Дубликаты не найдены

Отредактировала Navy.Blue 5 месяцев назад
0
Это шедеврально!
Похожие посты
70

Немного Черногории #6

Немного Черногории #6 Черногория, Туризм, Путешествия, Море, Адриатика, Балканы, Югославия, Дрон, Длиннопост

↑ Набережная города Тиват. В прошлом году на этом корабле нашли 50 кг кокаина :) Загуглите: "черногория корабль кокаин". Координаты: 42.429718, 18.695429

Немного Черногории #6 Черногория, Туризм, Путешествия, Море, Адриатика, Балканы, Югославия, Дрон, Длиннопост

↑ Храм Рождества Богородицы в городе Прчань (Our Lady temple (Bogorodičin hram)). Только когда сфотографировал его сверху, понял что он в форме креста спроектирован. Координаты: 42.453435, 18.748130

Немного Черногории #6 Черногория, Туризм, Путешествия, Море, Адриатика, Балканы, Югославия, Дрон, Длиннопост

↑ Набережная города Пераст. Координаты: 42.485870, 18.698461

Немного Черногории #6 Черногория, Туризм, Путешествия, Море, Адриатика, Балканы, Югославия, Дрон, Длиннопост

↑ Остров Свети Стефан (Sveti Stefan), недалеко от Будвы. Координаты: 42.255821, 18.891113

Немного Черногории #6 Черногория, Туризм, Путешествия, Море, Адриатика, Балканы, Югославия, Дрон, Длиннопост

↑ Форт Арза на фоне острова Мамула. Координаты: 42.391465, 18.570776

Все фотографии сняты мной лично. Координаты стараюсь расставлять достаточно точно, если будут вопросы - можете писать в комментариях или в директ инсты: https://www.instagram.com/nadtochiy_com/

Показать полностью 4
37

Как Югославская армия Сербскую Краину вооружала

С началом сербско-хорватского конфликта в 1990 г. федеральная Югославская народная армия (ЮНА) оказалась в сложном положении. С одной стороны, военное командование в Белграде ставило четкую задачу — выступить миротворцем, не допускать столкновений, разоружить все незаконные вооруженные формирования. В белградских кабинетах такие цели выглядели логично. Но реальность, сложившаяся в Сербской Краине и Хорватии, оказалась иной, на местах сербы и хорваты ждали от армии совершенно другого. Первые — защиты от хорватских атак. Причем они рассчитывали, что армия не просто встанет на пути у полицейского спецназа, но и разгромит его, предотвратив будущие атаки. Вторые же требовали от ЮНА уйти с территории Хорватии, особенно после того, как власти в Загребе провозгласили независимость от Югославии. Одни ждали от армии помощи, вторые называли ее оккупантом и открыто выражали к ней неприязнь. В итоге, когда хорватские формирования начали против «федералов» настоящую войну, вопрос «миротворчества» и «разъединения конфликтующих сторон» отпал сам собой. Армейцы осознали, кто противник, а кто с ними на одной стороне. Но нового союзника, которым стали жители Сербской Краины, требовалось вооружить, оснастить и подготовить. И делать это нужно было быстро, война набирала обороты, а численность хорватских формирований росла огромными темпами.


Первые «звоночки» для ЮНА прозвенели с началом югославского кризиса. Стало понятно, что единство страны под вопросом, а на фоне катящегося под откос Союза коммунистов Югославии армия остается единственной силой, способной удержать государство от развала. Изменившаяся международная обстановка и очевидное поражение социалистического блока показали югославскому Генеральному штабу, что риск интервенции извне существенно уменьшился, и армии стоит быть готовой и к кризису внутри страны. Была проведена военная реформа, а после того, как на первых свободных выборах к власти в республиках пришли откровенно сепаратистские силы, армия весной—летом 1990 г. изъяла почти все оружие Территориальной обороны (ТО) и вывезла его на свои склады.


В апреле 1990 г. по всей СФРЮ впервые прошли парламентские выборы на многопартийной основе. В Хорватии две трети мест в парламенте получило Хорватское демократическое содружество. Президентом Республики стал его лидер Франьо Туджман, придерживавшийся националистических взглядов. После прихода к власти он начал реализацию идеи «Хорватии для хорватов», в которой хорватским сербам отводилась роль национального меньшинства. Инструментом реализации этой идеи стал ряд антисербских мер на фоне политических, экономических и социальных реформ.

Как Югославская армия Сербскую Краину вооружала Cat_cat, История, Длиннопост, Югославия, Сербия, Балканы, Война, Оружие

Хорватский президент Франьо Туджман, любил разгонять сербские митинги. Источник: lupiga.com


Политика Туджмана вызвала резкое неприятие живших в республике сербов. Стремление отстоять свои права подтолкнуло их к созданию ряда политических организаций, ведущей из которых стала Сербская демократическая партия (СДП) во главе с Йованом Рашковичем. Под руководством СДП на протяжении 1990 г. сербы занимались созданием собственной культурно-политической автономии — Сербской автономной области Краина (САОК), которая была провозглашена 21 декабря того же года.


Весной 1991 г. противостояние привело к столкновениям хорватской полиции с сотрудниками краинской милиции, которые пытались не пропустить хорватские отряды в населенные сербами города и села. После того, как 25 июня того же года Хорватия провозгласила независимость от Югославии, произошла резкая эскалация конфликта. Это вынудило сербов начать мобилизацию Территориальной обороны.


ТО в Югославии существовала как часть федеральных вооруженных сил и, по сути, была всеобщим ополчением, задачей которого было оказывать поддержку армии в случае боевых действий. В каждой республике СФРЮ была организована собственная ТО. Ее подразделения были созданы в каждом муниципалитете, но развертывались они только во время войны. Вооружение ТО хранилось на складах и было представлено, в основном, стрелковым оружием, минометами, артиллерийскими орудиями и т. д.


К лету 1991 г. ранее единая ТО Хорватии распалась на две части — ту, что подчинялась хорватским властям в Загребе и ту, что оказалась на территории Сербской Краины и была под контролем сербов. Хорватская ТО вышла из подчинения Генеральному штабу армии в Белграде, но Территориальная оборона в Краине по-прежнему оставалась составной частью югославских вооружённых сил. Летом 1991 г. сербы усиленно развертывали части ТО, но вскоре столкнулись с острой нехваткой вооружений, которое годом ранее конфисковала армия. Что-то удалось найти в милицейских оружейках, что-то привезли добровольцы из Сербии, но имевшегося стрелкового оружия было недостаточно, чтобы оснастить уже созданные роты и батальоны ополченцев. Дальше все зависело от «федералов».


И здесь, вот же парадокс, сербам в какой-то степени помогло хорватское руководство. Пока армия играла в миротворца, на ее командование в лице министра обороны, начальника Генерального штаба, командующих армейскими областями и т. д. оказывалось мощное давление со стороны сербских политиков. Говоря «сербских», мы имеем в виду не краинских сербов, а именно политиков из Сербии — Милошевича, Йовича и др. Они требовали от армии защитить сербов в Краине. Поначалу министр обороны СФРЮ генерал армии Велько Кадиевич противился привлечению ЮНА к обороне краинских сербов, полагая, что из-за этого армию станут считать «сербской». Кадиевич мог себе позволить изображать задумчивость, он был федеральным министром и главой армии. Милошевич же тогда был только президентом Сербии, то есть одним из шести глав республик, и не всегда мог реально влиять на решения армейского руководства. А с другой стороны баррикад были хорватские политики, которые обвиняли армию во всех своих бедах, называли оккупантом и требовали немедленно покинуть территорию «тысячу лет добивавшейся независимости Хорватии». Естественно, хорваты ждали не просто вывода армейских частей, но и предварительной сдачи всего имущества, включая запасы вооружений.


Тактика «разъединения сторон», которой придерживалась армия, хорватов очень сильно раздражала. Имея обученный и многочисленный полицейский спецназ, хорватское республиканское МВД считало вполне по силам перебить или разогнать сербские милицию и ополчение, у которых были штатные пистолеты/автоматы и охотничье оружие. Но при каждом столкновении быстро появлялась армейская бронетехника, физически не позволявшая сербам и хорватам стрелять друг в друга. ЮНА действовала по принципу: «воевать не позволим, идите нормально договариваться». Так как вести переговоры с сербами хорватский лидер Туджман в принципе не желал, он считал армию помехой, мешающей ликвидации Краины. Соответственно, весной 1991 года хорватская полиция и недавно сформированная гвардия получили негласное добро на локальные атаки на армию.

Как Югославская армия Сербскую Краину вооружала Cat_cat, История, Длиннопост, Югославия, Сербия, Балканы, Война, Оружие

Югославский БТР М-60 после боя за Плитвице. Источник: ezadar.rtl.hr


На практике это выглядело следующим образом. Армейским казармам отключали электричество, водоснабжение, а везшие продовольствие/топливо/личный состав колонны блокировали на улицах или прямо на выезде из КПП. Патрули закидывали камнями, обстреливали из проезжающих машин. Оскорбления в адрес солдат и офицеров стали обычным делом. Хорватские радио и ТВ ежедневно транслировали призывы к военнослужащим-хорватам дезертировать из армии, забирать военное имущество, вступать в хорватскую гвардию и т. д. При этом, военные должны были «не поддаваться на провокации». Разумеется, у армейцев тоже сдавали нервы и по постреливавшим с крыш близлежащих домов хорватам могли открыть ответный огонь из автоматов, а то и из чего более крупнокалиберного. В конце августа 1991 г. уже произошли столкновения между «федералами» и хорватами в Вуковаре. Уже стала мишенью прямых атак сводная группа из 265-й механизированной бригады, размещенная в Западной Славонии. Но, в целом, армия пока еще терпела выходки сепаратистов.


Хорошим примером того, к чему привела армейская мягкотелость, служит резня на Коранскому мосту, произошедшая 21 сентября 1991 г. В тот день хорватская полиция остановила два грузовика югославской армии, которые перевозили нескольких военнослужащих и резервистов из казармы «Мекушье» в казарму «Логориште». После того, как те сложили оружие, часть увезли в полицейский отдел в Карловаце. Остальных расстреляли из автоматов прямо на мосту, в упор без какого-либо сопротивления. Тринадцать человек погибли на месте. Что примечательно, главного обвиняемого в резне хорватский президент потом наградил лично.


Поняв, что армия уходить не собирается, Туджман отдал приказ о начале общей атаки на части «федералов». В сентябре—октябре 1991 г. размещенные в хорватских городах казармы сдавались одна за другой. Какие-то из них взяли прямым штурмом, какие-то — путем переговоров. Отбить атаки и эвакуировать личный состав и вооружение удалось немногим гарнизонам. Необходимо отметить, что нападениям подверглись только части на собственно хорватских территориях. В населенных пунктах Сербской Краины солдаты ЮНА, по понятным причинам, были в безопасности.

Как Югославская армия Сербскую Краину вооружала Cat_cat, История, Длиннопост, Югославия, Сербия, Балканы, Война, Оружие

Министр обороны Кадиевич и начальник Генштаба Аджич. Кое-как защитили Краину. И оружием поделились. Источник: vecernji.hr


Атаки хорватов на армейские гарнизоны и попытки масштабных наступлений на позиции краинского ополчения показали югославскому военному командованию, что разделить две воюющие стороны уже не получится, да и не имеет смысла. Хорватия начала войну с ЮНА, и перед армией встал простой выбор: уйти или остаться и защитить краинских сербов. Под давлением сербских общественности и политиков был выбран второй вариант. Кроме того, Генеральный штаб рассчитывал и на силовую деблокаду части осажденных хорватами казарм.


Определившись с противником и планом кампании, ЮНА взяла «под крыло» отряды сербского ополчения. Часть бойцов ТО была мобилизована непосредственно в армейские части. Остальные были организованы в четко структурированные подразделения, во главе которых были назначены армейские офицеры. С сентября 1991 г. федеральная армия взяла на себя вопросы снабжения ТО, руководства ее подразделениями и координации участия в боевых действиях. 30 сентября 1991 г. по приказу министра обороны СФРЮ генерала армии Кадиевича был создан штаб ТО САО Краина. Его начальником (фактическим командующим ТО) стал генерал-подполковник И. Джуич, заместителем начальника штаба — полковник Д. Касум. Оперативное отделение возглавил полковник Р. Максич, отделение связи — подполковник А. Вулетич. Вскоре началось его пополнение другими кадровыми офицерами. Кроме кадровой и организационной поддержки ЮНА также начала организованное снабжение и вооружение отрядов сербских ополченцев.


Комплектование оружием частей краинской ТО было продиктовано отнюдь не альтруизмом армейского командования. Тех бригад и полков, что уже были в Краине и Хорватии, а также были передислоцированы туда из Боснии и Сербии, не хватало для удержания сформировавшейся линии фронта. Соответственно, между ними размещались роты и батальоны сербского ополчения. Но боевая ценность пусть и мотивированной, но легковооруженной пехоты, которой, по сути, были ополченцы, армейцам казалась сомнительной в условиях численного превосходства противника. К концу 1991 г. количество личного состава в хорватских формированиях перевалило за 200 000 человек. В то время как в ТО Сербской Краины было примерно 25 000 бойцов. Кроме того, в захваченных гарнизонах хорваты нашли сотни единиц тяжелого вооружения — танки, БМП, БТР, гаубицы, минометы и т. д.


Поэтому боевые возможности частей ТО Краины нужно было существенно увеличить. С этой целью в бригадах и отрядах ТО были сформированы гаубичные и противотанковые подразделения, а также подразделения ПВО. В некоторых соединениях также были созданы танковые роты. Бронетехника для них временно передавалась из действующих бригад ЮНА. Рассмотрим в качестве примера состав и вооружение бригады ТО «Войнич», подчиненной 3-му региональному штабу ТО «Бания и Кордун». В декабре 1991 г. она состояла из штаба, трех батальонов, смешанного артиллерийского дивизиона, танковой роты, роты связи, взвода военной полиции, разведывательного взвода, диверсионного взвода и саперного взвода. На вооружении бригады были минометы М-69 калибром 82-мм и М-75 калибром 120-мм, безоткатные орудия М-60, противотанковые орудия Т-12 и ЗИС-3, горные орудия М-48Б1 и несколько танков Т-55.

Как Югославская армия Сербскую Краину вооружала Cat_cat, История, Длиннопост, Югославия, Сербия, Балканы, Война, Оружие

Бойцы ТО в Бенковаце. В городе размещалась 180-я моторизованная бригада ЮНА и парням перепал новенький камуфляж М89. Источник: index.hr


Примерно так же были оснащены и другие соединения Сербской Краины. Немного танков, пушек, гаубиц, минометов и зенитных установок. Так как у хорватов на тот момент боевой авиации не было, последние применялись по пехоте и укреплениям. Вооружение передавалось, как правило, устаревшее. Наиболее современные образцы армейцы оставляли в собственных частях, отдавая в ТО или технику с хранения, или имевшую незначительную боевую ценность. Конечно, наличие артиллерии и нескольких танков существенно повышали возможности бригады ополчения. Но отрыв по боевой мощи между бригадой ТО и моторизованной бригадой ЮНА все равно оставался огромным.


11 декабря 1991 г. был опубликован план мирного урегулирования югославского кризиса, который разработал специальный представитель Генерального секретаря ООН Сайрус Вэнс. Он предполагал отправку в Югославию контингента миротворцев ООН, которые должны были разместиться по линии фронта между силами краинских сербов и югославской армии с одной стороны, и хорватскими формированиями — с другой. Территория Сербской Краины, согласно плану, делилась на три «защищенные миротворцами» зоны. Кроме гуманитарных аспектов (возвращение беженцев, оказание помощи и т.д.) важное место в этом документе занимали военные вопросы. Территория «защищенных зон», т.е., территория Сербской Краины, подлежала демилитаризации. ЮНА должна была ее покинуть, краинская Территориальная оборона и добровольческие подразделения должны были быть распущены, а их вооружение подлежало складированию под контролем миротворцев. План был принят конфликтующими сторонами и вступил в силу после подписания Сараевского перемирия между ЮНА и Хорватией 2 января 1992 г.


Вскоре после этого Генштаб ЮНА начал подготовку к выводу своих частей с территории Сербской Краины. Передача зон ответственности была начата частями 1-го и 12-го корпусов ЮНА в регионе Восточная Славония, а окончена — формированиями 9-го корпуса в Северной Далмации в начале июня 1992 г. До того момента части непосредственно федеральной армии сохраняли приоритет в оснащении перед формированиями ТО Сербской Краины. В качестве примера рассмотрим укомплектованность артиллерийскими орудиями бригад из состава 7-й Оперативной группы ЮНА. Бывшие в ее составе 592-я и 622-я моторизованные бригады югославской армии в своей организационно-штатной структуре имели артиллерийские дивизионы, в то время как в бригадах ТО Сербской Краины из состава той же 7-й Оперативной группы были только по несколько батарей — огневой поддержки, противотанковых и ПВО.


Готовясь к передаче зон ответственности формированиям ТО Сербской Краины, бригады и полки ЮНА в соответствие с решением Генерального штаба, в основном, оставляли военную технику соединениям местных сербов. Исключением были те армейские подразделения, которые были выведены на территорию Боснии и Герцеговины, где с марта 1992 г. начались боевые действия между боснийскими сербами с одной стороны, и боснийскими мусульманами и хорватами — с другой. Части ЮНА, размещенные по всей Боснии, также оказались под ударом сепаратистов, которые стремились овладеть военными объектами и захватить вооружение. Некоторые соединения югославской армии, в первую очередь силы 5-го Баня-Лукского корпуса, вместе с тяжелым вооружением были передислоцированы в Боснию из Краины и вскоре приняли участие в боевых действиях на стороне боснийских сербов. Многие из этих подразделений впоследствии стали основой для создаваемых бригад и полков Войска Республики Сербской.

Как Югославская армия Сербскую Краину вооружала Cat_cat, История, Длиннопост, Югославия, Сербия, Балканы, Война, Оружие

Несколько РСЗО М77 «Огань» также были оставлены краинским сербам югославской армией. Источник: журнал «Воjска Краjине».


Рассмотрим процесс передачи вооружения югославской армией формирования ТО Сербской Краины на примере 9-й моторизованной бригады. 28 февраля 1992 года 9-я бригада ЮНА начала вывод своих подразделений с линии соприкосновения, контроль над которой перешел к силам краинских сербов. Части бригады разместились в тылу и до мая того же года занимались обслуживанием техники и подготовкой личного состава ТО. Передача вооружения началась 11 мая. До 20 мая свое вооружение региональному штабу ТО Сербской Краины передали штаб бригады, разведывательная рота, рота связи и 1-й моторизованный батальон. 2-й моторизованный батальон 11—13 мая оставил технику 19-й бригаде ТО, а 3-й моторизованный батальон передал вооружение 13-й бригаде 16—17 мая. Бронетанковый батальон и смешанный артиллерийский дивизион оставили технику 11-й бригаде 15—18 мая. Вооружение остальных подразделений 9-й моторизованной бригады ЮНА перешло краинским сербам к 20 мая 1992 г. Необходимо отметить, что в состав бронетанкового батальона и всех трех дивизионов 9-й бригады (смешанного артиллерийского, противотанкового и ПВО) заранее были командированы бойцы из ТО, которые осваивали танки и артиллерийские орудия под руководством военнослужащих ЮНА. Это позволило не тратить время на обучение экипажей, а сразу после передачи техники распределить ее по подразделениям бригады. Часть полученного вооружения вскоре была отправлена в другие соединения краинских сербов. В частности, были переданы несколько танков Т-55, батарея противотанковых орудий Т-12 и батарея зенитных самоходных установок М53/59 «Прага» .


В схожем ключе ЮНА оставляла технику и военные объекты по всей Краине. В основном, вооружение оставалось в том соединении ТО, которому оно было передано. Перемещение артиллерии и бронетехники между частями ополчения Сербской Краины происходило нечасто.


Несмотря на то, что ЮНА планировала передать значительное количество бронетехники, краинские сербы опасались, что его будет недостаточно для комплектования существующих частей. 10 марта полковник ТО Душан Касум сообщил в югославский Генштаб, что оставленных к тому моменту танков не хватит на все бригады Сербской Краины. В состав каждой должна была войти танковая рота. Касум предложил сначала создать их в шести бригадах (3, 8, 11, 24, 40 и 54-й) — по одной на каждый региональный штаб. В тот же день командующий 1-й Военной областью ЮНА генерал-подполковник Владимир Стоянович предложил главному штабу ТО по 10 танков Т-34-85 на роту. Первыми их должны были получить в Восточной Славонии. В некоторой степени, опасения командования ТО оказались оправданными, так как в итоге бронетехники действительно не хватило на все созданные соединения и подразделения в Сербской Краине. Кроме того, важно отметить, что в данном случае ЮНА передавала танки Т-34-85, которые к 1992 году были уже совершенно устаревшими и не могли существенно повысить боевые возможности тех бригад, на вооружение которых они поступали.


Схожая ситуация возникла и при оставлении частям ТО Сербской Краины артиллерийских орудий. Наиболее современные и мощные образцы вооружений, в том числе реактивные системы залпового огня, югославская армия старалась эвакуировать из Краины, передавая сербам те гаубицы и противотанковые орудия, которые армейское командование считало устаревшими. Это наглядно демонстрирует распоряжение штаба 10-го корпуса ЮНА от 13 апреля 1992 г., в котором краинским сербам сообщалось, что при формировании артиллерийских подразделений в составе ТО они могут рассчитывать на гаубицы М56 и M2A1 калибром 105-мм и противотанковые орудия ЗИС-3 калибром 76-мм, в то время как гаубицы М1 калибром 155-мм, Д-30 калибром 122-мм и пушки Т-12 и МТ-12 калибром 100-мм не подлежат передаче и останутся на вооружении соединений югославской армии. В дальнейшем, небольшая часть вышеуказанных образцов вооружений все же была передана формированиям краинских сербов, но их доля была незначительной по сравнению с орудиями, разработанными в годы Второй мировой войны или в послевоенный период.

Как Югославская армия Сербскую Краину вооружала Cat_cat, История, Длиннопост, Югославия, Сербия, Балканы, Война, Оружие

БРДМ-2 в Сербском войске Краины. Как и подавляющее большинство другой бронетехники, был получен от ЮНА. Источник: журнал «Воjска Краjине».


К 15 мая 1992 г. большинство подразделений уже расформированной ЮНА покинуло Сербскую Краину, а их вооружение, в основном, было передано частям краинской Территориальной обороны.


В своем сообщении от 19 мая 1992 года югославский Генштаб привел следующие цифры оставленного вооружения: 258 танков, 25 боевых машин пехоты, 79 бронетранспортеров, 81 самоходная артиллерийская установка, несколько сотен артиллерийских орудий калибром от 76-мм до 155-мм и т. д. До конца месяца было передано еще некоторое количество вооружений и военной техники, так как на момент составления этого отчета продолжался вывод 9-го Книнского корпуса ЮНА и передача его имущества краинским сербам.


Данный югославский документ не содержит сведений об авиационной технике, часть которой также была передана Сербской Краине. Значительную работу в исследовании этого вопроса провели современные сербские историки Боян Димитриевич, автор монографии «Vazdušni rat nad Republikom Srpskom i Republikom Srpskom Krajinom» , и Данко Бороевич, Драги Ивич и Желько Убович, авторы книги «Vazduhoplovne snage bivših republika SFRJ 1992-2015». Согласно данным, опубликованным в этих работах, покидая аэродромы Земуник и Удбина весной 1992 года, ЮНА оставила краинским сербам несколько вертолетов СОКО «Газела» и Ми-8, которые были включены в состав созданной 31 марта 1992 г. 56-й смешанной вертолетной эскадрильи краинского Министерства внутренних дел. Всего ей были переданы четыре вертолета «Газела» и два Ми-8. До июня того же года эскадрилья получила еще один вертолет «Газела».

Как Югославская армия Сербскую Краину вооружала Cat_cat, История, Длиннопост, Югославия, Сербия, Балканы, Война, Оружие

Вертолет «Соко Газела», переданный краинским сербам югославской армией. Источник: журнал «Воjска Краjине».


Несмотря на резкое разочарование краинских сербов в ЮНА, нельзя не признать, что та сыграла ключевую роль в формировании и оснащении их вооруженных сил. Мы можем только предполагать, насколько быстро бы решилась хорватская армия на общую атаку на Краину, не имей та сотен танков и артиллерийских орудий. Конечно, кто-то напомнит о том, что Краина все равно была уничтожена хорватами в 1995 г. Однако тремя годами ранее мало кто мог предположить такой сценарий, а полученное вооружение давало сербам хоть какую-то надежду защитить свою Республику, оставшись с противником один на один.


Источник: Cat_Cat. Автор: Вадим Соколов.

Личный хештег автора в ВК - #Соколов@catx2, а это наше Оглавление Cat_Cat (02.12.2019)

Показать полностью 7
84

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2

Читайте ранее:

Югославские войны:

Когда-то давным-давно…Глава 1; Глава 2.

Часть 0. Все ближе и ближе конец и вновь начало. Глава 1; Глава 2.

Часть 1. Десятидневный позор. Глава 1; Глава 2;

Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 1; Глава 2;

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1;


А тем временем бои продолжались. Когда 29-го октября наступление на Вуковар окончательно заглохло на окраинах, превратившись в поизиционную борьбу без малейшего шанса на прорыв без тяжелых потерь, в командовании ЮНА внезапно сработала творческая жилка. Я уж не знаю, дорогой котан, что там было больше - скипидара от Аджича, которому срочно нужны были эти войска в совершенно других местах Хорватии, или же наконец-то снявшего шоры и заработавшего мышления, однако же 2-го ноября прямо на набережную Вуковара корабли Дунайской флотилии высадили полноценный десант, которым вызвался командовать Братич. Его там, правда, ухлопали прямо в процессе высадки, но зато десант сделал главное - немножко расшатал оборону города. И хотя десантники (собственно, бойцы 63-й парашютно-десантной и высаживались) там находились на положении защитников "Малой Земли" - их плацдарм простреливался насквозь даже из автоматов, они отвлекли на себя силы и средства с внешней линии обороны. И Мркшич, ставший в одночасье командующим всей операцией, воспользовался этим. Внезапно, за 15 дней город оказался взят. К 18 ноября сдались последние защитники города, оборонявшиеся на территории францисканского монастыря. Белградское телевидение сняло торжествующих солдат, разъезжавших по Вуковару с флагами Югославии, ЮНА и Сербии. Свою минуту славы получил довольный, как кот, Ражнатович. Обрадовался даже Мркшич, наконец-то избавленный от всепоглощающих попыток политиков покомандовать наступлениями взводов и могущий заняться своим делом - воевать. Вот только было уже охренеть как поздно.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Радость от взятия Вуковара была поистине повальной и всеобщей


Собственно, основные события в Хорватии развернулись еще 14 сентября 1991 года. Пока все внимание было притянуто к хорватскому Сталинграду (автор хоть и на дух не переносит хорватов, но отдает должное героизму гарнизона Вуковара), хорватские подразделения приступили к осаде казарм, разбросанных по всей территории страны. Осады, как и все в этой войне, проводились с крайним ожесточением. Если гарнизоны военных городков не сдавались сразу (а такое было весьма часто), то хорваты шли на приступ, не щадя никого. К 19 числа сдались почти все казармы. Сопротивление продолжали лишь в Беловаре, Вараджине и Кропивницах. Ожесточение боев было таким, что майор Милан Тепич взорвал склад боеприпасов вместе с собой, 20 солдатами и офицерами ЮНА, а также с двумястами (!) хорватскими боевиками. В качестве мести разъяренные полицейские расстреляли единственного оставшегося в живых - рядового Ранко Стефановича, попавшего им в плен. к 3 октября сдалась последняя защищавшаяся казарма в Копривницах. Остальные или сдались, или принялись эвакуироваться своими силами, поняв, что помощи извне тупо можно не дождаться, а призывы "Держаться! Не отступать!", зачитываемые из Белграда по автоответчику, особой скрепности и желания умирать не добавляют. Отдельные подразделения, как бригада в Ястребарско (пригород Загреба), были вынуждены обращаться к Миссии наблюдателей ЕС, чтобы иметь возможность безопасно выехать из своих расположений. Под прицелами европейских улыбок и демократических ожиданий хорваты не решились нападать на отходящие в Боснию колонны и позволяли им эвакуироваться.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Один из памятников Милану Тепичу, Народному Герою Югославии


Но всем было не до того. Всем застил глаза Вуковар. Его требовал взять престиж. Ровно как тот же престиж позволял не обращать внимания на происходящее в остальной Хорватии, где многие села держались из последних сил под атаками получивших бронетехнику и тяжелое вооружение отрядов хорватов. 20 сентября, когда основной этап "Битвы за казармы" закончился, а в распоряжение Загреба попали миллионы тонн снаряжение, амуниции и боеприпасов, ЗНГ, отряды ХОС, специальных полицейских подразделений и прочих были объединены в Вооруженные Силы Хорватии (Hrvatska Vojska), что позволило, наконец-то наладить централизованное управление всем этим ворохом частей, до этого бывшее головной болью всего командования. Гвардейские бригады ЗНГ становились гвардейскими бригадами ХВ, остальные переводились в разряд Домобранства (ТО или ополчения). Войска делились на корпуса, каждый из которых действовал в строгом соответствии с приказами командования. Впрочем, инициативу никто не подавлял. Даже наоборот, она всячески приветствовалась, поскольку ХВ все еще не могло противостоять ЮНА на равных, даже несмотря на захваченные в Сплите и Задаре корабли, а также появившуюся в их составе авиацию.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Результат битвы за казармы — ЗНГ превращается в ХВ


А потому, проснувшись 19 ноября и очнувшись от праздничного куража, сербы внезапно поняли, что им банально некуда наступать. Спасать стало некого. Зато "Вуковарнаш". Ражнатович, насладившись часами славы, свалил со своими мордоворотами обратно в Сербию, дожидаться нового случая покрасоваться. Добровольцы так же медленно разъезжались кто куда. Миле Мркшича перевели командовать противотеррористическим корпусом. Оставшиеся войска мигом подрастеряли весь свой радостный посыл, заметив, что война почему-то продолжается. Первые же попытки прорыва в направлении Пакраца в рамках выполнения поставленной задачи обернулись лишь парой бесплодных атак силами, едва дотягивавшими до роты, разумеется отбитых хорватами. После этого вся военная махина (численностью в 36 тысяч вооруженных до зубов человек) просто остановилась в Восточной Славонии, словно бы так и надо. И простояли они так до самого конца войны, даже не пытаясь хотя бы еще раз прорвать оборону и продолжить выполнять приказы.


Иная ситуация сложилась в районе Книнской Краины, где действовал 9-й Книнский корпус под командованием ПОЛКОВНИКА Ратко Младича. Следует отметить, что, согласно замечанием сослуживцев, характер он имел беспокойный, любил риск и требовал от подчиненных разумной инициативы, которую и сам нередко проявлял. Достаточно сказать, что пока у ХВ не появились свои знаки различия, он часто переходил линию фронта и лично занимался разведкой. Назначенный его командиром еще в июне, он начал действовать без каких-либо приказов еще 26 августа, когда стало известно о падении казарм в Вуковаре. В этот день его немногочисленные войска начали наступление в сторону побережья. Продвижение было медленным, хорваты упорно оборонялись, вынуждая вступать в бой за каждое село, но 9 сентября силы его корпуса достигли побережья, а 11 сентября был взят Масленицкий мост, тем самым разделив территорию хорватии на две части и прервав между ними какое бы то ни было сообщение, кроме, разве что, водного. Дальнейшее наступление было остановлено в связи с банальной нехваткой сил. Под его командованием оказался огромный фронт, а опомнившиеся хорваты наносили фланговые удары, стремясь взять Книн и отрезать его силы от Боснии. И тут следует отдать должное отрядам добровольцев, которые в течение сентября-октября не позволили им продвинуться ни на метр. Основными силами, сражавшимися на этом направлении, были отряды Шешеля и капетана Драгана (Драгана Васильковича), пожалуй, самого колоритного персонажа, которого только могла породить сербская диаспора.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Капетан Драган


Сам капетан Драган родился в Белграде в 1954 году. В 1967 году семья эмигрировала в Австралию, где он закончил школу под именем Даниэль Снеден. Затем он 4 года отслужил в австралийской армии, после чего закончил военную академию в Перте, став одним из пяти ее лучших выпускников, а также специалистом по альпинизму и диверсионной войне. На этом Драган, ой, то есть Даниэль, не успокоился и был отправлен на курсы повышения квалификации в США, которые закончил так же с отличием. Он служил в австралийской армии до 1985 года, после чего вышел на пенсию в звании капитана и дальше занимался в основном туризмом и иногда консультировал силы безопасности президента Танзании. В 1990 году он приехал в сербию, где даже выдвинул свою кандидатуру на выборы. Он занял 4 место с результатом в 1,86% голосов, после чего поехал в Книн принимать самое горячее участие в происходящей там "революции бревен". Вернувшись после ее окончания в Сербию, он оказался вовлечен в противостояние подразделений УДБА между собой.


Тут следует немножко остановиться и сделать лирическое отступление от лирического отступления. Что логично, УБДА не была в своем составе монолитной организацией и в ней были как сторонники существования федеральной Югославии, так и сторонники создания Великой Сербии в том или ином формате. Последних возглавлял некий Франко "Френки" Симатович, один из преданных сторонников Милошевича. В его распоряжении оказался весьма значительный административный ресурс, который позволил ему относительно быстро расставить на важные и ключевые посты своих людей, тем самым просто-напросто подчинив федеральную службу безопасности интересам одного лишь Слобо. В своих действиях в сербских районах Хорватии, как уже говорилось, они опирались на администрацию СДС и милицию в противовес ополченческим отрядам обороны и их там разным харизматичным командирам, что позволяло проводить политику этих образований исключительно в интересах Слобы, но никак не местного населения. Другая часть УБДА под руководством Срба Милованова, пыталась не допустить превращения Милошевича в эдакого князя всея Сербии и опиралась в своих действиях на Милана Мартича как министра обороны и командира книнской милиции, который вошел в резкий политический клинч с Миланом Бабичем. Милованов обратил внимание на опытного капитана весьма националистической направленности и предложил ему вернуться в Краину, чтобы поддержать местных сербов. Василькович долгое время сомневался, но затем Френки сделал ему предложение, от которого было сложно отказаться, потому что угрожал он ему ни много ни мало как уголовной статьей за терроризм, коллаборационизм и попытку оттяпать кусочек от федеральной еще Югославии. Быстро сообразивший, что дело может закончиться весьма плохо для него, набирающего популярность среди националистов, Драган собрал манатки и первым же рейсом доехал до Книна.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Капетан Драган в окружении своих Книнджей…


И вот тут-то талант капетана развернулся во всю ширь. С помощью 500 тысяч долларов, вырученных за продажу всего своего имущества, и пяти старых товарищей-сербов, тоже прошедших курсы военной подготовки в австралийской армии, он буквально за три месяца - с апреля по июнь - создает одно из самых боеспособных подразделений всех сербских армий, отряд "Книндзи" (Книнџе), получивший название от слов "Книн" и "ниндзя". Отряд состоял из 64 человек постоянного состава, из которых за все время боев погиб один человек от прямого попадания тромблона (винтовочной наствольной гранаты) в голову. Это определенным образом говорило об уровне их подготовки. Разумеется, будучи весьма активным человеком, он тут же встрял в конфликт между двумя Миланами на стороне Мартича. Проблема заключалась в том, что именно отряды Мартича обеспечивали фланги Книнского корпуса уже ставшего генерал-майором Младича и не давали хорватам дойти до Книна. А им этого очень хотелось. Но так как Бабич полагал главным себя, то на все посты он пытался пропихнуть своих людей. И если должность министра обороны САО Краина была уступкой, то командиров подразделений он хотел назначать из своих людей, целиком послушных и готовых следовать исключительно в русле генеральной линии партии. Иными словами, армия сербов Краины должна стать проводником интересов Белграда и Слободана Милошевича, а не каких-то местных пейзан. Чему, разумеется, воспрепятствовал Мартич, так как это были лучшие его командиры опытных подразделений, находящихся на линии фронта. Капетан Драган весьма рьяно встал на сторону Мартича, что это изрядно перепугало Бабича, немедленно заподозрившего Васильковича в подготовке государственного переворота. Для этого он срочно отправил на фронт Воислава Шешеля, у которого состоялся с Драганом весьма нелицеприятный разговор, суть которого сводилась к фразе "Мы должны воевать. Пусть политики разбираются в столице, а солдаты защищают страну вне зависимости от президента". Кажется, это сработало. По крайней мере, никакого переворота не состоялось и, скорее всего, даже и не планировалось.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

… и приехавший его уговаривать Воислав Шешель


Уф, котан, я что-то даже задолбался... Ладно, устраивайся поудобнее, осталось недолго...


Атаки хорватов приходилось отбивать в течение конца сентября и всего октября. А тем временем Ратко Младич, испытывавший недостаток во всем, включая даже боеприпасы, постепенно продолжал расширять плацдарм у Масленицкого моста, готовя наступление в направлении Задара. Но все его регулярные просьбы о подкреплениях натыкались на молчание. Слободана Милошевича откровенно устраивал получившийся расклад. С отпадением Хорватии отсоединение остальных республик становилось лишь вопросом времени, что превращало его автоматически в самостоятельного сербского царька, которому бы принадлежали не только собственно Сербия, но и Краина, и Черногория, и другие территории, которые удастся оттяпать у выходящих из федерации местных царьков. Военная победа ЮНА отнюдь не входила в его планы, из-за чего уже в конце сентября начались массовые увольнения солдат и офицеров хорватского происхождения, продолжавших оставаться верными присяге. Это, кстати, сослужило весьма хорошую службу Туджману, чья армия продолжала изнывать без качественных командных кадров среднего и нижнего звена. Что ж, одним росчерком ручки прислушавшегося к Слобе Кадиевича, Туджман получил в распоряжение столь важный командный ресурс и с увлечением продолжил войну, то и дело нападая на подразделения ЮНА. Собственно, война определенно зашла в тупик. Хорватская армия не могла проводить крупные боевые операции, потому что даже миллионов тонн захваченного имущества им просто не хватало. А югославы остались практически без личного состава, вынужденные зарыться в окопы и отбивать атаку за атакой. Силы же в Восточной Славонии просто остановились. Ищите, как говорится, теорию заговора.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Полковник Младич в окружении своих солдат (да простит ТВЦ за копирайт, других изображений не нашел)


Так продолжалось вплоть до 19 декабря, когда Хорватию внезапно признала Исландия. В ответ на это сербские автономные области сформировали свое государство, названное Республикой Сербская Краина, основной целью которой объявлялось вхождение в состав "обновленной Югославии". Кто ее должен был обновлять, надеюсь, пояснять не надо, благо о Милошевиче и так уже было сказано много. Правда, РСК никто не признал, в отличие от Хорватии, на которую международные признания сыпались, как из рога изобилия. Ну почти. Примеру Исландии последовала разве что только ФРГ, признавшая ее 24 декабря. Все остальные страны, ради приличия, подождали конца войны.


Тогда же, 19 декабря, до командования ЮНА и политического руководства СФРЮ дошло, что все, приехали, кина не будет, электричество кончилось. Очередная война закончилась вполне очевидным поражением, на фоне которого совершенно терялись те успехи, которых удалось достигнуть Младичу. В результате, не видящие никаких других альтернатив, члены Президиума пошли на переговоры. 3 января 1992 года было объявлено очередное перемирие, которое одновременно стало и концом второй войны ЮНА против какой-либо страны. Бессильная, покалеченная и с сидромом Дауна в своей крови, она выводилась с территории Хорватии. Югославия признавала независимость Хорватии в существующих границах и оставляла ее разбираться самостоятельно со своими внутренними делами в лице РСК и Войска Сербской Краины. Правда, последние оставались не совсем голыми. Грубо говоря, Югославия выводила из Хорватии только грузовики с солдатами. Все остальное - вооружение, военную технику, амуницию и прочее - она оставляла краинским сербам. Тем досталось даже две батареи ракетного комплекса "Луна-М", которые впоследствии еще сыграют свою весьма громкую роль. А пока... А пока ЮНА выводилась домой. Увы, армия, единственная заинтересованная в сохранении федеральной Югославии сила, уже второй раз не смогла ничего предпринять. В силу зашоренности, отсутствия какой-либо координации действий, готовности к войне и даже банальной воли к победе. Что ж, все полимеры про... потеряны. Всем, включая даже Президиуму, стало ясно, что на армию федеральной югославии нет никакой надежды, а потому - сорянба, страна самораспускается. "Господа, караул устал!". Пожалуй, он и правда слишком устал блуждать по горам, все еще побеждая на просторах партизанских фильмов четников и немцев. Такая красивая картинка не выдержала столкновения с реальностью и осыпалась карточным домиком. Красиво, ниспадая, но погребая под собой бесчисленные десятки и сотни жизней. А потому вряд ли стоит пытаться верить самооправдательным книжкам бывших генералов бывшей ЮНА, в которых они все такие белые и пушистые, зато враги еще те сволочи. Сволочи на этой войне были все, а они, вдобавок, оказались еще и услужливыми дураками, который, как известно, опаснее врага. Что ж, услужили. Молодцы.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Красным выделена территория Республики Сербская Краина


Ну а генерал-майора Ратко Младича за то, что он такой умный, умелый и инициативный, перевели командиром затерянного в горах Боснии Тузланского корпуса в качестве поощрения в виде наказания. Ибо нефиг быть умным среди красивых.


В следующей части: тупой генерал, окончивший все военные академии ЮНА, город в котловине и мост, притягивающий к себе магнитом всех вокруг. И очередной отель в политической истории человечества.


Продолжение следует…


Источник: Cat_Cat Автор: Александр Викторов

Личный тег автора в ВК — #Викторов@catx2


Оглавление Cat_Cat

Показать полностью 8
78

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1

Читайте ранее:

Югославские войны:

Когда-то давным-давно…Глава 1; Глава 2.

Часть 0. Все ближе и ближе конец и вновь начало. Глава 1; Глава 2.

Часть 1. Десятидневный позор. Глава 1; Глава 2;

Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 1; Глава 2;


Здравствуй, милый мой котан! Надеюсь, ты не сильно скучал и с радостью дождался второй части рассказа про войну в Хорватии. Устраивайся поудобнее, мы продолжаем…


Надо сказать, что ЮНА отреагировала весьма бурно. Настолько бурно, что в день сдачи вуковарской казармы устроило бомбардировку города парочкой самолетов, как будто это могло что-либо изменить. А дальше началась все та же всем известная бюрократическая волокида. Борисав Йович требовал консенсуса, Велько Кадиевич дисциплинированно ждал приказа, а Благое Аджич блажил на всех матом, срочно требуя сделать хоть что-то, так как оставлять безнаказанным ТАКОЕ было просто нельзя. Все же ситуация уже кардинально отличалась от словенской. Те, беря в осаду казармы, отключали воду, электричество, теплоснабжение и ждали, покуривая свои сигаретки, что же будет дальше. Все же, пока не полилась кровь, остается еще очень много пространства для дипломатического маневра. В Вуковаре же за один эпизод осады одной единственной казармы умудрились положить 50 человек только убитыми со всех сторон, что почти сравнилось с потерями ОБЕИХ сторон за всю Десятидневную войну (словенцы - 19, ЮНА - 45). Если сейчас армия покажет свою слабость, то очень и очень быстро хорваты перейдут к практике штурмов и других военных городков. А потому требовалось архисрочно показать силу, причем не просто из пушки по воробьям, а атомной бомбой по мухе. Чрезмерное применение силы? Ха! Зато больше не полезут.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Кадиевич и Аджич


В спорах прошло 5 дней. Наконец, 31 августа уже окончательно выведенный из себя Аджич своей волей, не спрашивая никого, направил в Вуковар 1-ю пролетарскую механизированную бригаду из состава столь же 1-й и столь же пролетарской механизированной дивизии. Дивизия эта стояла в окрестностях Белграда, но действительно являлась одним из лучших соединений ЮНА. Числилась она в резерве Генералштаба, а потому разъяренный Аджич, грубо говоря, бросил в бой первое, что ему подвернулось под руку. Вторым под руку подвернулся батальон 63-й бригады во главе с все тем же Гораном Остоичем, уже вернувшимся из словенского плена, оправденным по всем статьям и вернувшимся к службе.


Бригада совершила форсированный марш на пределе всего возможного. 3-го сентября она уже была под Вуковаром, правда, пока что только в составе одного танкового батальона с ротой десанта на броне. Но и этого едва не хватило для того, чтобы взять город. Всего было совершено 4 атаки, последняя из которых даже смогла достигнуть центра города. Но немногочисленным югославам не удалось закрепиться, после чего их вышибли обратно на окраины. Именно с этого дня началась осада Вуковара, длившаяся по 18 ноября. Что о ней можно сказать? Это был е**ный пиздец, уж простите меня, котаны, за мат. Во-первых, осадой тупо никто не командовал. Было два командира оперативных групп "Север" и "Юг", наступавшие на город с соответствующих сторон. При этом никому из этих идиотов до конца октября не пришло даже в голову отрезать город от сообщений с внешним миром. Вы представляете себе пасторальный пейзаж? Стоят танки, палят куда-то по целям в городе, а мимо них на машинах катаются взад-вперед хорваты. Конечно, все было не совсем так, но тем не менее никто даже не пытался на первых порах перерезать дорогу. И если Миле Мркшича, командира 1-й пролетерской, еще можно извинить за недостатком сил (ну сорянба, бригада и батальон), то Младену Братичу с его полноценным корпусом под рукой автор хочет дать хороший втык, да нельзя, он уже помер. Под конец боев в них было задействовано 36 тысяч человек. 36 тысяч! В то время, как число оборонявшихся едва достигало 2200 и то это после того, как на помощь в город приехал батальон ХОС на угнанных у ЗНГ БТРах (милые отношения, правда?). Казалось бы, да такими силами сопротивляющихся можно тупо раздавить, завалить трупами и все же захватить город, но нет, войска продолжали толкаться взад-вперед, то освобождая какую-нибудь улицу, то отступая вновь.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Танки 1-й пролетерской на улицах Вуковара


Кстати, автор все же покривил душой, заявив, что операцией никто не командовал. Она находилась под личным контролем Борисава Йовича, а официально ее проведением руководил Живота Панич, командир 1-й Военной Области, который даже не удосужился вытащить свою жопу из уютного белградского кабинета и проследовать в расположение своих собственных войск. Нет, этот чудак на букву «м» предпочел командовать войной, рассевшись в своем собственном уютном кабинете, передавая приказы через заместителей на радиоузел, откуда они уже передавались непосредственно в войска. Казалось бы, можно воевать, да только вот незадача. 1-я пролетерская дивизия входила в состав частей, непосредственно подчиненных Генералштабу, равно как и силы так называемого «противотеррористического корпуса», в который входила и бригада «Небесных выдр». Соответственно, любой приказ оперативной группе «Юг» приходилось согласовывать с Благое Аджичем, который буквально через десять дней после начала осады как-то резко стал очень занят куда более насущными делами. А потому любые попытки г-на Животы добиться взаимности и консенсуса наталкивались на глухую стену непонимания и львиных рыков пополам с матом «Да возьми ты уже этот чертов город!».


А город не брался. Бригады группы «Север» действовали без каких-либо попыток согласовать действия хотя бы между собой. Пехота наступала отдельно от танков, техника лезла без прикрытия вперед на узенькие городские улочки… Вдобавок ко всему, у ЮНА отсутствовали средства динамической (активной) защиты техники, а потому технику жгли напропалую. Собственно, именно поэтому до октября месяца группа «Юг» даже не переходила в атаку – солдат у полковника Мркшича едва хватало на то, чтобы удерживать предместья города, а техники для поддержки после августовских боев уже не хватало.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Карта операции


И это все происходило при небывалом ажиотаже вокруг всего, что относилось к Вуковару. Для хорватов он стал примером героической обороны и сопротивления великосербской агрессии, что позволяло забить мозги еще большему количеству пушечного мяса, которым срочно требовалось заткнуть все дыры на книнском фронте. Для сербов, особенно благодаря СМИ, он превратился в аналог Иерусалима, который срочно требовалось вернуть нэньке-Эрец Эсраэлю (да простит меня Соцкий за такие обороты!). Газеты и новости взахлеб рассказывали о героизме солдат и офицеров, об ужасах, которые вытворяли хорваты, о том, что город будет скоро взят… При этом именно средства массовой информации, пожалуй, виновны в чрезмерном внимании к этой осаде. На самом деле сложно сказать о хоть какой-то высокой интенсивности боев. Из донесений командира 204-й вуковарской бригады ЗНГ Миле Дедаковича становится ясно, что гарнизон города не получал и десятой части необходимых боеприпасов, хотя цепочка снабжения не то, что не прерывалась – она даже не обстреливалась. Захваченные же запасы в казарме берегли на случай капитального окружения и потери связи с «большой Хорватией». И, тем не менее, даже на 1/10 от необходимого город вполне успешно держался.


Окружить его удалось лишь 15-го октября (октября, Карл!!) ударом 252-й танковой бригады по позициям хорватов вдоль Трпиньского шоссе, шедшего в город. Собственно, бригада только за два дня до этого прибыла в состав южной группировки и была брошена в бой без какого-либо согласования с командованием. Разъяренный Мркшич, получавший вместо подкреплений исключительно требования выполнить свой социалистический долг, а вместо адекватных приказов – общие требования взять любой ценой, ведь Белграду нужна была одна победа, – решил действовать исключительно самостоятельно, благодаря чему уже к 25 числа все предместья перешли под контроль ЮНА. Но дальше прорваться не получалось. За два с лишним месяца ожиданий штурма хорваты превратили окраины города в огромный оборонительный узел, который уже не поддавался без серьезного напряжения. А в распоряжении Мркшича и Братича было не так уж и много боеспособных войск.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Десантники 63-й бригады на окраинах города


Парадоксально, но из 36 номинально стянутых к Вуковару тысяч солдат лишь тысячи 3-4 могли отправиться в бой. Объясняется это весьма просто. Во-первых, половину можно сразу отбросить на тыловые подразделения, если даже и не больше. В конце концов, кто-то же водит грузовики, кормит, стирает и обеспечивает прочую жизнедеятельность. Остается 18 тысяч, из которых 7 обеспечивали внешнюю линию обороны. Ту самую, которая станет линией фронта вплоть до 1995 года, без изменений и подвижек. Остается одиннадцать. Даже если не вычитать из них артиллерию и прочие службы, то выяснится, что не все подразделения тупо хотят идти в атаку. Большая часть из них вполне готова занять местность и удерживать ее в обороне, но вот чтобы идти вперед… И тут уже не срабатывали звания, авторитет или что-то еще. Такое подразделение просто при малейшей опасности отступало назад, на обжитые позиции, оставляя ударную группу без прикрытия. Из-за этого приходилось раз за разом использовать одни и те же подразделения для выполнения боевых задач, что не самым лучшим образом сказывалось на боевом духе.


Определенным выходом для югославских генералов стали толпы добровольцев, стекавшихся в бригады ЮНА. Благодаря массовой информационной компании в СМИ многие молодые люди националистической промытости мозга решили послужить своему народу, защитив его от хорватской агрессии. Весьма похвальное, хоть и глупое, учитывая кто и как использовал их национализмы, желание, которое привело к тому, что в районе Вуковара появилось почти полторы тысячи человек, горячо желающих идти в бой.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Желько Ражнатович, задержанный полицией Палермо


Именно во время осады Вуковара состоялось и боевое крещение так называемой "Сербской добровольческой гвардии" под командованием никогда не служившего в армии и не понимавшего в военной тактике ну нихрена Желько Ражнатовича. Был этот человек профессиональным вором, который в 70-е совершил массовое турне по странам Европы, которое обросло мифами и легендами навроде кражи машины у министра внутренних дел то ли Австрии, то ли Швеции. Воровать он начал еще с детства и этому ремеслу оказался привержен всю свою жизнь, занимаясь исключительно асоциальной деятельностью. Кроме того, по некоторым слухам, в течение всей своей европейской деятельности он был агентом УДБА и занимался физическим устранением разного рода неугодных Белграду личностей, что весьма бездоказательно. Всплыло это сотрудничество в 1983 году, когда Ражнатович, уже вернувшийся в Югославию, по старой привычке ограбил банк в Загребе, где по фальшиво-блатняцкому позерству оставил розу - так сказать, "свой фирменный знак", по которому уже был известен в Европе. Так как место его постоянного проживания было неизвестно, сотрудники милиции приехали в дом его матери и стали дожидаться вора. Тот приехал с револьвером и устроил перестрелку, в ходе которой его арестовали, но буквально через двое суток отпустили по неизвестной причине, хотя время было еще относительно законопослушное, а Аркан перед задержанием ранил двоих милиционеров из незаконно приобретенного оружия, что уже тянет лет на пять.


Дальнейшую свою деятельность он также связывал с криминалом под крылом УДБА, открыв в Югославии достаточно большое количество подпольных казино. Тогда же у него вышел конфликт с одним из арендодателей в городе Бечичи, которого не устраивал, так сказать, объем воспроизводимого шума. Так как разговор велся на повышенных тонах, Ражнатович сломал недовольному человеку руку. Но когда полиция задержала его, то в кармане у Желько обнаружилось вполне настоящее и подлинное удостоверение личности сотрудника УДБА. Ему, конечно, впаяли 6 месяцев тюрьмы, но провел он их в весьма комфортных условиях в Белграде, а не в перевязанной клановыми узами Черногории, где Аркана бы просто забили ночью насмерть. Помимо своей основной криминалистическо-безопаснической деятельности, Желько занимался также фанатской стороной футбола, фактически создав группировку, известную как "Делиjе". Входили в нее 1500 человек агрессивно настроенных отморозков, быстро ставших известными всему Белграду своей отбитостью. Доходило до того, что некоторых из фанатов, обвиненных за побои, драки, хулиганства без тяжелых последствий и прочие вещи, которые иногда входят в административный кодекс, приезжали арестовывать специальное антитеррористическое подразделение CAJ (Специјална Антитерористичка Jединица), так как милиция банально боялась к ним подступиться. Фанаты же составляли и костяк боевиков криминальных группировок, в основном близкого к Ражнатовичу "Земунского клана", того самого, который лет через 20 ухлопает премьер-министра Сербии Джинджича. Благодаря наличию под рукой большого числа начисто отбитых бойцов и прикрытию со стороны Ражнатовича, Земунский клан за короткое время из одной из не самых сильных группировок приобретет статус главной мафиозной организации Сербии и Черногории, который смог позволить себе подкупать и покупать политиков, грузовики с оружием и практически без каких-либо помех возить наркотики в Европу.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Отряд СДГ наступает в районе Вуковара


Когда же началась война с Хорватией, вор решил оседлать национально-патриотическую волну и сделать себе имя. Ражнатович был нацелен на свою легализацию, которой сейчас он добиться не мог. Да у него и не получилось, потому что до Пабло Эскобара с его Медельинским картелем Желько и земунцам было как до Китая тараканьим шагом. Если колумбиец с целью поднятия своего реномэ занимался различного рода социальными программами, за которые его почему-то до сих пор любят и с теплотой вспоминают, то серб такой ерундой не маялся. Но ему очень хотелось срочно войти в бурное политическое море, благо поддержка у него уже была. Но любая попытка высунуться из той преступной помойки, в которую он себя сам же и загнал, была в тех условиях изначально обречена. Имея совершенно сумасшедшие материалы для компромата (а Ражнатович в своем бандитском, презирающем нормальное общество, форсе даже и не особо считал нужным скрывать свою деятельность), Милошевич или любой другой политик бы его просто утопил в этом навозе. Куда там Руцкому с его чемоданами. Тут можно было бы коробки от ксерокса и железнодорожные вагоны забивать материалами дел, совершенных Арканом. Но тут подворачивается такая интересная штука, как война, которая, как известно, все спишет.


И Ражнатович, который, как и любой вор, весьма любит покрасоваться перед публикой и показать себя во всей своей красоте и благородстве, едет в Вуковар. Не в Книн, не в Двор на Уни, не в Пакрац или другие горячие места, которые, словно грибы после дождя, взбухали на поверхности Хорватии, а именно в Вуковар, к которому и приковано внимание телевидения, где можно показаться симпатичным, в форме, с оружием, весь из себя такой героический и защищающий сербский народ, хотя его вооруженная банда из 800 человек там нахрен никому и не сдалась. В Хорватии было множество мест, в которых этот отряд можно было бы применить с куда большим толком. В той же Книнской Краине, которую защищали отряды книнской милиции и подразделение Сербской радикальной партии под командованием Воислава Шешеля, Милан Мартич регулярно бомбил Белград просьбами о помощи. Стоявший там корпус ЮНА едва насчитывал треть от списочного состава и не мог присутствовать везде и сразу, слишком не хватало сил. Командовавший им Ратко Младич взял на себя обязательные для выполнения задачи, остальные оставив на усмотрение местных начальников, которые не так чтобы пылали боевым духом и желанием костьми лечь за сербский народ. Отряда шешелевичей в 200 штыков просто не хватало, чтобы вместе с милицией перекрыть все дороги и подступы к сербским селам, из-за чего некоторые из них приходилось отбивать по 4-5 раз. И тут-то Сербская добровольческая гвардия, как пафосно обозвал Аркан свое воинство, могла бы пригодиться как никогда. Но увы, там не было камер. Об этих битвах не писали в газетах. О них молчал телевизор. О них не говорили на улицах Белграда. Внимание всех было притянуто к Вуковару. И потому, как только сентябрьский штурм забуксовал, а ситуация стала весьма неопределенной, он получил со складов федеральной милиции оружие, боеприпасы, амуницию и двинулся принимать самое деятельное участие в его осаде.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Промо-плакат с Желько Ражнатовичем. Здесь все прелестно — симпатичный мужик с оружием да еще на фоне национального сербского флага.


Следует сказать, что добровольческие подразделения все же смогли оказать некоторое влияние на ход боевых действий. Во-первых, танковые подразделения ЮНА наконец-то получили долгожданную пехоту. Командующие войсками просто сбивали явившихся добровольцев в кучку и приставляли их к танковому батальону в качестве поддержки. Во-вторых, большая их часть была серьезно мотивирована воевать, в отличие от многих солдат. В-третьих, они не были солдатами, а потому потери среди них никого не волновали. Слишком часто получалось, что потеряв 2-3 солдат, батальон отходил на исходные позиции. Добровольцев, как бы это цинично ни звучало, можно было отправлять на тот свет десятками и никто бы не почесался. Исключение, опять же, составил Аркан. Явившийся вначале в штаб Миле Мркшича, он попробовал повыдвигать ему свои условия. Разъяренный Мркшич выставил его силами комендантского взвода и пообещал пристрелить, если только тот еще появится в расположении его войск. быстро смекнувший, что весь его бандитский форс тут не работает от слова "нихрена", Ражнатович пришел уже к Братичу, где попросил лишь возможности автономных действий. Ему разрешили, что, в свою очередь, позволило Ражнатовичу действовать на наиболее безопасных участках боев, тем самым практически избежав потерь, зато представив его ряшку в качестве такого "отца солдатам", могущего навоевать куда больше, чем все эти нахрен не нужные полковники и генералы ЮНА.

Югославские войны. Часть 2.2. Опсада/Odbrana Вуkoваra. Глава 1 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Генерал Миле Мркшич. Уже в Гааге.


Продолжение следует…


Источник: Cat_Cat Автор: Александр Викторов

Личный тег автора в ВК — #Викторов@catx2


Оглавление Cat_Cat

Показать полностью 8
80

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2

Читайте ранее:

Югославские войны:

Когда-то давным-давно…Глава 1; Глава 2.

Часть 0. Все ближе и ближе конец и вновь начало. Глава 1; Глава 2.

Часть 1. Десятидневный позор. Глава 1; Глава 2;

Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 1;


А мы, тем временем, закончим лирическое отступление и вернемся к делам нашим грешным и насущным, к Франьо Туджману, который после своего освобождения продолжил отжигать. Он колесил по Европе и делал неоднократные интервью, которые заканчивал словами, что в Югославии все не совсем хорошо, а иногда и совсем нехорошо. Какое-то время его терпели, но в 1981 году, после выхода в Нью-Йорке его книги "Национализм в современной Европе", в которой он обвинял Белград в засилии сербов, у УДБА бомбануло не по детски. Туджман был лишен звания, наград, пенсии, получил 3 года тюрьмы и еще 5 лет на запрет занятия какой-либо общественной деятельностью. Впрочем, вышел он из тюрьмы спустя 17 месяцев и был досрочно освобожден. В 1987 году, после истечения запрета, ему разрешили выезд за рубеж. Наш Франьо тут же, словно на крыльях любви, ломанулся в Канаду (главой которой является английская королева, как бы напоминаю). Местные хорваты его встречали как национального героя и вообще. За короткое время, включавшее в себя чтение лекций о хорватском положении и демократии в университетах Оттавы, Торонто, Чикаго и Нью-Йорка, он становится лидером хорватской оппозиции, связующим звеном между старыми усташами и хорватскими националистами на местах. В 1989 году при полной поддержке эмигрантов им было основано Хорватское демократическое содружество, оно же ХДС, которое после 22 января и съезда СКЮ тут же зарегистрируется в самой Хорватии. Прикольный поворот бывшего генерал-майора, правда?


При огромной финансовой и общественно-политической поддержке бывших усташей, занявших в процессе всплеска хорватского национализма весьма значительное положение в стране, в которой они даже и не находились, на первых же многопартийных выборах в Хорватии, прошедших в два тура 22 апреля и 6 мая 1990 года, победило ХДС, которое получило 205 из 351 места в парламенте. При таких показателях нетрудно понять, что уже 25 июля Туджман приступил к выполнению обязанностей Председателя Президиума СРХ. К слову, 5 мест по партийным спискам получила Сербская Демократическая партия (она же СДС - Српска Демократска Странка). К еще большему слову, весь процесс, так сказать, агитации за кандидатов и подготовки к выборам Хорватию сотрясал такой приступ националистической истерии, что ей бы позавидовал даже Гитлер, готовящий выборы 1932 года. Творилось нечто, на уровне нашего "голосуй или проиграешь", "да-да-нет-да", но только акцент делался не на демократичности волеизъявления, а на "или свободная хорватия, или завтра сербы придут и всех зарежут". Причем началось это практически сразу же, после того, как 23 января словенская и хорватская делегации СКЮ покинули съезд, тем самым фактически распустив Союз Коммунистов своим отсутствием.

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

доктор Йован Рашкович


Подобная истерия привела к тому, что книнские сербы, привыкшие не ожидать чего-нибудь хорошего от своих католических соседей, принялись самоорганизовываться. Этот процесс возглавил доктор психиатрии Йован Рашкович, родившийся в Книне в 1929 году и проживавший там после выхода на пенсию. не знаю, есть ли что-то символичное в том, что сербов на всем пространстве их непризнанных государств возглавляют психиатры, которые по слухам сами клинические психи, но уровень дурдома, творившийся в это время в стране, подобное показывает явно. Итак, в феврале 1990 года Рашкович регистрирует в Книне так называемую Сербскую демократическую партию и возглавляет ее. Он заявлял о том, что сербы, как и хорваты, являются народом, исторически населяющим эту страну, а потому сербы имеют право на свой язык, культуру и некоторую автономичность. Эти заявления лишь подогревали истерию ХДС, которая вопила на всю Союзную Хорватию о том, что сербы готовятся разорвать страну на части. Впрочем, еще более богатый материал для истерик хорватам добавлял другой интересный персонаж - Милан Бабич, еще один врач в сербской политике, на этот раз стоматолог (sic!) и директор книнского стоматологического центра. В мае 1990 года он был избран председателем городского собрания Книна и возглавлял в СДС радикальное крыло, требовавшее объединения всех сербов в рамках одного государства, что горячо поддерживалось Милошевичем. Чуть ранее, 4 марта, Бабич собрал на Петровой Горе митинг из 50 тысяч сербов (что пиздец как много для 581 тысячи, населяющей Хорватию вообще), который выразил поддержку Милошевичу и потребовал от хорватов остановить политику националистического отсоединения.


Как понимаете, ХДС не мог упустить ПОДОБНЫЕ козыри. И победил. И уже 30 мая 1990 года, на первом же заседании, было объявлено о начале политико-экономических реформ. Тогда же была принята новая конституция Хорватии, в которой сербы из одного из государствообразующих народов (собственно, их там было всего 2 - хорваты и сербы) объявлялись национальным меньшинством наряду со всякими там чехами, словенцами, итальянцами и кем-то еще. Единственным возможным государственным языком также провозглашался хорватский, причем в редакции той самой "Хорватской орфографии", спровоцировавшей в 1971 году "хорватскую весну" с посадками. Практически сразу же началась чистка должностей, где 12% сербов занимали 17% должностей, что особенно было заметно в милиции, в которой хорваты работать не очень хотели. Но теперь, после объявленных перемен, началось активное замещение должностей. Серб или югослав мог остаться на своей должности лишь после подписания т.н. "письма лояльности". В противном случае его вышибали с должности с третьей космической скоростью, ограниченной лишь скоростью вписывания его фамилии в приказ на увольнение. Это вызвало в среде сербов некий общественный запрос в стиле "а нахрен ли нам эта Хорватия сдалась?". Так, 25 июля в то ли деревне, то ли городке Срб прошел митинг, на котором собралось до 200 тысяч участников, зрителей и просто сочувствующих. Были сформированы автономные сербские органы управления в лице Сербского сабора (парламента) и сербского национального веча (правительства). Его председателем был избран тот самый Милан Бабич. Было постановлено поднять в скором времени вопрос о формировании сербской автономии в рамках Хорватии, а также закрепить сербский язык в качестве административного и образовательного. И национальное вече принялось за работу.

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Милан Бабич

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Милан Мартич. Уже в Гааге.


16 августа национальное вече постановило провести референдум через три дня, 19 августа. Реакция Загреба была ожидаемой и прошла в свойственном ему стиле, в формате, когда глава МВД обещает буквальным образом передушить книнских бунтовщиков. Что-то знакомое, однако. На следующий день, 17 августа подразделения хорватской милиции устремились в направлении Книна. На автобусах. Сербским ассимитричным ответом стали многочисленные завалы на дорогах, состоящие из бревен, покрышек и всяческого мусора, которые распологались на расстоянии в каких-то 40-50 метров друг от друга. Милан Мартич, начальник милицейского управления города Книн, приказал открыть оружейки и склады ТО, начав выдавать оружие на руки местному населению. В городах и селах появились вооруженные патрули. Милан Бабич ввел на территории сербских общин военное положение. В итоге хорватские полицейские просто задолбались разбирать завалы, плюнули на все это дело и уехали к себе. Разъяренные хорваты решили использовать для подавления "мятежа" вертолеты и милицейские подразделения специального назначения. Подобные подразделения были созданы в каждом республиканском управлении милиции СФРЮ после знаменитых мюнхенских событий и должны были заниматься борьбой с терроризмом. Теперь законно избранный президентом Хорватии Туджман собирался назначить террористом законно избранного председателем общины Книн Бабича и сделать с ним что-нибудь нехорошее. Но произошло нечто непонятное. Взлетевшие вертолеты с десантом вернулись обратно буквально через час. Впоследствии хорваты обвиняли в этом самолеты ЮНА, пригрозившие сбить "нарушителей", но югославы эти эскапады яростно отрицали, так что суть проблемы хрен поймешь. Так или иначе, но а результате, 19 августа 1990 года в 51 из 61 общин с сербским населением удалось провести референдум по вопросу автономии сербов в Хорватии. Лишь в 10 из них хорватской милиции удалось помешать голосованию. В остальном же успех был полный. За автономию проголосовало 756 с лишним тысяч человек, против - всего 172 человека. В историю эти события вошли как "революция бревен" («Балван револуција»).

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Балван револуција


Примечательным, пожалуй, во всех этих событиях будет тот факт, что 18 августа в белградском издании "Вечерние новости" («Večernje novosti») был опубликован материал, что в Сербии более 2 миллионов добровольцев готовы выдвинуться на защиту Книна. Эта статья вызвала такую бурю истерики в Хорватии с заламыванием рук и просьбам к международному сообществу защитить от великосербской агрессии, что Туджману в этот момент позавидовал бы даже архиубедительный Геббельс. Другое дело, что в самой Сербии за любые попытки провести митинг в поддержку Бабича шли массовые аресты их участников и нешуточные по меркам местной плюшевой уголовной системы сроки. При этом не сказать, чтобы и сами книнские сербы были готовы радушно встретить добровольцев, отправляющихся им на помощь. На их визиты они реагировали весьма сдержанно и зачастую банально отправляли назад. Вызывано это было, на самом деле, несколькими весьма милыми причинами. Во-первых, руководство СДС после "революции бревен" оказалось чрезмерно сильно завязано на Милошевича, который относился к подобным добровольческим формированиям исключительно как к покушению на его собственную власть и влияние. К тому же, данные отряды и отдельные люди были фактически неподконтрольны никому. Местные отряды самообороны формировались на основе ячеек СДС, были целиком завязаны на нее. Исключение составляла милиция, полностью подчиненная Мартичу, но это отдельная история противостояния, не менее тупая. Большая часть "демократов" была перекрасившимися коммунистами, часть из которых может быть и вполне вступила туда осознанно, следуя зову сердца, но большая часть лишь просто желала остаться у власти и приобрести ее еще больше. Власть в общинах не поменялась от слова совсем. Те же люди, другая партийная принадлежность. Эти люди привыкли действовать в рамках устоявшейся организационной системы подчинения, в которой все идет сверху вниз, а снизу вверх только рапортуют и никак иначе. Никакого инакомыслия, исключительная централизованность. Никакой идеи объединения ради общей победы и прочих интересных вещей никто даже и не пытался предложить. Главным было удержать власть. А уж победят или проиграют, то уже дело десятое. Главное - ни на секунду не терять контроль. На этом фоне добровольцы, прибывшие из самых разных мест, были банально неудобны. Ими невозможно было управлять, они не были никоим образом в местные сложившиеся системы подчинения. К тому же никто не мог поручиться за то, что в один прекрасный момент они не возьмут и не устроят что-нибудь наподобие военного переворота. Играла свою роль и политическая подоплека происходящего. Какими бы лозунгами не кормили самые низы, большая часть партийных функционеров продолжала оставаться коммунистами, для которых четники и прочие националисты были основными врагами. И продолжали оставаться ими. Приезжали же на фронт, как ты понимаешь, мой котан, отнюдь не интернационалисты, а наоборот - самая боевая и агрессивная часть национальных сербских движений, которые своей приверженностью героическому равногорскому прошлому и лютым антикоммунизмом ествественным образом отталкивали власть предержащих. Словом, не все было так просто.


На какое-то время после этих демаршей в Хорватии воцарилась тишина. Ну как тишина, за время с августа 1990 по апрель 1991 года произошло 89 боевых столкновений между полицией Хорватии и милицией сербов, что характерно - без трупов. Но как таковое воцарилось затишье и политическая склочная борьба. Благодаря поддержке Милошевича в лидеры хорватской СДС вышел Милан Бабич, а Йован Рашкович, сплюнув от обиды, уехал в Белград, где и помер потом при естественных обстоятельствах. Тем самым среди СДС возобладали сторонники наиболее радикального взаимодействия с Хорватией. Впрочем и там продолжались регулярные подвижки вправо. Стороны замерли в ожидании, кто же будет делать следующий шаг, который ударит их по голове югославским молотком принуждения.

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Сербские автономные области


Первыми оказались сербы. 20 декабря еще 1990 года Сабор Хорватии начал рассмотрение возможности ратификации новой Конституции, которая хоть и была написана и подписана еще в мае, но в законную силу все еще не вступила. В ответ на это Бабич объявляет 21 декабря о создании Сербской Автономной Области Краина. Согласно принятому Уставу (конституции), она значилась как автономное образование сербов в составе Хорватии в рамках Федеративной Югославии. Вслед за Книном о своей автономии объявила САО Западная Славония (город Пакрац) и САО Восточная Славония, Баранья и Западный Срем - еще парочка областей со значительной долей сербов. И вот тут-то, в качестве реакции на такой сербский ход, хорваты 22 декабря ратифицируют новую Конституцию, которая объявляет Хорватию унитарной республикой, провозглашает хорватский язык единственным государственным и запрещает употребление каких-либо иных во всех официальных случаях, в том числе на радио, телевидении, СМИ и прочих жизненных ситуациях.


Вслед за этим начинается ударное развитие и расширение штатов полиции. Оружие на это опять же выделяется из Белграда, причем без каких-либо вопросов. Становится ясно, что имеющимися силами сербов банально не задавить. Сыграло свою роль и принятое 25 декабря решение о переподчинении отрядов ТО ГенералШтабу. Таким образом, официально теперь только начальник штаба или федеральный министр обороны могли объявить о начале мобилизации ТО. Подразделениям ЮНА было предписано взять под контроль склады Территориальной Обороны и вывести все в свои казармы. И если в районе Словении это предписание было начисто проигнорировано местным военным руководством на фоне тотальной покладистости местной гражданской власти, которая не изображала из себя демократов, а действительно старалось действовать каким-нибудь небоевым и приличным способом, то вот в Хорватии командование ЮНА отреагировало на данную просьбу вполне понимающе. Прикол, правда, первоначально состоял в том, что принялись вывозить имущество из САО, но затем одумались и доставалось уже обеим сторонам. Большую часть складов взяли под охрану, еще часть удалось вывезти. Частично хорваты и сербы просто спиздили все, что не было приколочено и имело ствол, дуло или хотя бы направляющие. Также, уже 9 января 1991 года Президиум СФРЮ издал распоряжение о разоружении всех вооруженных группировок, не являвшихся частью вооруженных сил Югославии. Поэтому единственным относительно законным резервом для обеих недружелюбных сторон оставалась милиция СФРЮ. И хорваты воспользовались этим фактором на все 100%, за декабрь 1990 - март 1991 удвоив (sic!) число полицейских. При этом они имели все положенные документы, обладали полномочиями, но были молоды и очень не любили сербов. Такая вот проблема, общее число которой к началу всех проблем составило 30 тысяч сотрудников и 3 тысячи спецназовцев. Но эта проблема Белград никак не е... волновала, а потому на развитие милиции было выделено достаточное количество оружия и бронетехники, что не замедлило начаться новым столкновениям.


Собственно, первым пробным шаром оказались столкновения в Пакраце с 1 по 3 марта 1991 года, обусловленные голосованием местной скупщины, которая 22 февраля провозгласила присоединение САО Западная Славония к САО Краина в единую автономию. В ответ на это с 1 марта начальник МВД общины Пакрац объявил об увольнении всех милиционеров-сербов. Те увольняться отказались, заперли хорватов в камерах и принялись неким образом издеваться, от источника к источнику образы эти разнятся. Что характерно, до побоев не дошло, так что суть процесса остается неясной. Туджман, узнав об этом, решил наиболее жестко наказать всяких там мятежников и приказал специальному отряду полиции навести в городе порядок. Рано утром 2 марта 200 хорватских спецназовцев ворвались в город и арестовали уже сербских милиционеров, общее число которых разнится от 32 до 180. Через несколько часов здание полиции окружили местные сербы, которых разогнали с помощью дубинок и слезоточивого газа. Когда эти новости дошли до Президиума, Борисав Йович потребовал вмешательства армии. Окей, 3 марта танки 265-й моторизованной бригады окружили город и принялись палить по нему из пушек. Спецназовцы вступили в переговоры и согласились покинуть город при условии свободного коридора. Военные согласились и полицейские на БТРах укатили к себе в Загреб. За три дня этой слабопонятной вакханалии не погибло ни одного человека.


Еще целый месяц стороны готовились. Хорваты сделали из произошедшего определенные выводы, сербы забили болт и продолжали заниматься дележкой власти. Именно тогда же и возник конфликт между Миланом Мартичем и Миланом Бабичем. Бабич, как глава условного государства, требовал подчинения формируемых отрядов ополчения себе. Мартич же требовал их определить под свое командование, упирая на то, что они функционируют на базе и под руководством его милиции.


Ну а пока они выясняли, кто там условный бугор на этой киче, отряды краинской милиции продолжали брать под контроль населенные сербами районы. 28 марта отряд из 100 милиционеров заняли парк Плитвицкие озера, один из самых популярных туристических объектов Хорватии, вокруг которого действительно хорваты почти не проживали. Загреб тут же отправил несколько рот полиции для того, чтобы отбить парк, тут же объявленный "национальным достоянием Хорватии". Первая попытка вытеснить милиционеров банальным нахрапом быстро провалилась. Стороны постояли, посмотрели друг на друга и разошлись, изрядно надрав глотки. Туджман приказал занять Плитвицы силой. 31 марта, в пасхальное воскресение, автобусы с полицейскими въехали на территорию парка. Отряд из книнских милиционеров во главе с Гораном Хаджичем устроил засаду, оказавшуюся безрезультатной. В ходе боя двое человек было убито (1 серб и 1 хорват), еще два десятка получили ранения, 29 ополченцев попало в плен.

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Заголовки газет в пасхальное воскресение 1991 года


Так как стрельба, как ни странно происходила под наблюдением иностранных туристов (да, экскурсии в том числе и на Плитвицы не прекращались не смотря на творящийся в Югославии пиздец!), Президиум отреагировал внезапно быстро, приказав военным развести стороны. ЮНА приказ выполнила неожиданно быстро, уже 1 апреля. А на следующий день для убедительности даже была подтянута батарея гаубичной артиллерии, после чего хорватские полицейские быстро согласились выполнить требования военных о замирении и свалили из парка обратно домой. Это событие получило название "Кровавая пасха на Плитвицах".


Дальше вновь месяц тишины и выжидание реакции военных. ЮНА молчала, пока что занятая непонятными никому вещами. Сербы вздохнули успокоенно, решив, что родная армия их точно защитит (ага, щас!), а потому делать нихрена не надо, как-нибудь само пронесет. Хорваты стремительно учились на собственных ошибках. Стало очевидно, что только полицейских подразделений для полноценных боевых действий совершенно недостаточно. 25 апреля было объявлено о создании Корпуса народной гвардии (Zbor narodne garde), а уже 28 мая провели его первый парад. Сам корпус представлял собой весьма рыхлую структуру, состоящую из 6 оперативных зон, в состав которых входило 84 бригады и отдельных батальона, из них 4 бригады полноценные и 80 резервных, ополченческо-мобилизуемых. При этом следует понимать, что степень управляемости войск была низкой, оружия не хватало, а командовали частями политики, имевшие за плечами опыт разве что срочной службы в ЮНА. Тем не менее, в рамках этих подразделений велась полноценная боевая подготовка, а их единственной задачей являлись боевые действия с сербами и ЮНА, в отличие от подразделений полиции, которые сегодня ловили преступников и стреляли мафиози, а завтра обнаруживали себя в автобусе фиг знает куда. Но полноценно работать ЗНГ мог только в случае боевых действий и то в своем районе. Увы, проблемы низкой подвижности никуда не делись. Только полиция пока что могла обеспечить высокую мобильность и срочность своего присутствия в необходимых местах. Четыре же бригады, которые должны были стать основой вооруженных сил, пока что обладали лишь минимальными запасами оружия и техники.


Поэтому в следующем бою, состоявшемся 1-2 мая в районе Борово-Село, участие так же приняли отряды полиции. Состоялся он, в общем-то, по причине Первомая. По случаю праздника в селе, населенном сербами, были вывешены югославские флаги. На место тотчас прибыл отряд хорватов, потребовавший снять флаг. Местные ополченцы и милиционеры ранили и взяли в плен двоих человек, остальные сумели сбежать. На следующий день из Осиека прибыл отряд в 200 спецназовцев, которые въехали на автобусах в село, доехали до центральной площади и разошлись. Именно тогда был убит первый гражданский за всю войну. Серб Стеван Инич в момент заезда хорватов читал газету и был убит запаниковавшим при виде человека полицейским. Местные жители вооружились и принялись стрелять в ответ. Бой шел четыре часа практически без перерыва. Хорваты пытались вырваться из села, но все их попытки вырваться неизменно натыкались на массированный огонь местных жителей. Бой прекратился только после того, как в село въехала 12-я пролетерская (гвардейская) механизированная бригада, заставившая стороны разойтись внушительностью своих танковых орудий. Полицейские потеряли 12 человек убитыми и 22 ранеными, сербы не досчитались 5.


Тогда же, 2 мая, в городе Задар произошел массовый погром сербов, вошедшая в историю как "Задарская хрустальная ночь". Вечером 2 мая в Задар вошла колонна из полутора тысяч хорватских националистов на автомобилях. По пути к ним также присоединились местные жители, после чего, вооруженные дубинками, арматурой, бутылками с бензином и прочими прелестями "революционного пролетариата" они устроили форменный погром, убив семерых человек и уничтожив 470 сербских домов. По стране прокатилась волна многочисленных погромов и убийств сербов. Особенно массовый характер они носили в Сплите (где убили несколько матросов ЮНА, включая двух хорватов), Сисаке и Вуковаре. В двух последних городах убийства носили чуть ли не официальный характер и совершались местными сотрудниками полиции. Общее число убитых за май месяц составило 1200 мужчин, женщин и детей. Размах геноцида вызвал массовое бегство сербов из этих городов, в результате чего в Воеводину бежало 23 тысячи человек. При этом командование ЮНА даже не попыталось... почесаться. В Вуковаре были расположены казармы моторизованной бригады, которая вполне могла взять город под контроль. Массовые убийства, так уж получается, не могут происходить бесследно и кто-то что-то всегда знает. Но военные взяли пример с одного индийского непротивленца и тоже изображали из себя глухого, слепого, немого и тупого Мохатму Ганди. А че, приказа нет, стало быть и делать нихрена не надо. Подумаешь, люди пропадают... Дракула проснулся, во!

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Вуковар на карте Югославии


В этой весьма интересной убийственно-человечной обстановке наступило 25 июня 1991 года. В тот же день, когда Милан Кучан объявил о том, что Словения берет под свой контроль все свое и становится полностью самостоятельным государством, Франьо Туджман не удержался и тоже объявил о собственной самостийности, причем, в общем-то, никаких больше последствий не наступило. Он не стал никуда торопиться, рвать на себе шаховистую майку, вместо этого принявшись ждать дальшейшего развития событий с мятежной Словенией. Как уже известно многознающему котану (да, морда усатая?), операция закончилась крайне хреново и ЮНА вылетела из страны пробкой от шампанского. А вслед за ней выкинули на помойку и ненужные уже "братство" с "единством". Ну а прозорливый Франьо пожинал свои лавры. В текст подписанного Президиумом СФРЮ Брионского соглашения был вставлен пункт, согласно которому Словения и Хорватия должны были отложить свои действия, направленные на обеспечение независимости, на три месяца. Таким образом, де-юре Хорватия тоже была указана как будущее независимое государство в международном правообязующем документе. Для Туджмана это была победа, причем чистая и без каких-либо затрат. Пока глупые словенцы воевали с югославами, он добился своего одним заявлением и одним росчерком ручки Борисава Йовича, которого автор скоро уже начнет обвинять в клинической тупости.


Франьо торжествовал. Почти. Оставалась одна-единственная проблема - ЮНА ни коим образом не соглашалась признавать этот договор, да и СФРЮ отказывался как-то его комментировать. О выводе войск никто не объявлял, о суверенитете Хорватии никто и не заикался. Одним словом, юридически-то Туджман добился желаемого, а вот фактически все было еще очень далеко от завершения. Конечно, его ЗНГ практически постоянно пополнялась дезертирами из рядов ЮНА, многие из которых прибывали с личным оружием, только вот ЮНА тоже затеяла сбор резервистов, назначенный на сентябрь-октябрь 1991 года. При этом до сих пор нельзя с уверенностью сказать, чья же это была инициатива. То ли Борисав Йович почувствовал, что горят уже не только хвост, но и жопа и ситуацию надо ХОТЬ КАКИМ-ТО образом спасать, то ли Велько Кадиевич решил действовать единственным возможным для него способом. Армия разбегалась, численный состав частей, расположенных в Хорватии, сократился на 2/3, флот после сплитского погрома вообще пришлось передислоцировать в Черногорию подальше от загребущих лапок ЗНГ. В таких условиях пять-шесть полнокровных, пусть и за счет резервистов, бригад, могли действительно изменить ситуацию кардинальным образом, особенно если учесть, что армия впервые за все это время получила хоть какую-то осмысленную задачу. Силы ЮНА использовались в качестве миротворцев для разграничения сторон. Было это решение абсолютно ошибочным, безумно травоядным и откровенно бессмысленным, но у нее хотя бы появился приказ, задача и отвратительно смазанные шестеренки закрутились в направлении решения данной проблемы.

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Франьо Туджман встречается с личным составом гвардейской бригады ЗНГ


Но время... время оказалось безнадежно упущено. Пока в августе военное руководство решало, куда же вывести свои войска, Франьо Туджман уже запускал механизм войны. Стало совершенно ясно, что югославы ничего не могут, а вот их, наоборот, очень даже можно. 20 августа силы ЗНГ взяли в осаду казарму в городе Вуковар. Солдаты дислоцированной там кадрированной бригады посидели несколько дней взаперти, отбив три бесноватые атаки слабовооруженных хорватов, и 25 августа сдались с условием свободного выхода, сели на грузовики и свалили, оставив все свои склады победителям. В руках у местных группировок наконец-то оказалось достаточно оружия для ведения полмомасштабных боевых действий. Причем, что характерно, именно местных группировок. В городе действовали батальон ЗНГ и батальон так называемых ХОС - Хорватских оборонительных сил (Hrvatske obrambene snage). Организация эта была самой радикальной из всех, что имелись только на территории Хорватии, воспевала изо всех сил усташей и призывала устроить повсеместный Ясеновац для нехорватов. Что логично, ХОС очень быстро вошла в клинч с основными политическими силами, поскольку одно дело разрешать, предлагать и требовать всех изгнать, а совершенно другое дело - заявлять об этом официально и на подобных инсинуациях строить почти всю свою политическую риторику. Одним словом - недемократично. Это вам все же не лобио кушать.

Югославские войны. Часть 2.1. Война ЮНА против Хорватии. Глава 2 Cat_cat, Длиннопост, История, Славяне, Югославия, Балканы, Война, Сербия

Т-55 ЗНГ


Но в условиях, когда в Вуковар вот-вот съедутся всякие там югославские танки, солдаты и прочие нелицеприятные товарищи, внезапно стало не до споров и не до разговоров, а потому гарнизон весьма быстро оказался под единым командованием. А уж в то, что они съедутся, никто и не сомневался. Вуковар должен был стать первой пробой пера, камешком, который или скатится без каких бы то ни было последствий из серии "просто подул ветер", или же принесет с собой лавину. Такая вот проба пера.


Продолжение следует…


Источник: Cat_Cat Автор: Александр Викторов

Личный тег автора в ВК — #Викторов@catx2


Оглавление Cat_Cat

Показать полностью 9
59

Lord of balkans

Lord of balkans Countryballs, Сербия, Босния и Герцеговина, Балканы, Властелин колец, Длиннопост

Перевод:

6 фрейм: Сербия - "Кто за этим стоит?"

9 фрейм: Босния и Герцеговина - "Я Босния, всевышний маг!"

10 фрейм: Босния и Герцеговина - "Вы можете убегать сколько хотите....но вы никогда не уведете от меня Сербию"

Показать полностью 1
Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: