137

Как я сома готовил

Как я сома готовил СССР, Москва, Гастроном, Длиннопост

Рыбный отдел в московском гастрономе. СССР.


Июнь 1990 года. Я живу в Москве на «птичьих правах». Как я там оказался? Тому есть предыстория.. В предыдущих рассказах уже упоминал о том, как работал вожатым в 1987-88 годах в знаменитом лагере «Орлёнок», и творческой смене детских театров и ансамблей. Я очень подружился с ребятами из Театра юных москвичей из Дворца пионеров на Ленинских горах, этот театр составлял почти половину моего отряда. И так получилось, что один славный, умный, гордый и очень талантливый парень по имени Ваграм регулярно писал мне последующие 2 года прекрасные и подробные письма. Он пригласил приехать в гости, и летом 1989 года я приехал, благо, что тогда билет в купе по студенческому билету стоил сущие копейки. Я прожил почти 3 недели в абсолютно новом мире, так не похожем на привычные серые новосибирские будни. Семья Ваграма проживала в номенклатурном доме на Смоленской набережной, идти к нему нужно было через Арбат с его диковинными обитателями, затем пересечь Смоленскую площадь, и спуститься к Москва-реке. На крыше виднелись белые статуи героического вида эпохи развитого соцреализма, а в подъезде сидела вахтёрша строгого вида, не пускавшая посторонних и устраивающая допрос с пристрастием каждому неизвестному ей лицу.


Семья Апресянов весьма радушно приняла «вожатого Сашу», это была очень интеллигентная московская семья: мама — преподаватель консерватории имени Гнесиных, папа — скульптор, член Союза художников, старший брат Рубен — молодой, но очень многообещающий художник. Квартира — мастерская, увешанная картинами в стиле Сарьяна (один этюд я получил в подарок от Рубена, и он сохранился — вид на озеро Севан и гору Арарат), уставленная гипсовыми бюстами и статуями балерин. Я знакомился с друзьями Ваграма — «поколением дворников и сторожей», музыкантами, актёрами, пел им свои первые песни и с удивлением узнал о том, что они — полная лажа, кроме одной-двух, написанных в духе раннего «Аквариума» (а мне-то они казались такими весёлыми, или мрачно-крутыми!). В общем, вернулся я в Новосибирск слегка «захиповавшим», и до того возжелавшим свободы, что вышел вон из комсомола. Теперь я «тусовался» с новосибирскими музыкантами, узнал, какова на вкус «травка» в косяке, и часто ездил в гости на всякие репетиционные базы, чтобы посмотреть, как работают настоящие музыканты: барабанщик, басист, гитарист и клавишник, как единое целое. Учиться на истфаке мне совершенно расхотелось, хотя учился-то хорошо, на повышенную стипендию, и я начал задумываться о поступлении на эстрадное отделение по классу гитары. В Новосибирске в этот период не было преподавателей эстрадной гитары, и я решил съездить в Москву, в училище имени Гнесиных при эстрадном отделении было платное подготовительное отделение.

Это всё, дорогой читатель, была предыстория, как я оказался в Москве. Приключений произошло много, и разных, но в этом рассказе всё же главная тема — сом!)).


Жить пришлось по разным углам. Пару недель — у Ваграма, потом — с месяц у маминой подруги тёти Оли на Тушинской, затем — 2 месяца до весны у своей подружки из «Орлёнка» Тани Филипповой на подмосковной даче в Малаховке (она сама не москвичка, но жила там в качестве смотрительницы и домохозяйки у владельцев-москвичей), и вот в начале мая мне вежливо показали на дверь и попросили освободить помещение — москвичи приехали в свою вотчину. И я отправился на свой любимый Арбат, побренчать на гитаре, и подумать о том, где переночевать.. Я уже обзавёлся разными знакомыми, но сами понимаете, что попеть песни и разговоры поразговаривать могут все, а вот привести в свой дом приезжего — далеко не всякий. Мне повезло. Я познакомился со славным пареньком Мишкой, который привёз меня в гости, накормил, познакомил с мамой Людмилой, и предложил переночевать пару дней. С Людмилой мы разговорились, я много рассказал про себя, спел песни, выслушал её печальный рассказ о том, как она в молодости манипулировала мужиками и швыряла котлеты на сковородку прямо из прихожей, бросила любящего мужа ради страстной любви, а теперь живёт с деспотом, который раскатал её гордость и самоуважение в тонкую лепёшку.. Я посочувствовал, и рассказал в ответ свою трагедию, как меня бросила красавица и спортсменка-конькобежка Таня (с которой в «Орлёнке» случился страстный, но пустоцветный роман), а ведь я ради неё пожертвовал своим положением в коллективе и дружбой с многими вожатыми — поддержал её, свою любимую в конфликте «одна против всех».. В общем, наутро Людмила, накормив меня завтраком, сказала следующее:

— Саша, посмотрела я на тебя внимательно, и хочу сказать, что ты очень хороший и искренний человек. Я представляю, в каком ты сейчас положении, и попробую тебе помочь. У меня в Москве, на улице Краснобогатырской, живет мама, Серафима Ивановна. Живёт одна, в трёхкомнатной квартире. Я уже ей позвонила, и попросила за тебя. Мама сказала, что ничего не обещает, но согласна посмотреть на тебя. Езжай, и с Богом!

И перекрестив, отправила меня к ней, снабдив бумажкой с адресом и телефоном. И вот, доехав до станции метро «Преображенская площадь» и пересев на трамвай, я подъезжаю к месту назначения — обычной «хрущёвке», квартира на третьем этаже. Звоню. Дверь открывает седая, с хитрым прищуром женщина, чем-то неуловимо напоминающая старуху Шапокляк и говорит:

— Так это ты тот самый мальчик? Ну-ка, давай, проходи. Дай-ка мне на тебя посмотреть внимательно…

Затем она предложила разуться, положить гитару и вещи, и пройти на кухню, попить чаю. Далее, как не трудно догадаться, было много как прямых, так и каверзных вопросов — об учёбе, родителях, планах в Москве, курю ли я, вожу ли баб (потом сама спрашивала, почему не вожу), и не пристрастен ли к азартным играм.. По результатам разговора она попросила меня помолчать и послушать, а затем произнесла следующую тираду:

— Мальчик ты вроде неплохой. Смотришь прямо, не увиливаешь, глаза добрые. Давай, попробуем пожить вместе. Только ты учти: бабка я вредная! Про себя говорю: «Я — хабалка трамвайная!». Тридцать лет вагоновожатой откатала, а как на пенсию ушла — там же в парке диспетчером работаю. Так что ты в трамваях Сокольнического парка не шали! Мне про тебя всё донесут! И ещё вот что. Нрав у меня такой — чуть что мне не понравилось — фьюить! И нету тут тебя, уяснил?

Я кивнул. Что тут было непонятного..

— Ладно, не боись! Я бабка строгая, вредная, но справедливая. Давай покажу как газом пользоваться. В холодильнике вроде есть что-то, но не уверена, захочешь есть — сходи и купи себе сам. А мне на работу пора, вернусь часам к шести. Всё, привыкай, хозяйничай! — сказала она и ушла. А я остался.


Я прошёл по комнатам, осмотрел «свою» (шкаф, диван, окно, стол, стул — нормально!), и, в самом деле заглянул в холодильник. И там в самом деле было пусто. И я решил приготовить что-нибудь вкусное. Именно с этого места и начинается, наконец, история про сома..))

В Новосибирске начиная с конца 70-х на продукты первой необходимости выдавались талоны (какой позор!), на которые можно было купить молоко, сливочное масло, синих волосатых кур с когтистыми ногами, и 2 вида колбасы, как сейчас помню варёная за 2 рубля 20 копеек, и рубленую ветчину по 3.50 (а в ней часто попадались кусочки серой обёрточной бумаги, а однажды — крысиный коготок, видимо, на удачу). Теперь представьте себе реакцию паренька из Новосибирска, на обычный московский магазин «Продукты»! Тут тебе и разная колбаса, и невиданные консервы, и свежие овощи какие захочешь, и фрукты румяные, а отдел «Мясо» какой — просто глаза разбегаются! Но моё внимание привлекла очередь в отдел «Рыба» — там глаза на лоб действительно вылезли! В здоровенной кафельной ванне плавали сазаны, налимы, сомы, живые!!! Никогда не видел такого в родном городе, где на прилавке кроме кальмаров, усохших до мумифицированного состояния креветок в большом эмалированном контейнере, да лежалых минтая с хеком никакой другой рыбы не было. Я выбрал сома, который потянул на 5 с половиной килограммов. А далее пронаблюдал, как здоровенная красная лапа продавщицы из рыбного ловко подцепила рыбину за жабры, оглушила мощным ударом тяжёлого и мокрого деревянного молотка по сомьей голове, а затем разложила на гранитном прилавке 3 слоя обёрточной бумаги (той, самой, из ветчины..) и переломив сома вдвое, ловко запеленала в тугой кулёк и бухнула на весы. Я заплатил мятой синей пятёркой и пригоршней мелочи, и с трудом засунул свёрток в авоську. Еще купил всякой зелени, включая базилик у бабушек на улице, а также морковь и лук. Дотащив всё это до квартиры Серафимы Ивановны и выгрузив оглушённого сома в кухонную раковину (которую он полностью и занял), я начал чистить овощи и думать, как же мне приготовить эту рыбину.. А сом тем временем пришёл в себя и начал колотить хвостом! Ждать, пока он уснёт окончательно, пришлось не менее двух часов.. Чистить оказалось не трудно, но вот хребет! Порывшись в кладовке, я нашёл стамеску и молоток, и просто перерубил уже разрезанные куски (тогда не знал, что это — стейки..), а потом тщательно вымыл и убрал на место. Выбрал подходящую кастрюлю, и на медленном огне, с приправами и травами приготовил сома по неведомому кулинарному наитию.


Ровно в половине седьмого вечера в замочной скважине провернулся ключ, и вошла хозяйка. Она стала громко принюхиваться, а затем крикнула из прихожей:

— Так, мальчик! Ты что это тут у меня натворил?

Я вышел навстречу и ответил:

— Дорогая Серафима Ивановна! Кушать подано!

— Ах тыж какой мальчик-то, из Новосибирска! Золото, а не мальчик! Сейчас, руки помою… — и не помыв рук подняла крышку кастрюли, подозрительно посмотрела и спросила: — Это ещё что такое тут?

— Сом.. — кротко потупив взор, ответил я.

— Сом.. Ишь ты! А купил где?

— Да это… В магазин сходил, на остановке..

— А плиту мне не загадил?

— Ой, ну что вы, Серафима Ивановна! Всё чисто, как в аптеке!

— Хм, и правда чисто.. Ну ладно, давай, накладывай своего сома!

Следующие полчаса прошли в «спокойной и доверительной обстановке», штамп из телевизора, ежедневно показывавшего на своем голубом экране, как генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачёв Родину продаёт. Я ещё дважды подкладывал добавку себе и Серафиме Ивановне. А когда она окончательно разомлела от вкусной еды и выпитого чая, то улыбнулась мне не ехидной, а очень доброй и сердечной улыбкой, и сказала:

— Вот что я скажу тебе, Саша.. Ублажил ты бабку.. Живи!

Прожил я у неё полтора года. До сих пор с благодарностью вспоминаю иногда вредную, иногда смешную, иногда мудрую простую женщину, коренную москвичку. Царствие ей небесное.

Дубликаты не найдены

Авторские истории

20.2K постов20.9K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

Авторские тексты с тегом моё. Только тексты, ничего лишнего

Рассказы 18+ в сообществе https://pikabu.ru/community/amour_stories



1. Мы публикуем реальные или выдуманные истории с художественной или литературной обработкой. В основе поста должен быть текст. Рассказы в формате видео и аудио будут вынесены в общую ленту.

2. Вы можете описать рассказанную вам историю, но текст должны писать сами. Тег "мое" обязателен.
3. Если ваша история, частично или полностью является выдумкой - желательно наличие тегов "рассказ, истории".

4. Сообщество - не место для выражения ваших политических взглядов.

Подробнее
Лучшие посты за сегодня
7774

Ушёл Отец

4801

И так всегда!

И так всегда! Пикабу, Пост, Логика Пикабу, Комментарии на Пикабу, Сериалы
И так всегда! Пикабу, Пост, Логика Пикабу, Комментарии на Пикабу, Сериалы
Показать полностью 2
4552

Дадут ли Героя России ДПСнику?

Дадут ли Героя России ДПСнику? Пермь, ДПС, Герои, Герой России
3460

Твари

Показать полностью
3346

На Камчатке «смеющаяся ведущая» победила единоросса на выборах

Показать полностью
3319

Кадыров набирает более 99%)

Кадыров набирает более 99%) Рамзан Кадыров, Выборы, Политика, Чечня
2876

Стратегия борьбы с выборами вышла на новый уровень. Глава и члены УИКа в Петербурге разгромили урны с бюллетенями

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: