Beskomm

Beskomm

Марксистский научно-популярный интернет-журнал и дискуссионная площадка ЖЖ: https://beskomm.livejournal.com ВК: https://vk.com/beskomm
на Пикабу
поставил 3 плюса и 1 минус
отредактировал 2 поста
проголосовал за 2 редактирования
17К рейтинг 638 подписчиков 2559 комментариев 885 постов 25 в горячем
0

Энгельс о роли труда в становлении человека

Фридрих Энгельс (1820-1895) - коммунист, революционер, один из основоположников марксизма, друг и соратник К. Маркса.

Энгельс о роли труда в становлении человека Фридрих Энгельс, Цитаты, Труд, Антропогенез, Общество, Длиннопост

Труд — источник всякого богатства, утверждают политико-экономы. Он действительно является таковым наряду с природой, доставляющей ему материал, который он превращает в богатство. Но он еще и нечто бесконечно большее, чем это. Он — первое основное условие всей человеческой жизни, и притом в такой степени, что мы в известном смысле должны сказать: труд создал самого человека.


Много сотен тысячелетий тому назад, в еще не поддающийся точному определению промежуток времени того периода в развитии Земли, который геологи называют третичным, предположительно к концу этого периода, жила где-то в жарком поясе — по всей вероятности, на обширном материке, ныне погруженном на дно Индийского океана, — необычайно высокоразвитая порода человекообразных обезьян. Дарвин дал нам приблизительное описание этих наших предков. Они были сплошь покрыты волосами, имели бороды и остроконечные уши и жили стадами на деревьях.


Под влиянием в первую очередь, надо думать, своего образа жизни, требующего, чтобы при лазании руки выполняли иные функции, чем ноги, эти обезьяны начали отвыкать от помощи рук при ходьбе по земле и стали усваивать все более и более прямую походку. Этим был сделан решающий шаг для перехода от обезьяны к человеку.


Все существующие еще ныне человекообразные обезьяны могут стоять прямо и передвигаться на одних только ногах, но лишь в случае крайней необходимости и в высшей степени неуклюже. Их естественное передвижение совершается в полувыпрямленном положении и включает употребление рук. Большинство из них при ходьбе опираются о землю средними фалангами согнутых пальцев рук и, поджимая ноги, продвигают тело между длинными руками, подобно хромому, ходящему на костылях. Вообще мы и теперь еще можем наблюдать у обезьян все переходные ступени от хождения на четвереньках до хождения на двух ногах. Но ни у одной из них последнее не стало чем-то большим, нежели вынужденным приемом, применяемым в крайнем случае.


Если прямой походке у наших волосатых предков суждено было стать сначала правилом, а потом и необходимостью, то это предполагает, что на долю рук тем временем доставалось все больше и больше других видов деятельности. Уже и у обезьян существует известное разделение функций между руками и ногами. Как уже упомянуто, при лазании они пользуются руками иначе, чем ногами. Рука служит преимущественно для целей собирания и удержания пищи, как это уже делают некоторые низшие млекопитающие при помощи своих передних лап. С помощью руки некоторые обезьяны строят себе гнезда на деревьях или даже, как шимпанзе, навесы между ветвями для защиты от непогоды. Рукой они схватывают дубины для защиты от врагов или бомбардируют последних плодами и камнями. При ее же помощи они выполняют в неволе ряд простых операций, которые они перенимают у людей. Но именно тут-то и обнаруживается, как велико расстояние между неразвитой рукой даже самых высших человекообразных обезьян и усовершенствованной трудом сотен тысячелетий человеческой рукой. Число и общее расположение костей и мускулов одинаково у обеих, и тем не менее рука даже самого первобытного дикаря способна выполнять сотни операций, не доступных никакой обезьяне. Ни одна обезьянья рука не изготовила когда-либо хотя бы самого грубого каменного ножа.


Поэтому те операции, к которым наши предки в эпоху перехода от обезьяны к человеку на протяжении многих тысячелетий постепенно научились приспособлять свою руку, могли быть вначале только очень простыми. Самые низшие дикари и даже те из них, у которых приходится предположить возврат к более звероподобному состоянию с одновременным физическим вырождением, всё же стоят гораздо выше тех переходных существ. Прежде чем первый кремень при помощи человеческой руки был превращен в нож, должен был, вероятно, пройти такой длинный период времени, что в сравнении с ним известный нам исторический период является незначительным. Но решающий шаг был сделан, рука стала свободной и могла теперь усваивать себе всё новые и новые сноровки, а приобретенная этим большая гибкость передавалась по наследству и возрастала от поколения к поколению.


Рука, таким образом, является не только органом труда, она также и продукт его. Только благодаря труду, благодаря приспособлению к все новым операциям, благодаря передаче по наследству достигнутого таким путем особого развития мускулов, связок и, за более долгие промежутки времени, также и костей, и благодаря все новому применению этих переданных по наследству усовершенствований к новым, все более сложным операциям, — только благодаря всему этому человеческая рука достигла той высокой ступени совершенства, на которой она смогла, как бы силой волшебства, вызвать к жизни картины Рафаэля, статуи Торвальдсена, музыку Паганини.


РОЛЬ ТРУДА В ПРОЦЕССЕ ПРЕВРАЩЕНИЯ ОБЕЗЬЯНЫ В ЧЕЛОВЕКА, Том 20, с.486-488

Показать полностью
8

В Харькове плохо руководят работой лекторов [Правда 1952]

В одной из статей газеты Правда, №4 от 1952 года, сообщается о проблеме, казалось бы, местного значения - плохой организации работы харьковских лекториев при украинских предприятиях; учреждений, созданных для повышения культурного и идейного уровня работников заводов и промышленных центров.

В Харькове плохо руководят работой лекторов [Правда 1952] Газета Правда, СССР, Идеология, Воспитание, Образование, Харьков, Длиннопост

Идейная работа оказалась вымыта производственными и насущными делами. Ведь практика много важнее, - наверное, так считало местное руководство, - а на практике Советская Украина, как и весь СССР, строит коммунизм! Партия - наш рулевой, а мы - винтики, колесики, шестеренки… Так-то оно так, пока "рулевой" держит курс к коммунизму, а если нет, способны ли "шестеренки" и "колесики" без должного уровня культурности и сознательности распознать грозящую опасность и исправить ситуацию?


Последующие годы показали, что упущения по вопросам идеологического воспитания во многом оказали негативное влияние на общественное сознание, порой проигрывая бытовому мещанству с его видением грядущего коммунистического будущего в виде бесплатного потребительского рая. Отсутствие обещанных к определенной дате нерадивыми партийными руководителями молочных рек с кисельными берегами еще сильнее пошатнуло веру обывателей в коммунистический рай на земле. Да и сами руководители все больше засматривались на “витрину” Запада. Марксистско-ленинская идеология разжижалась, извращалась и искромсанная стала решать лишь конъюнктурные задачи позднесоветской власти. Оттуда тянутся корни той идейной разобщенности общества наших дней.


Недавно Россия отпраздновала День народного единства - праздник, во многом призванный заретушировать в сознании общественности событие, ставшее ключевым для отечественной и мировой истории, - день Великой Октябрьской социалистической революции. Это, конечно, понятно. Нынешним капиталистам - хозяевам жизни и масс-медиа - совершенно не с руки беречь память о создании первого в истории государства рабочих и крестьян, выбивать малейшие искры классового сознания в головах трудящихся. Особенно на фоне экономического кризиса, углубляющего социальное неравенство. Но выкованный в недрах капиталистической системы культ потребления и финансового успеха не способен скрыть нынешних экономических противоречий и идейной пустоты.


Напротив, ситуация в сталинском СССР была совершенно иной: экономика росла не по дням, а по часам, год от года улучшалось благосостояние трудящихся, а "безыдейность" и "бескультурие" трудящихся масс изживались. Однако звоночки на местах давали знать о проблемах (формализм, начетничество, шапкозакидательство в теории, головокружение от успехов и т. п.), которые при определенных условиях могли развиться в проблемы общесоюзного масштаба и войти в противоречие с существованием первого в мире социалистического государства. Так и произошло в нашей истории. Звон от крушения СССР до сих пор стоит в наших ушах, а осколки ранят.


= = =


В Харькове плохо руководят работой лекторов

(от корреспондента "Правды" по Харьковской области)


По календарному плану партийная организация Харьковской чулочной фабрики наметила провести силами своих лекторов в цехах лекции о Великой Октябрьской социалистической революции. В назначенный день такие лекции состоялись. В одном из цехов перед работницами выступила член фабричной лекторской группы т. Молева. Бегло рассказав об обстановке, в какой произошла революция, она тут же перешла к цеховым делам. И по содержанию и по форме изложении выступление т. Молевой мало походило на лекцию. Это была обычная информация о текущих событиях. Немногим отличались выступления лекторов и в других цехах.


Докторская группа на фабрике существует не первый год. В ее составе насчитывается около 30 лекторов, среди которых можно видеть руководящих работников предприятий, инженеров, техников, экономистов. Все они имеют достаточную общеобразовательную и политическую подготовку для того, чтобы выступать перед рабочими с лекциями. Тем не менее докторский коллектив не выполняет своих задач. Тематика лекций ограниченна. Лекции больше походят на беседы, какие проводят в цехах агитаторы. За последние месяцы, например, экономическая секция группы подготовила всего лишь две лекции: о почине московских новаторов М. Левченко и Г. Муханова и о борьбе рабочих фабрики за звание предприятия коллективного стахановского труда.


Лекторская группа фабрики не помогает своим членам работать над избранными ими темами лекций, совершенствовать свое лекторское мастерство. Одна и та же тема лекции часто дается одновременно большому числу лекторов, устанавливаются единые для всех сроки, которые, как правило, исчисляются днями. Тексты лекций не пишутся и не обсуждаются.


Крупные изъяны в работе лекторской группы чулочной фабрики не являются исключением. Наоборот, они типичны для многих лекторских объединений в городе и лишний раз подтверждают отсутствие заботы и внимания к ним со стороны местных организаций.

В Харькове сейчас насчитывается около семидесяти лекториев и лекторских групп, объединяющих свыше тысячи лекторов-общественников. Инженерно-технические работники, педагоги, врачи, партийные работники, активно участвуя в лекционной пропаганде, вносят немалый вклад в дело идейного воспитания трудящихся города. Из общего числа лекций на общественно-политические , научно-популярные, технические, литературные и другие темы две трети лекций прочитали лекторы-общественники самодеятельных лекториев и лекторских групп на предприятиях, в учреждениях, при клубах и дворцах культуры. Число лекторских коллективов непрерывно растёт. К распространению политических и научных знаний приобщаются новые люди из среды городской интеллигенции. Многие из них впервые имеют дело с этой областью общественной деятельности и поэтому нуждаются в квалифицированной помощи и главным образом в методическом руководстве. Однако ни помощи, ни тем более руководства лекторы-общественники не получают. Вот уже длительное время в Харькове между руководителями областных и городских учреждений, причастных к организации лекционной пропаганды, ведутся бесплодные переговоры о том, кто же из них обязан оказывать помощь лекторским коллективам.


В отделе культурно-просветительных учреждений городского Совета депутатов трудящихся можно найти полные сведения о числе лекториев и лекторских групп, действующих на территории города. Статистика здесь поставлена неплохо. Полгода назад был подготовлен даже проект постановления горсовета о создании методического центра в виде городской лекторской группы. Она-то, предполагалось, и должна была заняться организацией для лекторов семинаров, консультаций, оказанием им методической помощи.


Но этот проект и по сие время лежит в столе заведующего отделом т. Дорожкина. В горисполкоме к тому же считают, что методическое руководство лекториями — прямая обязанность областного лекционного бюро. Руководитель лекционного бюро т. Терехов, однако, не разделяет этой точки зрения. По его мнению, руководство лекториями должно лежать на областном совете профессиональных союзов. Видимо, по этой причине лекционное бюро с некоторых пор прекратило непосредственное общение с лекторскими коллективами города.

Следует отметить, что облпрофсовет сделал попытку установить связи с городскими лекторскими объединениями. В феврале прошлого года руководителей лекториев пригласили на совещание. Участники совещания высказали ряд ценных замечаний и предложений. Их аккуратно записали в протокол и подшили в дело. На этом и закончились благие намерения облпрофсовета.


Горком и райкомы партии, которые должны были бы направлять работу лекторов, по существу стоят в стороне от этого дела. Весьма характерен такой факт. В Краснозаводском райкоме партии нам назвали лектории при Основянском политотделе Южной железной дороги. В сводке райкома значилось, что в железнодорожном лектории работают три секции — философская, историко-партийная и международная. Называлось и число людей, принимающих участие в лекционной работе. Но, к удивлению работников райкома, выяснилось, что основянский лекторий уже продолжительное время бездействует.


Руководство райкомов партии лекторскими коллективами сводится главным образом к заслушиванию отчетов. Слушал отчет о работе лекторской группы чулочной фабрики и Коминтерновский райком партии. Было принято пространное решение, но за ним не последовало деловой помощи на месте. В деятельности фабричной лекторской группы после отчета в райкоме ничего не изменились. Райкомы партии не собирают лекторов, не организуют для них ни семинаров, ни консультаций.


Большую помощь лекторам могло бы оказать Харьковское отделение Общества по распространению политических и научных знаний, в особенности его секции: международная, литературная, естественнонаучная и др. Но оно считает это для себя делом обременительным и не спешит с оказанием помощи.


— Наши лекторы, — рассказывает руководитель лектория управления электросети «Харьковэнерго» т. Ревенков, — завоевали уважение у своих слушателей. Но они работают далеко не в полную меру своих сил. Нам не только не помогают, но нашей работой вообще мало интересуются.


Справедливое замечание: предоставленные самим себе, лишенные помощи, лекторы не всегда могут удовлетворить запросы слушателей. Не удивительно поэтому, что лекционная пропаганда ведется кустарно, многие лекции читаются на низком идейном уровне.

Харьковскому горкому партии хорошо известно состояние руководства лекториями и лекторскими группами на предприятиях города. Но он не принимает мер к устранению имеющихся недостатков. Важный участок идеологической работы выпал из поля зрения горкома. В городе имеются тысячи лекторов. Недооценивать эту силу — значит наносить серьезный ущерб идейному воспитанию трудящихся.


В. КУЗЬМИЧЕВ

источник

Показать полностью
-4

Жилье в Испании: марксистский анализ

Много было разговоров о незаконно занятом жилье в Испании, "захватчиков" называли бандитами и преступниками. Многие СМИ, а также правые партии, например, VOX, величают таких необеспеченных людей лентяями и мошенниками, которые должны быть изгнаны “пинком под зад”, как выразился Ортега Смит (Ortega Smith). Кроме того, его партия проводит кампанию по продвижению более быстрого механизма выселения “оккупантов”, не предлагая какого-либо слома капиталистической системы, которая, несомненно, является причиной такой ситуации.

Жилье в Испании: марксистский анализ Перевод, Испания, Жилье, Экономика, Марксизм, Длиннопост

Есть и другие мнения, например, испанский политик Аюсо (Ayuso) говорит следующее: “Ковид несет с собой такие последствия, как преступность, проблемы с жильем и проблему малолетних бездомных". Несмотря на подобное “глубокомысленное” высказывание, в Испании уже давно существовали “оккупанты”, и это не проблема, которую принес с собой вирус. Тем не менее, хотелось бы поразмыслить о проблеме оккупации жилья и жилищной проблеме в Испании в целом.


Сегодня в Испании насчитывается более 100 000 незаконно занятых домов, в которых проживает в среднем 5 человек. Это дает нам цифру примерно в 500.000 оккупантов, хотя их число в Испании может быть и больше. Было бы абсурдно предполагать, что все эти люди бандиты или преступники, как нам пытаются преподнести, но следует также признать, что некоторые из них все же связаны с мафией, которая занимается снижением стоимости жилья в определенных городских районах при соучастии отдельных фондов-стервятников или же собственными силами.


Кроме того, хотелось бы подчеркнуть, что в Испании проживает миллион человек, которые не могут позволить себе жить отдельно из-за высокой стоимости жилья, причем не из-за его нехватки, а как раз наоборот. В настоящее время в Испании насчитывается около 4 миллионов пустующих домов, т.е. дефицита жилья нет, проблема в самой капиталистической системе, в способе производства и распределения, не говоря уже о концентрации собственности в руках меньшинства, этот процесс мы проанализируем позже.


Для начала я хотел бы сделать небольшой исторический обзор. Строительство жилья при капитализме прошло через ряд эволюций в виде накопления и централизации, а также технологических революций, которые позволили этой эволюции иметь место. На ранних, начальных этапах капитализма жилищное строительство состояло из ограниченного и мелкомасштабного производства одного производителя. Это был сектор, где накопление средств производства домов было разбросано среди многих мелких производителей. Производство жилья состояло из нескольких циклов продолжительного оборота капитала, в ходе которых лица, покупающие услуги строителей, авансировали определенную сумму капитала за каждый длительный период, пока постройка дома не была завершена. Позднее, по словам Маркса:


“...в эпоху развитого капитализма, когда, с одной стороны, значительные массы капитала сконцентрированы в руках отдельных лиц и когда, с другой стороны, наряду с отдельными капиталистами появляется капиталист ассоциированный (акционерные общества) и в то же время уже развито кредитное дело, капиталистический строительный предприниматель лишь в виде исключения возводит постройки по заказу отдельных частных лиц. Его предприятием является постройка для рынка целого ряда домов, целых городских кварталов, подобно тому как предприятием других отдельных капиталистов является строительство железных дорог по подряду.”

А вот свидетельство предпринимателя из строительной отрасли, которое мы тоже находим у Маркса и с помощью которого можем проследить этапы капиталистического производства домов в Лондоне:


«По его словам, в годы его молодости дома обычно строились по заказу, причём вся сумма издержек во время постройки выплачивалась предпринимателю постепенно, по мере того, как заканчивались отдельные стадии постройки. Ради спекуляции строилось очень мало, предприниматели пускались на это главным образом лишь для того, чтобы доставлять регулярное занятие своим рабочим и таким образом не давать им разбредаться. За последние 40 лет всё это изменилось. По заказу строится очень мало. Тот, кто нуждается в новом доме, должен выбрать себе один из тех, которые выстроены со спекулятивными целями или ещё находятся в процессе постройки. Предприниматель работает теперь уже не на заказчиков, а на рынок; подобно всякому другому промышленнику, он должен иметь на рынке готовые товары. Если прежде предприниматель строил со спекулятивными целями одновременно каких-нибудь три-четыре дома, то теперь он должен купить (т. е., употребляя распространённый на континенте способ выражения, арендовать обычно на 99 лет) значительный участок земли и возвести на нём 100 или 200 домов, пускаясь, таким образом, в предприятие, превосходящее в двадцать — пятьдесят раз размеры его состояния. Средства получают под залог недвижимого имущества, причём в распоряжение предпринимателя деньги поступают в той мере, в какой продвигается вперёд постройка отдельных домов. Если наступает кризис, приостанавливающий уплату очередных авансов, то обычно терпит крах всё предприятие; в лучшем случае дома остаются недостроенными до наступления более благоприятного времени, в худшем случае они продаются с молотка за полцены. Без спекулятивных построек, и притом в крупном масштабе, не может преуспеть теперь ни один предприниматель. Прибыль от самой постройки в высшей степени мала; источник главной выгоды предпринимателя состоит в повышении земельной ренты, в искусном выборе и использовании застраиваемой площади.»

Заканчивает же свою мысль Маркс так:


"Выполнение работ, требующих очень продолжительного рабочего периода и ведущихся в крупном масштабе, целиком попадает в руки капиталистической промышленности лишь тогда, когда концентрация капитала уже очень значительна и когда, с другой стороны, развитие кредитной системы даёт капиталисту благоприятную возможность авансировать чужой капитал вместо своего собственного, а следовательно, и рисковать чужим капиталом. Но, само собой разумеется, на скорость оборота и на время оборота капитала не оказывает никакого влияния то обстоятельство, что в одних случаях авансированный капитал принадлежит, а в других не принадлежит тому, кто авансирует его на производство.”

Короче говоря, новые формы собственности и развитие кредитной системы позволили мелким производителям на начальном этапе производить большее количество жилья, увеличивать накопление и централизовать капитал в руках меньшинства. Мелкое производство перешло в крупномасштабное производство и вместе с усовершенствованием технологий строительства жилья сократило обороты капитала и позволило этому сектору стать одним из самых прибыльных, где можно было получить немедленный прирост капитала (не дожидаясь месяцев, как при строительстве железных дорог), и ускорить возрастание стоимости капитала и, следовательно, обогащение капиталиста. Кроме того, именно на данном этапе компании начинают массово спекулировать жильем.


В период с 1900 по 1970 год производство жилья приобретает монопольный характер, особенно в крупных империалистических державах, где начинает происходить слияние капитала строительных компаний и его рост (в Испании это происходило в 60-х годах). Сама динамика капитализма, которая приводит к сосредоточению средств производства в одних руках и крупномасштабному производству, вызывает столкновения, которые порождают конкуренцию, заставляя застройщиков пожирать друг друга, пока лишь несколько монополий не возьмут все под свой контроль. Это приводит к росту цен и, как следствие, сокращению производства. Такое поведение господствующих монополий оказывает давление не только на строительный сектор, поскольку сокращение строительства приводит к сокращению производства строительного оборудования (машин, материалов и т.д.), а последнее, в свою очередь, приводит к сокращению производства других товаров, которые дорожают из-за более высоких затрат на их производство (потому что, напомним, капиталистические компании производят в больших объемах, чтобы максимизировать свою прибыль, и именно таким образом производство товаров удешевляется). Монополистическому капиталу необходимо лишь осуществить ряд ежегодных инвестиций, достаточных для поддержания себя в качестве монополии и избежания возможной конкуренции. Именно в это время, благодаря успехам одних и неудачам других, компании приобретают колоссальные масштабы и доминируют в жилищном производстве. Но на этом великое триумфальное шествие огромных компаний-монополистов не прекращается.


Из нефтяного кризиса в производственной системе старых империалистических державах открывается новый горизонт, появляются страны с высокими темпами промышленного развития, например, Китай (мы не будем анализировать эти страны, но пока они не достигли такой степени капиталистического развития, как США. Хотя на их развитие и повлияла финансоризация капитала). Из-за банкротства Бреттон-Вудской системы мировой капитализм принимает новые формы. Новый процесс многие называют финансоризацией. Наша эпоха-плод событий 1973-1974 годов. Этот этап международной капиталистической системы был основан на постепенной деиндустриализации развитых стран в пользу менее индустриальных (в основном были переведены на периферию менее капиталоемкие отрасли промышленности, а для получения высоких показателей прироста капитала требовались крупные капиталовложения, которые, в свою очередь, не могли окупить вложенный капитал в течение короткого периода времени, что создавало большие проблемы для класса капиталистов). Такие страны, как Южная Корея, развивались не за счет благотворительности финансового капитала, а потому что в развитых странах была достигнута высокая стадия монополизации, дальнейший рост которой был невозможен без ряда корректировок. Необходимо было увеличивать прибавочную стоимость другим способом, чтобы избежать падения нормы прибыли. В краткосрочной перспективе благодаря слаборазвитым странам произошло снижение цен на сырье, полуфабрикаты и вспомогательные материалы. Это привело к увеличению темпов прироста капитала многих компаний, а некоторые из них получили баснословные прибыли, например, в микроэлектронике.


На Западе, поскольку была достигнута высокая степень монополизации, резко прекратились инвестиции в технологии, повышающие производительность предприятий (машиностроение и т.д.), и начался процесс поиска новых способов получения прибыли. Среди них были: банковское дело, страхование, консультирование, финансовые производные, туризм, строительство жилья…


Но из перечисленного нас больше интересует строительство жилья, поскольку громадный капитал, поступающий из промышленного сектора и других областей, превратился в чрезмерное производство жилья. Этот строительный "бум" был вызван удешевлением материалов, удешевлением банковского кредита на покупку жилья, банковскими спекулянтами, которые видели в строительстве домов и квартир безопасность своих вложений (поскольку, в случае невозможности оплаты, жилье может быть экспроприировано банком и в подходящий момент продано на рынке по более высокой цене, да и должник будет продолжать выплачивать кредит до последнего), первоначально дешевой рабочей силой, новой правовой базой, позволяющей строителям завладеть землей за бесценок, средним классом, который начал расти в экономическом отношении, и ростом массового туризма, что побудило многих постоянных отдыхающих купить второе жилье в Испании или стать новым классом капиталистов-арендаторов с целью получения арендной платы от туристов. Кроме того, продолжается количественный рост рабочей аристократии в Испании, которая начинает скупать жилье.


Все началось с 2012 года. После начала нового цикла в сфере недвижимости и кризиса 2007 года все изменилось и привело к перепроизводству жилья в Испании, строительство финансировалось банками, строительными компаниями и другими. Вступило в силу финансовое дерегулирование, с этого момента коммерческие банки могли брать на себя больше рисков и использовать больше заемных средств, поскольку они были как коммерческими, так и инвестиционными банками. Это привело к беспрецедентному накоплению и централизации капитала, что сделало BBVA, SANTANDER, SABADELL и CAIXABANK монополистами финансового сектора в Испании, и таковыми они остаются и по сей день. К этому следует добавить деиндустриализацию, которая началась в 80-х годах и изменила производственную систему Испании, превратив нас в страну туризма и услуг.


Прежде чем продолжить, мы должны развенчать теорию о спросе и предложении, которая приводит поток жилищного строительства в равновесие и состояние гармонии. Эта идеалистическая «гармония» уже разобрана Марксом. В следующем фрагменте разбирается теория предполагаемого равновесия:


«Размеры товарных масс, создаваемых капиталистическим производством, определяются масштабом этого производства и потребностью в постоянном его расширении, а отнюдь не предопределённым кругом спроса и предложения, не кругом потребностей, подлежащих удовлетворению. При массовом производстве непосредственным покупателем может быть, кроме других промышленных капиталистов, только оптовый купец. В известных границах процесс воспроизводства может совершаться в прежнем или даже в расширенном масштабе, хотя выброшенные из него товары в действительности не перешли в сферу индивидуального или производительного потребления, Потребление товаров не входит в тот кругооборот капитала, из которого они вышли. Например, если пряжа продана, то кругооборот капитальной стоимости, представленной в этой пряже, может начаться снова, независимо от того, что происходит вначале с проданной пряжей. До тех пор, пока удаётся продавать продукт, всё идёт нормально с точки зрения капиталистического производителя. Кругооборот капитальной стоимости, представителем которой является этот капиталистический производитель, не прерывается. А если этот процесс расширяется, – что включает в себя расширение производительного потребления средств производства, – то такое воспроизводство капитала может сопровождаться расширением индивидуального потребления (т. е. спроса) рабочих, потому что этот процесс начинается и опосредствуется производительным потреблением. Таким образом, производство прибавочной стоимости, а вместе с ним и индивидуальное потребление капиталиста может возрастать, весь процесс воспроизводства может находиться в самом цветущем состоянии, – и, однако, весьма значительная часть товаров может перейти в сферу потребления лишь по видимости, в действительности же она может оставаться непроданной в руках перекупщиков; следовательно, – фактически всё ещё находиться на рынке. Но один поток товаров следует за другим, и, наконец, обнаруживается, что прежний поток лишь по видимости поглощён потреблением. Товарные капиталы взаимно оспаривают друг у друга место на рынке. Прибывшие на рынок позже, чтобы продать товары, продают их по пониженной цене.»

Ниже Маркс добавляет:


«Такая продажа не имеет никакого отношения к действительному состоянию спроса. Она имеет отношение лишь к спросу на платежи, лишь к абсолютной необходимости превратить товар в деньги. Тогда разражается кризис. Он проявляется не в непосредственном уменьшении потребительского спроса, спроса в целях индивидуального потребления, а в сокращении обмена капитала на капитал, в сужении процесса воспроизводства капитала».

В Испании был процесс массового производства жилья, потому что существовал эффективный платежный спрос, созданный вышеупомянутыми факторами. Это привело к широкомасштабному строительству жилья, причем во многих местах без всякого смысла, без удовлетворения реального спроса как такового. Ярким примером может быть Пиос (Pioz) - муниципалитет с населением менее 4 000 жителей, где во время надувания пузыря на рынке недвижимости, с 2001 по 2007 год, было построено более 7 000 домов для расселения 21 000 человек. Эти дома так и остались непроданными, что является неоспоримым доказательством никчемности метода спроса и предложения, который не может описать реальную экономическую ситуацию.


Сегодня существует общественная потребность в приобретении жилья, особенно в городах (после разрушения испанской деревни, большая часть населения направилась в города в поисках работы; но сам вопрос мы не будем комментировать здесь, так как он требует глубокого анализа). В настоящее время в Испании имеется около 4 миллионов пустующих домов, из которых более миллиона находится в городах - этого вполне достаточно для удовлетворения потребности значительной части населения, нуждающихся в городском жилье, поскольку именно в городах сосредоточена основная производственная деятельность страны. Однако нет предложения как такового для людей с очень низкими доходами, которые хотят жить отдельно или вовсе не имеют собственного жилья. На это есть свои причины: во-первых, из-за принятой в нашей стране модели производства, а во-вторых, из-за организации системы строительства жилья и его последующего распределения.


В Испании производственная модель основана на услугах; особенно на сфере услуг, связанных с туризмом. В настоящее время туризм составляет 15% ВВП, в пределах которых косвенно влияет и строительство. Именно это следствие мы и хотим здесь проанализировать. В новом цикле недвижимости, начавшемся в 2013 году, темпы строительства с некоторыми усилиями снова вернулись к росту, несмотря на большой запас пустых домов, унаследованных от предыдущего цикла. Таким образом, если строительство домов, построенных в 2018 году, увеличилось на 37%, то количество домов, построенных в 2013 году, увеличилось на 153%, что соответствует параллельному увеличению инвестиций в недвижимость (44%) и выданным визам на новое строительство (100 %) или производство и занятость в строительном секторе (32%). В отличие от сокращения социального жилья на 70 процентов, что подчеркивает долгосрочную тенденцию, более связанную с капиталистическими интересами и их воздействием на города, чем с реальными потребностями населения.


Рост строительной деятельности был связан с удовлетворением потребностей иностранных покупателей, которые хотели приобрести второе жилье, совершить небольшие спекулятивные операции с ним или сдавать в аренду. В 2007 году 57 674 дома были приобретены иностранцами; это всего лишь 7,3% домов, приобретенных в том году на свободном рынке. Но с 2013 года и до конца 2018 года эта цифра достигла 436 591 дома (в среднем 87 318 в год), что составляет 19,4% всех домов, проданных в Испании. Данные показывают, что в нынешнем контексте экономического подъема не менее одного из пяти домов было приобретено иностранными покупателями.


В дополнение к вышеперечисленному имеются международные инвестиционные фонды, такие как BlackRock, Vanguard, Brookfield Asset Management, Cerberus или Blackstone и другие. Последний является самым влиятельным в Испании. Согласно рейтингу Private Equity Investment, в 2019 году ему удалось привлечь 82 900 миллионов инвестиций в свой бизнес. Инвестиционные фонды, работающие на рынке недвижимости, стали достаточно активно проникать в Испанию с 2013 года, что является отражением процесса интернационализации этого сектора, который продолжает расти.


Приближенное значение его важности можно получить, например, из Статистики регистрации недвижимости, которая публикуется Коллегией регистраторов недвижимости ежеквартально и которая учитывает количество домов, приобретенных юридическими лицами. Статистика включает в себя недвижимость, в которую инвестировали эти международные фонды по большей части, либо другие компании или ассоциации. В период с 2013 по 2018 год международные инвестиционные фонды выбросили на рынок в общей сложности 265 615 домов, что эквивалентно 13% от общего числа сделок, с постоянным ростом в годовом исчислении с 48 732 домов, проданных в 2014 году, до 62 932 домов в 2018 году. Большинство из приобретенных домов были ориентированы на перепродажу, аренду и туристический сектор (аренда квартир на время отпуска).


Другим агентом, который приобрел значение в этой игре, были Инвестиционные фонды недвижимости, которые взяли на себя обязательство на получение дешевого жилья от банков (которым необходимо ликвидировать активы для получения ликвидности). Эти компании покупали жилье для сдачи в аренду. Из их портфеля недвижимости более 80% предназначено для сдачи в аренду (в результате реформы правительства Народной партии в 2012 году должны были обеспечить минимум 80%; это был скрытый способ дать таким организациям полную свободу действий для того, чтобы деформировать и контролировать жилищный сектор). Ну, и как дополнение получение налоговых бонусов за свои операции на испанской территории. Эти компании контролируют около 53 000 домов, из которых 42 000 выделяются для аренды. Международный инвестиционный фонд Blackstone с более чем 30 000 домов является крупнейшим инвестором в арендуемую недвижимость в Испании. В общей сложности эта компания владеет пятью такими фондами.


С другой стороны, мы находим банк, который аккумулирует четверть непроданных домов: 388 000 домов из общего числа 1,36 миллиона объектов, в частности 128 000 новых домов и 260 000 домов вторичного жилья.


Теперь, когда физиономии крупных жилищных магнатов нам известны, попробуем объяснить этот новый этап. Концентрация жилья в руках монополий и других капиталистов, а также слияние финансового капитала со строительными компаниями значительно изменили ситуацию в этом секторе; подобное можно увидеть на примере BBVA, имеющей доли в кампаниях Metrovacesa или Divarian, которые занимаются недвижимостью. Новый этап в сфере недвижимости перешел от обеспечения жильем трудящихся масс Испании к спекуляции жильем и созданию арендного жилищного фонда для удовлетворения потребностей туризма и спекулированию вокруг туристического пузыря, а также к созданию ассоциации арендодателей и арендаторов.


Интерес капитала больше не связан ни с индустрией, ни с массовым строительством жилья в стране, как в предыдущем цикле с недвижимостью, теперь это получение арендной платы и спекуляция безопасными активами, которые приносят больший прирост капитала (больший прирост капитала обеспечивается благодаря изменениям форм капиталистической собственности на более совершенные (más tecnológicas)). Банки, такие как SOCIMIs, инвестиционные фонды или иностранные инвесторы установили нереальные, до абсурда огромные, цены на продажу жилья, поскольку их целью теперь является получение все более высокой арендной платы. Сегодня испанцы тратят более 40% своей зарплаты на аренду. Банки и другие рантье начали процесс повышения цен на жилье в дополнение к поглощению нескольких компаний по недвижимости, чтобы еще больше ограничить строительство жилья. В этой игре побеждают немногие капиталисты, которые превращают страну в свою вотчину, где простой человек, чтобы получить крышу над головой, должен отказаться от достойной жизни.


В заключение, принимая во внимание усиливающуюся монополизацию жилья в Испании и всевозрастающее богатство класса капиталистов, живущего за счет чужого труда и обрекающего рабочий класс на нищету ради максимально возможной прибавочной стоимости, борьба с таким положением вещей становится насущной необходимостью. Перед лицом бандитской системы капиталистического производства мы должны бороться за социалистическую альтернативу, за экономическое планирование. Жилье не должно быть бизнесом, оно должно быть правом, обязанностью государства предоставлять его тому человеку, который нуждается в нем в нашем обществе, а не так, как сейчас происходит в капиталистическом государстве, в котором мы живем, где преобладают мафиозные спекуляции и бизнес капиталистов.


Félix Alonso


Перевод Ю. Пыльцов


Оригинал - https://universidadobrerablog.wordpress.com/2020/10/01/la-vi...


Библиография:

https://www.expansion.com/economia/2018/08/12/5b704b52468aeb...

https://www.libremercado.com/2016-02-16/pioz-el-pueblo-que-t...

https://www.andaluciarural.org/exodo-rural-imparable-en-plen...

https://www.abc.es/economia/abci-banca-acumula-mas-cuarta-pa...

https://www.alimarket.es/construccion/noticia/273217/divaria...–la-nueva-marca-inmobiliaria-de-cerberus-y-bbva

https://www.ine.es/

Ricardo Méndez (2019). Ciudades en venta. Estrategias financieras y nuevo ciclo inmobiliario en España. Editorial: Universitat de Valencia. Servei de Publicacions.

Costas Lapavitsas (2009). El capitalismo financiarizado. Expansión y crisis. Editorial: Maia Ediciones.

Karl Marx (1867). El Capital, libro 2º.

Показать полностью
35

Ленин о пролетариате и его союзниках

Владимир Ильич Ленин (1870-1924) - величайший пролетарский революционер и мыслитель, продолжатель дела К. Маркса и Ф. Энгельса, организатор социал-демократической и коммунистической партии в России, основатель Советского социалистического государства, учитель и вождь трудящихся всего мира.

Ленин о пролетариате и его союзниках Ленин, Цитаты, Тактика, Революция, Пролетариат, Марксизм-Ленинизм, Длиннопост, Политика

Сопоставление выборов в Учредительное собрание в ноябре 1917 года и развития пролетарской революции в России с октября 1917 года по декабрь 1919 дает возможность сделать выводы, относящиеся к буржуазному парламентаризму и пролетарской революции всякой капиталистической страны. Попытаемся изложить вкратце, или хотя бы наметить, главные из этих выводов.


1. Всеобщее избирательное право является показателем зрелости понимания своих задач разными классами. Оно показывает, как склонны решать свои задачи разные классы. Самое решение этих задач дается не голосованием, а всеми формами классовой борьбы, вплоть до гражданской войны.


2. Социалисты и социал-демократы II Интернационала стоят на точке зрения вульгарной мелкобуржуазной демократии, разделяя ее предрассудок, будто голосование способно решить коренные вопросы борьбы классов.


3. Участие в буржуазном парламентаризме необходимо для партии революционного пролетариата ради просвещения масс, достигаемого выборами и борьбой партий в парламенте. Но ограничивать борьбу классов борьбой внутри парламента или считать эту последнюю высшей, решающей, подчиняющей себе остальные формы борьбы, значит переходить фактически на сторону буржуазии против пролетариата.


4. Такой переход на сторону буржуазии совершают фактически все представители и сторонники II Интернационала и все вожди германской так называемой «независимой» социал-демократии, когда они, признавая на словах диктатуру пролетариата, на деле в своей пропаганде внушают ему ту мысль, что он должен сначала добиться формального выражения воли большинства населения при капитализме (т. е. большинства голосов в буржуазном парламенте) для имеющего наступить затем перехода политической власти к пролетариату.


Все, исходящие из этой посылки, вопли германских «независимых» социал-демократов и т. п. вождей гнилого социализма против «диктатуры меньшинства» и тому подобное означают лишь непонимание этими вождями фактически господствующей, даже в наиболее демократических республиках, диктатуры буржуазии и непонимание условий ее разрушения классовой борьбой пролетариата.


5. Это непонимание состоит в особенности в следующем: забывают, что буржуазные партии господствуют в громадной степени благодаря обману ими масс населения, благодаря гнету капитала, к чему присоединяется еще самообман насчет сущности капитализма, самообман, более всего характерный для мелкобуржуазных партий, которые обычно хотят заменить классовую борьбу более или менее прикрытыми формами примирения классов.


«Пускай сначала, при сохранении частной собственности, т. е. при сохранении власти и гнета капитала, большинство населения выскажется за партию пролетариата, — только тогда она может и должна взять власть», — так говорят мелкобуржуазные демократы, фактические слуги буржуазии, называющие себя «социалистами».


«Пускай сначала революционный пролетариат низвергнет буржуазию, сломит гнет капитала, разобьет буржуазный государственный аппарат, — тогда пролетариат, одержавший победу, сможет быстро привлечь на свою сторону сочувствие и поддержку большинства трудящихся непролетарских масс, удовлетворяя их на счет эксплуататоров», — говорим мы. Обратное будет в истории редким исключением (да и при таком исключении буржуазия может прибегнуть к гражданской войне, как показал пример Финляндии).


6. Или иными словами: «Сначала дадим обязательство признавать принцип равенства или последовательной демократии при сохранении частной собственности и ига капитала (т. е. фактического, неравенства при формальном равенстве) и будем добиваться решения большинства на этой основе», — так говорит буржуазия и ее подпевалы, мелкобуржуазные демократы, называющие себя социалистами и социал-демократами.


«Сначала классовая борьба пролетариата разрушает, завоевывая государственную власть, устои и основы фактического неравенства, а затем победивший эксплуататоров пролетариат ведет за собой все трудящиеся массы к уничтожению классов, т. е. к тому единственно-социалистическому равенству, которое не является обманом», — говорим мы.


7. Во всех капиталистических странах, наряду с пролетариатом или с той частью пролетариата, которая осознала свои революционные задачи и способна бороться за их осуществление, имеются многочисленные несознательно-пролетарские, полупролетарские, полумелкобуржуазные слои трудящихся масс, которые идут за буржуазией и за буржуазной демократией (в том числе за «социалистами» II Интернационала), будучи обмануты ею, не веря в свои силы или в силы пролетариата, не сознавая возможности получить удовлетворение своих насущнейших нужд за счет экспроприации эксплуататоров.
Эти слои трудящихся и эксплуатируемых дают авангарду пролетариата союзников, с которыми он имеет прочное большинство населения, но завоевать этих союзников пролетариат может лишь при помощи такого орудия, как государственная власть, то есть лишь после низвержения буржуазии и разрушения ее государственного аппарата.

8. Сила пролетариата в любой капиталистической стране несравненно больше, чем доля пролетариата в общей сумме населения. Это — потому, что пролетариат экономически господствует над центром и нервом всей хозяйственной системы капитализма, а также потому, что пролетариат, экономически и политически, выражает действительные интересы громадного большинства трудящихся при капитализме.


Поэтому пролетариат, даже когда он составляет меньшинство населения (или когда сознательный и действительно революционный авангард пролетариата составляет меньшинство населения), способен и низвергнуть буржуазию и привлечь затем на свою сторону многих союзников из такой массы полупролетариев и мелких буржуа, которая никогда заранее за господство пролетариата не выскажется, условий и задач этого господства не поймет, а только из дальнейшего своего опыта убедится в неизбежности, правильности, закономерности пролетарской диктатуры.


9. Наконец, в каждой капиталистической стране есть всегда очень широкие слои мелкой буржуазии, неизбежно колеблющиеся между капиталом и трудом. Пролетариат для своей победы должен, во-первых, правильно выбрать момент решающего нападения на буржуазию, учитывая, между прочим, разъединение буржуазии с ее мелкобуржуазными союзниками или непрочность их союза и т. д. Пролетариат, во-вторых, должен после своей победы использовать эти колебания мелкой буржуазии так, чтобы нейтрализовать ее, помешать ей встать на сторону эксплуататоров, уметь продержаться известное время вопреки ее шатаниям и так далее и тому подобное.


10. Одним из необходимых условий подготовки пролетариата к его победе является длительная и упорная, беспощадная борьба против оппортунизма, реформизма, социалшовинизма и тому подобных буржуазных влияний и течений, которые неизбежны, поскольку пролетариат действует в капиталистической обстановке. Без такой борьбы, без предварительной полной победы над оппортунизмом в рабочем движении не может быть и речи о диктатуре пролетариата. Большевизм не победил бы буржуазию в 1917— 1919 годах, если бы он не научился предварительно, в 1903—1917 годах, побеждать и беспощадно изгонять из партии пролетарского авангарда меньшевиков, то есть оппортунистов, реформистов, социал-шовинистов.


И опаснейшим самообманом, — а иногда простым надувательством рабочих — являются теперь словесные признания диктатуры пролетариата вождями немецких «независимых» или французскими лонгетистами и т. п., которые на деле продолжают старую, привычную политику уступок и уступочек оппортунизму, примирения с ним, раболепства пред предрассудками буржуазной демократии («последовательной демократии» или «чистой демократии», как они говорят), буржуазного парламентаризма и так далее.


16 декабря 1919 года


В.И. Ленин, “Выборы в учредительное собрание и диктатура пролетариата”, Собрание Сочинений, Изд 5, Том 40, с.20-24

Показать полностью
14

Академик Келдыш предсовмину Косыгину о правлении Хрущева

В руки нашего доброго знакомого, специалиста по истории экономики СССР Алексея Сафронова попали преинтереснейшие архивные документы времён зари Брежневской эпохи: две версии научного доклада, подготовленного отделением экономики Академии Наук СССР в конце 1964 года. Обе версии доклада были направлены прямиком в Совет Министров и содержали экономическую оценку правления Н. С. Хрущева.

Академик Келдыш предсовмину Косыгину о правлении Хрущева Экономика, СССР, Архив, Статистика, Длиннопост, Политика

Данные документы были обнаружены в архиве РАН американским исследователем Яковом Фейгином (интрига закручивается!) и присланы А. Сафронову. А он в свою очередь любезно поделился фотокопиями с редакцией Бескома и даже разрешил опубликовать небольшой фрагмент, пока в печатный вид целиком переводится большой девяностостраничный документ. За предоставленную возможность обоим исследователям огромное спасибо.


А теперь перейдем к самому документу.


Перед читателями сопроводительная записка академика М. В. Келдыша к докладу, подготовленному по заказу советского правительства сразу после смещения Хрущёва. Доклад был направлен председателю Совета Министров СССР А. Н. Косыгину. В сопроводительном письме М.В. Келдыш кратко высвечивает основные выводы этого крайне примечательного документа.


Даже по этому короткому "спойлеру" становится понятным, что за время хрущевской оттепели раскисла и экономика страны Советов. Особенно показательны "достижения" сельского хозяйства, специалистом в котором слыл Хрущев. Но не будем забегать вперед.


Беском


= = =


Архив РАН. Ф. 1849 Оп. 1 Д.51.


<Сопроводительное письмо М.В. Келдыша к докладу>


<1>


Товарищу КОСЫГИНУ А.Н.


В соответствии с Вашим поручением Президиум Академии наук СССР представляет доклад «О путях повышения экономической эффективности общественного производства», подготовленный Институтом экономики АН СССР, Научно-исследовательским экономическим институтом Госплана СССР, Институтом мировой экономики и международных отношений АН СССР.


В докладе устанавливается, что при выполнении ряда важнейших показателей семилетнего плана по развитию промышленного производства, в экономической жизни страны за последние годы имеет место ряд серьезных отрицательных явлений, которые в целом выражаются в замедлении темпов экономического развития и снижении экономической эффективности общественного производства. Об этом свидетельствуют следующие сводные данные, характеризующие темпы экономического развития (в %):

Академик Келдыш предсовмину Косыгину о правлении Хрущева Экономика, СССР, Архив, Статистика, Длиннопост, Политика

2. <2>


Замедление темпов экономического развития тесно связано с понижением «отдачи» основных производственных фондов и снижением темпов роста производительности труда (в%).

Академик Келдыш предсовмину Косыгину о правлении Хрущева Экономика, СССР, Архив, Статистика, Длиннопост, Политика

Материалы доклада говорят о снижении эффективности производственных накоплений. Если вначале семилетки на 1 рубль производственного накопления приходилось 44 коп. прироста национального дохода, то в 1963 году эта величина составила 25 коп., т.е. снизилась более чем на 40%. В результате, даже сниженные темпы прироста национального дохода достигались при повышении доли производственного накопления. Это, в свою очередь, явилось одной из важных причин ухудшения соотношения между производством средств производства и производством предметов потребления.


В докладе определяются следующие основные причины, обусловившие отмеченное снижение темпов экономического развития и известное понижение экономической эффективности общественного производства.


3. <3>


Первая – серьезные недостатки в структуре общественного производства и особенно резкое отставание в развитии сельского хозяйства и производства предметов народного потребления.


Вторая – слишком медленное изменение отраслевой структуры промышленного производства, что выражается в серьезном отставании развития прогрессивных отраслей и прежде всего химической и целлюлозно-бумажной промышленности, а также относительное отставание в развитии энергетики и недостатки в структуре проката черных металлов.


Третья – замедление темпов технического прогресса, серьезные недостатки в использовании основных фондов и освоении новой техники, большой удельный вес устаревшего оборудования, медленное внедрение прогрессивной технологии и высокая материалоемкость основных отраслей производства; низкое качество продукции и совершенно недостаточное развитие отраслей и переделов, обеспечивающих рост качества материалов и готовых изделий.


Четвертая – недостатки в организации капитального строительства, приводящие к замораживанию огромных средств.


Пятая – серьезные недостатки в использовании трудовых ресурсов и организации труда на производстве, наличие излишней рабочей силы на предприятиях.


Шестая – слабое использование экономических стимулов и рычагов в целях улучшения количественных и качественных показателей производства.


Седьмая – крупные недостатки в организации планирования и управления народным хозяйством.


4. <4>


Снижение темпов роста общественного производства ухудшает позиции СССР в экономическом соревновании с наиболее развитыми капиталистическими странами, прежде всего с США, где за последние годы имело место известное ускорение темпов роста промышленного производства: в 1962 г. – 7,7%, в 1963 г. – 5,1% и в 1964 г. (по данным за 8 месяцев) – около 6%. Увеличились в США и среднегодовые темпы роста производительности труда в промышленности, которые составили в 1958-1963 гг. – 4,6%. Как известно, в СССР за 9 мес. 1964 г. прирост

производительности труда составил только 4%. Если не произойдет снижения темпов экономического развития США, то для решения поставленной задачи – догнать США по объему производства в 1970 году потребуется существенное ускорение темпов роста промышленного и сельскохозяйственного производства в СССР.


На основе анализа состояния народного хозяйства и соответствующих расчетов по указанным направлениям в докладе обосновывается необходимость и очередность осуществления ряда мероприятий по повышению эффективности общественного производства. Эти мероприятия по их характеру и срокам осуществления можно подразделить на две группы.

Первая – мероприятия, которые могут осуществляться незамедлительно и в короткие сроки, не требуя значительных капитальных вложений, и вторая – мероприятия, требующие экономической разработки, крупных капиталовложений и более длительных сроков своего осуществления, т.е. мероприятия, которые должны быть предус-


5. <5>


-мотрены при разработке нового перспективного плана.


Из числа мероприятий первой группы в докладе обосновываются следующие предложения:


а) в области улучшения системы управления выдвигается предложение о создании в промышленности специализированных хозрасчетных объединений, действующих в масштабе крупного экономического района или союзной республики, или в общегосударственном масштабе;


б) в области материального стимулирования предлагаются меры по коренному улучшению систем материального поощрения рабочих, ИТР и служащих, повышению заинтересованности предприятий в высоких плановых заданиях, в освоении выпуска новых, более качественных изделий, усилению заинтересованности работников предприятий в росте производительности труда и использовании производственных фондов;


в) в области улучшения использования трудовых ресурсов выдвигаются предложения по обеспечению полной занятости населения в малых и средних городах и созданию на предприятиях условий для высвобождения и использования на других работах излишков рабочей силы в связи с техническим прогрессом;


г) в области повышения эффективности сельского хозяйства вносятся предложения по улучшению закупок сельскохозяйственных продуктов, развитию кредитования колхозов.

Из числа мероприятий второй группы в докладе вносятся и обосновываются предложения по совершенствованию отраслевой структуры промышленности и сельского хозяйства; по техническому обновлению производственного аппарата и изменению струк-


6. <6>


-туры и расстановки парка оборудования; по серьезному улучшению использования природных ресурсов и более рациональному развитию добывающей промышленности; по улучшению организации капитального строительства и повышению экономической эффективности капиталовложений, а также по улучшению структуры экспорта и импорта.


Одним из важнейших условий повышения эффективности общественного производства является улучшение использования капитальных вложений в народное хозяйство. В докладе предлагается ряд мер по повышению экономического обоснования проектов и планов капитальных вложений, по сокращению сроков строительства и освоения новых предприятий.

В докладе, в качестве важнейшей задачи, которая должна решаться и сейчас в перспективном плане, выдвигается необходимость преодоления отставания производства предметов потребления, безусловная стабилизация доли национального дохода, идущей на народное потребление, и на этой основе значительное изменение соотношения темпов роста отраслей группы «А» и группы «Б» в сторону ускорения темпов роста последней.


Представляемый научный доклад носит предварительный характер и не охватывает всех проблем повышения эффективности социалистического производства. Доклад, содержащий более развернутую и конкретную разработку назревших экономических проблем, будет представлен в начале предстоящего года.


Приложение: упомянутое. -


М.В.КЕЛДЫШ


« » декабря 1964 г

источник

Показать полностью 2
6

В.Н. Горохов «История международных отношений 1918-1939»

Вниманию читателей предлагается книга по истории международных отношений в период между двумя мировыми войнами. В её основу лег курс лекций, который автор читает студентам исторического факультета МГУ уже более 40 лет. Валерий Николаевич Горохов по праву считается одним из лучших лекторов кафедры новой и новейшей истории, в сферу его научных интересов входят такие темы, как история США, внешняя политика, международные отношения, Вторая мировая война.

В.Н. Горохов «История международных отношений 1918-1939» История, Книги, Рецензия, Образование, Видео

Многие из затронутых в работе проблем и сегодня вызывают острые споры, дискуссии. Например, причины неустойчивости Версальско-Вашингтонской системы, содержание и характер политики «умиротворения» западных демократий, роль и значение советско-германского пакта 1939 года и др. Главным достоинством данной книги является насыщенность доказательным фактическим материалом, использование широкого круга источников и новейших научных исследований.


В отличие от многих исторических трудов эту книгу будет по силам освоить и неподготовленному читателю. Внутренняя логика повествования сочетается с хорошим литературным стилем и чувством юмора, что делает текст интересным и легко читаемым.


Книга - https://vk.com/doc-139881388_575904877


Беском


Лекция В.Н. Горохова

Показать полностью 1
11

Бромма: интервью американского коммуниста

Бромма - автор книг “Исход и реконструкция: женщины из рабочего класса в сердце глобализации”, Рабочая элита: заметки о “рабочей аристократии”, соавтор публикации “Полное сканирование: Империализм сегодня” и “Ctrl-Alt-Delete: Антифашистский доклад об альтернативно правых”. Другие его работы на kersplebedeb.com доступны здесь. Это интервью проводилось в октябре 2020 года.

Бромма: интервью американского коммуниста США, Пролетариат, Беспорядки, Империализм, Перевод, Марксизм-Ленинизм, Длиннопост, Политика

Не могли бы вы вкратце представиться? Кто вы и как вы стали таким человеком?

Я стал радикалом в 1970 году. Я был студентом колледжа для детей обеспеченных родителей, попал под влияние бунтарской молодежной культуры того времени, - как говорится, секс, наркотики и рок-н-ролл. Я изучал социальную теорию, в том числе марксизм. В то же время я был вовлечен в интенсивное брожение левых движений на улицах и в университетских городках - особенно массового движения против войны США во Вьетнаме. Мощная антиколониальная волна захлестнула мир, и внутри США также существовали активные, развивающиеся национально-освободительные движения. Женские движения были на подъеме во всем мире. "На чьей ты стороне?" - это был важный вопрос для многих людей вроде меня.


Я пришел к тому, что стал частью Нового Коммунистического Движения, которое находилось под влиянием маоизма. Большинство групп в НКД приняли позицию, что национальное угнетение сторонниками белого превосходства было основной формой капиталистического правления в США. Но также, следуя Мао, мы считали, что революция в США требует слияния национально-освободительных движений и борьбы рабочего класса. Мы были вдохновлены организацией, которая, казалось, воплощала эту стратегию, например, Движение революционного союза в Детройте.


Вместе с тысячами других активистов среднего класса я принял решение стать «классовым предателем», оставив свою устроенную жизнь позади, чтобы стать коммунистическим организатором в рабочем классе. Итак, с середины 70-х до недавнего времени я работал на различных промышленных предприятиях. Я участвовал во множестве рядовых рабочих сражений, в антирасистских организациях и антиимпериалистической борьбе, смешанной со всеми видами другой активности. Я участвовал в нескольких хороших боях, пережил несколько поражений и даже помог кое-что выиграть.


Излишне говорить, что революция, на которую я надеялся в 70-е, не произошла. Но мне всегда казалось, что я многому учусь, и у меня действительно не было никакого желания возвращаться в лоно интеллигенции. Моя жизнь была богата разнообразными знакомствами и связями, опытом и коллективной борьбой; это помогло мне продолжать развиваться в политическом плане. Так что, даже если мое превращение в классового предателя не сильно помогло пролетариату, это было хорошим решением для меня.


Одна из вещей, которую я понял на своем пути, что белый рабочий класс в США, на самом деле, с интернационалистской точки зрения, является привилегированным средним классом. Я осознал это, когда прочитал «Поселенцев» Дж. Сакаи. Быть белым фабричным рабочим в США, конечно, не совсем то же самое, что быть работником умственного труда. С другой стороны, моя жизнь белого рабочего не походила на жизнь рабочего швейной фабрики в Бангладеш или домашней прислуги-иммигранта из Филиппин в Нью-Йорке. Когда я превратился из белого студента колледжа в белого фабричного рабочего, это было в некотором смысле горизонтальным или, скорее, диагональным переходом от одного среднего класса к другому.


У белых левых существует целая оппортунистическая мифология по этому поводу. Поселенческая версия «классового анализа» претендует на то, что белые рабочие являются пролетариями, и преуменьшает глубокое соучастие этих рабочих в создании и поддержке государства поселенцев: рабства, кражи земли, колониализма и геноцида. Я не говорю, что белые рабочие не могут быть революционерами. На самом деле, я знаю многих таких белых рабочих. Но, исходя из моего опыта и политического образования, для левых является серьезной ошибкой полагаться на белый рабочий класс как на ключевую социальную базу для революции.


В своей небольшой книге 2014 года “Рабочая элита: заметки о “рабочей аристократии”” вы разбиваете рабочий класс на три отдельных класса: пролетариат (“наиболее эксплуатируемые рабочие, которые генерируют почти всю прибыль капитализма... “низшая и более глубокая” часть... “подавляющее большинство”), люмпены (“паразитический класс, состоящий из людей, которые живут за пределами сети “легального” известного производства и распределения… значительное меньшинство”) и рабочая элита (также известная как рабочая аристократия, “сотни миллионов рабочих среднего класса во всем мире, чьи институционализированные привилегии решительно отделяют их от пролетариата”). Книга Д. Сакаи ““Опасный класс” и революционная теория”(2017) утверждает, что революционерам необходимо серьезно относиться к люмпенам как к классу. Многие люди видят тенденцию к тому, что все больше и больше людей выпадают из институциональных привилегий рабочей элиты и попадают в нестабильную среду люмпенов. Как вы видите место люмпена в современной классовой структуре? Оно расширяется (по размеру или значению)? Сокращается ли рабочая элита? Это все преувеличение, переоценка или непонимание текущих тенденций?

Мировой капитализм прошел через огромные изменения - отчасти в ответ на анти-колониальную борьбу 60-х и 70-х годов. Вся классовая структура меняется в результате неолиберальной глобализации. Понять этот процесс не просто: он включает в себя рассмотрение классовых изменений, неоколониализма, транснационального капитализма, новых отраслей и технологий, новые виды отчуждения.


Но на самом деле ключевой вопрос, который я всегда пытаюсь прояснить, заключается в следующем: какова в глобальном масштабе социальная основа социалистической революции сегодня? Я думаю, что преобразованный, модернизированный пролетариат, сосредоточенный вокруг женщин, начинает выступать в роли прямого антагониста капитализма. Отчасти это является результатом разрушения традиционного сельского патриархата неолиберальным капитализмом. Большое количество женщин вытесняются и выбрасываются из рядовой семейной жизни и десятками миллионов попадают в очень крупномасштабные и эксплуататорские глобальные отрасли, включая глобализированное производство, транснациональные отрасли услуг и промышленное сельское хозяйство. Они пересекают границы, встречаются со множеством других женщин-пролетариев, становятся квалифицированными специалистами в технических областях и участвуют в космополитической мировой культуре. Я считаю, что мы должны ориентировать нашу политику на эту реальность. Что требует решительного разрыва как с мифологией рабочей элиты, так и с мужской левизной.


Меняются все классы, в том числе и рабочая элита. Но вопреки тому, о чем многие говорят, рабочая элита не сократилась на глобальном уровне - по крайней мере, пока. Рабочая элита фактически выросла за последние несколько десятилетий, будучи перераспределенной географически. Например, рабочая элита Китая составляет гораздо меньший процент его населения, чем соответствующий класс в США. Но численно рабочая элита Китая больше, чем в США. Новая рабочая элита возникла во многих бывших колониях, в то время как в имперских центрах, приходящих в упадок, рабочая элита ослабевает. Это лишь часть того, как изменилась глобальная классовая структура.


Это правда, что в результате упадка США и в результате неолиберальной глобализации некоторые люди здесь выпадают из рабочей элиты. Обычно они попадают в люмпены, но небольшое количество угнетенных из национальных рабочих элит, которые сформировались только за последние пятьдесят лет или около того, все же оказываются в составе пролетариата. Обычно это не относится к белым людям. Белые рабочие в США все еще в подавляющем большинстве являются частью рабочей элиты, несмотря на то, что некоторые из их привилегий уменьшились.


Недовольство уменьшением этих привилегий, по сути, и является главным источником реакционного белого популизма, который сегодня в США на подъеме. Не многие белые рабочие принимают решение связать свою судьбу с пролетариатом политически, это точно. Возможно, когда-нибудь это изменится, но, учитывая историю США и недавние события, у меня есть сомнения. Чтобы белые рабочие присоединились к пролетариату, вероятно, потребуется уничтожение американского поселенческого государства.


Между тем люмпены превратились в гигантский класс по всему миру как по размеру, так и по социальной значимости. Как показывает Сакаи, эта часть рабочего класса часто политически взрывоопасна и может играть ключевую роль в ключевые исторические моменты. Сакаи подчеркивает, что пролетариат и люмпены живут бок о бок и ежедневно взаимодействуют в своих сообществах, своих культурах и в своих семьях. И внутри массовых политических движений тоже. Революционеры, безусловно, должны уметь работать в тех же местах, где есть люмпены, и взаимодействовать с ними. При этом нужно учитывать как положительные, так и отрицательные особенности силы люмпенов. Мы уже знаем, что люди из люмпенов могут стать революционерами, в том числе революционными лидерами. С другой стороны, люмпен, как и рабочая элита, - это в основном мужской класс, и он обычно живет, охотясь на пролетариев, особенно на женщин. Мачо-облагораживание люмпенов деструктивно в социальном и политическом плане.


В 2020-ом году мы увидели такой уровень городских восстаний в ответ на насилие со стороны государства, который не видели с 1960-х годов. Некоторые левые и революционеры подчеркивали, что восстания возглавляются черными, другие критиковали руководство черных (как отдельных личностей, так и политическую концепцию) как контрреволюционные усилия среднего класса, направленные на межрасовое восстание. Вы как человек, который десятилетиями размышлял и писал на эти темы, как вы видите роли расы и класса в этих восстаниях? Что эти восстания говорят нам о расово-классовой структуре в 2020 году?

Бунт всегда представляет собой смесь элементов, и он не обязательно перерастает непосредственно в революцию. Но часто это шаг на пути к революции. Я думаю, что напряженная борьба на улицах под руководством черных сегодня формирует новых лидеров и порождает новые стратегии и тактики. Это также выносит на поверхность некоторые стародавние проблемы движения в новых условиях для нового поколения. Поскольку в движении чернокожих (новых африканцев) нет консенсуса по некоторым фундаментальным вопросам стратегии, бунтарские эксперименты сегодня будут наверняка ценны, даже если они и не приводят к немедленному успеху. Даже тогда, когда кажется, что заново изобретается велосипед.


Мне известен рассказ о восстании, на которое вы ссылались в своем вопросе: Шемон и другие активисты заявляют, что борьба с насилием, доходящим до убийств, со стороны полицейских началась как многорасовое пролетарское восстание. Но теперь, говорят они, восстание было подорвано и остановлено контрреволюционными действиями черного среднего класса. Я считаю этот аргумент неверным. [Здесь и ниже Бромма имеет в виду серию статей, опубликованных на сайте illwilleditions.com: «Тезисы о восстании Джорджа Флойда», «Восстание черных против повстанцев» и «Возвращение Джона Брауна: предатели белой расы в восстании 2020 года» - ред.]


Я понимаю разочарование людей, участвовавших в вооруженных действиях в восстании, которые хотели идти дальше и которые расстроены тем, что восстание не ведет непосредственно к революции; которые недовольны тем, что до сих пор это привело только к умеренным реформам. И я думаю, что Шемон делает несколько хороших замечаний о том, как политика черного среднего класса и деньги НПО могут действовать как консервативные силы. Но демонизация всего черного среднего класса, который сам регулярно подвергается расистскому насилию со стороны полицейских и другим формам угнетения и который включает в себя многих сторонников революции, бесполезна на любом уровне. Аргумент Шемона, по-видимому, основан на непонимании классовой природы как борьбы чернокожих за свободу, так и ее белых самопровозглашенных союзников.


Движение за свободу чернокожих (новых африканцев) по своей сути является национально-освободительным движением. Враг этого движения - государство поселенцев США, тюрьма для угнетенных наций и национальностей. Так что классовую борьбу здесь нельзя упрощать до борьбы между пролетариями и капиталистами. Это классовый редукционизм - попытка упростить все до «класса против класса» в стране, где веками процветал национальный гнет. Фактически, в этой стране, как и в других поселенческих государствах, классовая структура основана и сформирована в высшей степени расовой формой колониализма.


Рабы-африканцы и туземцы были мобилизованы как первоначальный пролетариат США, в то время как европейские рабочие были утверждены как надзиратели и привилегированная рабочая элита. С тех пор пролетарскую политику в значительной степени продвигало движение за свободу черных. Ключевым моментом является то, что это движение - не просто борьба против расизма или против чернокожих. И дело не только в «расовом капитализме». Это также борьба за самоопределение черных; борьба колонизированного народа. Самоопределение - это то, за что боролись Малкольм Икс и Черные Пантеры, а также большинство сегодняшних Черных революционеров. Самоопределение черных означает выбор собственного правительства и отношений с США, включая возможность отделения. Он представляет собой реальную угрозу для белого правящего класса и государства поселенцев, и поэтому его победа будет представлять собой крупную победу пролетарской политики в этой стране. Но самоопределение для чернокожих не является исключительно пролетарским требованием.


Шемон утверждает, что «к 1960-м годам… Партия Черных пантер и Лига революционных чернокожих рабочих уже были убеждены, что черный средний класс и черный пролетариат расстались». В этом утверждении есть доля правды, но оно не выдерживает никакой критики. Черные революционеры, в том числе «Пантеры», LRBW и Малкольм Икс, часто говорили о проблемах, вызванных силами черного среднего класса, чьи политические программы, как они иногда думали, объективно сдерживают борьбу за национальное освобождение или направляют ее по ложному пути. Но эти черные революционеры все еще считали черный средний класс частью колонизированной черной нации - частью той же борьбы за свободу, в которой они участвовали. Пантеры в своей программе из 10 пунктов потребовали плебисцита среди всех чернокожих по вопросу о выходе из состава США. Это было обычным требованием среди черных революционеров (и их союзников) в то время, и сегодня для многих черных революционеров такая позиция актуальна.


В контексте национально-освободительной борьбы разногласия между общественными классами, даже острые разногласия, обычно рассматриваются как противоречия между людьми, а не антагонистические противоречия. В конечном итоге это разногласия по поводу того, какой класс или политическое течение ведет борьбу и в каком направлении. Они не о том, кто враг; не о том, чтобы “свести счеты”.


Никто не станет отрицать, что в черной политике действуют черные консерваторы из среднего класса и разного рода черные обманщики. И черные копы вместе с другими гангстерами. И черные капиталисты, если уж на то пошло. Неужели для кого-то это сюрприз? Черная нация включает в себя множество различных материальных интересов, тенденций и сил. Любое национально-освободительное движение содержит множество различий: классовые различия, различия в идеологии, стратегии и тактике, проблемы с государственными агентами и предателями, с которыми приходится иметь дело. Черные люди все время обсуждают эти противоречия; эти вопросы должны решить черные люди, надеюсь, под влиянием черной пролетарской политики.


Есть много чернокожих из среднего класса, которые активно участвуют в борьбе за самоопределение чернокожих и революцию, потому что сами, в значительной степени, ощущают национальный гнет. Например, многие лидеры и рядовые представители Пантер происходили из черного среднего класса. Черные интеллектуалы внесли и продолжают вносить ценный вклад в освободительное движение чернокожих (новых африканцев). (Шемон говорит, что революционного интеллектуала не существует, но это просто риторика.) В целом, я могу оценить, что в черном среднем классе гораздо больше революционеров, чем белых революционеров - в любом классе.


Я думаю, что радикалам очень важно понять, что национальное угнетение чернокожих людей является определяющей чертой политики США. Это угнетение включает в себя продолжающийся процесс геноцида - процесс уничтожения народа, с которым черные люди сталкиваются в течение определенного времени. Но большая часть левых в США, особенно белых левых, избегает вопроса о национальном угнетении. Эта часть предполагает, что цель состоит в достижении немедленного, прагматичного, многорасового единства рабочего класса против капиталистов, имея в виду, на мой взгляд, единство на ассимиляционных условиях белых рабочих. Оно не дает четкой приверженности Черному самоопределению, которое является единственной принципиальной основой для прочного долгосрочного многонационального единства.


Аргумент Шемона соответствует этой ошибочной левой традиции. Кажется, они не осознают, как колониализм поселенцев исказил классовую структуру, поэтому класс часто выражается или модулируется через расу и национальность. Он не признает черную национальность и не поддерживает самоопределение черных. Вместо этого Шемон поддерживает мечту о классовой редукционистской лихорадке, в которой революция - это немедленное столкновение между воображаемым «многорасовым пролетариатом» и капиталистами.


Одним из прискорбных побочных продуктов такого рода политики классового редукционизма является то, что она оправдывает взаимодействие с белыми союзниками как с незаменимыми партнерами в борьбе черных. Следуя этой теории, Шемон и Артуро повторяют устаревшую, пораженческую игру с числами. Белых больше, чем чернокожих, поэтому, «очевидно», черные люди «должны» дать белым ключевую партнерскую роль, если они хотят революции. Это механический и в конечном счете поселенческий взгляд на политику. Иногда я удивляюсь, как коренные народы, численность которых даже больше, чем новых африканцев, должны думать о такой «революционной» математике.


Нет ничего необычного в том, что угнетатели превосходят угнетенные нации численностью и вооружением, но они все равно совершают революции. Более того, белые люди, включая белых левых, на протяжении сотен лет неизменно оказывались ненадежными союзниками черных. (Любой, кто думает, что Восстание Бэкона было прекрасным примером многорасового единства, должны прочитать исследования по этой теме.) Черной нации всегда приходилось полагаться прежде всего на себя, а во-вторых, на союзы с другими угнетенными народами. Когда движение черных сильное и независимое, оно не раз доказывало свою способность поколебать основы США, не полагаясь на белых.


Лично я считаю, что белые активисты должны отвергнуть идею о том, что они незаменимы в борьбе за свободу черных. Мы должны подражать мужеству Джона Брауна в борьбе с белым превосходством, не притворяясь, что он был лидером Черного движения или был необходим для него. Мы должны конкретно отвергнуть предложение о том, что белые активисты должны быть вовлечены в борьбу против черного среднего класса. Говорить себе, что мы привлекаем белых, чтобы помочь черному пролетариату, - это не оправдание. Нападать на черный средний класс-плохая идея, и в любом случае это не роль белых людей, чтобы “сводить счеты” среди черных людей. Если белые люди хотят быть полезными, то вокруг нас полно белых карателей (контрреволюционеров), с которыми нужно бороться.


Говоря о белых активистах, я хотел бы сначала знать, кто эти «белые пролетарии», о которых все время говорит Шемон. Кто все эти белые протестующие в восстаниях? Всего лишь несколько из самых воинственных? Используется ли термин «пролетарий» для описания сильно эксплуатируемых, еле выживающих людей из рабочего класса в мировом масштабе? (Например, рабочие Amazon в Индии, зарабатывающие 186 долларов в месяц практически без пособий и социальной защиты?) Или термин «белый пролетарий» используется как риторический прием для продвижения небольших групп волюнтаристских белых левых? Я бы сказал, что с точки зрения глобального класса, большинство белых людей, участвующих в восстаниях, принадлежат к среднему классу или, в некоторых случаях, к тем, кого Сакаи назвал люмпен-мелкой буржуазией. В этом нет ничего плохого, но это не то же самое, что быть пролетарием.


Некоторые радикалы утверждают, что настоящий белый пролетариат возникает в данный момент из-за продолжающейся глобализации и уменьшения привилегий белых людей. Но тогда им лучше принести квитанции. После сорока с лишним лет моей жизни как белого рабочего я этого не замечаю. На самом деле, «белый пролетарий» все еще кажется мне противоречивым.

Я никогда не стал бы утверждать, что мы должны отказаться от всех белых рабочих. Радикалами могут стать люди любого класса. Но революционеры не могут позволить себе мифологизировать белую рабочую элиту. Мы также не должны предполагать, что жесткая экономия приведет к пролетаризации белых рабочих. Этой трансформации не происходило в предыдущие тяжелые экономические времена. И на самом деле легко увидеть, что нынешнее негодование белых по поводу частичной утраты привилегий на самом деле тянет десятки миллионов белых рабочих в реакционное русло. Снова.


Любой, кто читал мои каракули, знает, что я убежденный сторонник классового анализа и пролетарской политики. Но я против механических моделей класса и белой мифологии о классе; они слишком много раз использовались для того, чтобы принизить борьбу за самоопределение и национальное освобождение, которую ведут угнетенные нации и народности в США.

За пределами США также. Я помню, что в 1970-х годах, в разгар войны США против Вьетнама, были некоторые классовые редукционисты-марксисты, которые выступали против Национального фронта освобождения, потому что считали его слишком зацикленным на национализме и недостаточно пролетарским. Для них Хо Ши Мин был просто интеллектуалом из среднего класса, возглавлявшим кучу крестьян. Они не могли понять того факта, что вьетнамская национально-освободительная борьба наносит мощные удары по империализму, который оказался прямым смертельным врагом пролетариата. Они не понимали, что национально-освободительная борьба была именно там, где хотели и должны были быть вьетнамские пролетарии и вьетнамские коммунисты, борясь во главе народной революции.


Так, как же быть с траекторией нынешних анти-полицейских восстаний? На протяжении многих поколений восстания против расистского насилия полицейских в США были циклическими, достигая высот воинственности и постепенно угасая. Я был в Лос-Анджелесе во время массового восстания 1992 года, последовавшего за приговором Родни Кингу. По моим оценкам, оно было больше, чем любое из нынешних восстаний. Это восстание оставило глубокий след в городе и произвело неизгладимое впечатление на местных активистов и влияет с тех пор на их политику. Но со временем и оно отступило. Это часто случается с бунтами - часто это вспышки гнева, которые невозможно удержать. Хотя бунты и отражают глубокий гнев, они редко предлагают прямой путь к революции. Даже при самых благоприятных условиях превращение восстания в революцию обычно требует высокого уровня политической ясности и единства, подготовки, руководства и организации. Дело не только в повышении уровня воинственности.


Поскольку проблема насилия полицейских на почве расизма настолько важна, мы должны продолжать борьбу во время восстаний и в промежутках между восстаниями. Мы, как Шемон, должны критически относиться к жалким реформам, которые осуществляются до сих пор. Мы должны продолжать говорить об истинной природе полицейских и предлагать различные практические способы заставить их отвечать перед чернокожими сообществами за их гангстерское, расистское поведение. Мы должны заложить основы будущих восстаний, зная, что они непременно произойдут.


Мое предложение состоит в том, чтобы вместо объявления войны Черному среднему классу, потому что все идет не так, как мы надеялись, активисты спросили бы себя, могли ли быть какие-то слабые места в их собственной политике, стратегии, тактике и руководстве. Реалистичны ли сегодня ожидания бесконечного продолжения уличных баталий? Настало ли время укрепить наши ряды и пустить более глубокие корни в наших сообществах и на рабочих местах? Возможно ли, что черные люди, включая черных пролетариев, не верят в беспорядки и драки с полицейскими как в достаточную долгосрочную и устойчивую стратегию революции? Или что восстание не породило лидеров или организаций, которым можно доверять, чтобы и дальше терпеть эскалацию государственных репрессий? Способно ли широкое присутствие белых активистов заставить некоторых чернокожих задуматься о классовом характере протестестов? А что насчет нашей верности или хотя бы признания освободительной борьбы черных?


Какие изменения вы ожидаете увидеть в ближайшие месяцы и годы в контексте политического, экономического, социального, экологического и эпидемиологического кризисов, обрушившихся на США и остальной мир? Как вы думаете, какие противоречия в ближайшее время достигнут критической точки? Насколько, по вашему мнению, президентские выборы в США значимы с точки зрения их результатов и конфликтов, которые будут (и уже происходят) вокруг них?

Я думаю, что многие левые недооценивают несбалансированность мировой экономики и возможность возникновения экономической катастрофы или войны, связанной с этим. Прямо сейчас глобальная капиталистическая экономика зависит от абсолютно неприемлемого уровня долга и безумных финансовых спекуляций. Это признак того, что система на ладан дышит. Пандемия только повышает ее хрупкость. Центральные банки могут на какое-то время отложить катастрофу, печатая деньги и искусственно увеличивая стоимость активов, что приводит к еще большему размеру долга, неравенству в доходах и спекуляциям. Но в какой-то момент, в ближайшем будущем, общий кризис капитализма может выразиться в депрессии или межимпериалистической войне. Кое-где это уже вызвало экономический спад.


Когда я так говорю, я сам понимаю, что левые десятилетиями говорили о кризисе капитализма и надвигающейся экономической депрессии. Правда в том, что капитализм иногда очень легко адаптируется. Под угрозой всемирной волны антиимпериалистической борьбы он трансформировался. Он принял неоколониальные стратегии. Он получил новый спасительный всплеск энергии от неолиберальной глобализации, извлечения огромных прибылей и осуществления новых форм первоначального накопления с использованием новых технологий.

Но даже в период быстрой глобализации и неолиберальной экспансии экономические противоречия и политические угрозы в капиталистической экономике усиливались. Например, наблюдается рост крайнего неравенства доходов и концентрации богатства, что, как понимают сами капиталисты, вызывает политическую нестабильность и ослабляет потребительские рынки. Происходит «вырубка» промышленности в бывшем Первом мире, что помогло породить новую волну правого популизма и фашизма. И в то же время сокрушение давних местных и региональных капиталистических патриархатов силами (в равной степени патриархальными) корпоративной глобализации подпитывает правый фундаментализм в бывшем Третьем мире. Массовая миграция усиливает давление на существующие классовые порядки.


Нынешний сдвиг в сторону «деглобализации», принятый частью правящего класса и поддержанный торговыми войнами Трампа и Brexit, отчасти напоминает мне о том, что происходило в период до Первой мировой войны и Великой депрессии. Период, когда произошел перелом десятилетий глобализации, рост межимпериалистической конкуренции, торговые войны, рост ксенофобии и белого террора, а также нападений на иммигрантов. И, наконец, приход фашизма к государственной власти в ряде стран плюс две смертоносные мировые войны.


Пока неясно, останется ли сегодняшняя антиглобалистическая тенденция доминирующей или же она будет обращена вспять другими мощными секторами капитала, которые продолжают поддерживать корпоративный мультинационализм. В любом случае, я думаю, что фундаментальные экономические показатели продолжат ухудшаться.


Две вещи заставляют меня особенно беспокоиться о том, как все будет развиваться. Одна из них - это стремительное воздействие на изменение климата и разрушение окружающей среды, это, в сочетании со всем остальным, вероятно, затруднит достижение даже временной экономической стабильности при капитализме. Пандемия в некоторой степени является продуктом этого экологического кризиса. Вторая - левые слабы в большинстве частей мира: они раздроблены и полны оппортунизма.


Во-первых, среди левых по-прежнему преобладают мужчины. У глобальных левых еще нет развитого пролетарского ответа на неоколониализм или неолиберальную глобализацию. Фактически до сих пор не дошло до понимания того, что было не так с последней волной мировой революционной борьбы. Это опасное состояние, учитывая высокий уровень кризиса, конфликтов и хаоса во всем мире. Объективные условия сегодня были бы чрезвычайно благоприятными для перестроенных левых. Но вместо этого инициатива принадлежит правым.


Я думаю, что у нас будут большие проблемы, пока растущий глобальный пролетариат, ориентированный на женщин, не выйдет на поле боя от своего имени. Это, на мой взгляд, единственное, что может привести к появлению нового типа левых. Как я уже сказал, я думаю, что для этого уже существуют объективные условия. Так что возможно, что изменения произойдут быстро, как только что-то начнется. Я надеюсь увидеть рост нового глобального революционного движения, прежде чем я умру. Но кто знает?


окончание - https://beskomm.livejournal.com/233662.html

оригинал - https://kersplebedeb.com/posts/decisively-breaking/


Перевод А.Романова

Показать полностью
7

Ленинский призыв, его состав и запросы. Часть 2

Итак, если в первой части статьи о «Ленинском призыве» из №10 журнала «Большевик» за 1924 год рассматривалась количественная сторона призыва, то во второй части подробно рассматривается его качество.

Ленинский призыв, его состав и запросы. Часть 2 История СССР, Ркпб, Длиннопост, Политика

Понятное дело, что в 1924 году Советский Союз не мог располагать высококультурными резервами, в современном понимании, для включения в партию, т.к. царская Россия об образовании широких масс не позаботилась, свалив проблему ликвидации бескультурья и безграмотности на плечи Советской власти. Гражданская же война внесла свою двоякую лепту: с одной стороны прояснила сознание крестьян, чтобы те заняли конкретную политическую позицию и включились в активную борьбу на стороне красных или белых; с другой стороны, не давала возможности Советской власти в полной мере заняться поднятием сознательности масс в государственном масштабе. Кстати, государство диктатуры пролетариата и территорию для оного большевикам еще нужно было отстоять.


Поэтому состав «ленинцев» оказался очень разношерстным, автор статьи сам делит их на следующие три категории:


1) группа активных до вступления в партию;

2) группа политически пробудившихся в связи с общим политическим подъемом прошлого года и в связи со смертью Ленина;

3) группа политически малоразвитых и малоактивных и вошедших в партию по случайным причинам, иногда не партийного и даже шкурнического характера.


Одно было ясно для руководства партии, что «Ленинский призыв в значительной мере оживил низовую фабрично-заводскую ячейку и сблизил ее со всей массой беспартийных рабочих», что давало широкие возможности для преобразования страны.


= = =


Ленинский призыв, его состав и запросы (окончание)


II.


Наиболее квалифицированная часть рабочих является одновременно и наиболее культурной во всех отношениях. Но культурный уровень и этой, наиболее культурной, части российских рабочих низок. Нечего и говорить про неквалифицированных рабочих, про крестьянскую и полукрестьянскую прослойку. Партии придется приложить колоссальные усилия, чтобы поднять эту малокультурную, полупролетарскую массу ленинцев до высоты понимания основных задач партии, активного участия в нашей партийной жизни и умения проводить партийную линию в беспартийной рабочей среде. Без элементарной грамотности, без минимальной культурности нет и не может быть активного участия в политической жизни и партийной работе. На вопросах поднятия культурного уровня низовых слоев нашей партии и, прежде всего, рабочих ленинского призыва, в первую голову, должно быть сосредоточено наше внимание.


Что мы имеем на самом деле?


По Московской организации положение с элементарной грамотностью считается удовлетворительным. По Краснопресненскому району на 6.129 принятых по ленинскому призыву неграмотных всего — 88, из них 42 женщины, т. е. из всего состава неграмотных — 1,1%, а из всех женщин — 4,3%. Как общее правило культурный уровень ленинцев выше окружающих беспартийных рабочих. В партию, в первую голову, шли те, кто чувствовал себя способным подняться до руководства беспартийной массой, до общеполитических задач. По Сокольническому району, как нам сообщают, только в исключительных случаях (напр., ячейки службы пути Сев. ж. д., где 50% только что кончают школу грамоты) ленинцы по своему культурному уровню не стоят выше беспартийных рабочих. Значительно хуже дело в Харькове: по Основянскому району, напр., «до 75% всего состава ленинского набора политически и культурно малоразвиты и малограмотны»; по Ивановскому району «большинство ленинцев малограмотны, общеобразовательная подготовка в объеме низшей школы или одного-двух лет сельской школы. Еще хуже дело в Бакинской организации, где получивших низшее образование — 51%, самоучек — 7,5%, малограмотных — 25% и неграмотных — 16%. При этом сами бакинцы настолько низко оценивают знания малограмотных, что объединяют их в одну группу с неграмотными, вследствие чего мы получаем факт, что почти половина бакинских ленинцев не может свободно читать своей партийной газеты и следить за политической жизнью страны. Конечно, Баку - исключение. Вследствие большого прилива в Баку тюркских рабочих, общий культурный уровень там понижается. Мы правильно сделаем, если в своей оценке положения будем исходить не из Баку, а из Москвы и Харькова, но и в таком случае перед нами стоит серьезная задача — поднять культурный уровень массы ленинцев, окончательно изжить элементарную неграмотность, которая и в Москве, и в Харькове продолжает существовать в виде малограмотности, покончить с положением, когда в столице находятся ячейки, в которых до 1/ 3 ленинцев не в состоянии читать свободно газету.


Низкий культурный уровень и малограмотность, отсутствие навыков пользоваться газетой и читать книгу, обыкновенно, сопровождаются рядом бытовых явлений, как пьянство, домостроевщина, религиозные пережитки, антисемитские выходки и т. д. Все эти черты культурной отсталости имеют место среди некоторой части ленинцев так же, как они имеют место и среди наиболее отсталой части старого состава партии. Они в сильной степени будут мешать приобщению ленинцев к активной партийной работе и росту их авторитета среди беспартийных. С этими бытовыми явлениями, характерными для отсталых слоев рабочих, мы, однако, должны бороться не мерами дисциплинарного воздействия, а мерами поднятия их культурного уровня. Одной из основных черт коммуниста является не только его личная антирелигиозность, но и активная борьба против пережитков религии на основе материалистического мировоззрения. Но от ленинцев при вступлении в партию мы не требовали и не могли требовать законченного материалистического мировоззрения. Мы все помним многочисленные случаи, когда на собраниях по приему в партию старые рабочие и работницы давали обещание выбросить иконы и покончить с религией. Но антирелигиозность закрепляется только оформлением материалистического мировоззрения. Эго мировоззрение — хотя бы в самых элементарных формах — мы должны дать новому члену партии. Но это процесс длительный. Он может быть ускорен только тем, что, втягивая самых отсталых товарищей в активную политическую работу, мы ускоряем рост их культурности в небывалых размерах и с редкой быстротой изживаем домостроевщину, пьянство, религиозные пережитки, антисемитские выходки и прочие некультурные «шалости», вроде кулачного боя.


Мерилом культурного уровня для нас должна быть не только техническая грамотность и элементарные культурные навыки. Политическая грамотность, умение ориентироваться в окружающей среде и принимать участие в политической жизни страны являются другим, столь же важным, мерилом культурного уровня. Только учитывая и элементарную, и политическую грамотность, мы получим правильную оценку культурного уровня ленинцев.


Мерилом политической активности и грамотности могут служить данные об участии в революционной и общественной жизни до вступления в партию, и об участии в гражданской войне. Процент служивших в Красной армии по Краснопресненскому району Москвы — 44,6%, по Хамовническому — 51%, по Нижегородской организации — 53%, по Брянской — 40%, по Смоленской — 35%. Следовательно, средний процент участников гражданской войны — 40%. Это говорит, что почти половина всех ленинцев активно переживала годы революции и кое-какой политический опыт приобрела. Если иметь в виду, что среди ленинцев, бывших участников гражданской войны, есть значительная часть крестьян и полукрестьян, то мы можем сделать заключение, что в крестьянской части ленинского призыва черты деревенской ограниченности и мелкособственническая психология гражданской войной в значительной части вытравлены. Поэтому всякие преждевременные выводы, основанные только на деревенском происхождении и крестьянских связях, нужно считать необоснованными и преждевременными.


При рассмотрении вопроса о политической активности и участии в революционной и общественной жизни до вступления в партию, мы натыкаемся на три достаточно ясно определившиеся группы:


1) группа активных до вступления в партию (члены фабзавкомов, профуполномоченные, члены лавочных комитетов, работники низовой кооперации, клубные работники и т. д.);

2) группа политически пробудившихся в связи с общим политическим подъемом прошлого года и в связи со смертью Ленина;

3) группа политически малоразвитых и малоактивных и вошедших в партию по случайным причинам, иногда не партийного и даже шкурнического характера.


Точных данных о численном составе каждой из этих групп в нашем распоряжении нет.


Нижегородская организация количество всех проявивших политическую активность до вступления в партию, интересовавшихся партийной работой, посещавших открытое собрания ячеек и кружков политграмоты, работавших в фабзавкомах, кооперации и в секциях совета и т. д., определяет в 62% всего ленинского призыва. Одесская организация называет эту группу значительной. По Краснопресненскому району — около 80% ленинцев из бывших содействующих, а более 10%, всех ленинцев до вступления в партию находились на кооперативной, профессиональной и др. работе. Эта группа до вступления ее в партию считалась резервом партии, была душой с партией, и теперь лишь оформила свое отношение к ней. Между нею и старым составом партии нет глубокой разницы. Она уже присмотрелась к тому, как работает партия, и легко усваивает ее тактические и организационные принципы.


Вторая группа товарищей, пробудившихся к политической жизни, в связи с прошлогодним подъемом и смертью Ленина, и двинутая в партию общим настроением, чувством солидарности с партией, потерявшей своего вождя, и искренним желанием теснее сплотиться вокруг нее, помочь ей и работать под ее руководством. Количественный состав этой группы еще труднее определить, но мы не будем далеки от действительности, если скажем, что она составляет от 20 до 40% всего состава. При этом по рабочим губерниям, где процент прежде активно работавших с партией выше, процент этой группы спускается ниже, зато поднимается в губерниях с менее развитой пролетарской общественностью и менее квалифицированным пролетариатом.


Третья группа — политически малоактивные, малоразвитые и случайные. Среди них есть такие, которые шли с намерением использовать партию в своих личных интересах, получить более выгодное место, застраховать себя от сокращения, добиться кое-каких привилегий и т. д. Та осторожность, с которой партия подходила к вопросу о приеме, свела эту группу до минимума. Определить ее величину и значение возможно только в процессе работы, когда действительные намерения отдельных товарищей проявляются открыто, когда выясняется отношение каждого отдельного к партийной дисциплине и к партийным тягостям. Численным показателем этой группы до сих пор являются только выходы из партии. В некоторых организациях (Харьков) полагают, что при переходе из кандидатов в действительные члены, в общем по всей организации, отойдет 2 — 3%. До сих пор по Харьковской организации было не больше 10 исключений и случаев подачи заявлений об уходе из партии ленинцев. Приблизительно такие же цифры дают и другие губернии.


Эти данные говорят, что политическая активность и политическая грамотность ленинского призыва значительно выше элементарной грамотности, что поможет преодолеть те затруднения, которые встречаются в партии для вступивших в нее малограмотных. Когда бакинцы, грозненцы, астраханцы и другие жалуются на техническую неграмотность ленинцев, но одновременно отмечают их большую политическую активность, желание учиться и работать, то это означает, что техническая неграмотность будет преодолена, что партия сумеет поднять культурный уровень своих членов, что бояться неграмотности и отсталости нам нечего. Мы получили наиболее культурную часть рабочего класса. Когда эта наиболее культурная часть рабочих, вступивших в партию, видит, что она недостаточно культурна для того, чтобы быть политическим руководителем беспартийной рабочей массы, она проявит колоссальную энергию и приложит все старания, чтобы подняться еще выше.


Конечно, мы не должны закрывать глаза на последнюю, третью группу. Чем скорее недоброкачественный элемент отделится и отойдет от партии, тем для партии лучше. Но мы должны быть достаточно осторожны, чтобы не толкнуть к уходу тех, кто пришел к партии с чистым сердцем, но не в состоянии сразу подняться до необходимой члену партии политической активности.


III.


Что дал партии ленинский призыв за первое полугодие?


Чего мы достигли в работе с ленинцами?


Ленинский призыв, в значительной мере, оживил низовую фабрично-заводскую ячейку и сблизил ее со всей массой беспартийных рабочих. В этом году уже невозможно повторение того, что было год тому назад, когда назревающие в рабочей среде серьезные конфликты оставались скрытыми от глаз партии. Партия получила крепкую связь с беспартийной рабочей массой, но одновременно сама стала в большей мере испытывать на себе давление их настроений, что требует от низовых партработников большей, чем до сих пор, выдержки, чуткости, авторитетности.


Наряду с изучением тактики и стратегии партии в школах политграмоты, ленинцы изучают ее в активной партийной работе. Данная XIII съездом директива о вовлечении ленинцев в активную партийную работу выполняется с успехом. Ряд организаций уже добился того, что каждый ленинец имеет уже какое-нибудь, хотя бы небольшое, поручение, на котором учится партийной работе. В Москве втянуто в активную работу уже свыше 3/4 всего состава ленинцев, по большинству промышленных губерний приблизительно такое же количество. Активность среднего ленинца, как сообщают с ряда мест, не ниже активности рядового партийца из старого состава. На практической работе, на первых активных шагах, происходит сближение старого состава членов партии с ленинцами. И там, где ячейка была достаточно крепка и авторитетна, где ленинцы, еще до вступления в партию, привыкли прислушиваться к ее голосу и уважать и исполнять ее решения, там это сближение происходит легко и безболезненно. Там же, где старый состав членов партии был слишком слаб, чтобы руководить работой, и не пользовался достаточным авторитетом, встречаются перебои в работе и трения между ленинцами и старыми партийцами, там иногда замечается нарушение ленинцами партийной дисциплины.

Больше всего активности ленинцы проявляют в вопросах производственных и профессиональных, в которых легче всего ориентируются. Из ряда мест сообщают, что ленинцы на фабриках служат примером трудовой дисциплины и оказывают в этом отношении влияние на беспартийных рабочих, вследствие чего уменьшилось количество прогулов и увеличилась производительность труда. Но перегрузка ленинцев общественно-политической работой может привести к противоположным результатам. Из одной ленинградской фабрики уже сообщают, что в связи с перегрузкой ленинцев общественной работой производительность начала падать. Нужно учесть такие симптомы, чтобы не допустить в широких размерах подобных ошибок. Если мы оторвем ленинца от производства и вырвем его из рабочей массы, или мы его так загоняем школами и обязанностями, что он на фабрике уже не сможет быть образцовым работником и на него начнут смотреть как на лодыря, мы потеряем половину наших достижений.


Но наряду с этим приходится отмечать, что в отдельных случаях, в производственно-развращенной среде, они становились носителями вредных настроений. Были отдельные случаи, когда ленинцы не только не участвовали в работе по поднятию норм выработки и установлению фактического восьмичасового рабочего дня, а, наоборот, препятствовали. Был случай в Царицыне, когда, при проведении профсоюзом снижения ненормально вздутой, по сравнению с другими категориями рабочих, заработной платы грузчиков, несколько человек-ленинцев пошли против профсоюза и партии и вели агитацию за забастовку, и один даже, после всех необходимых разъяснений, участвовал в забастовке. Вероятно, такие факты есть и в других организациях. Они означают только то, что необходимо разъяснять ленинцам нашу экономическую политику, вовлекать их в активную работу по поднятию производства, по проведению принимаемых профсоюзом, партией и фабричной администрацией мероприятий. Царицынские грузчики-ленинцы мотивировали свое участие в забастовке тем, что они должны быть с большинством рабочих, но когда им разъяснили действительные обязанности члена партии и необходимость проводимой профсоюзом меры, они изменили свою точку зрения и пошли с союзом. То же будет везде при правильной постановке партийной работы.


Большие успехи достигнуты и в партийной работе. Во многих местах ленинцы уже вошли в состав бюро ячеек, назначены цеховыми организаторами, организаторами кружков и т. д. И в этой, совершенно новой для них, области работы они справляются с успехом.


Усвоить организационные принципы большевистской партии, научиться проводить партийное мнение в беспартийной массе, руководить массой, а не идти за ней, научиться большевистской партийной дисциплине — вот самое трудное дело, на котором ленинцы пока чаще всего спотыкаются.


«Бакинский Рабочий» пишет: «Сила нашей партии состоит в ее внутренней классовой спаянности, в ее железном единстве и твердой стальной дисциплине. В этом отношении, как мы наблюдаем из нашей партийной практики, с ленинцами обстоит еще не все благополучно. Дисциплина среди них пока хромает. Если взять, например, хотя бы такой случай, когда ленинцы при выборах фабзавкома «отвели» кандидата своей ячейки и провели «своего» кандидата, — это уже одно доказывает непонимание ими значения внутрипартийной дисциплины, разбивающее сплоченность и единство партии. И на эту сторону работы с ленинцами необходимо обратить сугубое внимание».


Подобные сообщения можно привести из многих городов, в том числе и из Москвы, где был ряд случаев, когда ленинцы не хотели подчиниться фракционной дисциплине и далее уходили из заседаний, чтобы уклониться от голосования за предложения ячейки.


Но, отмечая такие факты недисциплинированности, мы должны сказать, что они не должны быть приняты на веру и требуют серьезного анализа их причин. В большинстве случаев такая недисциплинированность проявлялась тогда, когда не было достаточной предварительной фракционной проработки вопросов или когда явно неавторитетное для ленинцев бюро ячейки хотело проводить свои предложения во что бы то ни стало. А такие случаи, конечно, не могут быть поставлены в вину ленинцам.


Чтобы живая активная часть рабочих от станка вела себя как дисциплинированные члены партии, для этого необходимо серьезное разъяснение принципов большевистской партийной организации, с одной стороны, и оживление работы фракций в профессиональных, кооперативных и других органах, с другой. Там, где на этот двусторонний путь стали, всякие недоразумения из-за дисциплины исчезают. Мы нигде не отметили сознательного выступления ленинцев против партии и ее организационных принципов. Наоборот, мы можем отметить, что желание быть дисциплинированным большевиком и нести все обязанности члена партии у ленинцев есть. И когда он уверен, что предлагаемое решение, с которым он не согласен, но за которое ему предлагают голосовать, не есть дело рук только малоавторитетной для него ячейки, а дело партии, что этого требует партийная дисциплина, — он принимает это как должное.

Это и есть сознательная, суровая дисциплина, которую мы требуем от каждого члена партии.

Такое отношение к дисциплине помогает нам учесть настроение рабочих масс и результаты этого учета использовать в целях партии.


Но ленинцы помогают укрепить влияние партии не только на рабочих, но и на деревню. Те связи ленинцев с деревней, которые мы характеризовали цифрами в первой части настоящей статьи, дали повод XIII съезду РКП указать на необходимость использования связи ленинцев с деревней для укрепления смычки рабочих и крестьян и для развития работы по культшефству. Ленинский призыв в эту работу внес много энергии и инициативы. Но в то же время, ввиду своей политической неподготовленности, они иногда переносят настроения политически отсталой крестьянской среды в фабричные ячейки. Расслоение деревни, тяжелое положение бедноты, неналаженность низового административного аппарата, слабость сельской кооперации, отсутствие опытных политических руководителей в деревне и все экономические тяготы, ложащиеся на беднейшую часть крестьян, болезненно переживаются ленинцами, имеющими связь с деревней и являющимися в большинстве случаев сыновьями беднейших и средних крестьян. Рост кулачества, укрепление зажиточных слоев деревни и недостаточная поддержка государством деревенской бедноты расценивается как недостаточное внимание к нуждам деревни и деревенской бедноты. Все это дает повод говорить о крестьянофильских настроениях среди ленинцев или о крестьянском уклоне. На самом деле для таких разговоров у нас нет достаточных оснований. Нашей задачей является выяснение ленинцам условий восстановления нашего сельского хозяйства и нашей партийной политики в деревне. Если партия в достаточной мере выяснит ленинскому призыву свою крестьянскую политику, то ленинцы, безусловно, будут самыми верными ее проводниками. Невнимание к крестьянскому вопросу, небрежное отношение к нуждам деревни, о чем нам часто сигнализируют ленинцы, может вредно отразиться не только на настроениях ленинцев, но может повредить и делу всей партии.


В заключение мы можем сказать, что партия с ленинским призывом успешно справилась и в течение первого полугодия приобщила людскую массу, равную 40% ее состава, к активной политической работе. Но, учитывая сравнительную культурную и политическую отсталость ленинцев, партия и впредь должна будет сосредоточить свое внимание на вопросе о политическом воспитании ленинского призыва как на практической, ежедневной работе, так и в школах политической грамотности, в кружках ленинизма и марксизма. Ленинский призыв поднял фабрично-заводскую ячейку, придав ей принадлежащее по праву значение. Партия впредь должна будет все свои воспитательно-просветительные планы, свои школы и газеты и издательскую работу приноровлять к запросам и нуждам партийца от станка, фабрично-заводской ячейки.


Но есть еще одна задача, про которую сейчас говорят мало. XIII съезд, считая кампанию по ленинскому призыву законченной, предложил продолжать вербовку в партию рабочих от станка. Ленинград, Нижний эту задачу с успехом выполняют. Необходимо, чтобы другие организации не отставали.


Вербовка в партию рабочих от станка и после ленинского призыва не должна быть ослаблена.


В.Кнорин

источник

Показать полностью
8

Партийная принадлежность науки

Китай до сих пор не воюет с США, а проклятый блок НАТО так и не напал на одну новоявленную «сверхдержаву». В последние годы было очень много разговоров о её «могуществе», но почему-то оно не позволило «сверхдержаве», отстоять свою сферу влияния в Закавказье, пришлось подвинуться ей и там. Коллективный иммунитет от COVID-19 не вырабатывается, не восстановилась экономика после первой волны пандемии, не вернулась привычная жизнь, растут цены и безработица, несмотря на все заверения, удалённая работа так и не стала благом для наёмных работников, лишь усилив их эксплуатацию и стенания. Не исчезла классовая борьба, а вместе с ней бунты, массовые беспорядки, восстания и революции, капитализм так и не принёс всеобщего благоденствия и процветания и прочее и прочее!

Партийная принадлежность науки Наука, Идеология, Партия, Классы, Марксизм-Ленинизм, Политика

Буржуазным «экспертам» и теоретикам, призывающим себе на помощь современную науку, приходится «переобуваться» на ходу, чтобы пояснить очередную “нештатную” ситуацию или событие! Им не верят даже далёкие от марксизма люди! Что, впрочем, никак не влияет на качество предсказаний и число самих буржуазных «экспертов» и «аналитиков». Почему не сбываются их прогнозы? Почему их анализ текущей обстановки не соответствует действительности?

Между тем давно известно, что любая наука вырастает из потребностей общества и его классов. Так же как и рабочему классу, буржуазии необходимы сведения об обществе, чтобы успешно вести свою классовую борьбу, предвидя то, как поведёт себя противостоящий ей класс. Дать эти знания может только общественная наука. И если пролетариату необходимо свергнуть капитализм для того, чтобы изменить своё положение, то буржуазия всеми способами стремится своё положение сохранить. Поэтому буржуазия создала свои общественные науки исходя из потребностей своего класса, провозглашая отсутствие воздействия материального мира на науку, используя односторонний подход к изучению явлений, рассматривая их в отрыве друг от друга, в неизменном виде, застывшими на веки. Таким образом, мы можем видеть, что общественные науки имеют классовый характер.

Поскольку буржуазия является сейчас господствующим классом, то ей приходится держать в узде пролетариат, охранять капиталистический порядок, поддерживать «спокойное развитие» капитализма и буржуазного общества, создавая условия для бесперебойного прироста капитала и ведения империалистической политики. Для этих целей буржуазии необходимо иметь аппарат насилия, а также заниматься подготовкой кадров своих чиновников, учёных, социологов, политологов, экономистов и прочих специалистов, которые должны защищать капитализм, представлять его в благоприятном свете, одурачивать трудящихся, обеспечивая необходимый уровень осведомлённости наёмных работников для нормального функционирования капиталистического производства, воспитывать в них молчаливую покорность.

Заинтересованная в вечном существовании капитализма буржуазия не способна увидеть в нём противоречия и процессы, которые неизбежно приведут его к гибели.

Предвидеть развитие событий и давать точный разбор происходящего могут только коммунисты, вооруженные марксизмом, как представители пролетариата, т.к. пролетариат, не заинтересован в сохранении капитализма и поэтому видит дальше и шире, рассматривая явления общественной жизни, обращая внимание на то, что не в состоянии заметить общественная наука буржуазии. Т.е. марксизм стоит на более высокой ступени, чем буржуазная общественная наука и более беспристрастен. Поэтому, если хотите научиться понимать действительность изучайте работы Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина!

Плохиш
источник

Показать полностью
5

Ленинский призыв, его состав и запросы. Часть 1

Наверное, многие слышали про так называемый "ленинский призыв" - призыв Центрального Комитета партии к рабочим для вступления в ряды РКП(б) после смерти В. И. Ленина. Сегодня некоторые "эксперты" склонны рассматривать этот набор людей как простой инструмент в политической игре Сталина против Троцкого, указывая на снижение качественного состава партии за счет наращивания количества малообразованных членов, но мы не согласны с такой оценкой причин данного события, не отрицая в том числе и негативных последствий.

Ленинский призыв, его состав и запросы. Часть 1 История СССР, Ркпб, Длиннопост, Политика

Ленин всегда говорил о необходимости установления тесной смычки партии с рабочим классом, о том, что самые сознательные рабочие поведут за собой менее сознательных, а сам рабочий класс поведёт за собой все остальные слои общества. Известно, что на момент смерти Ленина в партии действительно существовало определенное фракционное противостояние, но это противостояние вовсе не являлось чем-то новым, оно существовало и при жизни вождя, при этом большие массы людей зачастую плохо разбирались в причинах разногласий. Ленинскому призыву предшествовала небезызвестная партийная дискуссия, а параллельно проходил XIII Съезд партии, они-то и вынесли свой вердикт фракционному противостоянию, и вердикт этот был не в пользу оппозиции. Партия приняла сторону Сталина.


Можно ли говорить о том, что "просталинская" часть партии нуждалась в поддержке малограмотных масс? Нет, нельзя, потому что малограмотные люди, ещё и не знавшие предыстории противостояния с оппозицией, не были заведомой опорой для той или иной стороны. Но несомненно то, что приток рабочих от станка помогал усиливать позиции партии в рабочих коллективах, укреплять ту самую смычку партии и класса, которая была необходима для воплощения грандиозных коммунистических идей в жизнь.


Кроме того, набор не был стихийным в полном смысле этого слова - его состав по мере сил просеивался местными партийными организациями, ленинские призывники проходили полугодовой испытательный срок и дополнительно обучались, прежде чем стать полноправными членами партии. Вызванные притоком новых кадров изменения на местах фиксировались, анализировались и контролировались центром для оперативного принятия взвешенных решений.


Об этом и пойдет речь в статье "Ленинский призыв, его состав и запросы" из №10 журнала "Большевик". В первой части мы рассмотрим количественные и классовые показатели призыва.


* * *


Ленинский призыв, его состав и запросы


I.


Прошло уже полгода с тех пор, как январский пленум ЦК РКП(б), первый после смерти Ленина, предложил всем организациям начать кампанию по вербовке в партию 100.000 рабочих от станка. Первоначально намеченная ориентировочная цифра — 100.000 — в ходе кампании была значительно превзойдена и, по данным статотдела ЦК РКП(б), к концу кампании оказалось принятыми в партию кандидатами всего 179.653 товарища. Если до ленинского призыва общее количество членов и кандидатов нашей партии было 450.000, то новый состав кандидатов, влившихся в партию по ленинскому призыву, составляет 28,3% всей партии. Это настолько высокая цифра новых членов, что в состоянии глубоко изменить внутрипартийную жизнь и повлиять на партийную работу. Чтобы эти изменения и влияния были направлены в сторону укрепления старых ленинских принципов партийной политики, партия должна была в течение первой половины текущего года сосредоточить все свое внимание на политическом воспитании и втягивании в активную работу ленинского призыва. Теперь для первых групп ленинцев уже истекает шестимесячный кандидатский срок. В течение ближайших 3 — 4 месяцев весь ленинский призыв должен будет перейти из кандидатов в действительные члены партии и сравниться в партийных правах и обязанностях со старым составом партии. Это возлагает величайшую ответственность на старый состав партии, на обязанности которого лежит их политическое воспитание. Необходимо серьезнейшее изучение состава, запросов, нужд и склонностей всей массы ленинцев, от самых отсталых до наиболее передовых, ибо через них мы вплотную подходим к детальному изучению запросов, нужд и склонностей рабочих масс и к углубленной постановке партийной работы в фабрично-заводской ячейке, как это необходимо в теперешних условиях, при все еще продолжающихся экономических затруднениях, с одной стороны, и роста политической активности и общественной самодеятельности, с другой стороны.


Ленинский призыв далеко не равномерно распределяется по всей нашей партии. Из принятых 179.653 товарищей кандидатов-ленинцев больше половины (90.733) падает на 10 крупнейших промышленных центров, а другая половина распределяется по остальным организациям партии. Если во всей партии ленинцы составляют 28.3%, то по этим 10 промышленным районам они составляют 40%, а по отношению к старому составу партии — 53,2%. Столь же радикально ленинский призыв изменяет соотношение нашей партии со всем рабочим классом. Мы почти повсеместно уже имеем на каждых 10 рабочих одного коммуниста, а по некоторым организациям даже на каждых 5 — одного. Наглядно это показывает следующая таблица:

Ленинский призыв, его состав и запросы. Часть 1 История СССР, Ркпб, Длиннопост, Политика

По земледельческим губерниям и окраинам вес и значение ленинского призыва в составе партии и, следовательно, и в партийной работе значительно меньше. Так, по 9-ти типичным крестьянским губерниям ленинский призыв составляет только 23,3% общего числа коммунистов до ленинского призыва, по Туркестану — 24.9% (данные неполные), по Дальнему Востоку, тоже по неполным данным, — 22,6%. Но зато и в этих губерниях и областях ленинский призыв производит самый радикальный переворот в отношениях партии к беспартийным рабочим. Так, по Енисейской и Кубано-Черноморской губерниям после ленинского призыва почти половина всех промышленных рабочих оказываются членами или кандидатами партии. Наглядно это показывает следующая таблица:

Ленинский призыв, его состав и запросы. Часть 1 История СССР, Ркпб, Длиннопост, Политика

Однако наше влияние на рабочую массу определяется не только количественным соотношением членов партии и беспартийных рабочих, но также и ролью и значением находящихся у станка членов партии в производстве, их производственным стажем и социальным составом. Данные (неполные), имеющиеся в нашем распоряжении, показывают, что ленинский призыв состоит в своей массе из наиболее квалифицированной части нашего пролетариата, пожилых, «серьезных» рабочих, имеющих большой вес в беспартийной рабочей массе и являющихся авторитетом в производстве. В сообщениях из ряда организаций отмечается, что процент квалифицированных рабочих достигает 60 — 80%, что, в среднем, производственный стаж ленинцев не меньше 10-ти лет. Для иллюстрации мы берем Краснопресненский район Московской организации, Бакинскую и Одесскую организации.


По Краснопресненскому району Московской организации принято всего 6.128 человек, из них рабочих — 5.806, служащих — 159, крестьян — 87 и прочих — 76. Положение рабочих в производстве и их социальные связи показывает следующая таблица:

Ленинский призыв, его состав и запросы. Часть 1 История СССР, Ркпб, Длиннопост, Политика

Из этой таблицы мы делаем тот вывод, что хотя ленинский призыв и состоит из наиболее квалифицированной части нашего пролетариата, однако наполовину он является пролетарским только в первом поколении. Половина всех ленинцев — сыновья крестьян, а 4/5 — внуки крестьян. Крестьянская кровь течет в их жилах и крестьянские нужды, радости и горести, естественно, близки их сердцу. Больше того, 28% из них еще сохраняют связь с деревней и, следовательно, являются полукрестьянами-полурабочими, иначе сказать, закоптевшими в фабричном дыму крестьянами. Такова картина по лучшему пролетарскому району г. Москвы. Мы уверены, что данные по другим районам и городам эту картину не изменяют. Могут быть только незначительные отклонения в ту или другую сторону.


По Бакинской организации в настоящее время из всех принятых по ленинскому призыву находится у станка — 96,5%, из которых до 1917 г. были рабочими — 6.254 чел., или 87% всего приема, крестьянами — 592 чел., или 8%, служащими — 165 чел., или 2%, и прочими — 190 чел., или 3%. Сопоставляя общую цифру находящихся теперь у станка с цифрой рабочих до 1917 г., мы приходим к выводу, что бакинские ленинцы — это рабочие, находившиеся у станка в течение всей революции, плюс незначительный процент (7,92%) опролетаризировавшихся во время революции крестьян (землепашцев в настоящее время — 0,8%), служащие и прочие в Бакинской организации среди ленинцев никакой роли не играют.


По Одесской организации средний производственный стаж — 10 лет. Процент рабочих-ленинцев, находящихся у станка свыше 20-ти лет, достигает 10 — 15%. Та активность, которую одесские ленинцы проявили на происходивших производственных совещаниях, говорит, что в партию вошла не только технически наиболее квалифицированная, но и политически наиболее квалифицированная и активная часть рабочих.


Мы взяли Одесскую и Бакинскую организации, которые менее всего связаны с деревней. Они не являются типичными. Гораздо более типична Москва. Но если мы перейдем от нее к менее промышленным и более отсталым городам северной и средней части нашей республики, то получим значительно менее квалифицированный и более связанный с деревней состав ленинцев. Из Вологодской губ. сообщают нам, что ленинцы, в большинстве своем, состоят из чернорабочих, а вологодский чернорабочий - это полу-крестьянин, еще не порвавший связи с землей и находящийся на отхожих промыслах. Он так себя и считает находящимся временно в отлучке от деревни. Даже в Москве есть ячейки, которые по своим социальным связям делятся на две части: рабочих, уже связавших навсегда свою судьбу с фабрикой, и крестьян, все время оглядывающихся на свою деревню. Наиболее характерна Череповецкая губерния, в которой только по одному предприятию, в котором был значительный прилив ленинцев, отмечается 85% рабочих. На остальных же из всего состава работающих — только 30 — 40% рабочих, а остальные — крестьяне окрестных деревень, временно работающие по найму (напр., Андокская и Сойволовская бумажно-картонажные фабрики, Белозерский водный транспорт и т. д.).


Приведенные мною данные говорят, что в ленинском призыве мы имеем лучшую часть наших промышленных рабочих, наиболее авторитетных в производстве и целиком отражающих наш рабочий класс, но в то же время тысячью нитями связанных с деревней и с деревенским крестьянским хозяйством. Наш рабочий-ленинец имеет два лица: одно обращено к нашей социалистической промышленности, над поднятием которой он работает и которая является его завтрашним днем, а другое обращено к деревне, к отцовскому или дедовскому хозяйству, которое является его вчерашним днем, над которым он уже не работает, от которого он ушел под давлением экономической нужды. На первом месте для него фабрика, вопросы о зарплате, элементарных удобствах рабочего быта, а когда эти его потребности удовлетворены, тогда он задается вопросом о деревенском хозяйстве, о мужицком быте. И если партия недостаточна чувствительна к деревенской неурядице, если он не находит достаточного разъяснения партийной политики по отношению к крестьянству, он ищет сам выхода и иногда приходит к ложным заключениям.


Партия должна учесть этот двуликий характер русского пролетариата, нашедший полное отражение в ленинцах, а через них - в нашей партии.


Продолжение следует...


В.Кнорин

источник

Показать полностью 3
Отличная работа, все прочитано!