MANHAUNT

MANHAUNT

на Пикабу
поставил 35 плюсов и 0 минусов
306 рейтинг 14 подписчиков 62 комментария 4 поста 2 в горячем
18

Ну охренеть теперь, так можно было?

Читаю новости по диагонали....
Одна из новостей "какой-то там крутой негр (в смысле известный, богатый, уважаемый) подал иск к США с требованием выплаты каких-то там триллионов долларов компенсации за времена рабства". Ну подал и подал, мало-ли что там у кого в голове происходит, в бизнесе или в политике. Почти проехали уже..... но вдруг меня замыкает.
ШТО!!!

Да блин, ребята совсем офигели!!!
Ведь реально то все выглядит вот так:
есть Конфедерация и рабы-негры, есть США где рабство отменяют.
Негры ни за что не воюют. Потиху рубят тросник, терпят, молчат. Ну я по крайней мере не слышал про массовые восстания и активную борьбу (в отличии от всяких остальных обиженных индейцев, индусов, крепосных или селян средневекой Европы).
США воюет с Конфедерацией, в том числе на предмет освобождения негров.
США побеждает и освобождает негров.
Негры такие посидели, подумали - ок, США, ладно, вы нас освободили, но вы нам еще должны дохеральон бабла за наше рабство.

Я совершенно не расист - мне фиолетов цвет кожи, разрез глаз и прочие внешние признаки хорошего человека. Но это известие добавляет еще один камушек в мешочек стереотипов и сомнений о когнитивных способностях чернокожих жителей Земли.

Ну охренеть теперь, так можно было? Где логика?, Офигеть, Так можно было?, Негр
23

Рак почки. Моя история. Завершение (надеюсь)

Эта заключительная часть истории будет не столько про рак, сколько, наверное, про большинство операций на брюшной полости. Но в любом случае эта информация будет не бесполезна, по крайней мере для тех, кто как и я, впервые попал на операционный стол.


Продолжаем.

Перед отправкой домой мне сняли швы. Это снова легко и безболезненно сделала процедурная медсестра. Сама процедура заняла не больше минуты. Было практически не больно, лишь в некоторые моменты немного неприятно физически – так что я в очередной раз зря волновался. Сам шов от повязок и бинтов мне освободили еще в первые дни после операции. Все последующее время я просто обматывался чистой пеленкой и одевал бандаж. На ночь бандаж ослаблял или снимал. Каких-либо специальных процедур со швом у меня не производилось, наверное, в связи с тем что заживление шло хорошо, воспаления и инфекции не наблюдалось.


Единственной процедурой, которую мне делали каждый вечер в больнице, и которую я должен был продолжать дома – это укол в живот антикоагулянта (в предыдущем посте писал про тромбоз после операции и т.д.). Лично для меня, когда я узнал что за день до операции мне будут делать укол в живот, этот укол был страшнее самой операции. На самом деле все оказалось не так страшно. Сам укол представляет собой уже готовый заводской микрошприц: капсула с маленькой иголкой – медсестра оттягивает (зажимает в пальцы) кожу и втыкает в нее этот микрошприц. Иголка маленькая – и ее практически не чувствуется, но само лекарство достаточно пекучее-болючее. Так что все «неприятности» начинаются уже после укола. Место укола может зудеть-гореть-болеть….но не всегда. Не знаю с чем это связано: руки медсестры? место укола? глубина укола? попадание в нерв? - но иногда практически не болит и через минуты ты забываешь про укол, а иногда может болеть и жечь полчаса и больше. Эти уколы ставят и выписывают всем оперируемым пациентам. Кому-то меньше, кому-то больше (до 2 недель после операции). К счастью мне прописали эти уколы в течение 10 дней после операции: 8 сделали в больнице и 2 уколола дома жена. Она конечно тоже волновалась, ни разу такого не делала – но все оказалось очень просто. Я ложился на спину, закрывал глаза чтобы не видеть всех «ужасов», и через 10 секунд все заканчивалось.

В интернетах я почитал несколько научных работ по поводу антикоагулянтов. Могу сказать следующее: 20-30 лет назад их особо не использовали. В практику они начали активно внедряться последние лет 10-15, при этом нет однозначной позиции хирургов по этому поводу, вернее нет однозначной позиции по поводу длительности их приема. Т.е. антикоагулянтны очень важны перед самой операцией, и сразу после нее. Но вот потом – одни врачи отменяют их уже чрез 5-10 дней (как в моем случае), другие врачи колют по 2-3 недели после операции. В одном из обширных исследований, которые я прочитал, длительное применение антикоагулянтов показывало доказанное снижение риска сосудистых осложнений после операции примерно на 15-25% (точно не помню), т.е эффект есть, и дней 10 однозначно можно и нужно потерпеть уколы в живот, но если ваш доктор предлагает еще на недельку-две продлить это «удовольствие», я бы поинтересовался причинами для этого. Еще раз – я и близко не врач – это не медицинский совет прерывать или продолжать уколы, тем более в каждом конкретном случае могут быть свои показания и причины для конкретных сроков и препаратов – я просто изложил свое понимание этого момента. Решение принимает и отвечает за него только врач.


Перед госпитализацией у меня было следующей хронологическое представление о том что мне предстоит. Через несколько часов после операции я уже буду более-менее в сознании, смогу разговаривать, делать звонки по телефону. В течение пары дней после операции я начну ходить, через недельку-полторы меня выпишут домой… ну а там, через пару недель, я буду практически здоров и годен к ̶с̶т̶р̶о̶е̶в̶о̶й̶ ̶с̶л̶у̶ж̶б̶е̶ нормальной жизни. С первой частью прогнозов все более мене совпало, но вот завершающая стадия оказалась совершенно иной. Поход из больницы к такси наглядно продемонстрировал мое физическое состояние – до полного выздоровления еще очень далеко. Но дома и стены помогают. Я практический каждый день чувствовал прогресс и улучшение самочувствия – вот тут уже не так больно, вот уже могу так повернутся и так нагнуться и т.д. Примерно через неделю я уже смог вполне сносно (в бандаже) передвигаться по дому, сам себя обслуживать в бытовом плане (поесть-помыть-одеться-убрать), и выходить на прогулки во двор. Я даже пробовал ездить за рулем – не скажу что это было легко, но в принципе возможно на короткие расстояния, например в поликлинику – это точно было проще чем топать туда полтора квартала пешком.


С поликлиникой вообще была отдельная история. Через неделю после выписки, в течение 3 дней я был вынужден совершить пять визитов в разнообразные учреждения здравоохранения. В идеале надо было прийти в свою поликлинику, получить у терапевта новый больничный лист (взамен закрытого в больнице) и спокойно пару недель сидеть дома и восстанавливаться после операции. Но оказалось что надо совершить пять визитов:

1. онко.диспансер при больнице, пройти прием уролога и закрыть больничный.

2. потом терапевт в поликлинике не может мне выдать больничный, это должен сделать уролог (он специалист);

3. но у нас уролога нет, поэтому идите в другую поликлинику к урологу, но там все расписано на пару недель вперед, но можете платно на завтра записаться. Уролог принимает меня платно, чтобы продлить больничный лист на 1 день (што?!?) – дальше по срокам требуется решение комиссии. (што?!?).

4. на следующий день я «прохожу комиссию» и уролог дает мне больничный на 10 дней (на этот раз правда бесплатно без очереди).

5. Оказывается что в больнице мне не поставили какую-то печать – и я еду туда за этой печатью, чтобы наконец закончить всю эту бюрократию.

В общем, человек после операции, весьма относительно ходячий, должен сам несколько дней перемещаться по городу между разными лечебными учреждениями, чтобы оформить больничный лист, который десять раз уже оплачен его налогами и очевидно кому, как не ему реально положен по состоянию здоровья. И вроде все всё правильно делают, ни кто ни чего не нарушает, и некоторые даже сочувственно вздыхают – а ты не понимаешь как так и что вообще происходит. И в добавок, всё это на фоне начала коронавирусной эпидемии, когда уже сотни заразившихся и идет взрывной рост – а ты понимаешь, что если блин ты поцепишь эту фигню в какой-то поликлинике или больнице – то ты, с большой вероятность, не переживешь эту болячку. В общем когда я пришел через десять дней на прием к урологу – то сильно не спорил с его предложением закрыть больничный. Дешевле дома сидеть за свой счет, чем проходить эти круги медицинско-бюрократического ада.

Что касается самочувствия к моменту признания меня родиной «здоровым» (через четыре недели после операции), то ситуация была следующей: я уже был гораздо бодрее чем 10 дней назад, вполне нормально передвигался в бандаже, и если сильно не нагружать себя и не беспокоить шов – то даже иногда забывал про это. В общем, в покое не болело, при движении напоминало, при некоторых сильных и резких движениях сильно болело. Работать в офисе или дома за компьютером – наверное возможно, пусть не на 100%, но на 50-70%. Работать физически - не возможно в принципе. Как они закрывают больничный людям, занятым физическим трудом, я не представляю.


Еще остановлюсь на паре физиологических моментов. После операции у меня пропала чувствительность на части живота. Причем не в месте расположения шва, а ближе к центру. Возможно был поврежден какой-то нерв. Как оказалось это довольно распространенное явление. В большинстве случаев чувствительность восстанавливается. У меня через два месяца она уже восстановилась на 80-90% - так что беспокоиться по этому поводу не нужно. Еще очень неприятными и волнительными были пару случаев спазмирования мышц живота в районе шва. Чем это было вызвано – я не знаю. Возможно происходил процесс восстановления нервных связей и т.д. Что самое интересное, спазмы случались в положении лежа в полном покое. Больно было до слез. И первая мысль «что-то наверное не так со швом! шов расходится!». Но в итоге шов не разошелся и всё (надеюсь) в порядке.

Сейчас уже прошло 2,5 месяца после операции – я чувствую себя еще здоровее, но к сожалению еще не до конца. Дома я живу уже без бандажа, выходя вовне - бандаж одеваю на всякий случай, хотя и забываю через 5 минут про него. За рулем – нет проблем и дискомфорта. Но резкие неосторожные движения все ещё напоминают об операции – правда боль не сильная, предупреждающая. И я всё также не представляю как в таком состоянии могут работать люди физически.

Полное восстановления я думаю наступит через месяц-два – не раньше.


На этом моя история пока прерывается…

Ближайшая возможная новость – это УЗИ/КТ и анализы через пару недель.

Но если с анализами понятно – сдал и жди результат на почту, то на счет УЗИ/КТ (где сейчас завал коронавирусных пациентов) – пока крепко думаю. Может передвину позже на месяц.


Ну и главный вывод:

ранняя диагностика – наше всё….не надо жалеть раз в год пару копеек и пару часов времени, надо сделать УЗИ и сдать анализ крови


А лучше конечно не хворать и такие истории не писать )))

Показать полностью
100

Рак почки. Моя история. Больница

Продолжаем…


Я прекрасно понимаю что моя история далеко не такая драматическая, ужасная и героическая, как другие. Я лишь мельком зацепил и практически не прочувствовал настоящую онкологическую реальность – отделался легким испугом. Надеюсь что отделался. С уверенность можно будет сказать через несколько месяцев, когда сдам очередные анализы и сделаю УЗИ/КТ, которые, надеюсь, подтвердят позитивный результат лечения, а еще через год окончательно установят статус «излечившегося».

К написанию этого длиннопоста меня подтолкнул не столько мой «трудный опыт» (хотя он конечно местами был совсем не легким), а скорее желание поделиться информацией в удобном и концентрированном виде с подобными мне счастливчиками. Счастливчиками, потому что, как говорил один доктор про наше отделение (урологическое онко.хирургическое отделение) – «здесь всё те, кому повезло». Повезло, потому что онкология выявлена на начальной стадии и ее достаточно результативно можно вылечить хирургическим методом. Причем, что интересно, в урологии очень интересная тенденция – если начальная стадия, то очень хорошо лечится, так хорошо, что во многих случаях не требуется дальнейшее онкологическое лечение (химия, облучение и т.д.). А вот если стадия запущенная – то шансы на благополучный исход совсем не велики, и часто больных даже не оперируют, потому как это просто причиняет лишние страдания и забирает пару месяцев из оставшейся очень короткой жизни.


Ну а теперь вернемся ко мне на каталке в операционной.

Операция мне предстояла не самая сложная, но достаточно серьезная – резекция верхнего сегмента правой почки (удаление опухоли с прилежащими тканями). Это органосохраняющая операция – почка остается, удаляется только часть органа с опухолью. Есть несколько вариантов выполнения такой операции – какой из них на самом деле лучше, я не могу сказать. Но мой врач пояснил, что лапороскопическая операция, как это не странно, лучше подходит для удаления почки, чем для резекции. Упрощенно, при удалении почки перекрывается артерия и удалятся весь орган, при резекции лучше видеть в живую всю почку и понимать что и где надо вырезать, реагировать на местное кровотечение и т.д. поэтому резекцию лучше делать с обычным большим разрезом.

Наркоз мне давали полноценный, с остановкой дыхания, подключением ИВЛ и т.д.

Саму операцию я естественно не помню – но очень хорошо помню пробуждение.

Я как будто тону-задыхаюсь – потом делаю глубокий вздох и слышу голоса «рентгенографию сделали, легкие расправились», а дальше сильнейший спазм и боль мышц живота справа – так что мои первые слова были «у меня сильный спазм живота, сделайте укол».

Естественно ни кто ни чего не делал, а через какое-то время меня повезли обратно в палату, что говорит о том что операция не самая сложная (как я уже писал), и она прошла по плану. Тех, у кого операция серьезней или есть какие-то проблемы по ходу, для подстраховки везут на сутки в реанимацию, и только потом (если все хорошо) возвращают в палату.

Как я перелез на свою койку с каталки – я не представляю, но я сделал это сам, потому что медсестры просто не могли меня поднять ни физически (80 кг. веса), ни геометрически – им просто не возможно было подойти к кровати с двух сторон т.к. она стояла у стены. Так же по итогам операции я обнаружил у себя пару трубок – одна торчала из члена и заканчивалась мешком для мочи, вторая торчала прямо из правого бока и заканчивалась мешком для крови.


Первые сутки я в основном спал или находился в полузабытьи, однако в эти первые сутки смог позвонить жене и родителям и сообщить что жив после операции, пообщаться немного с соседом. В общем, состояние довольно сносное – ты не лежишь бессознательным телом, и вполне адекватно можешь оценивать и реагировать на окружающую обстановку.

На вторые сутки после обхода, в связи с тем, что моча была нормальная без крови, мне удалили катетер-мочеприемник. Если честно, я очень боялся этой «операции», но всё оказалось легко и быстро, совершенно не больно и максимум 2 секунды неприятно. Возможно, причиной этого были умелые руки процедурной медсестры, которая в последующем так же легко и практически неощутимо совершала прочие манипуляции с моим телом. После удаления катетера мне можно и нужно было начинать ходить – в туалет-то уже не сходишь в трубочку. В целом это оказалось возможно. Нелегко, но возможно. Голова кружилась, ножки дрожали, животик болел, вот тут очень бандаж пригодился. Туалет у нас был в палате – пройти пару метров. Но я заставил себя выйти в коридор и сделать круг метров в 10, просто чтобы понимать, что это возможно.

Дальше пошел обычный послеоперационный процесс. Наблюдения, анализы, уколы, капельницы. Анализы у меня были в целом хорошие. Мне прокапали несколько дней капельницы с физ.раствором – промыть организм, почки, восполнить кровопотерю и т.д. Температура в целом была нормальная – но несколько раз поднималась до 37,5-38. Однажды даже скокнула до 38,5 – сбивали тройчаткой. Судя по всему, это была реакция организма на операцию и заживление, т.к. сам шов у меня не был воспален, и не было болезненности при пальпации – т.е. инфекция отсутствовала. А инфекция – это главная гадость, которая может случиться после операции, особенно на брюшной полости. Многие задерживались в больничке на лишних 7-10 дней в связи с воспалением шва и необходимостью получения антибиотиков и дополнительного наблюдения. И это далеко не худший вариант – правда, по статистике, серьезные осложнения сегодня составляют менее 1% при рутинных плановых операциях, что должно настраивать пациента на позитивный лад.

Если помните, у меня оставалась еще одна трубка, торчащая в правом боку – дренаж для крови. С этим у меня тоже все было не плохо, по крайней мере доктора очень радовало минимально количество крови в мешке (на глазок может 50-70 гр.), и на третий день этот прибор тоже был удален – для этого мне пришлось уже проследовать в перевязочную и прилечь на специальный стол. Процедурная медсестра снова своими легкими руками прекрасно провела эту операцию – было практически не больно, разве что слегка неприятно чувствовать двигающийся внутри шланг, и заняло всё немного больше времени чем с мочеприемником – может быть секунд пять. В общем, сильно волноваться по этому поводу не стоит.


Следующей интересной и очень важной темой является туалет, но не туалет «пописять» - с этим, как вы понимаете, все более менее понятно и легко, а туалет «покакать» - дефекация по научному. Вопрос на самом деле очень важный и сложный. Обычно перед операцией пациент соблюдает определенный пищевой режим – и подходит в идеале к операции с пустым желудком и кишечником. Так удачно случилось и у меня – на дефекацию я сходил утром перед операцией. Благодаря этому, и учитывая, что пару дней после операции в горло лезет только вода и привезенный женой бульон, вопрос о следующей дефекации был отложен до лучших времен. И эти лучшие времена неминуемо наступили. Ведь человеческому организму для жизни и выздоровления требуется пища, которую я начал принимать на 3-й день. Соответственно на 4 или 5 день у меня появилась потребность сходить в туалет. Это было сложное и долгое мероприятие – тебя шатает от слабости и боли, ты не можешь напрячь мышцы живота – приходится рассчитывать на естественное расслабление и гравитацию. Но это долго – начинают затекать ноги и спина. В итоге у меня получилось только с третьего захода в туалет – но как же это было прекрасно, я просто гордился собой. В последующем, благодаря диетическому больничному питанию и режиму, у меня установился четки регулярный график и процесс протекал уже гораздо легче. Не смотря на всю интимность темы – она очень важна и совершенно не следует усугублять процесс, доводя дело до клизм (в принципе не самое приятное мероприятие, а уж с разрезанным животом после операции – вдвойне).


На восьмой день после операции анализы были хорошими, воспаления шва не наблюдалось. Я уже мог аккуратно лежать на одном и на другом боку, легко (в бандаже конечно) ходить по отделению и в магазинчик на первом этаже. Шов практически не болел, если его не беспокоить, и отзывался острой болью при резком неудачном движении. В общем, я еще не был здоров, но не подпадал под критерии пациента, требующего нахождения в стационаре – и естественно, с радостью и добрыми напутствиями, был выписан из больницы.

В качестве официальной рекомендаций для дальнейшего выздоровления и жизни вообще были предложены классические здоровое питание (нет жирному, жареному, копченому, соленому, острому), отказ от курения и алкоголя, физкультура и спорт. В качестве неофициальной рекомендации доктор сказал что мое состояние, после полного восстановления конечно, не требует каких-то жестких запретов или ограничений типа (выпил 100 г. и помер), жить можно полноценной обычной жизнью. Но он надеется, что после пережитого я буду больше внимания уделять своему здоровью и вести здоровый образ жизни. Что касается дальнейшего лечение – то его не было. Лечить нечего – всё вырезали. Наблюдаем, делаем обследование через 6 и 12 месяцев. Всё.

И да, я получил результаты биопсии – светлоклеточный почечно-клеточный рак, края резекции (удаленного куска почки) – без опухолевого роста, т.е. все выводы по результатам УЗИ/КТ/анализов подтвердились на 100%.


Последний больничный сюрприз ожидал меня по дороге к такси.

Я конечно не считал себя совершенно здоровым, но мои успехи в хождении по коридорам больницы сформировали у меня ощущение что до состоянии «совершенно здоров» оставалось совсем чуть-чуть. Это была иллюзия. Мой поход с парой пакетов от больничного корпуса к проходной больницы (такси не пустили на территорию) полностью выбил меня из сил. Я вспотел, устал, часто дышал, останавливался передохнуть – и все это на дистанции метров 300. В общем, я понял что до выздоровления еще очень далеко.

На этом больничная часть истории закончена.

Остались 2 месяца восстановления после операции (еще не законченного).

Но это в следующем посте – на сегодня и так много текста.

Показать полностью
59

Рак почки. Моя история

Моя история движется к завершению. Надеюсь к положительному, с полным излечением в итоге. За это время я перелопатил много информации. Какая-то находилась легко и быстро. Другую приходилось долго копать или собирать по крупицам. Иногда на простые вопросы не было простых ответов - это огорчало и раздражало. И в итоге это сподвигло на написание этой истории болезни - возможно кому-то будет полезно, а кому-то просто интересно.

История началась внезапно. Хотя как внезапно – ни хрена не внезапно.

Что-то беспокоило по сердцу (ну так мне казалось): периодически тахикардия, давление прыгает и т.д. Решил сходить на УЗИ сердца. Заодно думаю, давно не делал УЗИ брюшной полости – давайте и там посмотрим, раз уж пришел.

В итоге с сердцем все ок, а вот с правой почкой вопрос – опухоль 3-4 см.

И вот тут вопрос про внезапность – у меня в этой почке давно была киста 1,5-2 см.

Каждый раз врачи говорили что «ни чего страшного, но вы наблюдайте – бывает перерождаются кисты во всякие нехорошие вещи». Я ответственно наблюдал – каждый год ходил на УЗИ – всё было стабильно, без изменений. И через какое-то время, очень по человечески забил на это дело. Не ходил на УЗИ года 4 или 5. Сильно не беспокоит – чего дергаться. А если беспокоит что-то, то не очень сильно – да и вообще у меня там киста, так что это нормально что иногда тянет в правом боку или побаливает. В общем дозабивался.

Пока врач готовила заключение, я вышел на ватных ножках в коридор, плюхнулся в кресло и полез в гуглы искать-читать что же со мной приключилось. В итоге за несколько минут я понял что у меня должна быть первая стадия рака почки, которая очень не плохо лечится и шанс что я буду жив-здоров составляет порядка 90%. Это конечно обнадеживало, и дрожь в ногах немного успокоилась – но для подтверждения диагноза и стадии надо было провести более серьезные исследования. Врач выдала мне протокол УЗИ, какие-то картинки, и само заключение, где указано что есть образование в почке с подозрением на рак и надо срочно обращаться к онкологу. Ни и еще добавила (подтвердила то что я уже вычитал) что случай у меня очень удачный – всё выяснилось очень вовремя и должно быть в итого всё хорошо.

Домой я приехал уже немного успокоившись, но еще предстояло «обрадовать» жену.

Самое забавное, что буквально пару дней назад мы смотрели кино «Профессор» (в русском прокате обозванное «Во всё тяжкое»), где история была как раз о профессоре, который узнал, что у него рак и жить ему осталось не больше года. И вот сейчас я примерял на себя роль того профессора (Джонни Деп играл кстати) – очень не обычное ощущение, да и фильм, сразу показавшийся скучным – заиграл новыми красками.

Но в целом настроение было конечно не самым лучшим. Случились положенные взаимные слезы, переживания, обнимания и т.д. Но в целом мы как-то приняли информацию – и конечно успокаивала надежда что у меня все еще не так плохо.

Первым этапом стала попытка разобраться что делать дальше. И тут снова на помощь пришел интернет. Все мы знаем как помогает интернет – задай вопрос, и получи кучу мусора в ответ от желтых сайтов, через рекламные посты лекарств-клиник-знахарей, чрез болтовню на форумах, к простой и понятной общедоступной информации от всяких «комсомольских правд» и т.д. (но не новой, не глубокой, и бесполезной). Поэтому пришлось копать глубже и дольше. Очень помогла в этом плане «киберленинка» - 50% полезной информации я почерпнул там из различных профессиональных медицинских публикаций и диссертаций.

В общем выжимка следующая по первому этапу.

Диагностика рака почки.

Протекает начальная стадия обычно бессимптомно. Не болит, анализы прекрасные, мочеиспускание без проблем.

Если начались проблемы - боли в районе почки, плохие анализы (креатинин в первую очередь), и ни дай бог кровь в моче – то это сигнал о серьезности ситуации, о том что у вас возможно уже не первая стадия. Все эти симптомы могут быть и при других заболеваниях почек – поэтому не стоит сразу по ним ставить себе диагноз. Но я пишу про рак почки (или подозрение на рак) на основании УЗИ – и в этом случае указанные симптомы сообщают о том что заболевание уже достаточно развилось.

Первый, самый простой и недорогой метод диагностики – УЗИ почек и брюшной полости.

Современные аппараты УЗИ позволяют грамотному специалисту увидеть, оценить и диагностировать рак почки с достоверностью 90%. В моем случае все совпало вообще на 95%. Был подтвержден рак и место его локализации, размеры опухоли совпали плюс-минус пару миллиметров и, надеюсь совпадет благоприятный прогноз по завершению болезни.

Второй, более сложный и дорогой метод диагностики – компьютерная томография (КТ).

Достоверность этого метода диагностики рака почки – 95-98%. Как показывает мой опыт – если есть возможность, то делать следует сразу «максимальный пакет»: КТ с контрастированием и ангиографией сосудов. В любом случае вы уже получаете дозу облучения, тратите время и деньги на процедуру – так что лучше добавить несколько рублей и сделать максимальный вариант исследования. Вы получите более полную картину вашей болезни и облегчите работу врачам в дальнейшем. Нет, если у вас по каким-то причинам не получается КТ с ангиографией или контрастом, это не конец света. У нас в отделении оперировали пациентов даже просто с УЗИ – но наличие подробных исследований упрощает работу врачам и снижает уровень неопределенности для самого пациента. Контрастирование позволяет точно локализовать и выявить характер новообразований – контраст взаимодействует и накапливается именно в раковых клетках. Ангиография позволяет оценить состояние сосудов в зоне исследования, потому что кровеносная система является основным способом распространения метастаз, а также часто страдает в связи с физическим разрастанием опухоли.

Однако, даже после УЗИ и КТ у вас не будет 100% достоверности онкологического диагноза.

Третий, дополнительный метод диагностики, который я проводил – это анализ на онкомаркеры. В частности такой маркер как ТУМОР-М2-ПИРУВАТКИНАЗА. Он не является специфическим маркером рака почки. Повышенный уровень этого белка имеется при других видах рака (кишечник, желудок и т.д.), а так же не всегда этот белок повышен при наличии онкологии. То есть использовать этот метод диагностики имеет смысл только в качестве дополнения и подтверждения диагноза, а так же для контроля за лечебным процессом при подтвержденном диагнозе.

В моем случае УЗИ поставило диагноз, КТ его подтвердило с достоверностью в 99%, а повышенный уровень пируваткиназы практически исключил возможность что моя опухоль доброкачественная.

Однако следует понимать что надежда всё равно всегда остается, т.к. окончательный 100% надежный результат получают только после удаления опухоли и её непосредственного исследования в лаборатории. И это не самоуспокоение или докторский способ подбодрить пациента. Реальная история брата моей жены: УЗИ и две пункции щитовидки показали онкологию – провели операцию, удалили опухоль, провели исследование и выяснили доброкачественный характер.

Кстати, при раке почки пункцию практически не делают – считается что этот метод малоинформативен, не надежен и травматичен для пациента.

Еще замечание: если вы обратили внимание, я пишу про рубли-цены-деньги. Да, все эти диагностические процедуры я делал платно. Нет, я не олигарх или миллионер, хотя вполне достаточно зарабатываю для нормальной жизни. И платил я не потому что в государственной медицине какие-то вопросы (например КТ я делал платно в государственном онко.диспансере) – я просто покупал время, и как следствие возможно здоровье или даже жизнь. Потому что в общем порядке с бесплатной государственной медициной я бы попал на УЗИ через пару недель, на КТ - через пару месяцев, а пируваткину не смог бы оценить в принципе. А так, УЗИ я сделал через пару дней после записи. КТ – через пару дней после УЗИ (но тут повезло – было отказное время, обычно срок ожидания на платное исследование – пару недель, ну и анализ крови на пируваткиназу сдал в день УЗИ). Общая сумма расходов составила порядка 150$ - согласитесь, вполне подъемная сумма для большинства наших сограждан, особенно если вопрос идет о жизни этого гражданина, и лишние пару месяцев ожидания могут существенно повлиять на возможность этой жизни.

Следующим этапом стало решение вопроса с операцией.

Вариант с заграничными лекарями рассматривался, но был отвергнут в связи с достаточно высокой стоимостью (порядка 10-30 тысяч $/Euro в зависимости от страны и клиники) и заверениями интернетов и всех врачей с которыми общался, что операция далеко не самая сложная и наша онкологическая медицина в принципе находится на достаточно высоком уровне, что бы постараться меня успешно вылечить.

В итоге я прошел всю бюрократическую процедуру (районная поликлиника - онкологический диспансер - направление на операцию в стационар). Заняло это не так много времени, хотя конечно некоторых нервов и усилий потребовало. Плюс очень пригодились полные и подробные исследования, т.к. на каждом этапе не было возможности меня куда-то отправить и отодвинуть в связи с необходимостью уточнения-наблюдения и т.д.

В итоге через 4 недели после моего неожиданного УЗИ я уже ехал на каталке в операционную.

4 недели – это наверное достаточно быстро. Люди попадают на операцию через 2-3 месяца, а иногда и через полгода. В тоже время у нас в отделении были пациенты, попавшие на операцию и через 1-2 недели после постановки диагноза. Я так понимаю на скорость госпитализации влияет множество факторов, конкретный диагноз и его точность (привет скорость и глубина диагностических процедур), острота ситуации, наличие свободных мест в стационаре и т.д и т.п.

Эти 4 недели тянулись очень долго. Настроение плавало от «всё будет хорошо», до «всё пропало». Зав. онкологическим хирургическим отделением (ОХО), который проводил последний прием, изучал документы и назначал госпитализацию – очень подбодрил и успокоил: «Ваша опухоль, судя по всему, росла несколько лет - несколько недель ни как не повлияют на ситуацию. Образ жизни радикально менять не требуется. Живите как жили.». Соответственно я ходил на работу, встречался с друзьями, вкусно кушал, иногда выпивал, ходил в баню и даже в спортзал. Но настроение конечно было не самое позитивное. Естественно я продолжал искать больше информации о моей проблеме – иногда это бодрило - статистика и отчеты о результатах операций и низком проценте осложнений, иногда наоборот вызывало беспокойство - исследования о случаях ранних метастаз на первой стадии рака почки, или стремительный рост опухоли в 1% случаев.

Два последних страха я снял уже испытанным способом – за неделю до госпитализации сходил еще раз на УЗИ, которое подтвердило что за прошедшие 3 недели с моей опухолью ни чего не произошло. А также сделал МРТ головного мозга с контрастированием, для исключения ранних метастаз в головной мозг. После этого я успокоился на счет своей опухоли – и начал беспокоится на счет уже самой операции. Наркоз, хирург, а вдруг осложнения, а вдруг инфекция – ну в общем обычная история. ))))

Да, прежде чем вернуться в операционную, надо сделать еще одно техническое отступлении. Меня ни кто не инструктировал что надо делать и как готовится к операции.

Я лег в больницу в четверг – но до конца недели до меня не дошли руки у врачей и на выходные меня отпустили в «увольнительную». И это оказалось очень кстати – за пару дней в отделении я получил нужную информации от «коллег» и за выходные смог подготовиться.

Первое – операционные чулки для предотвращения тромбоза нижних конечностей.

При полосной операции организм естественным образом реагирует на повреждение тела (разрезы) и повышает свертываемость крови что бы остановить кровотечение в «ране». Врачи этому противостоят с помощью специальных медикаментов-антикоагулянтов, но в любом случае есть риск образования тромбов и повреждения сосудов, в особенности сосудов ног. Поэтому применяются либо обертывание ног эластичными бинтами (что не очень удобно и надежно) либо надевается компрессионное белье (операционные чулки).

Второе – послеоперационный бандаж для снижения нагрузки на брюшную полость. В первые дни и с бандажом-то передвигаться очень не просто, как это делать без бандажа – я вообще не представляю.

Третье – надо запастись питьевой водой, причем в маленьких бутылках с удобной питьевой соской, потому как в обязанности больницы не входит снабжение вас чистой питьевой водой - а пить очень хочется. Ну а большая неудобная бутылка – для еле двигающегося пациента – еще тот спортивный снаряд, поэтому нужны маленькие бутылки с "питьевой соской" а не откручивающейся пробкой (это просто удобней).

продолжение следует....

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!