AmadeusNsk

AmadeusNsk

пикабушник
поставил 10425 плюсов и 4296 минусов
проголосовал за 0 редактирований
сообщества:
3159 рейтинг 1 подписчик 701 комментарий 14 постов 0 в горячем
1 награда
5 лет на Пикабу
3

Ловцы человеков

Полиция Новосибирска 30 сентября сообщила о задержании 28-летней горожанки, которая в аптеке на пр. Дзержинского попыталась украсть деньги у пенсионерки, пока та покупала лекарства. Один день с оперативниками уголовного розыска — погони за карманниками на улицах, обыски и споры с цыганами о Боге.

Невзрачная серая иномарка, вильнув перед хвостом пробки на пр. Дзержинского, выскочила на трамвайные рельсы и на скорости около 80 км/ч помчалась, обгоняя поток и застрявший где-то в его середине автобус маршрута № 6. «На лету» опер успевают заметить: «Вон они, у окна стоят. Надо сообщить нашим, пусть за автобусом едут», — командует старший оперуполномоченный Семен. Так началась операция по задержанию трех цыганок, которые вышли воровать на «вечерней тяге» — как на охотничий манер называют оперативники время, когда горожане едут с работы.

В засаде.
17:30, остановка «Гостиница "Северная"»

Шанс, что засечь карманников получится с первого раза, невысок. Каждый день оперативники отдела по раскрытию карманных краж уголовного розыска Новосибирска курсируют по городу, останавливаясь в точках, где щипачи работают чаще всего. На этот раз повезло — воровок, которые уже попадались на глаза полицейским, заметили через 20 минут ожидания. Опера стараются даже не поднимать головы, попутно дают указание — фотографировать лица сотрудников запрещено. «У жуликов память феноменальная. Один раз заметит, и если второй раз увидит в другом месте — тут же узнает и уйдет», — рассказывает Виталя — интеллигентного вида опер, в котором очень сложно узнать полицейского. В ответ на это замечание Виталий и его коллеги усмехаются: так и нужно. Однажды, вспоминают они, уже «засветившимся» операм пришлось выслеживать жуликов на барахолке в бинокль с крыши новостройки — ближе не давали подойти таксисты и осведомители, которые моментально предупреждали группу воровок, особым образом стуча себя пальцами по плечам.

Поэтому сегодня преступниц караулят на нескольких машинах, по нескольку оперов в каждой. Три девушки-цыганки только что вышли из Сбербанка и сели в автобус. Помчавшись наперерез, оперативники планировали дать им выйти и отправить по следу одну машину, а второй — затормозить автобус, заскочить и попросить пассажиров проверить карманы. Но на следующей остановке девушки вышли, так и не приблизившись ни к кому, и зашли в магазин. Одна из них вскоре уходит домой. Две других через 10 минут ныряют в соседнюю аптеку. С улицы видна какая-то возня внутри, затем цыганки выскакивают и со всех ног скрываются за углом. Там их караулила вторая группа, просчитавшая маневр.

Допрос
18:45, отдел полиции № 5 «Дзержинский»

Задержанных везут в ближайший райотдел, хотя «галочка» все равно уйдет в зачет отделу по раскрытию краж — статистические показатели работы никуда не исчезли. «Если за неделю результат есть — хорошо, хотя бы один выходной будет. Если нет — работаем всю неделю», — на ходу поясняют оперативники. В дежурной части «Дзержинского» гвалт — цыганки кричат, что у них дома дети, и требуют отпустить. Выясняется, что задержанные — сестры: 23-летняя Кристина К. и 28-летняя Анжела С., у младшей действительно четверо детей, у старшей — двое. Причем все дети — от одного, общего, мужа. Работы нет у обеих, живут якобы на «детские», младшая еще и получает пособие как многодетная мать-одиночка. Кто из них вытащил на кассе в аптеке последние 100 руб. у старушки, пока непонятно.

В кабинет залетает один из местных полицейских. «Мужики, вы их не за "Нью-Йорк Пиццу" взяли?» — всматривается он в лица девушек, попутно рассказывая: несколько дней назад две цыганки загипнотизировали кассира, та отдала крупную сумму. Задержанные тем временем разыгрывают спектакль: перестав орать, начинают постоянно проситься в туалет и закурить, после — плакать. Когда не помогает и это — начинают сыпать проклятьями.

— Пословица есть такая: сколько веревочке не виться, а конец будет, — задумчиво произносит Виталя.
— …висеть, — без паузы выпаливает Кристина, аргументируя: — Вас Бог за все накажет!
— Странные вы люди — воруете, а как хлопнешь вас — сразу о Боге вспоминаете! — парируют оперативники.


Анжела, доверительно подавшись вперед, рассказывает: цыганам красть Бог разрешил, потому что когда Иисуса распяли, один из гвоздей украл проходивший мимо цыган. Семен достает планшет и находит в Google еще одну легенду — по ней цыган прокляли, потому что они ковали те самые гвозди. Анжела заинтересованно слушает и задумчиво дымит в окно.

Опера Паша и Тимофей одеваются и идут на улицу — нужно найти двух девушек-понятых, чтобы досмотреть сумки и карманы цыганок. «Лучше бы мужиков — девушки боятся», — вздыхают они. Первая же остановленная прохожая в ответ на просьбу начинает громко скандалить — и так несколько раз подряд. В кабинетах в это время с цыганками общаются оперативники. «Вариантов два: ты даешь признательные показания, следователь тебя отпускает на подписку, а суд дает условное. Второй — идешь в отказ, тебя закрывают в СИЗО на 2 месяца, потом срок. Нам все равно, доказательства есть — выбирай», — предлагает опер Антон. Цыганки ему улыбаются, но все равно твердят, что невиновны.

— Разве для города не будет лучше, если их посадят? — спрашиваю, пока девушек выводят.
— У них маленькие дети, судимостей нет. Все равно условно дадут. Просто время свое жалко, — качает головой Семен.


На часах уже почти 11 часов вечера, осталось провести обыск дома у задержанных. Часто, рассказывают опера, все затягивается до 3–4 ночи. Но в 8:00 следующим утром все равно нужно быть на работе. Вопрос, зачем в каждом кабинете райотдела стоит диван, отпадает сам собой.

Обыск
22:50, частный сектор в районе Гусинобродского вещевого рынка

Войти в дом полицейские не решаются: во-первых, «за старшего» — 12-летняя девочка, не по возрасту бойкая, во-вторых, в ограде лает огромная собака. Девушка-следователь испуганно отступает за угол дома, на ходу рассказывая: недавно местного пера порвала при похожих обстоятельствах собака — он едва успел застрелить ее из табельного. Через окна видно, как дети прячут что-то в куче постельного белья. Наконец собаку запирают, но найти в доме удается только треснутые электронную книжку и планшет — сказать, краденые они или нет, невозможно. Обыски по месту жительства — практика обычная, хотя и результат дают редко: карманники краденое продают или сразу же, или тем же вечером. Девушка-следователь, впрочем, вспоминает: недавно она допрашивала воровку, у которой дома нашли 15 краденых смартфонов — собирала, чтобы продать оптом.

На часах около полуночи, оперативники разъезжаются домой. Слежка и задержание воровок в итоге заняли почти полчаса — на оформление ушло еще около пяти с половиной. «А вы думали, как в кино: поймал, привез в отдел, и дальше ловить? Хорошо бы, но не у нас», — констатируют опера. Как минимум дважды им еще придется отвлечься от ловли преступников и вернуться к делу Анжелы и Кристины: сперва на допрос у следователя, позже — в суд, в качестве свидетеля. Как сообщили спустя 2 дня в областном управлении МВД, уголовное дело по ст. 158 УК РФ (кража) возбудили только в отношении старшей. Вторая пойдет по делу свидетелем.

В Новосибирске чаще всего жертвами карманников становятся дети, пенсионеры и девушки — те, от кого не страшно получить отпор. У последних часто крадут телефоны — преступники выбирают жертву, присматриваясь к стоящим на остановках или в ТЦ людям, которые долго говорят по мобильному. Средний возраст карманников в Новосибирске — около 30 лет. Действуют они группой, причем в последнее время, отметили в полиции, «на дело» ездят на личных авто — так проще скрываться от преследования.

© НГС.НОВОСТИ
Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!