sergeyvgik

на Пикабу
поставил 41 плюс и 11 минусов
375 рейтинг 1 подписчик 486 комментариев 12 постов 0 в горячем
6

Про искусственный интеллект

Пять причин не бояться искусственного интеллекта.


В связи с последними новостями из области искусственного интеллекта, вполне очевидно растущее волнение: что, если мы находимся в шаге от конца света? Фильмы вроде «Терминатора» или «Матрицы» когда-то подарили нам массу страхов — и сегодня есть ряд людей, которые думают, что возможен сценарий, согласно которому компьютеры развивают сверхчеловеческий интеллект и уничтожают человеческую расу.


Среди таких людей есть и известные футурологи — Рэй Курцвейл, Робин Хэнсон и Ник Бостром. По большей части футурологи считают, что мы переоцениваем вероятность того, что компьютеры станут мыслить как разумные существа, а также опасность, которую такие машины представляют для человеческой расы. Развитие интеллектуальных машин, скорее всего, будет медленным и постепенным процессом, а компьютеры со сверхчеловеческим интеллектом, если они и будут существовать, будут давать нам ровно столько, сколько нужно. И вот почему.


1. Подлинный разум требует практического опыта


Бостром, Курцвейл и другие теоретики сверхчеловеческого интеллекта бесконечно верят в силу грубой вычислительной мощи, которая может решить любую интеллектуальную проблему. Тем не менее во многих случаях реальной проблемой является совсем не нехватка интеллектуальных лошадиных сил.


Чтобы понять, почему — представьте себе человека, который блестяще говорить по-русски, но никогда не знал китайского. Заприте его в комнате с огромными стопками книг о китайском языке, и заставьте учить его. Независимо от того, насколько умен человек и как долго он будет учить китайский, он никогда не сможет узнать достаточно, чтобы назвать себя носителем китайского языка с рождения.


Это потому, что неотъемлемой частью изучения языка является взаимодействие с другими носителями. В беседе с ними можно узнать местный сленг, обнаружить тонкие оттенки в значениях слов и узнать о популярных темах бесед. В принципе, все эти вещи можно записать в учебники, но на практике выходит, что нет — поскольку нюансы языка различаются от места к месту и в зависимости от времени.


Машина, которая пытается развить интеллект человеческого уровня, столкнется с гораздо более серьезными проблемами такого же плана. Компьютерная программа никогда не вырастет в человеческой семье, не влюбится, не замерзнет, не проголодается и не устанет. Короче говоря, у нее не будет такого количества контекстов, которое позволяет людям естественно общаться друг с другом.


Подобная точка зрения применима к большинству других проблем, с которыми могут столкнуться разумные машины: от бурения нефтяных скважин до решения проблем с налогами. Большая часть информации, необходимой для решения трудных задач, не написана нигде, поэтому никакое количество теоретических рассуждений само по себе не поможет найти правильные ответы. Единственный способ стать экспертом — делать что-то и смотреть на результаты.


Этот процесс крайне сложно автоматизировать. Это как проводить эксперименты и смотреть на их исход — крайне затратный процесс в масштабе, по времени и ресурсам. Сценарии, согласно которым компьютеры быстро обгонят людей в знаниях и возможностях, невозможны — разумные компьютеры будут работать тем же «методом тыка», что и люди.


2. Машины крайне зависимы от людей


В серии «Терминатор» военный искусственный интеллект «Скайнет» становится самоосознающим и начинает использовать военную технику для уничтожения людей.


Этот сценарий крайне недооценивает зависимость машин от людей. Современная экономика строится на миллионах различных машин, которые выполняют разнообразные специализированные функции. В то время как все большее число этих машин переходят к автоматизации, в некоторой степени все они зависят от людей, которые обеспечивают их энергией и сырьем, чинят их, производят больше машин на замену и так далее.


Вы можете представить человечество, которое создаст гигантское количество таких роботов для удовлетворения спроса. Но нигде мы не приблизились близко к созданию роботов общего назначения.


Создание таких роботов вообще может быть невозможно в связи с проблемой бесконечного регресса: роботы, которые смогут строить, чинить и поддерживать все машины мира, сами по себе будут невероятно сложными. Еще больше роботов понадобится для их обслуживания. Эволюция решила эту проблему, начав с клетки, относительно простого и самовоспроизводящегося строительного блока для всей жизни. Сегодняшние роботы не имеют ничего подобного (несмотря на мечты некоторых футуристов) и вряд ли получат в ближайшее время.


Это означает, что если не произойдет существенного прорыва в робототехнике или нанотехнологиях, машины будут зависеть от людей в плане поддержки, починки и другого сервиса. Умный компьютер, который решит уничтожить человеческую расу, совершит самоубийство.


3. Человеческий мозг крайне сложно имитировать


Бостром утверждает, что если не будет другого варианта, ученые смогут произвести разум хотя бы человеческого уровня путем эмуляции человеческого мозга. Но это куда сложнее, чем кажется на первый взгляд.


Цифровые компьютеры способы подражать поведению других цифровых компьютеров, поскольку компьютеры функционируют точно определенным, детерминированным образом. Чтобы имитировать компьютер, вам просто нужно выполнить последовательность инструкций, которым следует компьютер.


Человеческий мозг совсем другой. Нейроны — сложные аналоговые системы, поведение которых нельзя смоделировать так же, как поведение цифровых микросхем. И даже небольшая неточность в имитации определенных нейтронов может привести к высшей степени нарушений работы мозга в целом.


Хорошей аналогией здесь будет имитация погоды. Физики получили отличное понимание поведения отдельных молекул воздуха. Вы можете предположить, что построить модель земной атмосферы, которая предсказывает погоду в далеком будущем, вполне возможно. Но до сих пор симуляция погоды остается вычислительно неразрешимой проблемой. Небольшие ошибки на ранней стадии моделирования вырастают в снежный ком крупных ошибок в дальнейшем. Несмотря на огромный рост вычислительной мощи за последние несколько десятилетий, мы можем составить лишь скромную программу для прогноза погодных паттернов будущего.


Имитация мозга с целью произвести разум может быть еще более сложной задачей, чем имитация поведения погоды. Нет никаких причин полагать, что ученые смогут сделать это в обозримом будущем.


4. Для получения власти отношения могут быть важнее интеллекта


Бостром предполагает, что разумные машины могут стать «чрезвычайно мощными, чтобы формировать будущее в соответствии со своими предпочтениями». Но если мы задумаемся о том, как работает человеческое общество, станет понятно, что интеллекта самого по себе недостаточно, чтобы получить эту самую мощь — власть.


Если бы так было, обществом управляли бы ученые, философы, шахматные гении. Тем не менее обществом управляют такие люди, как Владимир Путин, Барак Обама, Мартин Лютер Кинг, Сталин, Рейган, Гитлер и другие. Эти люди получили силу и власть не потому, что были необычайно умны, а потому что обладали хорошей харизмой, связями и знали, как правильно сочетать кнут и пряник, чтобы заставить других выполнять их волю.


Да, блестящие ученые сыграли важную роль в создании мощных технологий, таких как атомная бомба. И понятно, что разумный компьютер тоже сможет сделать подобное. Но строительство новых технологий и их практическая реализация требует кучи денег и рабочей силы, которые могут позволить, как правило, государства и крупные корпорации. Ученые, разработавшие атомную бомбу, нуждались во Франклине Рузвельте, который финансировал их работу.


То же самое относится и к мыслящим компьютерам. Любой обстоятельный план по захвату мира потребует сотрудничества тысяч людей. Нет никаких причин полагать, что компьютер будет более эффективным, нежели смог бы ученый. Напротив, учитывая то, как много делают старые дружеские отношения, объединения в группы и харизма, бесплотная компьютерная программа без друзей будет в крайне невыгодном положении.


То же самое относится и к сингулярности, идее Рэя Курцвейла о том, что однажды компьютеры станут настолько разумными, что люди не смогут понять, что они делают. Самые мощные идеи — это не те идеи, которые понимает только их изобретатель. Самые мощные идеи — это те, которые широко принимаются и понимаются многими людьми, умножающими их влияние на мир. Это работает как для человеческих идей, так и для машинных. Чтобы изменить мир, сверхразумному компьютеру нужно будет донести изменения до общественности.


5. Чем больше интеллекта в мире, тем меньше он ценится


Можно было бы ожидать, что компьютеры будут использовать свой превосходящий интеллект, чтобы стать сказочно богатыми, а затем использовать огромные богатства для подкупа людей. Но при этом игнорируется важный экономический принцип: по мере того как ресурс становится все более распространенным, его ценность падает.


Шестьдесят лет назад компьютер, который может меньше, чем современный смартфон, стоил миллионы долларов. Современные компьютеры могут гораздо больше, чем предыдущие поколения компьютеров, но ценность вычислительной мощи падает быстрее, чем совершенствуются их возможности.


Таким образом, первый сверхразумный компьютер, может, и заработает много денег, но его преимущество будет мимолетным. По мере того как компьютерные чипы продолжают падать в цене и приобретать в силе вычислений, люди будут строить больше сверхразумных компьютеров. Их уникальные возможности станут заурядными.


В мире обилия интеллекта самыми ценными ресурсами будут те, которые ограничены — земля, энергия, минералы. Поскольку эти ресурсы управляются людьми, у нас будет минимум столько же рычагов воздействия на интеллектуальные компьютеры, как и у них — на нас.

Показать полностью
-5

После окончания реформы пенсионный возраст придется снижать

Текст: Петр Акопов


Еще не начавшаяся перенастройка пенсионной системы, по замыслам правительства, должна будет закончиться к 2034 году – именно тогда женщины начнут выходить на пенсию в возрасте 63 лет. Но примерно в те же годы уже можно будет готовить новую реформу – прямо противоположную, то есть понижающую пенсионный возраст. Потому что главной проблемой недалекого будущего будет не нехватка рабочих рук, а их переизбыток.


Необходимость повышения возраста выхода на пенсию объясняют как увеличением продолжительности жизни, так и уменьшением числа работающих: скоро на одного пенсионера будет приходиться всего полтора человека трудящихся. Долго в таком режиме не протянуть. А тем более регулярно повышать пенсии. Нельзя вечно покрывать дефицит Пенсионного фонда из доходов бюджета. Да и где брать эти доходы, если тенденции к росту числа стариков и уменьшению количества молодых сохранятся?

Стратегическим выходом могло бы стать резкое увеличение рождаемости: если три-четыре ребенка станут правилом в наших семьях, доля работающего населения через пару десятилетий начнет расти. Причем это выход не только для пенсионной системы, но и для страны в целом: чтобы освоить и удержать нашу огромную территорию, нас должно быть гораздо больше. Но это игра вдолгую – и, хотя Путин уже больше десяти лет предлагает всевозможные меры для стимулирования роста рождаемости, которые дают определенный эффект, нынешней пенсионной системе от этого не легче.


Поэтому правительство и предлагает исправить соотношение пенсионеров и работающих, на что ему возражают, что и сейчас устроиться на работу после 50 проблематично, а что же будет дальше?


Но ни правительство, ни его оппоненты почти не поднимают другой вопрос: а что будет после того, как соотношение работающих и пенсионеров наконец-то улучшится? То есть у нас будет 2, а то и 2,5 работающих на одного пенсионера. Как мы будем жить в середине 30-х, когда женщины начнут выходить на пенсию в 63 года? В каких основных отраслях и по каким специальностям будут работать наши люди?


А ведь это ключевой вопрос, потому что, если попытаться честно спрогнозировать будущее, выяснится совершенно неожиданная картина. А именно: к середине 30-х уже для всех в промышленно развитых странах станет очевидно то, о чем сейчас говорят в основном лишь футурологи.


Главной проблемой государств будет не нехватка работающих рук, а гигантский дефицит рабочих мест.


Причем это будет не классическая безработица, а исчезновение целых отраслей производства, массы специальностей.


Не будет водителей, охранников, продавцов в магазинах, бухгалтеров, юристов – да, этот процесс начнется с мегаполисов, но к середине 30-х все уже смогут просчитать скорость, с которой он охватит и глубинку. Да, сильно урбанизированные страны – а Россия, к сожалению, относится к их числу – станут пионерами юберизации (этот термин появился из-за сервиса такси, но означает ликвидацию посредника между покупателем и продавцом товара или услуги) и роботизации экономики. Искусственный интеллект, роботизация и биотехнологии лишат работы сначала десятки, а потом и сотни миллионов людей во всем мире. В том числе и в России. И что в этих условиях будет делать государство?


Правильно – придумывать работу для людей. То есть делать так, чтобы как можно больше людей были заняты хоть чем-то, – для этого будет сокращаться продолжительность рабочей недели, увеличиваться отпуска. И – уменьшаться возраст выхода на пенсию. Потому что иначе молодежь вообще останется без работы: при продолжительности жизни в 80–90 лет все места будут заняты крепкими 50–60-летними работниками.


К чему приводит наличие массы безработных молодых? К краху государства – через бунты и революции. Уже сейчас в Испании и Италии до 30% молодежи не имеют нормальной постоянной работы, а через двадцать лет ситуация будет гораздо хуже.


Так что технологически развитые страны пойдут по пути насильственного выпроваживания на пенсию всех кого можно, причем не в 65, как сейчас, а гораздо раньше. Пенсионный возраст будет понижаться – и в России в том числе.



А за счет чего же будет содержаться эта масса пенсионеров? За счет перераспределения государственного дохода, в том числе и вследствие введения так называемого безусловного базового дохода.


То есть некой суммы, равной, например, прожиточному минимуму, которую каждый гражданин ежемесячно получает от государства. Пока что такого нет нигде в мире – швейцарцы на референдуме пару лет назад отказались от идеи получать по 2,5 тыс. франков (примерно та же сумма в долларах) за просто так. Поддержали предложение всего четверть населения, а остальные сочли, что повышение налогов и ликвидация различных социальных льгот не стоят такой суммы. Но это Швейцария сейчас, где есть и рабочие места, и немало гастарбайтеров, а что будет, когда вопрос о безусловном базовом доходе станет вопросом сохранения социальной стабильности и государственного уклада? То есть куда проще платить всем определенную сумму, чем ломать голову над тем, чем занять эти миллионы рабочих рук?


Безусловный доход для всех – дело не такого далекого будущего для богатых стран, и начнется вводиться он как раз одновременно с понижением пенсионного возраста.


Чтобы 25-летний и 55-летний не чувствовали себя выброшенными или не допущенными к общему пирогу, им будет выдано это пособие. Россия в силу своего технологического рывка и урбанизации не останется в стороне от этих процессов, так что правительству 2034 года как раз придется заниматься разработкой законопроекта по постепенному понижению пенсионного возраста. Под возмущенный гул множества несогласных и недовольных

Показать полностью
8

Может мы не логичные

За пивком каждый раз слышу, да и не только, что в наших малых населенных пунктах не хватает врачей, учителей и других специальностей. Мол которые есть не компитентны, понаехали с ближнего зарубежья. А сами своих детей науськивают, езжайте в город, типа не фиг тут делать.

Отличная работа, все прочитано!