AmBeer

AmBeer

Пикабушница
Дата рождения: 11 июня
поставилa 21622 плюса и 427 минусов
отредактировалa 0 постов
проголосовалa за 0 редактирований
Награды:
За участие в Пикабу-Оскаре Участник конкурса "Нейровдохновение 2.0" 5 лет на Пикабу
99К рейтинг 540 подписчиков 10 подписок 190 постов 75 в горячем

А брюки - форменные!

А брюки - форменные! Wildberries, Отзыв, Скриншот
Показать полностью 1

В рот мне клубничные ноги!

Интересная форма клубники попалась)

В рот мне клубничные ноги! Клубника (растение), Парейдолия, Фотография
Показать полностью 1

ТРафик ограничен или тарифы на магию. Спин-офф: Ведьма и Кот

Ветка к рассказу

ТРафик ограничен или тарифы на магию

ТРафик ограничен или тарифы на магию-2

Написано по заказу Fey.hoa

Ворон с размаху брякнулся на обеденный стол, разметав посуду и салфетки.

Черный кот, дремлющий на стуле, распушился и зашипел спросонья что-то нецензурное, забывшись и перейдя на чисто кошачий.

- Котти! Ведите себя, пожалуйста, как приличный фамилиар! – укоризненно покачала головой ведьма, поднимая ворона двумя руками, затянутыми в черные дырявые перчатки, и обнаруживая зажатый в его лапах свиток.

- Звините! – буркнул кот и недобро прищурился на пернатого нарушителя спокойствия. Ворон противно каркнул и протянул свиток ведьме. Рассмотрев сургучную печать, женщина нахмурила брови.

- Совсем плохи у Ковента дела – вместо магической печати используют сургуч… – Кот согласно кивнул и обнюхал предложенный для осмотра документ. Не обнаружил ничего подозрительного и сковырнул когтем скрепляющую красную ленту.

«Уважаемая Анна! – каллиграфические руны вспыхивали построчно. – Вы приглашаетесь на ежегодное Первое собрание (ну да, теперь шабаш они называют просто «собрание», стыдоба!), которое состоится в ночь на Первое число месяца Близнецов (как высокопарно теперь называют Гноябрь!). Рекомендуем прибыть с фамилиаром в целях проведения полноценного ритуала избрания членов Древа Ковента. Заклинатель.

P.s. Будьте готовы осуществить ежегодный взнос в размере 10 (десяти) единиц.

P.p.s. В случае неоплаты взноса Вы будете лишены права голоса в качестве представителя Ветви Викк.

P.p.p.s. Просим подтвердить Ваше прибытие обратным сообщением с цифрой 1 на короткий номер 1366 до полнолуния.

В случае неприбытия Вы будете лишены права голоса в качестве представителя Ветви Викк до момента уплаты взноса в пятикратном размере!».

В момент вспышки последней руны ворон неловко дернулся, каркнул и трансформировался в старый кнопочный магофон.

- Позеры! – констатировал кот и поскреб лапой стол.

- Десять единиц, Котти! ДЕСЯТЬ! – в ужасе ведьма смотрела на свиток. – Телепорт до Эсби стоит пять единиц, оттуда на прокатной метле до Лысой горы полсуток. Да, и прокат еще пару единиц. А у нас?.. – она вопросительно взглянула на кота. Тот недовольно вынул откуда-то из глубин шерсти рубин, едва помаргивающий в сгущающихся сумерках.

- Одиннадцать у нас. – Хмуро констатировал кот, пряча камень обратно в шерсть.

- Так. – Ведьма нервно кружила по комнате, поглядывая на магофон. – У нас три дня до шабаша…

- Собрания! – поправил ее кот, вылизывая заднюю лапу.

- Не нуди, ради Равновесия! – вызверилась на него Анна, чернея лицом и пытаясь смахнуть со стола стареньким деревянным посохом. – Какое, к демонам, «собрание»! Фикция! Просто повод собрать с нас больше маны! Да они сто лет не вспоминали про нас (не Магистерское дело в зельях ковыряться, прикажу – сварят!), а тут – нА тебе! Взносы без присутствия были хотя бы адекватными! А тут – прибудь за свой счет, да еще заплати, а они плясать будут! Члены там они избирают! Я вообще не знаю кандидатов! А завтра у меня клиенты – Жуана за снадобьем придет!..

Кот благоразумно ретировался под стол и продолжил намывать лапы. Магофон громко каркнул. На экране высветилось сообщение.

Ведьма уткнулась носом в мелкие руны.

«Для ознакомления со Списком кандидатов в члены Ковента перейдите по ссылке: witchs//…». На нажатие кнопки с руной-подтверждением высветилось новое сообщение: «Вашим устройством данная страница не поддерживается, обновите устройство до версии - luc».

- Вот собаки!

Кот согласно изобразил, что его тошнит шерстью.

- Не поеду! – Глаза Анны вспыхнули красным. – На кой арморак мне это нужно?!

Корень сушеного арморака послушно упал с веревки над столом прямиком в котел.

***

Единица маны перетекла из лап кота в аппаратный накопитель и сгинула в глубинах техники. Билетный автомат выплюнул серую бумажонку, на которой едва можно было разглядеть руны. Ведьма рассматривала билет, нервно перетаптывалась на перроне и грустнела на глазах.

- Зря мы это затеяли все-таки, - бубнел кот, растекаясь поверх саквояжа и принимая вид черного тренча. Голос кота действовал ведьме на нервы и заставлял шепотом оправдываться.

– Надо было мне дома остаться!

– Ну да, конечно… И лишилась бы покровительства Ковента! Аннулируют цеховой знак и все! Свободная ведьма – как падшая женщина! Только в Дом терпимости идти варить зелья от срамных болезней!

Анна, заметно побледнев, наступила на пояс плаща, и тот, издавая обиженное шипение, втянулся в рукав.

Прячась в тени, темная фигура с саквояжем и плащом ожидала открытия дверей поезда, застывшего на перроне. Справа и слева ощущалось присутствие других, скрытых во тьме, пассажиров. Среди них явно выделялось одинокое существо в длинной мантии с капюшоном.

Поезд распахнул двери, и тени начали заполнять вагоны. Ведьма аккуратно поставила саквояж, устроила рядом на скамье иллюзорный плащ и стала повторно изучать свиток с приглашением. И чем дольше она вглядывалась в текст, тем меньше он ей нравился.

Подошедшая контролер (ведьма? оборотень?) в длинной мантии не оставила ни единого шанса на провоз кота «зайцем».

***

- Котти! - Изгнанная из теплого поезда в мире, называемом «Ледяные торосы», ведьма совсем пала духом. – Не стоило все-таки… - Кот грозно взглянул на хозяйку, – Эм… Обзывать девушку самкой собаки! – выкрутилась она.

- Я всего лишь констатировал факт! – кот заметно встопорщился, сохраняя тепло.

Вокруг перрона было сумрачно, металась вьюга, зло набрасываясь на путников. Ведьма ежилась, пытаясь рассмотреть сквозь пелену хоть что-то, напоминающее укрытие. Сотворенный магический огонек только ухудшал видимость – снег падал крупными хлопьями.

- Противотуманный надо было делать, а не дальний… Сто лет уж ведьмой работаешь, а все запомнить не можешь, только ману зря тратишь! – кот фыркал, отгоняя от себя снежные конгломераты, все равно напоминая извалянную в пуху смоляную чушку.

- Здесь должен быть автомат с билетами, я думаю, - направилась ведьма наугад к спуску с перрона.

- И на кой он нам? – пыхтел фамилиар, увязая в сугробе. – Поезд ходит раз в двое суток!

- А вдруг там… - Не успев договорить, ведьма взвизгнула, нелепо взмахнула руками и рухнула куда-то вниз. Огонек, повисев немного, моргнул и упал вслед за ней.

***

- Эээ! Слюшай, дарагой! Я тут не благотвАрительностью занимаюс, э! – тролль, завернутый в меха так, что торчал только выразительный кончик зелено-синего носа, укоризненно нависал над злым котом.

- Она же замерзнет совсем! Умрет! – кот тыкал когтем в сторону заснеженного холмика, в очертаниях которого с трудом угадывалась фигура ведьмы.

- Тры! Нет – четыре едыницы! – Тролль явно намеревался нажиться на бедствии путников.

- Тьма с тобой! – Кот вымученно протянул лапу. - Одну даю и всё!

Тролль изобразил, что уходит. В этот момент ведьма застонала и встрепенулась.

- Ни сотой доли! – прошипела она, пытаясь встать. В сантиметре от глаза тролля завис посох, и внезапно оказалось, что из него торчит весьма острый сучок.

Тролль нервно сглотнул, но ведьма не зря расходовала драгоценную ману. Минуту спустя она сидела на закорках зеленого гиганта, а кот, закатывая глаза, прыгал из одной снежной ямы, оставляемой огромными тролльими ступнями в плетеных сапогах, в другую.

До портала добирались меньше десяти минут. Через пару сотен метров за перроном внезапно заканчивалась вьюга, и начинался пейзаж из нагромождённых друг на друга обломков льда, между которыми к месту остановки поезда вилась утоптанная тропинка из волчьих следов.

Стационарный портал скучно висел между единственных двух наклонившихся друг к другу сосенок. Изумительный воздух, глыбы прозрачного льда, мерцающие ледяные звезды, каменная избушка возле портала…

Сказочную атмосферу нарушал только прейскурант цен (гордо именующийся «Тарифы на услуги перемещения посредством портала № 2»), висящий справа от портала № 2, с абсолютно нечитабельными рунами.

Кот, так и не разглядев стоимость перемещения посредством портала № 2, замолотил пушистыми кулачками в дубовую дверь избушки. Спустя пару минут к коту присоединился кулачище тролля, который остекленевшими глазами глядел в пустоту.

На грохот дверь, наконец, отреагировала, выпустив наружу оборотня в волчьей ипостаси с наброшенной на поджарое туловище овечьей шубой.

Волколак сипло закашлялся, недобро поглядывая воспаленными глазами на оседлавшую зачарованного тролля ведьму.

- Доброй ночи! До Лысой горы, пожалуйста! – проявила чудеса вежливости всадница.

- Пять единиц. – Оборотень широко зевнул, показав воспаленное горло.

- А если… - Глаза ведьмы засияли красным.

- Да мне-то что, - оборотень скучно пожал плечами, зябко кутаясь в мех, - это для портала.

Ведьма с сожалением сползла с тролля, тупо стоящего перед каменным домиком, и поковыляла к призывно мерцающему телепорту.

Кот вцепился когтями в ногу зеленому, и тот, отмерев, рванул в сторону леса ледяных торосов.

Оборотень занял место на ледяном кубе и, дрожа всем телом, начал собирать нужные руны на магической площадке.

- Не пойму… - Довольно громко произнесла ведьма, цепко разглядывая дрожащего оборотня, - в звериной ипостаси волколаки не болеют…

Тот, повернув морду, взглянул воспаленными глазами на любопытствующую.

- Магия, госпожа Анна, исчезает… А лечимся мы именно ей. В человеческом облике я бы уже давно был мертв, если бы не добрые… ведьмы…

- Откуда?..

- Встречались…

Ведьма абсолютно была уверена, что не знает этого представителя псовых. При этом он назвал ее по имени. Ну, да и ладно, мало ли… Может, обращался к ней за снадобьем?

Повинуясь непонятному наитию, ведьма внезапно начала рыться в саквояже и, обнаружив искомое, радостно подбросила в руке мешочек с травами.

- Вот. От горла… Вам! – волколак странно посмотрел на подарок, но брать не спешил.

- Скидки нет! – заявил он, отворачиваясь.

Ведьма с сожалением посмотрела на оборотня и двинулась к порталу. Кот, пыхтя, тащил саквояж. Мерцающее полотно поглотило обоих, оставив волколака сипло выть от тоски на тоненькие серпы двойной луны.

***

Тролль отряхнул ноги от снега, обмел их дополнительно веником и, согнувшись почти вдвое, протиснулся в избушку.

Оборотень лежал под двумя овечьими шкурами, вытянув лапы и задрав морду к потолку.

- Брат… - Тролль присел возле топчана.

Волколак затуманенным взором оглядел посетителя.

- Я принес травы… - Мешочек, оставленный ведьмой возле портала, закачался перед носом оборотня.

- Положи туда…

Тролль открыл шкаф. На двух полках аккуратно лежали мешочки – близнецы принесенного. Пустые, они были сложены стопкой, лишь в одном еще угадывалось содержимое, которого как раз хватило бы на одну чашку отвара.

И на всех красовалась надпись: «Анна Викк».

***

- А вот и наша Аннушка пожаловала! – Магистр в простой белой рубашке и фривольных штанах вальяжно расположился в кресле, поигрывая магистерским знаком на массивной золотой цепи.

- Жаль, масла не захватила! – фыркнул кот, взглядом бойца спецмагроты охватывая все помещение целиком.

От ведьмы можно было поджигать костер – настолько она была зла на магистра, нежеланное путешествие и все обстоятельства целиком.

Кабинет был относительно небольшим – на одной из стен красовался гобелен с изображенным древом Ковента, одна из почти голых ветвей которого вспыхивала руной клана Викк. Только два листочка едва шевелились, являя портрет удивительно красивой черноволосой девушки и юноши, ее ровесника.

Магистр масляным взглядом окинул засмотревшуюся на гобелен ведьму и неожиданно оказался возле нее. Та отшатнулась, инстинктивно отмахнувшись саквояжем. Кот зашипел, распушился и увеличился чуть не в два раза, защищая хозяйку.

Магистр рассмеялся в голос, отходя к резному столу и наливая себе вина в хрустальный бокал.

- Я весь в ожидании Вашего взноса, дорогая Анна… - Магистр вперил взгляд глубоких черных глаз в область груди ведьмы, и она поплотнее запахнула плащ.

- Сначала я бы хотела отправить назад прокатную метлу… - попыталась уйти от ответа, но Магистр был не пальцем делан, колдун черноволосый.

- За Вас отправят ее, уж не беспокойтесь…

Анна со вздохом наклонилась к коту. Тот, закатывая глаза, вынул из шерсти едва теплящийся рубин и протянул главе Ковента.

- Маловато будет. – Констатировал Магистр, пряча камень в руке. – Хотя… Вместе с накопителем на 7 единиц потянет.

Кот угрожающе заворчал, поднимаясь на задние лапы, но был перехвачен ведьмой под передние лапы и водружен на плечо. Чуть поколебавшись, ведьма вынула магофон, который, едва коснувшись магистерского стола, перекинулся обратно в весьма встрепанного и недовольного ворона.

- Еще три единицы, Анна… Либо… - Драматическая пауза едва не заставила ведьму зарычать, но она лишь зарылась пальцами в шерсть успокаивающе замурлыкавшего кота. – Будешь три недели моей Майден!

Кот вцепился когтями ведьме в шею, но она лишь молча смотрела на Магистра.

Майден… «Девица» Магистра не долго оставалась девицей, особенно, в последние дни шабаша. Восемнадцатый день плясок для любой ведьмы был чреват потерей памяти – так повелось. Память стирал сам «главный по ведьмочкам», дабы все увиденное и услышанное не вышло за пределы Ковента.

- А если я откажусь? – Теперь уже Анна успокаивающе поглаживала закаменевшего кота, пытаясь аккуратно оторвать его когти от своего бедного плеча.

- Тогда ветвь Викк завершает свое существование в Ковенте. – Магистр отхлебнул вина, и отставил бокал в сторону.

Изгнанная ведьма… Она лишалась цехового знака, бОльшей части клиентов и защиты в случае необходимости.

- Я согласна! – Ведьма, снимая кота с шеи, очаровательно улыбнулась Магистру, и тот оскалился в ответ.

- Я не сомневался, дорогая! – Он протянул ей руку, и она вложила в нее… свой кулон с цеховым знаком, вспыхнувшим рунами принадлежности, и быстро шагнула назад.

В разгромленный кабинет Магистра еле втиснулись двенадцать ведьм. Гобелен Древа Ковента, чудом (точнее – благодаря сотканным магическим нитям) уцелевший, являл любопытным взорам лишь двенадцать ветвей. Тринадцатая лежала у корня Древа, и два тонких листочка кружили над ней, плавно опускаясь к низу гобелена и потихоньку выцветая…

Ведьма и кот летели на арендованной метле по-над травой, виляя между стволами искривленных, изломанных темной магией деревьев.

Кот крепко держался когтями за древко метлы, прижимаясь лбом к спине своей ведьмы. Та, закрыв глаза, виртуозно проскальзывала в просветы между деревьями, и потому для них обоих осталась незамеченной вспышка, озарившая небо и символизирующая конец старого мира.

***

Магистр нагнал ее уже у самого входа в портал. Последние сотни метров прихрамывающая (чертова лестница перрона Ледяных Торосов!) ведьма и бегущий рысью кот преодолевали пешком – неожиданно пропала магия в прокатной метле. Магистр пользовался накопителями, потому был менее зависим от внешних источников.

- Дорогая Анна! На что ты рассчитываешь? Магии у тебя – с цыгин нос, накопителя нет…

Магистр подходил все ближе, ведьма отступала к кассе портала, пока не уперлась лопатками в плакат с рекламой пятнадцатого магофона - объемное изображение, поддерживаемое магией, уже не визуализировалось, потому на двумерном плакате виднелся лишь прямоугольник с силуэтом оскаленной саблезубой летучей мыши. Магистр шевельнул посохом, и силуэт мыши ожил и вцепился зубами ведьме в затылок.

С громким визгом она отпрыгнула от коварного грызуна и упала прямо в объятия ожидающего Магистра. Деревянный посох откатился в сторону, теряя боевой сучок.

- Тьма побери тебя, Анна, ты такая противоречивая – то сбегаешь, то набрасываешься в порыве страсти…Ый! – согнулся пополам Магистр, придерживая руками драгоценное мужское хозяйство, в которое вонзилось с размаху острое колено злой ведьмы.

Тем временем забытый кот просочился через окошко кассы, где о чем-то домурлыкался с очаровательной феечкой. Из шерсти фамилиара была извлечена и передана крылатому созданию янтарная бусина-накопитель.

«Вот жук!», - мимоходом отметила ведьма, не глядя хватая посох и оббегая портал.

Немногочисленные прохожие с интересом разглядывали прыгающего на пятках главу Ковента, но не рисковали предлагать ему свою помощь, а лишь ускоряли шаг.

- Молодец! – кот с разбегу запрыгнул ведьме на руки и на недоуменный ее взгляд пояснил: – Посох-то у Магистра получше твоего будет!

Ведьма и Магистр одновременно обнаружили подмену магического инструмента, и приобрели несвойственные себе цвета лиц: похитительница побледнела до синевы, а глава Ковента побагровел… Если бы магии было чуть больше – появились бы соответствующие спецэффекты, но обошлось…

- Верни посох, Анна! – загремел голос обокраденного колдуна.

Ведьма отрицательно покачала головой, прижав посох к себе и шагнув ближе к телепорту. Тот призывно мерцал, словно стенка мыльного пузыря, приглашая проверить – действительно ли настолько тонка грань между мирами, как кажется.

- Тогда сдохни, как твой поклонник сдох! – Магистр резким движением схватил валяющийся рядом ведьмин деревянный посох и метнул его в зеркало портала.

Ведьма на мгновение удивленно застыла, но все же прыгнула в портал. Этой заминки хватило на то, чтобы летящий посох достиг ворот в иной мир одновременно с прыжком ведьмы. Тонкая грань пошла рябью, выплюнув в сторону Магистра радужный протуберанец, слизнувший с колдуна одежду вместе с кожей.

***

Кровь, истекающая ручейками из рваной раны на лице, сразу заметалась снегом, и припорошенно алела в протопленной глубине сугробов. Ведьма, зажимая одной рукой левый глаз, испуганно озиралась правым по сторонам. Метель бушевала вокруг ледяного куба, управляющего порталом, как и вчера вокруг перрона Ледяных торосов. Сам портал отсутствовал напрочь, лишь следы двух выпавших из него существ указывали его прежнее местонахождение.

Кот, нервно мяукая, с ошарашенным видом метался вокруг, испуганно поджимая лапы.

- Котти… Кис! – истерические нотки прорезались в голосе ведьмы. Кот сначала шарахнулся, а потом подошел ближе, и, словно узнавая с каждым шагом, допрыгал по сугробам к истекающей кровью ведьме.

Лишь дотронувшись лапами до краденого посоха, кот потряс головой и глубокомысленно изрек: - А магия-то исчезает…

Сквозь метель пробился силуэт крупного хищника. Кот нервно зашипел, дергая ведьму за посох. Та едва держалась на ногах, кровь заливала лицо, пропитывая ткань черного плаща и моментально застывая на крепчающем морозе.

- Быстрее! – послышался звонкий голос оборотня, выныривающего из снежной пелены. – Магический щит исчез, нечем сдерживать бурю…

- Но… Вы же…

- Накопители! – угадал вопрос волколак, сверкнув ошейником с крупным камнем.

***

Небрежно прислоненный к стене посох равномерно сиял средней частью – накопитель втягивал из воздуха разрозненные крупицы магии.

Ведьма гладила лежащего на коленях фамилиара, одним глазом рассматривая сидящего напротив нее за столом оборотня. Второй глаз прикрывала повязка, скрывающая также половину лица. Оборотень был в человеческой ипостаси, и чем дольше ведьма рассматривала его, тем больше у нее возникало ощущение, что она знает его.

Мужчина насыпал в кружку микроскопическую щепотку порошка из мешочка, который ведьма накануне оставила около портала, и залил его крутым кипятком.

- Не буду спрашивать, что случилось… - прихлебывая напиток заявил оборотень. – Ты выпадаешь из этого портала уже не в первый раз.

Ведьма молчала.

- Мы познакомились на шабаше много лет назад. – Коротко вздохнув он продолжил. – Я пел для гостей Главы Ковента. Мне там понравилась одна юная ведьма, танцующая среди подруг. Она была чиста и невинна, и ее сопровождал молодой человек. – Кот заметно вздрогнул и поднял голову с колен ведьмы. – Кроме меня на ведьму положил глаз (ведьма усмехнулась) сам Глава. Когда через 17 дней было дано начало оргии, у нас уже возникла взаимная симпатия, и я украл ведьмочку из круга…эм… развлекающихся чертей, колдунов и прочей нечисти. Не без помощи ее сопровождающего украл, кстати. – Оборотень кивнул коту, и тот со вздохом взобрался на обеденный стол и перетек на колени к волкалаку. Ведьма молчала. – Нас поймали у самого портала. – Буднично сказал он. – Юношу убили, а меня лишили голоса, повредили горло и сослали открывать портал в самой дупе мира. Ведьме стерли память, как я потом узнал… Но каждые десять лет она появляется в моем мире, отдает мне лекарство, благодаря которому я могу говорить и дышать, и… не узнает меня. Только один день из десяти лет я позволяю себе стать человеком, но с каждым разом это дается мне все тяжелее и тяжелее… Магия практически исчезла, а сегодняшние события позволяют мне думать, что теперь все изменится… и далеко не в лучшую сторону. Только один накопитель у меня есть, и я стараюсь использовать его по минимуму. Как только закончится магия, я стану обычным волком. – Кот согласно кивнул.

Ведьма отвернулась к окну, за которым усиливалась метель – сугробы с обратной стороны полностью перекрывали видимость.

- Что ж, господин волколак, я прошу Вас приютить меня и моего…брата (кот улыбнулся) хотя бы на первое время. А дальше…- глаза ведьмы загорелись красным, - дальше время покажет…

Накопитель посоха вспыхнул ярче, вбирая поток магии от двери в избушку.

У порога быстро заметаемого снегом домика каменным изваянием застыл тролль, собирающийся постучать в дверь, но застигнутый врасплох моментом окончательного истощения магии в Ледяных торосах…

Показать полностью

ТРафик ограничен или тарифы на магию-2

Начало ТРафик ограничен или тарифы на магию

- Погадать тебе, милая-у? – цыга едва доставала мне до пояса.

- Давай! – смеха ради я протянула руку пернатому недоразумению.

- Пять тебя вижу! – удивила меня гадалка. Не отшатнулась, не удивилась…

- Тааак! – ободрила я ее, продолжая спектакль. Любой пассажир поезда знал, что контролер имеет 4 копии, которые одновременно находятся во всех вагонах.

- Но не те пять, которые ты сегодня… А те пять, которые ты всегда…

А вот это было вообще не смешно. Я вырвала лапу из цепких птичьих когтей. Цыга не успела потребовать ману, да и не стала б делать этого. Настроение пропало. Три цыги оккупировали женщину с детьми, но я за них не беспокоилась – лох не мамонт… А цыгам тоже надо кормить цыглят.

Осталось две зоны и обратный путь.

Магический туман, клубившийся за окнами, потихоньку превращался в магическую бурю… Напитавшиеся маной от пассажиров цыги сбились в кучу в последнем вагоне и напоминали ворон, оккупировавших зимой скамейки в парке. Они щелкали когтями по стареньким планшетам и подкаркивали что-то на своем ромаэльском наречии.

Я, закончив проверку пассажиров и их багажа, аннулировала свои копии (так сказать – пришла в себя) и направлялась в головной вагон, когда внезапный толчок сбил меня с ног и заставил принять коленно-локтевую позу (как говорил Рафаэль, окончивший лечебный факультет), а точнее – я бухнулась на четвереньки и почувствовала, как трансформируюсь полностью.

Я никогда не позволяла серой захватить меня целиком. Даже очнувшись в магической клинике, когда я с ужасом узнала, что при перемещении по нестабильному каналу меня намертво спаяло с частью умирающей собаки, я старалась контролировать свое тело и запрещала жуткому шраму на шее проявляться. Но на голове теперь красовалась серая шерсть и торчали собачьи уши (спасибо, что шавка не была вислоухой). Хвост тоже пробивался, но тем самым обрубком, который украшал зад серой. В общем – хвост был больной темой, граждане, вот так…

Как объяснили мне, отводя глаза, маги-лечебники, вообще чудо, что я выжила. Сказали, что собака выжила тоже, но ее забрали («На опыты, тля буду!» – написал потом Рин). Я представляла себе ее с моей шикарной русой косой, но на этом воображение жутко тормозило и дальше косы на собачьей голове я ничего себе представить не могла.

С друзьями я больше не виделась, к сожалению… Но потом, спустя пару лет, когда в нашем мире появились компьютеры и сеть «Однокурсники», мы начали переписываться в магочате. Все оказались разбросанными по мирам, время везде текло по-разному, потому – общаться часто не получалось, да и не особенно хотелось, честно говоря. Все, кроме Рафаэля. Куда он пропал никто не знал, да и слава Магии. Я неоднократно давала показания по поводу тех событий, вспоминая все мелочи, но отстали от меня лишь через полгода.

Самым большим шоком для меня после выписки из клиники – обнаружить, что тот самый поезд переместился в наш мир. Несколько месяцев подряд его обследовали различные комиссии Ковена, когда могли застать, конечно. Поезд перемещался сквозь миры, исчезая и появляясь в одно и то же время каждые двое суток в одном и том же месте – в парке Академии магии, откуда когда-то мы переместились в мир компьютеров и куда вернулись после транспортно-портальных событий.

Мешок с иномирной техникой был доставлен в лаборатории Академии магии, и, спустя весьма короткое время, у нас появились средства дистанционного общения и электронные библиотеки. Все работало на мане, немагического электричества не требовалось.

Однако мана стала истощаться… Сначала ее перестали использовать для красоты – магические фонтаны сиротливо торчали статуями посреди пустых бассейнов, затем стали вводить тарифы, маны не хватало на за использование в быту. Появились накопители. Поля и сады, ранее плодоносящие круглогодично, гибли от недостатка магии. Расплодились немагические животные – защищаться от них было все сложнее. Стаи волкодлаков нападали на деревни, существа всех рас старались перебираться ближе к городам за каменными стенами.

А поезд продолжал бегать сквозь миры. Он впитывал магию как губка, собирая при перемещении, но механизм перемещений раскрыть никто так и не смог. Однажды он распахнул передо мной двери. Я вошла и провела по поручню рукой, делясь с электричкой маной. Так началась моя работа.

А вот сейчас мы просто куда-то падали. Не стремились вперед, а именно падали сверху вниз. Крики пассажиров остались позади. Я схватилась за поручень у самого пола и начала вливать ману (плевать – казенная или своя! Потом объяснительные, сейчас – спасаем шкуру!) в поезд. Падение замедлилось, появилось ощущение движения вперед. За окнами царила мгла, внутри поезда тускло светились только руны на окнах «Следующая станция «Чароборы».

Новый резкий толчок бросил меня вперед к кабине машиниста. Дверь в нее вопреки обыкновению была открыта и хлопала при рывках.

Я потянулась толкнуть ее, но именно в этот момент поезд рухнул на какую-то твердую поверхность, и я отключилась.

Пришла в себя я в шкуре серой. Именно это, по-видимому, спасло мне жизнь, ибо вокруг меня вагон был раскурочен, как будто какой-то великан рвал его на части, пытаясь добраться до тех, кто внутри. Я лежала на небольшом островке сохранившегося пола вагона, размерами подогнанного словно под меня. Вокруг была оглушительная тишина.

Запоздало я отметила, что именно этот участок пола использовался нами когда-то для создания портала. На подгибающихся лапах я добралась-таки до кабины машиниста. Головой толкнула открывающуюся внутрь дверь.

Рафаэль поигрывая ритуальным кинжалом, периодически вонзал его в какое-то существо, свернувшееся клубком на дне прикрепленной к панели управления клетки. Существо судорожно подергивалось и испускало голубоватое свечение маны. Я отметила про себя русый цвет волос существа, как у меня до…собачьей трансфигурации.

- Ааа, Берната! Ну, вот и свиделись! – вокруг эльфа заклубилась знакомая тьма. Она стекала с Рафаэля и переходила на стены кабины машиниста, связывая его с поездом.

Я попыталась принять свой естественный вид, но из звериной ипостаси так и не выбралась – маны не хватило. Та, что испускало раненое существо, сразу впитывалась в Рафа и передавалась поезду.

- Рафик… Раф… - пыталась произнести я, но выходил лишь собачий лай.

- Рафик-трафик! – засмеялся эльф и ухватил меня за шкирку. – А у тебя он сейчас ой как ограничен!

Я зажмурилась, готовясь принять смерть, но эльф не спешил меня отправлять к старухе с косой.

- Смотри, Ната, ты будешь свидетелем рождения нового мира… Снова! Хотя раньше была свидетелем агонии прежнего! – и движением руки эльф разогнал тьму у ветрового стекла и шмякнул меня на панель перед ветровым стеклом.

Поезд стоял, покачиваясь, на краю невысокой каменной гряды, а вокруг – насколько хватало глаз, высились исполинские деревья, между которыми выходили эльфы.

Я обернулась и молча смотрела на своего бывшего друга - несостоявшуюся мою жертву, и пыталась дотянуться ментально хоть до кого-нибудь.

- А в эфире была тишина… - раздался голос Рина, не слышанный мной уже два столетия. Полутролль висел в считанных сантиметрах от моего носа в виде прозрачной миниатюры. Рядом с ним, покачиваясь, колыхались мои друзья-маги и наполовину гномиха У-Ля.

«Призраки?!» - я не верила своим собачьим глазам.

- Сама ты призрак, – обиделся Рин. – Наши сознания спаялись вместе при том нестабильном переходе, мы сидели все время в твоей голове!

«Но… как же переписка в чате…»

- Всего лишь брали под контроль твой разум на время. Это не так сложно, как тело… Ой! – Рин замолк, потирая бок, в который воткнулся призрачный локоть У-Ли.

Тем временем, эльфы плотной толпой окружили поезд.

- Каков шельмец, а! – восхищался Рин. – Это же надо продумать все настолько глубоко.

Я вполуха слушала трындящего призрака, наблюдая за эльфами через окно.

- Он оставил пространственный тоннель между нашим миром и тем, в который мы якобы случайно провалились. Поезд и есть этот тоннель. Единственное – ты нарушила планы нашего «друга», и кровь вперемешку с зельем спаяли его с тоннелем так же, как тебя с нами и собакой. Блок, стоящий на его магии, ты разрушила ударом кинжала. Он все использовал себе в плюс. Вместо стационарного тоннеля получился мобильный, мана гекалитрами утекала в ранее немагический мир. Магию стали использовать в новых технических предметах, она становится недоступной роскошью.

«Но зачем?!» - собачий мозг отказывался воспринимать логику того действа.

Рин посмотрел на меня как на неразумного ребенка.

- Барьер, Ната… Барьер, который закрыл мир эльфов – на секундочку – магический! И подпитывался магией… Ну, дошло?

Да… Если предположить, что никто много поколений не знал, где эльфийский мир, а перемещающийся магический «пылесос» ослаблял с каждым перемещением существующий барьер… Дошло, Рин, еще как дошло.

Тем временем, эльфы радостно выволакивали оглушенных магических существ из поезда и расправлялись с ними без всякой жалости.

«Там же дети!» - вспомнила я, вскакивая на лапы.

- Детей не тронут, они просто будут в заложниках. – Услышала я голос Рафа.

Магия чувствовалась все слабее, и я уже не понимала, что говорит этот... кто? Лапы затекли, хотелось побегать. Но щенки! А! У меня же нет щенков…

Я потрясла лобастой головой и посмотрела на остроухого двуногого.

Он хозяйски похлопал по бедру рукой и свистнул:

- Серая! К ноге!

Я взвизгнула и побежала рядом, помахивая обрубком хвоста.

- Да… Вот тебе и магическое существо – ведьма! Ушла магия, осталась только сука!

Эльфы были готовы вернуть себе мир.

Москва. За 200 лет до описанных событий.

Олег Герасимов возвращался из института на последней электричке. До следующей станции оставались считанные минуты, телефон не ловил. Рядом свернулась серая дворняга, увязавшаяся от Электрозаводской. В голове крутился новый сценарий завтрашнего прямого эфира, но собрать лайки на нем будет затруднительно. Периферическое зрение уловило какую-то возню в центре вагона, и Олег с удивлением обнаружил валяющуюся в проходе компанию, состоящую из двух девчонок и четверых молодых людей.

- Наркоманы! – радостно поставила вердикт благообразная старушка, истово перекрестясь на плакат с мэром города и пододвигая ближе два здоровенных баула каждый с нее ростом.

«Наркоманы» разговаривали на неизвестном Олегу и Интернету языке. Он включил диктофон, но распознать язык помощница Олеся затруднилась.

Контролер (и откуда только взялся в последней электричке?!) вышвырнул компанию иностранцев из вагона. Олег вышел сам.

Он пытался дозвониться до Пашки Черепа (в компании, конечно, прозываемом Черепашкой), но телефон упорно не ловил сеть. Был бы я волшебником, подумал Олег, мог бы… А, всё мог бы, как Ларри Вроттер!

Иностранные «наркоманы» нерешительно топтались на перроне, странно морща носы. Да, от оживленного шоссе и промзоны пованивало.

- Привет! Вам помочь? – предложил Олег, из иностранных языков владеющий только языками программирования.

Вся толпа удивленно уставилась на спасителя. Один смешной высокий парнишка с острыми ушами (чисто эльф, как в фильмах показывают) достал из холщового мешка какой-то пузырек и отхлебнул из него.

«Точно наркоманы!», подумал Олег. «Или алкоголики…», хотя ребята были ему ровесниками.

- Привет, друг! – внезапно произнес остроухий на чисто русиновском. – Мы приехали из далекой страны и заблудились.

- О, тогда давайте ко мне! Я недалеко тут нору снимаю. – Обрадовался Олег, будучи альтруистом по жизни.

Всю дорогу остроухий предводитель «наркоманов»-иностранцев, назвавшийся Рафаэлем (прям как скульптор-армянин) расспрашивал о стране, в которой они находились, городе, заинтересовался телефоном. «Видимо, совсем у них отсталая страна», сделал вывод Олег.

Логово Олега-программиста выглядело как логово любого программиста. Куча мониторов, компьютерное железо, провода…

Олег рассказал Рафаэлю все, что знал. Периодически обращался к Интернету. Иногда с грустью думал о грядущем стриме, но общение со странными ровесниками перевешивало.

Рафаэль попросил достать максимально возможно количество телефонов, пауэр-банки, планшеты, ноутбук. Олег скептически отнесся к пожеланию нового друга, но заказ сделал.

Наконец, перезвонил Черпашка. Внезапно Рафаэль, перебиравший склянки в своем заплечном мешке, бросился к одной из девушек, дремавших на диване.

- Ната! – услышал Олег, резонно расценив, что это имя девушки. Остальное он конечно, не понял, но Рафаэль вернулся расстроенным.

- О-Лег, - странно растягивая имя, начал остроухий. – Нам нужно найти одну вещь, которую мы обронили в поезде. Помоги нам, и я подарю тебе волшебную вещицу. Когда мы уйдем, ты сможешь стать магом. – И Рафаэль протянул Олегу перстень с рубином и алмазами.

На вид перстень был весьма дорогим. Олег, не медля, согласился. Приключения нашли свою своего носителя!

Поезд они нашли быстро. Потерянной вещью оказалась простая бутылка с остатками какой-то жидкости.

«Все-таки алкоголики!» - убедился Олег.

Откуда-то опять нарисовалась серая шавка, повизгивая, пытающаяся напрыгнуть на Рафаэля. Тот извлек из своей сумки очередной пузырек с мерцающей жидкостью, вытряхнул пару капель на свою ладонь и дал собаке ее слизать. Теперь она смотрела на иностранца влюбленными собачьими глазами и следовала за ним как привязанная.

- Мы должны теперь все попасть в этот самый поезд. - Огорошил Олега Рафаэль.

- Надо, так надо, - согласился Олег, твердо решив провести стрим с этими странными ребятами.

Золотые монеты, которыми иностранец рассчитался с Олегом и Черепашкой, оказались 999 пробы и весили достаточно, чтобы купить еще пару-тройку телефонов.

Перстень также в итоге перекочевал к Олегу и теперь странноватой блямбой мерцал на безымянном пальце иностранцеспасителя.

Прямой эфир протекал на ура! Ритуал по поливу пола электрички жидкостью вызывал смех и лайки, но умирающая собака внезапно свела все веселье на нет. Олег не прервал эфир только по той причине, что у него свело руку.

Исчезновение в полу вагона странных подростков, дальнейшее исчезновение поезда целиком, нож в груди Рафаэля, тьма, заполнившая все вокруг, - запись эфира тщательно изучали в полиции.

С того момента мир начал неуловимо меняться. Олег, прибывший на место исчезновения поезда в сопровождении полицейского конвоя, изо всех сил желал, чтобы про него забыли, хотел исчезнуть навсегда, и, с удивлением обнаружил себя в стороне от толпы в форме и сопровождающих журналистов. И никто не обращал на него внимания.

На месте исчезновения поезда образовалось небольшое озеро с мерцающей голубым водой. Дна озера так и не нашли, рельсы испарились вместе с электричкой.

Олег добрался до дома, но так и не смог увидеть себя в зеркале. Перстень таинственно мерцал – рубин вспыхивал, кровавые отблески отражались в гранях алмазов.

«Хочу стать сильным!» - пожелал Олег и ощутил в себе МОЩЬ. Наигравшись с гирями и передвинув шкафы одной рукой вместе с книгами, экспериментатор решил усложнить запросы.

Он превратился в тигра… Перстень сверкал на когте, причиняя дискомфорт. И вот уже дракон, еле помещаясь в комнате, пытается вылететь в окно. Неуклюже потоптавшись, Дракон-Олег раздавил в пыль артефакт и, в испуге выломав дверь и разгромив половину комнаты, протиснулся-таки в проем…

Сутки спустя, Олега нашли в мерцающем озере… По итогу, труп так и не опознали.

Пары магии начали пропитывать мир.

ТРафик ограничен или тарифы на магию-2 Темное фэнтези, Авторский рассказ, Конкурс, Длиннопост
Показать полностью 1

ТРафик ограничен или тарифы на магию

Электричка стояла на конечной станции и, как обычно, казалась совершенно чужеродной этому миру. В предзакатной дымке пять серых вагонов с красной надписью аршинными символами «МЦД» по бортам поблескивали кровавыми сполохами окон. Местами разбитые стекла вызывали какую-то непонятную жалость к единственному в своем роде поезду нашего обреченного мира.

Сегодня моя очередь дежурить. Точнее – контролить (Рин всегда добавляет к этому слову вторую л, растягивая слово. Ну, ему-то можно, он наполовину тролль по крови, хотя и в нашей группе в магочате троллит, как профи). Чертова (нет, ведьмина!) смена… А ведь еще никто не знает, что тарифы на магию поднялись, и штрафы выросли соответственно... Магии и так все меньше и меньше. Сейчас будет волна ненависти и возмущения…

Ожидая открытия дверей, я невольно вспомнила эпизоды из прошлого, касающиеся непосредственно этого транспорта: как пару сотен лет назад мы, семнадцатилетние оболтусы, отмечая окончание десятого курса Академии магии, компанией выпускников неожиданно провалились в мир, в котором оная отсутствовала. Ох, и накуролесили же мы тогда! Еле вернулись… именно на этом поезде. В ушах тотчас всплыли слова ректора, что лучше б там и оставались. С того момента наш мир начал меняться. Как будто океан магии иссяк и, если раньше она бурным потоком пронизывала наш мир, то сейчас приходилось ловить отдельные ручейки, запечатывать их в амулеты, хранить в концентраторах, она стала и средством платы… Зато в мир активно проникли немагические технологии и теперь невозможно представить мага без планшета, магофона или компьютера.

Что именно намешал наш друг маг-химик Рафаэль (будь благосклонна к нему Магия в мире Теней!) в той бутыли с горячительным – до сих пор загадка. Ни один академик даже приблизиться не может к созданному (и использованному до последней капли!) составу этого зелья. Спросить уж 200 лет не у кого – создатель жидкого телепорта так и сгинул в мире без магии – на родине этих странных электрических поездов с только некоторым избранным понятной надписью на боках (самые продвинутые маги шутили, что, мол, «МЦД» на языке того мира это «Магический центральный диаметр»).

Резкий сигнал вырвал меня из мира воспоминаний. Двери поезда с лязгом распахнулись, в кабине машиниста заклубилась тьма, навевая тоску и заставляя шерсть в области спины рефлекторно встопорщиться. Кто управляет поездом никто не знал. Дверь в кабину машиниста всегда была заперта. Транспорт перемещался сквозь миры от одной точки до другой, делая по шесть остановок. Платой за проезд были магические единицы – мана. Единственное – дежурный контролер при завершении смены отдавал магической электричке часть выручки.

Я надвинула капюшон поглубже, кутаясь в мантию и пряча ближе к телу казенный посох. Он, словно почувствовав мое состояние, медленно нагрелся, отгоняя ощущение безысходности и напоминая, что по счетам надо платить. Хочешь магию – работай!

Из сумерек выныривали смутные тени, впрочем, не теряющие свою загадочность при пересечении дверей поезда, хоть свет в вагоне горел ярко и ровно.

Дождавшись, пока перрон опустеет, я шагнула во все вагоны одновременно ровно в тот момент, когда двери закрывались, и прижала ладонь к валидаторам. Те на секунду зависли и, моргнув, подтвердили мое право на проезд картинкой ведьмы на метле на ярко-голубом фоне экрана. Я еще чуть постояла, уже считывая информацию ладонями с валидаторов, и, не спеша, двинулась по вагонам. Поезд, покачиваясь, плавно начал свой путь сквозь стремительно меняющийся пейзаж. Вот закат резко сменился ярким полуднем, а через секунду – глубокой ночью. С непривычки у непосвященных начинала кружиться голова, но я лишь равнодушно скользнула глазами по хаотично мерцающим картинкам и принялась за работу.

Всегда любила момент разделения. Магический контракт позволял пользоваться возможностями контролера по полной программе. Я одновременно находилась во всех пяти вагонах, сверяя и анализируя данные валидаторов и пассажиров.

В первом вагоне усталый коллега-маг, сосредоточенно что-то листающий в ленте на магофоне, прислонил к зарядному устройству свой посох, и тонкие лучи опутали его средний сегмент, медленно напитывая маной концентратор. Счастливчик, у него безлимитный тариф. Я, глядя перед собой, послала ментальный запрос, незамедлительно получила ответ и, не останавливаясь, проследовала по вагону дальше. Да, я нарушала одно из правил, гласящее – все без исключения пассажиры обязаны непосредственно осуществить тактильный контакт с лицом, выполняющим контролирующие функции, посредством считывателя портативного, и бла-бла… Но здесь-то все было понятно. Безлимитный тариф, зарядка посоха, магофон последней модели– маг был далеко не прост. Минимум работал на какое-либо министерство либо спецслужбы. С таким свяжешься – замучаешься объяснительные писать, плавали – знаем.

Чуть дальше у окна сидела ведьма. Деревянный посох без новомодного центрального концентратора, старенькое платье, кнопочный магофон на столике, свиток с рунами растянут на деревянном планшете и прижат немагическими зажимами (обычные прищепки, да). Свернутый плащ небрежной кучкой брошен на сидение рядом. Моя клиентка, нюхом чую.

Я выжидательно остановилась возле нее. Ведьма дотронулась рукой до протянутого мной посоха (он же – считыватель портативный) и сделала вид, что увлеклась чтением свитка.

- С Вас штраф – 3 единицы за неоплату проезда. – Я улыбнулась, позволяя клыкам чуть блеснуть из-под верхней губы.

Ведьма вздрогнула.

- У меня есть билет, проверьте еще раз!

Я улыбнулась.

- У Вас - да, но Ваш питомец едет «зайцем».

Теперь уже вздрогнул «плащ» и, слегка зарябив, обернулся крупный серым длинноухим…

- И еще 3 единицы за попытку воздействовать магией иллюзии на контролера при исполнении.

«Заяц» обернулся стандартным черным котом.

- Почему так дорого? У меня нет шести единиц… - проблеяла ведьма, косясь на меня недобрым взглядом, - но мне срочно нужно на Лысую гору…коллега! – попыталась надавить на мою жалость.

Да уж… До Лысой горы еще 5 зон. Купить ману на телепорт моя «коллега» явно не могла, да и сбоили телепорты все чаще, видимо, еле наскребла себе на билет, на фамилиара уже не хватило. Дешевле потратить сотую долю единицы маны на иллюзию, чем шесть полновесных на штраф…

Но я непреклонна. Котов с некоторых пор терпеть не могу. Ничего личного – только аллергия, кхе-кхе.

- Тарифы выросли. Теперь столько. – Я развернула перед расстроенной ведьмой магический свиток с тарифами и печатью.

Ведьма молча потащилась к двери магической электрички, сгорбившись и прихватив посох и планшет со свитком. Кот мягко спрыгнул с сидения, прошипев сквозь усы: - Сука!

- Угадал. – Я отрастила клыки чуть побольше и улыбнулась пошире, но этот гад пушистый даже не ускорил шаг.

Эх, раньше были времена… Мана пронизывала всё, можно было магичить без ограничений… Пока не появился поезд между мирами. Большинство существ нашего мира думают, что его запустили после того, как магия стала истощаться, но лишь избранные знают неудобную правду.

Я больше не смотрела на изгоняемую ведьму и продолжила свой путь по вагонам.

Мысли постепенно вернулись к дням минувшим. К Рафаэлю. Самый способный адепт Академии, весельчак и балагур, отличный друг и гений в создании зелий. Эльф. Единственный за все время существования нашего учебного заведения. В нашей компании, состоящей из одной тогда еще человеческой и тогда еще ведьмы – меня (хотя все ехидно регулярно замечали, что среди людей ведьм не бывает – мы все, типа, демонические твари из мира Тьмы!), двух человеческих же магов (ну да, мужчины-маги почему-то считались порождением мира Света, хотя мыслишки-то все сплошь темные, хе-хе (точно знаю – регулярно в них подглядывала, хоть и неэтично это), одной полугномихи (просто крепкая миниатюрная девчушка по имени У-Ля, которая могла одной рукой поднять десятипудовый камешек) и одного наполовину тролля (этому факту Рин возмущался и, безрезультатно размахивая зелеными кулачищами и поскрипывая выпирающими клыками, сначала пытался доказать, что не тролля, а орка!), он оказался случайно.

Тогда, на первом курсе тощий эльфеныш, с оттопыренными острыми ушами, бледный как смерть, он держался особняком. Всегда одинокий, его сторонились как чумного… Еще были свежи воспоминания о войне с эльфами, когда миллионы этих длинноухих, посчитавших себя единственно достойными жить в этом мире, с трудом совместными усилиями магов людей, гномов, вампиров, орков и иных рас были вытеснены в особый мир далеко за пределами нашего. Вход в тот мир был запечатан и стерт из памяти многих поколений.

Оставшиеся немногочисленные эльфы пытались адаптироваться к жизни в нашем мире, но газетные сводки регулярно подкидывали информацию, что то там, то тут находили их трупы с перерезанными глотками, пробитой головой, застреленных из арбалета и т.п. И у всех были отрезаны уши. Конечно, убийц не находили, да и не особо искали.

Все эльфы были на учете, с младенчества подвергались процедуре запечатывания магии и вели жизнь (точнее – ее подобие) обычных существ, лишенных магии. Выполняли черную работу, перебивались с хлеба на воду, вырождались… Проживали отдельными поселениями, стараясь не показываться на глаза другим расам. Говорят, они искали проход в мир Эльфов, но все усилия были безрезультатны – заблокированная магия не давала возможность не то, что перемещаться в иные миры, но, порой, заниматься обычными бытовыми делами.

Но иногда появлялись дети-эльфы, которые, несмотря на блок на магии, обладали иными талантами, не менее разрушительными. Таким был и Рафаэль. С пеленок он смешивал воистину несмешиваемые вещи – капли сока деревьев, трав, выжимки из насекомых, пыльцу трав – и получал на выходе желаемое, причем, не только сладкое молоко или разноцветные леденцы, а, порой, из капли зелья вырывалась стайка радужных бабочек или выпрыгивал пушистый котенок.

Учитывая тотальный контроль за поселениями эльфов, данный талант не остался незамеченным, и годовалый ребенок был в кратчайшие сроки доставлен на комиссию Ковена Магов. Комиссия, состоящая сплошь из заслуженных древних боевых магов (по мне, так они на тот момент все были маньяки-маразматики) чуть не на магические молекулы разобрала бедного белокурого зеленоглазого остроухого малыша, который едва ходить научился, придя, в итоге, к единственному, по их мнению, верному решению: ребенок просто экспериментирует и у него СЛУЧАЙНО получаются зелья с разным типом действия.

В качестве эксперимента маленькому Рафаэлю были предложены сотни скляночек с различным содержимым. Уставший обиженный малыш расплакался и не желал ничего смешивать для плохих дядей в хламидах и с посохами, которые причиняли боль маленькому эльфу.

В итоге ребенок был признан неопасным для магического общества, но возвращен рыдающей матери с условием в обязательном порядке по достижению семилетнего возраста отправить его на обучение в Академию магии на лечебный факультет.

- Хоть пользу потом принесет обществу, маленькое отро… в смысле – отрок, – пробурчал главмаг и хрястнул посохом об пол. На том и остановились.

Мы быстро подружились и десять лет были не разлей вода. Рафаэль оказался очень веселым, энергия била из него ключом (мы подозревали, что не без помощи своих зелий). Своими проделками мы не развалили в итоге Академию только потому, что ее защита была встроена на уровне фундамента.

Поток воспоминаний был прерван появлением за окнами вагона ледяных торосов, солнце било в глаза даже сквозь дымчатое стекло. Никогда не любила эту зону. Вообще не понимаю, для кого здесь намагичена станция?

Остановки не объявлялись, просто на всех окнах поезда одновременно появлялись соответствующие надписи. Вот и сейчас на заиндевевших окнах проступило огненное: «Ледяные торосы». Спасибочки, а то сами не догадались. Ведьма с котом исчезли в снежном тумане, двери закрылись. Обычно на этой станции было пусто, но сегодня был необычный день.

Моя копия в третьем вагоне послала короткий импульс, и я незамедлительно телепортировала в нее разум. Здесь оказалось многолюднее, точнее – многосущественнее, чем в первом вагоне. Хоть проезд был дорог, и теперь позволить себе путешествовать сквозь миры могли избранные, но сейчас почти все ряды были заняты. Оборотнями. Я считала обновленную информацию с валидатора и слегка напряглась.

Снежные волки вольготно разместились, вытянув лапы и вывалив языки в своей звериной ипостаси.

Среди них я не сразу заметила двоих маленьких детей лет пяти и сопровождающую их женщину. Вся троица испуганно забилась в угол одного из рядов и с видимым облегчением наблюдала за моим перемещением в их сторону.

Я была в абсолютной безопасности здесь, и осведомленные об этом волки испуганно поджимали хвосты, убирая их под лавки.

- Всё в порядке? – спросила я женщину. Та быстро закивала.

- Ребятки, - я повернулась к оборотням, - вы бы детей не пугали, а! Готовим лапы к проверке билетиков.

Те не спешили перекидываться в двуногую ипостась и, пытаясь понять причину задержки в исполнении распоряжения, я поискала глазами по вагону и нашла искомое, ввиду чего понятливо от них отстала.

Высокая фигура в плаще почти сливалась с серой обшивкой электрички. Вожак со своей стаей. При моем приближении в глубине капюшона загорелись алым глаза, костлявая рука прикоснулась к протянутому мной посоху. Две дюжины оборотней плюс вампир – интересное сочетание попутчиков.

- У нас не принято перемещаться в звериной испостаси, извольте дать указание своей стае…товарищей принять истинный облик. – Надеюсь, мой голос прозвучал достаточно ровно.

- Коллега… - голос вампира был на грани слышимости, – перекидывание оборотня расходует значительное количество маны, а цены нынче кусаются, да…

Оборотни зафыркали, скаля в ухмылках пасти – оценили шутку.

- Тогда оплатите штраф…

- Мы просто выйдем на следующей станции, дорогуша! – звонко щелкнул зубами над моим ухом один из оборотней.

«А хрен вам!» - подумала я, не реагируя на его попытку испугать меня. Я почуяла его запах и перемещение задолго до выпада в мою сторону. Да что ж такое, как моя смена, так халявщики стаями!

Я просто прикоснулась посохом к ближайшему поручню, и вся имеющаяся в вагоне магия моментально была аккумулирована в концентраторе.

Громкий визг, и толпа голых ошарашенных мужиков в вагоне испуганно прикрывает причинные места ладонями. Женщина, отвернувшись к окну, старательно закрывала детей. Да уж, зрелище не для слабонервных – принудительная трансформация.

Двери с лязгом захлопнулись на станции «Каменная пустынь» за спиной выходящего последним вампира. Второй раз за смену меня обозвали сукой, что было весьма недалеко от истины. Зато магии сегодня набрала – на годовую премию хватит.

- Тетя! – меня дернули за плащ. Девочка бесстрашно смотрела на меня, периодически поглядывая куда-то выше. – Тетя, а ты – волк, да?!

Черт! Капюшон сполз, видимо, открыв уши и серую шерсть. Я усилием воли спрятала клыки и вполне по-человечески улыбнулась ребенку.

- Все лишь наполовину.

Ребенок не удовлетворился полученным ответом и подергал меня еще раз.

- А хвост у тебя есть?!

Женщина, опомнившись, бросилась к девочке и потащила ее на место. Я накинула капюшон обратно и шевельнула под ним ухом, настраивая.

- Ну что, есть хвост? – спрашивал мальчик, который и был, видимо, инициатором моего допроса. Девочка пожимала плечами, обиженно поглядывая из-за женщины.

Да, а ведь каких-то двести лет назад у меня не было ни хвоста, ни шерсти… Знать бы, что приобрела от меня та блохастая шавка, по иронии судьбы попавшая в магический водворот, когда нас выбросило из немагического мира – родины нашей электрички…

Следующая зона была нескоро, желающих прокатиться от станции «Каменная пустынь» не нашлось, потому я спокойно прошла в хвост (эти хвосты меня сегодня преследуют, что ли?!) поезда, аннулировала свои четыре копии, села на пустую скамью, закрыла глаза и провалилась в сон.

Сон всегда был одинаковым – мы падаем во тьму. Разгоряченные зельем и грядущими приключениями, бесстрашно летим по черному тоннелю, размахивая бутылью с Рафаэлевым зельем. До совершеннолетия (21 года) выпускникам Магической академии было запрещено применять заклинание телепорта, и довольно скоро мы поняли почему. Но у нас был Рафаэль – наш веселый гений эльф, а у него оказалось зелье, способное открывать порталы между мирами.

Что именно пошло не так – до сих пор неизвестно, да и расследование, если честно, никто не проводил – постарались как можно скорее замять последствия.

Мы рухнули всей толпой внутрь неизвестного нам движущегося транспортного средства и с удивлением обнаружили, что в нем не работает магия. Конечно, все были увешаны амулетами-накопителями, но и в них магия едва теплилась. Бутылка с остатками телепортирующего зелья закатилась под одну из лавок, но нам было не до него.

На нас шестерых, возникших буквально из ниоткуда, с удивлением взирали немногочисленные пассажиры вагона поезда (это потом мы узнали, что данный транспорт имеет такое наименование): старушка в платочке с двумя огромными баулами, пьяный дедок, тощий подросток в очках и серая дворняга, поджавшая обрубок хвоста.

Рафаэль сориентировался быстрее нас – ведь он не так зависел от магии. Полутролль Рин с удивлением рассматривал себя – исчез зеленый цвет его кожи, а моя подруга У-Ля с видимым усилием скинула с себя мою ногу. Два мага растерянно осматривали друг друга – исчезла иллюзия шикарных выпускных нарядов, и оба оказались в довольно потрепанной академической форме.

Вагон дернулся, заскрипели тормоза, и мы, едва поднявшиеся на ноги после перемещения, опять дружно повалились на пол. Двери вагона распахнулись, впуская воздух, пахнущий гарью, и человека в синей униформе с ромашками на лацканах.

Человек что-то грозно прокричал нам, показывая на какую-то черную коробочку со светящимся окошком. Мы пожимали плечами, не понимая ни слова. Только язык жестов оказался доступен обеим сторонам. В итоге, ромашковый растолковал, что необходимо покинуть транспорт, да мы, честно говоря, и сами не прочь были это сделать. Вот так семеро молодых людей оказались ночью посреди леса на перроне в мире, лишенном магии… Семеро?

Лес укоризненно глядел на нас десятками спрятавшихся в ветвях глаз. Несмотря на желто-красный ковер из опавших листьев, символизирующий наступление осени, было по-летнему тепло. Поезд на прощание мигнул красными фонарями и исчез в туманной дымке. Гарью пахло все сильнее.

Хмель давно выветрился из наших голов, и мы, оглядевшись, внезапно обнаружили, что с нами на перрон выскочил тот самый худощавый молодой человек в очках, изначально показавшийся мне подростком.

Он уверенно что-то произнес на языке, изобилующим довольно грубыми звуками, и показал рукой куда-то в ночной лес. Я по привычке попыталась сотворить огонек, но лишь зря щелкала перед собой пальцами. Рядом тем же самым занимались друзья-маги. Зато Рафаэль, с детства не полагающийся на магию, сосредоточенно порылся у себя в котомке, достал два пузырька с опалесцирующей жидкостью, отхлебнул из одного, капнул из другого, и мы с удивлением увидели родной магический огонек, довольно ярко осветивший тропинку в лес. Сам же Рафаэль начал активно разговаривать с местным очкариком на его языке. Периодически абориген подносил к уху какой-то тонкий прямоугольный предмет размером с ладонь, но разочарованно через некоторое время его убирал в карман брюк.

Мы, как загипнотизированные, гуськом двигались за эльфом и очкариком, пытаясь не потерять из виду мерцающий кусочек родного мира.

- Рафик! - догнал эльфа Рин. – Что происходит? Как нам вернуться?

- А зачем? – весело ответил тот. – Почувствуете себя на моем месте! – и продолжил говорить с местным очкариком.

- Дай нам тоже переводчик! – Я вцепилась в эльфа.

Но Раф только дернул ушами – мол, самому мало.

Мы ошарашенно остановились. Рафаэль через пару десятков шагов обернулся: - Да пошутил я! Пошли!

Вот чтоб его! В каждой шутке – есть доля шутки… Но вариантов у нас не было. Часа два добирались мы до какой-то одноэтажной хибары, стоявшей за бетонным забором слепым торцом к широкой дороге, покрытой твердым серым покрытием. Я тихонько поколупала пальцем странную поверхность, но без магии не смогла определить структуру. И вообще, без магии я очень устала, ощущала себя глухой, слепой и плохо соображающей. Мои друзья выглядели аналогично, исключение составлял лишь Рафаэль. За этим домом виднелись строения получше – выше, новее. Улицы освещались фонарями, но дом, к которому мы пришли, прятался в глубине тьмы, казавшейся живой.

Толпой мы вошли внутрь и застыли, пораженные. Местный очкарик громко произнес что-то, и под потолком загудели-зажглись длинные лампы. Также в крыше имелись окна, дающие ощущение более широкого пространства, хотя домик был небольшим. Два стола еле вмещали большое количество странных прямоугольных окошек, часть которых светилась и демонстрировала картинки, часть матово поблескивала поверхностями.

Это магия! Здесь есть магия! Но она, видимо, имела иное происхождение и не могла управляться нами. Вдоль стен стояла пара шкафов с книгами – у нас тоже были библиотеки, но фолианты там были в несколько раз толще и выше.

- Экран, монитор! – услышали мы странное слово в ответ на вопрос эльфа. Рафаэль сжалился над нами в итоге, и начал доводить часть информации в адаптированной форме.

Местная магия называлась «электричество», волшебные окошки – мониторы, плоские предметы, которые прижимали к уху – телефон. Мы без сил разместились на диванах и без конца обращались к отсутствующей магии. Я почти выключилась от усталости, как вдруг услышала:

- Ната!

Я резко села на диване. Местный очкарик щелкал по каким-то квадратикам, расположенным в несколько рядов в плоской коробочке, сосредоточенно глядя в светящееся окошко. Периодически раздавалась мелодия из телефона, и наш абориген разговаривал в него, тупо глядя в экран. Там менялись картинки, появлялся и исчезал какой-то текст. У нас он давно попал бы в дом Призрения как душевно больной.

Мои однокурсники спали в разных углах комнаты, кое-как умостившись на потертых диванах.

Рафаэль потряс меня еще раз.

- Берната, где зелье?

- У тебя же… Полная сумка…

- Да нет же, телепортирующее зелье где?

Я напрягла память и как наяву увидела бутыль темного стекла, закатывающуюся под лавку транспорта, в который мы телепортировались несколько часов назад.

- В этой железной штуке… с колесами…

- В поезде! Демон!

Эльф повернулся к хозяину дома, и они о чем-то начали быстро говорить вполголоса. Очкарик защелкал по квадратикам, и на экране развернулась схема.

- Раф! Мы что, застряли здесь?!

- Без паники! Сейчас мы с О‘Легом (очкарик, услышав свое странное имя, повернулся и кивнул) быстро поедем в место, где гнездятся эти поезда, найдем нашу бутыль и все вместе вернемся домой. Только еще пару дел по дороге организуем.

Я заторможенно кивнула.

Рафаэль с О‘Легом исчезли на весь день. Сумку с зельями эльф забрал с собой, догадавшись, что я обязательно в нее залезу. Мы сидели в доме голодные и расстроенные, периодически выползали во двор, но за забором шумело, гудело, воняло гарью… В небе пролетали стальные драконы со стационарными крыльями… В доме было спокойнее. В мониторах (уходя, О‘Лег показал на столы с мерцающими экранами, потом в сторону комнатки, заставленной странными вытянутыми металлическими сундуками, которые периодически гудели, и что-то быстро произнес. Раф, указывая пальцем, перевел это как «компьютеры, мониторы не трогать, кухня там») вращались какие-то символы, менялись картинки. Насчет кухни абориген нагло обманул! Печи не было, а то, что я определила, как чайник из материала непонятного происхождения, было некуда и не на что вешать – отсутствовали очаг и ручка у чайника!

Воду мы обнаружили в больших бутылях из прозрачного и гибкого материала, так что от жажды не страдали.

К исходу дня стало нарастать беспокойство, что Раф не вернется. Несколько раз в ворота стучали, но мы не открывали. С последним закатным лучом вокруг дома начали вспыхивать фонари, воздух пах гарью с примесью осени. Поднялся ветер и заморосил дождь.

Раф с О‘Легом ворвались в дом неожиданно. А с ними – та самая серая собака с обрубком хвоста. Она заглядывала в глаза и радостно виляла всем задом.

Раф с порога показал нашу бутыль, но тот час же охладил наши радостные эмоции заявлением, что зелья осталось мало, и оно катастрофически выдыхается. Следующим ударом стало то, что нам было необходимо вернуться в тот самый вагон, куда мы давеча вывалились из портала. О‘Лег (через Рафаэля) пообещал сопроводить нас к месту телепортации в электричке, при этом несколько раз наводил на нас телефон и говорил, что делает фото. Мы уже от усталости не реагировали на непонятное слово – делает и делает, главное, что не больно.

С какими приключениями мы добирались до нужного поезда и вагона – это достойно отдельного рассказа, но, в итоге, мы там оказались.

Поздним вечером, дождавшись, пока последний пассажир нетрезво выпадет из вагона на перрон, мы сгрудились в проходе между лавками. Серая негромко подгавкивала и пыталась облизать лица всех присутствующих.

Рафаэль с О‘Легом вполголоса о чем-то посовещались, и местный проводник передал эльфу достаточно увесистый мешок.

- Ноутбук, телефоны, пауэр-банки, планшеты, часы… - заглянул в мешок наш однокурсник. В свою очередь к О‘Легу перекочевал перстень с рубином-артефактом и россыпью крупных алмазов. Зачем он ему – было непонятно, ведь магии здесь нет. Но глаза О‘Лега загорелись и, размахивая телефоном, он начал что-то быстро говорить, держа его на расстоянии.

Я начала подозревать, что наш эльф задумал страшное.

- Раф! – спазм перекрыл горло. – Ты хочешь забрать эти немагические артефакты в наш мир?!

Эльф посмотрел на меня каким-то чужим взглядом и отвернулся.

- Но ты же знаешь, что перстня мало для идентичного замещения обмениваемых масс!!!

- Я все просчитал. – Рафаэль достал кинжал. «Ритуальный» - мысленно отметила я. «Неужели?..»

Эльф откупорил бутылку и налил полосой зелье между лавок. Откинул пустую тару. Полоса начала слегка дымиться. Серая ринулась слизывать языком растекающиеся темные струйки. Рафаэль присел к ней и вдруг резко скользнул кинжалом по горлу собаки.

Меня затошнило… Да, усилить остатки эманаций магии можно было только кровью, но приносить в жертву собаку…

- Ты предпочла бы себя? – на мой всхлип Рафаэль лишь усмехнулся. Я просто не узнавала прежде веселого эльфа, зато пришло понимание причин, по которым всех предков нашего жестокого друга заперли в отдельном мире. Сейчас в этом существе напрочь отсутствовали эмоции, лицо напоминало застывшую маску.

Серая, визжа, конвульсивно дергалась, удерживаемая Рафаэлем, и ее кровь застывала на нас багровыми потеками. Основная масса ее проливалась на пол, смешиваясь с разлитым зельем, отчего пол превратился в итоге в черный портал с неровно колышущимися, будто живыми, краями – обратную дорогу в наш мир. Деформированный контур говорил о нестабильности транспортного перехода, но выбирать в данный момент было не из чего.

Мои однокурсники, с видимым облегчением по очереди соскользнули с края провала внутрь и исчезли в черной мгле портала. Оставались только мы с Рафом и застывший бледно-зеленый О‘Лег с телефоном.

Один момент навсегда впечатался в мою память, как бы ни хотелось его вычеркнуть оттуда: я сажусь на корточки, заглядывая в тускнеющие глаза умирающей собаки, резко бросаюсь вперед, выхватываю скользкий ритуальный кинжал из руки эльфа и вонзаю ему в грудь. Он падает навзничь, а я, обняв серую, пытаюсь как можно быстрее попасть в наш магический мир, где еще остается возможность спасти собаку.

В момент падения я дернулась и проснулась.

Четвертая зона на подходе – «Рубежная». Жди наплыва попрошаек и продавцов ненужного хлама.

- Ай, нэ-нэ, нэ-нэ! Давай погадаю тебе, милая-а-у…- с завыванием бросились в вагоны пернатые цыги.

Я вышла на перрон, с наслаждением сбрасывая с себя остатки сна-воспоминания. Хотелось какой-то прохлады, но воздух на станции был теплым и вязким.

Разделившись на пять контролеров, через минуту я была готова начать свой нудный путь по вагонам, но случайно перевела взгляд выше и на крыше обнаружила безбилетника.

Очень не хотелось тратить ману. Хотя и казенная, она была подотчетной. Пиши потом часами – отчитывайся за каждую сотую, потраченную сверх норматива. Тем более – за пределами поезда магическая нагрузка вырастала.

- Эй, а ну брысь! – я лишь позволила себе чуть усилить голос и направить звуковые волны конкретно в адрес нарушителя.

Гаденыш только зашипел в ответ, нагло свесив хвост и демонстративно помахивая перед моей морд… то есть лицом. Хотя нет все-таки мордой - рефлекторно у меня удлинилась лицевая часть черепа, исчезли цвета, усилилось обоняние.

Тьфу, блин! – эти наги совсем обнаглели! Я подпрыгнула вверх на трансформировавшихся в задние лапы конечностях и огрела змеёныша посохом. Конечно, так сразу его не убьешь, но попробовать можно.

Не ожидавший такого финта от меня, наг взвизгнул и попробовал уползти на крышу соседнего вагона, где окончательно был добит моей копией. В вагон я входила в отличном настроении, пряча в пространственный карман двухметрового претендента на вечернюю основу для бульона и заготовку для новых туфель из змеиной кожи. Еще и на поясок останется! (На ошейник, Ната, на ошейник! – как наяву услышала я слова, которые мог произнести только Рин, собачий тролль! – Полутролль! – поправила я себя и рассмеялась).

Перемещение сквозь миры на внешней части поезда приводило к появлению странных мутантов. Обычные птицы через несколько зон могли увеличиться в размерах, приобрести зачатки разума, лишние конечности, жажду крови и т.д. Наги – неразумные змееобразные – вообще мутировали в драконов или им подобных ящеров. Магия была изысканным лакомством для них, а, учитывая, что с каждым днем ее становилось все меньше, набеги (налеты, наползы и т.д.) на поезд только усиливались. Странно, что только один наг уцепился за крышу… В прыжке я огляделась, но других безбилетников не обнаружила.

Поезд ждал. По вагонам носились пернатые цыги, цепляясь к пассажирам. Я вошла и прикоснулась к валидаторам. Пернатые честно оплатили проезд, но создавали невероятный хаос.

Продолжение

ТРафик ограничен или тарифы на магию-2

Показать полностью

Как повернуть налево на Ленинградке... Лайфхак, за который могут побить

Кратко для ЛЛ. В минувшую пятницу 28.07.2023 рано утром на Ленинградском шоссе один "хитросделанный" товарищ на желтой микролитражке остановился возле светофора, нажал кнопочку и, дождавшись пока все остановится, прямо по пешеходнику через все ряды повернул куда ему надобно...

Учитывая вечные пробки, ремонты, стройки и т.д., многие свидетели происходящего были матерно возмущены...

Регистратор мой

Показать полностью

Теги в игнор-листе, но в ленте

У меня в ингоре уже сто лет тег NSFW, но последнее время в моей ленте есть посты с этим тегом, только помечен он красным, сегодня прям несколько подряд! Вот нафиг тогда игнор-лист??? Или это позиция нейроПикабу - он считает, что я недостаточно толерантна к этому тегу?)

Самсунговая?

Вчера гуляли по рынку и обратили внимание, что есть чебуречная, пельменная, блинная лавки, а вот место производства самсы было названо просто - самса, шаурма.
Прикинули, что самсочная, самсушная и самсовая как-то не звучит)) А что там правила русского говорят, кто-нибудь знает?

Отличная работа, все прочитано!