Djelsamina

пикабушница
пол: женский
поставилa 13 плюсов и 1 минус
отредактировалa 1 пост
проголосовалa за 1 редактирование
сообщества:
13К рейтинг 121 подписчик 355 комментариев 39 постов 9 в "горячем"
2

Зарисовки по миру VtM: Глава 11. Обучение

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9


Мое новое расписание, с одной стороны, мне нравилось: ни минуты на скуку, которая обычно сопровождает не-жизнь. Но с другой стороны, присесть было просто некогда. Я забыл, каково это — полночи залипать на выступление тореадоров в баре, или, например, бесцельно ездить в Элизиум, просто чтобы убить время.

Хабаров серьезно взялся за мою подготовку и безопасность клуба. К имеющейся охране он приставил своих бойцов, которые не теряли времени и параллельно с работой обучали ребят. Я был уверен, что они их загулили, но не придавал этому значения — им виднее, а мне спокойнее.

Теперь я тренировался еженощно. Рукопашный бой, стрельба, фехтование — под это переоборудовали подвал. В меня вливали литры вампирской крови. Я стал двигаться быстрее, хотя от своих тренеров я все равно отставал.

После физических нагрузок мне давали отдохнуть, а потом за меня принимался Свен с командой.

— Сконцентрируйся. Посмотри на него. Не глазами, а сознанием.

Когда слышишь это каждую ночь на протяжении нескольких недель, начинаешь мечтать об окончательной смерти.

— У меня скоро кровь польется из глаз. Ну сколько можно!

— Сколько нужно, — наставительно отвечал Свен, — Можешь сдохнуть, в принципе, мне не жалко.

Практические занятия были еще ничего. Ближе к утру приходил какой-то древний хрен и читал мне очень подробную теорию.

Я узнал про структуру Камарильи и Шабаша, про кланы оборотней, про все войны и заговоры с самого начала истории. По мне, этот курс лучше было бы читать сразу после становления. Вымотанный тренировками, я едва улавливал нить повествования и невпопад отвечал на вопросы, за что получал увесистую оплеуху. Хорошо хоть на горох в угол не ставили.

— Какого черта вы вообще со мной возитесь? — спросил я Свена как-то после очередных мучений, — Не проще ли было бы взять сразу нормального сородича и чуть подрихтовать?

— Ну, во-первых, Шериф видит в тебе потенциал, — пожал плечами он, — Во-вторых, из серьезных сородичей никто не согласится вот так выступить против Пентекса в лице гару и Шабаша, потому что они очень хорошо предполагают последствия. А ты еще молодой, терять тебе особо нечего, обучению поддаешься легко, головой соображаешь. Можно вылепить из тебя универсального бойца. Плюс, лояльность Камарилье дорогого стоит. Ты ведь мог и не докладываться, и вообще не лезть в это дерьмо. Но ты честно пришел. Лояльность не купить деньгами или какими-то плюшками, Князь это отлично понимает. Точнее, как только кончатся плюшки, лояльность пропадет вместе с ними. А ты начал все делать просто так, по своей инициативе.

— Мы, может быть, древние, но не в маразме, — добавил Хабаров, появившись в дверях. Видимо, он слышал последнюю часть монолога, — Чтобы не сдохнуть окончательно, нужно прилагать усилия и шевелить мозгами. Разбрасываться кадрами — не очень умно, а дураки здесь долго не живут. Мы же не смертные, в конце концов.

Я не был уверен, что они сказали мне правду, слишком уж пафосно это прозвучало. Возможно, у них были свои причины, которые я не cмог бы понять или не должен был пока знать. Но пусть будет пока так.

Шли недели. Я делал успехи — еще бы, с таким количеством влитой крови и интенсивностью тренировок. Двигался я уже почти с такой же скоростью, как моя охрана, стрелял не хуже. С попытками увидеть ауру было хуже — получалось раз из двадцати, зато Свен научил меня пользоваться кучей полезных артефактов. Ну, и о Камарилье с Шабашем я теперь знал достаточно.

Как-то вечером Хабаров поднялся ко мне в кабинет и приказал спускаться в зал.

— Сегодня у тебя будет зачетное занятие, — сообщил он мне, — Так что соберись.

Арена была уже подготовлена: круг на полу, переступишь — проиграл. Хабаров объяснил мне правила: перечислял дисциплины, которыми можно пользоваться, добавив, что кусать можно, убивать нельзя, и он вправе остановить бой в любой момент. На середине объяснения я заметил, как в зал вошла девушка.

— А вот и твой противник, — сказал мой тренер, — Знакомься, это Роза. Роза, это Егор, я тебе рассказывал.

Девушка кивнула. Ничего не выдавало в ней серьезного бойца. Она была почти на голову меня ниже, стройная и подтянутая, с тонкими руками. Одежда самая простая — тренировочные штаны, майка, кроссовки. Уж не решил ли Хабаров устроить мне проверку? С другой стороны, девушки в жизни были физически слабее, и это вселяло в меня некоторую уверенность. Не получится обхитрить — массой задавлю.

Нам выдали ножи и мы оба вступили в круг. Хабаров подал сигнал, я принял стойку и напрягся.

Девушка скользнула в сторону и мгновенно оказалась за мое спиной. Я успел среагировать, уклонившись, но лезвие пролетело в опасной близости от моей шеи.

Через пятнадцать минут мне казалось, что она играет со мной, как кошка с мышкой. Я едва успевал уворачиваться от ударов, пропустив пару, а она с легкостью уклонялась от всех моих атак. Разозлившись, я почувствовал прилив сил и прыгнул на нее, надеясь укусить. Она не успела отскочить — или не захотела?

Я повалил ее на пол, пытаясь добраться клыками до плеча. На секунду мне показалось, что она расслабилась и перестала вырываться. В следующий момент я подлетел в воздух метра на два и, пролетев через ползала, очень болезненно приземлился в стену.

Прозвучал сигнал окончания боя. Роза убрала нож, подошла ко мне и протянула руку.

Я проигнорировал жест доброй воли и вскочил сам. В стене осталась внушительная вмятина, штукатурка осыпалась.

— Ну, что скажешь? — обратился Хабаров к Розе, игнорируя меня.

— Лучше, чем предыдущие, — резюмировала она, — Уклоняться было непросто, а когда он взбесился, я даже подумала на секунду, что он впал в безумие. Потенциал есть, и неплохой, вот что я скажу.

— Отлично. Егор, проводи даму в кабинет и дождитесь меня, — скомандовал Хабаров. Я нехотя подчинился.

До кабинета мы шли молча. Хорошо, что никто не попался навстречу — разочарованный проигрышем, я был вообще не в духе и мне хотелось на кого-нибудь сорваться.

— Выпьете? — предложил я, когда дверь кабинета захлопнулась.

— Пожалуй, — кивнула Роза.

Я разлил кровь по бокалам.

— Я вижу, что вас терзает тот факт, что вы по сути проиграли какой -то непонятной девчонке, — отхлебнув, сказала она, — Не отнекивайтесь. Вы первый, кстати, кто не устроил истерику в зале и не потребовал реванша. И не попытался напасть на меня по дороге, что делает вам честь.

Хорошо, что я стоял вполоборота к ней и успел скрыть крайнее удивление.

— Дело в том, — продолжала Роза, — что относительно недавно обращенные все еще рассчитывают на смертную физиологию. Видя хрупкого противника: девушку, подростка, старика, они расслабляются. Но вампиры — не люди. После становления единственное, что ограничивает силу вампира, как физическую, так и сверхъестественную — его личное желание и тренировки. Да, с некоторыми дисциплинами существуют предрасположенности, но при некоторых усилиях доступно все. Я принадлежу к клану бруха, кстати говоря. Владимир Олегович когда-то становил моего сира.

Я второй раз за вечер чуть не уронил челюсть.

— Так вот, — продолжала она, — При жизни я занималась гимнастикой, но после становления к ловкости и гибкости я получила физическую силу. Упорные тренировки — и теперь я могу с легкостью перевернуть легковой автомобиль. А если нужно что-то более серьезное, я напьюсь крови и получу временное преимущество. Но когда я выхожу тестировать новых бойцов, они почему-то забывают, что все их вампирские бонусы распространяются и на других сородичей тоже. И любой внешне безобидный соперник может надрать зад не хуже шкафа из вашей охраны.

— Но зачем?

— Зачем ставить заведомо кажущихся слабыми соперников? О, это Хабаров взял от своего сира. Показать наглядно, что врага нельзя недооценивать. Это же еще только физическая драка. Представьте, перед вами какой-нибудь дохлый старикашка, или вообще ребенок. Какой вред может он нанести вам, вентру в бронежилете и с автоматом? А он тауматург и заставляет вашу кровь гореть изнутри, даже не касаясь оппонента.

Она допила кровь, взяла бутылку и налила еще.

— Я вообще удивляюсь, как такой параноик, как Владимир Олегович, умудрился вляпаться в такую историю, — добавила она, заметно погрустнев, — Какая-то насмешка судьбы.

— Честно говоря, я думал, что в ваш клан принимают только качков или бандитов, — решил сменить тему я, — То есть, я хотел сказать…

Роза хихикнула.

— Распространенный стереотип. На самом деле, чтобы быть бунтарем, необязательно иметь внешность бойца. В клане немало ребят, которые вообще телосложением не отличаются. Когда-то они боролись с системой, выкладывая в общий доступ секретную информацию, а сейчас работают на нас.

— Хакеры?

— Именно.

Наш диалог прервал вошедший Хабаров.

— Не переубивали еще друг друга?

— Мы взрослые серьезные сородичи, зачем нам лишние конфликты? — ответил я тем же тоном.

— Сразу видно — вентру. Любой бруха взорвался бы, а ты — хладнокровная скотина, — подытожил Хабаров, — Впрочем, первый экзамен ты прошел, молодец.

Я искренне думал, что лимит удивлений на сегодня исчерпан, но у не-жизни было свое мнение на этот счет.

— Но ведь я не победил!

Хабаров и Роза рассмеялись.

— Я не уверен, что в нынешнем состоянии я бы ее победил, — отсмеявшись, сказал Хабаров, — А ты даже не тореадор и уж тем более не бруха, просто скорости бы не хватило.

Мы проводили Розу. На обратном пути я решил заглянуть в основной зал. На сцене как раз подходило к концу шоу труппы тореадор. Посетители, как всегда, были в восторге, выручка бара вырастала минимум в полтора-два раза в дни выступлений. Хабаров окинул взглядом зал и остановился на Матильде.

— Она тореадор, — ответил я на невысказанный вопрос.

— Пригласи ее после шоу к нам, — сказал он.

Я передал администратору, чтобы Матильду проводили в кабинет, и вышел через служебную дверь.

Показать полностью
10

Зарисовки по миру VtM: Глава 10. Доклад

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9


Меня провели в уже знакомое помещение. За столом собрались уже знакомые мне сородичи. Владислав, примоген клана Тремер, о чем-то тихо переговаривался с носферату, малкавиан Кацо сидел с непроницаемым лицом, закатив глаза, Вольгаст выглядел раздраженным — его можно было понять, столько брух полегло вчера при штурме. Николя, одетый в бирюзовый бархатный сюртук, вертел в руках веер. Примогена Вентру снова не было. Почти одновременно за мной в зал зашел Князь в компании Шерифа. За столом было три свободных стула. Я благоразумно стоял, пока князь не сказал:

— Тебе особое приглашение надо? Садись уже давай.

Я сел за один стол с примогенатом и состроил самое благообразное лицо с легким оттенком восхищенности и понимания того, что я недостоин тут находиться. Еще и глаза потупил для пущей убедительности. Николя удовлетворенно хмыкнул.

— Итак, господа, как вы уже знаете, у нас возникли некоторые проблемы, — начал Князь.

— Как ты аккуратно выражаешься, — грубо прервал его Вольгаст, — Я бы сказал, что у нас чертовски большие проблемы, потому что кое-кто, — тут он выразительно посмотрел на Кацо, — Играл тут в Фому Неверующего.

— Матвей, у вас есть что рассказать? — проигнорировав выпад, обратился к носферату Князь.

— Да, — прохрипел тот, вставая и нажимая кнопку на пульте. На стене слева загорелся экран. Компиляция кадров с парковки, где я дрался, потом видео с камер наблюдения Миднайта, затем записи с гоу-про кого-то из бойцов.

— Как вы видите, на камерах в Миднайте пусто, за исключением очевидного применения Власти нал Тенью ласомброй. Неудивительно, они же не отражаются в зеркале и не появляются на камерах, — констатировал носферату менторским тоном, — Мы не знаем, кем мог быть второй вампир. Он мог так же быть ласомброй, или просто не отражаться на записи. Мы ищем их сейчас, но пока безрезультатно. Что касается оборотня — мне не с чем вас поздравить, господа.

Николя изящно приподнял бровь. Вольгаст напрягся, даже чуть со стула привстал. Только Владислав был спокоен — думаю, он уже все знал.

— Этот гару принадлежит к Танцорам Черной Спирали. Мы навели справки о них, заплатив немалую цену, и выяснили, что они напрямую связаны с Пентексом.

— Что за бред ты несешь, — бросил Кацо, — Что за сказочки?

— Хотел бы я в это не верить, — сказал Матвей, возвращаясь на свое место, — Но мы потеряли нескольких агентов, добывая эту информацию. Пентекс действительно существует, хотим мы этого или нет. Не могу сказать, кто в действительности управляет корпорацией, но она собрала весьма неприятное количество сил. На них работают люди, оборотни, вампиры — в частности, Шабаш. Возможно, кто-то еще, но эта информация нам пока недоступна. Я жалею, что Шабаш нас здесь обогнал.

Владислав едва заметно ухмыльнулся.

— Какого хрена им надо у нас? — спросил Вольгаст.

— Полагаю, дело обстояло так, — Матвей взял лист бумаги и начал чертить схему, — Шабаш получил приказ от Пентекса: захватить экономические потоки в нашем городе. Они начали строить завод, привлекли инвестиции, параллельно желая подставить кого-то из Камарильи, чтобы мы тут все переругались. Из-за лишнего любопытства Бу и Егора, — я вздрогнул, услышав свое имя, — Потеряли часть инвестиций. Плюс об этом узнали мы. Дали команду специалистам по безопасности их слегка потрепать. Это им не понравилось, и они продемонстрировали, что могут прийти к лучшему безопаснику в городе и забрать у него самое дорогое. И еще показали нам своих союзников в виде Танцора, чтобы мы поумерили пыл.

— Поупырили мел, — брякнул Кацо.

— Что с Альбертом? — спросил Николя.

— Пока ничего, он под домашним арестом, — ответил Шериф, — Он признал, что ради прибыли и власти полез не туда, куда следует, но клянется, что заключал договор с человеком, а не с Шабашом. Мы искали человека, которого он описал, но пока не нашли. Его телохранители подтверждают, что тот, кто приходил к нему общаться насчет инвестиций, не был вампиром. Трое тореадоров и тремер не могут ошибаться. В каком-то смысле мы охраняем его, потому что свои средства из сделки он успел вывести.

«Ага, а обратно не отдал, жадная скотина», — подумал я. Кстати, надо бы спросить у Адриана, не вернули ли ему бабло.

— Значит, мы можем как минимум снять с него обвинения в сотрудничестве с Шабашом, — заключил Николя.

— Тебе не хватает твоего гламурного дружка? — повернулся к нему Вольгаст, — Не с кем пообсуждать новый выпуск Космополитена?

— Я попрошу не оскорблять друг друга, — вмешался Князь.

— Вольгаст, откуда ты вообще о Космополитене знаешь? — заинтересованно спросил Кацо.

Я снова уставился в стол, чтобы не засмеяться в голос.

— Меня интересует вообще другое, — внезапно подал голос Владислав, — Свидетели и частично съемка вчерашней схватки говорят, что вот этот птенец смог обезвредить Танцора Черной Спирали, а добрых два десятка подготовленных бойцов полегли на месте.

Семь пар глаз уставились на меня.

— Ну, для начала, я уже не птенец, — сказал я и тут же пожалел. Что за хрень я несу? — На самом деле, мне просто повезло. Я случайно унес нож для бумаги из Миднайта, а он оказался посеребренным… Владимир Олегович отвлек Танцора на себя, а я просто прыгнул ему на спину и воткнул нож. Я не знал тогда, что он посеребренный, я только потом понял, когда увидел, что этой хрени от него поплохело.

— Откуда ты знал про серебро? — спросил Вольгаст.

— Я не знал, Хабаров закричал о серебре перед тем, как Танцор напал на него.

— А зачем ты забрал нож?

— Случайно. Я его в руках вертел и потом в карман по привычке положил, когда мы сорвались.

— Так, на званые приемы его не приглашать, — хихикнул Кацо.

— То есть, ты не знал, что там будет оборотень? — не унимался Вольгаст.

— Если вы считаете, что это я все подстроил, и взял ножик, чтобы нейтрализовать оборотня, заработать очки и втереться в доверие, то это не так. А если бы ножика в офисе не оказалось, что бы я делал? Наверняка мои вещи обыскали — больше серебряных предметов там не было.

Шериф еле заметно кивнул.

— Итак, господа. Каков наш дальнейший план? — спросил Князь.

— Позволите? — начал Шериф, и, получив утвердительный кивок, продолжил, — Пентекс — серьезная сила. Я бы ограничил активность Хабарова, несмотря на то, что он рвет и мечет. В таком состоянии он наломает дров, а потом за нами придет армия гару и мы ляжем. Нам нужно время на консолидацию сил и сбор информации.

— Согласен полностью с Константином, — кивнул Матвей.

Николя и Кацо молчали.

— Почему нельзя просто найти этих шабашитов и вырезать ко всем чертям? — Вольгаст ударил мощным кулаком по столешне, — Попросить помощи у юстициаров. Они-то наверняка в курсе про этот ваш Пентекс.

— Идея хороша, но я боюсь, что нас вырежут раньше, чем помощь прибудет, — покачал головой Шериф, — Прямой конфликт с Пентексом может вылиться в нарушение Маскарада, что на руку Шабашу. Мы не можем им преподнести такой подарок.

Апеллирование к Маскараду сработало — Вольгаст замолчал, угрюмо уставившись на собственные кулаки.

После того, как примогены разошлись, Шериф подозвал меня:

— Егор. Поступаешь в распоряжение Владимира и Свена. Они тебя натаскают, каждый в своем, а то действительно, как птенец какой-то. Впрочем, удачливый — другой бы на твоем месте уже сто раз бы сдох.

— Понял, — ответил я, — Могу идти?

— Да, — ответил Шериф.

Я чувствовал его тяжелый взгляд на моей спине, пока не свернул в коридор. Его можно понять — и так ситуация не фонтан, еще и зависишь от какого-то глупого неоната.

Я доехал до клуба. Как только я вошел, ко мне подбежала администратор с паникой в глазах:

— Егор Васильевич, вас там ждут!

— Кто? — вот только посетителей мне сейчас не хватало!

— Двое каких-то людей, они не представились. В кабинете.

Я поднялся к себе. В кабинете сидели Хабаров и Свен. Перед ними стояло две пустых бутылки крови из моего бара и початая третья.

— О, а вот и бедный студент, — ухмыльнулся Свен, опрокидывая в себя бокал, — Сейчас мы тебе будем расписание составлять.

Хабаров разлил кровь по бокалам.

— В общем, Константин на тебя делает ставку. Я в принципе с ним согласен, особенно когда ты Танцора заковырял ножом для бумаги, — он пожал плечами, — Кому расскажешь — не поверят, так что ты особо не распространяйся. Но ты все равно хлипенький, так что он попросил тебя слегка поднатаскать.

Я мысленно выругался. Ну ведь не-жил себе спокойно, зачем вот это все…

— Не матерись, — наставительно погрозил пальцем Свен, — Это фу.

Показать полностью
11

Зарисовки по миру VtM: Глава 9. Засада

Меня так вдохновили положительные отзывы, что внеочередная глава написалась сама собой. Спасибо, мне очень приятно читать комментарии!


Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8


Мы сидели в той же переговорке, из которой я вышел час назад, пока Хабаров кому-то звонил и раздавал приказы лязгающим, как танковые траки, голосом. Шериф казался невозмутимым. Он разлил кровь по бокалам, сдвинул на край стола ворох корреспонденции и журналов и устроился в кресле, закинув ноги на кофейный столик. Я крутил в руках нож для писем, чтобы хоть как-то унять нервную дрожь.

— Я думаю, стоит пояснить один момент, — наконец нарушил тишину он, — Для начала немного истории.

С Владимиром мы почти ровесники, с той разницей, что он был обращен уже немолодым, как ты заметил. Многое вместе прошли. В начале двадцатого, до революции, в городе появилась девушка Анна. Ну, как появилась — выросла в дворянской семье, увлекалась мистикой всякой, «общением с духами», тогда это было модно. Настолько красивая, что в клане тореадор передрались за право ее становить. Мы еще с Владимиром выходили в свет иногда, и на каком-то из губернаторских приемов он ее увидел. И пропал.

Над ним потешалась вся Камарилья — где это видано, бруха — и влюбился в смертную! Он уже тогда был не последним сородичем, но Князь в то время неохотно давал разрешения на становление, его нужно было заслужить. В общем, всеми правдами и неправдами он выгрыз разрешение и отправился просить ее руки у родителей.

Родители согласились сразу — небогатая семья, а Владимир был и по тогдашним меркам более чем обеспечен. Анна отказалась категорически. Ну ты его видел — из него дамский угодник, как из меня горгулья. На удивление, он не стал настаивать.

Шли годы. Анна вышла замуж, родила сына. Владимир помог ее мужу удачно устроиться, и она ни в чем не нуждалась. Иногда заезжал «в гости». Мониторил обстановку, так сказать.

Потом была революция. Он хотел помочь Анне выехать из страны, но не успел — приехал за ней сразу после наступления темноты, а дом уже горел. Вынес ее труп и еще живого ребенка из огня — не могу даже представить, чего это ему стоило. Нашел семью, мальчика вырастили, воспитали. Он приглядывал, конечно, но скорее по привычке, потом и вовсе забил. Смерть Анны его здорово подкосила. Он, конечно, нашел и вырезал всех причастных к поджогу, но сам понимаешь, легче не стало.

Буквально пару лет назад мы приехали в клуб — какая-то мутная история была — и среди посетительниц он увидел точную копию своей единственной любви. Навел справки — оказалось, пра-правнучка. Тоже Анна.

Я его таким счастливым не видел уже лет сто. В отличие от пра-прабабки, она не очень интересовалась мистикой, но зато проявила к внезапному покровителю однозначную симпатию. Два месяца назад Князь выдал ему разрешение на становление, но Аня сказала, что хочет провести ритуал в день рождения, послезавтра, то есть. Двадцать три ей должно было исполниться.

Повисло неловкое молчание. Шериф прикрыл глаза ладонью, потер переносицу.

— Так вот. Судя по всему, ты был приманкой, причем весьма удачной, учитывая обстоятельства. Пока он с начальником охраны спускался на парковку, Аню как-то выманили из защищенного офиса и убили. Надо камеры смотреть, но хватило же наглости! Прямо в Миднайте! Князь будет в ярости, и наверняка даст Владимиру карт-бланш.

— Тогда тем, кто это сделал, остается только посочувствовать, — сказал я.

Шериф хотел мне что-то ответить, но дверь распахнулась и в проеме появился Хабаров. На его лице застыла маска смерти. Не хотел бы я оказаться у него на пути.

— Собирайтесь, — бросил он, — Кажется, нашли.

Я машинально сунул нож в карман, и встал следом за Шерифом.

***

Мы ехали недолго. В машине Хабаров показал видео — основные камеры зафиксировали немногое. Вот Анна выходит из офиса, разговаривая по телефону. Оглядывается. Вот лифт останавливается на этаже, и тут же коридор закрывает облако темноты. Через четыре минуты тьма исчезает, видно изувеченное тело на полу, выбежавших из кабинетов совершенно дезориентированных людей и сородичей. Лифт уже на втором этаже.

— Начальника службы безопасности поджарю на медленном огне, — сказал Хабаров, закрывая видео, — Явно шабашиты. Ласомбра и еще кто-то — охрана подтвердила, что заходили двое. Как можно было проморгать! Тремерам вставлю по самое не балуй, продавали камеры как «фиксирующие картинку даже через темноту!», денег потратил на них немеряно. Хорошо хоть внизу на дверях стояли не полные кретины, и машинку срисовали, и рожи эти мерзкие.

Я молчал. Быть ввязанным в такую историю было неприятно, еще менее приятно осознавать, что я был косвенно виновен в том, что офис остался без должного присмотра.

— За несколько минут до нападения Анне звонили со скрытого номера, мои ребята нашли, откуда был звонок. Пока едем туда, — добавил Хабаров, — Расслабился! Успокоился! Подумал, что в этой крепости не хватит пороху меня достать! Идиот старый!

— Не грызи себя. Соберись. Ты должен их найти и прикончить, — произнес Шериф, — Я связался с Князем, он дал добро. Что было в записке?

— «Не лезьте не в свои дела». Напечатано на компьютере. Ни отпечатков, ничего.

Ехали мы недолго, минут двадцать. За окном бронированного гелендвагена мелькали сначала пятиэтажки, потом бараки. Мы остановились у покосившегося двухэтажного дома. Бойцы высыпались из машин эскорта, окружили здание. Хабаров вышел сам, достал из багажника миниган. Мне выдали автомат. Я обернулся, чтобы спросить Шерифа, но его нигде не было видно.

Хабаров отдавал приказы. Я почувствовал удивительное благоговение перед ним — если бы он сейчас приказал мне пойти напролом и перестрелять всех шабашитов, я бы сделал это, ничуть не сомневаясь.

Вампиры начали штурм — но сопротивления не было, внутри никто не стрелял. Стараясь не выделяться из толпы (ага, в гражданской одежде и с автоматом), я вошел внутрь и прошел за первой группой на второй этаж. В здании было пусто — однообразные коридоры и комнаты с переломанной мебелью и выбитыми стеклами.

Внезапно застывшую тишину разорвал крик.

Мы поспешили на звук. Крик усиливался, к нему прибавилось еще несколько голосов. Мимо меня пролетела молния — это был Хабаров, остановившийся у одной из дверей прямо перед лестницей. Из комнаты, перекрывая предсмертные крики, раздался душераздирающий вой. Хабаров крикнул в рацию:

— Серебро! Тащите серебро! — и высадил туда половину ленты.

Я выглянул из-за его широкой спины: в центре небольшой комнаты стояло красноглазое чудовище в полтора человеческих роста, покрытое грязно-серой шерстью. В огромной слюнявой пасти его гиеноподобной головы дергался один из бойцов. Остальные вампиры, уже окончательно мертвые или серьезно покалеченные, валялись по углам. Тварь вообще не реагировала на то, что ее поливают из минигана. Она выплюнула очередную жертву и шагнула вперед, одной лапой сбив Хабарова с ног. Я отскочил в сторону, что-то жалобно звякнуло у меня в кармане. Оборотень — а это был он, точно он! — повернулся ко мне спиной и занес лапу над Хабаровым. Я зажал в руке нож, который нечаянно захватил из офиса, и молясь, чтобы он был хотя бы посеребренный — ну что им стоило, с такой-то роскошью! — прыгнул прямо оборотню на спину, втыкая лезвие прямо в плечо.

Тварь заорала и разогнулась, пытаясь сбросить меня, но я крепко схватился за шерсть одной рукой, обхватил его ногами, а второй вытащил ковырялку и снова воткнул — уже в шею. И еще. И еще! Таких лютых скачек у меня не было ни на одном аттракционе. Картинка мира стала дискретной, а барабанные перепонки почти лопались от воя. Наконец, оборотень ослаб и опустился на пол. Я ткнул его еще пару раз и скатился вниз без сил.

Я смутно помнил, как меня вынесли на свежий воздух. Кто-то оттирал с меня кровь, я слышал голос Шерифа, Хабарова, но все это было словно в тумане и вдалеке.

Окончательно я пришел в себя уже в машине.

— Отошел? Ты прям герой, — сказал мне Шериф, — Надо было мне не в подвал лезть, а к вам, может быть, и обошлось бы.

На переднем сиденьи Хабаров пил кровь прямо из больничных пакетов. Один, второй, третий — куда ж в него все это влезает?

— С одной стороны, за один стол с ним садиться я бы не стал — обычно люди чайные ложечки воруют, а этот по-серьезному озаботился, — ухмыльнулся он, — С другой стороны, ты меня от окончательной смерти уберег. А мне нельзя подыхать, пока я не отомщу.

— Везучий сукин сын, — кивнул Шериф.

— И что теперь будет? — спросил я, не особо надеясь, что мне ответят.

— Да ничего особенного. Князь тебя очень сильно похвалит, среди сородичей ты получишь почет и уважение, несмотря на то, что всех присутствующих вежливо попросили не распространяться. Шутка ли, завалил оборотня ножом для бумаги!

— Почему он там вообще был?

— Я так полагаю, они знали, куда мы поедем. Это все изначально было довольно грамотно спланированной акцией. Возможно, они надеялись на то, что я отправлюсь в авангарде. Или хотели продемонстрировать свои силы. Удивительно, откуда у них договор с оборотнями, — Шериф размышлял вслух, а я старался не упустить ни единой детали, — Вопросов больше, чем ответов, но я нашел кое-какие вещи в подвале, которые при должном изучении смогут нас натолкнуть на истину.

Наталкиваться на истину или участвовать в ее дальнейших поисках я не хотел совсем. Мне хватило сегодняшней драки, трупа с развороченными кишками и скачек на полу-волке, чтобы отбить желание вообще как-то связываться с этой историей. Но я благоразумно промолчал.

— Думаю, тебе неплохо было бы переночевать в более защищенном месте, чем твой клуб, — нарушил мои мысли Шериф, — В Элизиуме есть пара комнат.

— Пожалуй, — согласился я, — Хотя, учитывая мою удачливость, как бы не пришлось отбивать Элизиум от кого-нибудь.

— Крайне маловероятно, что кто-то посмеет туда сунуться, — усмехнулся Шериф, — Но если вдруг, у нас найдется, чем их встретить.

В Элизиуме Хранитель показал мне комнату. В ней было довольно уютно для помещения с гробом по центру. Я отписал в клуб, чтобы меня не ждали, отмыл, насколько получилось, вонючую жижу с кожи и одежды, и забылся мертвым сном.

***

События предыдущей ночи казались дурным сном, хотя сны я давно уже не видел, но взгляд на испорченную одежду тут же освежил все в памяти. Надо было попросить водителя привезти что-нибудь… Черт. Водитель. Интересно, распорядился ли кто-то насчет трупа, или он так и пролежал весь день в машине на парковке?

В шкафу я нашел костюм — он сел, как влитой. Ботинки на полке тоже оказались моего размера. Они что, готовились? Я с чистой совестью выкинул старые шмотки в мусорку, предварительно переложив все барахло из карманов. Ножа там не было.

В дверь постучали. Я открыл: на пороге стоял Хранитель с бокалом крови на подносе.

— Вас ждут на примогенате. Позвольте, я провожу, — безэмоционально произнес он.

Я выпил кровь залпом и отправился за ним.

Показать полностью
13

Зарисовки по миру VtM: Глава 8. Безопасность

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7


В коридоре перед кабинетом Шерифа я столкнулся с незнакомым носферату. Зыркнув на меня исподлобья, он скрылся за углом. Где-то я уже видел эту мерзкую рожу, но вот где? Я постучал, дождался приглашения и вошел.

Шериф поднял на меня взгляд и жестом показал на стул.

— Докладывай.

— Я встречался с одним вампиром в Точке.

— Я знаю, — невозмутимо заметил Шериф.

— Бу угрожали из-за Пентекса. Он что-то не то раскопал.

— Вот как? — Шериф приподнял бровь, — И кто же?

Пора идти ва-банк.

— Вы мне не поверите, — я поерзал, стараясь выглядеть как можно более нервным.

— Допустим.

— Мне неловко это говорить. Точнее, у меня могут быть проблемы.

— Давай уже, не юли, — Шериф выглядел заинтригованным, насколько может быть заинтригованным видавший виды труп.

— Ему угрожали из домена вентру.

Шериф откинулся на спинку кресла. Побарабанил пальцами по столу. Вытащил из ящика в столе уже знакомую мне коробочку. Я послушно взял Кость Лжи и повторил:

— Бу угрожали из-за Пентекса из домена вентру.

Шериф витиевато выругался. Жаль, у меня не было с собой блокнотика — я бы так кухню подгонял.

— И кто тебе это сказал?

— Не могу сказать, — потупился я, — У меня будут слишком большие проблемы и без этого.

— Черт с тобой, — махнул рукой Шериф, убирая кость, — Какой именно домен, конечно же, тебе тоже не сказали. Ну, хоть что-то, будем копать дальше. Молодец, так держать.

Я кивнул.

— Я бы на твоем месте озаботился безопасностью, — ухмыльнулся Шериф, вставая, — А то на тебя уже трижды донесли со вчерашнего вечера.

Он подошел к стеллажу, достал оттуда папку и вынул исписанные листы.

— «Егор Ковалевский был вчера замечен входящим в бар «Точка» в одиннадцать часов сорок минут», — зачитал он, — «В баре он пробыл около часа и вышел без видимых внешних повреждений». И ведь совершенно искренне пишут, без принуждения, — он бросил листки на серебряный поднос, стоявший на столе у стены, и они рассыпались пеплом, — Вот что значит сила привычки. Как в тридцать седьмом писали, так и сейчас.

— А зачем? — спросил я.

— В тридцать седьмом? Не знаю, хотели комнату соседа по коммуналке, или просто из зависти. Сейчас надеются, что их погладят по головке, дадут домен или денег, или право кого-то обратить. Не-жизнь обнажает самые уродливые черты, — он вернулся в кресло, — Кто-то их культивирует, кто-то сопротивляется.

— Занятно.

— Вот, возьми, — Шериф покопался в столе и выудил оттуда визитку, — Скажешь, что от Константина, сделают все в лучшем виде.

Я с трудом сдержал смех, когда увидел имя и телефон. Сутками ранее эту же контору рекомендовал мне Бу.

— Благодарю, — учтиво ответил я, — Я могу идти?

— Да, свободен. Докладывай, если будет что, — махнул рукой Шериф. Я выскользнул за дверь, аккуратно прикрыв ее за собой.

Значит, безопасность.

Я слабо представлял, что мне может понадобиться. Из очевидных вещей был только бронежилет. Я сел в авто и набрал номер на визитке.

— Агенство «Улыбка Дракона», Анна, чем мы можем вам помочь? — спросил мне бодрый женский голос.

— Добрый вечер, Анна. Мне вас порекомендовал Константин. Скажите, когда я могу подъехать и обсудить некоторые моменты?

— Минутку, — в трубке зазвучала музыка. Через секунд сорок она вернулась, — Как я могу к вам обращаться?

Голос был значительно более подобострастным, чем минуту назад.

— Егор Ковалевский. Можно просто Егор.

— Когда вам удобно было бы посетить наш офис? Мы находимся в бизнес-центре «Миднайт».

— Да хоть сейчас, мне до вас минут двадцать ехать.

— Восхитительно, приезжайте, мы будем вас очень ждать, — проворковала девушка совсем уж шелковым голосом.

В «Миднайте» располагались компании, которыми управляли вампиры. Ночью работали там в основном гули или сородичи статусом пониже. Найти недвижимость, зарегистрировать бизнес, оформить страховку или кредит в четыре часа утра — любой каприз. Тремеры держали там частную клинику, брухи — охранное агенство, на последнем этаже находился пафосный ресторан, принадлежащий моему соклановцу.

В офисе меня встречала Анна, оказавшаяся девушкой редкой красоты. Клыков я, впрочем, не заметил. Она проводила меня в переговорную и молча принесла черный матовый графин и два стакана.

— Владимир Олегович сейчас подойдет, — сказала она и вышла.

Я налил в бокал крови и подошел к панорамному окну. Город уже уснул, и светились только дороги. Через три часа начнут загораться первые окна, затем по улицам поползут автобусы, а пока — тишина. Жаль, в центре города звезд не видно.

— Господин Ковалевский? — черт, как он вошел? Я не слышал, как открылась дверь.

— Владимир Олегович, доброй ночи — я протянул руку для рукопожатия, — Можно просто Егор.

Обманчиво-грузный, абсолютно седой мужчина едва улыбнулся. Его лицо было обезображено шрамом, проходящим через левую бровь и глаз, который был совершенно черным, целиком, даже склера. Зрелище не для слабонервных.

Мы сели в кресла, и где-то секунд десять он меня изучал. Затем начал:

— Рекомендация Константина дорогого стоит. У вас есть какие-то конкретные идеи, или вы хотите проконсультироваться?

— Скорее всего, проконсультироваться. Я совершенно не боевой персонаж, и никогда не думал о безопасности, но последние события, знаете ли, обязывают озаботиться.

— Вас интересует собственная безопасность или защита домена? — откуда в его руках появился планшет?

— И то, и другое.

— Тогда начнем с личной. Как вы можете себя защитить? Стрельба, рукопашный бой, фехтование?

— Стрельба пожалуй, рукопашный бой — ну, уличную драку один на один я переживу. Немного умею обращаться с ножом, последствия бурной юности, — на этих словах мой собеседник скупо улыбнулся, отмечая что-то в планшете,— С фехтованием мимо.

— Хорошо. У меня есть ряд стандартных рекомендаций, вы позволите?

Я кивнул.

— Для начала мы подберем вам приличную броню. Бронированную футболку, например. Затем я бы рекомендовал приобрести оружие и приличную систему скрытого ношения. У нас есть большой выбор. К оружию мы дарим базовый курс обучения.

— Системный подход? Занятно.

— Глупо продавать пушку и не учить ею пользоваться, — невозмутимо продолжил он, — А еще у нас есть весьма специфические виды оружия, которые требуют тренировок. Советую полистать каталог, Анна даст вам ссылку на доступ.

— Благодарю.

— Защита домена. Во-первых, укрепление личных помещений, особое видеонаблюдение. Я бы советовал нанять охрану у наших соседей.

Ага, а соседи — брухи.

— Если вы заключите договор на полное обслуживание, то мои спецы завтра подъедут в домен и глянут обстановку, — в речи типичного «менеджера» слышались нотки старого бойца. Или бандита.

— Да, я готов, — согласился я.

Он нажал кнопку на ручке кресла. У меня такой не было.

— Аня, принесите расширенный договор, — скомандовал он.

Помощница появилась почти мгновенно с двумя листами в руках. Протянула их мне вместе с шикарным гусиным пером.

— Мне нужна минутка, хочу прочитать, на что я подписываюсь, — улыбнулся я.

— Конечно, не торопитесь.

Я пробежался по стандартным пунктам. Очень дорогая, приятная на ощупь бумага. Каллиграфический рукописный текст. А этот Владимир Олегович Хабаров — любитель роскоши, однако.

Глаз ни за что не зацепился. Я взял перо и расписался на обоих листах. В руке ощутимо кольнуло, и подпись вышла темно-бордовой. Интересный девайс, надо бы приобрести.

— Предлагаю пройти на склад для начала, — предложил он, вставая. Я последовал его примеру.

Мы прошли по коридору и остановились перед внушительной дверью без замков и скважин. Мой спутник приложил ладонь к двери, и она плавно отъехала в сторону.

— Прошу, — он жестом пригласил меня внутрь. Я вошел — и глаза тут же разбежались.

На стенах «склада», как в гангстерском боевике, были развешаны «пушки». Автоматы, винтовки, пистолеты — на любой вкус и кошелек. В металлических коробах с бронированным стеклом лежали мечи, шпаги и кинжалы. В глубине склада под стеклом висели старинные арбалеты, а в углу стоял шкаф с кольями.

Я ходил от стены к стене, задавал вопросы — Хабаров отвечал мне подробно, со знанием дела. Я выбрал себе Deseret Eagle, и долго стоял перед стеной с арбалетами и приспособлениями для метания кольев.

— Сомневаетесь?

— Думаю, что эту красоту под курткой не спрятать, — ответил я, — Хотя вещи однозначно полезные.

— Не всегда помогают, но я бы посоветовал сначала все-таки посмотреть каталог.

Я расплатился за пистолет, зарядил его, надел, как надо, кобуру. Распрощался с Хабаровым, взял электронный каталог у Анны.

— Присылайте завтра прямо вечером ребят, — сказал я ей, — Будем смотреть, что можно сделать с клубом.

Она что-то отметила у себя на компьютере.

— До свидания, Егор Васильевич, — попрощалась она со мной.

Я вышел из «Миднайта», оглядываясь в поиске своего водителя. Машины не было. «Наверное, далеко припарковался», — подумал я.

Прошла минута. Две. Пять. Машины все еще не было.

Набрал водителя. Длинные гудки.

Надо было спуститься на подземную парковку и проверить — я все еще надеялся, что он просто задремал и не слышит звонка. Спускаться мне жуть как не хотелось, но выбора не было.

Я шел между рядами машин, постоянно оглядываясь. Машины нигде не было. Я прошел вперед еще метров пять, развернулся и тут же получил кулаком по лицу.

Вечер переставал быть томным. Трое ребят без признаков интеллекта на квадратных рожах были вооружены кастетами и цепями. Падая на колени, у одного из них в руке я заметил кол.

Я согнулся и застонал, изображая боль. Они переглянулись — возможно, им описывали меня, как опытного бойца. Эта заминка стоила им жизни.

Я достал пистолет и всадил в троицу пол-обоймы. Двое упали сразу, третий, с колом, попытался увернуться, ему не удалось. Звук выстрелов, отраженный от бетонных стен, меня слегка оглушил. Со всех сторон заверещали сигнализации.

— Ни с места! — крикнул мне кто-то сзади. Я сунул пистолет обратно в кобуру и поднял руки.

Ко мне подбежали двое — видимо, охранники. Увидели трупы с цепями в руках, поморщились. Один что-то быстро заговорил в рацию.

— Руки можно опустить, — сказал второй, — Но если вы попытаетесь достать оружие, я буду вынужден вас обезвредить.

Через пару минут на парковку спустился сам начальник охраны, которого я не раз видел в Элизиуме, в компании с Хабаровым. Вид трупов их не смутил ни капли.

— Чего же это ты обновки проверяешь, хоть до дома бы доехал, — сострил Хабаров, касаясь шеи одного из нападавших, — Хм. Занятно.

— Все трое — люди, — доложил охранник.

— Им бы не хватило пары пуль, даже из Дезерета, если бы они были вампирами, — глубокомысленно заключил начальник охраны, — Что в принципе никак не объясняет вот это, — он указал на кол в руке главаря.

— Шерифу уже доложили? — спросил я.

— Конечно. Ты же у нас парень популярный.

— Тут еще один труп, — крикнул второй охранник, — В машине.

— Мерседес? — я знал ответ, но мне не хотелось в него верить.

— Да, номер в136тм — отозвался он.

— Мой водитель, — пояснил я недоумевающему начальнику охраны, — Не подъехал по звонку, я спустился на парковку, а эти ребята меня здесь ждали.

— М-да, — протянул Хабаров, — Кому-то ты крепко насолил. Погоди, это первые ласточки.

— Откуда вы знаете? — мрачно спросил я.

— Ну, они поняли, что людей к тебе подсылать бессмысленно, дальше пойдут новообращенные. Потом всякое отребье, занимающееся грязной работой за деньги. Потом профессионалы. Дешевле, конечно, сразу нанять профи, но видимо тот, кто пытается тебя убрать, либо жадный, либо тупой.

— Почему? — удивился я.

— Потому что слать людей за вампиром — не очень умно. Ну, если это не специально обученные охотники, конечно же, — добавил он. Мне стало не по себе.

Еще через пять минут подъехал Шериф. Поздоровался с Хабаровым. Посмотрел на лужу крови, скомандовал что-то подчиненным. Посмотрел на меня. Я пожал плечами.

— У меня есть, что сказать, но это не для лишних ушей, — наконец выдал он, — Предлагаю подняться и все обсудить, пока готовят отчет.

Мы ехали на лифте вверх — я, Шериф и Хабаров. Мне было не по себе, но что я мог поделать?

Двери лифта распахнулись.

Если бы я был жив, меня бы стошнило.

В коридоре на полу перед бронированной дверью «Улыбки Дракона» лежала Аня — живот распорот, кишки наружу. Шея свернута, руки и ноги переломаны.

На изуродованном трупе лежала записка. Хабаров поднял ее, пробежал глазами, сжал бумажку в кулаке и прорычал:

— Убью.

Показать полностью
10

Зарисовки по миру VtM: Глава 7. Точка

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6


Я собирался, как в поход — все доступное оружие, включая колья. Пожалел, что не приобрел бронежилет заранее, а купить его за сутки не удалось.

До места доехал с водителем, приказав ему ждать неподалеку. Смогу ли я выйти из бара своими ногами? У дверей стояли двое громил — бритые головы, кожаные куртки, берцы. Слишком розовые и здоровые для вампиров, но проверять я бы не стал.

Я потянул тяжелую дверь на себя — у парочки ни один мускул на лице не дрогнул. Ну, может быть, обойдется?

Едва освещенный коридор передо мной заканчивался лестницей вниз. Я спустился, держась за стену — крутые ступеньки были влажными, и мне очень хотелось думать, что от воды. Внизу на крохотном пятачке стояла парочка — блондинка в красном нежно целовала в шею девушку, чьего лица я не разобрал. На мгновение мы встретились глазами. Она оторвалась от своей жертвы, облизнула вымазанные кровью губы и плотоядно улыбнулась. Я подмигнул в ответ.

—А ты не местный, — сказала она, прислонив к стене тело, тут же сползшее вниз, — Во всяком случае, раньше я тебя здесь не видела.

— О, а ты завсегдатай? Расскажи мне, какие тут порядки, — попытался сменить тему я.

— О, все просто, дорогуша, — вампирша подошла ко мне вплотную. Знать бы, к какому клану она принадлежит, — Не убивать сородичей в баре. Не драться вне арены. Не покушаться на чужую еду. Собственно, все. А ты из новообращенных? Лопатоголовый, что ли?

— Не совсем, — уклончиво ответил я, — Просто не местный.

— Как интересно, — она провела ледяными пальцами по моей щеке, — Хочешь, я тебе тут все покажу?

— На самом деле, меня ожидают, — признался я.

— Кто же?

— Мой старый товарищ, — я благоразумно не стал упоминать его имени, — Я, пожалуй, пойду. Было приятно познакомиться.

— Ты даже не сказал, как тебя зовут, — скривилась она, отступая, — Мое имя — Мара. Это злой демон, приносящий дурные сны.

Новообращенная? Они любят всякую мистику.

— Отлично. Мара. А я Егор, — ответил я, — Увидимся!

Я шагнул в зал, оставляя мою новую знакомую наедине с недоеденным ужином. Внутри было очень людно — хотя в этом случае — вампирно, и шумно. Центр зала занимала кольцеобразная барная стойка, внутри которой изящно двигались двое полуголых барменов. Прямо над баром висела клетка, в которой извивались танцовщицы, обнаженные уже полностью. Ни о каком маскараде здесь не было и речи — у большинства посетителей были клыки, кто-то щеголял с звериными ушами и хвостами, а некоторые носферату даже не потрудились надеть маски.

Я подошел к бару, сел и огляделся, насколько позволяла беснующаяся толпа и мигание стробоскопов. На балконе уровнем выше за столиками наверняка сидела более почтенная публика, скрытая от посторонних глаз мерцающей завесой. Бармены не обращали на меня внимания, окружающие тоже игнорировали, и мне это было на руку.

Я посмотрел на часы — без пяти три. Подожду до половины четвертого, и если никого не появится…

Я почувствовал, как кто-то положил мне сзади руку на плечо.

Первой реакцией было выхватить пистолет, но я сдержался — положил руку на кобуру и медленно повернулся. Тот, кто стоял передо мной, на мгновение снял маску. Это был Бу — ну или сородич, весьма на него похожий. Правду говорят, что в природе не существует двух одинаковых носферату — каждый из них отвратителен по-особенному.

— Пойдем, — одними губами сказал он, — За мной.

Мы прошли через зал и поднялись по лестнице, которую я раньше не заметил. На втором уровне было тихо. Бу подошел к стене, отдернул тяжелую занавесь и жестом пригласил меня внутрь.

В небольшой кабинке одна стена была прозрачной, а три другие завешены темной тканью. Отсюда было видно танцпол. Сородичи двигались под оглушающую музыку, но для сидящих здесь они казались заведенными куклами. Мы сели в мягкие кресла. Бу разлил кровь по бокалам, салютнул мне. Я пригубил — она была еще теплой.

Мы помолчали минуты три. Меня могли проверять, меня могли подставить, но вариантов кроме «попробовать довериться и принять ситуацию, как она есть» я не видел.

— Я не думал, что ты действительно придешь, — начал он, — После того, что случилось.

— Да уж, нервы потрепали мне знатно, — согласился я, — Надеюсь, ты объяснишь мне, к чему весь этот цирк с самоубийством.

— В тот же вечер, когда ты уехал, со мной связались, — Бу выглядел уставшим, насколько это слово применимо к вампирам, — По поводу моего интереса к Пентексу. Настоятельно попросили больше этим не интересоваться. Но они не учли, что я отследил звонок, и он шел не из Шабаша, как можно было бы предположить. Мне звонили из домена, принадлежавшего одному камарильскому вентру.

Я приподнял бровь, выражая «крайнюю степень удивления».

— После этого на меня попытались совершить покушение. Я решил, что безопаснее будет убить себя в Камарилье, иначе рано или поздно меня встретит кол в сердце.

— Но почему Шабаш?

— Они лояльны к перебежчикам, тем более что я принес им некоторую информацию. Моя псевдосмерть не гарантирует отсутствие Кровавой Охоты, если все раскроется, но я полагаю, что ты будешь держать язык за клыками.

— Я был на примогенате, как поднявший тревогу. В твоей смерти никто не сомневается.

— Ого, и что же думает примогенат?

— Тремеры и носферату считают, что Пентекс существует, а брухи еще и уверены в том, что Альберт прекрасно знает о том, куда лезет. Тореадоры и малкавиане считают, что примоген вентру просто продался Шабашу, без всяких сказочек про Вирм.

— Неудивительно, Кацо скорее рассвет встретит, чем согласится с тремерами, а Николя никогда не отличался умом и сообразительностью, — на уродливом лице Бу промелькнуло облегчение.

В толпе внизу я заметил блондинку в красном. Она пробиралась к барной стойке. Вот она подошла… Перегнулась через столешню, что-то сказала бармену, и опустилась на стул.

— На кого это ты там залип? — спросил Бу.

— Да так, на лестнице столкнулся с одной дамочкой, она обещала мне здесь все показать, — я встал, подходя к прозрачной стене, — Вон она, смотри. У бара.

— Блондинка в красном?

— Да.

— О, — глубокомысленно произнес Бу, — Ну у тебя и вкус.

— А что не так? — осведомился я.

— Это же Мара. Непримиримая борцунья с Маскарадом. Тореадор антитрибу, но интеллект значительно уступает внешности.

— А я и не заметил.

— Наверняка потому, что не на интеллект пялился, — сострил Бу, — Жаль, некоторые смертные радости недоступны для нас. Ну или почти недоступны.

— Вампиры не могут заниматься сексом? — с момента становления я не задавался этим вопросом, желание затащить кого-то в постель угасло почти сразу после того, как я стал вампиром, а потом было не до отношений.

— Могут, но для этого надо тратить кровь. Чем ты старше, чем сильнее, тем меньше тебя интересуют плотские радости, и тем больше усилий приходится прилагать, чтобы вести себя по-человечески.

— Занятно. Я только курить бросил, потому что перестало тянуть.

— Попробуй кого-нибудь из стада попросить покурить, а потом выпить ее кровь. Гарантирую массу приятных ощущений. Некоторые алкоголики и наркоманы при жизни только так и спасаются: пьют кровь у жертв под кайфом.

— Откуда ты знаешь, что я предпочитаю женскую кровь?

— Не просто женскую, а молодых темноволосых девушек не старше двадцати, — усмехнулся Бу, — Ты думаешь, о тебе справки не наводили после того, как ты перестал быть птенцом? Да и до этого тоже.

— Особая папочка в темных подвалах Элизиума? И что, на каждого вампира такая есть?

— Насчет каждого сказать не могу, но на тебя есть точно, — Бу налил себе еще, графин почти опустел.

— И что теперь будет? — задал я мучивший меня с самого начала нашей встречи вопрос.

— Ну, для начала Шерифу прилетит на тебя пяток доносов от тех, кто ошивается в округе. «Егор Ковалевский посещал бар Шабаша!» Шериф будет обязан отреагировать, сам понимаешь. Тебя вызовут, ты скажешь им, что ты получил информацию об убийстве Бу шабашитами в связи с Пентексом. Почему в шабашитском баре? Потому что тебе предлагали сотрудничать. Ты отказался, конечно же.

— А мне предлагали сотрудничать? — ухмыльнулся я.

— А ты хочешь в это лезть? — ответил вопросом Бу.

Я помедлил.

— У Альберта много власти. Если удастся его убрать после всей этой истории, в клане Вентру тут же начнется шорох — старые вампиры пожелают занять место примогена. Под шумок можно будет оттяпать себе кусочек.

— Учитывая то, что Альберт был сиром Адриана, как бы от тебя кусочек не оттяпали, — заметил Бу.

— Не то чтобы я рассматривал это как вариант, но можно попытаться влезть в доверие к Альберту, пролезть в сделку с Пентексом и в ключевой момент развалить все изнутри.

Бу расхохотался. Со стороны это выглядело жутко, и я отвел глаза, не выдержав.

— Влезть в доверие к Альберту? Да он себе-то доверяет через раз, иначе бы он не был примогеном Вентру. У вас же там гадюшник, даром, что не сетиты — любой птенец мечтает пройти по головам и стать большим и страшным.

Я вспомнил Евгения. Что-то он давно не проявлялся.

— Я же сказал — не рассматриваю это, как вариант.

— А если меня будут проверять на этом детекторе лжи? После твоей смерти проверяли.

— На кости лжи? Вряд ли. В конце концов, она фиксирует только ложь, а не правду в выгодном свете.

— «Я встречался с одним носферату, он сказал мне, что Бу угрожали из-за Пентекса».

— Звучит убедительно. Кто угрожал?

— Неизвестные, финансирующие Пентекс. Они и заказали убийство.

— Откуда об этом знает Шабаш?

— Извините, мне епископ забыл доложиться, — едва удержавшись от смеха, ответил я. Бу хихикнул.

— Наглеешь, Шериф может и не понять юмора.

— Согласись, это уже не твоя печаль, — парировал я.

Бу пожал плечами.

— Нужен какой-то незасвеченный канал связи, — сказал он, — Я буду слать тебе голубей. Или летучих мышей, как пойдет.

— Отлично, с летучемышиной почтой я уже имел дело, — я старался говорить серьезно, но получалось плохо. Бу тоже улыбался.

— Я бы на твоем месте озаботился безопасностью. Вот телефончик одной конторы — сделают все в лучшем виде, — он протянул мне визитку, — И магазин у них неплохой.

— Спасибо, — я спрятал бумажку во внутренний карман и встал, — Я, пожалуй, пойду, пока меня не хватились.

— Поедешь докладываться? — подколол меня Бу.

— Возможно, — ухмыльнулся я.

— Провожать не буду. Посмотрим, что из всего этого получится.

Я вышел в летнюю ночь. На лестнице я никого не встретил, у дверей тоже было пусто. Водитель уже ждал меня в машине.

Я написал Шерифу, что подробно расскажу результаты своих изысканий завтра ночью, и отправился к себе. Если это ждало столько времени, то еще один день подождет.

Показать полностью
11

Зарисовки по миру VtM: Глава 6. Примогенат

Прошу прощения за такую долгую паузу.


Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5


Я сидел за столом, обхватив голову руками. По логову Бу шныряли подручные Шерифа, а я все еще не мог осознать, что случилось.

Жесткие диски из компьютеров были предусмотрительно вынуты. Вообще в доме не осталось носителей информации. Ни отпечатков, ни каких-либо других следов — я слышал разговоры, и с каждой секундой надежда на то, что убийца найдется, таяла.

— Константин Павлович? — низкий голос за спиной на секунду вернул меня в реальность. Я обернулся, хоть звали не меня: в дверях стоял очень худой вампир в непонятном балахоне. Жидкие волосы были собраны сзади, колючие, глубоко посаженные глаза спрятались за толстыми линзами очков.

— Да, Свен, заходи, — отозвался Шериф откуда-то слева, — Ты с командой?

Свен не ответил, лишь махнул рукой. Четверо вампиров, похожих на Нео из Матрицы, скользнули внутрь, распаковали чемоданчики и начали проводить какие-то непонятные ритуалы.

Свен окинул меня взглядом и посмотрел на Шерифа.

— Все хорошо, это… свой, — отозвался тот.

Свен сел за стол с другой стороны, и достал из-под балахона шелковый мешочек.

— Руку! — потребовал он.

На моей ладонь снова оказалась белая кость.

— Когда и где ты последний раз видел Бу?

— Пару дней назад. Вот здесь. Мы сидели почти до утра, а потом я поехал к себе.

— О чем вы разговаривали?

— Мы говорили о моем долге.

— Каком долге?

— Я задолжал незначительную услугу сетитам. Уже расплатился.

Со стороны дивана послышался смешок Шерифа.

— О чем вы еще разговаривали?

—Да ни о чем, — машинально соврал я. Кость, лежавшая на моей руке, мгновенно начала чернеть, и тут же мне прилетела пощечина.

— Врать тремерам нехорошо, это чревато последствиями, — произнес Свен, — Подумай еще раз.

— Мы говорили о Пентексе.

— О чем? — Свен поднял левую бровь.

— О Пентексе, — повторил я, надеясь, что дальнейших вопросов не последует. Тремер глянул за мое плечо — видимо, там стоял Шериф. Затем на кость. Затем снова за меня.

— Да ну нахрен, — он откинулся на спинку стула, — Да что ж это такое.

— Я тебя предупреждал, — в голосе Шерифа было что-то такое, что мне стало совсем не по себе, — Оставим здесь специалистов и поедем в Элизиум.

Последняя реплика прозвучала, как приказ. Я отдал кость Свену и встал из-за стола.

— Я свободен? — повернулся я к Шерифу.

Тот покачал головой. Если бы я дышал, я бы вздохнул.

Всю дорогу Свен не сводил с меня глаз. Боялся, что я растворюсь, что ли? Хотелось отпустить какую-нибудь шуточку в духе «что ты на меня уставился, как удав на кролика», но я действительно в этой ситуации был кроликом. А вот он — удавом.

Вместо кабинета Шерифа или Князя мы спустились в подвал. А потом еще на три уровня вниз по винтовой лестнице. Там, в небольшой комнате со сводчатым потолком, за столом сидело шестеро вампиров. Из всех я знал только Князя, остальных видел в Элизиуме мельком, но этого было достаточно, чтобы понять — передо мной — примогенат в почти полном составе — не было только Альберта. И если я сейчас облажаюсь, то следующей ночи для меня уже не будет.

— Егор Ковалевски, вы понимаете, куда вы попали? — Князь на польский манер сократил мою фамилию, но я не придал этому значения.

— Да.

Он приподнял бровь, перевел взгляд на Шерифа. Тот пожал плечами. Свен все это время возился с какой-то техникой у меня за спиной.

— Присаживайтесь, — почти любезно произнес Князь. Я послушно сел на один из трех пустых стульев.

Свен тем временем закончил, и на стене слева появилась видеосъемка моего допроса. Когда успел? Я не смотрел на экран — мне было интереснее увидеть реакцию примогенов на произошедшее.

Из всех старейшин только тореадор выглядел относительно живым. Остальные даже не пытались скрыть свою вампирскую сущность, походя на мумифицированные трупы когда-то красивых людей. Кроме носферату, конечно — он просто сидел без Маски.

На моменте, когда Свет отвесил мне пощечину, примоген-малкавиан хихикнул. «Ничего», пронеслось у меня в голове, «Сейчас вам всем будет весело». После слова «Пентекс» все шесть голов повернулись ко мне. Я почувствовал себя лягушкой, которую препарируют в лаборатории.

— Это абсурд, — Тореадор изящно махнул рукой в белой перчатке, — Пентекс — это выдумка Шабаша, его не существует.

— Я был согласен с Николя до того момента, как убили представителя моего клана, — проскрежетал носферату, — Сейчас я бы не был так уверен.

— У тебя есть доказательства? Может быть, у Пентекса и сайт в шрекнете есть? — хохотнул малкавиан.

— Кацо, попрошу без подначек, — вмешался Князь, — Дело достаточно серьезное. Обвиняется представитель примогената.

Тремер и бруха молчали. Первый смотрел на меня, не мигая, уже минуты три. Второй, откинувшись на спинку кресла, изучал фотографии. Те самые из конверта, который мне передал Кссарон.

— Владислав, что там? — обратился Князь к примогену тремеров.

— Он не врет, более того, искренне верит в то, что говорит. Следов доминирования не вижу, — произнес он ровным голосом. Тоже мне, легилимент чертов!

— Итак, что у нас есть. Усилившаяся активность Шабаша с одной стороны, попытка дискредитировать примогена Вентру и гипотетический завод Пентекс, — подытожил Князь, — Какие будут соображения?

— Как ты осторожно выражаешься, — усмехнулся бруха, кладя фотографии на стол, — Попытка дискредитировать! Конечно, ведь ваш высокомерный брод по определению не может быть виноват.

— Вольгаст прав, — проскрипел носферату, — Даже если допустить гипотезу, что Пентекс — пугало Шабаша, факт финасирования никуда не девается.

— А если допустить, что Вирм действительно существует? — произнес тремер. Все замолчали, а он продолжил, — Исследования иногда приводят нас к интересным результатам.

— Мое видение следующее, — перебил его Кацо, — Альберт решил заработать деньжат и провернуть мутное дело, подкинутое Шабашом. Знал он об этом или нет — история умалчивает. Вложился в бизнес. Какой-то выползень из канализации случайно раскрыл его план, провернул передачу компромата через сетитов, чтобы руки не марать, хотя удивительно, носферату — и руки не марать… — малкавиан захихикал, но поймал на себе взгляд примогена носферату и осекся, — Так вот, значит… передал компромат через птенца, а шабашиты его раскрыли и того… прихлопнули. Пентекс тут исключительно для отвода глаз. Сказочка для маленьких вампирчиков.

Они не обращали на меня внимания, бурно споря о том, кто стоит за сложившейся ситуацией. Свен и Шериф молчали, Князь периодически вставлял реплику-другую. Вампиры разделились на две группы: тремер Владислав, бруха Вольгаст и носферату, чье имя я не знал, склонялись к тому, что Пентекс существует, но только бруха открыто заявлял, что не верит в то, что Альберт не знал, с кем имеет дело. Малкавиан Кацо и тореадор Николя категорически отрицали существование Пентекса, полагая, что примоген вентру связался с Шабашом. Князь отмалчивался — любая сказанная им сейчас фраза могла быть использована против него. Свен и Шериф не проронили ни слова. Я, конечно, тоже молчал — влезать в дела примогенов было изначально плохой идеей. Я уже тысячу раз пожалел, что решил помочь Крысу и ввязался в это дело, но теперь уже ничего нельзя было изменить.

— Предлагаю пока не предпринимать никаких действий, — наконец заявил Князь, — Подождем, посмотрим, как события будут развиваться дальше. Что будет делать Альберт? Как отреагирует Шабаш? А там война план покажет.

Неожиданно для меня, остальные согласились. Князь повернулся ко мне и произнес:

— Ты будешь нашими глазами и ушами в этой заварушке. Смотри в оба и докладывай. На такую мелкую сошку внимания не обратят, а нам этого и надо.

Я хотел было возразить, но поймал предостерегающий взгляд Шерифа.

— Понял, принял, — ответил я, — Разрешите идти?

— Гуляй, — махнул рукой Князь.

Мы вышли из подвала, а примогенат остался обсуждать что-то еще. Свен коротко попрощался и испарился. Шериф задумчиво вертел телефон в руке.

— Подотчетен будешь мне. Посмотрим, что из этого получится.

Мы попрощались, и я отправился к себе в клуб.

***

Врем текло крайне медленно. Ни мой сир, ни Альберт не появлялись на горизонте. Я уже почти привык к спокойной, размеренной не-жизни. Котерия тореадоров в клубе произвела фурор, и бурлеск-шоу очень скоро стали нашей визитной карточкой. Деньги текли рекой, я богател. В Элизиуме ко мне стали относиться нейтрально-уважительно — не старались завести беседу, но и не травили. Казалось, что все наладилось.

Весенние события казались дурным сном. Наступило лето; ничего не происходило.

Я сидел на распахнутом окне моего кабинета, вглядываясь в теплую июньскую ночь. Клуб сегодня был снят под день рождения, и откуда-то снизу доносились звуки бурного празднования. В темноте за деревьями мелькнуло какое-то движение. Птица?

Из ниокуда прямо передо мной вынырнула летучая мышь и зависла прямо у окна. На лапке белела бумажка. Я протянул руку и снял записку. Мышь исчезла так же внезапно, как и появилась.

«Егор,

Не мог написать раньше. Я инсценировал смерть, чтобы спрятаться. Не говори об этом в Камарилье, если не хочешь встретить рассвет. Расскажу больше, приходи в бар «Точка» завтра в три часа ночи.

Бу

P.S. О, святая простота!»

Я бросил бумажку в камин и кинул туда же зажженную спичку, преодолев отвращение. С одной стороны, все это казалось примитивной шпионской игрой — меня могли проверять. С другой стороны, «святая простота» — это попытка убедить меня в том, что тот, кто написал этот опус — действительно Бу. Он сказал мне эту фразу, когда мы впервые заговорили о Пентексе. И дистанцирование от Камарильи меня настораживало не меньше, чем приглашение в «спорный» бар, который считался шабашитской вотчиной.

Я проверил, что записка уничтожена. Позвал секретаршу.

— Дай мне, пожалуйста, свой телефон и выйди из кабинета, — скомандовал я. Мои сотрудники привыкли к странным просьбам, поэтому она просто протянула мне разблокированный айфон и закрыла за собой дверь.

Я набрал Шерифа.

— Доброй ночи, — начал я.

— Егор? Есть какая-то информация? — не здороваясь, тут же отреагировал Шериф. Ничего себе у него память на голоса.

— Пока нет, но, возможно, очень скоро будет. Мне нужно сделать один сомнительный шаг, чтобы ее получить. Мой телефон, возможно, прослушивается.

— Двойная игра? Кто-то попросил тебя не афишировать детали нам?

С такой проницательностью неудивительно, что он шериф.

— Типа того, — уклончиво ответил я.

— Добро, действуй. Потом доложишь, — бросил он и отключился. Я стер последний набранный номер из исходящих и вернул телефон.

Не было печали, связался вампир с Шабашом.

Показать полностью
14

Зарисовки по миру VtM: Глава 5. Фотографии.

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4


Если бы я был живым, у меня бы похолодело внутри. Но там и без этого было холодно. Справившись с желанием отключиться, я прохрипел в трубку:

— Да, слушаю.

— Предлагаю вам подъехать завтра вечером к нам, — продолжил голос, — Обссудим. Так ссказать, не телефонный разговор.

Он рассмеялся — как песок по стеклу.

— Хорошо, адрес тот же? — уточнил я. Вот же не было печали!

— Да, васс всстретят и проводят. Вссего доброго! — мой собеседник отключился, а я обхватил голову руками. Воистину, не-жизнь скомпенсировала все вечерние бонусы. С другой стороны, сопротивляться я не мог. Мне следовало расслабиться и подождать, пока течение подхватит меня и вынесет на поверхность. Если я начну барахтаться, я утону.

Я зашел в клуб — последние посетители уже разбредались. Я окинул взглядом помещение, и заметил женщину в красном за барной стойкой. Она поймала мой взгляд и улыбнулась, продемонстрировав клыки.

«Беда не приходит одна», — мысленно заметил я про себя. Я улыбнулся ей в ответ, надеясь, что на этом наш обмен вежливостями завершится, но дама соскользнула со стула и целенаправленно двинулась в мою сторону.

— Добрый вечер, леди, чем могу быть полезен? — проворковал я, пытаясь вспомнить, к какому клану она могла принадлежать. Память подводила.

— Вы собираетесь говорить здесь? — осведомилась она бесцеремонно.

— Тогда следуйте за мной, — вздохнул я. Когда же эта ночь закончится?

В кабинете я достал из холодильника сосуд с кровью, разлил ее по бокалам и предложил гостье. Она придирчиво оглядела хрустальный бокал — подарок сира, и пригубила.

Тореадор?

— У меня есть к вам деловое предложение, — начала она.

— Я весь во внимании, госпожа…? — Вентру? Не помню ее на сборищах.

— Матильда. Моя котерия слегка поиздержалась, а у вас в клубе положительно не хватает приличных развлечений, — я старался сохранять серьезное выражение лица, но она даже не смотрела в мою сторону. Присев на ручку кресла, женщина сфокусировала взгляд на тяжелом серебряном подсвечнике, который я держал на каминной полке. Камин служил элементом интерьера; огонь я перестал любить после становления.

— Допустим, — согласился я.

— Мы делаем лучшее в этой части планеты бурлеск-шоу, — она гордо подняла подбородок, — Это будет стоить вам сто тысяч за выход.

— Ого, — приподнял я бровь, — Думаю, мое заведение не готово к таким дорогим мероприятиям.

— Мы можем сделать вам скидку, — поспешно отреагировала гостья. Кажется, кто-то действительно поиздержался.

Тореадор, почти стопроцентная вероятность. Многие из них живут на средства обеспеченных покровителей, кто-то пытается заработать прежними занятиями. Тратят деньги направо и налево: шмотки, тачки, украшения. Удивительно, что она пришла ко мне, а не попыталась загулить очередного папика.

— Допустим, — я повертел в руках бокал, — Мне нужно два шоу — вечером пятницы и субботы. Приезжайте завтра, я посмотрю, на что вы способны, и тогда уже будем договариваться.

«Если она сейчас начнет разыгрывать оскорбленную гордость, нам точно не по пути».

Но Матильда прищурилась, одним глотком выхлебала оставшиеся полстакана крови и поставила бокал на стол.

«Ох уж мне эта деланная театральность».

— Вы нас вынуждаете, — со слезами в голосе произнесла она, — Но я в ответе за котерию.

— Завтра вечером буду вас ждать, — кивнул я и встал, показывая, что разговор окончен. С моей стороны это было жутко невежливо, но заваливаться ко мне и требовать с меня трудоустройства тоже не подходило под общепринятые нормы этикета.

Гостья встала, проследовала к выходу. Постояла секунд пять перед закрытой дверью, поняла, что я не собираюсь открывать ее перед ней, хмыкнула и пулей вылетела из кабинета.

Я упал в кресло и расхохотался.


***

Вечером следующего дня я собирался к сетитам, когда администратор влетела ко мне в кабинет без стука. Я в это время засовывал пистолет в кобуру.

— Ой, — она попятилась назад, — Егор Васильевич, Простите! Мне зайти попозже?

— Говори уж, раз пришла, — я накинул куртку, — Только быстрее, я тороплюсь.

— Там приехала какая-то группа людей и говорят, что у них сегодня шоу. А мне не сказали ни о каком шоу!

Черт, забыл вчера дать ценные указания персоналу. Ну ладно, сейчас разрулим.

— Да, я вчера забыл предупредить. Дайте им гримерку и чего они попросят… если будут наглеть, скажите, что пожалуетесь мне. Пусть делают свое шоу, объявите их как-нибудь. Посмотрите, насколько выручка выйдет. Если закончат, а я еще не вернусь, пусть дождутся меня в гостевых.

— Хорошо, — администратор быстро-быстро закивала и почти молниеносно испарилась из кабинета. Ну вот, теперь по клубу пойдут слухи, что я бандит.

Я спустился вниз, намеренно стараясь не столкнуться с «артистами». Отпустил водителя и поехал к сетитам.

В этот раз меня ждали — я только повернул, а ворота базы уже поползли в сторону. Я въехал во двор и припарковался рядом со входом.

— Добрый вечер, — поприветствовал меня низенький бритый сетит, материализовавшийся в дверях в момент, когда я вылез из машины, — Просследуйте за мной.

Знакомый коридор. Знакомая дверь. Знакомый татуированный череп, на этот раз в полном одиночестве.

— Приссаживайтесь, — предложил Кссарон почти любезно, — Пришел часс ссоблюссти договор.

Я молчал.

— Усслуга в ссамом деле незначительная. Нужно передать этот пакет, — он протянул мне плоский пластиковый конверт, — Шерифу.

— А что в пакете? — как можно небрежнее осведомился я.

«Вот прямо сейчас они мне все и выложили, ага», — съехидничал внутренний голос.

— Информация, — буднично произнес сетит, — Вы спроссите, почему бы ее не передать нам ссамостоятельно? Шериф недолюбливает ссетитов, и не сстанет сслушать насс. Но ессли информацию передасст ссторонний ссородич, то есть шансс.

— Эта информация не навредит мне? Я могу раскрыть, откуда я ее получил?

— Сскажите, что это принессли ваши оссведомители, — заговорщически подмигнул мне Кссарон, — Технически, вы не ссолжете. Информация дейсствительно добыта при помощи Крысса и его людей.

— Хорошо, — согласился я, — Конверт, я так понимаю, вскрывать нельзя?

— Разве я это говорил? — почти искренне удивился сетит.

Я промолчал.

— Как только вы передадите конверт, одна незначительная усслуга будет ссписсана, — сеттит облизнулся змеиным языком, — В ваших интерессах ссделать это посскорее.

— Хорошо, — согласился я, — Я могу идти?

— Не ссмею васс задерживать, — Кссарон встал.

— До связи, — бросил я, выходя. Где-то был подвох, не могло не быть подвоха. Я посмотрел на часы — если я потороплюсь, то успею вернуться в клуб до окончания шоу.


Я сел в машину, отъехал на три квартала, постоянно проверяя, нет ли за мной слежки. Припарковался. Взял в руки конверт.

Одна часть меня категорически сопротивлялась тому, чтобы открыть его. Вторая, более любопытная, говорила: «Тебе не запретили его открывать». Я поколебался пару минут, а затем вскрыл конверт.

Внутри была стопка фотографий, сделанных явно на профессиональную аппаратуру, и флешка. Я пролистал фотографии. На них очень высокопоставленный сородич, чье имя я никак не мог вспомнить, говорил с другим вампиром. Второго я не видел в Элизиуме, но даже через фотографию от него веяло опасностью. Я сложил все обратно в конверт, решив, что посмотрю флешку, когда приеду в клуб.

Я закрылся в кабинете, предупредив, чтобы меня не тревожили. На флешке оказался всего один аудиофайл. Я воткнул в ноутбук наушники. Говорили двое.

« — Значит, два завода Пентекса?

— Да, нас вполне устроит для начала.

— Я соберу заинтересованных в инвестициях со своей стороны.

— Вы же понимаете, что они не получат свои доли прибыли? Нам это невыгодно.

— Да, конечно. Меня это полностью устраивает.

— Вы уверены, что в Камарилье никто не знает о целях Пентекса?

— На сто процентов. Простите, конечно, но все вампиры Камарильи уверены, что Вирм — это сказки. Это те ничтожные несколько человек, которые вообще знают о Вирме. Их не заботят высокие цели, понимаете?

— Допустим. Мне нужны гарантии.

— Я могу дать вам любые гарантии.

(шуршание)

— В таком случае, я жду отчета. Вы…

Далее запись обрывалась. Я вернул флешку в пакет и глубоко задумался.

Знал ли Крыс что-то о Вирме? Спросить я боялся. Решив, что просто передам пакет Шерифу, я спустился вниз, где полным ходом шло шоу.

Выступление тореадоров было действительно качественным. Похоже, им нужны были деньги даже больше, чем я предполагал. Отдав распоряжение администратору о том, чтобы лидера труппы пригласили ко мне после шоу, я вернулся в кабинет.

Как передать фотографии и запись Шерифу, не подставив себя? Такие вещи нельзя отправлять курьером и уж тем более — почтой. Стоило посоветоваться с Бу, но его телефон не отвечал.

Я набрал сира.

— О, Егор, здравствуй, — Адриан звучал благодушно. Мои шансы получить желаемое возрастали.

— Добрый вечер, — начал я, — У меня довольно странный вопрос. Помните Сородича, которого вы показывали мне в первую ночь в Элизиуме?

— Да, это Альберт, примоген Вентру. Что-то случилось?

Я с трудом перевел дыхание.

— Нет, просто увидел его сегодня ночью, и понял, что запамятовал имя, а это нехорошо. Запишу теперь, чтобы не забыть, — соврал я.

— Егор, у тебя все хорошо? — в голосе Адриана промелькнуло беспокойство, — Может быть, ты обознался? Альберт не покидал своего поместья уже месяца три.

— Может быть, — надо было поскорее закончить диалог, — Прошу прощения, вторая линия, не могу сбросить. Всего хорошего!

— Бывай, — бросил Адриан, и я с облегчением отключился.

Сородичем на фото был примоген Вентру. Вот я вляпался.

Если бы я только мог выяснить, кем был второй! Интуиция подсказывала мне, что второй — шабашит. Знать это точно я, конечно же, не мог.

Ситуация вырисовывалась скверная. Сказать Адриану о том, что его сир и примоген Вентру связан с шабашитами и, судя по всему, готов кинуть вложившихся в Пентекс. Я думал, что его самого используют, но, будучи примогеном, он уверен, что сможет получить профит от такого сомнительного союза. С другой стороны, меня смущало, что сетиты получили фото и запись такого разговора — ведь он должен был происходить в условиях особой конспирации. Материалы могли быть подделкой, и, передавая их, я шел против своего клана. В Камарилье этого бы мне не простили.

В очередной раз пожалев о том, что я связался с сетитами, я спрятал пакет в сейф. Подумаю до завтрашней ночи, а там видно будет.

В дверь постучали. Я открыл, и в кабинет ворвалась вчерашняя дама, но уже не в красном, а в сценическом костюме, состоявшем из кожаных ленточек и цепочек на голое тело.

— Как вам наше выступление? — она села на мой рабочий стол, закинув ногу на ногу.

— Хотите выпить? — ответил я вопросом на вопрос.

— Пожалуй, — она украдкой глянула на свое отражение в зеркальной двери шкафа, и, по видимому, осталась довольна.

Я разлил кровь по бокалам.

— Обсудим формат нашего сотрудничества, — я обошел стол, достал из ящика пачку денег. Матильда повернулась ко мне, и на мгновение я удивился ее нечеловеческой гибкости.

— Вас четверо, и я готов платить вам по пятнадцать тысяч за выход каждой, — начал я, — В случае, если касса бара будет расти, мы можем обсудить бонусную часть. Все чаевые, которые гости дают вам, остаются у вас. Договорились?

Я протянул ей деньги. Матильда со скоростью, поражающей воображение, пересчитала купюры.

— Четыре на пятнадцать — это шестьдесят. Тут сто, — сказала она, приподняв бровь.

— Это бонус за инициативу, — ухмыльнулся я, — Не надейтесь, я крайне редко проявляю щедрость.

— Благодарю, — жеманно произнесла она, соскальзывая со стола, — До встречи в следующую пятницу!

Матильда вышла из кабинета, виляя бедрами, а я остался думать.

***


Следующим вечером Бу все еще не отвечал. Я отправил ему несколько сообщений — они не дошли.

Я отправился в Элизиум, захватив с собой пакет. Новых идей у меня не появилось, и я ждал озарения.

В Элизиуме, перекинувшись парой слов с такими же неонатами, я нашел Хранителя и задал вопрос, терзавший меня со вчерашней ночи:

— Скажите, а как принимается и регистрируется входящая почта для Шерифа?

— Курьеры приносят отправления, они проверяются на потенциальные ловушки и затем передаются Шерифу, — невозмутимо ответил мне Хранитель, — Но проще передать информацию лично.

— А Шериф сегодня на месте?

— Да, причем, насколько я могу быть осведомлен, последние несколько ночей он пребывает в хорошем настроении, — заговорщически шепнул мне Хранитель. После того, как я стал неонатом, сородичи в Элизиуме стали относиться ко мне значительно лучше. Гребаная дедовщина!

— Благодарю, — ответил я и направился в сторону кабинета Шерифа. Других вариантов у меня просто не было.

Я постучался, дождался приглашения войти, и оказался в том же кабинете, в котором проходил допрос.

— А, это ты, — Шериф поднял на меня взгляд. На идеально чистом столе снова был лишь лист бумаги, чернильница и перо.

— У меня есть для вас некоторая информация, — начал я, достав пакет, — Я получил ее весьма странным путем. Возможно, это попытка очернить нашего сородича, но я почувствовал, что обязан передать ее вам. Осмелюсь попросить только, чтобы при расследовании мое имя не упоминалось.

— Давай сюда, — нетерпеливо протянул руку Шериф, — Решим по ходу, кого упоминать.

Он открыл конверт. Пролистал фотографии. Лицо не выражало никаких эмоций, но я чувствовал, что он был весьма недоволен тем, что увидел.

— Ты знаешь, кто на этих фотографиях? — спросил он, доставая из ящика ноутбук.

— Один из них — Альберт, примоген Вентру, — ответил я, — Второго вижу впервые.

— Кто передал тебе эти материалы?

— Сетиты. Я обязан им незначительную услугу, и передача материалов должна была ее закрыть, — если я сейчас солгу, мне крышка.

— Кссарон, скотина, — выругался Шериф, — Ладно, допустим. Что на флешке? Только давай без всяких «я не знаю, не смотрел», я прекрасно осведомлен о твоем любопытстве.

— Аудиофайл разговора, скорее всего между этими сородичами, — сказал я, кожей ощущая нарастающую ярость Шерифа.

— Ну давай послушаем, — он включил запись, и с первых слов его перекосило.

— Ты показывал это кому-то еще?

— Нет.

— Это очень опасный компромат. Если он подделан, то тебя ждут большие неприятности. Если он подтвердится, тебя ждут неприятности не меньше. Это цена сотрудничества с сетитами.

— Понимаю, — ответил я, и осознание глубины жопы, в которую я попал, постепенно приходило ко мне.

— Ничего ты не понимаешь, — вздохнул Шериф, — Святая простота.

— Бу так же говорил, — сказал я, — Не могу до него вторую ночь дозвониться.

Шериф, перебиравший фотографии, поднял взгляд на меня.

— Повтори еще раз.

— Не могу до Бу дозвониться вторую ночь. Хотел проконсультироваться у него, как лучше доставить пакет.

Шериф что-то набрал на телефоне. Потом еще. Затем бросил:

— Со мной поедешь, — и вскочил, накидывая куртку, — Что встал? Бегом!

Мы вышли из Элизиума через черный ход, и Шериф прыгнул за руль большого черного внедорожника. Я сел рядом. Буквально через десять минут мы были в промзоне рядом с убежищем Бу.

Честно говоря, я не был удивлен, что у него оказался запасной комплект ключей. Мы спустились вниз.

Посреди комнаты на полу лежала кучка пепла.

Показать полностью
12

Зарисовки по миру VtM: Глава 4. Допрос

По просьбам страждущих. Простите, я медленно пишу :(

Глава 1

Глава 2

Глава 3


Вечером я первым делом проверил авто. Ни капли крови, ни царапинки — не знаю, что сказал водитель на мойке, но ребята постарались на славу. Я привел себя в порядок, надел самый приличный костюм. Надел кобуру, сунул туда пистолет — на входе все равно отберут, а вне Элизиума, как показала практика, бывает неспокойно.

В Элизиуме было пусто — скучающий сенешаль проводил меня по коридору и постучал в одну из массивных дубовых дверей. Та распахнулась, и мой проводник, махнув рукой: «Проходи!» исчез.

Я вошел и оказался в просторной комнате, обставленной очень скудно: стол в центре, над ним — несколько свисающих с потолка ламп в зеленоватых абажурах на длинных проводах. Перед столом — два простых деревянных стула. Вдоль стен — стеллажи с коробками и папками без подписей. За столом лицом к двери сидел Шериф и что-то писал. Кроме листа бумаги и чернильницы на поверхности не было ничего. Шериф поднял голову, окинул меня взглядом, отложил черное перо и указал на один из стульев:

— Располагайтесь.

Я присел на краешек стула, стараясь держать спину. Шериф, очевидно, был в маске. Темноволосый, с тонкими аристократическими чертами лица, он был похож на детектива века девятнадцатого. В таком виде даже тореадоры посчитали бы его симпатичным. Я мог только догадываться, какое уродство скрывает Маска Тысячи Лиц.

— Итак, Егор Ковалевский, для того, чтобы исключить возможность солгать, мы должны провести некоторую предварительную процедуру.

Я приподнял бровь. Из всех вариантов мне в голову приходил только полиграф, но в случае с вампирами он был совершенно бесполезен.

— Не переживай, это не больно, — усмехнулся Шериф, доставая из ящика стола деревянную шкатулку.

Я старался не проявлять излишний интерес, а его, кажется, это забавляло. Он неторопливо достал из кармана куртки, висевшей на спинке его стула, внушительную связку ключей, и открыл шкатулку. Внутри на черном бархате лежала небольшая кость, судя по форме — человеческая. Шериф вынул ее из футляра и скомандовал:

— Положи руку ладонью вверх на стол.

Я повиновался. Он опустил кость в мою ладонь. Я не почувствовал ничего.

— Теперь отвечай на мои вопросы. Даже не думай лгать. Что ты делал на кладбище вчера ночью?

— Закапывал трупы людей, которые на меня напали, — ответил я. Шериф посмотрел на кость. Его лицо неуловимо дернулось, но я не успел считать эмоцию. Или мне показалось?

— Как именно и когда произошло нападение? — ровный голос собеседника убедил меня в том, что искажение было лишь мигнувшей тенью.

— Вчера ночью я должен был завезти денежные средства своему сиру, Адриану, — монотонно начал я. Меня пару раз допрашивали в юности, к счастью, как свидетеля, но процесс был значительно неприятнее, чем то, что происходило сейчас, — Поехал один. Остановился в переулке, чтобы протереть фары. Вышел из машины, они напали — двое, с битами и кастетами. Я их, естественно, нейтрализовал, но слегка перестарался. Погрузил в багажник, убедился, что никто не видел заварушку и поехал к Адриану. Отдал деньги и отправился на кладбище, потому что других вариантов избавиться от тел не придумал.

— Ты убедился, что за тобой не было слежки? — безымоционально спросил Шериф. Пока я рассказывал, он фиксировал мои слова. Я удивился, насколько ловко он управляется с пером и чернилами.

— Не заметил, дороги были пустые, если бы кто-то ехал за мной, я бы сразу срисовал.

— Хорошо. Ты приехал на кладбище, что произошло дальше?

— Я припарковался, перекинул трупы через забор, нашел свежую могилу. Раскопал ее — у меня водитель зимой лопату возит в машине. Скинул туда трупы. Закопал. Увидел огонек и решил проверить, кому еще не спится в такой час.

— Хм, — неопределенно отреагировал Шериф, мельком бросив взгляд на кость.

— Услышал разговор, потом увидел людей. Трое были одеты очень легко, я сразу заподозрил, что они вампиры. Понял, что шабашиты, потому что они говорили об обращении, точнее, о том, что пятеро завтра встанут и будет весело. Я отправил сообщение, но сдал себя светящимся экраном.

Шериф прервался на полсекунды, занеся перо над бумагой. Я продолжал:

— Они отправили одного, я его колом проткнул. Второго постигла та же участь. С третьим пришлось побороться, а потом вы приехали, но я это уже вчера рассказывал.

Шериф смотрел на кость в моей руке. Ничего не происходило.

— Зачем ты решил проверить, кто находился на кладбище?

— Интересно стало. Я бы не полез в драку, если бы меня не заметили.

— Зачем ты носишь с собой колья? — с подозрением спросил Шериф.

— На всякий случай. Жизнь штука странная, неизвестно, когда может пригодиться оружие.

Шериф снова хмыкнул.

— Если бы мне кто-то рассказал это, как историю, я бы посмеялся над глупой шуткой. Но ты, судя по всему, не лжешь. Сэкономил мне артефакт, — он осклабился, и под маской мелькнуло что-то жуткое, — За триста лет первый раз такой незамутненный случай.

Он забрал кость, спрятал ее в шкатулку, закрыл, убрал шкатулку в стол, а ключ — обратно в карман.

— Мы допросили шабашитов, которых ты обезвредил, и их информация подтверждает твои слова. На самом деле тебе крупно повезло, можно сказать, родился не в рубашке, а в бронежилете. В честной схватке ты бы не выстоял с ними даже один на один.

Я молчал, пытаясь понять, похвалили меня сейчас или унизили.

— С одной стороны, убийство людей мы не поощряем, — начал он, откинувшись на спинку стула, — Но в случае, если не было свидетелей и не осталось улик, это даже не нарушение. То, что ты проявил бдительность и помог Камарилье избежать проблем с выгребками, похвально. Князь уполномочил меня выразить тебе благодарность, и передать вот это, — с этим словами Шериф достал из стола продолговатую лакированную коробочку. Замка на ней не было. Он положил ее на стол и пододвинул ко мне. Я взял ее, открыл тугую крышку. На атласной подложке лежал обычный осиновый кол.

Я постарался сохранить невозмутимость, но мои брови, кажется, меня сдали. Шериф криво усмехнулся:

— Ты знаешь, что это такое?

— Это осиновый кол, — ответил я.

— Это не просто кол, птенец, — хохотнул он, — Это редкий артефакт. Знаешь, что третий, который чуть тебя не прикончил, был цимисхом?

«Ага, я угадал!»

— Нет, — соврал я вслух.

— Тебе вообще удивительно повезло, — поморщился Шериф, — Цимисхи обычно перемещаю сердце, чтобы его нельзя было проткнуть колом. Притворяются, что они в торпоре, и нападают, когда ты расслабился. Если же ты воткнешь этот кол в тело вампира, то его кончик отломится и отправится на поиски сердца. И он его гарантированно найдет, независимо от того, на месте оно, или же в левой пятке.

— Ого, — выдавил я, — Полезная вещица.

— Цени нашу щедрость, — наставительно погрозил пальцем Шериф. Это выглядело почти комично, но я сумел сохранить серьезное выражение лица.

— Благодарю за оказанную честь, — ответил я, захлопывая коробочку.

— На сегодня все. Иди, — Шериф махнул рукой. Я встал, спрятал футляр во внутренний карман пиджака, откланялся и вышел.

Дверь за мной захлопнулась сама. Я прислонился спиной к стене, переводя дух. Пронесло! Да еще и с наградой! Это было неожиданно и приятно. Обстоятельства складывались удачно, и я впервые за много лет почувствовал душевный подъем.

В главном зале у выхода я встретил Бу. Он изучал что-то в телефоне, и, казалось, не обращал внимание на то, что происходило вокруг. Помещение тем временем заполнялось. Сородичи смотрели на меня удивленно-заинтересованно, но ни один не решался подойти и заговорить.

— Они хотят узнать подробности вчерашней ночи, но я бы не советовал тебе трепаться, — услышал я голос за спиной. Как Бу умудрился незаметно подойти ко мне?

— И не собираюсь, честно говоря, — ответил я, оборачиваясь.

— Как прошел допрос? — буднично поинтересовался мой собеседник. Для служителя он был удивительно осведомлен.

— Как видишь, рассвет встречать не отправили, — попытался сострить я, — Можно сказать, отделался легким испугом.

— Да, для сородича после допроса у Константина ты слишком хорошо выглядишь, — ухмыльнулся Бу.

— Шерифа зовут Константин? — мгновенно среагировал я. До этого момента я не задумывался о том, что у него могло быть имя.

— Ты не знал? Ну, он не афиширует, — Бу натянул соскальзывающий капюшон поглубже, — Но вообще он Константин Павлович Вишневецки.

— Поляк?

— Был когда-то.

— Может, переберемся куда-нибудь в более комфортное место? — я поежился под изучающими взглядами тремеров, которые, ничуть не стесняясь, рассматривали нас издалека, как обезьянок в клетке.

— У тебя мы уже были. Приглашаю в гости, — хихикнул Бу. Ох, надеюсь, что вход в его апартаменты не похож на главный вход в убежище носферату. Я озвучил свои опасения, и он рассмеялся — мерзким скрипучим смехом, как несмазанная дверь.

— Я люблю окунать окружающих в дерьмо, но предпочитаю делать это другими методами, — ответил он, — Поехали.

Мы вышли из Элизиума в ясную апрельскую ночь. Я отправил водителя домой, и мы сели в мустанг.

Внутри машина казалась только вышедшей с конвейера. Ни потертостей кожи, ни царапин на приборной панели. Я восхищенно провел рукой по торпеде. Бу одобрительно хмыкнул, заметив мой восторг.

— Я сразу тогда купил пять штук, — пояснил он, — Эта — третья.

Мы въехали в промзону и остановились у высокого, в два человеческих роста забора. За забором оказался ангар, ворота которого начали открываться в тот же момент, когда закрылись те, через которые мы попали во двор. Бу припарковал машину, вышел — в ангаре включился свет.

Стараясь не крутить головой, я вылез из авто. Обычный теплый гараж. Инструменты в идеальном порядке, помимо мустанга — вишневый ягуар-кабриолет и джипообразная махина на огромных колесах, переделанная настолько, что я не смог по кузову понять, чем она была изначально. Ну не живет же он здесь при таких средствах?

— За мной, — скомандовал Бу, словно отвечая моим мыслям. Он перевел рычаг на стене в положение «вниз», и кусок пола отъехал в сторону. Мы спустились вниз по лестнице — по моим ощущениям, метров на пятьдесят под уровнем земли, Бу повозился с замком на внушительной металлической двери, и скользнул внутрь. Я последовал за ним.

Я никогда не представлял себе убежище носферату. Вентру предпочитают жить в респектабельных особняках или дорогих пентхаусах. Тореадоры выбирают квартирки в богемных кварталах. Брухи селятся в бараках на окраинах. Малкавиане обретаются рядом с психушками. Выводок носферату — молодняк — живут в гнезде где-то в канализации, но я никогда не думал, где могли бы жить носферату, предпочитающие уединенность.

Меня поразили масштабы помещения. Потолки три метра и площадь — минимум метров сто пятьдесят. Стильный лофт, мебель из массива дуба и металлического профиля. Точечное освещение, сохранявшее приятный полумрак.

Бу отлучился на минуту и принес стеклянный сосуд с кровью и два бокала. Я разглядывал его, видимо, рабочее место — шесть мониторов, какие-то девайсы с поблескивающими датчиками. Слева был еще один стол, на котором были разложены детальки и стояла паяльная станция.

— Нравится? — ухмыльнулся он, протягивая мне бокал.

— Очень, — кивнул я, отпивая. Удивительно, но кровь была именно такой, как я люблю. Следил он за мной, что ли?

— Я редко приглашаю к себе посторонних, — произнес он, садясь в кресло. Я устроился напротив, — Последний раз здесь гостили почти тридцать лет назад.

— Я признателен, — ответил я. Бу усмехнулся.

— Я слышал, что ты заключил сделку с Кссароном, — начал он, — Странный выбор.

— Он попытался навредить моему товарищу, с которым я был в близких отношениях еще до становления. Я помог им найти общие интересы, но пришлось несколько напрячься, — все то время, пока я говорил, Бу смотрел куда-то сквозь меня, но на последних словах его взгляд сфокусировался.

— Стоило ли тратить силы и подвергать себя опасности ради простого смертного, — бросил он.

— Ну, скажем так, мне была необходима определенная услуга.

Бу приподнял бровь. Точнее, мышцу, потому что бровей на его голом черепе не было.

— Мне срочно нужны были деньги, и так вышло, что быстро я мог их взять только у Крыса, — я решил, что правду говорить легко и приятно.

— Вот как, — мне показалось, что Бу несколько удивился, но не подал виду, — И на что же нужны были деньги?

— Адриан решил вложиться в какую-то сомнительную контору. Ну, это. На мой взгляд сомнительную, думаю, ему виднее, конечно. «Рейнбоу инкорпорейтед», производство пластмассы, холдинг «Пентекс»…

На слове «Пентекс» Бу аж подрыгнул.

— Куда-куда, говоришь, вложиться? — прохрипел он.

— Пентекс, производство пластмассы и детских игрушек, — повторил я, — У меня и коммерческое предложение где-то в офисе есть.

— Мда, — Бу выглядел ошеломленным.

— А что такое? — решил уточнить я.

— O sancta simplicitas, — усмехнулся он, — И ты даже не попытался узнать, что это за корпорация? Странно, учитывая то, что огонек на кладбище тебя заинтересовал сразу.

— Честно говоря, у меня не было на это времени, — ответил я, — Сначала искал деньги и разруливал ситуацию с Крысом и Кссароном. Потом закапывал трупы на кладбище и воевал с шабашитами. Сегодня был на допросе у Шерифа. Ни одной спокойной ночи.

— Ну тогда слушай.

То, что я услышал после, не поддавалось описанию.

Корпорация «Пентекс» занималась уничтожением планеты и людей во всех смыслах. Ею управляли порождения Вирма — существа, имеющие мистические сверхсилы. Их конкретные цели оставались неизвестными, а вот методов был вагон. В основном они отравляли природу и людей. Частично на Вирм работали вампиры — один из высокопоставленных шабашитов, Гарольд Цетлер, входил в Совет Директоров. На фоне конфликта Шабаша и Камарильи этот факт удивил меня больше всего.

— Неужели Адриан этого не знал, когда собирался вкладываться? — спросил я у Бу.

— Думаю, он все прекрасно знал. И вот это меня несколько тревожит. Потому что, насколько я могу судить, Князь не в курсе.

— Этого просто не может быть, — я был обескуражен, — Адриан с ним в хороших отношениях…

— Возможно, — осторожно ответил Бу, — Думаю, сейчас не стоит делать резких движений. Нужно подождать, как будут развиваться события. Иначе нас прихлопнут, как помеху.

— Логично, — согласился я.

Разговор о «Пентексе» занял почти всю ночь. Бу предложил остаться у него, но я сослался на дела и отказался. Мне нужно было все обдумать самому.

Я вызвал водителя, попрощался с Бу и поднялся наверх. В голове была каша.

Я бухнулся на заднее сиденье авто, как вдруг почувствовал, что телефон завибрировал. «Номер скрыт» — значилось на экране. Я поднес телефон к уху.

— Егор? Доброй ночи, — прошелестел знакомый голос, — Мы хотим, чтобы вы оказали нам усслугу.

Показать полностью
12

Зарисовки по миру VTM. Глава 3: Кладбище

Глава 1

Глава 2


Вечером следующего дня я позвонил Крысу. По моим прикидкам, он должен был уже проснуться. Автоответчик сообщил мне, что абонент разговаривает по другой линии. Я хотел положить трубку, но Крыс успел переключиться:

— Гоша, ты что им предложил? — начал он, не здороваясь, — Сейчас ко мне пришли бравые ребята, говорят, хотят сотрудничать. Выкатили приемлемые условия даже, у меня прибыля не упадут. Я ж тебе теперь по гроб жизни обязан! Что ты им сказал?

— Ничего особенного, — попытался съехать я, — Но ты обещал мне товара подогнать.

— Ну насчет товара не знаю, а вот денег одолжу. Только под расписку, не обижайся уж — сам понимаешь, такими суммами не разбрасываются, а мне еще бизнес развивать, — он отвлекся, отдавая кому-то команду «нести эти гребаные мешки наверх, да побыстрее», — Так вот. Заезжай хоть прям щас на старую базу, выпьем и все порешаем.

— Скоро буду, — заверил я и отключился. Все складывалось как нельзя лучше. Если получится, то завезу Адриану деньги до рассвета.

Я привычным движением натянул кобуру с пистолетом, к которой теперь были прилажены еще и колья, затем выгреб половину суммы из сейфа и сложил в чемоданчик, открывающийся по отпечатку пальца. Подумал. Выгреб деньги, аккуратно сложил в пластиковый пакет и засунул впереди под ремень. Глянул в зеркало — футболка смешно топорщилась на животе. Надел кожаную куртку, застегнул. Снова посмотрел в зеркало. Бугра на животе видно не было, но конструкция сковывала движения.

— Ну я же не собираюсь ни от кого убегать, — сказал я вслух самому себе и вышел из кабинета.

В клубе было тихо. Я не стал брать водителя, решив, что вполне себе в состоянии доехать сам.

За день снег сильно подтаял вместе с асфальтом, и я, чертыхаясь, пытался угадать в темноте, в какой луже притаилась яма. Безлунная ночь не помогала; еще и омывайка закончилась, а фары я забыл протереть. В очередной раз попав колесом в дырку, я решил не испытывать судьбу и подвеску, и припарковался на аварийке. На улице не были ни души, мешать я никому не мог, да и дел-то было всего на пять минут.

В багажнике оказалась еще полбутылки омывайки. Залив ее и протерев фары, я обогнул машину, чтобы кинуть пустую тару обратно, и получил бейсбольной битой по голове.

Тот, кто ударил меня, явно понимал, с кем имеет дело, потому что не стал останавливаться. Я умудрился уклониться от второго удара, нырнув вбок, и развернулся лицом к наглым нарушителям порядка.

Пара крепких ребят с битами и кастетами. Настроены серьезно, в глаза не смотрят. Рожи протокольные. И откуда же такие красавцы взялись? Следили за мной или просто тут промышляют?

Все эти мысли пронеслись в голове за доли секунды, пока гопники соображали, как бы получше взять меня в клещи. Они бросились на меня одновременно с двух сторон, а я прыгнул навстречу, огребая от одного битой по ребрам. Но маневр удался — в следующую секунду я с наслаждением впился во второго, глубоко погрузив клыки в артерию на шее. Он моментально обмяк, выронив кастет.

Я поднялся, вытирая губы тыльной стороной ладони. Второй попятился назад. Будь они поумнее, взяли бы кол, и я лежал бы уже без сознания; но, видимо, тот, кто отправил их, не уточнил эту деталь, или же они ей пренебрегли.

— Цыпа-цыпа, — глумливо поманил я противника, — Иди сюда, играть будем.

Тот перехватил биту и приготовился обороняться.

— Скажешь, кто вас отправил — останешься в живых. Заодно весточку передашь.

На лице гопника промелькнула светлая мысль. Даже такой безмозглой твари не хотелось умирать, особенно в апрельской чавкающей жиже с перекушенным горлом.

— Н-нас послал один мужик. Я не знаю, как его зовут, он не сказал.

— Как выглядел? — уточнил я, не спуская с него глаз.

— Ну, бледный такой, высокий. Волосы русые. Лет сорок на вид, шмотки дорогие. Денег много обещал.

— Много — это сколько?

— Д-двести тысяч на двоих, — запинаясь, пробормотал неудачливый ассасин.

— Понятно, — протянул я, — Двести тысяч — хорошие деньги.

И прыгнул на него, повалив в тающий снег.

Пить кровь я не стал; мерзость полная, не то, что кровь девушек-блондинок, которую предпочитаем мы с Адрианом. За те несколько минут, пока шла драка, ни одной живой души не появилось в переулке. Я погрузил оба тела в багажник, проверил, нет ли на мне пятен крови, поправил пакет под футболкой и поехал дальше.

Крыс меня явно ждал, и таким довольным я его не видел с тех пор, когда ему удалось за копейки выкупить партию чистейшего колумбийского порошка. Он разлил виски по стаканам и салютнул мне:

— За развитие базнеса!

Я кивнул, делая вид, что пью.

— Я за рулем, так что по маленькой, — пояснил я, видя его огорченную гримасу.

— Слишком уж ты законопослушный, — пожурил он меня, ухмыляясь, — Прямо удивительно, как ты умудряешься держать такой шалман.

Я пожал плечами.

— Ладно, к делу, — Крыс мгновенно стал серьезным, — Пять лямов. Пиши расписку, — протянул он мне листок.

Я внутренне хихикнул, представляя, как бы он отреагировал, подпиши я расписку кровью по вампирским традициям.

— Ну, давай сюда, — он забрал у меня бумажку и бросил в сейф, откуда выудил спортивную сумку, — Прости, что мелкими купюрами. Пересчитывать будешь? Я машинки тут приобрел, блеск! Сами считают.

Он любовно погладил один из счетчиков банкнот по серебристому боку.

— Давай посчитаем, — согласился я.

Минут тридцать мы пересчитывали деньги. В сумке оказалось ровнехонько пять миллионов. Я сложил пачки обратно, поблагодарил Крыса и мы попрощались, как старые друзья.

— Что же ты все-таки им пообещал? — поинтересовался он, провожая меня до дверей.

— Секрет фирмы, — усмехнулся я, — Отдам деньги — скажу.

— Заметано, — хлопнул меня по плечу Крыс.

Мы распрощались. До рассвета была еще уйма времени. Я позвонил Адриану.

— Слушаю, — буркнул недовольный голос в трубке.

— Готов завезти то, что вы хотели, — ответил я.

— Ого, — удивленно выдавил он, — Оперативно. Я у себя, вези.

Я вдавил тапочку и уже через двадцать минут был у дома сира. В окнах особняка горел свет, на парковке перед воротами стояла пара дорогих авто. Я притулился сбоку, проверил, как себя чувствуют два трупа в багажнике и зашагал к крыльцу.

Дверь открыл старый гуль-дворецкий. Старый — это потому, что ему лет сто, не меньше; выглядит он вполовину моложе. Я снял куртку, отдал ему, тут же достал деньги из-под футболки и закинул их в сумку.

— Господин ожидает вас в кабинете, — церемонно сообщил мне дворецкий, унося мою верхнюю одежду. Я поднялся на второй этаж.

В кабинете за столом, обтянутым сукном по старой моде, сидел Адриан. На диване у стены развалился Евгений. Когда я вошел, его лицо, до этого скучающее, выразило крайнее удивление.

— Вечер добрый, — невозмутимо поприветствовал я сира, — Принимайте.

Я поставил сумку на кресло, стоявшее у стола, и встал слева от него.

— Хвалю, — коротко улыбнулся Адриан, — Учись, птенец! — бросил он Евгению. Я кожей чувствовал, как он злится, и меня это даже радовало. В конце концов, его ребята пытались меня угробить пару часов назад.

— Позвольте узнать, а что это за проект, в который вы вкладываетесь? — как можно более невозмутимо осведомился я, пока сир перекладывал пачки денег из сумки в сейф.

— О, там совершенно восхитительная штука, — Адриан словно ждал этого вопроса. Следующие полчаса он подробно рассказывал мне о постройке двух суперприбыльных заводов, в которые вкладываются вампиры и местные богачи. Я поддакивал, задавал наводящие вопросы, вставлял комментарии. Евгений медленно закипал, но без отмашки сира он не мог сказать ни слова.

На самом деле, слушать о заводах мне было неинтересно. Весь это балаган был исключительно с целью позлить птенца. Но вскоре мне надоело прикидываться увлеченным собеседником, и я, сославшись на срочные дела, начал собираться обратно в клуб.

— Егор, ты бы все-таки присмотрелся к заводам, — сказал мне сир, когда я уже открывал дверь кабинета, — У нас на тебя большие планы.

— Обязательно, — оскалился я, — Всенепременно.

У меня тоже были большие планы, и управление заводом по производству пластика в них никак не входило.


Нужно было утилизовать два трупа, которые все еще лежали в багажнике, и желательно до рассвета. Если они там проваляются весь день, то завоняют, потом запах не отмою.

Вариантов было немного. Можно было скинуть их в реку, отвезти в лес и прикопать или подкинуть в свежую могилу на кладбище.

Лес отпадал однозначно. В ближайшем к городу лесу жили оборотни, и им очень не нравилось, когда туда забредали вампиры. Река, хоть и уже почти освободилась ото льда, постоянно патрулировалась, потому что рыбаков то и дело уносило. Лезть на кладбище не хотелось, но своей ванной с кислотой я не обзавелся, а сдавать на кухню два трупа у меня еще не хватало наглости.

Я доехал до городского кладбища. Объездная дорога проходила как раз около дальнего забора, так что сторож меня при всем желании не мог бы заметить. Припарковался, открыл багажник, вытащил два тела. Их одежда уже пропиталась кровью, две лужицы осталось на резиновой подложке. Потом вытру, главное не забыть. Захватил лопату, которую мой предусмотрительный водитель зимой всегда возил с собой.

Трупы были достаточно тяжелые, но с момента становления во мне как будто прибавилось сил. Не без труда я дотащил их до забора и перекинул через невысокую ограду. Тела глухо приземлились в еще пышный сугроб — здесь никто не чистил, а зима выдалась снежной.

Я перемахнул через забор вслед за трупами. Прошел чуть вперед, выглядывая свежие могилки. Мне повезло — буквально в пятидесяти метрах от меня виднелась одна, не припорошенная снегом, с простеньким деревянным крестом и самыми дешевыми пластиковыми цветами. Сюда явно не придут через месяц ставить гранитный памятник.

Копать сначала было тяжеловато, но вскоре я приноровился, и дело пошло легче. Сырая земля, уже перекопанная сегодня, поднималась крупными комьями. Через час упорной работы я наконец вырыл достаточно глубокую яму для двоих. Спихнул трупы туда. Закапывать было веселее — управился буквально за полчаса. Утрамбовал землю, присыпал снежком. Хорошо, что взял перчатки. Хоть и не чувствую холода, голыми руками все это делать — такое себе удовольствие.

Трупы я тащил напрямую от забора, а вот вернуться к машине я решил по дорожке, проходящей почти рядом с оградой, чуть в круг, но хоть не по сугробам лезть. Дорожка была утоптана, а кое-где и расчищена. Я отряхнул штаны, осмотрел одежду — грязненько, но приемлемо, словно и не шарился в ночи по кладбищу. Вдруг краем глаза я заметил огонек, мелькавший где-то слева.

Я прислушался. Прошел ближе к источнику света и прислушался снова. До меня доносились обрывки фраз:

— А ну копай, скотина!

— Как ты думаешь, пятерых нам хватит?

— Думаю, да. Завтра, когда они встанут, будет веселуха!

Прячась за надгробиями, я подошел еще ближе. Три экстремально легко для такой погоды одетые фигуры стояли, переговариваясь, а пятеро людей с лопатами рыли окоп. Мерзлая апрельская земля поддавалась плохо, и троица периодически покрикивала на работничков.

Тот, кто спрашивал про десяток, стоял ко мне полубоком. В один момент он повернулся в мою сторону, и я увидел, как в свете фонаря блеснули клыки. Лицо было мне не знакомы. Я начал перебирать в голове варианты, и тут на меня снизошло озарение. Это же шабашиты! Готовят выгребков, которые поднимутся завтра ночью. Я дрожащими руками вытащил из кармана телефон и набрал смску в отдел реагирования, которым руководил Шериф.

— Эй, Фанера, ну-ка сходи глянь, там в темноте что-то блеснуло, — лениво бросил тот, который подгонял копающих. Чертов светящийся экран!

— А чо я-то? — возмутился Фанера, который до этого молчал.

— Потому что я — дуктус, Сарацин — священник, и мы заняты серьезным делом. Лопатоголовые уже докопали почти. А там что-то светилось, я видел. Если что, кричи громко. Не торопись, одного тебе оставим.

Один из вампиров отделился от троицы и побрел в мою сторону. Я нащупал под курткой кол, осторожно вытащил его и замер.

Шабашит подошел к надгробию, за которым я скрывался. Обернулся — дуктус к этому моменту уже оприходовал первого, и тело упало в ров. Священник был занят вторым, остальные понуро ожидали своей участи. Сделал еще пару шагов по дорожке, поравнявшись со мной, развернулся спиной ко мне и собрался уже идти назад. Более идеального момента просто и ожидать было нельзя. Я прыгнул на него, загоняя кол прямо туда, где должно было быть сердце. Вот так вот не носить теплую куртку в апреле!

Вампир не успел даже звука издать, и рухнул лицом в снег. Я подтащил его за ноги к себе. Остальные двое были слишком заняты лопатоголовыми и не обратили внимания на глухой звук падения.

Я снова затаился, сжимая в руках следующий кол. Третий, последний, я спрятал в рукав.

— Слышь, сходи проверь, куда Фанера свалил, — сказал дуктус, укладывая очередную жертву в импровизированную братскую могилу, — Обиделся он что ли? А я тут тогда все доделаю.

Второй вампир прошел по той же дорожке, но не стал останавливаться, а прошел дальше. Я в два прыжка настиг его и умудрился попасть с первого раза. Шабашит упал, я тут же вскочил, обернулся и увидел, как прямо на меня смотрит дуктус, как раз опустивший в землю последнего выгребка.

Это была вообще не та ситуация, в которой я планировал оказаться. Вампир бросился в мою сторону, но я успел выхватить пистолет и высадить в него пол-обоймы. Он прыгнул на меня, намереваясь повалить, но выстрелы помешали ему, и я ушел в сторону и развернулся лицом к противнику. Он попытался сделать еще бросок, но я снова ушел, стреляя почти в упор. Когда ж ты уже сдохнешь? Третий бросок оказался самым удачным, и мы сцепились на земле. Я бросил пистолет и попытался ткнуть его в грудь спрятанным в рукаве колом. Но шабашит только осклабился в ответ на кол в том месте, где должно было быть сердце.

— Не ожидал, камарильская подстилка? — прохрипел он, пытаясь схватить меня голой рукой за лицо.

«Цимисх», — промелькнуло в моей голове.

Внезапно тело, прижимавшее меня к земле, взмыло в воздух.

— Попался! — послышался голос Шерифа, — Успокой его.

Я поднялся. Видок у меня был, конечно, не лучший — весь в грязи, мокрый.

— Вот, — я развел руками, не зная, что добавить, — Я тут… А они. Ну я и решил…

— Решил что — напасть на троих шабашитов в одиночку? — прищурился подошедший Шериф. Его помощники уже грузили тела в заехавшую прямо на территорию тентованную газель.

— Нет, решил сообщить. А они увидели, как блеснул экран. Отправили одного, я его колом того, — Шериф смотрел на меня со смесью удивления и недоумения, — Потом второго так же. Второй громко упал, и третий услышал, я в него обойму высадил, пытался колом, а у него сердце… И потом вы знаете, — сбивчиво закончил я рассказ.

— Вот слушаю я тебя — птенец птенцом, а смотрю вокруг — трех шабашитов завалил, а на самом ни царапины, — глубокомысленно протянул Шериф, — Ты-то сам что на кладбище забыл?

— Да я это… В общем… Ехал вот и вдруг решил…

— Уф, избавь меня от выслушивания долгих историй, — внезапно прервал меня Шериф, — Расскажешь на допросе завтра. В Элизиуме быть к полуночи как штык. Понял?

— Понял, — кивнул я.

Шериф отошел к газели, а я побрел через главный выход к своей машине. Хорошо, что я решил прикинуться шлангом, а то бы меня не отпустили. А так… может, даже мучать не сильно будут.

До клуба я добрался без приключений. Оставил водителю записку, чтобы тот почистил авто днем, и упал спать уже почти перед самым рассветом.

Показать полностью
12

Зарисовки по миру VtM. Глава 2: Неонат

1 глава


Челюсть, к счастью, не пострадала — после того, как я стал вампиром, меня вообще было непросто покалечить. Уклоняясь от удара, я видел, как в замедленной съемке, переворачивающийся стол с кровавой пирамидой, крепких ребят в смокингах, оттаскивающих от меня Евгения, обеспокоенного Адриана на заднем плане. Мир на мгновение стал дискретным, но тут же вернулся в свое нормальное состояние.

— Адриан! — прогромыхал где-то надо мной голос Князя, — Объяснитесь!

— Ваше Темнейшество, я…, — он не успел договорить. Или я не успел расслышать.

Моего противника уже утащили. Я огляделся — сородичи толпились вокруг расплывшегося красного пятна посреди зала. Сенешаль подошел к луже. Покачал головой. Взмахнул рукой, и кровь впиталась в мраморный пол вместе с осколками.

— Инцидент исчерпан, — громогласно заявил он и скрылся в толпе.

Теперь все неонаты, и даже некоторые служители стремились пообщаться со мной и выяснить подробности моих отношений с нападавшим. Адриан славился тем, что его птенцы всегда безукоризненно соблюдали правила, и ни разу не были замечены даже в мельчайших нарушениях Традиций, что уж говорить о мордобое в Элизиуме. Более древние Сородичи не демонстрировали откровенного интереса, но я знал, что все уши в зале сейчас обращены ко мне. И я вел себя так, как мне показалось логичным — отмалчивался с таинственным видом.

Попытки разговорить меня быстро утомили, и я вышел из Элизиума вымотанным задолго до окончания приема.

— Отлично держишься, — прокомментировал хриплый голос за моей спиной, — Жаль, у Адриана теперь будут проблемы.

— Благодарю, — ответил я на первую часть высказывания, разумно проигнорировав вторую.

Бу встал рядом, поплотнее запахнув плащ. Шел мелкий снег, совсем неуместный в начале апреля, но мне было все равно.

— Не бросай его сейчас. Сир не становится бывшим, как только птенец получает самостоятельность. Да, это неприятный инцидент, но твое поведение нивелирует эту оплошность.

Я кивнул, соглашаясь. Мы постояли еще минут пять, молча глядя на снег. Я достал телефон и написал водителю, чтобы тот подъезжал.

— Вас подвезти? — спросил я у носферату.

— Благодарю, я сам, — он спустился с крыльца и растворился в апрельской ночи. Я упал на заднее сиденье «мерседеса» и скомандовал: «В клуб».

Отъезжая, я увидел, как с парковки выруливает винтажный мустанг, и улыбнулся. Совсем необязательно быть красавцем, чтобы понимать в красоте.

***

Я стал регулярно выезжать в Элизиум. Другие неонаты, которым меньше повезло с деньгами и стадом, за малые услуги кормились у меня в клубе, который технически был доменом Адриана. Сир, кстати, без труда выпутался из неудобного положения. Ему всего лишь запретили выводить птенцов в свет до особого разрешения, а вот Евгений был показательно наказан. В ближайшие пять лет ему не светило стать неонатом.

Адриан заявился ко мне вечером понедельника в своей обыкновенной манере. Я зашел в кабинет, а он уже сидел на диване и перебирал какие-то бумаги.

— Надо вложиться в один проект, — начал он, не здороваясь, — Не хватает сущей мелочи, десяти миллионов наличными. Рублей. Твоя задача — найти их до пятницы.

Я не сообразил сразу, что ответить, а сир истолковал мое молчание по-своему.

— Вижу, что согласен. Я загляну к тебе в пятницу, — он бросил ворох бумаг на кофейный столик, — Вот, ознакомься на досуге. Если в пятницу не будет денег, старейшины будут недовольны, — добавил он уже у двери.

Десять миллионов рублей можно было бы заработать за месяц, или в крайнем случае продать что-то из активов, но найти их за четыре ночи… Я судорожно перебирал в голове варианты. Кредит под залог бизнеса? У меня нулевая кредитная история, могут и не дать за такой срок. Попросить в долг было не у кого. Я взял из стопки лист наугад и пробежался глазами по тексту.

«Таким образом, «Пентекс» предлагает… «Рейнбоу Инкорпорейтед»… производство пластмассы… «Авалон Инкорпорейтед»… детские игрушки». Что за хрень?

Я еще раз перебрал бумаги. На десяти листах в схемах и картинках какая-то корпорация предлагала поучаствовать в строительстве двух заводов в области. Первый завод планировал производить пластмассовые изделия, второй — детские игрушки. Вкусные дивиденды. Перспективная область даже на мой непрофессиональный взгляд. Даже тот факт, что сфера деятельности в принципе довольно далека от обычных интересов Камарильи, меня не смущал. Деньги — хороший социальный лифт даже в вампирском сообществе, и интриги требуют финансирования.

Кляня себя за то, что реинвестировал почти всю прибыль и не отложил достаточно, я прикинул, сколько денег можно вывести к пятнице. Получалось чуть больше половины. Еще четыре с половиной миллиона нужно было буквально высосать из пальца.

Я не хотел обращаться к тому, кто мог бы одолжить мне денег. Точнее, дать возможность быстро и безболезненно их заработать. Но мои желания шли вразрез со сложившейся ситуацией, и я подчинился ей. Набрал по памяти номер, надеясь, что его не продали кому-то еще.

— Слушаю, — раздался в трубке знакомый прокуренный голос.

— Привет, Крыс. Есть срочное дело, не заскочишь?

— А ты, я смотрю, друзей старых вообще забыл, — обиженно возразил Крыс, — Ребята говорят, что работаешь на какого-то пидора. Я не осуждаю, но после всего этого, ну ты понял…

— Ну ты же сам понимаешь, времена сложные, нужно было залечь на дно, — беззастенчиво соврал я, — Вот сейчас тема появилась. Ну давай, что ты ломаешься, как целка.

— Через час буду в твоем шалмане, — неожиданно согласился Крыс, — Захватить чего?

— У меня все свое, не переживай, — заверил я его. Он тут же отключился.

План был прост. Взять партию наркотиков а реализацию, толкнуть и получить свой профит. У Крыса была своя относительно небольшая фабрика и налаженный канал с Афганистаном. Когда-то я познакомился с ним, будучи простым пушером, и с тех пор поддерживал контакт. Набрать товара и продать его за пять лямов в розницу с моими сегодняшними связями не составило бы труда. В крайнем случае, он мог одолжить мне денег, хотя брать у него в долг я очень не хотел.

— Ну, выкашливай, — скомандовал он, после того, как за секретаршей, принесшей виски и сигары, закрылась дверь, — Нихреново ты себе, конечно, кабинетик отгрохал.

Крыс развалился на диване, закуривая сигару и отпивая виски. Я сделал вид, что тоже пью.

— Мне нужно пять лямов на дело, — начал я непринужденно, — Верну быстро. Просто срочность такая, сам понимаешь.

— И ты хочешь, чтобы я тебе их дал, так что ли? — приподнял бровь Крыс.

— Ну, ты можешь продать мне товар из расчета, что я получу с него пять лямов чистыми, — предложил я.

Крыс хмыкнул. Отхлебнул виски.

— Тут такое дело, Гоша, понимаешь, — я поморщился. Он с самого знакомства звал меня Гошей, хотя я никогда так не представлялся, — На нас тут наехали некоторые серьезные ребята. Пытаются подмять под себя… Мы трепыхаемся, конечно, но мои братки как-то совсем плохие стали, или товар пошел такой — мерещиться им стало всякое. Так что я уже почти не при делах. И у меня товара осталось всего на пять лямов.

— А что за ребята? — попытался уточнить я, — Может я смогу чем-то помочь?

— Пидорка своего заступиться чтоль попросишь? — невесело усмехнулся Крыс, — Вот, гляди.

Он потыкал в экран своего телефона и, наконец, открыл нужную картинку.

Я глянул на фото, сделанное, видимо, охранником базы буквально за пару минут до мучительной смерти, и если бы мог — покрылся бы холодным потом.

Когда Адриан объяснял мне устройство вампирского мира, он подробно рассказывал о всех кланах, которые могли встретиться в моей не-жизни. Он подробно описывал, чем занимается каждый клан, какие сферы стремится захватить и откуда берет ресурсы. Наш город принадлежал Камарилье, и шабашитские стаи наезжали сюда временами, навести шороху и встретить свой бесславный конец под лучами рассвета. Анархи, третья серьезная сила среди вампиров, придерживались нейтралитета, яростно охраняя границы своих территорий. Независимые кланы и вампиры, принадлежащие к ним, было лояльны Камарилье и соблюдали Маскарад в обмен на относительно спокойное существование.

Сородичи, чье фото я видел на экране у Крыса, были из последних. Их невозможно было спутать с другими вампирами - чуть раскосые глаза, золотистые чешуйки на запястьях. Сетиты, или Змеи, как называл их мой сир, давно пытались подмять под себя наркотрафик и торговлю людьми в городе. Судя по осунувшемуся Крысу, у них неплохо получалось.

— Я знаю, кто это, — осторожно начал я, — Но вряд ли смогу помочь тебе в сохранении независимости. Это тот случай, когда выгоднее сотрудничать, а не воевать.

— Они не хотят сотрудничать, — обреченно протянул Крыс, — Мы предлагали. Они хотят захватить рынок, а на нас им плевать.

— Если у меня получится на них повлиять, и хотя бы оставить тебя и ребят — ты продашь мне товар?

— Я тебе так этих денег дам, только вот не получится у тебя нихрена, — Крыс в сердцах стукнул стаканом о столешницу, — Ты ж теперь вон какой.

— Топай вниз к девочкам, за счет заведения, — сказал я, — А завтра посмотрим.

Крыс оживился. Мы перекинулись еще парой фраз ни о чем, и он ушел кутить. А я позвонил Адриану.

— Что, ты уже нашел деньги? — не здороваясь, спросил он.

— Нет, но уже в процессе. Скажите, а кто сейчас среди сетитов захватывает новые рынки сбыта запрещенных препаратов?

— Кссарон, — не задумываясь, ответил Адриан, — А тебе зачем?

— А как на него выйти?

— Съездить к нему на базу, например, — голос Адриана из раздраженного стал заинтересованным, — А что случилось?

— Пока ничего, — уклончиво ответил я, — Пробиваю одну тему. Если получится — то будет все хорошо. Где, говорите, у него база?

— В районе Красных Казарм, я тебе сейчас адрес скину, если надо, — кажется, мой сир был заинтригован. Он уже не отвечал за мои косяки, но имел профит с удачных сделок.

— Да, буду весьма благодарен, — ответил я.

Он отключился, и через минуту скинул скриншот карты с выделенным зданием.


Как неонату уговорить сетитов оставить в живых каких-то смертных? На мгновение мне показалось, что я ввязываюсь во что-то, что мне не по плечу. Но я отогнал эти мысли. Нужно было действовать как можно скорее.

Я достал из сейфа старый ПМ, купленный еще в то время, когда я промышлял наркотой. Вряд ли бы он помог мне, но его металлическая тяжесть прибавляла уверенности. Спустился вниз, дал ценные указания администраторам на случай, если меня не появится к утру и если я не объявлюсь через пару дней. И вышел в свежую апрельскую ночь.

Я долго думал, стоит ли парковаться прямо рядом с базой, или лучше оставить машину в паре кварталов? В итоге остановился за углом у глухого забора. Посидел минуту, собираясь с мыслями и прокручивая варианты. Вышел из авто и пошел к приоткрытым воротам.

Удивительно, но на КПП никого не оказалось. Я проследовал вглубь. База была похожа на огромный склад: забор скрывал несколько приземистых строений, рядом с которыми были запаркованы тентованные газели. В нужном мне здании на втором этаже горел свет.

Я дернул ручку двери — она оказалась не заперта. Потянул на себя и встретился лицом к лицу с бравым охранником. Во всяком случае, он был одет в типичную форму охраны и явно был удивлен моим появлением.

— Мы не ждем гостей, — грубо начал он, — Проваливай.

— Меня ждет твой босс. Пропусти, — невозмутимо скомандовал я, глядя ему в глаза. Он на секунду замер, а затем попятился, часто-часто моргая. Я протиснулся мимо, а он так и остался стоять у двери.

Перед единственной дверью, через замочную скважину которой был виден свет, я замер. Они наверняка не полные идиоты и в курсе того, что я к ним пришел. Встретят меня сейчас колом в грудь и оставят на крыше встречать рассвет.

С другой стороны, других вариантов у меня не было, раз уж я сюда пришел. И я постучал в дверь.

— Войдите! — раздался раздраженный голос.

В комнате с облупившейся штукатуркой за столом сидел совершенно лысый азиат с татуированным черепом. Ему явно было не до меня. На стульях напротив сидели двое — один худой и изможденный на вид, в кожаной куртке, второй — плотный и приземистый араб с характерными чертами лица. Они оба обернулись и с удивлением уставились на меня.

— Господин Кссарон? — вопросительно посмотрел я на татуированного.

— Какие проблемы? — поднял он взгляд.

— У меня есть к вам дело, — я старался не показать, что нервничаю, — Оно касается одной из человеческих банд, которые вы на данный момент пытаетесь уничтожить. Согласитесь, — я посмотрел ему в глаза, — Эта тема достойна обсуждения.

— Допусстим, — он откинулся на спинку кресла, всем своим видом демонстрируя собственное превосходство, — Присаживайтесь.

Двое посетителей недоуменно перевели взгляд с меня на него и обратно. Я же, сохраняя невозмутимость, взял стул, стоящий у стены, и уселся прямо напротив сетита.

— В городе есть банда наркодилеров под предводительством человека, который зовет себя Крыс, — начал я. Худой поморщился, — Эти люди находятся под моим покровительством, но я не хочу заниматься наркоторговлей. Мы могли бы договориться. Вы оставляете их в живых, они согласны работать на вас. Взамен я могу предоставить свое заведение в качестве рынка сбыта и кормушки для ваших подчиненных.

Татуированный хмыкнул. Посмотрел на бумаги, лежащие перед ним.

— Ессли бы вы заявилиссь вчера, то я бы прогнал васс, или даже ссделал бы что-нибудь похуже. Но мне только что доложили о потерях после вчерашней попытки захвата их производсства, и я вижу в вашем предложении здравое зерно, — сетит выглядел недовольным, но я не терял надежды на благоприятный исход, — Но вссе же, я ссчитаю, что поссле того, как они положили моих бойцов, ваше предложение недосстаточно щедро.

— Какие варианты вы хотели бы обсудить? — вот сейчас он заявит что-нибудь в духе «принеси мне голову оборотня», и я в жопе.

— Меня усстроили бы ваши уссловия, плюсс вы будете должны одну малую усслугу. Даже не клану ссетитов, а всего лишь лично мне.

Араб хихикнул. Татуированный строго посмотрел на него, и тот вжался в стул.

Малая услуга не грозила моей не-жизни, но быть обязанным сетитам неприятно. Тем более, что в Камарилью они не входили, хотя и были лояльны к ней.

— Я согласился бы на незначительную услугу, но малой услугой вы ставите меня в затруднительное положение, — произнес я очевидное, лихорадочно пытаясь придумать выход из ситуации.

— Зато вашим людям, — Кссарон презрительно подчеркнул голосом слово «людям», — Ничего не будет угрожать.

— Если только вы будете работать с ними а не эксплуатировать, — уточнил я, — В конце концов, гули могут быть полезны.

— Вот как, — задумчиво протянул сетит, — Допусстим. Две незначительные усслуги — и мы договорилиссь.

Дальше торговаться не было смысла, он и так мне уступил. Для моих дипломатических способностей это был потолок.

— Я согласен, — ответил я, — Предлагаю скрепить договор.

Кссарон ухмыльнулся, достал из ящика чистый лист и протянул мне. Я набросал расписку, как меня учил сир, и поставил кровавый отпечаток пальца вместо подписи.

Сетит внимательно прочитал текст, покачал головой и тоже подписал бумагу.

— Удивительно, вссего лишь неонат, а ведете ссебя, как опытный сслужитель.

— У меня были хорошие учителя, — ответил я, вставая, — Позвольте откланяться.

— Вссего хорошего, — прошелестел Кссарон. Я вышел из кабинета, все еще опасаясь, что в спину мне прилетит кол. Но обошлось.

Легкая победа меня воодушевила. Осталось сообщить Крысу о благоприятном исходе, взять у него денег и инвестировать в этот Рэйнбоу Инкорпорейтед.

Я вернулся в клуб. Крыс вовсю развлекался; я решил придержать хорошие новости до следующего вечера и отправился спать.

Показать полностью

Месяц учебы на Пикабу. Доставайте ваши зачетки!

Месяц учебы на Пикабу. Доставайте ваши зачетки!

Сентябрь горит, пора и нам жечь! Первый месяц осени и учебного года мы провозгласили месяцем обучения на Пикабу. Вряд ли вы не знаете, но для новичков объясняем.


Вместе с LG мы устраиваем тематические месяцы. Август был о геймерах и играх: мы запускали старые игры на мониторе 21:9, пугали бабулек у подъезда и с головой погружались в игры. А среди пикабушников устраивали конкурс постов. Приз — UlraWide монитор от LG — вы, пикабушники и пикабушницы, отдали @Little.Bit за вот этот пост. В этом месяце мы объявили новый конкурс, в котором разыгрываем еще один широкоформатный монитор.


В сентябре ждем ваши посты по теме учебы и образования. Расскажите, как чудом сдали экзамен или, наоборот, попались на обмане. Поделитесь гордостью за красный диплом или работающим лайфхаком для студентов. Чтобы участвовать в конкурсе поставьте в посте тег #учеба или #образование и метку [моё].


Итак, конспектируем:
– Напишите пост на тему месяца (сентябрь — учеба) до 24 сентября включительно.
– Поставьте тег #учеба или #образование и метку [моё].
– Все! Контрольная сдана. Оценку поставят пользователи.
Лучшему студенту на курсе подарим 29-дюймовый монитор LG.
Отличная работа, все прочитано!