Onnei

Onnei

пикабушник
поставил 1485 плюсов и 858 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
8890 рейтинг 7 подписчиков 4189 комментариев 8 постов 1 в "горячем"
1 награда
5 лет на Пикабу
-6

Всем ура-революционерам посвящается или План захвата мира, который уже кто-то давно придумал

Митинг, парад, листовки, толпы протестующего народа - это называют революцией.
Но почему никто не задумывается о том, что будет в том случае, если эта самая акция завершится удачно? Правительство сбегает в какой-нибудь Лондон, к власти приходит Настоящий Народный Избранник... и что дальше?
Есть ли в стране толковые управленцы, юристы, силовики, политики, которые будут работать не за страх и взятки, а за совесть?
Изменятся ли законы и неписанные нормы, которые сегодня позволяют всякой швали выбираться наверх и считать себя солью земли?
Станет ли тот самый народ, который вышел на улицы с плакатами, лучше относиться к тому, что ему принадлежит, перестанут ли люди устраивать разруху в собственных сортирах (цопирайт)?
Да ничего подобного. Будет показательная раздача слонов, награждение непричастных и наказание невиновных. А потом все вернется на круги своя. Изменятся лица, да и то не все, а дела останутся прежними.
И пусть каждый, кто решил взять в руки флажок и пойти куда-то задаст своему Вождю и Лидеру один вопрос:
Почему далеко не бедные люди, идущие во главе нового протеста, горазды только красиво говорить и обещать?
Почему ни один из них не спонсировал вуз, чтобы набрать туда нормальных преподавателей и принимать действительно талантливых, подающих надежды студентов, сотрудничать с ведущими заграничными учебными учреждениями, прививать юным дарованиям понятия чести, морали, достоинства?
Почему никто не хочет вводить кредитование нищей студоты из государственных вузов? Кредит имени Большой Шишки или Денежного Мешка - учись на отлично и твоя ссуда автоматически гасится, а если препод мудак, то ему устроят независимое тестирование и обследование в психушке. Слабо, не правда ли? Зачем кому-то иметь лет через 10-20 толпу специалистов, готовых занять ведущие посты в государстве? Гораздо более затратно, чем печать листовок и закупка ярких транспарантов. Но схема есть и успешно работает в тех же Штатах.
Так что, дорогие мои революционеры, если хотите менять что-то своими руками, начните с себя и своих детей. Откройте кружок моделирования или вышивки, в конце концов. Сделайте так, чтобы сегодняшние дети не превратились в то самое быдло, которое ссыт в подъезде.
И это будет настоящий переворот.
Показать полностью
5

Прошло сто лет, но кое-что не меняется. В свете постов про ППЦ после свадьбы.

Александр Иванович Куприн


Белая акация


Дорогой старый дружище Вася!
А я вас все ждал и ждал. А вы, оказывается, уехали из Одессы и не забежали даже проститься. Неужели вы испугались той потребительницы хлеба, которая, по моей оплошности, ворвалась диссонансом в наше милое трио (вы, Зиночка и я)? --
Успокойтесь же. Это тип вам известный, по частям в разных местах хорошо вами описанный. Это -- "Халдейская женщина", из семейства "собаковых", specias -- "халда vulgaris".
Удивляетесь ли вы тому, что спустя год после свадьбы я пишу таким тоном о своей собственной жене? Не удивляетесь ли еще больше тому, как это я, человек с большим житейским опытом, человек проницательный и со вкусом, мог заключить такое чудовищное супружество? Ведь вы все хорошо заметили -- не правда ли? И это нестерпимое жеманство, изображающее, по ее мнению, самый лучший светский тон, и показную слащавую интимность с мужем при посторонних, и ужасный одесский язык, и её картавое сюсюканье избалованного пятилетнего младенца, и нелепую сцену ревности, которую она закатила нашей бедной, кроткой, изящной Зиночке, и ее чудовищную авторитетность невежды во всех отраслях науки, искусства и жизни, и пронзительный голос, и это безбожное многословие, заткнувшее нам всем рты, наконец, эту трижды дурацкую ссору, где полезло наружу все грязное белье нашей семейной жизни -- одностороннюю ссору, потому что -- вы помните? -- кричала только она, а я молчал с видом христианского мученика, или, вернее, с видом побитой собачонки, давно привыкшей к жестокому и несправедливому обращению.
Но еще удивительнее причина, толкнувшая меня на этот злосчастный брак. Верите ли вы в колдовство? Ну, конечно, не верите. Так вот, в наши прозаические дни именно надо мной было совершено чудо, волшебство, очарование -- называйте, как хотите. Я был отравлен, одурманен, превращен в слюнявого, восторженного и влюбленного идиота не чем иным, как этой проклятой, черт ее побери, белой акацией.
Вы помните, конечно, очаровательную весну у нас на севере, с ее тихими, томными, медленно гаснущими зорями, с несказанными ароматами трав и цветов, с соловьиными трелями, с отражениями звезд в спящей воде спокойной реки, между камышами... со всеми ее чудесами и поэзией? Здесь, на юге, нет совсем весны. Вчера еще деревья были бледно-серыми от покрывающих их почек, а ночью прошумел теплый, крупный дождь, и, глядишь, наутро все блестит и трепещет свежей зеленью, и сразу наступило южное лето, знойное, душное, назойливое, пыльное...
И цветы здесь ничем не пахнут, или, вернее, пахнут не тем, чем следует. В запахе сирени чувствуется примесь бензина и пыли, резеда отдает нюхательным табаком, левкой -- капустой, жасмин -- навозом.
Но белая акация -- дело совсем другого рода. Однажды утром неопытный северянин идет по улице и вдруг останавливается, изумленный диковинным, незнакомым, никогда не слыханным ароматом. Какая-то щекочущая радость заключена в этом пряном благоухании, заставляющем раздуваться ноздри и губы улыбаться. Так пахнет белая акация.
Однако на другой день совсем другое впечатление. Вы чувствуете, что весь город, благодаря какой-то моде, продушен теми сладкими, терпкими, крепкими, теперешними духами, от которых хочется чихать и от которых, в самом деле, чихают и вертят носом собаки. На следующий день пахнет уже не духами, а противными, дешевыми, пахучими конфетами, или тем ужасным душистым мылом, запах которого на руках не выветривается в течение суток. Еще через день вы начинаете злостно ненавидеть белую акацию. Ее белые, висячие гроздья повсюду: в садах, на улицах, в парках и в ресторанах на столиках, они вплетены в гривы извозчичьих лошадей, воткнуты в петлички мужчин и в волосы женщин, украшают вагоны трамваев и конок, привязаны к собачьим ошейникам.
Нет нигде спасения от этого одуряющего цветка, и весь город на несколько недель охвачен повальным безумием, одержим какой-то чудовищной эпидемией любовной горячки. Таково весеннее свойство этого дьявольского растения. Влюблены положительно все: люди, животные, деревья, травы и даже, кажется, неодушевленные предметы, влюблены старики, старухи и дети, гласные думы, хлебные маклеры, бурженники и лапетутники (две загадочные профессии, известные только Одессе), гимназисты приготовительного класса, телеграфные барышни, городовые, горничные, приказчики, биржевые зайцы, булочники, капитаны кораблей, рестораторы, газетчики и даже педагоги. Какая-то неисследованная зараза, какой-то таинственный микроб заключен в аромате белой акации.
На коренных обывателей эта болезнь действует сравнительно умеренно,-- так же, как на природных жителях Кавказа слабо отражается болотная лихорадка, или на европейцах -- корь. Но свежему, приезжему человеку, На коренных обывателей эта болезнь действует сравнительно умеренно,-- так же, как на природных жителях Кавказа слабо отражается болотная лихорадка, или на европейцах -- корь. Но свежему, приезжему человеку, особенно северянину, весенние цветы белой акации сулят преждевременную гибель.
Так случилось и со мной. Я нанял дачную комнатку на одном из бесчисленных одесских Фонтанов. У моих окон росла акация, ее ветви лезли в открытые окна, и ее белые цветы, похожие на белых мотыльков, сомкнувших поднятые крылья, сыпались ко мне на пол, на кровать и в чай. Когда я обосновался на даче, весенняя эпидемия была уже в полном разгаре. По вечерам на станцию трамвая выплывало все местное молодое население. Юноши и девицы ходили друг к другу навстречу целыми сплошными, тесными массами, подобно рыбе во время метания икры. И все смеялись, и ворковали, и грызли подсолнухи. Над вечерней толпой стоял оплошной треск семечек и любовный, бессмысленный говор, подобный болботанию тетеревов на токовище. И акация, акация, акация... Тут-то я и захватил мою болезнь, постигшую меня в самой тяжелой форме.
Она была дочерью той дамы, хозяйки столовой, где я питался скумбрией, баклажанами, помидорами и прованским маслом. Мать была толстая крикунья, с замасленной горой вместо груди, с красным лицом и руками Она была дочерью той дамы, хозяйки столовой, где я питался скумбрией, баклажанами, помидорами и прованским маслом. Мать была толстая крикунья, с замасленной горой вместо груди, с красным лицом и руками прачки. Дочь присутствовала в столовой для украшения стола. У нее был свежий цвет лица, толстые губы, миндалевидные темные глаза и молодость. С матерью была она схожа так же, как два экземпляра одной и той же книги: экземпляр свежий и экземпляр подержанный. Но даже и это не остановило меня. Я уподобился летней мухе на липкой бумаге. Было и сладко и противно... и чувствовалось, что не улетишь.
О том, как я признался, как я делал предложение мамаше и как нас повенчали,-- я ничего не помню. У меня был жар в 60 градусов, вздорный бред, хроническое слюнотечение и на лице идиотская улыбка.
Очнулся я только осенью, когда настали холода...
А теперь прошел год, и опять осень. Идет дождь, ветер дует в щели окон. Белая акация,-- черт бы ее побрал!-- облысевшая, растрепанная, грязная, как старая швабра, свешивает беспорядочно вниз свои черные длинные стручья, и качает головой, и плачет слезами обиженной ростовщицы... А я предаюсь грустным размышлениям.
Жена моя говорит: "тудою", "сюдою" и "кудою". Она говорит: "он умер на чахотку", "она выше от меня ростом", "с тебя люди смеются", "зачини фортку" (запри калитку), "я за тобой соскучилась".
Но ее уверенность во всех вещах мира необычайна, и она на мои поправки гордо отвечает, что одесский жаргон имеет такое же право на существование, как и русский.
Она знает все, решительно все на свете: литературу, музыку, светские обычаи, науку, и дрожит в ожидании очередного номера Пинкертона. Она считает признаком хорошего тона ходить каждый день на Николаевский бульвар или на Дерибасовскую и толкаться там бесцельно в человеческой тесноте и давке три или четыре часа подряд, щебеча и улыбаясь. Она любит яркие цвета в одеждах, шелк и кружева, но сама -- неряха. Она хочет одеваться по моде, но так ее преувеличивает и подчеркивает, что мне стыдно с нею показаться на люди: мне все кажется, что ее принимают за кокотку. На улице она, как дома, ибо давно известно, что улица -- родная стихия одессита.
Она скупа, жадна и обжора, она жестока и глупа, как гусеница, она терпеть не может детей и не уважает старости. Она ругается с женской прислугой, как извозчик, на их ужасном одесском жаргоне, и я вижу, что умственный уровень и такт моей жены и те же качества моей кухарки -- одинаковы. Она наводняет мой дом своими бесчисленными родственниками с "Пересыпи" и "Молдаванки", и все они одесситы, и все они все знают и все умеют, и все они презирают меня, как верблюда, как вьючную клячу.
Она читает потихоньку мои письма и заметки и роется, как жандарм, в ящиках моего письменного стола. Она закатывает мне ежедневно истерику, симулирует обмороки, столбняки, летаргический сон и пугает самоубийством. Она посылает по почте грубые, ругательные анонимные письма как мне, так и моим добрым знакомым. Она сплетничает обо мне с прислугой и со всем городом. И она же уверяет меня, что я -- чудовище, сожравшее ее невинность и погубившее ее молодость. Она еще не бьет меня, но кто знает, что будет впереди?
Милый мой! Была бы в моих руках огромная, неограниченная власть -- власть, скажем, хоть полицейская,-- я приказал бы вырубить за одну ночь всю белую акацию в городе, вывезти ее в степь и сжечь. Вырывают же ядовитые растения, убивают вредных насекомых, сжигают зачумленные дома, и никто не видит в этом ничего диковинного!
Прощайте же, дорогой мой. Завидую вашей холостой свободе, и да хранит вас аллах от чар белой акации. Обнимаю вас сердечно.
Ваш -- прежде вольный казак, а теперь старый мул, слепая лошадь на молотильном приводе, дойная корова -- NN.

Показать полностью
274

Слоупочта России оплатит твою покупку

1. Покупаем некий дорогостоящий предмет на ибее;
2. Доставка - ЕМС Почта России;
3. Если Почта снова тупит и тормозит, через 4 недели по страховке стоимость посылки возвращается продавцу, а от продавца - покупателю.

Схема становится приятным сюрпризом, когда посылка таки приходит через 4 недели и 3 дня. Проверяли - работает, однако не стоит всегда на нее надеяться, ибо иногда слоупоки пользуются скипидаром и доставляют вовремя.
-5

Рождение одного кинжала или Что будет, если запросить "помощь друга" при написании истории появления персонажа.

Текст просьбы: "ну... Средней длины широкий(3.5 см) кинжал, судя по тёмному до черноты клину с серебристым отливом - булатный. Хрен сломаешь, хрен затупишь, на всё имеет своё мнение(сильно не всегда совпадающее с мнением оператора), постоянно подбивает владельца на фулюганство вроде "А давай побреем того чудика" или "Трахни вооон ту милашку моими ножнами". Когда не в духе, постоянно трындит и требует резни. "

Результат: ""Хмм... Бардак," - думал Гефест, аккуратно наливая в машинное масло слюну средней сестры-Горгоны, - "Почему, ну почему Отец так неразборчив в связях? Зачем он вновь и вновь покидает Олимп, ведь знает, что..."
- Брателло! Йоу! Сколько зим? Опять работаешь? А жена скучает! Между прочим, имей я жену, у которой такие сисястые сестрички, я бы...
Хрясь! Тяжелый кулак бога-кузнеца в очередной раз встретился с интерфейсом Гермеса. И только крылышки на сандалиях посланника богов вяло трепетали, когда безвольное тело вылетело за дверь кузницы.
"...зная, что лишь он может мудрым словом вразумить этого... этого несносного вечного юнца, который осмелился наставить рога самому Аресу..." Гефест потянулся к раскаленной заготовке небольшого клинка и вновь погрузился в работу. Через несколько часов был готов кинжал - длинный, в локоть, без украшений, но радующий взгляд знатока четкими линиями и благородным блеском. Достойный подарок Гераклу, который до сих пор понимал толк в хорошем оружии. Довольный, Гефест вышел из кузницы и подставил новорожденный клинок лучам Гелиоса.
- Йоу, папаша, чего так долго? Знаешь, не хочу жаловаться но так оплетать рукоять может себе позволить...мммм....
Кузнечный фартук, мнговенно обернутый в несколько слоев, заглушил дальнейший монолог. Вытерев испарину, Гефест лихорадочно оглядел кузницу и, наконец увидел несколько капель крови на мехах, на раме горна, на краю бадьи с машинным маслом... "О Зевс, чего же ждать от клинка, закаленного в крови Гермеса? Этот достойный продолжатель половых подвигов Отца умеет гадить даже тогда, когда получает по морде!" Неожиданно вспомнилась мать, где-то в глубине сознания возник призрак старой обиды... "Прекрасная идея! Пусть взрослеет", - решил Гефест и сразмаху бросил кинжал с вершины Олимпа. "Джеронимооооо" - принесла Эхо."
Показать полностью
209

Учеба и родители или Все хорошо вмеру.

Когда мне было лет 5, мама познакомила меня с ровесником, мальчиком Сашей. Ничего особенного - пацан как пацан, шустрый, любопытный.
Когда мне было 10 лет, мама ставила мне Сашу в пример. Учится в Очень Престижной Школе, посещает какие-то курсы, играет на скрипке. Когда сашину школу прикрыли на неделю на карантин, у Саши была истерика - он жаждал получать знания, которые пригодятся ему в будущей жизни. Моя мама была в восхищении, мама Саши, скрывая гордую улыбку, получала поздравления коллег за успехи в воспитании сына.
Крайний раз Саша встретился мне в 2006 году. Саша поступил на физмат в престижный вуз. Мама провожала его из дома в институт и из института домой. Саша вырос - высокий, симпатичный широкоплечий парень с есенинской шевелюрой. Но сутулый, сине-зелено бледный и какой-то зашуганный. Шел рядом с мамой уперев взгляд в землю. Молчал.
А его мама сильно постарела, в глазах появился какой-то фанатичный огонек, красная помада на губах смотрелась мазком краски по серой тряпке.
Саша подпрыгивал, когда его окликали, мямлил, заикался, смотрел затравленной собакой, прежде чем выдавить "П-привет.." и убегал.
Моя мама уже давно ничего не говорит о Саше.
Крайности - плохо. Нельзя ставить во главу угла что-то одно в ущерб всему прочему.

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Готовы принять вызов и засветиться в рекламе? Тогда поехали!

Признайтесь, вы хоть раз, но заходили на Авито. Возможно, продавали старые книги, детские вещи или старинные, но совсем ненужные вам вазы или статуэтки. Когда звезды сходятся, покупка или продажа выходит крайне удачной. Как у наших героев.


1. @MorGott

Почти открыл свой магазин на Авито из детских вещей, из которых вырос его ребенок.


2. @Little.Bit

Привел с Авито третьего в их с женой уютное семейное гнездышко, и теперь они счастливы вместе.


3. @MadTillDead

Собралась с силами и продала на Авито все, что напоминало ей о бывшем.


4. @Real20071

Его жена доказала, что в декрете тоже есть заработок. Причем на любимом деле и Авито.


Своим удачным опытом они поделились в коротких роликах. Теперь ваша очередь!

Снимите видео об успешном опыте продажи, покупки или обмена на Авито, отправьте его нам и получите шанс показать свой ролик всей стране. Представьте, вы можете попасть в рекламу Авито! А еще выиграть один из пяти смартфонов Honor 20 PRO или квадрокоптер. Ну что, готовы принять вызов? Смотрите правила, подробности и ролики для вдохновения тут.

Отличная работа, все прочитано!