммунистической партии как передового отряда пролетариата в его первоначальном смысле. Это фактически поражение буржуазной политической партии, полностью переродившейся в результате отхода от марксизма Хрущева и предательства Горбачева. [17]


Есть много причин, повлекших крушение КПСС и распад Советского Союза, но их можно разнести на три категории. Первая - внешние факторы, в т.ч. «мирное перерождение», военная угроза Запада во главе с США, борьба за мировую гегемонию. Вторая - просчеты и ошибки в ходе практической реализации социализма. Третья - отход от марксизма и народных масс, начиная с Хрущева и кончая предательством Горбачева. Из вышеназванных трех категорий причин главной является третья, она же является определяющей стороной противоречия. Поэтому, ухватив эту главную причину, мы сможем легко и последовательно выявить все остальные. [17]


Обобщая уроки Советского Союза, мы можем увидеть четкую схему: причина распада Советского Союза находится внутри самой компартии, а истоки этих ошибок лежат в области теории. Важной причиной ошибок является недостаточная теоретическая подготовка партийного руководства - низкий уровень этой подготовки приводит к расшатыванию веры в коммунистические идеалы. Ленин в своей деятельности проявил себя непоколебимым, великим марксистом. Проблемы появились в сталинский период, но это, несмотря ни на что, были ошибки, допущенные великим марксистом. В хрущевский период эти ошибки начали качественно изменяться. Период от Хрущева до Брежнева, а затем до Горбачева явился периодом постепенного завершения отхода от марксизма и его предательства, что привело, в конце концов, к крушению КПСС и распаду Советского Союза. [17]


Если мы говорим о том, что истоки перемен в Советском Союзе лежат в теоретической области, внутри партии, можно ли тогда говорить, что истоки всех исторических перемен нужно искать в изменении человеческого мышления? Нет. Марксизм говорит: нужно оставаться на базе реальной истории. Нельзя объяснять практику, исходя из понятия, а наоборот, исходя из материальной практики, объяснять понятие. Необходимо здесь заметить: советский социализм родился не из пустоты, он подготавливался и появился на основе старой России, которая, со своей стороны, передала Советской России в наследство определенные производительные силы, капитал и определенную социальную среду и тем самым определила дальнейшее развитие страны, имеющее свою специфику. В т.ч. такие непреодолимые вещи, как товарное производство, обмен валюты, необходимость высокой оплаты труда специалистов и т.д.


Далее следует отметить влияние мощных производственных методов и всей производственной системы Запада во главе с США. В военное время непоколебимая вера поддерживала людей в их ожесточенной борьбе. В мирное же время в процессе активного или пассивного общения с западным миром во главе с США, вследствие наблюдения за различиями в сфере собственности, в сфере распределения и образа жизни, в узкой среде так наз. социальной элиты рождается чувство зависти к тому, что на Западе в руках малой части людей сосредоточена большая часть общественного богатства. [17]


Третье, на что следует обратить внимание, это удар, наносимый огромным материальным богатством, т.е. деньгами, сосредоточенным в руках Запада во главе с США…


Формы и методы покупки таких людей многообразны. По воспоминаниям помощника Горбачева последний, придя к власти, «вскоре получил много наград, премиальных подарков, гонораров от западных стран. Скоро на его банковской книжке насчитывалось более миллиона американских долларов». В сентябре 2003 г. во время беседы автора с историком Р. Медведевым в Москве, последний сказал: «Несомненно, Горбачев и Ельцин получили немало денег от западных стран...»


Т.е. можно сказать, что Горбачевы и Ельцины присвоили, сделав своей собственностью, труд государства, нации и народа за счет продажи коренных интересов государства, нации и народа. Вышеобозначенные три пункта указывают на экономические корни зарождения буржуазной идеологии в советском социалистическом обществе, в особенности внутри правящей партии. Сделав такой анализ, мы ясно увидим, что история распада Советского Союза и крушения КПСС является также историей классовой борьбы, причем историей классовой борьбы в особой форме. [17]


№14 Теория Головина


В. В. Головин – автор журнала «Марксизм и современность».

= = =


Марксизм считает общественное развитие естественноисторическим и открытым процессом, процессом самосоздания человечества. Совершенствование производительных сил, лежащее в основе исторического прогресса определяет наиболее общую тенденцию в истории – переход от систем с преобладанием естественной детерминации отношений людей к системам с преобладанием детерминации социальной. Если на ранних ступенях истории жизнь социума почти полностью была обусловлена внешними факторами, то постепенно результаты развития начинают все более соответствовать сознательно поставленным целям. Люди способны переделать мир с помощью критической социальной теории, идеологических усилий и соответствующей политической практики.


ХХ век весьма и весьма приблизил человечество к этому рубежу. Его великие войны, революции и контрреволюции были всё менее спонтанны, и всё более соответствовали поставленным целям, под которые осуществлялась концентрация усилий. Эти цели не возникают произвольно, но отражают возможности и требования воспроизводства или развития конкретных обществ, они проистекают из движения данных объективных условий и претворяются в стратегию действий различных социальных сил. Объективные условия каждого момента в развитии общества содержит в себе спектр конкурирующих возможностей и направлений движения. В связи с этим исторический прогресс не есть прямая линия, фатально заданная человечеству. Он с необходимостью включается в себя возможность ложных путей и попятных движений.


В динамическом механизме общественного прогресса политические партии есть одна из главных сил, обеспечивающих его направление, скорость и итоги. [18]


В первой половине ХХ века коммунисты России, бывшие поначалу малой группой из нескольких сот человек в 150-миллионном народе... возглавили социалистическую революцию, предвосхитили решение всех главных задач построения социализма в СССР, заложили основы мировой системы социализма, в большой степени воплотив тем самым великий гуманистический проект марксизма.


Однако на рубеже 90-х годов 19-миллионная КПСС, несмотря на способность сохранять хорошие темпы экономического роста и высокие социальные стандарты жизни народа, изменилась настолько, что утратила доверие трудящихся… [18]


Предательством и помощью Запада объяснимо многое на рубеже 90-х годов, однако предательство есть акт единовременный, и потому не объясняет появление общественных условий, побудивших массы участвовать или отстранёно смотреть на погром и разграбление социалистического государства. Его явно мало для объяснения процесса сосредоточения в верхах партийной иерархии преимущественно тех, кто имел за душой лишь жалкие неолиберальные рецепты. Указание на измену не делает ясным и то, почему именно эти люди смогли повести за собой партию. Этого не могло бы быть при сохранении коммунистического сознания её членов. [18]


О каких закономерностях нужно вести речь? Коммунистическая партия есть субъект социальной жизни, и появление, и развитие которого происходит согласно общим законам диалектики. Она существует в системе внутренних и внешних противоречий, в ней идёт накопление количественных изменений, приводящих к качественным скачкам, что, в свою очередь, вызывает отрицание прежних и переход к новым формам бытия. В силу действия этих законов партия не является субъектом всегда равным самому себе; не может и не должна иметь неизменные характеристики. Историческими обстоятельствами предопределена разница программ, лозунгов, очередных задач, внешнеполитических усилий и масса иных параметров деятельности. [18]


Перерождение коммунистической партии есть один из возможных вариантов её развития, обусловленный действием тех же законов диалектики. Этот вариант порождается необратимыми изменениями доктринальных основ и классового характера партии, целей и смыслов деятельности, делающими её неспособной выполнять свои объективные функции в обществе. Возможность перерождения партии, как скрытая потенция, существует постоянно, на протяжении всей истории коммунистического движения, иногда превращаясь в ведущую тенденцию. [18]


Как отличить естественное развитие коммунистической партии от её перерождения, если они вызваны действием одних и тех же причин? Очевидно, только по выполнению или невыполнению партией своих объективно обусловленных функций. Эти функции заданы не произвольно, но вытекают из потребностей рабочего класса... "Марксизм, – говорил Сталин, есть научно выражение коренных интересов рабочего класса". Только по отношению к этим интересам обретают смысл понятия "перерождение", "ревизия", "догматизм", "оппортунизм" и т.п. применительно к коммунистической партии. [18]


Отказ от революционной теории марксизма произошел во второй половине 50-х годов. В третьей программе КПСС от неё остались лишь неясные следы, а понимание её основных принципов оказалось заблокировано предрассудками и превратными представлениями о ней. При обосновании третьей программы КПСС в 1961 году она была помянута лишь в том смысле, что программа 1919 года "провозгласила: началась эра всемирной пролетарской, коммунистической революции", что "всё дальнейшее развитие исторических событий происходило так, как предвидели марксисты-ленинцы". Логично теорию, подтвержденную ходом истории, класть в основу дальнейшей деятельности. В советской истории случилось иное: теория публично не отвергалась и не осуждалась, но была тихо изъята из оборота и перестала даже упоминаться.[19]


Для разъяснения этой зависимости остановимся вкратце на проблеме "класс-партия". За понятиями "революция пролетарская" и "революция перманентная" в марксизме стоит идея необходимости двух последовательных побед пролетариата в коммунистической революции. [19]


Следовательно, первой победой классики назвали замену политической власти буржуазии диктатурой пролетариата. Социальный итог второй победы они видели в упразднении пролетариатом самого себя как класса и в становлении бесклассового общества, а экономический итог – в уничтожении "собственного способа присвоения", т.е. товарно-денежных отношений, делающих его эксплуатируемым классом. Идея второй победы указывает на глубинное, сущностное различение марксизмом между революцией политической и революцией социальной. Об этом коммунисты помнили до начала 60-х годов, что отражено в Декларации Московского совещания коммунистических и рабочих партий 1957 года, где было сказано, (пожалуй, в последний раз), что "для рабочего класса завоевание власти является лишь началом революции, а не ее завершением". Только вместе обе победы составляют коммунистическую революцию. Сегодня ясно, что первая победа случалась неоднократно, вторая пока никогда. [19]


Уже в "Манифесте коммунистической партии" отмечено, что "...организация пролетариев в класс, и тем самым – в политическую партию, ежеминутно вновь разрушается конкуренцией между самими рабочими". Конкуренция превращает в каждый данный момент времени большую или меньшую часть рабочего класса в силу, стабилизирующую капитализм. "Капитализм, не был бы угнетающим массы капитализмом, если бы это было не так", – резюмировал Ленин. Социальная сила рабочих, которая заключается в их численности, уничтожается их разобщенностью как в национальном, так и в мировом масштабе. Чем многочисленнее становится пролетариат по причине углубления разделения труда, тем большей становится сила конкуренции, дробящая его на противостоящие друг другу отряды. Следовательно, если пролетариат станет "абсолютной стороной общества" при сохранении "собственного способа присвоения", общество может вновь вступить в порочный круг эксплуатации человека человеком.


Пока не было побед антисоциалистических контрреволюций с участием отдельных отрядов рабочего класса, эти мысли классиков не замечались или воспринимались как оставшиеся в прошлом. [20]


Несомненно, что функции партии не остаются неизменными во времени. На первый план выдвигаются то одни, то другие из них. Однако на всех этапах борьбы коммунистов главной функцией и высшей целью их деятельности является превращение пролетариата из "класса в себе" в "класс для себя". [20]


Причём, настаивал Ленин при выработке первой программы РСДРП, нужно учитывать, что "…с точки зрения основных идей марксизма, интересы общественного развития выше интересов пролетариата, – интересы всего рабочего движения в его целом выше интересов отдельного слоя рабочих или отдельных моментов движения".


Отсюда коммунистической партией является лишь та, которая в политике защищает коренные интересы рабочего класса, но защищает и от него самого. Только не забывая об этом можно послойно снимать противоречия существования рабочего класса. Эта задача сохраняется как в период борьбы за политическую власть рабочего класса, так и после неё. [20]


Завоевание политической власти пролетариатом отнюдь не снимает противоречий в развитии класса, противоречий в союзе партии и класса, и в самой партии. Наоборот, даже обостряет некоторые из них, ибо начинаются "долгие муки родов" нового общества. [21]


Завоевание власти отнюдь не создает условий, когда партия может действовать по собственному произволу. Условия становления социализма не являются условиями его существования. [21]


Кроме того, однажды возникшее классовое сознание пролетариата не есть постоянно действующий фактор. Массы быстро теряют ориентацию в борьбе, готовы взвалить на новую власть ответственность за бедствия, источником которых является отнюдь не она, а сопротивление буржуазии и объективные обстоятельства бытия. Пролетариат завоевывает политическую власть, но значительная его часть с сознанием прошлой эпохи… [21]


Диалектика развития рабочего класса после завоевания власти такова, что движение ко второй победе не проще, чем к первой. Даже самый короткий опыт советской власти убедил в том, что борьба коммунистов за социализм должна быть направлена не только вовне рабочего класса, но и внутрь его самого… [21]


...В определенном смысле можно сказать, что борьба против буржуазных влияний внутри рабочего движения при капитализме сравнительно легка, ибо очевиден классовый враг. В условиях диктатуры пролетариата задача борьбы с пробуржуазными потенциями класса сохраняется, но происходит в условиях неочевидности. С завоеванием политической власти пролетариатом борьба между его непосредственным интересом и объективной тенденцией прогресса перемещается в само сознание пролетариата. Предметом борьбы коммунистов становятся инстинкты класса, рожденные отчужденным трудом. Проблема касается не индивидуумов, а масс, тех практик, в которые они вовлечены, и которые партия должна научиться понимать и осваивать, чтобы трансформировать их… [21]


Поэтому политика партии при Сталине заключалась в минимизации неизбежных отрицательных последствий товарно-денежных отношений и в резком сокращении сферы их действия путём вывода из неё всех средств производства и расширения общественных фондов потребления... [22]


В 1952 году Сталин подтвердил необходимость сохранения этой линии… Его преемники выводом пренебрегли. [22]


Первая опасность, по Сталину, заключалась также в том, что "капиталистические элементы ведут борьбу не только в области экономики. Они стараются перенести борьбу в область идеологии пролетариата, пытаясь заразить наименее устойчивые отряды партии неверием в дело социалистического строительства, <..> причём нельзя сказать, чтобы их старания оставались абсолютно бесплодными".


Основанием для вывода о небесплодности попыток было понимание факта, что пролетариат не только завоевывает политическую власть с сознанием прошлой эпохи, но и долго воспроизводит его, поскольку невозможно мгновенно перекрыть его источник – отчуждение труда, и порождённые им вековые традиции. Понимание этого отразилось в концепции культурной революции… [22]


И этими выводами преемники Сталина пренебрегли. При обосновании третьей программы КПСС Хрущевым было заявлено, что культурная революция завершена. [22]


...Так всегда виделась марксистам роль классовой партии пролетариата как идеологического субъекта. Выполнение партией этой своей главной функции предопределяет ход и исход политической борьбы класса, как при капитализме, так и при социализме. Бесчисленно повторенное и повторяемое ныне утверждение о завершенности культурной революции сыграло крайне негативную роль в становлении мировоззрения коммунистов. Утверждение в качестве субъекта-носителя идеологии самого народа исключает необходимость подобной партии, а заодно и саму возможность появления научной идеологии. [22]


Вторую опасность для партии Сталин видел в "непонимании того элементарного требования интернационализма, в силу которого победа социализма в одной стране является не самоцелью, а средством для развития и поддержки революции в других странах". [22]


Решая сугубо национальную задачу объединения страны, большевики в Декларации об образовании СССР заявили, что этот союз является "новым решительным шагом по пути объединения трудящихся всех стран в Мировую Социалистическую Советскую Республику". Само образование СССР стало возможным в силу того, что национальные коммунистические партии государств, возникших на пространстве бывшей империи, были объединены Коминтерном и стремились к общей цели. [22]


Эти факты доказывают, что задачи национальные ставились и решались непременно в контексте задач интернациональных; вторые определяли первые. Даже курс на строительство социализма в нашей стране подтверждает это. Он отнюдь не был ревизией теории мировой революции в пользу национального социализма, в чём тогда Сталина обвинял Троцкий, и за что теперь Сталина хвалит лидер КПРФ Г. Зюганов. Да, с одной стороны, курс диктовался исключительными обстоятельствами, вынуждавшими СССР к созданию автаркической экономики, позволяющей преодолеть фрагментарность хозяйства, доставшегося от царской России и неспособного существовать в условиях экономической блокады. Но, с другой стороны...

Продолжение с примечаниями

Показать полностью
9

Ленин и Троцкий: мысль против схемы. Часть 2

В рубрике «Антитроцкизм» мы завершаем публикацию параграфа «Перспективы социалистической революции» монографии В.А. Сахарова. В предыдущем фрагменте Сахаров наглядно показал, как Ленин переосмысливал практику русской революции и изменения международной обстановки. В результате этой работы родилась ленинская теория построения социализма в окружении капиталистических стран. В ниже публикуемом фрагменте, В.А. Сахаров показывает, что творческой марксисткой мысли Владимира Ильича, Троцкий смог противопоставить только догматические устаревшие схемы. Ленин разъяснял партии и рабочему классу, что открывшиеся перспективы построения социализма, без опоры на мировой революционный процесс, требуют от партии и рабочих использования рыночных методов хозяйствования. В умении использовать капиталистические отношения на благо социализма заключался успех диктатуры пролетариата. А значит необходимо овладевать ими, необходимо повышать культурный и образовательный уровень коммунистов и рабочих. Таким образом, Ленин не просто формулировал новую теорию построения социализма, но и одновременно выдвигал перед пролетариатом и партией насущные практические задачи, которые немедленно надо было решать.

Ленин и Троцкий: мысль против схемы. Часть 2 Сахаров, История, Ленин, Троцкий, Книги, Теория, Длиннопост

Троцкий же, как теоретик ничего не мог противопоставить ленинскому анализу и оставался в рамках своей схемы под названием “перманентная революция”. Согласно этой схеме главным условием победы социализма оставался западный пролетариат, который должен своими революциями прийти на помощь Советской республике. Рассмотрев смысл троцкистской теории и её расхождение с ленинской, В.А. Сахаров замечательно подводит итог: в то время, когда Троцкий продолжал игнорировать произошедшие изменения в мировом классовом раскладе сил и продолжал настаивать на зависимости русского пролетариата от западного, Ленин увидел в русском рабочем классе и его союзе с русским крестьянством новую силу, которая возглавила мировое революционное движение.


===


ПЕРСПЕКТИВЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ


Новая борьба принимает форму соревнования с буржуазией на хозяйственном поприще. Диктатура пролетариата ведет ее, стремясь доказать крестьянству, что советская власть может организовать хозяйственную жизнь страны и удовлетворить интересы и потребности крестьянства не хуже, а лучше, чем буржуазия. Отсюда требование учиться у буржуазии капиталистическим методам хозяйствования, учиться хозяйствовать. Доказать умение хозяйствовать надо быстро, за год, ждать долго крестьянство не станет. Либо советская власть докажет крестьянину, что умеет помочь ему, «либо он нас пошлет к чертям. Это совершенно неминуемо». Поскольку результатами этого соревнования с буржуазией будут проверяться успехи советской власти, то оно — не просто состязание, а «отчаянная, бешеная, если не последняя, то близкая к тому, борьба не на живот, а на смерть между капитализмом и коммунизмом», «еще одна форма борьбы между буржуазией и пролетариатом». И это понятно, ведь хозяйственное соревнование — лишь способ одержать экономическую, а значит, и политическую победу над буржуазией и уничтожить ее как класс.


Победа в этой борьбе за крестьянство, парализовав на время его антисоциалистический потенциал, позволила бы задействовать на стороне социалистической революции демократический потенциал крестьянского движения и благодаря этому изолировать и победить силы внутренней контрреволюции. Ленин видит возможность выиграть этот бой за крестьянство и благодаря этому реализовать мирный вариант развития социалистической революции. Проводить такую политику — задача сложная, но не безнадежная, так как опыт гражданской войны научил и пролетариат, и крестьянство соизмерять и согласовывать свои интересы.


Ленин считал, что большевики могут выдержать этот экзамен, что успех борьбы зависит только он них самих. «Политической власти» и «экономической силы» в руках диктатуры пролетариата «совершенно достаточно для того, чтобы обеспечить переход к коммунизму». Более того, вопрос о победе революции Ленин не связывает с оценкой степени отсталости или развитости страны. Для Ленина этот вопрос давно решен положительно — минимум необходимых условий для этого в России есть. Все другие условия для победы имеются. О мировой революции как условии победы или успешного решения внутренних проблем российской социалистической революции — ни слова. Более того, Ленин считает, что с мировой буржуазией «еще много будет "последних и решительных боев"». И он не предрекает трагического исхода этих боев для российской социалистической революции. Наоборот, выражает уверенность в победе, следовательно, Ленин положительно решает вопрос о победе социализма в условиях капиталистического окружения.


Ленин допускал, что в ходе «последнего и решительного боя» может быть не только победа, но и поражение в результате открытой борьбы, и, кроме того, возможно перерождение революции. Главные опасности для революции Ленин видел не во внешних условиях ее существования, а во внутренних проблемах ее развития. Новая экономическая политика, сняв или притупив некоторые из этих опасностей, обострила другие. В советской исторической литературе существовала определенная эйфория по поводу НЭПа, выражавшаяся в акцентировании внимания на открываемых им возможностях и оставлении без должного внимания связанных с ним трудностей. Ленин поступал иначе, он указывал не только на новые возможности развития социалистической революции в России, но и на опасности для нее, которые несла с собой новая экономическая политика. Много внимания он уделил этой проблеме на XI съезде РКП(б).


Ленин говорит об угрозе перерождения революции. О ней (угрозе «термидора») часто говорил Троцкий, при этом радикально расходясь с Лениным в вопросе о возможных причинах его. В полном соответствии с теорией «перманентной революции» Троцкий усматривал причины [«термидора» - прим. редакции Бескома] в отсутствии мировой пролетарской революции и, кроме того, в личностных качествах вождя. Ленин развивал прямо противоположные взгляды на этот счет. Он не только не ставил угрозу возможного перерождения революции в зависимость от успехов или неудач мировой революции, но и, возможно, возражая Троцкому, говорил, что опасность перерождения исходит не от личных качеств революционеров, а от «гигантских масс». Эта опасность возникает в том случае, если эти массы считают, что проводимая политика не отвечает их интересам. Последнее обстоятельство в условиях НЭПа практически всецело зависело от умения большевиков хозяйствовать. Его явно не хватает по причине недостатка «культурности тому слою коммунистов, который управляет». Ленин обращал внимание на опыт истории, который свидетельствовал, что «термидор» неизбежен, если уровень культуры победителей ниже, чем у побежденных. Для российской социалистической революции это была реальная угроза: как бы ни низка была культура новой буржуазии, а культура пролетариата и крестьянства была гораздо ниже. Пока не выучились, коммунисты-администраторы лишь номинально будут являться руководителями, реальная же власть будет принадлежать тем, кто действительно умеет управлять, — тем «спецам», отнюдь не разделявших идеи социалистической революции, к помощи которых большевикам приходилось обращаться. Эта проблема решалась созданием собственных квалифицированных кадров. Задача, хотя и трудная, но решаемая. Если с этих позиций оценить предложения Троцкого о реорганизации системы управления народным хозяйством, то придется признать, что они как раз и несли в себе угрозу «термидора».


Ни на XI съезде, ни позднее оппоненты Ленина не смогли противопоставить разработанной им концепции ничего равноценно по значимости выводов и уровню их обоснования. Главный из них — Троцкий — продолжал повторять свои прежние оценки и прогнозы. Это показало последнее сопоставление Лениным и Троцким своих взглядов и оценок, произошедшее в конце 1922 г. Выступая на V съезде Российского коммунистического союза молодежи (11—19 октября 1922 г.), Троцкий определил свое видение перспективы развития революции и существования советских республик. Он заявил, что если капитализм в течение 10 лет устоит перед угрозой революции, то это будет означать, что мировой капитализм «достаточно силен, чтобы раз навсегда (курсив наш. — B.C.) подавить пролетарскую революцию во всем мире, конечно, подавить и Советскую Россию». Как видно, Троцкий вполне определенно противопоставляет свои оценки ленинским. У Ленина проведение НЭПа в течение 10—20 лет открывает возможность для перехода к социализму, а у Троцкого 10 лет НЭПа равносильны гибели советской власти и революции. Но и это не все. По Троцкому получается следующая перспектива мировой революции: либо она начнется и одержит решающие победы в ближайшие 10 лет, либо она снимается с повестки дня истории развития человечества. Или все и сразу, или ничего и никогда.


Как бы принимая вызов Троцкого и включаясь в полемику с ним, Ленин в приветствии IV конгрессу Коминтерна рисовал совершенно иную перспективу: «Советская власть... более прочна, чем когда бы то ни было... Победа будет за нами». Свой доклад на конгрессе (13 ноября) он фактически посвятил обоснованию этой оценки. Он, в частности, говорил: «Я полагаю, что все мы со спокойной совестью можем утвердительно ответить на этот вопрос (о пользе правильного отступления. — B.C.), а именно в том смысле, что прошедшие полтора года положительно и абсолютно доказывают, что мы этот экзамен выдержали». Это был своего рода ответ на вопрос о способности большевиков показать крестьянству свое умение хозяйствовать. Ленин выражал уверенность, что стоящие проблемы (накопление финансовых средств, прежде всего) будут решены, уже начали решаться. «Самое главное, — считал Ленин, — <...> Крестьянство довольно своим положением. Это мы спокойно можем утверждать... Крестьянство является у нас решающим фактором... нам не приходится опасаться с его стороны какого-нибудь движения против нас. Мы говорим это с полным сознанием, без преувеличения» (курсив наш. — B.C.). Отметив успехи советской власти, достигнутые на базе НЭПа, и ошибки, допущенные международной буржуазией, Ленин констатирует, что «перспективы мировой революции... благоприятны» и они могут снова стать «превосходными». Анти- троцкистская по сути своей направленность этих оценок Ленина очевидна.


Ленинскому анализу возможностей развития революции в условиях НЭПа Троцкий на этом конгрессе Коминтерна смог противопоставить лишь общие рассуждения, которые свидетельствуют о том, что он сохранял верность своим прежним взглядам и неспособен был вести аргументированную дискуссию с Лениным по существу проблемы. Они стоят того, чтобы воспроизвести их: «После завоевания власти задача строительства социализма, прежде всего хозяйственного, встает, как центральная и вместе с тем труднейшая. Разрешение этой задачи зависит от причин разного порядка и разной глубины: во-первых, от уровня производительных сил и, в частности, от соотношения между индустрией и крестьянским хозяйством; во-вторых, от культурного и организационного уровня рабочего класса, завоевавшего государственную власть; в-третьих, от политической ситуации международной и внутренней: побеждена ли буржуазия окончательно или еще сопротивляется, — имеет ли место иностранная военная интервенция, — саботирует ли техническая интеллигенция и пр. и пр.


По относительной важности эти условия социалистического строительства должны быть расположены в таком порядке, в каком мы их привели. Самое основное условие — это уровень производительных сил; потом следует культурный уровень пролетариата; и, наконец — политическая и военно-политическая ситуация, в которую попадает пролетариат, овладев властью.


Но это последовательность логическая. А практически — рабочий класс, взявший власть, прежде всего, сталкивается с политическими затруднениями... во вторую очередь пролетарский авангард сталкивается с затруднениями, вытекающими из недостаточности культурного развития этих рабочих масс. И только в третью очередь его хозяйственное строительство упирается в пределы, поставленные наличным уровнем производительных сил». В НЭПе Троцкий видел всего лишь «систему мероприятий, которая обеспечивала бы постепенный подъем производительных сил страны даже и без содействия социалистической Европы», т.е. политику, в принципе позволяющую нарабатывать «материал» для будущей социалистической революции, но не более того. Показательно, что и в этом, программном по своему характеру выступлении у Троцкого не нашлось места для анализа проблемы участия крестьянства в социалистической революции. Очевидно, потому, что Троцкому нечего было сказать по этому поводу, так как для него эта проблема сводилась к борьбе с контрреволюционными устремлениями крестьянства.


Заботило его поражение революции в странах Европы, создавшее «для Советской Республики и ее хозяйственного развития наименее благоприятные условия» «в кольце экономических блокад». «Главные козыри, — говорил Троцкий, — явно на нашей стороне — за исключением одного, очень существенного: за спиной частного капитала, действующего в России, стоит мировой капитал. Мы все еще живем в капиталистическом окружении. Поэтому можно и должно поставить вопрос, не будет ли наш зарождающийся социализм, хозяйничающий еще капиталистическими средствами, загублен мировым капитализмом?» И отвечает: «Если допустить, в самом деле, что капитализм будет существовать в Европе еще столетие или полстолетия и что Советская Россия должна будет к нему приспосабливаться в своей хозяйственной политике, то тогда вопрос решается сам собой, ибо этим допущением мы заранее предполагаем крушение пролетарской революции в Европе и наступление новой эпохи капиталистического возрождения»* [* - Усматривать в этих условиях точный прогноз судьбы российской социалистической революции нет оснований. Во-первых, в ходе развития мирового революционного процесса социалистическая революция вышла далеко за пределы первых советских республик, во многих странах было построено социалистическое общество. Во-вторых, причины поражения социализма в СССР и других странах не могут быть сведены к тому, о чем говорил Троцкий - прим. В.А. Сахарова].


В оценке перспектив российской социалистической революции Троцкий смыкался с меньшевиками (социал-демократами): если социалистическая революция в Европе задержится (по Троцкому, это маловероятно, а для социал-демократов — нечто само собой разумеющееся), то НЭП приведет к крушению социалистической революции в России. Обе стороны согласны в том, что это произойдет через внутреннее перерождение («термидор»). Не спасает положения и то, что Троцкий устанавливал большие сроки — 50—100 лет. Месяц назад он определял этот срок в 10 лет. «Прогресс» очевиден, однако он свидетельствует не об эволюции взглядов Троцкого, а о маскировке им одиозных и непопулярных в большевистской партии выводов, а также о том, что эти прогнозы носят эмоциональный и догматический характер. Полная «безнадежность», стопроцентный «пессимизм», от которого Троцкий всегда пытался отговориться, но который постоянно проявлялся как бы независимо от его воли.


В этом выступлении на IV конгрессе Коминтерна Троцкий впервые после 1917 г. противопоставил ленинской концепции социалистической революции в России свою систему взглядов и оценок, правда, еще не проработанную в деталях, но вполне сформировавшуюся в своих основных положениях, подходах.


Н.А. Васецкий оценивает доклад Троцкого о НЭПе на IV конгрессе Коминтерна как «вершину в его политической карьере в послевоенный период. Выше, с точки зрения теоретического осмысления НЭПа, он больше не поднялся». Думается, Васецкий прав. Но к этой оценке надо добавить, что выступление Троцкого стало также кульминационной точкой в его расхождении с Лениным в принципиальных вопросах социалистической революции.


Известно, что Троцкий позднее (например, на XV конференции) возражал против противопоставления его взглядов, изложенных на конгрессе Коминтерна, ленинским. При этом он ссылался на ленинскую записку, направленную ему 25 ноября 1922 г.: «Прочел Ваши тезисы относительно НЭПа и нахожу их, в общем, очень хорошими, а отдельные формулировки чрезвычайно удачными, но небольшая часть пунктов мне показалась спорной». Однако в ленинском тексте нет ничего, что позволило бы расшифровать ее в духе Троцкого, поскольку Ленин не уточняет ни тех позиций, которые удовлетворили его, ни тех, которые показались ему спорными. Зато в этой записке есть указание на ценную сторону этих тезисов: «они будут удачны для ознакомления иностранной публики с нашей новой экономической политикой». Вот и все. Но если «удачную» и «полезную» часть тезисов Троцкого Ленин свел к пропаганде, то, следовательно, теоретические оценки и политические прогнозы Ленин не относит к ним и, очевидно, числит среди «спорных» пунктов. Таким образом, эту попытку Троцкого найти в Ленине свидетеля совпадения их взглядов в основных теоретических и политических вопросах нельзя признать удовлетворительной.


Троцкий выступал на конгрессе 13 ноября 1922 г. сразу же за Лениным, поэтому Ленин ответить ему здесь же на Конгрессе не мог, но он использовал для этого первое же публичное выступление — 20 ноября 1922 г. на заседании Моссовета, которое стало его последним выступлением. В.И. Ленин говорил, что «у нас не было сомнения в том, что мы должны... добиться успеха в одиночку... Мы должны рассчитать в обстановке капиталистической, как мы свое существование обеспечим; как мы получим выгоду от наших противников». Шанс на успех давала конкуренция между капиталистическими государствами, открывавшая возможность для манёвра между ними, поэтому задача состоит в том, чтобы перед лицом капиталистического мира стать «сильным, самостоятельным» государством. А дальше Ленин прямо формулирует свой, пожалуй, самый главный антитроцкистский тезис: «Социализм уже теперь не есть вопрос отдаленного будущего... Мы социализм протащили в повседневную жизнь и тут надо разобраться. Вот что составляет задачу нашего дня, вот что составляет задачу нашей эпохи. Позвольте мне закончить выражением уверенности, что как эта задача ни трудна, как она ни нова... все мы, не завтра, а в несколько лет, все мы вместе решим эту задачу во что бы то ни стало, так что из России нэповской будет Россия социалистическая».


Так Ленин, выявляя новые возможности российской революции, в 1921—1922 гг. все больше уходил от старых оценок, демонстрируя творческое отношение к марксизму как к методу познания и руководству к действию. Уже тем, что он начал поиск путей решения вставших перед революцией новых задач и получил первые положительные результаты, Ленин сделал шаг вперед в области теории социалистической революции. Он двигался в сторону признания больших возможностей развития российской социалистической революции в неблагоприятных внешних условиях, большей автономности ее развития за счет выявления дополнительных внутренних возможностей и возможностей использования межимпериалистических противоречий. Ленин обосновал новое видение мировой социалистической революции и места российской революции в ней: впереди мировой революции, обогащая ее не только новым опытом, но и новыми теоретическими выводами.


Чем дальше уходил Ленин в своих воззрениях на пути развития социалистической революции в России и чем больше Троцкий уверовал в правильность своей теоретической схемы, тем больше он политически расходился с Лениным, тем больше проявлялась его политическая близость к русским меньшевиками и европейским социал-демократам и догматическое отношение к марксизму, неумение творчески подойти к нему.


К концу 1922 г. Ленин и Троцкий подошли с четко сформулированными, совершенно разными политическими концепциями, противостоя друг другу в важнейших вопросах теории, стратегии и тактики революции.


В.А. Сахаров «”Политическое завещание” Ленина: реальность истории и мифы политики

Показать полностью
-1

Калинин о советской власти

Михаил Иванович Калинин (1875—1946) — российский революционер, коммунист, советский государственный и партийный деятель.

Калинин о советской власти Калинин, Цитаты, История, Советская власть, Длиннопост

НОВЫЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ


(Речь на общегородском митинге в г. Раненбурге, Рязанской губернии, 15 июля 1919 г.)


Власть в руках рабочих и крестьян


Товарищи рабочие, граждане, гражданки города Раненбурга!


Товарищи, мы сейчас переживаем события, которые начинают собой новый период истории.


Каждый народ, когда он дорастает в своих социальных требованиях до коренной ломки, всегда выдвигает новый класс, новое правительство. Вспомните старое русское царство, полное патриархальных отношений, взращенное на Домострое. Жизнь сломала эти

отношения, произвела целую революцию в патриархальных семьях Руси. Она выдвинула для этого Петра Великого.


Сейчас мы переживаем период в тысячу раз большей ломки, чем 225 лет тому назад. В настоящее время власть перешла в руки нового класса, власть из рук буржуазно-помещичьего класса, из рук старого дворянства перешла к рабочим и крестьянам.


Конечно, много есть людей недовольных этим переходом власти. Это естественно.


Когда происходит коренная ломка всей власти, когда новые, появившиеся у власти люди заставляют прежних властителей и бездельников работать, разумеется, получается огромное количество врагов этой ломки. И вот такие-то периоды называются революционными периодами, и мы сейчас переживаем революционный период. Эти периоды, разумеется, не делает отдельный человек,— ни Ленин, ни Петр Великий, ни

Наполеон.


Обыкновенно обыватели думают, что все, что происходит, делается только героями. Нет, герои — это простые исполнители воли масс, а все главное творчество происходит в самих массах. Вожди только формулируют, объединяют требования массы.


Революционные силы накопились и прорвались, как воды в весеннее время прорываются через плотину.


Ошибки могут быть только нашими ошибками


Говоря все это, я вовсе не хочу сказать, что правительство не ответственно за свои постановления и решения. Может быть, новое правительство совершило целый ряд оплошностей, может быть, в будущем оно сделает целый ряд новых ошибок. Но есть пословица: каков поп, таков и приход. Так и здесь. Появился у власти новый класс; он из своей среды и выдвигает то правительство, которое он в состоянии выделить. И поэтому, если есть ошибки, то эти ошибки рабочего и крестьянского класса, других ошибок в этом правительстве быть не может.


Мы можем переборщить в области прижима враждебных нам классов, мы можем сделать целый ряд неправильных поступков, но всегда рабоче-крестьянское правительство руководится одной целью — внести улучшение, поднять рабочий класс и крестьянство на более высокую степень понимания их интересов. Не найдется ни одного врага, который бы бросил упрек, что хотя бы один декрет писался против интересов рабочих и крестьян. Таких декретов нет и не может быть.


Мы сумеем справиться с затруднениями


К сожалению, наше правительство должно пока еще мириться с целым рядом несообразностей. Например, сейчас есть еще множество людей, которые могут жить в Москве и Петрограде, покупая продукты по спекулятивным ценам, в то время, когда рабочие и крестьяне переносят невероятные муки голода. Но, разумеется, это не есть результат действий нашего правительства. Сразу изменить мир, сразу произвести полное

равенство в области потребления нельзя. Многое нехорошее творится у нас теми же старыми чиновниками, которые служили при прежнем правительстве. Ведь людей мы

берем на службу не с луны; мы берем из прежнего буржуазного общества людей, зараженных личными интересами. Сразу перевоспитать человечество невозможно. Поэтому сейчас мы проводим главное, основное уравнивание положения. Мы стремимся к уравнительному пользованию.


Какие бы препятствия нам ни встречались на всем пути, нет сомнения, что полтора года работы служат порукой, что рабочие и крестьяне, произведшие колоссальную работу, дальше сумеют лучше с нею справляться.


Почерпнем новые силы


Массы бросились учиться; свои знания они будут применять к строительству Советской власти. Из глубины народных масс мы сможем черпать новые творческие силы. И это нам дает уверенность, что, несмотря на все ошибки, в общем рабочие и крестьяне преодолеют все препятствия в виде Колчака, Деникина, голодовки, развала промышленности. Все это переживется, и великий русский народ сумеет построить новое государство. Русский рабочий и крестьянин заложили твердо в своей голове, что власть должна быть только в руках рабочего и крестьянина.


Дворяне думают задушить нас; этого не будет. Они сами будут раздавлены. Власть рабочих и крестьян твердо установится в Российской Советской республике.


М. И. Калинин, «К победе» (газета поезда «Октябрьская революция») № 35, 31 августа 1919 г.

Избранные произведения, Том 1, с. 97-99

Показать полностью
17

[Правда 1951]: Против формализма в работе

В публикуемой ниже статье газеты "Правда" за 1951, рассказывается о том, как крепкий передовой паровозоремонтный завод в один год превращается в отстающее, не выполняющее план предприятие. Причина банальна: неритмичная поставка сырья, в которой виновато министерство и его руководители. Для «демократов», «рыночников» и прочих антикоммунистов, это наглядная демонстрация неэффективности «командно-административной системы». Дескать, не может всё управляться государством, надо дать простор предпринимательским талантам «эффективных менеджеров» и «гениальных бизнесменов». Но это лукавство идеологов капитализма понятно - они любят раздувать проблемы социализма до невероятных масштабов и извращать их до неузнаваемости. Они навязывают представление о социализме, как об обществе, при котором не должно быть никаких недостатков. При этом скромно помалкивают о производственных недостатках капиталистических предприятий.

[Правда 1951]: Против формализма в работе Промышленность, Газета Правда, СССР, Социализм, Критика, История, Длиннопост

Сегодня буржуазные СМИ такие темы не обсуждают, но это не значит, что в капиталистических фирмах нет производственных изъянов, иначе «рыночная» экономика не знала бы банкротств. По части разбазаривания ресурсов капиталистические фирмы могут посоперничать с самым отстающим социалистическим предприятием. В частных фирмах полно бестолковых руководителей, корыстных менеджеров, жуликоватых "безопастников", которые наносят урон как отдельному предприятию, так и всей экономике. Однако эти проблемы не в зоне внимания общественности и экономической науки, их будто бы не существует, но это не значит, что их нет. Это значит, что их лицемерно замалчивают, как замалчивают и урон для народного хозяйства в целом.


Но бог с ними, с капиталистами - вернёмся к социализму. Ребёнку понятно, что социализм не может быть идеальной, не имеющей проблем общественной формацией, такой формации просто никогда не было и не будет в истории человечества. Живая жизнь протекает в противоречиях, конфликтах и в их разрешениях. Именно разрешение конфликтов и противоречий и составляют саму жизнь и являются движением вперёд, а иногда и назад.


Одна из важнейших черт социализма - это обобществление средств производства, а значит перевод противоречий из антагонистических в неантагонистические. И если антагонизмы эксплуататорских формаций были беременны революцией, то противоречия социализма могли решаться и решались в рамках самой формации. Описанный в статье случай с нерадивыми руководителями министерства по вине которых происходят сбои в работе предприятия, является острой проблемой социалистической экономики. Срывы поставок комплектующих и сырья приводили сначала к простоям, а затем к штурмовщине, снижению качества, не выполнению плана и срыву дальнейших поставок. Эту проблему в Советском Союзе так и не смогли эффективно решить вплоть до начала «перестройки». Не смогли решить, поскольку решали в неверном направлении: вместо того, чтобы расширять самодеятельность рабочих масс, привлекать всё более широкие слои трудящихся к реальному управлению производством (а значит и государством), предпочли управлять народным хозяйством сложившимся партийно-государственным аппаратом.


По другому говоря, вместо того, чтобы менять производственные отношения вслед за меняющимися производительными силами, руководство СССР пошло по пути их консервации.


===

ПРОТИВ ФОРМАЛИЗМА В РАБОТЕ


Полтавский паровозоремонтный завод по праву считался и был одним из передовых предприятий Министерства путей сообщения. В прошлые годы он неоднократно выходил победителем во Всесоюзном соревновании. В ноябре 1949 года за достигнутые успехи по ремонту паровозов и производству запасных частей для железных дорог Указом Президиума Верховного Совета СССР завод награжден орденом Трудового Красного Знамени, большой группе работников предприятия вручены ордена и медали Советского Союза.


И вот вместо того, чтобы закрепить достигнутые успехи и работать еще лучше, завод в 1950 году сдал темпы, намного ухудшил производственные показатели. В четвертом квартале 1950 года он недодал стране несколько локомотивов. На отчетно-выборном партийном собрании, которое не так давно у нас проходило, коммунисты справедливо критиковали руководителей предприятия, указывая на недостатки в нашей работе. Выполняя наказ коммунистов, руководство завода, и в первую очередь бюро партийной организации, принимает меры, чтобы вернуть Полтавскому паровозоремонтному заводу его былую славу. И это будет сделано, если одновременно и Министерство путей сообщения будет правильно и своевременно удовлетворять насущные нужды предприятия.


Дело в том, что в Министерстве путей сообщения практика планирования и обеспечения завода металлом и другими материалами страдает пороками. Речь идет, конечно, не о недодаче металла. Его государство отпускает заводу достаточное количество. Беда заключается в том, что этот металл по вине работников управления паровозоремонтными заводами министерства поступает в Полтаву с большим опозданием, без учета потребностей предприятия. Приведем факты.


Выполнять ноябрьский план 1950 года, например, завод принялся только во второй декаде, и то работа шла с неполной нагрузкой. Почему? А потому, что литейный цех получил чугун только 9 ноября, жаровые и кипятильные трубы пришли на завод еще на 10 дней позже, бронза — под конец месяца. А свинец вовсе не поступил. В результате план первой декады был выполнен всего на 8 проц., второй декады —на 90,

а третьей—на 145 процентов. Не лучше картина получилась и в следующем месяце. Чугун и трубы прибыли на предприятие в середине декабря.

Такое “снабжение” ремонтными материалами нарушает ритм в работе завода. В первой половине месяца, как правило, в цехах простой, задание по ремонту паровозов выполняется самое большее на 30 процентов. Зато ко второй половине месяца, когда на завод приходит металл, в цехах, на участках объявляется аврал, начинается давно осужденная штурмовщина. В это время инженерно-технические работники, да и руководители партийной организации превращаются в толкачей. Вместо того, чтобы заниматься организацией технической и массово-политической работы, они любыми способами «добывают» нужные детали, “шефствуют” над паровозами и т.д.


Штурмовщина, работа не по графику нарушают правильную систему организации труда, порождают недисциплинированность, приводят к повышению брака, снижают производственные возможности завода. Такой ненужной спешки на предприятии не было бы, если бы отдел материально-технического снабжения управления паровозоремонтными заводами Министерства путей сообщения устранил формализм, бесплановость в работе. Ответственные работники этого отдела и прежде всего его начальник тов. Кобылко живут лишь сегодняшним днем. Они начинают беспокоиться об обеспечении завода ремонтным материалом только по третьему звонку, когда уже в цехах завода обнаруживается явное отставание. Работники министерства мало озабочены тем, чтобы на паровозоремонтных заводах создать необходимый, узаконенный правительством, переходящий запас металлов и других материалов.


О беспечности руководителей отдела материально-технического снабжения говорит и такой пример. За последнее время вместо круглой стали размером от 28 до 70 миллиметров отдел посылает заводу десятки тонн стали крупной заготовки. Чтобы из этой стали изготовить нужные болты и другие мелкие детали, приходится перерасходовать большие денежные суммы, нерационально загружать кузнечное оборудованием.

Надеемся, что наше письмо не без ответа со стороны министерства.


Т. ГАЕВОИ.

начальник завода.

Г. КИШЕК.

Секретарь партбюро завода.

И. ЗАЛИВАДНЫЙ

Начальник отдела снабжения завода.


***


От редакции: Корреспондент «Правды» по Полтавской области тов. В. Бабенко проверил факты, изложенные в письме полтавских паровозоремонтников. Действительно, завод не имеет необходимого переходящего запаса металлов. Сейчас цехи, участки завода простаивают: ремонтные материалы еще не начали поступать.


Знают ли о таком положении на Полтавском паровозоремонтном заводе в Министертсве путей сообщения? Да, знают. Один из авторов публикуемого сегодня письма, топ. Заливадный, еще в сентябре писал и о плохом снабжении завода металлами. На просьбу редакции принять меры по сигналу тов. Заливадного заместитель министра тов. В. Гарнык тогда же сообщил: «Министерством путей сообщения приняты меры к обеспечению завода материалами и запасными частями... и созданию на заводе необходимого переходящего запаса».


Заверения заместителя министра оказались формальной отпиской. Обеспечение завода металлом не улучшилось. Тов. 3аливадный еще раз написал в редакцию. И когда второе письмо снова попало в министерство, тов. Заливадного срочно вызвали в Москву. Его встретил сам тов. Кобылко.


— Ты что это расписался? — неласково спросил он тов. Заливадного, — Смотри, поведем к министру, будешь знать, как жаловаться...


Позже тов. Кобылко составил «справку» об обеспечении материалами Полтавского паровозоремонтного завода в 1950 г. Это была очередная формальная отписка работников министерства.


Между тем завод продолжает работать неровно, рывками. Вызывает недоумение позиция местных партийных организаций, Полтавский обком и горком КП(б)У глубоко не вникают в экономику завода, не анализируют причин его отставания.


Полтавский обком партии за последние два года ни разу не заслушивал на бюро вопроса о работе коммунистов завода, хотя партийная организация его является крупнейшей в области.

источник

Показать полностью
10

[Правда 1927]: Правительство Керенского готовит отпор

Ударившая в конце 80-х годов в головы советских историков гласность оставила тяжелую травму, после которой не многие смогли восстановиться. “Открытость” архивов, доступность работ иностранных “исследователей” советского периода сбила научный прицел российским историкам, да к тому же буржуазная конъюнктура не благоволила все эти годы действительно научным изысканиям классовых битв XX века.

[Правда 1927]: Правительство Керенского готовит отпор История, Октябрьская революция, Керенский, Временное правительство, Длиннопост, Газета Правда

Каких только “теорий” Великой Октябрьской Социалистической революции не придумано за прошедшие годы: от жидомасонской до германофильской и лишь одна из теорий не пользуется популярностью сегодня - марксистско-ленинская, которая говорит о победе русского пролетариата в союзе с крестьянством и под предводительством партии большевиков над помещиками и капиталистами. Не верят в нее ученые мужи и популярные СМИ, потому, наверное, и хватаются за заговоры, подкупы, инопланетян и т.п.


Другие не верят в ее “простоту”, в ее детерминированность. Как так, какой-то бородатый мужик “предсказал”, что пролетариат неизбежно возьмет власть в свои руки, другой бородатый мужик привел пролетариат к победе - не сходится все это - слишком просто, слишком легко все получилось! В сторону отбрасывается наработанный пласт исследований по истории революций советских ученых, отодвигаются на обочину труды классиков марксизма - руководителей революции Ленина и Сталина. В ход идут мемуары белогвардейцев, эмигрантов-меньшевиков, эсеров, кадетов, помещиков и капиталистов, их жен и внучек. И уже на основе этого “объективного” анализа читателям и любителям истории выдается каша из топора.


Октябрьская революция не далась пролетариату и крестьянству легко, не далась легко она и большевикам (и прочим партиям, кто ее приближал). А все потому, что помещики и буржуазия, церковь и царизм вели беспощадную классовую борьбу, защищая свою власть и награбленное. Многие сторонники социализма не дожили до взятия Зимнего дворца: пали от пули, от сабли, от голода, от чахотки, сгнили в тюрьме, в ссылке или на каторге. Относительная легкость взятия власти пролетариатом в Октябре выстрадана десятилетиями упорной борьбы, железной организованностью пролетариата и благодаря гениальному руководству партии большевиков и Ленину.


Фигур и партии подобного масштаба в рукавах у помещиков и буржуазии не нашлось, однако они цеплялись за власть всеми способами будь то репрессии, мятежи или использование своих агентов в Советах, в рабочих и крестьянских массах, а параллельно вели переговоры с иностранными империалистами. Ход борьбы в последние месяцы перед Октябрем за власть в России прекрасно изложен в статье газеты Правда №247 за 1927 год советским историком Б. Б. Граве. Его обзор, посвященный десятилетнему юбилею Великой Октябрьской Социалистической революции, мы и предлагаем нашим читателям.


= = =


ПРАВИТЕЛЬСТВО КЕРЕНСКОГО ГОТОВИТ ОТПОР


Когда мы говорим о том, что правительство Керенского готовило отпор, то этим мы менее всего имеем в виду персону самого Керенского и всех тех, кто был вмест с ним в правительстве. Правительство Керенского по существу было приказчиком, да к тому же приказчиком, как известно, на плохом счету у своего хозяина — буржуазии и помещиков. В действительности отпор готовила объединенная против рабоче-крестьянской революции вся контрреволюция, от меньшевистских Либерданов, от эсеров до черносотенных Пуришкевичей. Чем ближе к Октябрю, чем напряженнее становилось рабоче-крестьянское движение, тем судорожнее становятся попытки господствующего класса сорганизоваться, сорганизовать борьбу против надвигающейся революции. Для разгрома революции организуются помещики, которые как раз после июльских дней с помощью карательных отрядов пытаются возвращать себе захваченные крестьянам имения. На август— сентябрь приходятся первые расстрелы крестьян при столкновениях с карательными отрядам временного правительства.


Начинает организовываться и буржуазная контрреволюция. Программа буржуазной контрреволюции и программа похода на экономические завоевания пролетариата была выражена в наглой угрозе Рябушинского на московском государственном совещании задушить революцию “костлявою рукой голода”. Буржуазия, вопя об «анархии» и разрухе, сама сознательно и планомерно работала над дезорганизацией производства и всего народного хозяйства. Злостный саботаж промышленников, массовые локауты непрерывно возрастают после июльских дней.


Как отмечала «Торгово-Промышленная Газета», в июле—августе «случаи закрытия и приостановки фабрик стали повседневным явлением». Буржуазная печать полна жалоб по поводу «двоевластия на фабрика и заводах», она требует категорического запрещения вмешательства рабочих организаций в жизнь предприятий. В августе—сентябре усиливается наступление капитала на фабзавкомы. Специальный циркуляры временного правительства запрещают рабочим вмешиваться в вопросы о приеме и увольнении рабочих и служащих, устраивать заседания в рабочее время и т. п.


На ряду с попыткой задушить революцию «костлявой рукой голода» путем дезорганизации всей хозяйственной жизни страны, буржуазия готовит против надвигающейся пролетарской революции вооруженный отпор. “Эсеры и меньшевики, — писал Ленин после июльских дней, — как рабы буржуазии, прикованные господином, согласились на все: и на привод реакционных войск в Питер, и на восстановление смертной казни, и на разоружение рабочих и революционных войск, и на аресты, преследования, закрытие газет без суда». (Ленин, т. XIV, ч. II, стр. 41) Прямо подготовкой отпора революции являлся разгром руководящего штаба большевистских организаций.


Несмотря на то, что временное правительство всячески старается заслужить доверие буржуазной реакции, усиливая после июльских дней наступление на экономические и политические завоевания пролетариата, буржуазия подготовляет военный заговор, который должен был заменить словоизлияния “главноуговаривающих” более выразительным языком — казацких нагаек, пушек и пулеметов. Именно в этом и заключался смысл корниловщины, которая на место незадачливого, болтливого адвоката Керенского должна была поставить подлинного диктатора — Корнилова. «Не ораторским приемами, и маниловскими речами можно ввести русскую жизнь в нормальное русло», — пишут промышленники в своем органе. «Кто другой так мучительно нужен для работы над спасением гибнущей армии и с ней вместе родины, как не военные народные генералы, украшенные крестами?» — Так писало «Утро России», орган того самого Рябушинского, который грозил пролетариату «костлявой рукой голода» и который взывал к купечеству на заседании торгово-промышленного съезда, накануне московского государственного совещания: “Пусть проявится стойкая натура купеческая. Люди торговые, надо спасать землю русскую!”


Керенский, как приказчик буржуазии, едва не сбросившей его самого, вынужден был оставить у власти ярых корниловцев. Именно поэтому, что корниловцы были силой, - Керенский должен был значительную часть их оставить на свободе, поручив ликвидацию корниловского движения генералу Алексееву, который в своем письме к Милюкову выражал явное сочувствие Корнилову.


Реакция не смущается тем отпором, которое встретило корниловское выступление со стороны рабочих масс. Еще не был ликвидирован корниловский заговор, как началось новое контрреволюционное движение среди донского казачества под руководством Каледина, который, опираясь на кулацкие элементы казачества, делает попытку оторвать плодородный юг России от Москвы и Петрограда. Вместо ареста генерала Каледина, чрезвычайная следственная комиссия 23 октября выносит постановление о его непричастности к корниловскому мятежу, и временное правительство делегирует в Новочеркасск генерала Юденича для “ликвидации конфликта” с генералом Каледниым. Более того, Керенский, вместо отпора контрреволюционным казакам, извиняется перед их делегацией, открыто заявившей ему, что казаки к правительству “доверия не имеют” за его “ошибку” перед Доном и атаманом Калединым.


Разоблачаемый справа и слева Керенский ищет опоры в “демократии” и созывает ублюдочное “демократическое совещание”. В то время как на демократическом совещании только обсуждается еще вопрос о возможности коалиции и привлечения в состав коалиционного правительства кадетов - активных участников корниловского заговора, Керенский уже ведет тайные переговоры с представителями кадетов и крупной буржуазии. В результате, как отмечал “Рабочий Путь” было создано “правительство войны и буржуазной диктатуры”, где самые ответственные посты во внешней политике были переданы в руки кадетско-корниловских столпов.


Опираясь на военщину, правительство буржуазной диктатуры продолжает дальнейшее наступление на революцию. “Правительство готовилось к подавлению мятежа, - пишет в своих воспоминаниях Керенский, - но, не рассчитывая на окончательно деморализованный корниловскими выступлениями петербургскуий гарнизон, изыскивало другие средства для воздействия.” “По моему приказу, - пишет он дальше, - в срочном порядке были высланы в С.-Петербург войска, и первые эшелоны Северного фронта должны были появиться в столице 24 октября.” Не полагаясь на петроградский гарнизон и нуждаясь в “особо надежных частях, на которые можно было бы опираться без всякого риска, в любых пределах”, Керенский в первых же числах сентября шифрованной телеграммой на имя Краснова приказал разместить третий корпус (тот самый, который вызывался правительством с фронта еще в августе) в Гатчине, Царском селе и Петергофе. Командующий войсками Петроградского военного округа Полковников получил приказ разработать подробный план подавления “мятежа”.


Одной из главных частей этого плана, как мы видим, был вывод революционного петроградского гарнизона. Временное правительство очевидно рассчитывало на особую наивность и доверчивость петроградского совета. Докладывая правительству о своем намерении выступить в ближайшие дни на заседании питерского совета с докладом о выводе столичного гарнизона на позиции, Полковников рассказывал о том, как он будет “обставлять” совет: “Я постараюсь доказать, - говорил он, - и докажу (!), что эти меры должны быть осуществлены без всякой задней мысли, что целью их является подкоп не под совет”, якобы стратегические соображения.


На ряду с этим производится распыление, фактически расформирование, целого ряда петроградских революционных полков.


На ряду с предполгаюавшимся выводом революционных частей петроградского гарнизона, еще начиная с августа правительством серьезно обсуждался проект разгрузки, а затем и эвакуации революционного Петрограда под предлогом урегулирования в Петрограде продовольственного вопроса. Вопрос о разгрузке все время обсуждался правительством и предпарламентом в сентябре и с особенной остротой ставится в октябре.


Конечно, пролетариату была понятна истинная цель этой “разгрузки”, точно так же, как и “стратегические” ухищрения по выводу революционных петроградских частей. “Единственной целью предложенной меры, - заявляли в своей резолюции по поводу разгрузки (12 - 25 сентября) путиловцы, - и целью явно контрреволюционной является разгрузить Питер, - этот центр революций, - от революционного пролетариата”. Рабочие настаивали на эвакуации тех жителей Питера, кои занимаются непроизводительным трудом. Подготовляя непосредственную вооруженную расправу над ожидающимся революционным переворотом, правительство пытается арестами дезорганизовать штаб революции - партию большевиков. 19 октября (1 ноября) министр юстиции Малянтович по приказу верховного главнокомандующего предписывает прокурору судебной палаты сделать немедленное распоряжение об аресте Ленина. 23 октября издается приказ об аресте всех большевиков - участников июльского выступления, выпущенных под залог, а также о закрытии левых газет: “Рабочий Путь”, “Солдат”, “Живое Слово” и др. Для прикрытия этих мероприятий буржуазная пресса создает соответствующую идейную подготовку.


Однако для непосредственного военного отпора правительство могло располагать лишь жалкими военными силами. Солдатская масса шла за большевиками. Правительство Керенского единственно могло опереться на юнкеров, школы прапорщиков, женский батальон и т.п.


Непосредственно накануне Октябрьского переворота временное правительством для охраны наиболее важных пунктов, как например, телефона, телеграфа, электрической станции, назначило юнкеров, вызвало две школы прапорщиков из Ораниенбаума, а также артиллерию из Павловска.


20 октября, в день, когда ожидалось выступление большевиков, по всему городу были расставлены конные и казачьи патрули и расположены скрытые конные резервы. Главные силы, на которые опиралось правительство - казаки и юнкера, которыми был занят ряд правительственных и частных учреждений, были привлечены к охране городов. Все юнкерские училища были приведены в боевую готовность. В боевую готовность была приведена и милиция. Была усилена охрана Зимнего и Мариинского дворцов и целого ряда государственных учреждений. 24 октября на улицах были выставлены пикеты. Днем 24 октября по приказу главнокомандующего были разведены мосты через Неву, соединяющие центр с окраинами.


25 октября главнокомандующий приказал идущие в Петроград с фронта эшелоны войск направлять вне всякой очереди, для чего прекратить пассажирское движение.

Однако войска из сторонников правительства были лишь жалкой горсткой по сравнению с теми массами, которые были на стороны революционного восстания. Для характеристики бессилия временного правительства и безнадежности его положения чрезывчайно показательно, что в решающий момента даже казаки и те отказали ему в поддержке.


25 августа после ночного заседания членов временного правительства был отдан приказ казачьим полкам “во имя свободы и чести родной земли” выступать на помощь “революционной демократии” (временному правительству). Однако привлечь даже наиболее реакционно настроенных казаков на сторону “революционной демократии” оказалось не так-то легко. Казаки не хотели поддерживать правительство Керенского, так как прекрасно видели безнадежность его положения, к тому же они не могли простить Керенскому и разгрома корниловского движения, хотя Керенский в этом был мало повинен.


Как пишет в своих воспоминаниях Керенский, “в то время, когда восстание было в полном разгаре и “красные войска” действовали по всему городу…ко мне явилась делегация от стоявших в С.-Петербурге казачьих полков, насколько помню, из двух-трех офицеров и стольких же строевых казаков. Прежде всего делегация эта сообщила, что казаки желают знать, какими силами я располагаю для подавления мятежа. А затем она заявила, что казачьи полки только в том случае будут защищать правительство, если лично от меня получат заверение в том, что на этот раз казачья кровь “не прольется даром, как это было в июле, когда будто бы мной не были приняты против бунтовщиков достаточно энергичные меры”. Несмотря на убедительную речь Керенского и несмотря на то, что у него “не было ни малейших сомнений в том, что эти три казачьих донских полка не нарушат своей присяги, совет казачьих войска, заседавший всю ночь, решительно высказался за невмешательство казаков в борьбу временного правительства с восставшими большевиками” (Керенский, Гатчина, Стр.5-6).


Именно отсутствием вооруженной силы, достаточной для подавления революции, и объясняется то бессилие правительства, на которое жалуются все контрреволюционеры.


Как пишет теперь Милюков в своей последней книжке: “Россия на переломе”, - “глава правительства находился в каком-то патологическом состоянии паралича воли”. Милюков рассказывает, что будто бы буржуазным членам временного правительства - представителям к.-д. и торгово-промышленной группы во главе с Коноваловым - приходилось делать большие усилия, чтобы “заставить Керенского действовать”.


Конечно, растерянность и неподготовленность временного правительства к отпору большевикам зависела вовсе не от “паралича воли” главы правительства, - наоборот, этот паралич и бессилие воли были результатом того, что реальная сила была на стороне восстания, а не на стороне контрреволюции.


Характерно, что когда 23 октября на заседании временного правительства было доложено о рассылке военно-революционным комитетом телефонограммы всем частям о неподчинении приказам штаба военного округа и одним из членов правительства был поставлен вопрос о ликвидации военно-революционного комитета, правительство не нашло в себе достойно силы для приведения этого в исполнение. Было решено пока “предъявить совету ультимативное требование об отмене телефонограммы”, в противном случае совету и военно-революционному комитету грозили, что военными властями “будут приняты энергичные меры для восстановления законного порядка”. В следующем ночном заседании 23 октября правительство не посмело пойти дальше решения о “возбуждении против членов военно-революционного комитета уголовного преследования по обвинению в распространении воззвания с призывом о неподчинении властям”.


Особенно характерно, что за 24 октября, когда восстание по существует уже началось, министр юстиции возражал против предложения об аресте военно-революционного комитета, предлагая, чтобы Керенский по этому вопрос заручился согласием совета республики. Совершенно понятно становится возмущение “беспомощностью и бездеятельностью” власти со стороны буржуазии и помещиков. В то время как поднимающаяся и победоносная революция имела в лице своих вождей и руководителей партию большевиков, буржуазно-помещичий строй защитником и организатором своей борьбы против революции имел жалкого фигляра, беспомощного болтуна Керенского. Это с горечью констатировала сама буржуазия, иронизируя и проклиная своего незадачливого приказчика.


“Надо отдать справедливость большевиками, - писала кадетская “Речь”, - они используют все средства, а правительство - оно совещается о том, какие меры принять… Впрочем (иронически замечает газета) некоторые меры оно принимает… печатая всякие распоряжения, написанные весьма решительным языком”. - “Какое великое несчастье, какой беспредельный позор для страны, - писало бурцевское “Общее дело”, - иметь такое правительство… Ему никто не верит, его никто не слушает. Худшего, чем это правительство, трудно себе представить”.


Не лучше отзывались о временном правительстве в конце сентября 1917 г. и промышленники Юга России на своей третьей конференции. - “У нас нет правительства, - говорил глава промышленников фон-Дитмар, - нет власти и может быть не будет государства”.


Именно тем, что рабочие и крестьянские массы и вся армия были на стороны восстания, именно тем, что всстание руководилось большевистским штабом во лаве с гениальным Ильичем, и объясняется, что революционные рабочие и солдаты относительно легко справились с войсками временного правительства.


Временному правительству оказалось не под силу организовать отпор революционному восстанию. Развал и распад временного правительства завершился с той же быстротой, с какой назревали силы победоносной Октябрьской революции.


Б. Граве

Показать полностью
-7

Каталонский вопрос

Последние несколько недель, если вы не живете в удаленной от цивилизации пещере, вы могли наблюдать беспорядки в Барселоне: борьбу протестующих университетов против полиции, что привело страну к кризису; поддержку (прим. пер.: президента Женералитета Каталонии Кима) Торры демонстрантов, который шагал с ними по улице, а высшая испанская власть, тем не менее, не прекращает его (Торры) полномочий, продолжает говорить о диалоге с регионом, который уже доказал, что не хочет диалога. Странно, не так ли?

Каталонский вопрос Испания, Каталония, Массовые протесты, Независимость, Капитализм, Перевод, Длиннопост

Действительно ли эти беспорядки являются народным восстанием, как кричат CDR (Comitès de Defensa de la República) и компания?


Это ли вопрос свободы?


Вы считаете, что эти восстания направлены против испанского капитализма или наоборот, это борьба между двумя буржуазными фракциями за больший кусок пирога?


Является ли происходящее в Каталонии борьбой за независимость левых или прогрессивных сил или наоборот, это ксенофобия и шовинизм?


На все эти вопросы в основном и совокупно можно получить ответы, глядя на то, кто управляет так называемым "procés", его требованиями, его методами и кто его социально поддерживает.


Лидеры так называемого procés, такие как Artur Más, Puigdemont, Pujol, всю свою (политическую) жизнь были националистическими политиками из правых католических партий, только они не хотят этого признавать. Также лидерами протестов являются многие другие политики, которые дружат с правительством Израиля, крайне правые итальянцы, бельгийцы, и в конечном счете известные с недавних пор террористические сепаратисты Гонконга (побратимы уйгурских сепаратистов), которые хотят отделить автономию от Китайской Народной Республики и не боятся публично просить о том, чтобы вернуть Гонконг в колониальную зависимость к британцам или размахивать американскими флагами на своих демонстрациях.


Но эти лидеры "procés" - просто красивая обложка, за каталонским движением стоит буржуазия, по-другому не могло и быть. Каталонские элиты, для которых франкизм был золотой эпохой, постепенно теряли прибыли из-за кризисов. Поэтому все чаще можно видеть, как круг предпринимателей Каталонии призывает к освобождению каталонских заключенных или конституционной реформе для федерализации Испании, или предоставления большей автономии Каталонии, что ведет к увеличению привилегий для капиталистов: уменьшению налогов, большему количеству субсидий и большему количеству полномочий, чтобы не платить те же налоги, которые платят другие регионы. Мы не раз видели каталонских капиталистов с лозунгом "Испания крадет у нас" или с обвинениями в адрес андалузских рабочих в экономическом спаде, мол они субсидируются Испанией, а Каталония является панацеей, частью продуктивной европейской цивилизации (в Каталонии сегодня каталонцы обращаются с андалузцами как с собаками: дискриминация, оскорбления и чистая ксенофобия, если вы не с ними, конечно, что одно и тоже, что быть мазохистом).


Эти голоса принадлежат тем социальным классам, которым не выгодны требования об уплате налогов на здравоохранение или образование: крупной, средней и мелкой буржуазии, что показывают опросы о независимости.


Поэтому мы можем сделать вывод, что "procés" не является ни общенародным восстанием, ни восстанием рабочего класса, ни какой-либо прослойки угнетенных. Мы также пришли к выводу, что это не вопрос свободы, поскольку то, чего хочет буржуазная фракция Каталонии, лишь еще большие привилегии, похожие на баскские, или создание собственного государства, чтобы никто не мог указывать им, платить налоги или нет. Это - та свобода, за которую они сражаются. Какой вывод из этого следует? Что каталонские восстания, которые абсолютно не популярны (в стране), не хотят ставить шах испанскому капитализму, но хотят ухватить для себя кусочки побольше. Теперь, когда протестующие об этом знают, кем они являются? Детишками крупной и мелкой буржуазии "procesista" или кем-то еще.


Основное положение состоит в том, что националистически настроенная каталонская буржуазия хочет оторвать для себя большую долю пирога, если уж принять весь рынок за пирог. Каталонская буржуазия в большинстве своем говорит, что испанская буржуазия поддерживает нынешнее государственное устройство, основанное на неравенстве между отдельными регионами (например, экономические привилегии страны Басков, …), что она каждому уже определила свой кусок пирога ограниченного рамками псевдофедерального устройства. Европейские же капиталисты также не хотят увеличения доли пирога, который может достаться каталонской буржуазии и будет недоступен для эксплуатации европейскому капиталу.


Мы видим столкновение интересов двух отрядов буржуазии и рядом с этим ещё мелкобуржуазные элементы, колеблющиеся между ними. Наступает время революционного накала и мы можем ответить на вопрос, заданный в начале, следующим образом: независимость не является ни социалистическим, ни прогрессивным требованием, но в то же время отличается от автономии сегодняшнего дня. В то время как население держат в неведении, каталонская буржуазия с присущей ей эгоистичностью, нетерпимостью и фашистскими наклонностями концентрирует в своих руках промышленность.


Коммунист, который на самом деле является революционером, а не националистом-филистером, не примет ни одну протестующую сторону, потому что он знает, что ни одна из сторон не является народом, борющимся за свои права и свой хлеб. Коммунист всегда будет защищать социализм-коммунизм, где бы он ни был, но никогда ксенофобское буржуазное движение. Именно поэтому революционным проектом преодоления нынешнего положения дел является социализм в Испании и его распространение на весь Пиренейский полуостров.


перевод Ю.Пыльцов, К.Планктонов


источник hispanomarxista

Показать полностью

Откройте виртуальную кофейню, автомастерскую или магазин комиксов

Откройте виртуальную кофейню, автомастерскую или магазин комиксов

Тысячи людей мечтают запустить свое дело, но опасаются подводных камней и сложностей, которые поджидают их на этом пути. Хватит ли у вас сил преодолеть их и добиться успеха? Пройдите нашу новую игру и узнайте, каких результатов вы можете добиться в бизнесе.


Вместе с ДелоБанком мы запускаем симулятор предпринимателя. Выбирайте, в какой сфере откроете свой бизнес: кофейня, автомастерская или интернет-магазин комиксов. Определитесь с формой собственности, выберите логотип, найдите помещение и наймите сотрудников. А после запуска удержите бизнес на плаву. Сможете сделать бизнес прибыльным?


Отличная работа, все прочитано!