256

Пара историй из жизни

Расскажу свои истории столкновений с необычным жутким и паранормальным.

1) Ложные воспоминания из детства.


Загадочные свертки

Мне было восемь лет. У бабули в квартире стоит шкаф-стенка, под сервантом находятся два выдвижных ящика. Отчетливо помню, что однажды бабушка ушла в магазин, а я начинаю рыться в этих ящиках, достаю один и вижу между задней стенкой шкафа и задней стенкой ящика какие-то свертки, обернутые белой папиросной бумагой и обвязанные бечёвкой. Свертки я не трогал. Годы спустя вспоминаю про это, замеры показывают, что между стенкой ящика и шкафом нет никакого промежутка, все впритык.


Силуэт из стены.

Мне девять лет. Мирно засыпая летом еще засветло в своей кровати вижу, как из стены выплывает силуэт и уходит сквозь пол. Помню, как сильно моргал чтобы он исчез и как екнуло сердце. Силуэт был как бы участком воздуха с другим коэффициентом преломления, как марево над горячим асфальтом. Надеюсь, это был реалистичный сон.


2) Сны с того света


Соседка

Мне 14. В нашем подъезде умерла бабуля-соседка. Спустя какое-то время я вижу сон: стою я в подъезде, а она поднимается на площадку по лестнице. Я понимаю, что здесь ее быть не должно и в ужасе пытаюсь попасть ключом в скважину. А она говорит: «не бойся, я не за тобой пришла, тебе еще рано. Я за ним.» И показывает на дверь другого старичка-соседа. Он умер через неделю.


Учительница

Мне 17. Умерла моя репетитор по алгебре, милейшая бабуля на пенсии в возрасте 73х лет. Я уже знал эту новость. Немного спустя после похорон снится мне сон: я поднимаюсь на ее этаж, дверь открыта. Она стоит в конце коридора, но уже не старушка, а молодая женщина, я просто знаю (как это бывает во сне), что это она. Справа в гостиной за столом сидит мужчина, тоже не старый. Учительница говорит: «Тесно здесь, слишком тесно. А ты проходи, чаю попьешь.» И начала быстро подходить. Тут входная дверь захлопывается перед моим носом и меня как бы ветром выносит из подъезда и я просыпаюсь в холодном поту. Позже, заносил родственникам гостинцы: на полке, в знак памяти выставлена фотография учительницы и ее мужа (давно почившего) в молодости: один в один из сна…


3) Жамевю

Мне 21. Иду я утром на электричку сто раз хоженым маршрутом. И вдруг понимаю, что не узнаю дома и улицу и не знаю куда идти. А еще на улице невероятно тихо и никого нет. Страх навалился ужасный, что память пропала, но все остальное то вроде помню. Ходил как идиот туда-сюда минут десять, пока снова не увидел знакомые дома и все стало нормальным.


4) Мухи – цокотухи… http://pikabu.ru/story/istina_gdeto_ryadom_5146463


Есть и еще истории. Хочется верить, что у всего есть логичное объяснение.

Дубликаты не найдены

+12

Вот зачем я перед сном крипи-пасты бытовые читаю, живя один в квартире, а?

раскрыть ветку 2
+3

Можно еще "Говорящей с призраками" насмотреться. :)

раскрыть ветку 1
0
Можно ещё Стивена Кинга начитаться (несмотря на офигительную литературность)
+5

А я не знал слово жамевю.

Пиздец, я быдло...

+15

Мне лет восемь было и яво сне играл с Богом в карты. Как сейчас помню, в пьяницу. Я выиграл, а он так разозлился, что начал кидаться в меня трехлитровыми стеклянными банками с молоком. Причем тут молоко, хз.

раскрыть ветку 4
+7
бог не фраер, может и молком
+1

Мне тоже однажды сон с богом снился. Только там он был мужик лет 50-60, с небольшой бородой (сантиметров 5, наверное) и все происходило в какой-то обсерватории. Там был огромный странный телескоп и Бог в какой-то момент настроил его и говорит - хочешь попробовать что-то поменять на своей планете? Я конечно же хочу, смотрю в телескоп, там наша солнечная система, я чуууууточку двигаю какую-то ручку на телескопе и наблюдаю, как вся солнечная система немножечко наклоняется относительно других систем. И тут я ясно осознаю, что такое, на мой взгляд, маленькое изменение очень сильно поменяло климат и жизнь на земле. С ужасом смотрю на бога, а он ржет и говорит - Ничего, научишься еще. Занятный сон)

0
Стрёмный бох тебе попался, Иегова наверно ) он чуть что сразу то угрозами, то шантажом сыплет )
0
Несколько лет назад во сне хотел поговорить с Богом, и тут он появился, огромный бородатый старец, было сильно чувство страха перед ним, все очень натурально было и я тут же проснулся.
+5
А вот лет в 9 мне в коридоре покойная бабушка привиделась. Стояла такая с синяками вокруг глаз и пальцем мне грозила. Я тогда из дома пулей вылетела даже двери не заперев в квартиру и ждала маму с работы на остановке. Мне и влетело и к психиатру водили. Но врач сказал, что у меня просто богатая фантазия и нервозность.
+5
У меня была похожая история. Жила на съемной. Квартира покойной знакомой бабушки. Месяца два прошло с ее кончины. Я люблю чтобы дома занавески были закрыты, шторы, и уходила на работу. Но когда возвращалась с работы мне казалось, что скраю окна штора немного отодвинута, как смотрел кто из окна. И так каждый день: я все занавешиваю, а вечером скраю штора приоткрыта. В мистику верить не хотела, страшно же)) грешила на кривой карниз, может. И значит, сплю я как то, и снится мне, что кто-то у кровати стоит. Я как бы открываю глаза (но я сплю), а у двери в комнату покойная тётя Нина стоит. Стоит и смотрит на меня тупым взглядом. А мне жутко так стало, но не скажу что страшно. И я ей мысленно то ли здравствуйте, сказала, то ли что веду себя хорошо, точно не помню, но что-то сказала. И уснула. И прекратилась эта фигня со шторами!
+4

Тоже есть воспоминание, лет шесть, сидел играл в комнате на ковре, в пол глаза смотрел незнайку на луне на "видике", кассета кончилась и экран стал показывать белый шум, выключать было лень, так что он какое то время шел. А потом телевизор сам стал показывать какое -то странное видео, как запись с неподвижной камеры, вроде бы даже без звука, или на самой записи тихо было, бабка какая-то ходила по комнате и что то делала бытовое, но её лица так ни разу и не увидел. это точно было не телевидение, потому как такое не показывают, и телевизор был в режиме av, пульт никто не мог трогать. Выглядело, как будто запись проигрывалась с  кассеты, но откуда там 5 минут записи белого шума на экране?

раскрыть ветку 1
+6

Та же фигня с ложными воспоминаниями. Есть четкое воспоминание, как я с семьей еду на машине. Машина останавливается около большого двухэтажного дома с огромными окнами практически во всю стену. Это дом маминых знакомых, она на пять минут забегает внутрь. Я сижу на заднем сиденье и рассматриваю дом, дедушка сидит за рулем. В окне на втором этаже дома я вижу девочку-подростка, она одета в черную обтягивающую кофту и шорты, сидит на диване в окружении множества плюшевых игрушек. Волосы собраны в аккуратную шишку, девочка высокая и худая, с длинными конечностями, но грациозная. В ее комнате белые обои.
И самое забавное, что я помню дорогу к этому дому, дерево, мимо которого мы проезжали, да все помню в деталях. Но в той деревне, где все это происходило, нет двухэтажных домов, а если пройти по той дороге, то там есть только дерево, а на месте дороги картофельные поля. Естественно, родственники тоже ничего такого не помнят.

+4
У меня ваше жамевю стабильно раз в месяц бывает последние два года) я уже привыкла и почти не поддаюсь панике, когда такое происходит)
раскрыть ветку 2
+4
На самом деле это симптом какой-то из психиатрии, точно не помню. Один раз тоже было такое.
раскрыть ветку 1
+3
Пожалуй, обращусь к доктору, в таком случае)
+5
Мне очень часто в детстве страшные сны снились. Часто про оживших кукол (сестра расскзала маме сюжет киношки про чаки, а я маленькая была и подслушала, на мня вилимо такое впечатление произвело). Я её ломаю, сжигают выбрасывают а она появляется опять. И часто про то как я убегала от маньяков, перебегвю по балконами и тд. Всегда почти могла убежать. Один раз он меня догнал, прижал в углу и... Сказал не бойся дуреха я тебя защитить пришол))
+9

Стук в дверь. Мужик открывает. Стоит смерть с косой, но очень маленькая.

Смерть:

- Мужик, не ссы, я за твоим хомяком.

раскрыть ветку 4
+13
Звонок в дверь. Мужик открывает - там стоит женщина лет 50, полная, в красной кофте, зеленой юбке, синих колготках и белых туфлях. Hа голове - огромный фиолетовый бант. Лижет чупа-чупс.
Мужик:
- Вы кто?
Она:
- Я - твоя смерть!
Мужик:
- Боже, какая нелепая смерть...
+13

Стук в дверь. Мужик открывает. Стоит смерть с косой, но очень маленькая.

Мужик:

-А, ты за хомяком?

Смерть:

- Нет, мужик, я не смерть, я импотенция.

раскрыть ветку 2
-2
У меня тоже есть парочка историй, но так лень писать( хоть и хочется поделиться
раскрыть ветку 1
+4
есть объяснение проще- у тебя отъезжает баня. Есть такое расстройство паническое когда теряешься даже в знакомом месте. Все излечимо нужно к специалисту
+7

Чувак, с такой фигнёй тебе надо посмотреть сериал Legion. Там всё объяснили. Короче, ты мутант со сверхсилой.

раскрыть ветку 11
+20

С силой заблудится в трех домах :) Могу умею практикую...

раскрыть ветку 10
+2
Случайно совершил переход. Бывает. Советую книгу "2012 точка перехода" и следующую
раскрыть ветку 2
+2
У тебя точно есть способности. Просто похоже ты попал в параллельную реальность, потому и не узнал. Я как-то на велика поехал со знакомой в соседний район. Это относительно новый район, спальный. Было безлюдно и ощущение было мёртвого города, города-призрака. Ещё ощущалась какая-то враждебность. Ну а покойники часто приходят к умирающим в качестве проводников. А то что твоя учительница была моложе это тоже нормально, тонкое тело способно легко менять очертания, оно принимает тот вид в котором душе комфортнее всего.
П.с. Бабушку свою после смерти я тоже видел и разговаривал. А свёртки те тоже могут находиться не на физическом плане.
раскрыть ветку 2
+1

Ты не одинок) У меня тоже есть эта сверхсила)) Пошла я как-то на почту, посылку забрать. Иду я, значит, и понимаю, что совсем не помню, где она находится. Встала посреди улицы, и затупила (со стороны, наверное странно смотрелось), минуты две постояла, потопталась на месте в растерянности, но всё же постепенно вспомнила маршрут. А ещё, бывает, что я совсем не помню, что мне говорили, например, вчера. Наверное, это не нормальное явление, да?

раскрыть ветку 1
0

Лучше обследоваться. Похожее жамевю было у матери знакомой. Оказалось это были предвестники паркинсона, и на этой стадии наступление самой болезни можно было отсрочить.

Но сказал об этом только врач из военно-медицинской, когда уже сильные препараты выписывал.

Невролог в поликлинике говорила, что это от переутомления.

0
Ещё что хочу сказать. Конкретно у тебя есть возможность развить способность получать ответы через сны на важные вопросы. Общаться во сне можно не только с умершими. Их вообще не надо тревожить, сами появляться если надо. Общаться лучше с ангелами-хранителями, наставниками и учителями. Так что это не праздное развлечение, а вполне полезное занятие.
+2

Хех, у мамы в комнате 2 прикроватных тумбочки, маленькие такие, и как вы наверное знаете в некоторых из них есть что-то типо потайного отделения под выдвигающейся такой полочкой над двумя ящиками. И я пол детства отчеливо помнил, что я там спратал когда-то игрушечную резиновую змею. И я много раз проверял там надеясь что может я ее плохо искал (хотя места там немного). Просто вот вроде как у меня и змеи такой не было никогда и никто кроме меня не помнит чтобы я ее туда ложил

раскрыть ветку 3
-2
Мамину одноглазую змею не нашёл?)
раскрыть ветку 2
+2

Шутка, достойная такого мусора, как ты.

раскрыть ветку 1
+2
Насчет свертков в шкафу,прочёл и вспомнил:
В детстве тоже почему то казалось ,что в ящиках шкафа ближе к стене сложены какие то свитки или что то типо того,повзрослев кучу раз изучил эти ящики,ничего такого там и в помине не было и родители говорят,что я выдумал,а у меня эта картинка очень реалистично в памяти воспроизводится...)
+3

А может для начала врачу показаться?Если не поможет,то добро пожаловать на ТВ-3,ТНТ,Рен-ТВ

+1
4 года назад умерла бабуля. В глазах моих пустота и безысходность, мой мир рухнул. Я вышел перекурить на лестничную клетку, там встретил соседа сверху, он предложил покурить какой-то синтетической дряни. Ну я чтоб хоть как-то забыться, сам того не желая, согласился. Проболтавшись в подъезде часа полтора я вернулся домой, мой внешний вид и глаза меня выдавали. Мне было ужасно стыдно перед матерью, уже покойной бабушкой и перед самим собой. Той ночью мне приснилась бабуля: темнота, вспышка и она у меня перед лицом близко-близко грозит пальцем. Проснулся в ужасе и холодном поту. Выражение ее лица из сна помню до сих пор.
0
Плюсик, конечно, читать интересно было, но...
Иллюстрация к комментарию
0

В деревне в вологодской области меня бабки местные учили местной технике безопасности. Что делать при укусе змеи, что делать при встрече с кабаном в лесу и если домового встретишь. Оказывается его надо спрашивать к добру или к худу. И требовать ответа. Если испугаешься то он может придти потом и задушить.

Вот такие инструкции для жизни в деревне ))))

0

Насчет призраков (?): было как в первой истории, правда я старше был, где-то лет семнадцать-двадцать, наверно. Только силуэт был белый. Секунд десять на него смотрел,, не пошевелиться (научное объяснение — спал), потом моргнул и он пропал (проснулся). Даже не могу сказать, что было страшно, но сердце, конечно, хорошо потом билось.

раскрыть ветку 6
0
Мне было лет 10. Приехали гости к нам и я спал на полу. Среди ночи проснулся и увидел, как в конце коридора, а я как раз лежал напротив, 2 фигуры человеческие, серые как будто общаются между собой. Значения не придал, думал - показалось. Ведь было темно полная квартира народу и все спят. И тоже уснул.
раскрыть ветку 5
+2
Дети часто видят тонкий план. Взрослые говорят что фантазируешь, показалось и т.д. И со временем видение "закрывается".
0
Так это гости были?
раскрыть ветку 1
0

Слабаки вы все. Про мою прабабку рассказывали, что она в подклети ( типа кладовки в вологодской обл.), домового встретила. Босой старик с длинной бородой в белой рубахе до пят. И еще спросила:''Что, батюшка, тут ходишь''.

Ответил ли домовой не знаю, но тогда все решили, что это к войне.

Потом прабабушку же домовой душил во сне. Говорят что был похож на круглый волосатый шар с сухонькими ручками. Прабабка его схватила, и стала спрашивать к добру или к худу. Говорят домовой вырывался, но пока не ответил, прабабка его не отпускала.

Если допустить, что это правда -то это класс.

Если бы меня во сне что-то лохматое душило, я бы орала пока соседи дверь не вышибут, а уж допрашивать это нечто...

0
Вообще, если что-то такое происходит, то надо стараться поговорить с ними. Страшно всем, кто сталкивается, но зачастую они напуганы не меньше нашего, если пришли с миром или случайно попали в наш мир, можно постараться выяснить, откуда они (галактика, планета, наша ли вообще вселенная, в скольких измерениях они существуют, на чем основана их форма жизни), зачем они здесь, попробовать понять их "язык".

У меня мама такими вещами увлекается, сам я не встречался с подобным ни разу, но если встречусь, подойду скорее всего с наиболее научным подходом.
Похожие посты
96

Сон или иная реальность?

Автор: Jane


Хочу поведать свою историю. Ранее нигде не делилась подобным, хотя историй “вагон и маленькая тележка”.


На тот момент мне было лет 13. Лето, каникулы, кого не порадует сие прекрасное время года?


Отправили меня к сестре на так называемое оздоровление. Небольшая деревушка, рядом речка. В общей сложности около 200 жильцов, в основном старожилы. Как повелось, вся молодёжь в городе ищет перспективы на дальнейшую, обеспеченную жизнь. О стариках тоже не забывают, частенько можно встретить молодые семьи на выходных, приехавшие навестить родные края. Так вот, ближе к делу.


Наступил третий день моего пребывания в “ссылке”, как вдруг родители надумали меня навестить, да и на речку сходить, отдохнуть, поплескаться. Есть там одно место, где мы постоянно отдыхали – разводили костёр, жарили шашлыки. Это было недалеко от пляжа, да и не особо людное место, то бишь никто не мешал семейному отдыху.


Все повторялось из года в год. Вот и сейчас, мы с сестрой отправились на изучение флоры, а родные занялись подготовкой “стола”. В итоге мы заблудились, хоть и не понимали, как это возможно. Повторюсь, отдыхали каждый год, место знали хорошо. Спустя пару часов все же смогли вернуться, получив при этом знатных звездюлей. И тут, несмотря на все ругательства в нашу сторону, я замечаю маму, свою мамочку, она пошла в воду это показалось оочень странным, так как мама не любит, точнее, боится воды. Не выдержав, я рванула к ней, дальше помню только суматоху, визги и совершенно не имею понятия происходящего, будто потерялась во времени.


Прихожу в себя, узнаю, что мама все же утонула… Слёзы, истерика, депрессия. Дни проходят незаметно. Меня перестало интересовать все, что происходило вокруг. Полная апатия. К 24 годам немного пришла в себя. Предыдущие года как в тумане. И вот у меня есть работа, семья, первый ребёнок на подходе. Со временем все нормализовалось. Время летит. Вот я отметила 35 лет, родила второго ребёнка. Практически каждый день помню как этот. Вот и 47 стукнуло. Жизнь к чертям. Развод. Старший сын уехал с отцом. Младший со мной, ездит по ушам, всего ему мало… а я лишь успеваю собирать проблемы на работе, со здоровьем. Не было и дня, когда бы я не вспоминала мать. И вот, опять, сижу возле окна, вглядываясь в даль. Тут то до меня и доходит, что это всего лишь сон, паршивый сон. Предо мной возникает лик. Очень яркий, рассмотреть тяжело. Мы говорили, очень долго, но не помню о чем. И вдруг открываю глаза. “Моя комната… я дома?”. На краю кровати сидит взволнованная мама, и говорит:


— Солнце, ты кричала, тебе, наверное, кошмар приснился… Вся в слезах…


И вот… мне тринадцать, завтра поеду к сестре, на летние каникулы…

В тот день я ни на шаг от матери не отходила, еле уговорила не идти в воду. И она послушалась…


На данный момент мне 20. Мамочка жива и здорова… Понять не могу, что это за сон такой? Я там проживала каждый день. Ощущение было, будто я уже прожила свою жизнь… трудно описать.

Простите, писать красиво не умею…


Автор: Jane


Источник: https://realfear.ru/son-ili-inaya-realnost

Показать полностью
35

Ответ на пост «Мистика» 

Поддерживаю предложение запустить волну мистических историй. У меня аналогичная ситуация была один раз, и даже читая пост автора и комментарии я не вспоминал её очень долго, хотя она произошла буквально в мае. А потом резко щёлкнуло и вспомнил, что и у меня была жуткая ситуация с "просыпанием во сне". 

И так. Я из Москвы и на момент событий встречался с девушкой, которая живёт в посёлке "Правдинский", в Подмосковье. С частотой примерно 2 раза в месяц я приезжал к ней на выходные. И каждый раз когда я оставался, у меня были проблемы со сном. Я долго не мог уснуть, мне не хватало кислорода, не мог удобно лечь, у меня затекали конечности. Проблем со сном у меня никогда не было. И бывают ситуации, когда я тусуясь с друзьями я засыпал не пойми в каких позах, не пойми в каких местах. Плохой сон я списывал на нехватку кислорода. Находясь у неё дома, мне постоянно "было не чем дышать". Это крайне странно, потому что она живёт в подмосковном посёлке где многоэтажек то по сути и нет. Наверно домов 10. А все остальные вокруг - обычные деревенские дома и коттеджи. За окном - лес. Я живу на станции "Коломенская" и не смотря на то, что рядом большой парк и река, но не может быть воздух там чище. Всё это я понимаю, но тем не менее у неё дома у меня было какое-то кислородное голодание. 

Присказке конец, перехожу к сути. Ночь с субботы на воскресенье. Часов до 2 ночи смотрели сериал и улеглись спать в обнимку. Часа полтора я не мог уснуть, хотя мне пару раз казалось, что я "на грани засыпания". За это время я выбрался из объятий Марины (моя девушка) и укатился от неё на другой конец кровати, поближе к открытому на распашку окну. Типа свежее и прохладнее. Штора была закрыта на половину и я прижался к тому краю, где было темно. А вторая половина кровати была в лунном свете. Продолжаю пытаться уснуть и у меня возникает ощущение, что что-то не так. Не знаю, как объяснить даже. Я понял, что творится какая то чертовщина. Чувство невозможности. Никакого логического объяснения этому не было. Я приподнялся на кровати, осмотрелся по сторонам. Всё в порядке. Ложусь обратно и закрываю глаза. К тем странным ощущениям, которые я уже испытывал добавляется чувство тревоги. Я резко отрываю глаза и вижу, что в той тёмной части кровати, в которой лежу я, в самом углу, в тени шторы образовался тёмный сгусток непонятной формы. Было ощущение, что от этого сгустка не отражается свет, на столько тёмным он был. Он не имел постоянной формы и постоянно менялся. похоже на рой жуков. Края вибрировали, то удлиняясь, то снова сокращаясь. Но общий объём сгустка начал резко увеличиваться. С начального диаметра сантиметров в 30-40 он за несколько секунд разросся до метров полутора и стал уже скорее овальным. Все его колебания были в мои сторону и я понимал, что это прямая угроза моей жизни. Промелькнула мысль, что мне никакие врачи даже не смогут помочь, если я окажусь в состоянии какой нибудь комы, из-за этой штуки. Потому что такую штуку просто нельзя диагностировать. Никто не предположит, что на меня напал сгусток тёмной энергии из тени. Двигаться я не мог и секунд 30 наблюдал всё это. Потом резко понял, что могу закричать. Как только я начал орать я проснулся. Вскочил с кровати весь в поту. Вокруг всё было так же, как в моём сне, но естественно в углу ничего не было. Я вообще не впечатлительный. И кошмары мне практически никогда не снятся. Это было самое страшное сновидение. Я аккуратно встал, что бы не разбудить Марину, пошёл на кухню. Умылся, выпил воды. Минутку посмотрел в окно, что бы успокоить нервы. И пошёл дальше спать. Лёг и снова долго не мог уснуть, думал о том, что так сильно меня ещё сны не пугали. Лёг я лицом к этому углу и всматривался в него. Спустя минут 5 у меня снова появилось чувство тревоги. И начало казаться, что тень сгущается и образует опять же этот сгусток. Я был уверен, что не сплю, и прибывал в состоянии шока. "Какого х**!? Что за ёб***!? Этого не может быть!" - вот такие мысли у меня проносились в голове. Внезапно я услышал вдалеке какое то пиликанье. Оно постепенно усиливалось, одновременно с тем, как увеличивался сгусток тьмы. Пиликанье стало настолько громким, я понял, что это какое то мелодичное постановывание. Потом стало настолько громким, что я понял эта какая-то то ли колыбельная, то ли заклинание. Было ясно, что слова поются на распев, но разобрать, что именно за слова я не мог. Я перевернулся на другой бок, к Марине, что бы убедиться, что с ней всё в порядке. И колыбельная-заклинание усилилась. Я перегнулся через Марину, перевернул её с бока (она лежала спиной ко мне) на спину и увидел, что это она, с лицом полным ненависти и презрения, с открытыми и полностью чёрными глазами напивает этот "заговор". Первая мысль была, что она связана с потусторонними силами и пытается причинить мне вред этим сгустком. Секунд 15 я был в полном ужасе. И не двигался. Я понял, что за эти 15 секунд ничего вокруг не изменилось. Всё вокруг зависло, как в компьютерной игре. Даже этот сгусток не двигался. Только двигались губы Марины, шепчущие заклинание. Я покрутил головой. И подумал: "Какой, к черту, сгусток? Какие заклятья? Я видимо опять уснул и мне снова снится дребедень". Как только я подумал это, в моём голове, в области макушки образовалась невозможная боль и моментально заполнила собой всё моё тело. Нервные окончания всего тела, будто бы, подумали, что их прижигают огнём. Уши заложило как от огромного взрыва. Я не спал. Пытался пошевелить конечностями, но максимум слегка дёргал пальцем. Я пытался орать, но кроме чуть более сильного выдоха воздуха ничего не выходило. В течении минут 5 боль ослабла и прошла, до такой степени, что я полностью перестал её чувствовать. Хотел встать и попить воды, но был так выжат, что не нашёл в себе сил. В итоге так и уснул, в этой же позе, даже не перевернувшись. Спал уже до утра и больше приключений не было.

Показать полностью
237

Мистика

Увидел тут скрин комментариев к посту #comment_174367830.
Сам пост безобидный и даже забавный немного. Но вот комментарии прям, что называется, "затронули за живое". Люди пишут о своих страшных снах, сонных параличах, и о том, какие видения при этом у них возникают. Мне эта тема очень интересна. Читать такие истории, словно смотреть фильм ужасов, только не придуманный, а на основе того, что люди (пусть и не совсем реально) видят. И так хочется по больше таких историй, но не искать их среди сотен комментариев, а читать отдельными постами. Может замутим новую волну?
А вот собственно и моя история. Именно с этого сна у меня продолжаются частые и в основном страшные "сонные параличи".
Было мне тогда лет 8-9. Я жил с матерью, старшим братом и сестрой. Комната моя находилась напротив кухни, через коридор. Моя кровать находилась сразу за стенкой так,что коридор я не видел,но ногами всегда спал к двери. Снится мне, что я открываю глаза, за окном темно, в комнате выключен свет, дверь в неё открыта и из коридора виден свет,который на кухне горит. (Для меня обычное дело - зимним утром,собираясь в школу, я каждый день так просыпался раньше того,как меня разбудят, а на кухне готовился завтрак.)
Я встал, но почему-то пошёл сразу в зал. В тёмном зале перед телевизором на стуле сидела моя сестра, а на экране "белый шум" - рябь и шипение старого кинескопного телевизора. Сестра сидит и, не моргая, смотрит в него. Я спрашиваю её: "Где мама?" На что она молча, не отрывая взгляд от экрана, медленно поднимает руку и указывает пальцем на стену, за которой находится кухня. Сквозь тёмный коридор я иду на кухню и, подойдя ко входу, вижу как мама с братом что то разделывают на столе. Переступив порог, они оба поворачиваются ко мне... В руках у них были большие разделочные ножи,вся одежда и лицо в крови,а на лице безумная гримаса - смесь улыбки и озлобленности. Они начинают медленно подходить ко мне. Мне становится ужасно страшно! И тут я просыпаюсь...
Ну как просыпаюсь. Я снова открываю глаза в кровати, снова вижу свет из кухни, снова сестра и снова окровавленные безумные лица... И так повторялось раза четыре.
На пятый раз открыв глаза у меня промелькнула мысль в голове: "Да сколько ж можно-то уже!" Я встаю и иду сразу на кухню. Зайдя в неё, не происходит ни какой реакции от брата и мамы, они всё так же увлечённо что-то разделывают. И тут я вижу,как на стены брызжет кровь, она стекает на пол, да всё вокруг в крови! Набравшись смелости, я спрашиваю: "Что вы тут делаете?" В этот момент мать с братом поворачиваются ко мне со своими огромными ножами, и мать говорит: "Ну вот ты и попался!"
И они с братом медленно начинают двигаться в мою сторону. Я пячусь назад и понимаю - это сон! Я пытаюсь крикнуть:"Это сон! Сон!" Но голос меня не слушается,губы дрожат и я не единого звука не могу выкрикнуть! Я спиной упираюсь в дверь ванны,сажусь на корточки, смотрю вверх.
И тут из меня прям отчётливо вырывается: "Сон! Сон! СОН!!!" Секунда тишины и мать,глядя на меня, отвечает: "Ну ладно,ладно,угадал!"
Я проснулся в холодном поту, меня трясло, я не мог придти в себя минут десять... И этот сон впился в мою память, кажется, навсегда. Прошло уже более 20 лет, но помню его в мельчайших подробностях.

После этого началась череда "сонных параличей", гдя я видел кучу всякой дичи. (Это уже были не сны, а именно сонные параличи, которые и сейчас очень часто повторяются) Зайдёт пост - расскажу о них.

121

Побочный эффект

1.

Противный мелкий дождь намочил всё вокруг. В воздухе стояла утренняя сырость, пробирающая до костей.

Поднимаясь по мокрым ступеням лестницы, она внимательно смотрела под ноги, опасаясь поскользнуться или оступиться. Только войдя в помещение, подняла глаза и замерла. Прямо перед ней стояла стильная, ухоженная, холёная толстуха. Её даже можно было назвать симпатичной - модная причёска, отличный макияж, уверенный взгляд неглупых глаз, но это было её собственное отражение, поэтому восторгов оно не вызывало.

Зеркало было огромным - во всю стену от пола до потолка, и Оксана теперь отлично понимала, почему его установка влетела ей, хозяйке фитнес центра, в копеечку. Благодаря размерам, положению в холле и подсветке, оно забирало всё внимание вошедшего, просто не позволяло оторваться. Оксана всё смотрела и смотрела, а настроение портилось и портилось с каждой секундой.

На восторженное приветствие администратора она ответила без энтузиазма. Девушка за стойкой до поры до времени притихла, не высовывалась, внимания к себе не привлекала, пыталась оценить обстановку и подстроиться к настроению неожиданно появившейся хозяйки.

Закончив разглядывать себя в фас, женщина повернулась боком, потом спиной. Ни с той, ни с другой стороны вид не удовлетворял.

- Вот засада! - прошипела она под нос.

- Вы что-то сказали, Оксана Викторовна? - администратор пыталась наладить контакт.

- Да, говорю, дома, казалось, мне эти джинсы даже идут. А тут - смотреть страшно!

- Ой, нашли, куда глядеться!

Администратор тут же оживилась, выскочила из-за стойки, как коза, на своих лабутенах, прискакала и встала рядом, уперев руки-палки в костлявый таз.

Теперь в зеркало смотрелись две очень разные по комплекции особы, но с одинаково недовольным выражением лица

- Это же зеркало такое! - махнула рукой Ксюша.

- Какое? - потешно копируя её дурацкую манеру тянуть гласные, поддразнила Оксана.

- Специальное, - Ксюша не уловила иронии. - Мы его специально при входе установили, чтобы клиентки на себя глядели и ужасались.

Ксюша, кривляясь, присела, как от страха, разинула в притворном ужасе рот, прижимая ладони к впалым щекам.

- Вот поужасаются, поохают-поахают и сразу абонемент в спорт-зал приобретут, а там уж и спа, и массажи, и всё такое. Вы же сами говорили, нужно что-то делать для привлечения клиентов. Вот, пожалуйста, маркетинговый ход!

- Ишь, чего! - подивилась бизнес-идее Оксана, поправляя перед чудо-зеркалом тонированные пряди.

- А на выходе - другое, - манерничала Ксюша. - Наоборот, утягивает, чтоб клиент видел результат с первого раза.

- Значит, тут у нас и посмотреться не во что! Кругом обман!

- Ну, во всяком случае, не в это! - Ксеня крутилась перед зеркалом, звонко топоча по итальянской керамике каблучищами. - Здесь и у меня пузо!

Оксана недовольно покосилась на эту анорексичку, набивающуюся на комплимент. А ведь и правда, животик у девоньки был дрябленький. Она не удержалась и ущипнула её за складочку в районе предполагаемого пупка. Ксюха взвизгнула, как дикая обезьяна, и затопотала прятаться за стойку.

- Чего орём?! - раздался женский бас, и из ближайших дверей выглянула мощная деваха с фигурой призёра чемпионатов по толканию ядра и не менее сильным именем Вера. Увидев Оксану, она расплылась в добрейшей улыбке сенбернара и, раскинув ручища, чуть ли не бегом кинулась в холл обниматься-целоваться.

Оксана не дрогнула, достойно выдержала напор. Панибратства она не выносила, но искреннюю радость подчиненных ценила и чувств не отвергала. К тому же рядом с мощной, широченной Верой Оксана могла чувствовать себя, если не Дюймовочкой, то хотя бы миниатюрной женщиной.

Крепкие объятия погрузили хозяйку салона в облако ароматов - уютные запахи массажных масел переплетались с пряными травяными и терпкими эфирными.

- Ой, как пахнешь! - восхитилась непосредственная Оксана. - Дай ещё понюхаю! М-м…

- Ой, да что вы, Оксана Викторовна! - загудела богатырша. - Засмущали!

- Это ж у Верки рабочее всё, от кабинета - чё попало!

- Я те дам «чё попало»! - Вера сунула Ксюше под нос кулак размером с её худенькую мордочку.

- Да не заводись ты! - отмахнулась Ксеня. - Вот вы, Оксана Викторовна, всегда так тонко духи подбираете!

- Ах, ты Ксюха-льстюха! - Оксана сделала вид, что опять собирается её ущипнуть.

После весёлой заварухи втроём плюхнулись на огромный кожаный диван.

- Рыбок кормили? - поинтересовалась хозяйка, глядя на встроенный в стену аквариум.

- Конечно, регулярно по графику, - заверила Ксеня.

- Клиентов нет?

- Ой, так рано просто, набегут ещё. Утренние-то занимаются. Виолетка вовсю пашет.

- Что-то вы совсем нас забыли, Оксана Викторовна, - вздохнула Вера. - Виолетка тоже переживает, что тренировки забросили.

- Да какие тут тренировки, Вер! Столько дел! Я света белого не вижу! Кручу-верчу, лучше жить хочу. Вообще, зря я вас тогда прикупила. Ошиблась я на ваш счёт. Повелась на здоровый образ жизни. В результате я из-за руля не вылезаю - то в налоговую, то к пожарникам, то в банк. До того накрутишься - только о диване все мечты.

На каждый жуткий довод собеседница сокрушенно кивала головой и поглаживала Оксану по плечу.

- А с клиентками вашими постоянными кто по ресторанам обедать будет, чтобы у них калории не переводились?

Все трое заливисто захохотали.

- Ох, пойдёмте, Оксана Викторовна, я вам массажик сделаю! - ласково пробасила Вера. - В кедровую бочку хотите?

Оксана, забежавшая в свой центр красоты и здоровья на пять минут, провела в спа-процедурах полдня.

2

После заскочила к подруге, недавно родившей второго карапуза. У Светки было хорошо - шум-гам в маленькой двушке. Визги старшего тонули в воплях младшего. Всё жизненное пространство было захвачено армией игрушек, которые в каждой комнате разбили свой бивуак. В воздухе витали ароматы манной каши и детской косметики. Центр этой вселенной - ненакрашеная, непричесаная, одетая в домашний халатик женщина излучала покой и умиротворение.

- Вот любуюсь я на тебя, Светка! Прямо белой завистью завидую! - разоткровенничалась Оксана после рюмки чаю.

- Врёшь ты всё, зараза! - весело огрызнулась подруга, отнимая малыша от пышной груди.

— Ничего не вру! Честно! У тебя семья, дети. Славка вон какой молодец, прибежал с работы, пельмени варит!

- Да, я такой! - донеслось из кухни.

- А я всё одна, да одна.

- А что этот твой качок из качалки?

- Да… - Оксана отмахнулась. - Мозг-то не накачивается.

- Это да! - вздохнула Света в тон подруге. - А продюсер за тобой ухаживал?

- Ой, не напоминай! Он, как выяснилось, того…

- Чего? - не поняла Света.

- Ну… - Оксана сделала какой-то странный, только им двоим понятный жест, и Света расхохоталась.

- Да ты что?! Серьезно?

- Тебе смешно, - вздохнула Оксана и обречённо подпёрла подбородок ладонью.

- Ну, не кисни!

- Это потому что я толстая!

- Да какая ты толстая?! На меня посмотри.

Света с радостью продемонстрировала пышные формы, поющие гимн счастливой семейной жизни и радостному материнству.

- Тебе сам Бог велел, - Оксана бережно взяла малыша у матери, играясь, приподнимала его и опускала, упирая крепкие ножки в свои мягкие, широкие бедра. Малыш визжал от удовольствия.

- У тебя вон оправдания пешком под стол бегают.

- Ты зациклилась просто, не в этом дело!

- В этом, уверена!

- Тогда твою толстоту можно за месяц тренировок в твоём же салоне ликвидировать.

- Ой, ненавижу я это всё! Прыгать, надрываться, рядом с собственными клиентками потеть. Даже представить не могу. Было бы такое, чтоб раз - таблетку выпила - и красавица!

- Про таблетки не знаю, но вот, говорят, крем такой есть, - донеслось из кухни.

- Вот где бабка-подслушка! - съязвила Света.

- Вы тут страдаете на всю квартиру - подслушивать не надо, - в комнате с тарелками пельменей появился Слава.

Запах манной каши уступил позиции сочному мясному духу. Слюнки потекли.

- Возьми Гришу, пожалуйста, мы хоть поедим нормально, - попросила Света мужа.

- Погодите, - заинтересовалась Оксана. - А что за крем?

И Слава с малышом на руках, прыгая по комнате и спотыкаясь об игрушки, поведал историю о чудо-креме, которую подцепил сегодня в своей бухгалтерии от коллег-женщин. Потом звонили главбуху Нине Николаевне, уточняли подробности, еле-еле закончили разговор - ухо горело от перегретой трубки, но информацию добыли.

Ссылка была активна, сайт работал, и Оксану прямо из гостей, со Славкиного ноутбука, без проблем записали на консультацию к доктору Райкеусу.

Уже дома перед сном в неглиже она крутилась перед зеркалом, заранее прощаясь с круглыми бочками и ненавистными ушками на бедрах.

3.

- Ну-с, что вы решили? - промурлыкал доктор.

- Ой, даже не знаю, - Оксана никак не могла определиться и ёрзала на стуле. - Такие деньги!!! А точно поможет?

- В этом можете не сомневаться. Мы полностью гарантируем качество продукции. Видите ли, нам не важны деньги, нам дороги красота и здоровье наших женщин! И, чтобы быть с вами полностью откровенным, я должен предупредить о некотором побочном эффекте.

- А что за побочный эффект? - насторожилась Оксана.

- Понимаете, Оксана Викторовна, - он доверительно взял клиентку за пухленькую ручку. - Этого никто не знает.

- Как это? - Оксана заподозрила в откровенностях доктора признаки шарлатанства.

- Это очень сложно объяснить, - ворковал доктор, - понимаете, каждый организм неповторим. Он индивидуально реагирует на воздействия крема. Основной эффект один и тот же - интенсивное похудение. Но проходит оно у каждого по-разному. Возможно, легкое головокружение, может быть, незначительные нарушения сна, несколько обостренное восприятие цвета и звуков…

- Тошнота-понос... - в продолжение перечисления съязвила пациентка.

- Ну, что вы?! Что вы?! Это же крем, а не яйца глистов! В целом - ничего угрожающего здоровью, легкий дискомфорт.

- Дискомфорт значит, - сетовала Оксана. - Это за такие-то деньги?!

Доктор перестал бродить по кабинету, мягко опустился в кожаное кресло. Помолчал, подумал и в внезапном порыве перекинулся через стол. Расстояние между ним и пациенткой сократилось до доверительного.

- Понимаете, в чём дело, - в голосе звучали нотки той неповторимой печали, которые дают только тайные знания, - это, вообще, не наша вина, и не сам крем даёт этот побочный эффект. Такова индивидуальная реакция каждого организма и даже не на компоненты крема, а на сам процесс экстренного, интенсивного похудения.

Оксану раздирали сомнения, но последние слова доктора просто печатались в сознание.

- Интенсивное похудение…Интенсивное похудение… - завороженно повторял внутренний голос.

- За все надо платить! - философски подытожил доктор, и Оксана заплатила.

4.

Она торопилась домой, нервничала в пробке, психовала на нерасторопных пешеходов, бранилась на каждый светофор.

Наконец, въехала в свой двор, ловко припарковалась, пикнула сигналкой и заспешила в подъезд, прижимая к груд красиво упакованное в подарочный пакет чудо-средство.

Под ноги кубарем кинулась дворовая Жуля. Собачонка спешила за порцией добра и ласки.

- Жуля, Жуленька, - засюсюкала Оксана, теребя доверчиво подставленный широкий лоб. - Собака такая! Ела сегодня?

- Да, - услышала она за спиной, вздрогнула от неожиданности и обернулась.

Голос принадлежал соседу со второго этажа, молодому мужчине, примерно её лет. Он почти бесшумно подъехал на своём велосипеде и теперь стоял рядом, застенчиво улыбаясь. Лицо его, несмотря на трехдневную щетину, было вовсе не брутальным, а трогательным, ветер ерошил рыжую шевелюру. Одет он был невзрачно - ветровка неопределенного цвета, поношенные джинсы.

- Ой, я вас напугал, простите! - он, искренне извиняясь, прижал обе руки к сердцу, совершенно забыв про велосипед. Тот незамедлительно грохнулся об асфальт.

Оксана засмеялась, сказала, что ничего страшного, а про себя силилась вспомнить его имя. Мужчина махнул рукой на повалившийся велик, смущенно кашлянул, поправил очки, отчитался, когда и чем кормил собаку.

- Я бы её домой забрал, но живу один, и с моим графиком - это совершенно невозможно.

- Вот и я, - попыталась закончить непредвиденное общение Оксана.

- Правда? - не понятно о чём переспросил сосед, но тут же засмущался вновь и переключился на Жулю.

Собака чуть с ума не сошла от такого обилия человеческого внимания. Оксана, пользуясь случаем, прошмыгнула в подъезд.

- Как же зовут этого чудика? - силилась вспомнить Оксана, заходя в лифт. - Иннокентий? Эдуард? Леопольд? Нет. Это вообще ни в какие ворота не лезет. Вот помню, что имя его странное, но ему очень идёт. Вот просто по нему имя, такое же «рыжее», совершенно невозможное.

В окне подъезда под каким-то невероятным углом сверкнуло солнце, на миг ослепило только что вышедшую из лифта Оксану.

- Рудольф! - вспыхнуло у неё в голове. - Точно! Рудольф Яковлев - местный малахольный. Всему двору он запомнился акцией «Сортируем мусор!» Призывал в листовках и плакатах, которыми увесил все подъезды дома, разделять бумагу, пластик, стекло и бытовые отходы. Вроде бы на свои деньги даже закупил и поставил разные контейнеры. Кто-то даже повёлся на эту бредовую идею, но в результате мусоровозы не справлялись со странными контейнерами, набитыми пластиковыми бутылками или картоном. Мусорки переполнялись, бомжи устраивали срач, ЖЭУ всё это дело быстренько ликвидировало. Рудольфу велено было не заниматься ерундой. Но личность он был безусловно замечательная - расписал подъезд под Ван Гога, расставил горшки с геранью, организовал сбор старых батареек, на своей лестничной площадке поставил этажерку для обмена книгами. (Оксана стянула оттуда женский роман. Надо, кстати, вернуть.) В любое время года - на велике, до сих пор, как пионер, вешает скворечники, делает кормушки, Жулю вонсодержит. Наверняка, вегетарианец.

Оксане сразу вспомнились вчерашние Славкины пельмени. Она бы и сейчас не отказалась от порции.

- Ты вот гонишь на человека, а Жуля его любит, - поспорила она сама с собой, - собаки они в этом понимают!

Уже будучи дома, Оксана, наверное, с полчаса искала по квартире кота. На излюбленных местах его не было, на зов он не откликался.

- Вот тебе и домашний любимец! Смысл было заводить? Я с ним вообще не вижусь. У нас, видите ли, режимы не совпадают. Он сейчас спит где-нибудь на шкафу, чтобы до него не добрались, а когда я спать лягу, он будет бодр и весел, станет по мне скакать, требовать внимания и ласки.

Оксана была раздражена и обижена, хотела уже устроить животному семейную сцену, но сначала решила перекусить, набраться сил. К жаренной картошечке не поленилась, почистила селёдочку, заправила маринованным в столовом уксусе лучком и зеленым горошком. Лакомство залила постным маслом. Тут же на пороге кухни возник заспанный британец.

- Соизволил появиться! - умилилась Оксана хмурому питомцу. - Ну, иди сюда!

Кот невозмутимо прошествовал к миске, игнорируя призыв хозяйки. Не увидев свежей еды, выпучил глаза и издал противный утробный вой. Оксана, как по команде, бросила ужин и кинулась кормить животное.

Вечер провели приятно. Феликс отлежал Оксане все колени, спина у неё затекла от неподвижного сидения в одной позе, в страхе потревожить спящее создание.

- Надо и тебя кремом намазать, - мысленно шутила Оксана, гладя сытый кошачий бок.

Феликсу, наверное, не понравился ход Оксаниных мыслей, иного объяснения, почему он вдруг соскочил с её колен, недовольно отряхнулся и, дёргая лапами, покинул комнату, она найти не могла.

- Ну, значит, сама судьба велит приступать.

5.

Следуя инструкции, Оксана приняла горячую ванну, растёрлась полотенцем и нанесла крем на распаренное, влажное тело. Пока мазалась, в голове роились неуютные мысли - вдруг не подействует, или она сделала что-то не так, и весь эффект сойдет на нет. Удивительно, но баночки хватило ровно, чтобы покрыть себя тонким слоем от ушей до пят.

Крем ложился удивительно легко, тут же впитывался, не оставляя никаких следов, дарил приятные ощущения прохлады, кожа стала гладкой и нежной, как атлас. Оксана подождала около часа, время было позднее, никаких новых ощущений, кроме эластичности кожи, пока не появлялось.

- Вот и купила я себе молочко для тела за страшносказатьсколько американских долларов! - заранее расстроилась Оксана и легла спать.

Поначалу, долго ворочалась, не могла успокоить свою внутреннюю жабу. Потом пришел Феликс, лёг в ноги. Не понравилось. Прилёг рядом на подушку. Тоже что-то не устраивало - бил хвостом, каждый раз попадая Оксане по лицу. Оксана связываться не стала, знала, что ни к чему хорошему ночной конфликт с котом не приведёт. Он просто поставит целью не давать ей спать. Хозяйка перевернулась на другой бок. Феликс воспринял это как начало холодной войны. Неловко карабкаясь через хозяйку, он перебрался на другую сторону кровати, свернулся в клубок, прижав круглый бок прямо к её лицу. Оксане чертовски хотелось спать, она психанула и перешла к блицкриг, спихнув Феликса с кровати.

Животное тоже ринулось к активным боевым действиям. Кот нервно носился в темноте, как комнатный бизон, сшибая мелкие, но громко падающие предметы. На пол летели пульт от телевизора, журнал «Космо», футляр от очков, когда, судя по звуку, по полу стала гоняться баночка из под использованного крема, терпению Оксаны пришёл конец. Она соскочила с кровати и врубила свет!

- А-а! - зазвучал вопль ужаса в её голове, а Феликс пулей вылетел из комнаты. Оксана вздрогнула, крик исчез. Она выключила свет и закрыла дверь.

- Гадина! - снова услышала она утробный звук.

Внутри похолодело. Она схватила телефон. На мониторе высветилось 2:36.

- Ещё бы! Будут тут звуки в голове!

Оксана рухнула в кровать и, наконец, забылась сном. Ей снился голос, тонкий и пронзительный, как звенящая струна. Голос отдавал команды:

-Первый отряд! Перейти к снижению! Поверхность готова к бурению.

- Есть, командир! - отозвался хор таких же писклявых голосов.

- Проявлять предельную осторожность! Есть опасность сейсмической активности.

Оксане снилось, что голос сумел вырваться за пределы сна и выдернуть за собой её. Комар жужжал над самым ухом. Оксана спросонья отвесила себе оплеуху. Сквозь звон в ушах донеслись обрывки голоса из сна:

- …мание! Внимание! Всем покинуть платформу! Начало сейсмической активности! Повторяю, всем поки…

Оксана хлопнула ещё раз, окончательно проснулась, на ладони остался след от надоедливого насекомого. Пришлось включить фумигатор. До будильника оставалось три часа пятнадцать минут.

6.

Именно через этот временной промежуток он вырвал её из объятий сна. Спала Оксана, видимо, беспокойно, во сне ворочалась, поэтому совершенно запуталась, то ли в одеяле, то ли в простыне. Еле освободившись из матерчатого плена, она выключила будильник, спустя несколько секунд, стала выбираться из постели. Как только встала на ноги, почувствовала, как ночная сорочка скользит по телу и падает к ногам, оставляя хозяйку абсолютно обнажённой. Оксана ахнула, схватила домашний халат и утонула в нём. Одежда, ещё вчера плотно обтягивающая габариты хозяйки позволяла теперь завернуться в неё вдвое. Оксана всё поняла, отшвырнула халат и кинулась к зеркалу.

Прямо перед ней стояла голая, растрепанная, заспанная худышка.

Вопль ликования пронзил утреннюю тишину квартиры. Оксана не могла на себя насмотреться. Долгожданные торчащие ключицы, остренькие локотки и коленки, тазовые косточки. Попы нет! Совсем нет! Нисколечко! Оксана прогнулась, чтобы разглядеть хоть какие-то остатки за спиной. Ничего! Скуластое, глазастое лицо озарила улыбка полного счастья. Оксана так долго крутилась перед зеркалом, что даже замёрзла. Скача от радости, как мустанг в пампасах, она понеслась под горячий душ.

- Хо-ро-ший день у меня сегодня! - завывала Оксана, периодически захлёбываясь струёй воды, попадающей в рот. Но вода не могла утопить песню души!

Замотавшись в халат, как в плащ-палатку, хихикая и мурлыча себе под нос, она направилась на кухню.

На диванчике лежал Феликс и не подавал признаков жизни.

- Ну, конечно, - ахнула Оксана. - Теперь он спать будет! Феликс, ну, Феликс! Ну посмотри на меня!

Кот дёрнул ухом, поморщился. Оксана хотела взять его на руки. Но тот при первом приближении хозяйки, не открывая глаз, утробно завыл:

- У-уй-ди-и , у-убью-уу!!!

- Ух ты! Феликс, ты, глядишь, так и заговоришь у меня в скором времени! - Оксана была поражена сверхспособностями питомца.

Феликс к тому времени незамедлительно опять впал в сонную кому.

Ах, что это было за утро! Дождик, моросящий с утра, обещал вот-вот закончиться. Кофе убежал на плиту, но не весь, приличную часть удалось удержать в медной сияющей турке. Молоко, правда, скисло. Но учёная жизнью Оксана предусмотрительно попробовала глоток, перед тем как испортить кофе!

- Э-э! Не проведешь! - усмехнулась она.

Чёрный кофе - то, что нужно стройной женщине. Никакого молока, никаких булок с маслом! Кофе и только кофе. Кофе. Стройность. Рок-эн-ролл.

Она распахнула окно. В кухню влился поток утренней влажной прохлады. За окном, однако, кричали дурными, визгливыми голосами какие-то скандальные девки, может бабы.

- Дай сюда!

- Не трожь! Моё!

- Дай! Сказала!

- Уйди отсюда, дура!

- Сама дура! И муж у тебя дурак, и дети дураки!

- Пошла отсюда!

Оксана, в желании разглядеть участников перепалки, по пояс высунулась в окно, но двор был пуст. Только два воробья таскали друг у друга корку хлеба.

- Дура!

- Сама дура! - неслось на весь двор.

- Ну, надо же, с утра пораньше, - удивилась Оксана скандалу, но почувствовала, что озябла, и притворила окно.

7.

Она снова вернулась к зеркалу, не могла налюбоваться на себя новую, стройную, прекрасную. Состояние полной удовлетворённости своим внешним видом захватило её на столько, что поначалу она даже не осознала надвигающуюся серьёзную проблему. Теперь Оксане совершенно нечего было надеть. Да, это тот самый юмористический случай, когда шкаф ломится от вещей, а надеть, реально, нечего! И это было вовсе не смешно.

Вместе с тем, в душу закралась подлая досада. Оксана любила свои вещи. Обожала платья экстравагантного покроя, которые тщательно выбирала в магазине авторской одежды Дуси Дербенко, и они ей невероятно шли, скрывая нюансы фигуры, придавая облику элегантность или смелую оригинальность. Оксана любила свои просторные шёлковые блузы с крупным принтом. Ткань расписывал сам Кирилл Бабочкин. На ней, как на полотне художника, улетали вдаль птицы, пенилась морская волна, расцветали японские хризантемы, роняла лепестки пепельная роза. Каждая блуза была шедевром. От Оксаны невозможно было отвести глаз. Какие уж теперь росписи! От прежней розы на новой Оксаниной груди поместится лишь лепесток.

- Так, о чём это я? - удивилась своей ностальгии счастливая обладательница ключиц и узких бёдер.

Добравшись до торгового центра в джинсах, привязанных к талии ремнём, сверху замотав себя в кардиган, Оксана потратила день на приобретение базового гардероба. В конце концов, измождённая бесконечными переодеваниями, критическим подходом при выборе практически одинаковых джинс и футболок, нагруженная фирменными пакетами, она садилась в машину. В голове была совершенная мусорная куча из обрывков дурацкой музыки (в каждом бутике звучала своя мелодия, якобы стимулирующая мозг на желание приобретать) перед глазами мелькали этикетки.

Так, и что же я купила? - вспоминала она за рулём.

Ей всегда было приятно вызывать в голове образ недавних покупок. В памяти всплыли многочисленные джинсы, топы, майки, футболки…

Ей, безусловно, нравилось, как сидят на ней теперь маечки и топики. Как чуть-чуть провисают на месте, где всегда была попа, джинсики, как свободно болтаются рубашонки, ну точно как на вешалке. Но душу скребла подлая мысль. Оксана выглядела, буквально, как манекен, хоть в витрину выставляй. Коридоры и магазины были заполнены похоже одетыми девицами. Варьировалось лишь топик на тебе или блузка навыпуск, в кроссовках адидас ты или в найках, стучишь каблуками лабутенов или мюлей.

- Да, - задумалась Оксана, - выделиться теперь будет сложновато.

Домой возвращалась в обновленном облике, уставшая, как собака.

8.

Двор был пуст, не считая Рудольфа, чинившего кособокую лавочку у подъезда.

Проходя мимо, ей почему-то захотелось с ним пообщаться, спросить как дела, поболтать о том о сём, заодно и проверить реакцию человека, впервые видевшую её стройной.

Не отрываясь от работы, Рудольф односложно поприветствовал соседку.

- Явно не узнал, - сделала вывод Оксана и решила привлечь к себе внимание беседой.

- Простите, а вы не знаете, где Жуля?

Рудольф замер, после звонких ударов молотка тишина буквально звенела.

Он взглянул на собеседницу, и с каждой секундой не только глаза его становились шире, челюсть тоже пришла в движение. Наконец-то, он осознал, что смотреть на женщину, разинув рот, по меньшей мере странно, по большей - неприлично, поэтому нашёл в себе силы промямлить извинения, за то, что не сразу узнал знакомую, после чего, буквально, выдавил парочку банальных комплиментов с акцентом в большей степени на здоровье, и лишь вскользь по поводу красоты. Покручинившись, что не знает, где их общая любимица, он закашлялся, извинился, просыпал гвозди, снова извинился, как-то быстро свернул фронт работ и, в третий раз извинившись, суетливо скрылся в подъезде.

- Ненормальный, - убедилась Оксана, вздохнула и, дав сбежавшему собеседнику приличную фору, зашла в подъезд.

9

Она открыла дверь в квартиру, в нос ударил стойкий запах аммиака.

- Феликс!!! - возопила хозяйка.

На вопль никто не вышел.

- Нет, он издевается прямо! Я ж перед уходом всё поменяла!

Она кинулась убирать лужу, оставленную котом демонстративно около лотка. Когда чистота была восстановлена, квартира проветрена, ругательства сотрясли пустоту квартиры, на пороге кухни обозначил себя виновник торжества антисанитарии. Оксана с укором воззрилась на кота, тот, в свою очередь, буравил её поражённым взглядом.

- Это что тут ещё?! - неизвестно откуда раздался голос простуженного гопника.

Оксана вскрикнула от неожиданности, завертела головой по сторонам, ища названного гостя, в безрассудном порыве кинулась к кухонному столу, вооружилась поварёшкой.

- Сдурела?! - продолжал напирать тот же мерзкий голос.

Феликс выгнул спину, заходил боком вокруг хозяйки.

- Ты, вообще, кто такая?

Перепуганная Оксана, крадучись, выглянула в коридор. Пусто!

- Ты чего ищешь-то, ненормальная?! - услышала она сзади.

Оксана крутанулась вокруг себя, но за спиной никого не было. Никого, кроме Феликса. Тот, вздыбив шерсть, пожирал её глазами.

- Это ты говоришь? - еле шевеля губами, выдохнула, наконец, Оксана.

- Нет, блин! Холодильник!

Оксана улыбнулась с облегчением и упала в обморок.

Первое, что она почувствовала, когда сознание медленно вернулось к ней, это странное чувство, что у неё усы. Она даже боялась открыть глаза. Усы жили своей жизнью, шевелились, щекотали её губы, щёки, даже, невероятным образом задели кончик носа. Оксана чихнула, усы зашипели нечто бранное.

- С ума сошла, я чуть опять лужу не сделал!

Над очнувшейся Оксаной нависал недовольный Феликс.

- Ты, мать, чего с собой сделала?

До Оксаны окончательно дошло, что с ней говорит кот. Вернее, он мурчал, мяукал, урчал, но Оксана понимала в его кошачьих звуках всё - до последнего словечка.

Она села, потёрла лицо.

- Либо я сошла с ума, либо у меня единственный в мире говорящий кот!

- Естественно ты сошла с ума. Кто ж в здравом уме с собой такое сотворит?

Оксана растерялась от такой животной наглости, не знала даже, что сказать.

- Ты вот, что…- продолжал отповедь кот. - Смотри у меня! Со мной такое же учинить не вздумай! Я теперь за тобой слежу. Если только почувствую, что с харчами что-то не так или рацион убавлен, я терпеть не буду - сразу в форточку! Во дворе меня любая мамзеля с лапами оторвёт. Ты не единственная, не думай даже!

Оксана медленно встала, неуверенным шагом подошла к кладовке, достала оттуда пылесос. Сквозь гул электроприбора послышались вопли о пощаде:

- Да ты что?! Сдурела? Ненормальная! Я же пошутил! Пошутил, говорю! Убери это! Убери! Шуток не понимаешь?!

До утра не разговаривали. Феликсу пришлось лечь на диване.

Всё не влезло, окончание в комментариях.

Показать полностью
235

Губительный недосып. Нехватка сна снижает внимание в 5 раз

Губительный недосып. Нехватка сна снижает внимание в 5 раз Сон, Исследования, Психология, Длиннопост

Для многих людей спать по 7-8 часов в сутки — большая роскошь. У одних нет возможности выполнить за день свои обязанности — приходя домой после работы, они занимаются домашними делами, учебой, детьми. Другие страдают от бессонниц, вызванных депрессивными состояниями, тревогой и прочими нервными нарушениями. Но каким образом недостаток сна влияет на функцию внимания — а стало быть, и на производительность нашего труда? Мы пытаемся удлинить рабочий день за счет вечерних и ночных часов; но не оказывается ли так, что эти самоотверженные ограничения, напротив, негативно сказываются на результатах повседневной деятельности? Исследователи из Гарвардского Университета во главе с Элизабет Клерман доказали, что это так. По крайней мере для тех людей, чья дневная активность требует внимания и включенности.


Процессы в организме во время ночного отдыха


Сон — это процесс, во время которого происходит восстановление жизненно важных функций организма. Данное влияние имеет системный характер. Работа нейронов во время ночного отдыха реорганизуется, синапсы (соединения) в нейронных сетях укрепляются или, наоборот, разрушаются. Облегчается функционирование памяти, так как информационный поток из внешнего мира снижен. Перестраиваются и те нервные центры, что регулируют метаболизм, баланс гормональной системы.


Сон оказывает на мозг благотворное влияние. Он восстанавливает его до того уровня, когда человек имеет возможность обучаться, адаптироваться к условиям внешней среды, адекватно интерпретировать импульсы и сигналы окружающей его действительности. Но при этом сон нельзя назвать и пассивным процессом. С одной стороны, нервная система и мускулатура расслабляются, происходит замедление сердечного ритма, а дыхание становится более редким. С другой, усиливается работа желез внутренней секреции, в организме активизируется ряд синтетических процессов [3].


Все эти явления происходят гармонично лишь в том случае, если организм получает достаточно сна — а в большинстве случаев это количество составляет не менее 7 часов. Бессонница же почти всегда приводит к субъективному ощущению снижения качества жизни, высокому уровню заболеваемости, утрате психоэмоциональной стабильности и нарушениям когнитивных функций.


Как в прошлом понимались последствия бессонницы. «Сонный яд»


Раньше люди считали, что утомление у невыспавшегося человека вызывается так называемым «сонным ядом». Организм сравнивался с некоей машиной, которая перерабатывает кислород, холестерин и прочие вещества. Ночью эта «машина» очищается от ядов. Если же сна оказалось недостаточно, то происходит «отравление» данными ядами [2].


Одними из первых исследователей, которые желали разгадать загадку сна, были ученые из Франции, Лежандр и Пьерон. Они не осмеливались объяснить природу «сонного яда», и для начала решили поставить опыты на собаках. Каждый день одних животных приносили в жертву науке — им не давали спать, привязав животных к стене при помощи веревки. По прошествии 9 дней собаки уже не могли двигаться. Затем ученые умерщвляли животных и начинали исследовать их организмы. Что касается нервных клеток лобных долей — их состояние было едва совместимым с жизнью. Ядра клеток видоизменялись, клеточные мембраны были словно изъедены лейкоцитами. В случае, если животным накануне умерщвления давали немного поспать — таких изменений не наблюдалось [2].


Влияние сна (или его недостатка) на состояние организма стало предметом многочисленных исследований и в дальнейшем. В частности, особо важную роль играет изучение влияния недостаточного времени сна на внимание и деятельность. Было доказано, что невыспавшийся человек чаще совершает ошибки и хуже оценивает реальную действительность вокруг себя. Но при этом долгое время открытым оставался вопрос о том, каким конкретно образом недостаток сна воздействует на когнитивную функцию.


Недостаток сна губителен для внимания: результаты исследования ученых из Гарварда

На этот вопрос и попыталась ответить Элизабет Клерман вместе с коллегами [1]. В исследовании прияло участие 17 человек — здоровых взрослых добровольцев. Их средний возраст составлял порядка 26 лет. Продолжительность ночного сна перед началом эксперимента у испытуемых составляла не менее 7 часов. Испытуемые должны были провести 32 дня в особых стационарных условиях, где специально поддерживался тот или иной режим освещенности.


Испытуемые были разделены на 2 группы. Одни имели возможность поспать всего по 4,67 часов каждые сутки. Время их ежедневного бодрствования составляло 15,33 часов. Во второй группе условия были более мягкими — они спали по 6,67 часов в сутки. Когда наступал «день», то свет включался; когда же, согласно протоколу исследования, наступало время для сна, светильники отключались. В первой группе продолжительность сна и ее соотношение с временем бодрствования была примерно равна показателям среднестатистического обитателя мегаполиса.


Каждый день испытуемые в обеих группах проходили компьютерное тестирование и обычное анкетирование. Результаты эксперимента были впечатляющими: постоянный недостаток сна в экспериментальной группе привел к тому, что у этих испытуемых скорость реакции понизилась вдвое. Что касается внимания, то оно упало в 5 раз. И все это — несмотря на то, что сами добровольцы искренне считали, что их активность и бдительность находится на приемлемом, обычном уровне [1].


Интересно, что за то непродолжительное время, которое испытуемые из экспериментальной группы уделяли ночному отдыху, эти показатели практически не восстанавливались. Иными словами, ночь полноценного сна, следующая за одноразовым ночным бдением, не способна восстановить когнитивные функции мозга до тех первоначальных характеристик, которые были им свойственны до недосыпания.


Клерман убеждена в том, что эти реакции — результат нехватки полноценного сна. Хотя пока что данные результаты должны быть подтверждены дальнейшими экспериментами; ведь выборка Клерман из 17-ти человек, по статистическим меркам, недостаточно многочисленна.


Значение полученных результатов


Таким образом, недостаток ночного сна оказывает кардинальное влияние на реализацию когнитивных функций — в частности, работу внимания. Данные, полученные в ходе исследования Клерман, еще раз подтверждают важность полноценного сна для деятельности, которая требует максимальной активации внимания. Ежедневный недосып сейчас для многих считается нормой; однако, как показывают научные эксперименты — это скорее ненормальное состояние нервной системы, при котором мозг физиологически не способен выполнять свои непосредственные функции. В особенности данная информация будет актуальной для лиц, занимающих руководящие должности. Полученная исследователями информация должна учитываться при допуске на работу не только подчиненных, не имевших полноценного отдыха накануне, но и тех, у которых недостаток сна имел место более чем за сутки до начала активной профессиональной деятельности.


Список использованных источников:

1. Chronic sleep curtailment, even without extended (>16-h) wakefulness, degrades human vigilance performance. https://www.pnas.org/content/115/23/6070

2. Вейн А. М. Сон — тайны и парадоксы //М.: Эйдос Медиа, 2003.

3. СА. Б. Коган. Основы физиологии высшей нервной деятельности. – М: Высшая школа, 1988

Автор: Ольга Чепурко, писатель

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Источник: https://psychosearch.ru/teoriya/psikhika/764-fatal-lack-of-s...

Показать полностью
181

Ответ на пост «Советы тем, у кого в семье лунатик (от лица самого сноходца)» 

Лунатила, луначу и буду лунатить походу всю жизнь.


Из рассказов друзей- родственников ( ясно дело я сама этого ниииифига не помню)


1) В младшем школьном возрасте могла часто вставать и  пока мама доделывала свои дела по дому, приходила я , спрашивала как дела и уходила спать обратно.


2) В старшем школьном возрасте и когда ходила в универ отец меня часто ловил у входной двери одетой, собранной и ясно дело готовой идти на учебу. ( Кстати это происходила где то в районе 3-4 утра) Меня разворачивали обратно в комнату  и укладывали спать. Однажды отец видимо не уследил и я проснулась ночью посреди туманной улицы с ключами в руках и тогда я поняла что папа мне не врал :)


3) При сожительстве с подругой мне часто рассказывали как я выясняла с ней во сне отношения и пыталась угрожать хватая ее за шиворот и трясла. При всем этом действии были открыты глаза, но речь как у пьяного.


4) Выйдя замуж продолжаю пугать уже своего бедолагу :)  Говорит очень крипово когда ночью проснешься ворочавшись а я лежу напротив и ПЯЛЮСЬ ( вполне возможно что я так и пол ночи могу). Так как он ложится спать чуть позже то еще и является свидетелем моих разговоров ( никаких серьезных или философских тем не задвигаю).  Может быть я продолжаю ходить но это знает только наша кошка, и она по всей видимости не собирается палить контору...


Простите видимо я начала очередную волну :)

240

Васильевна

Когда у меня спрашивают, что случилось с моей правой рукой, я каждый раз отвечаю одно и то же: в детстве меня покусала собака, злая и кровожадная. После многих лет повторения этой «липы» я и сам хотел бы верить, что так оно и было, но никакая собака меня не кусала.


Моя рука, от запястья и почти до плеча, покрыта хаотичным узором из отвратительных шрамов и рубцов, поэтому я не ношу обычные футболки, даже в жару предпочитаю длинные рукава. Пострадали сухожилия, связки и суставы, но руку каким-то чудом врачи спасли. Двигательная функция так и не восстановилась: рука почти не сгибается в локте, а пальцы не сжимаются в кулак. Со временем я привык использовать левую руку при выполнении повседневных задач, с которыми правая не могла справиться, но к чему я так и не смог привыкнуть, так это к тому, что рука болит и ноет в сырую и холодную погоду, перед снегом или дождём. А ещё боль приносит с собой воспоминания о том, что произошло на самом деле.


Васильевна выглядела лет на сто, и её боялись все – как дети, так и взрослые. Никто точно не знал, когда она поселилась в нашем городе, откуда приехала и чем занималась в молодости. Но откуда-то приехать она должна была, потому что город образовался вокруг крупного месторождения медной руды намного позже её появления на свет.


Обычно старушки в столь преклонном воздухе маленькие, хрупкие и невесомые, уже готовые проститься с долгой жизнью, но Васильевна была другой. Под два метра ростом, с костлявыми, но широкими плечами, массивной грудной клеткой и длинными руками. Носила она всегда одно и то же, чередуя засаленный домашний халат с синей юбкой и кофтой на пуговицах, а седые волосы, похожие на жёсткую проволоку, прятала под белой косынкой.


Халат и юбка хоть и доходили старухе почти до пят, но иногда её икры оголялись, и от вида серой, морщинистой кожи, оплетённой набухшими синими и фиолетовыми венами, мне становилось дурно. Такими же были её руки, но, несмотря на дряблость и атрофировавшиеся мышечные ткани, в них ощущалась скрытая сила. Лицо Васильевны, исчерченное множественными морщинами, походило скорее на топографическую карту местности или на причудливый ледяной рисунок на замёрзшем стекле. Из-под складчатых, опухших век, с ненавистью и презрением ко всему живому смотрели её выцветшие глаза. Под мясистым носом с багровыми прожилками, шевелились, постоянно что-то нашёптывая, синюшные губы.


Но самое жуткое в образе старухи – железные блестящие зубы, из-за искривлённой формы похожие не на простые металлические протезы, а на «родные», естественным образом выросшие резцы, клыки и моляры. В моём присутствии она любила прищёлкивать зубами и с отвратительной ухмылкой наслаждаться моим ужасом.


Кем она мне приходилась? Никем. На выходные родители частенько отправляли меня в гости к бабушке – она жила на другом конце города в двухэтажном деревянном бараке из тех, что наскоро строились для жителей рабочего посёлка, чтобы обеспечить кровом прибывающих со всего Союза людей. Рассчитанные на несколько лет и построенные руками «зэков», многие из них до сих пор являются жилыми; в таких домах два подъезда по три квартиры на этаж, плюс два нулевых этажа по четыре или пять квартир – самые настоящие трущобы. Бабушка жила на первом этаже, соседствуя с инвалидом, почти не выходившим на улицу, и алкоголиком, выходившим в магазин и обратно. Наверху квартировала одна из многочисленных местных сумасшедших (говорили, что она сошла с ума после смерти единственного сына), а также средних лет женщина, зарабатывавшая на том, что гнала и по-дешёвке продавала самогон. В квартире номер шесть, прямо над жильём бабушки, обитала Васильевна.


Но картина, на которой прилежный внук с удовольствием навещает любимую бабушку на выходных, не соответствует реальности – родители просто-напросто сбывали меня с рук на два дня или даже на целые школьные каникулы, не обращая внимание на мои протесты. Бабушку я не любил, и она отвечала взаимностью, но на глазах у родителей непременно делала вид, что души во мне не чает. Домой я возвращался в одежде, насквозь провонявшей дымом папирос «Прима», которые она безостановочно курила прямо в квартире.


Бабушка дружила с Васильевной, они проводили вместе много времени, но мне всегда казалось, что это не обычная человеческая дружба, основанная на симпатии, общности взглядов на жизнь и так далее, а нечто другое, будто Васильевна имела над моей бабушкой существенную, гипнотическую власть. Когда та говорила, она всегда соглашалась и поддакивала, и вообще, всячески прислуживала и заискивала.


Любили они и выпить вместе, точнее, напиться соседкиной самогонки, и чаще всего делали это в квартире Васильевны. Если моя бабка после такого застолья едва могла добраться до квартиры, опираясь на стены, чтобы не упасть, то подруга её совершенно спокойно спускалась по лестнице и садилась на лавочку, не выказывая ни малейших признаков опьянения. Или, оставив мою бабушку за столом, бодрым шагом уходила и поднималась к себе.


Васильевна словно чувствовала моё приближение к дому и каждый раз поджидала меня на крыльце, встречая фразами вроде таких:


– Явился! Как мать-отец, не подохли ещё? Ну погоди, первым подохнешь…


Или:


– Милок, давеча бабке-то твоей, Игнатьевне, голову отрезала. Зайди, погляди…


Ещё я считал, что проклятая старуха никогда не спала, потому что днём она, по обыкновению, сидела у подъезда, а ночью туда-сюда расхаживала по квартире так, что половицы под ней отчаянно скрипели, а люстра на белёном потолке качалась точно маятник. Васильевна знала, где я сплю, и не раз и не два я слышал, как она ложилась на пол прямо надо мной и клацала железными зубами.


И всё-таки она умерла первой, среди бела дня околев на лавочке. Я обрадовался, как никогда в жизни: небо, затянутое чёрными тучами, вмиг прояснилось, и вышло солнце, а каменная глыба сошла с души и обернулась в пыль.


Самое интересное началось после её смерти. Выяснилось, что по бумагам в квартире номер шесть проживал совершенно другой человек, давным-давно пропавший без вести. Жил он «бобылём», родственников и друзей не имел, и после исчезновения про него благополучно забыли все ответственные лица. Кто такая Васильевна, когда именно и откуда взялась, никто точно сказать не мог. Никаких сведений о ней в органах государственной власти не обнаружилось, пенсию она не получала, документов в квартире не оказалось. Да что уж тут, даже имени-фамилии её никто не знал – Васильевна да Васильевна.


Бабушке явно было известно больше, чем остальным, но она предпочитала молчать. Но вот что она сделала: сняла со сберкнижки свои скудные сбережения, выгребла наличность из-под матраса и пришла с этим в морг – просить, чтобы её подругу кремировали, а прах выдали ей на руки, и она, якобы повинуясь последней воле усопшей, развеяла бы прах над рекой. То ли денег она предложила мало, то ли работники оказались принципиальными, но ей отказали. Мол, закон запрещает сжигать неопознанные тела, а она покойнице никем не приходится, поэтому не положено.


Родители посчитали, что кремация – это ещё и не по-христиански, и предложили не ждать, когда государство раскошелится и похоронит Васильевну, а сделать это самостоятельно. Тут-то и пригодились бабушкины деньги. Отец за копейки купил место на старом кладбище, где уже почти никого и не хоронили, собственноручно сколотил гроб и деревянный крест, втихомолку взял на работе УАЗ «буханку» для перевозки трупа.


Конечно же им понадобилось тащить на похороны и меня: мама почему-то решила, что старая карга ко мне относилась хорошо, как к «родному внуку». И вообще, было сказано мне, ты уже не маленький, привыкай к взрослой жизни, а во взрослой жизни люди умирают.


Когда за мной заехали в школу, открытый гроб с телом старухи уже находился в машине. Отец сидел за рулём, мать справа, а бабушка в кузове, рядом с гробом и прислонённым к сидению деревянным крестом, на котором отец паяльником выжег следующее: раба божия, Васильевна, вопросительный знак вместо даты рождения и дата смерти. Отец и сам боялся старуху, и, видимо, в отместку решил проводить её в последний путь с издевательским юморком.


Тело одели в ужасающий чёрный балахон, и в нём она выглядела ещё страшнее, чем в своей привычной надежде. Сморщенное лицо Васильевны имело вид безмятежный и спокойный, а губы почему-то без конца расползались, обнажая кривые железные зубы, которые ещё и клацали, стукаясь друг об друга. Бабушка то и дело прикрывала их и плотнее смыкала челюсть, да без толку.


Я сидел ни жив ни мёртв от страха, готовый к тому, что тело, подпрыгивающее на очередной кочке, выскочит из гроба и вцепится в моё горло холодными пальцами покойницы. В какой-то миг мне почудилось, что один глаз её открылся и посмотрел на меня бесцветным зрачком.


На кладбище нас встретили два пьяных мужичка, вытащили гроб из кузова и понесли к подготовленной могиле; отец закинул крест на плечо, и мы пошли вслед за ними. Вопреки моим опасениям, всё прошло довольно быстро: мы кинули по горсти земли на гроб, отец сказал несколько ничего не значащих фраз о покойнице, и работники взялись за лопаты. Скоро проклятая бабка оказалась засыпана землёй, и над ней вознёсся самодельный отцовский крест.


Дома мама и бабушка накрыли стол на четверых, и о том, что это не просто торжественный обед, а именно поминки, указывало лишь наличие кутьи, блинов и киселя. Меня это совершенно не интересовало, и я просто ел в своё удовольствие, как и отец, который воспользовался обоснованным поводом хорошенько выпить.


Спустя три дня, глубоким вечером, в нашей квартире зазвонил телефон, мать сняла трубку и позвала отца, он немного поговорил, пообещав кому-то на том конце провода приехать завтра. На следующий день я подслушал разговор родителей, из которого следовало, что свежую могилу Васильевны учуял медведь и вышел из леса, чтобы разрыть её и сожрать труп. Вообще-то такое случалось нередко, и никого в наших краях это не удивляло. Но отец, понизив голос почти до шёпота, сказал, что никаких следов тела Васильевны нет, – ни частиц плоти или платья, – зато у могилы нашли разорванную в клочья тушу медведя, да переломанный в несколько раз крест. Мать предположила, что медведь мог прийти не один, и убить другого, чтобы не делиться добычей, но всё же согласилась, что это довольно необычно.


Как же я хотел верить, что труп старухи действительно уволок медведь! Вот только всем известно, что медведи, в отличие, например, от волков, склонных сбиваться в стаи, животные одиночные. Поэтому очень сложно представить, что два медведя или, тем более, несколько, разрыли могилу, а потом ещё и не смогли поделить её содержимое.


В ожидании и страхе прошла неделя, затем ещё одна, и я стал понемногу успокаиваться. Однажды вечером родители отправились праздновать день рождения кого-то из друзей, наказав не смотреть допоздна телевизор, а лечь спать как положено. Проверить бы они не смогли всё равно, так что я не собирался упускать такую возможность.


Часов в десять кто-то постучал в дверь, явно не родители, потому что они бы просто открыли ключом, да и не должны были вернуться так рано. Я на цыпочках подошёл к двери, заглянул в глазок, но лестничная площадка была пуста. Пожав плечами, я вернулся к просмотру кровавого боевика, смотреть который мама ни за что бы не позволила, будь она рядом.


Несколько минут спустя стук повторился, на этот раз продолжительнее и настойчивее. Я снова отключил звук телевизора и тихонько направился к двери, но в глазок опять никого не увидел.


«Да что же такое», – подумал я.


Немного поколебавшись, я накинул нашу довольно крепкую металлическую цыпочку на крючок и открыл дверь. Я поднёс голову к дверному проёму, чтобы убедиться, что никого тут нет, но в то же мгновение передо мной возникла рожа Васильевны, нисколько не изменившаяся после смерти. Блеснули в хищном оскале железные зубы, и я инстинктивно поднял перед собой правую руку, защищаясь. Тут же старуха схватила меня за эту руку, потянула к себе и вгрызлась в неё острыми резцами. Кровь брызгала в разные стороны, точно из маленького фонтанчика, а старая карга продолжала грызть, будто бы обгладывая куриную кость.


Не знаю, сколько это продолжалось, но, видимо, недолго, потому что на мои истошные вопли сбежались соседи и застали меня с раскромсанной рукой в полном одиночестве. С трудом сняв цепочку, я впустил их в квартиру и потерял сознание. Операция продолжалась несколько часов и, как я писал ранее, руку по удачному стечению обстоятельств врачи сумели спасти. Но в прежнее состояние она, конечно, никогда не вернётся.


До и после наркоза я кричал, что на меня напала выбравшаяся из могилы старуха, а, когда пришёл в себя, решил сказать всем, что это была собака. В эту версию все охотно поверили, однако, естественно, никакой собаки не нашли.


Через полтора месяца меня выписали из больницы на амбулаторное лечение. Дома выяснилось, что бабушка без вести пропала спустя два дня после нападения – просто мама не хотела меня расстраивать и беспокоить. Но я и не думал расстраиваться.


Вот так я и получил свои жуткие шрамы и рубцы, вот почему я стараюсь лишний раз никому не показывать свою руку, потому что выдумка с кровожадной собакой заставляет невольно вспомнить случившееся – следы и без того навсегда со мной. Васильевну с тех пор я вижу лишь в ночных кошмарах и воспоминаниях, а ноющая боль в руке делает их настолько реальными и осязаемыми, что порой я слышу, как где-то рядом клацают её железные зубы…

Показать полностью
2265

Советы тем, у кого в семье лунатик (от лица самого сноходца)

Вы когда-нибудь просыпались с откушенной половиной котлеты, крепко зажатой в руке?)
Это пожалуй самый идиотский результат моих действий во сне. Подушка перемазана в томатном соусе, родные аккуратно разжали пальцы и достали котлету - а сам случай стал локальным мемом, который рассказывается друзьям на посиделках.

То есть я во сне, бессознательно (?), встаю, иду на кухню, нахожу в холодильнике котлеты, беру одну прямо рукой, откусываю половину, вместе с ней прихожу обратно, ложусь и сплю дальше.

Я не обижаюсь, что все с этого ржут, это и вправду смешно, а тогда пообещал что не буду так делать. Хотя я совершенно нифига не помню, (иногда - что-то все же помню, смутно и недолго), что творю во сне, по рассказам близких получается такая картина:

1. Разговариваю во сне часто, обычно это всякий бред по общему смыслу, но сами фразы построены логично, по правилам грамматики. По словам окружающих, они регулярно пытались наладить диалог с этим непонятно кем, оно на вопросы отвечает, диалог поддерживает, но таким же бредом о чем-то своем))

2. Вот так я не хожу) как на типичных картинках про лунатиков:

Советы тем, у кого в семье лунатик (от лица самого сноходца) Лунатизм, Психология, Поведение, Жрать, Сон, Длиннопост

То есть рук вперед не вытягиваю и глаза не открываю, просто с закрытыми глазами могу сесть, посидеть молча и лечь обратно. Или встаю, могу походить молча по комнате, или иду на кухню, беру там что-то вроде яблока или куска батона, ложусь и ем, не просыпаясь.

3. Поползновений выбраться из квартиры никогда не было. Равно как и вступать с людьми в контакт, ни словами, ни действиями.

4. Про полнолуние это походу стереотип, тк мои хождения были в самые разные лунные фазы.

Хотя на картинках почти всегда рисуют полнолуние.

Советы тем, у кого в семье лунатик (от лица самого сноходца) Лунатизм, Психология, Поведение, Жрать, Сон, Длиннопост

Так вот, если ваш муж, жена, брат, ребенок, внезапно молча садится или встает посреди ночи с закрытыми глазами, хотя пару минут назад мирно спал, самое главное - не бойтесь.

Хотя выглядеть это может жутковато, особенно в первый раз, но ничего ужасного не происходит (конечно, если это не какая-то тяжелая форма, такие лунатики агрессивны и могут делать что угодно, вплоть до убийств, а потом совершенно не помнить этого).

Понаблюдайте за ним некоторое время. Попробуйте вступить в диалог, спокойным голосом с вопросительными интонациями. Лично я на это откликаюсь, правда, не поворачиваю голову к собеседнику, но отвечаю. Как правило, осмысленность ответа примерно "синие пеликаны не хотят желтеть", но все же))

Не будите его резко, если куда-то идет, сходите с ним, посмотрите что собирается делать. Может мирно перекусить яблочком и вернуться, как я, но если действия носят какой-то потенциально опасный характер, тут конечно, лучше это постараться мягко их прекратить и увести сноходца в кровать, но если не получается, то забейте на все и будите.

Помните, что лунатик - это в данный момент не тот разумный адекватный человек, которого вы отлично знаете. Это не он, а некое существо в его теле со своими непонятными мотивами, вероятно это подсознание в чистом виде. Вот моему хочется исключительно жрать видимо)) Хотя не знаю, почему, в обычной жизни ем вроде нормально.

В общем, если лунатизм легкий и мирный, то ничего страшного не происходит. К счастью, о более тяжелых проявлениях не расскажу, ничего трэшового не творил. Родные нормально воспринимают, по-доброму ржут, никто не осуждает и не чурается.

Показать полностью 1
93

Рутина - это жизнь

***

Утро у него совсем не задалось – выйдя из душа, Влад поскользнулся и упал, больно ударившись головой о холодный кафель. «Ну, замечательно, отличное начало недели» - хмуро подумал он. Часы уже показывали половину 8го, а это значит, он уже опаздывал на работу.

10 минут быстрым шагом до метро, попытки попасть хотя бы во второй проходящий поезд, хмурые лица москвичей. Все как обычно – буднично и серо.

Мышиная возня на работе – дорога домой – магазин – пиво и сериал – сон. На следующий день повторить. И ждать выходных как чудо и хоть какую-то передышку от вечного бега по уже осточертевшему колесу.

***

Любил ли он свою работу? Честно сказать – нет. Но эта работа давала ему постоянный, хоть и небольшой заработок. Явных талантов и предпочтений у него не было. Бросать вызов судьбе и что-то менять было не в его стиле. И вот, придя 10 лет назад после института в эту компанию, Влад так там и остался.

***

Был вечер среды. По обыкновению, Влад решил зайти в бар. Завел он эту привычку пару лет назад. Все его друзья к тому времени постепенно отдалились от него – у всех свои дела, заботы, семьи. У Влада же никого не было. А приходить каждый день в пустую квартиру мероприятие не очень радостное. Поэтому, дабы хоть как-то разнообразить свою жизнь, по средам и пятницам он ходил в любимый пивной бар у себя на районе.

Его, как постоянного посетителя давно уже знал весь персонал. Перебросившись с ними парой фраз, Влад брал пиво и садился в углу. Доставал телефон и начинал «виртуальную охоту» - заходил в тиндер и залипал в нем на пару часов.

Парень он был симпатичный и милый, поэтому довольно часто ходил на свидания с девушками с просторов интернета. Но ничего серьёзного из этого не выходило. Иногда, Влада это даже немного расстраивало – все-таки хотелось уже найти близкого человека. Но он так привык к своей жизни, настолько все было предсказуемо и комфортно, что каких-то решительных действий ему предпринимать не хотелось, да и лень было, если уж честно.

Зайдя в бар, Влад пошел к стойке. Последний месяц он как-то странно себя чувствовал, поэтому просто брал пиво из холодильника и оплачивал его через приложение. Слава техническому прогрессу, сейчас, при желании и наличии телефона ты можешь вообще ни с кем не общаться!

Он задумался и постарался вспомнить, когда вообще последний раз хоть с кем-то разговаривал..

В офисе все общение через сообщения, на которые почему-то ему совсем перестали отвечать. «Вот ослы, им бы только в столовой бухать, работать вообще не хотят»-подумал он с раздражением. «Бойкот что ли мне объявили? Ладно в жизни не здороваются и проходят мимо (что тоже, конечно, странно). Но по делу-то можно ответить!»

В тиндере последнее время переписка тоже как-то особо не шла.

С друзьями они теперь переписывались только по праздникам.

И на этом все.

«Мдааа, широкий у меня круг общения» - горько усмехнулся он.

С этими грустными мыслями он подошел к стойке.

- Привет, Жека! – поздоровался он с барменом.

Бармен с озадаченным видом повернулся в сторону Влада, но посмотрел будто сквозь него, и, передернув плечами, пошел обслуживать другого клиента.

«Ну это слишком, мне что, весь мир объявил бойкот??» - Влад был взбешен. Но, скандалить и вообще что-либо говорить бармену не стал. Не в его это было правилах, по натуре спокойный и мягкий он старался не вступать в конфликты. Да и самочувствие у него было неважное - шишка у виска, которую он получил, упав в понедельник в душе, нестерпимо болела.

«Пойду домой. Хотя бы интернет меня не игнорирует»

***

По пути мысли у него крутились довольно мрачные. «Как это произошло? Почему в свои всего 32 года я остался абсолютно один в этом огромном городе? Столько людей. А я один. Совсем один. Да мне даже пива выпить не с кем!».

Перед глазами у него пронеслась лента последних нескольких лет:

Вот он не едет к друзьям, потому что в понедельник сдавать отчет.

Вот бросает вроде понравившуюся ему девушку, потому что пока не готов к серьезным отношениям и хочет погулять.

Отклоняет приглашение на другую работу, потому что и на этой неплохо – платят своевременно, да и привык уже тут.

Берет ипотеку и подработку, чтобы оплатить эту ипотеку – времени вообще ни на что не остается.

Каждый день приходя с работы, открывает бутылку пива и идет смотреть сериал. Потому что устал.

Не идет на свадьбу друга – денег нет, да и не любит он мероприятия со множеством незнакомых людей.

Бросает зал. Опять же времени на него нет.

Так, всего за несколько лет он сам посадил себя в тюрьму рутины и предрассудков. А потом и вовсе заточил себя в одиночную камеру.

«Даже если я вдруг умру, никто ведь не заметит» - горько усмехнулся он.

От этой мысли по коже пробежал холодок. «Нет. Нет. Этого не может быть!!»

Какое-то нечеткое видение, словно кадр из старого, давно посмотренного фильма появился перед глазами. Понедельник. Утро. Душ. Он падает. Кровь течет из виска. Он не двигается.

«Воу!» - Влад потряс головой и видение исчезло. «Мда, нужно меньше работать, а то и не такое померещится».

Поглощённый своими печальными мыслями, Влад и не заметил, как оказался у своего дома. Обычная съемная однушка в панельном доме спального района Москвы. Подъезд чистый, люди в нем живут приличные. Ну, это если приличность заключается в том, что в подъезде они не мусорят и пьянки не устраивают.

А вот что творится за закрытыми дверьми никто не знает – в таких домах не только соседа с 1 этажа, но и кто с тобой на одной клетке живет понятия не имеешь. Все деловые, занятые, вечно бегущие в колесе. Тут не до разговоров с какими-то соседями!

Влад от коллектива не отставал и тоже ни с кем не общался. Знал только пару старичков из соседней квартиры, и то, только потому, что кошка Влада по имени Мышка очень любила забираться на балкон к соседям. Соседи ее любовь к своему балкону не разделяли и каждый раз с недовольным видом приносили ее обратно к Владу.

А вот сам Влад кошку свою просто обожал. Он любил гладить ее, кормить вкусняшками, да и что скрывать, Мышка была благодарным слушателем, и Влад частенько изливал ей свои мысли. Обычно, вставляя замок в дверь Влад уже слышал, как совсем рядом мурлыкает Мышка. «Хоть кто-то меня дома ждет» - горько ухмылялся Влад.

Вот только последние пару дней что-то с кошкой странное творилось – она пряталась под диваном и вообще не выходила к хозяину. Влад подумывал уже отвезти ее к ветеринару на выходных.

Открыл дверь. Сегодня Мышка тоже не встретила его у порога. Влад, уже порядком встревоженный, пошел ее искать. Кошка сидела у входа ванну. Вся ее мордочка была в крови!

Влада передернуло. «Мышка, что за хрень, ты что, воробья съела?». Кошка зашипела и убежала под диван. «Да что за чертовщина??» - выругался Влад.

***

«Что-то запах ужасный из квартиры Влада, не кажется тебе? Да и кошка его давно у нас на балконе не появлялась. Сучилось может что?» - спросила обеспокоенном бабка у деда. «Ой, старая, да не нагнетай ты. Молодой парень, может уехал куда, а холодильник открытым оставил. Вот и стухло что-то, наверное». Но Галину Павловну ответ мужа не успокоил. Слишком уж неприятный запах шел. Не может так испорченная еда пахнуть, уж она-то знала. И решилась все-таки вызвать полицию.

***

Влад услышал, что его дверь пытаются взломать. «Да это еще что за черт??». Подбежал к двери – в глазке увидел несколько людей в форме и свою соседку Галину. «Совсем что ли старые головой поехали? Чего им от меня нужно?». В бешенстве он распахнул дверь.

«Ого, сама открылась, и возиться не пришлось – радостно сказал полицейский своему напарнику. А запах и правда ужасный. Ну, пошлите, посмотрим, что тут у нас».

- Куда вы идете? Эй! Что за произвол? – Влад просто не верил своим глазам – посторонние люди просто вошли в его квартиру, да еще и игнорируют его!

- Олег, это из ванны по ходу таращит. Пошли сюда.

Полицейские открыли дверь в ванну. На полу, возле душа, лежал голый мужчина. Лужица крови стекала из его головы. Часть щеки была отгрызена.

«Батюшки, свят свят!» - запричитала Галина и поспешила выйти из квартиры.

- Ну что, оформляем свежий труп? Тут все понятно. Мужчина поскользнулся, упал, расшиб голову и встать не смог. А любимая киса от голода полакомилась хозяином. Вызывай жмуровозку и пиши заключение. Надеюсь быстро приедут, и мы уйти сможем – у меня у жены день рождения, не хочу сегодня задерживаться.

Влад слушал разговор полицейских и не верил в происходящие. Да, это он, его тело лежит в ванной. Почему же он раньше не видел его? И если он умер и его тело там, что что же здесь? Он что, призрак? Дикое предположение, но объясняет многие вещи – игнор коллег и знакомых, странное поведение кошки, его непонятное самочувствие.

Влад настолько привык к бегу в своем колесе, что даже умерев, не смог остановиться. Смерть еще не повод пропускать работу, так ведь?

А если он выйдет из этого колеса, то что будет? Рай, ад или может вообще пустота? Слишком страшно что-то менять. Рутина безопаснее.

«Тяжелый день. Завтра рано вставать.» - подумал Влад и пошел в кровать. Чтобы завтра встать и в переполненном метро ехать на работу. Потом зайти в магазин и вернуться домой. Повторить на следующий день. И еще на следующий. Рутина — это жизнь.

Показать полностью
55

Они снова здесь!

Прильнув к входной двери, я вслушался в тихие шаркающие шаги, которые поднялись на мой этаж, а после принялись методично нарезать круги по лестничной клетке.


Посмотрев в глазок я, разумеется, никого там не увидел. Заметить их теперь не так просто, но можно услышать и достаточно легко почувствовать. Сначала я думал, что это какие-то психи неустанно следят за мной, но со временем понял, что это нечто иное... Нечто уродливое и жуткое… Почему они преследуют меня? Вопрос, увы, без ответа...


Первая встреча с одним из них надолго врезалась в мою память, ровно как и его внешний вид. Бррр… Неудачная пародия на человека! Вначале ты даже не осознаёшь, почему его вид настолько неприятен тебе: маленькие глаза, находящиеся слишком далеко друг от друга, кривая пасть на уровне подбородка, огромный нос, расположенный гораздо выше обычного, и полностью лысая голова… Как ни странно, первое время разум не выделяет ничего особенного, ты видишь просто отталкивающую внешность человека, не придавая значения странностям. Будто смотришь на инвалида, от коих люди привыкли отводить свой взгляд. Однако, когда приходит осознание увиденного и ты понимаешь насколько неправильные черты лица у этого создания, становится жутко... И его взгляд - одновременно пустой и безумный, он словно проникает внутрь тебя, будто это существо пытается узреть что-то, что сокрыто от всего мира за оболочкой твоего тела.


Мне вовек не забыть, как внимательно оно изучало меня из окна давно заброшенного здания, чуть склонив голову на бок и мерзко ухмыляясь. Эта тварь провожала меня своим пристальным взглядом до тех пор, пока я не скрылся за поворотом жилого дома. Но уход от заброшенного здания не подарил мне спокойствия — ещё долгое время я чувствовал на себе его безумный взгляд, будто оно продолжало откуда-то наблюдать за каждым моим шагом.


После этого события, я некоторое время ходил сам не свой, пытаясь убедить себя в том, что мой уставший рассудок просто сыграл со мной злую шутку и не более того. Мне почти удалось это сделать, но тут произошла новая встреча с этим существом. Этим или очень похожим на него.


На этот раз оно жадно вперилось в меня взглядом из окна соседнего подъезда, прислонившись лбом к стеклу и скривив пасть в гримасе отвращения. Это создание слабо отличалось от того уродца, что следил за мной из заброшки: те же неправильные черты лица, тот же пристальный и безумный взгляд, однако оно не было лысым, от чего я и понял, что на самом деле их было несколько...


Да, их было несколько, и все они пристально следили за мной: из окон домов, подъездов, из глухих уличных закоулков... С момента первой встречи я периодически ощущал на себе безумные взгляды этих существ, однако ни одного из них мне так и не удалось рассмотреть вблизи. Пару раз я пытался подойти к наблюдавшему за мной созданию и спросить - какого чёрта им нужно от меня, но стоило лишь мне немного приблизиться, как оно с мерзким хихиканьем исчезало прямо на моих глазах. Вроде только что стояло тут, и вот уже никого нет. Так что заметить их удавалось лишь издали, однако и этого расстояния хватало, чтобы содрогнуться от их внимательного взгляда, направленного прямо на меня.


Всё происходящее начинало напоминать дурной сон. Я уже подумывал обратиться к врачу, как вдруг они исчезли с улиц, от чего я вздохнул свободно... Но как оказалось зря. Спустя некоторое время эти сволочи начали появляться уже у меня в подъезде. И вот сейчас, они снова здесь!


Резко отворив дверь, я увидел пустую лестничную клетку и ощутил привычное чувство паники. Вначале я списывал панику на переутомление и банальное чувство страха перед этими существами. Однако, вскоре стало очевидно, что мой разум всегда бьётся в ужасе там, где ещё недавно находились эти твари, даже если мне не удавалось их заметить. Это чувство, словно мерзкий запах, всегда тянулось вслед за ними. И чем ближе они подбирались, тем сильнее паника охватывала моё сознание.


Бам! Бам! Бам!


Удары в дверь раздались сразу же после того, как я её запер. Прильнув к глазку, я никого не увидел, однако они...


Бам! Бам! Бам!


Ваша дверь когда-нибудь содрогалась от ударов, пока Вы, смотря в глазок, осознаёте, что за ней никого нет?


Бам! Бам! Бам!


И снова звук шагов, шаркающих по кругу на пустой лестничной клетке.


Зажмурившись, я рывком выскочил из квартиры, тяжело дыша от волнения и стараясь не сойти с ума от страха, который практически сразу же овладел моим рассудком, стоило лишь мне пересечь порог. Как и ожидалось, подъезд был пуст. Некоторое время ушло на то, чтобы унять бешеное сердцебиение и убедить вопящий от ужаса разум в том, что на данный момент никакой прямой опасности нет. Спустя несколько минут, мне удалось это сделать. Дыхание моё выровнялось, а паника нехотя отступила. Я осознавал, что будет ожидать меня, едва я покину квартиру. Осознавал и был готов к этому... На этот раз...


Все мои прошлые попытки выбраться наружу в аналогичной ситуации заканчивались крахом. Едва я пытался сделать шаг за порог, как тут же захлопывал дверь, запирая её изнутри на все замки и дрожа как перепуганный заяц. С тех пор сама мысль о том, чтобы покинуть квартиру когда по лестничной клетке бродят эти существа, приносила столько ужаса, что идея подобного поступка казалась мне полнейшим бредом. Уверен, именно этого они и добивались, но не тут то было!


На этот раз, у меня получилось обставить их!


- Шах и мат, сволочи! - Осознавая свой небольшой триумф, я опустился на пол и слегка улыбнулся. - Что вы теперь будете делать? Придётся вам оставить меня в покое, хотя бы до утра...


Бам! Бам! Бам!


Подскочив от неожиданности, я уставился на входную дверь. Дверь в мою собственную квартиру из которой и доносился этот чёртов стук. Какое-то время я просто сверлил её взглядом, чётко осознавая, что меньше всего на свете мне сейчас хочется пересекать порог собственного жилища. Нужно было бежать... Куда угодно... На улицу! Там они меня точно не достанут!


Пока я обдумывал происходящее, этажом ниже раздались до ужаса знакомые шаги, а этажом выше тихое и очень мерзкое хихиканье. Одного шага к лестнице хватило, чтобы понять - на улицу мне ход заказан. Если всего один шаг поселил в моей душе столько страха, то преодолеть хотя бы один лестничный пролёт я просто не смогу.


Выход был один, вернуться в квартиру, однако, мой разум упорно протестовал против этого, помня какой шлейф ужаса тянется за тем существом, что находилось сейчас прямо у меня дома.


Бам! Бам! Бам!


Не до конца отдавая себе отчёт в том, что делаю, я пулей залетел в квартиру и, пролетев коридор, практически запрыгнул в ванную комнату, захлопнув за собой дверь и прижав её дрожащими от страха руками. В квартире царила тишина...


Когда паника окончательно улетучилась, я отпустил дверь и, развернувшись, встретился взглядом с уродливой мордой, которая в свою очередь уставилась на меня, высунувшись из вентиляционного отверстия. Голова этого создания была человеческой, хотя ни одному человеку ни за что не уместиться в вентиляционной шахте обычной многоэтажки.


Осознание того, на что я смотрю, медленно но верно пробивалось в мой измученный страхом рассудок: лохматые спутанные волосы, огромные глаза навыкат, приплюснутый нос и искорёженная диким оскалом пасть... Существо не отрывало от меня своего безумного взгляда, капая слюной из пасти прямо на пол ванной комнаты.


Обхватив голову руками, я опустился на пол и тихо выругался. Не хотелось ничего, ни бороться, ни убегать. За дверью они — вселяющие ужас одним своим присутствием. Здесь это существо, пожирающее меня безумный взглядом... Мне уже было всё равно, я просто ждал когда всё закончится, и я либо умру от остановки сердца, либо очнусь в палате психиатрической лечебницы, с облегчением осознав, что давно сошёл с ума, и происходящее вокруг - лишь результат моего бреда.


Время шло, но ничего не менялось. Более того, всё затихло: ни стуков в дверь, ни шаркающих шагов... Неужели всё закончилось?


Подняв голову, я вновь встретился взглядом с мордой, которая продолжала пялиться на меня из вентиляционного отверстия, всё также оскалив свою пасть. Значит...


Бам! Бам! Бам!


Дверь в ванную комнату содрогнулась под ударами, и когда я уже готов был закричать от отчаяния, за дверью раздался до боли знакомый голос моего друга.


- Эй, чувак! Ты тут? Твоя дверь была открыта...


Не веря своему счастью, я спешно распахнул дверь и упёрся взглядом в существо, которое никак не желало оставлять меня в покое. Оно было один в один как та тварь с заброшки, вот только сейчас это создание стояло прямо передом мной и, склонив голову на бок, жадно пожирало меня своим пустым взглядом.


- Ты тут, чувак? - Открывая свою кривую пасть, оно говорило голосом моего друга, глядя прямо на меня. - Твоя дверь была открыта... Твоя дверь открыта! Была открыта!!! Ты тут?!


Захлопнув дверь, я подпёр её спиной, чувствуя как она сотрясается под ударами существа, которое продолжало истошно вопить с другой стороны.


- Твоя дверь была открыта! Твоя дверь! - Голос моего друга начал перерастать в истеричный вопль. - Твоя дверь была открыта!!! Чувак?! Ты тут?!


- Что тебе надо от меня, сволочь?! - Мой крик практически полностью растворялся в громком стуке и воплях этой твари.


Однако, сразу же после моего вопроса, стук резко прекратился и на какое-то время наступила тишина.


- Ты тут, чувак? - Голос за дверью снова был спокоен и бесстрастен. - Была открыта... Она была открыта...


После чего оно замолчало, вместо этого, в квартире начали раздаваться уже хорошо знакомые мне шаркающие шаги.


Обернувшись к вентиляционному отверстию я убедился, что тот уродец никуда не делся. Его слюна уже сделала на полу изрядную лужу, а он по прежнему внимательно изучал меня своим безумным взглядом.


- А тебе то, что надо от меня, тварь? - Я посмотрел в безумные глаза существа, которые неотрывно следили за каждым моим действием.


Рот этого создания растянулся в некое подобие ухмылки, после чего оно мерзко захихикало.


Схватив первое что попалось под руку, я кинул в эту морду флакончик с шампунем, но он лишь ударился о стену. Существо проворно скрылось в вентиляции из которой ещё какое-то время раздавалось его мерзкое хихиканье.


Ситуация всё больше и больше напоминала мне кошмарный сон, и выхода из неё я не видел. Когда голос моего друга вновь позвал меня, я сделал то, что первым пришло мне в голову. Я постучал в дверь три раза, на манер этого уродца. На какое-то время, все звуки пропали из квартиры, лишь бешеный стук моего сердца нарушал гробовую тишину. Подождав минуты полторы, я снова три раза постучал в дверь, но уже сильнее.


- Ты тут, чувак. - Это был уже не вопрос, а утверждение. Оно словно доказывало мне очевидный факт. - Ты тут. Твоя дверь. Открыта. Дверь была открыта...


Снова три громких стука с моей стороны.


- Ты... - На этот раз голос замолчал. Насовсем.


Подождав какое-то время, я резким движением открыл дверь, зажмурившись и готовый к ужасу, что ожидал меня за ней... Но не почувствовал ничего. Ни страха, ни паники... Меня встретила моя квартира, в которой ничего не напоминало о недавних событиях. Сделав несколько неуверенных шагов, я открыл входную дверь, и равнодушно уставился на пустой подъезд. Кем бы ни были эти создания, сейчас их рядом не было, и мой спокойный разум был тому явным подтверждением.


Счастливо выдохнув, я вышел на лестничную клетку и сделал по ней пару шагов, не веря тому, что всё закончилось, и что чувства страха больше нет. Это было так приятно, что я сделал ещё несколько шагов... А после ещё несколько... И ещё...


Снова и снова я нарезал круги по своей лестничной клетке, тихо и размеренно, чуть шаркая своими тапочками, пока не почувствовал как кто-то пристально наблюдает за мной. Посмотрев на дверь своего соседа, к глазку которой он сейчас прильнул, я подошёл поближе...


Бам... Бам... Бам...

Показать полностью
207

Поджигатели (часть 2 из 2)

Поджигатели (часть 1 из 2)


Живой и подвижный мальчонка притих, стал мало разговаривать и как-то замкнулся в себе. Я надеялся, что это временно и скоро пройдёт, но в голове крепко засел страх, что изменения связаны с кислородным голоданием, и в мозге его погибли важные клетки, а последствия этой гибели необратимы.


– А если с его мозгом всё нормально, просто он увидел там призрака? – предположил мой лучший друг, когда я облегчил душу, рассказав ему про нашу прогулку.


– Призрака? – скривился я, – Какого ещё призрака?


– Солдата-поджигателя. Или любого другого. Мало ли призраков может шляться по заброшенным казармам?


– Ты веришь в них?


– Ну да! Я же тебе тысячу раз рассказывал, как видел привидение двоюродной бабушки после её похорон.


– Да помню.


– К тому же, вы оба слышали, как в подвале кто-то ходил. А дверь-то замотана проволокой.


Я задумался: если он действительно увидел там что-то потустороннее, а не упал в обморок от недостатка кислорода, то, стало быть, никакие клетки в его голове не погибли. И со временем он станет таким, как прежде. На мгновение мне даже захотелось в это поверить.


В четверг я прогулял уроки и вместо школы отправился в «Немезиду» – по утрам в будний день там почти никого (если, конечно, вообще открыт), и поэтому за час просили в два раза меньшую цену, чем обычно. Время с девяти до одиннадцати пролетело незаметно, растворившись в виртуальной реальности сказочного Майами, с его вечнозелёными пальмами, аккуратно подстриженными клумбами, восходящим над лазурным океаном солнцем и солёным ветром, треплющим гавайскую рубаху Томми.


Постепенно стали подтягиваться другие ребята, занимать компьютеры и очереди к ним, так что мне пришлось продлить время ещё на два часа, чтобы гарантированно застолбить за собой место. Я вышел на улицу подышать свежим воздухом и увидел шагающих по тропинке младшеклассников с ранцами на перевес – тропа вела к той самой заброшенной части. Мальцы казались знакомыми, но со спины я не мог их хорошенько рассмотреть до тех пор, пока один из них, тот, что шёл первым, не обернулся, осматриваясь по сторонам, – вот тогда я и узнал в нём сводного брата, а в остальных троих – его дворовых друзей. Не знаю, заметил ли он меня, но виду не подал и продолжил путь.


Какого он там забыл? Мало ему, захотел ещё попробовать? К тому же они явно сбежали с уроков, что для них не по годам дерзко. Я колебался, размышляя, стоит ли догнать их и забрать Виталика домой – вот только сам-то туда не собирался. Так что я вернулся в клуб, решив, что, как только кончится время, отправлюсь в часть и заберу искателя приключений. Но затем подошли мои друзья, я забыл про сводного брата и ушёл гулять до самого вечера.


Вернулся я в половину девятого и застал мальчишку за уроками. Когда спросил его, что он вместе с друзьями делал в заброшенной части, он, смотря мне в глаза, совершенно спокойно ответил:


– Я не ходил туда. Ты что-то путаешь. Уверен, что это был я?


– Конечно, уверен! Я дурак по-твоему?


– Нет, я не считаю тебя дураком. Но и в часть я не ходил. А сейчас извини, мне надо делать уроки.


Ясно, что сводный брат врал самым наглым образом, и, поскольку он не спросил, откуда мне известно о его посещении части, стало быть он заметил меня, когда оборачивался. Но его абсолютное хладнокровие и уверенность сбили меня с толку и, растерявшись, я оставил его в покое.


За ужином родители рассказывали, что в городе резко участились случаи поджогов. Ничего серьёзного, горели в основном мусорные контейнеры во дворах, несколько брошенных дачных избушек на окраине, пара сторожек. Но власти всё равно обеспокоены, они считают, что это дело рук шайки подростков, ведь, кто знает, что они подожгут в следующий раз? Это особенно опасно, учитывая, что до трети всех многоквартирных домов в городе – деревянные (как и наш), и спалить такой ничего не стоит. Поэтому мы с Виталиком должны проявлять бдительность и, если перед нашим домом ошиваются подозрительные люди, сообщить об этом кому-нибудь из взрослых.


Я внимательно наблюдал за реакцией сводного брата на то, что говорили родители, рассчитывая, что он как-нибудь выдаст себя. Но нет, ни один мускул не дрогнул на его лице, мальчик со всем соглашался и поддакивал родителям, но, делая это, как мне показалось, картинно и наиграно.


С мальчишкой мы перестали разговаривать, и я совсем наплевал на то, где он и чем занимается, ходит ли в школу или дни напролёт торчит в подвале заброшенной казармы, – главное, что он возвращался до прихода родителей.


«Почему я должен с ним возиться, он мне даже не родня, – размышлял я, – Пусть делает, что хочет. Моей вины в том, что он изменился, нет. С головой у него тоже всё в порядке, кислородное голодание тут не при чём. У него есть родная мать, она пускай и беспокоится».


Дальше события развивались стремительно, и про шайку подростков-поджигателей заговорил весь город. Как и предполагалось, им довольно быстро надоело поджигать заброшенные, никому не нужные избушки. Они, как самые настоящие живодёры, ловили бездомных или просто выпущенных погулять домашних животных, обливали горючим веществом и поджигали. Их обгорелые тушки находили по всему городу, но ни у одного чудовищного акта не нашлось свидетелей, никто не видел, как подростки измывались и поджигали несчастных питомцев. Рассказывали, что одна девочка вышла искать запропастившуюся во дворе кошку, но искать не пришлось: кошка, вся в огне, прибежала к подъезду и, побившись в агонии, умерла на глазах у своей хозяйки.


Существовала версия, что никакой шайки поджигателей нет, а поджоги – дело рук одного взрослого человека, недавно выпущенного из психбольницы. Кто-то говорил про вернувшегося в город солдата-поджигателя, что пропал после поджога ныне заброшенной части, чтобы за что-то отомстить.


Я не был уверен, что сводный брат замешан в поджогах, но имел основания его подозревать. Набравшись смелости, я решился всё обсудить с отцом, возможно, даже рассказать про случай в подвале. Но отец не воспринял мои слова всерьёз и лишь отмахивался, а, когда я вскользь упомянул про слухи о солдате-поджигателе, так вообще взбесился. Я понял, что зря затеял беседу, и быстренько её закончил.


Глубокой ночью, сквозь сон, я слышал, как Виталик возился в комнате, будто бы сперва одеваясь, а потом, чуть позже, раздеваясь и укладываясь в постель. Затем я проснулся, не сразу осознав, почему. Мальчишка лежал ко мне спиной, с головой укрывшись одеялом. И тут я понял, что не так: комнату осветило ярко-оранжевое зарево, которое могло означать только одно – горит дом напротив. И действительно, деревянный двухэтажный дом горел, с каждым мгновением всё сильнее поддаваясь пламени. Лопались стёкла, хрустела крыша, обитая шифером, люди выбегали в ночных рубашках и ночнушках, а затем возвращались, чтобы вынести что-то из имущества.


Я разбудил отца, и он бросился помогать соседям. Заверещали сирены пожарных машин, но все понимали, что шансов потушить огонь, пока он не уничтожит весь дом, нет. С рассветом от него остались лишь кучи пепла и сажи, погоревшей домашней утвари, да огрызки оштукатуренных стен. Погибли в пожаре два человека: старушка, не сумевшая выбраться и задохнувшаяся в дыму, и мужик, который старался спасти побольше вещей из своей квартиры, но был прибит горящей балкой.


Погорельцев разместили в общежитиях, кто мог – поселился у родственников. В городе ввели комендантский час для несовершеннолетних. Жильцы всех деревянных домов города организовали еженощный посменный караул. В первую ночь после поджога заступил мой отец вместе с парнем из соседнего подъезда, и эту ночь ничего не произошло ни в нашем доме, ни вообще в городе.


Теперь я не сомневался, что этот поганец Виталя если и не сам поджог соседский дом, то уж точно этому так или иначе поспособствовал. Я попытался поговорить с ним об этом, но хитрец и на этот раз прикинулся, что ничего не понимает, и вообще пригрозил, что пожалуется на меня матери.


Я решил, что не спущу с него глаз, и ночью буду чуток к каждому скрипу его кровати. На вторую ночь тоже всё обошлось без происшествий, и малец спокойно спал. А вот третьей ночью он ускользнул из дома, собравшись без единого шума; когда я проснулся, в постели его уже не было. Не знаю, почему, но я точно знал, где искать – в подвале заброшенной части, куда я в одиночестве и отправился.


Я, как и Виталик, спокойно прошёл мимо единственного часового, который дрых, развалившись на лавочке у подъезда. Мной двигала исключительно злоба, и я собирался хорошенько навалять гадёнышу. Я должен его остановить и, желательно, найти доказательства его причастности.


Пробираясь по опустевшему ночному городу, я два раза едва не попался на глаза милиционерам, патрулировавшим улицы на УАЗе. Также пришлось убегать от мужика, который сперва шёл за мной две улицы подряд, а потом стал что-то орать и бросился в погоню. Благо, он довольно быстро перестал меня преследовать.


И вот я добрался до заброшенной части. Конец октября, уже довольно холодно, но я, разгорячённый бегом и возбуждённый опасностью, не чувствовал его. Я осторожно шагал по плацу, залитому лунным светом, и в реальность происходящего верилось с трудом.


Из подвала доносился слабый, дрожащий свет – фонарика или свечи. Я, стараясь не наступить на хрустящее стекло, аккуратно спустился по лестнице. На трубах, на полу стояли маленькие свечки, противоестественно освещая грязный, прелый подвал. Я двинулся направо и скоро услышал голос брата, но не смог разобрать слов. Он исходил из просторного помещения, в центре которого, облизывая потолок, полыхал огромный костёр. Вокруг него, как ученики вокруг учителя, на коленях расселись мальчишки. Ближе всех к пламени сидел Виталик и с закрытыми глазами вещал, точно дельфийский оракул.


Вместе со сводным братом я насчитал двадцать человек. Неразумно было выдавать своё присутствие, но я это сделал, убеждённый, что десятилетки они и есть десятилетки, пусть их и целая толпа.


– Вы чего тут собрались, уроды? – крикнул я и вошёл в комнату.


Двадцать пар глаз тупо смотрели на меня, не моргая. Я растолкал всех марионеток на своём пути, поднял с пола палку, чтобы вытолкнуть из костра горящие поленья и по отдельности затушить. Но марионетки тут же набросились на меня. Первые двое отлетели, как сбитые кегли, а у третьего что-то хрустнуло. Один прыгнул на меня сзади и вцепился в волосы; другие схватили за ноги и пытались повалить. Боковым зрением я увидел, как Виталик схватил кусок трубы и замахнулся, но, обвешанный мелкими гадёнышами как елочными игрушками, я не смог уклониться. Первый удар меня слегка оглушил и вызвал вспышку ярости; тут прилетело с другой стороны, снова Виталик, ещё и ещё… и комната поплыла. Я упал перед костром и, теряя сознание, смотрел на извивающиеся в диком танце лоскуты огня.


Язычок пламени задрожал, сжался и возник на коричневой спичечной головке; я почувствовал запах серы и прогорающей древесины. «Где я? Это сон? Или я мёртв?» – эти вопросы копошились в голове, пока солдат сидел на подоконнике перед открытым окном, курил и чиркал спичками, позволяя каждой догореть и обжечь пальцы. Докурив, он выбросил «бычок» в окно с решетками и вышел из умывальника. Из тёмного кубрика раздавался храп и редкое поскрипывание шконок – рота спала. В кабинете сидели три офицера и пили водку, закусывая чёрным хлебом, луком и шпротами. Одного из них, окосевшего, с красным лицом и с такой же красной повязкой «Дежурный по полку» на руке, я сразу же узнал. Сложно не узнать родного отца.


Солдат ходил в парк, в вёдра сливал «солярку» из КАМАЗа и тащил их на этаж. Я видел это отстранённо, со стороны. Нечто среднее между сном и просмотром телевизора в тёмных очках. Он спустился в подвал, чтобы перекрыть воду, а затем занёс на этаж последнее, пятое ведро, и изнутри запер дверь на ключ. Офицеры, тем временем, совершенно пьяные, дремали за столом. Солдат стулом подпёр дверь их кабинета и принялся расхаживать по кубрику, разливая топливо и растирая его шваброй по полу. Остатки «солярки» он выливал на стены, шкафы, деревянные двери, стенды, информационные щиты. Затем он натянул на себя ОЗК, противогаз, поджёг бутылку наподобие коктейля Молотова и забросил её в кубрик.


Пламя распространилось мгновенно, и началась паника. Кто-то из солдат пытался тушить пожар, сбивая огонь простынями, кто-то открывал окна, но запоры на металлических решётках не поддавались. Звали дневального, чтобы он достал шланг, надел его на кран и, открыв воду, тушил пожар. Но дневального не дозвались, и несколько солдат пробрались через пламя к умывальнику, где увидели, что воды нет. Офицеры выбрались из кабинета и, почти протрезвевшие, стали раздавать приказы, но их никто не слушал. Солдаты стихийно разделились на группы, и каждая из них пыталась выбраться из горящего здания по-своему. К моменту, когда одновременно удалось выбить дверь и выдавить одну из решёток на окне, многие потеряли сознание, надышавшись дымом.


В числе тех, кто прошёл через дверь, оказался и поджигатель, только он вышел не на улицу, а юркнул в подвал. Дежурный по полку, мой отец, заметил его, спустился за ним и нашёл в одной из захламлённых кладовок. Поджигатель выхватил штык-нож и бросился на него. Завязалась борьба, которая закончилась тем, что солдат напоролся на свой же нож. Дежурный проверил пульс, но не нащупал его: солдат был мёртв. Тогда он отнёс тело к разводке водоснабжения, пролез под толстыми трубами и втащил за собой труп, засунув его в щель между полом и стеной…


Я очнулся от острой боли в шее: проклятая крыса вгрызлась в неё длинными, кривыми резцами. Отцепив тварь, я со всей силы швырнул её в стену; с мерзким писком и хлюпающим звуком она врезалась в бетонную поверхность и медленно сползла вниз. В пустой комнате догорел костёр, лишь головешки пульсировали красноватым цветом. Укушенное место болело, из него немного подтекала кровь, и я хотел прижечь рану раскалённым углём, но одумался. Я уже собирался выбираться, как вспомнил про тело солдата, якобы спрятанное отцом. Вооружившись фонариком, я стал искать это место и довольно быстро нашёл. Забравшись под трубы, я дополз до той самой щели и застыл, увидев мумифицированный труп солдата в истлевшей военной форме.


Я поскорее выбрался из подвала и, оказавшись на улице, поразился очередному зрелищу: над городом вознеслось оранжевое зарево и огромное облако дыма. Город горел.


Ревели сирены пожарных, полицейских машин, машин скорой помощи; к тушению привлекли всех, кого только можно. По всему городу, словно факелы или спички, полыхали деревянные дома, без шансов на спасение. Полуголые люди стояли перед кострищем, наблюдая, как жадная, беспощадная стихия пожирает их жильё и имущество; кругом плакали, кричали, ругались, плач переходил в истерику и пронзительный вой.


Слабо помню, как встретил перед нашим догорающим домом отца и обезумевшую от беспокойства за Виталика приёмную мать, как пытался что-то им объяснить, рассказать. Наутро город превратился в задымлённую вонючую клоаку с тлеющими развалинами сгоревших домов, но этого я не увидел: в бреду и лихорадке, с температурой под сорок, я попал в больницу.


Крыса заразила меня острым инфекционным заболеванием, а за этой инфекцией последовало воспаление лёгких, так что я провёл на больничной койке полтора месяца. На всю жизнь я запомнил одну из многих галлюцинаций, что посещали меня во время болезни: я качаюсь по небу на огромных качелях, а под ногами разгорается пламя, и чем сильнее оно горит, тем ниже опускаются качели, и как только я ощущаю прикосновение огня, качели взмывают вверх, и всё начинается заново.


Всего в ту ночь сгорело двадцать три дома. Всех, участвовавших в поджогах, поймали либо на месте, либо позже, после того, как те сдали своих товарищей. Главарь шайки, Виталик, на глазах у жильцов, выбежавших из загоревшегося дома, бросился в самое пекло и больше не выходил, сгорев заживо.


Отношения отца со своей новой женой разладились и завершились разводом. Она считала, что я должен был лучше следить за её сыном и потому виновен в его гибели. После выздоровления я вернулся в нашу квартиру в панельном каменном доме, правда, ненадолго: отцу предложили повышение в другом городе, и он согласился.


Я много думал о том, что мне привиделось в подвале, о трупе солдата; в итоге я рассказал отцу всё как есть. Он немало удивился, но не стал отнекиваться и подтвердил всё, что я видел. Про существование щели в подвале он знал давно, и сразу же решил спрятать в ней тело. Он посчитал, что его могли обвинить в убийстве солдата; тем более, что после пожара в казарме во время его дежурства, ему сулило увольнение в лучшем случае. Так и получилось. Из армии его уволили, а гибель солдата осталась тайной, поэтому он до сих пор считался дезертиром, пропавшим без вести.


За день до отъезда я отправился к руинам дома, где погиб мой несостоявшийся сводный брат. Обгоревшие останки дома покрывал слой нетронутого белоснежного снега; из-под него выглядывали ритуальные венки с искусственными цветами. Помимо Виталика, свою смерть при пожаре здесь нашёл ещё один человек.


Я вспоминал тот злосчастный поход в заброшенную часть; то, каким Виталик был до и каким стал после. Определённо, отчасти во всём виноват и я. Чем дольше я стоял перед сгоревшим домом, тем сильнее ощущал себя непрошенным гостем. Я нащупал во внутреннем кармане зажигалку – ту самую, которую купил для мальца, достал и, пару раз чиркнув, бросил к одному из венков.


– Она твоя, – произнёс я и побрёл домой.

Показать полностью
289

Поджигатели (часть 1 из 2)

Когда мне было четырнадцать, отец, вдовый отставной офицер, решился на новый брак. Казалось, всё складывалось идеально, как в доброй семейной комедии: я получаю хоть и приёмную, но мать, а её десятилетний сын – крепкую отцовскую руку и старшего брата в придачу. Вот только киношного сюжета, где герои вместе проходят через весёлые приключения, сплачиваются и становятся полноценной семьёй, не получилось. Получился другой.


Торопиться и сразу покупать общее жильё мы не стали, план был прост и разумен: мы переезжаем из своей «однушки» в их «двушку», спокойно живём, привыкаем друг к другу, а затем продаём обе квартиры и приобретаем общую трёхкомнатную.


Нельзя сказать, что после того, как мы стали жить вместе, для меня очень уж многое изменилось. Мачеха не вмешивалась в мои дела, не навязывалась и вообще мало мной интересовалась – меня это вполне устраивало. Отец же, видимо, не собирался сразу «строить» мальчишку, а думал дать ему время привыкнуть и принять новый уклад жизни, после чего аккуратно принимать в нём участие. Поэтому, а ещё по причине того, что родители до позднего вечера пропадали на работе, на меня возложили обязанности и старшего брата, и няньки.


С мальчишкой Виталиком мы учились в одной школе, и покровительству старшеклассника он только порадовался. Мне не хотелось возиться со шкетом целый день, поэтому я ограничил круг своих обязанностей: если у нас совпадает время, забираю его после уроков, если нет, он идёт сам, отмечается передо мной, что пришёл, и может быть свободен до девяти вечера. Родители, вернувшиеся домой после тяжёлого рабочего дня, должны увидеть его за выполнением «домашки» – сытого, причёсанного, желательно не пропахшего дымом, и всем довольного.


Виталику такой распорядок хоть и пришёлся по душе, но он всё равно умудрялся нет-нет да и нарушать договорённости, не являясь к условленному времени. Тогда я искал его во дворе и чаще всего находил в небольшом леске неподалёку в компании друзей. Они любили жечь костры всегда и везде, особенно по вечерам, перед тем, как наставало время расходиться по домам. Садились вокруг него и сидели, как заворожённые таращась на пламя. Каждый раз мальчишка оправдывался тем, что залюбовался огнём и потерял счёт времени. Хорошо, что под вечер они возвращались ближе к дому, иначе я бы ни за что не нашёл сводного брата, пока он сам не соизволил бы вернуться. Днём, после школы, они лазили по всякого рода «заброшкам», которых в городе хватало, по паркам, каким-то промзонам, недостроенным гаражам, по ближайшей лесополосе и ещё не пойми где.


Однажды, промозглым субботним утром, после семейного завтрака, нас с Виталиком отправили «погулять часов до шести». В выходной день бродить под дождём с пятиклашкой – последнее, чем мне хотелось бы тогда заниматься, но я изменил мнение после того, как отец полез за бумажником и протянул мне тысячную купюру.


– В кино там сходите, я не знаю.


Отец, наверное, забыл, что кинотеатр сгорел год назад, а даже если бы и не сгорел, то в него бы мы точно не пошли: там показывали никому не интересную ерунду, непонятно откуда они вообще брали эти фильмы. Ну да бог с ним с кинотеатром, ведь у меня на руках целая тысяча рублей! Для школьника огромные деньги по тем временам.


И вот мы с Виталиком отправились в мой любимый компьютерный клуб, один из двух в городе. Пока парнишка о чём-то болтал, я прикидывал, во что бы поиграть: ГТА Вайс Сити, Селебрити Дэдматч или, может быть, Нид фор Спид: Андеграунд? Или Кол оф Дьюти? И оплатить ли компьютер для братца или пусть посмотрит, как я играю? Денег прорва, пусть и малец развлечётся.


Когда я заметил толпу возле входа в подвальное помещение клуба, восторженное настроение моё немного помрачнело. Совсем вылетело из головы, что по выходным народу бывает много, пусть и большинство из тех, кто околачивается рядом, приходят без гроша – просто поглазеть, напроситься кому-нибудь из игроков в помощники и советчики. Я велел Виталику ждать у входа, а сам полез в душное, битком набитое помещение. Встретив по пути нескольких знакомых ребят, я добрался до столика администратора – вечно усталой и злой девицы лет двадцати. Она носила одни и те же мешковатые светло-синие джинсы, кофту-балахон, редко мыла русые волосы, до мяса обкусывала ногти на руках и отчаянно ненавидела посетителей.


– Какой ближайший? Плачу сразу за три часа! – уверенно отчеканил я.


Девушка выдержала паузу, подняла на меня полные презрения глаза и фыркнула.


– Какой деловой! Ближайший освободится через час, на него есть бронь на два как минимум.


– А остальные?


– А что остальные? Кто через полтора, кто через два, за ними тоже занято.


– Ясно, – с горечью ответил я и стал выбираться из душного клуба.


Вот чёрт! В кои-то веки появились деньги, трать – не хочу, а тут такая неудача.


– Ничего нам тут не светит, Виталька! Пошли дальше.


Дальше – это компьютерный клуб со странным названием Немезида, среди завсегдатаев просто Зина, – заведение сомнительной репутации, но пользовавшееся, тем не менее, определённым спросом. Никто не знал график работы клуба – он открывался и закрывался, когда того хотел администратор; компьютеры вечно тормозили, перегревались – рассказывали, что один раз даже горбатый монитор взорвался, словно его начинили взрывчаткой; запросто могло отключиться электричество, а резервного источника питания не было; в помещении по углам шуршали мыши, и постоянно чем-то воняло.


Мы прошли через весь город под противным моросящим дождём лишь для того, чтобы увидеть: клуб закрыт. Я отчаянно подёргал за ручку и остервенело попинал ногой в металлическую дверь, оставив на ней следы грязных подошв.


– Куда теперь? – спросил сводный брат.


– Не знаю. Пошли в магазин что ли, купим поесть.


В ларьке мы взяли по чебуреку и беляшу, несколько пачек чипсов, сухарики и шоколадки, лимонад. Рядом с Виталькой я чувствовал себя увереннее, почти что взрослым. И потребовал пива. Продавщица посмотрела на меня исподлобья, но всё же открыла холодильник и достала бутылку после того, как я невозмутимо уточнил:


– Для отца! Просил холодное.


– И зажигалка у него закончилась, тоже просил взять!


Я удивлённо поглядел на мальчишку. Ну ладно, зажигалка так зажигалка.


– Да, точно. Чуть не забыл. Дайте, пожалуйста.


За время, что мы пробыли в магазине, проклятый дождь лишь усилился.


– Надо бы место найти сухое, чтобы спокойно посидеть, – сказал я, накидывая на голову капюшон и осматриваясь по сторонам.


– А пошли на заброшки, здесь рядом! Места там полно.


– Воинская часть?


– Ну да!


– Ну пошли, давно там не был.


На самом деле я ни разу там не бывал, но не признался. Отец когда-то служил в этой части, хоть и почти ничего не рассказывал про неё, как и про свою службу в принципе. Друзья пару раз звали меня побродить, но я отказывался: не видел ничего притягательного в шатании по покинутым зданиям, грязным и опасным. Можно проткнуть ногу ржавым гвоздём и заработать заражение крови, оступиться или провалиться в какую-нибудь яму, порезаться о стекло – мало ли чего ещё.

Но желание укрыться от дождя, отдохнуть и, не спеша, попить пиво, позволило мне отступиться от своих принципов. Ну и ещё стало немного любопытно.


Будка КПП пустыми окнами и выщербленным под ними участком бетонной стены, в виде полукруглого рта, напоминало живую печь из мультфильма. В одном из окон виднелся прислонённый к подоконнику лист шифера, закрывавший две трети оконной рамы, – из-за него издалека казалось, что будка пропускного пункта подмигивает посетителям. Между зданием КПП и забором когда-то находился шлагбаум, но его утащили, и теперь кривые столбики-опоры бесцельно стояли друг напротив друга, будто пригибаясь от ветра.


Ближайшей постройкой оказалось плоское одноэтажное здание столовой. Ступеньки, ведущие ко входу, раскрошились и проросли травой, прутья ржавой арматуры торчали из них в разные стороны, как порванные гитарные струны. Двустворчатые двери в столовую, видимо, давно уже сняли с петель и вывезли, и на их месте зиял тёмный проём.


– Сюда, может? – спросил я с сомнением.


– Да не, тут крыша течёт. Давай вон в тот дом.


И Виталик указал на стоявшее в отдалении здание в три этажа со следами пожара.


– Это не дом, а казарма. Ладно, хрен с ним. Догоняй!


Мы бежали, с размаха шлёпая ботинками по грязи: она брызгала на штаны, на куртку, но это нас нисколько не волновало. Оказавшись на заросшем плацу, мы перешли на шаг, чтобы восстановить дыхание. Под ногами приминалась пожухлая растительность, которая, как казалось, произрастала не только из почвы на стыке бетонных плит, но даже из самого бетона.


Копоть на стенах казармы поднималась от первого этажа, где её больше всего, ко второму, которого пламя и дым коснулись вскользь. Оконные рамы в большинстве своём пустые и обгоревшие, но на двух из них сохранились железные решётки.


– А пожар случился уже после того, как часть закрыли, или до?


– Так ты что, не знаешь эту историю? – удивился мальчишка.


Я и бровью не повёл и ответил:


– Конечно, знаю. Просто интересно услышать её от тебя.


Мы вошли внутрь, перебрались через горы всевозможного хлама и мусора и очутились на первом этаже. Напротив входа стояла обуглившаяся тумбочка дневального, на стене висел закопчённый информационный щит с растёкшимися пластиковыми рамками. В комнате для хранения оружия ни решетчатой двери, ни тяжеленных пирамид, ни сейфов и шкафов – лишь голые стены с описью имущества на одной из них.


В сыром кубрике с обгоревшими стенами, потолком и полом, пахло плесенью и чем-то кислым, туда-сюда слонялся холодный осенний сквозняк. Кругом валялись каркасы и дужки от шконок, вещмешки, шапки и кирзовые сапоги, бляхи и ремни, прогнившие бушлаты и кителя – чего только не валялось.


Пока я осматривался, малец набрал где-то сухих дров для костра – то, что нужно для того, чтобы высушить промокшие ноги и согреться. Мы выбрали место для привала, устроились на жестяных вёдрах, перевернув их дном вверх, и Виталик стал разводить огонь. Он достал из внутреннего кармана куртки аккуратно сложенную газету, в руках его появился коробок спичек – и вот уже кучу дров осторожно облизывал бледный язычок пламени.


– Ты ведь не читать газету носишь, да?


– Мало ли где придётся костёр разжигать, – ответил он, пожав плечами.


Мы взяли по тёплому чебуреку и принялись есть. Я открыл бутылку пива, сделал несколько глотков, но вкуса не понял и подумал, что он есть, просто нужно к нему привыкнуть. Вытянул ноги поближе к разгорающемуся огню и почувствовал, как легонько загудела голова.


– Рассказывай свою историю, – велел я.


Сводный брат с большим удовольствием её пересказал – то ли потому, что она ему нравилась, то ли ему просто льстило, что я хотел его выслушать. Вся история заключалась в том, что когда-то в части служил солдат и жил в этой самой казарме. Парень испытывал многолетнее и болезненное пристрастие к поджигательству, и пару раз его ловили на попытке поджога армейского имущества. Когда часть решили передислоцировать, рота, в которой он служил, выдвигалась по плану последней: две другие казармы в полном составе уже покинули территорию, как и подразделения, занимавшие второй и третий этажи последней казармы. В ночь перед отъездом он заступил дневальным, а после отбоя сразу отправил напарника спать. Дождавшись наступления глубокой ночи, он запер двери, полил этаж керосином и поджёг. Почти все солдаты сумели покинуть горящее здание, кроме нескольких человек – они задохнулись в дыму. Поджигателя же и след простыл – его объявили в розыск, но так и не нашли.


– Ты веришь в это?


– Не знаю, – ответил Виталик, – Но пожар-то был, посмотри вокруг!


– Ну, могло быть и так, что пожар устроили какие-нибудь алкаши уже после того, как часть забросили.


Виталик покосился на мою бутылку и сказал:


– Дыма без огня не бывает. Так мама говорит.


– Может она и права, – согласился я и глотнул ещё.


Я уже ощущал себя пьяным: в голове шумело, а пол качался, словно морская волна. Тут мне захотелось немного подшутить над мальцом – он сидел серьёзный, напряжённый, как будто к прислушиваясь к чему-то.


– Внизу кто-то ходит… – прошептал я испуганно.


– Ты тоже слышишь? – так же шёпотом отозвался он.


– Ну да. Как думаешь, это призрак солдата-поджигателя?


Что же это он, раскусил мою задумку и сам решил меня разыграть? А по лицу и не скажешь.


– Давай проверим! – предложил Виталя.


– Звуки из подвала…


И тут мне действительно стало казаться, что под нами действительно кто-то ходит. Правильно было бы пойти домой, но алкоголь придал мне уверенности, и мы с мальцом отправились навстречу приключениям. Он хоть и сам предложил спуститься, но шёл позади, вцепившись в рукав моей куртки. Мы вернулись на лестницу и нашли дверь, ведущую в подвал, с накрученной вместо замка алюминиевой проволокой.


– Может не пойдём? – дрогнувшим голосом предложил Виталик.


– Струсил?


– Нет, конечно.


И, размотав проволоку и открыв дверь, мы шагнули в темноту. Только я подумал, что у мальчишки и фонарик наверняка припасён, как он вынул его из кармана куртки и щёлкнул включателем.


– Всегда ношу с собой, – пояснил он.


– Разумно.


В душном подвале стоял спёртый, приторно-сладкий запах. Под подошвами хрустели осколки стекла и комья засохшей земли, лопались рассыпанные по ступенькам ампулы с бесцветной жидкостью. Фонарик почти не справлялся с наступавшей отовсюду невероятно густой и плотной темнотой, что висела в воздухе как столп чёрного дыма. Из неё можно было запросто лепить шарообразные комья, и играть в снежки.


Лестница закончилась, мы ступили на утоптанную грунтовую поверхность. По потолку, стенам и углам змеились трубы разного диаметра, скрываясь в тёмных поворотах направо и налево. Странно, что их до сих пор не срезали и не сдали на металл.


– Есть тут кто! Ау! – крикнул я и приложил палец к губам.


Искажённый голос отразился от стен, заметался по подвалу и сгинул. Мы замерли, напряжённо прислушиваясь к смыкающейся вокруг тишине, но смогли различить лишь наши сердцебиения, капающую вдалеке воду и слабое попискивание грызунов.


Я двинулся направо, и мальчишка последовал за мной, освещая путь тщедушным лучиком света. По углам стояли тёмно-зелёные деревянные ящики; в одном из них мы нашли неплохо сохранившиеся плакаты по тактической подготовке. На стенах попадались надписи вроде таких: «ДМБ 68», «деды Нижневартовск», «скоро домой».


Мы заглянули в первый дверной проём, попавшийся на пути: помещение оказалось подтоплено, и, среди мелкого мусора, в зеленовато-коричневой воде, плавала дохлая крыса. Полки выставленных буквой «П» шкафов ломились от ветхих, разбухших от сырости книг; наверху громоздились свёрнутые в трубочку плакаты, атласы, стопки журналов, тряпьё и даже гипсовый бюст вождя мирового пролетариата.


Следующая комната была полностью завалена мётлами и уборочными лопатами всех возможных размеров, скребками для снега, граблями, кирками, шанцевым инструментом, носилками и дачными тачками. Я немного поворошил кучу хлама, чтобы убедиться, что ничего полезного здесь не завалялось, и уже собрался вернуться к ожидавшему у двери мальчишке, как свет от его фонарика погас.


– Ты зачем фонарик выключил, балда! Быстро зажигай!


Но Виталик не ответил и никак не выдал своего присутствия.


– Что за шутки!


Снова тишина. Я нащупал острые углы дверного проёма и осторожно выбрался из комнаты.


– Виталик! Ты где! Виталик!


Хмель, если он и оставался, тут же выветрился, и вся моя бравада исчезла вместе с ним: стало по-настоящему страшно. Темнота наступала со всех сторон, обволакивала и окутывала отвратительной чёрной материей. Под ногами прошуршала какая-то тварь, стукнулась об ботинок и убежала. Я звал сводного брата и прислушивался к эху; пытался таращить глаза, чтобы увидеть отблеск фонарика вдалеке, вспышку света – что угодно. Но всё без толку. Стало тяжело дышать, к горлу подступила тошнота, я ощутил слабость в ногах и едва не упал в обморок.


Но всё же я устоял на ногах и вспомнил, что наверху, в пакете, осталась зажигалка, которую малец забыл забрать. Не бог весть какой источник света, но хоть что-то: при полном его отсутствии, я абсолютно бесполезен.


Хоть мы и ушли недалеко от лестницы – метров на двадцать – расстояние это, когда я возвращался назад, показалось бесконечным. Я медленно переставлял ноги, вытянув руки перед собой, и прислушивался – вдруг пропажа даст о себе знать. На лестнице я оступился, упал вперёд ладонями и порезал их битым стеклом, но тут же поднялся и продолжил подъём.


Выбравшись из подвала на лестницу, сразу рванул за зажигалкой. Глаза успели отвыкнуть от белого света, а лёгкие не могли надышаться почти свежим воздухом. Мозг ощутил прилив кислорода и придумал кое-что получше, чем чиркать зажигалкой в кромешной тьме. Я подобрал сапёрную лопатку, нашёл промасленное, но сухое тряпьё, намотал на ржавое металлическое полотно и крепко затянул вытянутым полиэтиленовым пакетом из магазина, оставив болтаться длинный лоскут – от него огонь должен был распространиться на основной моток ткани.


В подвал я вернулся, победоносно размахивая пылающим факелом и что было сил выкрикивая имя брата. Я смотрел в каждом углу, заглядывал во все комнаты, но нашёл его почти случайно, решив обернуться и посмотреть, не упустил ли чего сзади. Он спокойно стоял под массивной трубой, метрах в десяти от меня.


– Ты где был? – заорал я и бросился к нему.


– Не помню, – ответил Виталик, чем сильнее меня разозлил.


И тут до меня дошло, что, очевидно, он упал в обморок из-за нехватки воздуха. Лицо бледное, вид отстранённый, отсутствующий – как будто только проснулся после долгого сна. Я взял его за руку и поспешил вывести из подвала, пока догорающий тряпичный факел окончательно не погас.


На улице, к моему удивлению, стемнело; наручные часы показывали восемнадцать тридцать. Над казармой навис огромный лунный диск и мертвенно-бледным светом придавал окружающему пейзажу вид особенно зловещий. Покинутые здания, в которых когда-то кипела, бурлила солдатская жизнь, провожали нас сотнями пустых глазниц. Ледяной ветер колыхал деревья, и они заговорщически шелестели безжизненной, отцветшей листвой.


Домой мы возвращались молча, и мне не давали покоя мысли о том, чем всё могло закончиться. Я корил себя за то, что подверг мальца такой опасности, едва не погубил – и виной тому моё самодовольное бахвальство, глупость и алкоголь, ударивший в голову. Ведь в последний момент Виталик хотел меня отговорить, но я лишь подначил его.


Родителям мы условились ничего не рассказывать ни про посещение заброшенной части, ни, тем более, про наши приключения в подвале. Мы «скормили» им историю о том, как замечательно побродили по торговому центру, а потом засели в компьютерном клубе. Ладони я порезал об стекло, навернувшись на улице.


Следующие несколько дней я наблюдал за поведением парня и не мог отделаться от ощущения, что после случая в подвале он изменился. Родители, ясное дело, никаких перемен не видели. Работа настолько поглотила их, так что, если бы им подсунули вместо Виталика говорящую куклу, то они бы не заметили подмены.



Конец 1 части.

Показать полностью
176

Дежа вю. Очень странные дежа вю.( Много букв)

Сидел, читал пост про истории с реддита, про сбой матрицы, и вспоминал что-нибудь странное в своей жизни. Со мной ничего такого сверхъестественного не происходило. Ничего, кроме очень частых проявлений дежа вю. Стабильно, хоть раз в месяц, но возникает чувство дежа вю. Всех описывать не буду, опишу три самых запоминающихся.
1.Произошла история лет 6 назад. Основная профессия у меня повар. И вот мы с другом, который старше меня на 20 лет, нашли подработку—на выходных ездили готовить на банкеты, свадьбы, корпоративы и прочие мероприятия на тур.базу. У напарника две дочки проживают в США, город не помню, вроде Портланд. И вот я за рулём, он справа на пассажирском. И тут накатывает волна, и я понимаю, что будет дежа вю. И буквально через пару секунд я знаю, что он будет рассказывать, что звонила дочка, что у них объявили угрозу ураганом, и что побережье может пострадать(как я понял они жили в зоне опасности), и что она хочет временно съехать, а муж наоборот не хочет, и из-за этого они уже поругались, а ей очень страшно за семью. Прям слово в слово у меня этот разговор в голове. И тут друг начинает это всё говорить, всё в точности, до единого слова. Я начал улыбаться, он остановился на половине, и говорит, по твоему лицу вижу, что ты в курсе , что я сейчас дальше скажу. Тут уже я сам немного опешил. Оказалось, что у него тоже дежа вю часто происходят, поэтому он не удивлён и понял что к чему.
2. История номер два. Отличается тем, что я смог нормально отреагировать на проявление дежа вю. Обычно это состояние странное, ты вроде знаешь, что дальше, но не реагируешь никак(максимум мимикой), а просто переживаешь момент.
Произошло это 15 лет назад. Только устроился на работу поваром в ресторан. Готовлю у плиты, поворачиваюсь от плиты к кухонному островку , а на против этого островка заведующая кухней сидит за столом с документами. И вот на меня как накатит волна( а когда дежа вю у меня всегда вначале волна) и я знаю что сейчас заведующая встанет, подойдёт в мою сторону и будет говорить про заказ через два дня и просить чтоб я записал этот заказ. И она встаёт, идёт в мою сторону и начинает говорить, а я начинаю говорить все её слова вместе с ней. И повторяю слово в слово. Нужно было видеть её лицо, она замолчала и молча ушла за свой стол. Вечером спросила, что за херня произошла, я просто сказал что дежа вю. Самое удивительное, что это было очень длительное дежа вю, и очень точное, до единого слова. И я не просто выждал момент, а повторял за ней, будто по заранее заученому сценарию мистического фильма. Ощущения были очень необычные .
3. Самое странное дежа вю и вообще ситуация было лет 8 назад. Самое странное для меня , ещё и в том плане, что ни на Пикабу, ни в других интеретах, я такого не встречал. Хотя в комментах много разных историй про дежа вю. Начнём.
Произошло это лет 5 назад. Я был женат. Женат уже около пяти лет. Имелась своя квартира, машина. Обзавелись детьми. Жизнь была прекрасна и всё шло так как нужно. Оговорюсь сразу, что любовницы не было, до жены серьёзных отношений не строил, и планов на другую, какую-нибудь девушку не было. И вообще, в город где у нас началась семейная жизнь, я переехал, когда с женой начались отношения. Это вступление про семью важно. Важно ещё что это был не сон, я был трезв , и вообще чист, и ясен сознанием)
Вышел с работы .Прекрасный летний вечер, отличное настроение, усталость в меру, всё прекрасно. На стоянке сел в авто, завёл двигатель, открыл форточку, закурил, и... И вот в этот момент снова волна, как перед всеми моими дежа вю, но не просто волна, а ВОЛНИЩЕ...Такого никогда не было ни до, ни после. Мне даже поплохела на мгновение. И тут самое странное дежа вю в моей жизни. Я чётко ВИЖУ в своей голове цепочку дальнейших своих действий. А именно.. я еду не к себе домой, к жене и детям( всей моей семейной жизни с моей женой как бы не существует совсем), а еду в центр города к совершенно другой девушке и ребёнку, в другой дом, другую квартиру( этот дом к слову там же в центре и находится), чётко вижу подъезд, лестницу, как поднимаюсь в квартиру, как меня встречает та, другая жена( ребёнок То ли в садике, то ли ещё где-то. Не помню уже), открываю дверь ключом, и захожу. Квартира на солнечной стороне, по-этому всё залито вечерним солнцем. Солнце бьёт в окна со стороны кухни в коридор. И вот в этих лучах солнца навстречу выходит девушка, моя жена, такая родная и любимая( это всё в моём дежа вю). Она смотрит на меня, и ничего не говоря, просто обнимает меня,и обнимает так нежно и приятно, что я каждой клеточкой чувствую её любовь. И мне так на душе хорошо и приятно, что мне кажется будто я самый счастливый человек на земле. Это всё длилось по ощущениям около минуты. И... И внезапно это закончилось. И я всё так же сижу в машине, с открытой форточкой, наедине с почти стлевшей сигаретой. И мне нужно ехать в обратную сторону. В обратную
сторону от моего дежа вю. От дежавю, которое меня настолько впечатлило до глубины сознания, но и на столько же опустошило. У меня было чувство, что я должен жить именно в той реальности из дежавю, именно это настоящая жизнь, а то что сейчас это какой то сон, всё должно быть по-другому. И я, не постесняюсь этого написать, заплакал.. настолько были сильные эмоции, что я рыдал. Чуть позже, покатавшись по округе и успокоившись, я приехал домой, в свою реальность. И постепенно забывал, это самое странное дежавю в моей жизни.
Меня не однократно подмывало зайти в ту квартиру, просто постучаться и посмотреть кто выйдет, и уйти, типа ошибся. Но так и не решился.
Быть может и у Вас было нечто подобное?. Если поделитесь, с удовольствием почитаю Ваши истории..

Показать полностью
1274

Герой и крыса

Как уже упоминалось в  комментариях к посту Когда мама ведьма , расщепление образов родителей и, прежде всего, матери часто можно наблюдать в сновидениях детей, носящих серийный характер.


Мальчик 12-ти лет. Его мама обратилась по поводу его "чрезмерного увлечения компьютерными играми". Например, однажды, он целую ночь провел в одном из игровых салонов... Стал, по словам матери, воровать деньги, прогуливать школу и т.д.

Проживают вдвоем. Отец оставил семью сразу после рождения сына. Шизотимия и паранойяльность матери наблюдались столь явно, что не было особой нужды в MMPI. Но для уверенности провел. Предположения подтвердились.

Она относится к сыну как к нерадивому мужу: ревнует, подозревает, упрекает, взывает к жалости (плачет), угрожает, требует, притягивает и отталкивает и т.д. и т.п. Скрытым мотивом её обращения ко мне оказалось желание авторитетного подтверждения её страдальческой доли и освобождение от чувства вины. Стоит мне сказать хоть одно хорошее слово о мальчике, в её глазах читается - "доктор, Вы заблуждаетесь!" Но, если я критикую, она начинает его защищать. Эта амбивалентная позиция в отношении к сыну несколько выпрямлялась, когда дело касалось взрослых мужчин - становилась однозначно негативной! Не скрою, сохранять необходимое равновесие в общении с ней было очень непросто...


Мальчик. Он любил свою мать. Всю предназначенную ей агрессию давил как клопов. Когда она начинала на него наседать, замолкал, лицо становилось маскообразным. Думаю, что в голове у него в это время была только одна мысль - когда же всё это кончится! Сообразительный, толковый. Фантастика, ролевые игры, компьютер...


Контакт налаживался с трудом. Наконец, через три или четыре сеанса он рассказал свой самый страшный серийный сон, который начал ему снится лет в 5-6. Снится до сих пор, но он всегда видит себя во сне малышом...


Он с мамой выходит из подъезда во двор. Он идет к песочнице, а мама зачем-то возвращается в подъезд. Он играется, что-то строит, у него есть лопаточка и маленький меч...

Вдруг из подъезда выбегает огромная крыса! Она бросается на малыша и хочет его съесть! Но он не паникует, а начинает с ней сражаться... И он побеждает крысу! Он распарывает ей брюхо своим мечом. Он рад и счастлив своей победе! Зовет маму, чтобы похвастаться. Бежит к подъезду, выходит мама, они идут к песочнице, а крысы там нет!

254

Почему я летаю во сне?

В детстве на этот мой вопрос взрослые отвечали, потому-что ты растёшь!

Но вот в чём закавыка, я уже давно вырос и даже успел состариться (57 лет), но по-прежнему летаю во сне.  Теперь реже, примерно раз в месяц.

Начинается этот сон всегда в одном и том же месте. В северных городах теплотрассы раньше прокладывали в деревянных коробах над землёй, они же служили тротуарами.

Рядом с нашим домом шла такая теплотрасса. Улица Республики, дом 79 (снесён в начале 2000-х).

Я стою на теплотрассе, раскидываю руки и начинаю взлетать, сперва вертикально, тут главное - не задеть электролинию, она шла параллельно теплотрассе. Затем перехожу в горизонтальный полёт. Во сне действуют законы гравитации, меня тянет к земле, но надо сделать небольшое волевое усилие и скорректировать направление и подъем. Полет проходит на высоте нескольких десятков метров, как у птицы. Снизу меня видят люди, смотрят с открытыми ртами, показывают пальцем, что-то говорят, но я их не слышу, далеко.

Что-то типа вот такой теплотрассы, лучше картинки не нашёл.

Почему я летаю во сне? Сон, Полет, Психология, Гифка

Всегда поражает чувство воли и свободы, лечу куда хочу, движениями рук можно корректировать направление полёта, можно увеличивать скорость, чтобы ветер свистел в ушах. Слишком высоко забирался во сне только один раз, помню что стало холодно, наверное почти космос ;), оказалось, жена одеяло на себя навернула)).

Отчётливо также ощущение собственного превосходства, я могу, а люди нет! Во сне мне задают вопросы, а как ты это делаешь? Помню даже свои ответы: что нет ничего сложного, любой может научиться, надо только очень захотеть!

Мой младший брат как-то меня спросил, а ты летаешь во сне? Оказывается, он тоже летает.

Читал когда-то фантастический рассказ, там вроде как делали эксперимент, человек летающий во сне, спал на весах и во время фазы полёта его вес уменьшался. Не помню автора.

Приземляюсь всегда вертикально, на ноги, плавно. Не всегда там, где взлетел, но всегда в знакомых местах. Сон всегда очень яркий, цветной, небо всегда синее-синее и солнечная погода.

После такого сна обычно состояние эйфории. И они всегда запоминаются, такие сны, в отличие от других.

P.S: психотропы не употребляю, фобий никаких нет, травм головы не было и вообще здоровье для моих лет, нормальное, я считаю (только суставы, один из них искусственный).


Я думаю, многим снился такой сон, каждый хоть раз, но летал, но почему сон повторяется на протяжении многих лет??

Почему я летаю во сне? Сон, Полет, Психология, Гифка
Показать полностью 1
27

Истории с заправки. Часть 7. Финал

Истории с заправки. Часть 1

Истории с заправки. Часть 2

Истории с заправки. Часть 3

Истории с заправки. Часть 5

Истории с заправки. Часть 6

Восстанавливаться после ранения – отстой.


Восстанавливаться после ранения, без возможности уснуть – отстой похлеще.


Восстанавливаться после ранения, без возможности уснуть, когда на тебя охотится антисоциальный лакей темного божества, с личными счетами к тебе – совсем уж отстой.


Но всем отстоям отстой – это все вышесказанное плюс вызов на работу, так как подменяющий продавец, со слов владельца: «полный и абсолютнейший кретин, страдающий от сознательного деструктивного идиотизма, граничащего с преступными намерениями»


И вот я снова здесь, не смотря на все рекомендации врача, на этой чертовой заправке на окраине города, хоть и слегка потрепанный. А что совсем невероятно – я первый день как вернулся, а уже есть трупы. (об этом позже)


Моя правая нога в гипсе от голени до бедра, и я решил использовать костыли, так как, сюрприз сюрприз – заправка вообще не приспособлена для инвалидных колясок. На гипсе есть надписи и росписи, что довольно странно, так как я не помню, чтобы кто то что-то на нем вообще писал. Но это вполне может быть результатом приема обезболивающих. Вот тут, я вижу, Карлос нацарапал послание «Постарайся не попадать в передряги. К» А вот надпись красным карандашом «Здесь был Джерри» Несколько росписей маркерами, а немного выше по ноге, пришлось неплохо так задрать штанину, чтобы прочитать – надпись «РтРАтК!». Это пугающе загадочно.


Я бы проверил видеозаписи, чтобы узнать кого я подпустил так близко к интимным местам, но владельцы сняли все камеры. Я так понимаю обнаружение той секретной комнаты, полной мониторов слежения, могло вывести вопрос неприкосновенности личной жизни на очень публичный уровень.


Я все же думаю, что убирать вообще все камеры – было поспешным решением. Особенно если учитывать, что Спенсер все еще на свободе. Полиция приняла заявление и конфисковала остатки бомбы. Они к этому делу отнеслись серьезно, и если Спенсер Миддлтон решит объявиться, то его ждет ордер на арест. С Киффером дела обстоят веселее. Полиция не смогла обнаружить даже подтверждения его существования. На его имени нет имущества, нет водительского удостоверения, нет записей в соц архивах. С этим городом его связывала разве, что мутная фотография в старом ежегоднике. Киффер как будто вообще нигде не светился с момента окончания школы, а после провальной попытки Спенсера взорвать заправку он просто свернул предвыборную кампанию и исчез. По указанию шерифа, новый помощник - Арнольд, заезжал ко мне дважды в день. Арнольд не местный, это, наверное, и есть причина, по которой он легко согласился приглядывать за заправкой. У этого темнокожего мужика, почти в два метра ростом, очень густые усы, в них можно посадить садового фламинго. Его глаза постоянно телеграфируют всем сообщение - «перестаньте пороть горячку» и я пока не видел его улыбающимся. Я не знаю по какому пути пойдет Арнольд, он может стать новым Томом, а может и новым Спенсером…. Сегодня на работу меня отвез Арнольд. Мне за руль садиться строго не рекомендуется, что в общем не проблема. Мне дальние поездки в ближайшее время не светят. По пути на работу мы видели внедорожник того бородатого мужика. Внедорожник, зафиксированный на обочине проросшим через него деревом. Я спросил, что Арнольд думает об этом, но он соскочил с темы посоветовав мне не лезть в чужие дела. Я поинтересовался у него о владельце машины, и Арнольд сказал, что скорее всего он заблудился в лесу, как и те туристы прошлой осенью. Поисково-спасательные мероприятия проводились и «так или иначе» его найдут.


По прибытии на работу я принялся за рутину перед началом смены. Я снял кассу после Мальборо и совсем не удивился лишним 150 $, и тому, что это были 150 однодолларовых монет.


Я принял все накладные, накопившиеся за мое отсутствие, и опустошил мусорные корзины. Я надеялся столкнуться с ковбоем, но в туалете был только толстый латинос дальнобойщик, жестоко и с безбожным неистовством карающий толчок и окружающую атмосферу, что заслуживало свою отдельную историю.


Солнце уже клонилось к закату, когда я выковылял, к мусорным контейнерам, балансируя мусорными мешками и костылями и, наверное, выглядя как олененок учащийся ходить. Ну знаете, пьяный двуногий олененок, несущий несколько мешков мусора. Земля за контейнерами все еще была выжжена до грунта. Если отсюда немного углубиться в лес, то можно найти еще участок с выжженными останками, о которых я не упомянул для полицейского отчета и которые обычному наблюдателю напомнили бы остатки человеческого тела.


Прежде чем вернуться, я заметил кое-что странное на боку контейнера. Я сначала принял это за детскую игрушку, влипшую в грязь на внешней стенке. Оно выглядело как огромная гусеница, сантиметров 20 в длину, а когда солнце уже село, я могу поклясться, это начало испускать свой собственный свет. Мягкую "типа-гусеницу" мое присутствие не тревожило, и оно даже не отказалось от Старберста завалявшегося у меня в кармане. Желтый Старберст, ненавижу желтый Старберст, впрочем, все его ненавидят. Тварюжка выдала чуть больше своего органического света пока ела ирис, и я ее слегка погладил. Она только на вид была влажной, а по факту вроде как покрыта маленькими прозрачными волосками. “А ты не так плох”, сказал я пока оно жевало конфету. “Хорошо, что тут есть хоть что-то не пугающее” Оно начало извиваться и уползло к задней стенке контейнера, где было больше грязи, а я пошел к зданию заправки.


Мальборо опять начал курить. Он вроде бросил ненадолго, но потом решил, что страдания, которые он доставляет себе не курением, куда больше страданий причиняемых нам курением пассивным, так что, говоря Математически – ему и бросать то смысла не было. Я надеялся, что после исчезновения лагеря культистов он начнет отходить от всей этой философии, но теперь мне кажется он уже неизлечим.


Ну чтож.


Сегодня был нормальный (ну не то, чтобы нормальный, скорее обычный) день на заправке. Приходили странные люди. Приходили и обычные люди. Ну и я как то потерял счет времени, дочитал книгу, внес кое-какие скучные записи в дневник, и даже в интернете немного посидел. Под прилавком лежит еще одна посылка, предназначенная для меня, но с незнакомого мне адреса. Я пошел на риск открыв предыдущую посылку, и это было круто. Но потом Спенсер меня пытался убить, а мои инстинкты опять не хотят, чтобы я открывал посылку. В какой-то момент ночью раздался телефонный звонок. Точно не смогу сказать, когда именно. Мальборо спал в своем гамаке на сухом складе, а я даже последнего клиента не мог вспомнить. В общем звонок имел место быть в пустыне времени, раскинувшейся от заката до рассвета. «Алло?» «Джек, слушай очень внимательно. Ты меня не знаешь. То, что я хочу тебе рассказать спасет твою жизнь, но только если ты будешь следовать моим инструкциям и делать именно то, что я скажу.

В ящике справа есть бумага и карандаш. Бери их и пиши. Это правила твоего выживания.»


«Первое. Не покидай заправку. Не выходи наружу во что бы то ни стало.


Второе. Не пей воду из-под крана. И не трогай ее. Да даже не нюхай. Теперь пьешь только бутилированную.


Третье. Не верь своим глазам.


Четвертое. Забаррикадируй э….»


«Погоди погоди, где говоришь ручка?»


Он вздохнул, «В ящике, справа»


«Мое право или твое право?» спросил я


«Справа от тебя – как блин оно может быть справа от меня? Я же на телефоне»


И тут я услышал автомобильный гудок.


Это была старая вдова миссис Систранк. Еще одна из местных. это старушка лет этак ста по моим прикидкам, представляющая из себя скелет в плохо сидящем костюме из кожи, у которого примерная область рта вымазана яркой губной помадой.


После смерти мужа миссис Агата Систранк увлеклась коллекционированием спортивных автомобилей и крупногабаритных пикапов, и разъездами на них по окрестностям города в любое время дня и ночи.


Её недавнее приобретение, новехонький Ford F-550 с аэрографией Халка, во всем его разрушительном великолепии, вдоль бортов. Это была миленькая маленькая старушка, не выше 140 см. Ей требовалась специальная обувь, чтобы дотягиваться до педали газа, и она всегда приезжала именно на эту заправку, потому что знала, что я ей обязательно помогу накачать топлива, так как сама она этого не умела и учиться особо не планировала.


«Секундочку» сказал я голосу на том конце линии, «Сечас вернусь. Миссис Систранк надо чтобы я ее заправил.»


«Да послушай же!» прогремел голос, «Не выходи наружу! Выйдешь наружу и ты покойник! Ты меня слышишь!?»


«Конечно слышу» сказал я, подхватывая свои костыли и собираясь выходить, «но я же не на тебя работаю.»


Тут я кладу трубку и выхожу на улицу, чтобы помочь миссис Систранк. Старушка Агата была очень рада, что я вернулся к работе. Очевидно, Мальборо ее нервировал. Она сказала, что он с ней флиртовал и курил даже когда накачивал топливо. Прежде чем уехать она дала мне коробку пустых пивных банок и попросила быть котиком и выбросить их. Не могу отказать Агате.


Принеся мусор к контейнерам, я увидел кое-что невероятное. Светящийся червяк, о котором я ранее упоминал, образовал огромный кокон на стенке контейнера. Не могу объяснить почему, но меня это наполняло чем-то типа…. Как бы описать – что является противоположностью экзистенциальному ужасу? Эйфория? Экзистенциальная надежда? Это вот так ощущается оптимизм?


Опять же, это может и бессмыслица, но вид этой мусоропоедающей гусеницы начинающей отважное путешествие превращения наполнило мою душу трепетом. Как будто это был некий знак. Вот гусеница думает, что мир подошел к концу, а вместо этого становится бабочкой. Мой мир тоже некоторое время как будто идет к концу, дружок. Может и я тоже на грани превращения. Может миру не обязательно быть странным и страшным, он может быть необычным и клевым. Я решил, что назову существо из кокона Старберст, вне зависимости от того будет оно монстром или бабочкой.


Я проковылял обратно к заправке и мельком через плечо посмотрел на мусорку только чтобы увидеть, как один из енотов запихивает кокон себе в рот. Всего несколько мгновений ему понадобилось чтобы полностью съесть кокон, после чего он посмотрел мне в глаза и сгинул в лесу.


Карлос пришел на свою вечернюю смену и спросил меня о самочувствии. Я сказал, что боль терпима. Он кивнул, так как будто этого ответа и ожидал, а я вернулся к чтению книги. Через несколько минут в магазин вошёл бородатый мужчина. Я с трудом узнал в нем того мужика, который ушел в лес за существом, как он его назвал, «удильщиком». Он сильно похудел, борода была растрепана, и он пах так как будто купался в ванне мочи с пердежом.


«Привет!» сказал я когда он вошел. «Ты еще живой! Круто.»


А я упомянул что у него в руках был пистолет? Буквально на мгновение меня посетила мысль – а куда делась его большая пушка? Но спросить я не успел. Он быстро нашел замки на дверях, запер их, а потом быстро подошёл к моей кассе, с пистолетом, направленным на меня.


«Я ж тебе говорил не выходить! Тебе повезло все еще быть живым!» прокричал он, прежде чем схватить телефон и выдернуть его из розетки. После отправки телефона с размаху на пол, он спросил: «Есть еще кто в здании?»


«Ну, дай-ка подумать» сказал я «Ты, я и скорее всего еще один кассир если он просто не свалил в город опять.»


«Я видел снаружи другую машину. Тойота. Твоя?»


«Нет, вероятно - Карлоса»


И как по заказу входит Карлос и замирает при виде бородатого мужика, который все еще держит меня на прицеле. Карлос может даже и подумал бы о том, чтобы что-нибудь предпринять, но вот 20ти килограммовый мешок на плече слегка мешал. Он просто поднял свою свободную руку и спокойно сказал:


«Чувак, нам не нужны неприятности. Если ты за деньгами, ну так забирай. Здесь никто геройствовать не будет.»


Бородач довольно обидно посмеялся и сказал,


«Кое кто будет. Меня зовут Бенджамин и я здесь чтобы спасти ваши жалкие задницы.»


Мы с Карлосом переглянулись. Такой обмен взглядами многое может передать если люди хорошо знакомы. Я пытался сказать ему чтобы он расслабился. Это не самое странное и не самое плохое что когда-либо здесь случалось.


«Ладно» сказал я «Что мы должны делать Бенджамин?»


«Под этой заправкой есть некое зло, и пока я не разберусь что это такое, никто отсюда не уйдет. Потому что я знаю, что кто-то тут заодно со злом. Я это видел. В своих снах. А еще я знаю, что и ты видел»


Ну кое в чем он был не прав. В этот момент из помещения сухого склада выходит Мальборо потягиваясь и зевая. Бенджамин берет его в удушающий захват и приставляет пистолет к голове быстрее чем тот понимает хоть что-то.


«Вы меня слушаете вообще?» прокричал Бенджамин «Я вам говорю, что окружающий вас мир это просто видимость! Тут обитает дьявол и один из вас на него работает!»


Вот тут Мальборо всех очень здорово удивил. Одновременно смеясь и крича


«Давай же сделаем это! Я не боюсь умереть!» он схватил приставленный к голове пистолет и нажал на курок.


Я много хрени повидал пока работал на этой чертовой заправке. Я несколько раз чуть не помер тут. Здесь на моих глазах один и тот же человек многократно умирал. Я видел вещи, которые, возможно, даже не были реальными, я же не могу спать и видеть сны, и не удивлюсь если мой мозг как-то по-своему компенсирует это. Я видел шаровые молнии, людей с голубой кожей, двухголового человека, говорящую собаку, подражателя Элвиса, который был как-то чересчур хорош. Я столько странной хрени видел в этом зале. Но такое удивленное выражение лица я никогда ни у кого не видел. И оно было абсолютно бесценно.


«Да что….. что нахрен не так с вами люди?» спросил Бенджамин отступая от нас.


«С нами все так» сказал Мальборо, с облегчением освобождаясь из захвата. «Что не так с твоим пистолетом?»


«Откуда ты знал, что он не заряжен?»


«Я не знал»


Карлос с шумом уронил мешок кукурузы. Теперь и ему было, что сказать:


«Тебе приятель, пожалуй надо бы идти, пока еще можешь»


«Боюсь не могу» ответил Бенджамин «Не могу пока это здесь и живо. И пока я -»


Сначала я услышал странный шлепок, а потом увидел, как Бенджамин отключился и осел. И только к этому моменту я стал осознавать происходящее и молиться о том, чтобы это было галлюцинацией, но страх на лице Карлоса не давал мне шансов. Тот, кто стоял за Бенджамином, держа окровавленную лопату, тот кто сейчас спас наши шкуры улыбался той восторженной широкой улыбкой которой он улыбается только когда причиняет боль подобную той которую он сейчас причинил.


«Привет Джек» сказал Спенсер Миддлтон. «Скучал?»


Он загнал Карлоса и Мальборо в холодный склад. Мальборо всегда был человеком готовым плыть по течению, так что зашел в холодильник добровольно. Карлос же сопротивлялся, поэтому и оказался весь в синяках, в крови и еле-еле в сознании. На мой взгляд Бенджамин вполне мог бы быть уже мертвым. В лучшем случае он в полном отрубе в увеличивающейся луже своей собственной крови. Спенсер вытащил пару стульев из хранилища и поставил их перед кассой друг напротив друга. Меня он заставил доковылять и сесть на один из них. Потом он развернул один и сел на него лицом к спинке, как типа клевый препод из 90ых.


«Просто хочу, чтобы ты знал,» сказал он, «Я на тебя не злюсь. И он не злится. Он хотел, чтобы я донес до тебя эту мысль»


На лице Спенсера все еще были маленькие капельки крови, которыми его забрызгал избитый Карлос


«Твой босс чтоли?» спросил я


«Ага. Он был расстроен тем, что ты сделал с Киффером, и послал меня показать, что случается с непослушными детьми. Ты уже должен был отправиться на встречу с ним, но тут то все и пошло не по плану»


«Ну наверное не настало еще тогда мое время умирать» ответил я


Вот тут улыбка с лица Спенсера слезла. Он помотал головой и сказал:


«Умирать? Нет… нет нет нет, ты не должен был умереть. Тебе нельзя умирать! Ты нам нужен.»


Я заметил движение за спиной Спенсера, но постарался не сводить глаз с него. Это был Бенджамин. Он был жив и был моим единственным шансом выпутаться из ситуации. Сознание возвращалось к нему и медленно, и слава богу тихо, он начинал подниматься. Я продолжил отвлекать Спенсера


«Кстати о боссе. Расскажи-ка мне о нем. Как он тебя нашел? Кто он вообще?»


Спенсер усмехнулся, «ооооо, у него много имен. Но ты его довольно скоро встретишь. И на этот раз нам никто не помешает.»


«А что будет с моими друзьями?»


«Мне дела нет. Могут с нами пойти. Могут сдохнуть. Это и не важно. Кстати, Джек. А вы выяснили кто бомбу то оставил тут?»


Тут посмеялся я. «Ну, полиция ее забрала. Они знают, что это твоих рук дело. Они все знают. Ну, почти все.


Хотя, в самом широком смысле – они очень мало знают, но знают, что ты пытался меня убить и что заложил тут бомбу.» Спенсер опять помотал головой.


«Ложь во все поля. Хотел бы я тебя убить, убил бы уже. А бомба? Серьезно? Не в моем стиле.»

Он вроде хотел что-то еще сказать, но что, уже не узнать, так как в этот момент Бенджамин дернул его голову сзади на себя и провел ему по горлу ножом размером с крупную чихуахуа, мягко войдя в шею почти на половину. Кровь брызнула из раны несколькими струями, потом остановилась и Спенсера Миддлтона не стало. «Вот тебе» насмешливо сказал Бенджамин толкая безжизненное тело Спенсера на пол, где он продолжил истекать кровью, которая смешивалась с той, что уже была на полу. Не весело будет кому-то здесь все убирать. Когда мы открыли холодильник, то обнаружили что Мальборо маниакально выхаживал Карлоса, полностью залепив его лицо кусками мороженного мяса. «От опухания ж» Я сварил полный кофейник, и мы все расселись вокруг стола у окна. На случай если случайный прохожий, случайно будет проходить мимо, мы накрыли Спенсера куском брезента и поставили табличку «Мокрый пол» рядом. Примерно полчаса мы просто сидели и пили кофе в многозначительном молчании. Когда каждый из нас выпил как минимум по три чашки, Карлос наконец заговорил. Его челюсть дичайше опухла, но произносить слова он вроде мог не сильно напрягаясь.


«Итак. Почему мы до сих пор не вызвали полицию? Тут очевидная самооборона. У меня полное лицо доказательств.»


«Да» сказал Бенджамин после некоторого обдумывания. «Да, давайте позвоним. Это будет правильно. Но завтра Джек нам с тобой предстоит серьезный разговор.»


Я позвонил Арнольду с единственного телефона который здесь ловил сигнал – мобилы Спенсера. Помощник шерифа выслушал то, что я ему рассказал (очень краткая и упрощенная версия событий тут произошедших) и ответил, что он уже одевается и выезжает. Потом я позвонил владельцам заправки. Они были не очень довольны. Сказали, чтобы в следующий раз в первую очередь звонил им.


Ээээ... В следующий раз?


Все остальные все еще сидят за столиком и смотрят в окно. А я взял ноутбук и документирую события пока они свежи в памяти. Я понимаю, что это не конец.


Думаю, заправку придется закрыть на пару дней. Но когда она снова откроется, я буду тут чтобы вести свой дневник и игнорировать все что сюда заходит по мере своих сил.


И, наверное, это значит – продолжение следует….

Автор: Jack Townsend


Переводчики:

1—5 часть Totenkopf, 6, 7 части molas

Показать полностью
37

Истории с заправки. Часть 3

Истории с заправки. Часть 1

Истории с заправки. Часть 2

Бывают моменты, когда наш мир дрейфует так близко к ткани реальности, что я могу услышать нечто, зовущее меня из-за завесы. Иногда, когда я слишком приближаюсь, я могу почувствовать, как это нечто с другой стороны тянется к самым потаённым углам моего сознания.

Я беспокоюсь по поводу Карлоса. Похоже, он не очень хорошо это переносит.

∗ ∗ ∗

Когда я вернулся на работу после вчерашней смены, я был рад обнаружить стопку лежащих на кассовом столе квитанционных бумаг с заметками, выполненными моим корявым почерком. Я не помню, как писал все эти заметки, но я, если честно, много чего не помню. Возможно, я просто слишком усердно работаю. Или, быть может, испарения, выделяющиеся из-под заправки, сыграли со мной злую шутку. Ну или это просто ещё один побочный эффект моего состояния. В любом случае, дарёному коню в зубы не смотрят. Или любому другому подаренному животному в любые другие места, если уж на то пошло.

Честно сказать, мой почерк оставляет желать лучшего. И порой царапины на квитанционной бумаге становятся почти неразличимыми. Поэтому если что-либо ниже покажется вам невероятным, то это скорее всего просто потому, что я неправильно что-то перенёс. С учётом этого - вот моя лучшая попытка транскрипции этих записей:

7:00 - Начинает раньше темнеть.

7:30 – Фермер Младший сегодня ночью приходил на заправку, спрашивал про руки-растения. Я сказал, что их больше нет. Он оставил свой номер на пятнадцатицентовом скидочном купоне для комбикорма из онлайн магазина. Мне кажется, он хочет мне что-то сказать.

9:00 – По-моему, какие-то дети пытаются меня разыграть. Я нашёл садового гнома прямо за рядами свиных шкварок (обжаренные в свином жире кусочки свиной шкуры. Это популярный снек в Америке и Азии – прим. пер.) Не придав этому значения, я положил его в коробку за кассой. Затем я нашел еще одного похожего садового гнома в ящике с газировкой. Его я тоже положил в коробку. У меня не было подозрений ровно до момента обнаружения третьего и четвёртого гномов. Я выносил мусор и обнаружил двух стоящих на ветке дерева гномов, которые смотрели на меня, как горгульи. С помощью стула и метлы мне удалось их сбить и я положил их в коробку к двум другим. Вернувшись к своему столу, я увидел лежащую на моём стуле, написанную красными чернилами записку. Там было написано только «Я в стенах». Не знаю, кто это написал, но бумага пахла апельсинами и плюмерией.

10:00 – Из плитки над кассой слышен какой-то скрежет. Боюсь, что Рокко и его выводок могли снова проникнуть в здание.

11:00 – Фермер Младший звонил в магазин. Спрашивал про руки-растения. Я заверил его, что их больше нет, и что если они появятся, я обязательно ему позвоню. Мне кажется, он начинает подозревать, что я вру.

12:00 – Один из культистов-рекрутов пришел из их лесной общины (их бесит, когда я называю их культистами). Мне известно, что рекрутам нельзя взаимодействовать с внешним миром, но время от времени они пробираются в город, никогда не заходят дальше этой заправки, и покупают сигареты. Им нельзя пытаться вербовать новых членов, пока они не получат почётный статус старшего культиста, но этот культист оказался не очень хорошим. Я знаю, что у них не должно быть имён, но этого я буду называть Мальборо. Думаю, вы догадаетесь почему.

Мальборо находился в магазине минимум полчаса, пытаясь убедить меня пойти в их лагерь вместе с ним (их бесит, когда я называю их дом лагерем). Он пытался воззвать к моей логике, но я твёрдо и вежливо объяснил ему, что логика меня не интересует. Не могу вспомнить, когда он ушёл.

2:00 – Я снова обнаружил себя копающим. Иногда, в самые длинные ночи, я позволяю себе задремать. Мой разум понемногу отключается, и когда я прихожу в себя, я задаюсь вопросом: "Где я только что был? Кто контролировал мои движения, когда меня не было?" Моё тело выполняло эти действия так много раз, что, похоже, оно научилось выполнять их и без меня. Оно пополняло полки с сигаретами, поворачивало автомат для холодных напитков, соскребало плесень со дна вёдер для льда, опустошало ловушки для крыс, и где-то по дороге моё тело нашло лопату, вышло на улицу и начало рыть яму.

На самом деле неправильно говорить, что моё тело «начало» копать. Я, или скорее «моё тело», продолжало копать эту яму снова и снова на протяжении нескольких месяцев. Обычно я прихожу в себя после нескольких движений лопатой. В этот раз я прибавил ещё один фут глубины прежде, чем очнулся и спросил себя: «Чем я, чёрт возьми, занимаюсь?»

3:30 – Я только что заметил дверь в конце коридора, прямо за морозильной камерой. Как долго я работал здесь и не замечал эту дверь? Она выглядит удручающе обычной, насколько обычной может быть дверь, за исключением того факта, что на ощупь она тёплая и вибрирует. Я попытался открыть, но дверь была закрыта.

Вернувшись на рабочее место, я заметил мужчину в пальто, стоящего за бензоколонками, недалеко от наших фонарей, в опасной близости с дорогой. Не могу точно сказать, смотрит ли он на меня или на здание в лесу на другой стороне. Мне бы хотелось, чтобы он не стоял там вот так, спокойно и непоколебимо, с руками, достающими гораздо ниже колен.

Скрежет из плитки над кассой становится всё громче.

3:45 – В магазин зашёл мужчина, тянувший за собой большой, наполненный льдом, чемодан. У него были впалые голубые глаза, прямые волосы в носу и ушах, длинные костлявые пальцы и бумажно-тонкая кожа, обнажающая каждую сине-зелёную вену под полупрозрачной дермой. Он носил котелок и пах молоком. Я определённо не видел его здесь раньше. Мужчина спросил, не заинтересованы ли мы в партнёрстве с ним. Он предлагал фарш по очень низким ценам, но я сказал ему, что наш магазин не очень преуспевает в категории «свежих продуктов» и порекомендовал попробовать себя в производстве вяленого мяса. Перед уходом он зачерпнул около фунта сырого фарша из своего чемодана, положил его на кусок пергамента и дал мне его как «пробник». После того как мужчина ушёл, я отнёс мясо в холодильник, где меня ожидал очередной садовый гном. Я положил гнома в коробку к остальным семи.

4:00 – Карлос рассказал мне кое-что очень странное о Киффере.

4:30 – В нашем городе был парень по имени Спенсер Миддлтон, который ходил в ту же среднюю школу, что и мы с Киффером. Спенсер был только на год впереди меня, но я выглядел гораздо старше и вёл себя гораздо младше, чем он. Я живу в маленьком городке, и в маленьких городках иногда бывает скучно. Для развлечения кто-то распространяет слухи, кто-то занимается ещё более неблаговидным времяпровождением. Последние часто подпитывают первых. По городу ходили слухи, что Спенсер любил пытать и убивать животных. Слухи о том, что родители, братья и сестры Спенсера закрывали двери своих спален по ночам. Слухов не поубавилось даже после пожара в доме Спенсера, откуда невредимым выбраться удалось только ему.

Однажды я увидел, как Спенсер радостно наступает на ящерицу, откидывает назад её голову и смеётся.

Спустя некоторое время, после того как в его доме произошел пожар, Спенсер уехал из города. По общепринятому мнению он уехал, чтобы пойти в армию. Я не знал, что об этом думать, так что я просто об этом не думал. И я бы и дальше не думал об этом, но после всех этих лет мне приходится. Потому что Спенсер Миддлтон только что зашёл к нам в магазин и купил чашку кофе. Он сидит за одним из прилавков и разговаривает с Киффером.

Мальборо вернулся. Он спросил, не могу ли я уделить ему немного времени, чтобы поговорить о его лживой религии (их бесит, когда я называю их религию лживой). Я сказал, что ему нужно уйти. Он выглядел расстроенным.

4:45 – Спенсер и Киффер посидели немного и не купили ничего, кроме двух чашек кофе. Когда они, наконец, ушли, я сообщил обо всём этом Карлосу. Он прятался под одеялом в морозильной камере, хотя я не совсем понимаю почему.

Карлос объяснил мне, что именно произошло. Он закончил свою смену пару ночей назад и собирался уже покинуть заправку, как вдруг увидел, что внедорожник Киффера остановился в канаве у подножья холма. Карлос, будучи хорошим парнем, решил пойти и узнать, не нужна ли Кифферу какая-нибудь помощь. Он сказал, что когда он поднялся и вышел из машины, он услышал звук, похожий на громкий хруст, исходящий из-за границы леса.

Карлос пошёл проверить. Именно тогда он и увидел что-то. Когда я спросил Карлоса, что он увидел, он просто начал паникующе-быстро говорить по-испански. Я не знаю испанского, но я вежливо покивал. Единственным словом, которое мне удалось запомнить, было «Strega», так назывался ликёр, который мы продавали.

Чем бы ни являлось то, что увидел Карлос, оно заставило его рвануть к своей машине настолько быстро, насколько он мог, и быстро уезжать. Вот тогда он и переехал Киффера.

Карлос хороший парень. Но он попал в плохую ситуацию. Он остановился на достаточно долгое время, чтобы выйти, проверить Киффера и убедиться в том, что он определённо мёртв. Карлос не мог ничего с этим сделать. Это был несчастный случай. Карлос был на условно-досрочном. В лесу была эта штука, и Карлосу нужно было принять решение. Так что он погрузил тело в багажник своей машины и уехал.

Он отвёл меня к своей машине, чтобы показать труп. Я могу подтвердить, на сто процентов, что это был Киффер в его багажнике. Не только из-за его легко узнаваемого лица, но и из-за телефона и кошелька, которые были в его карманах.

5:00 – Я наконец устал от скрежета и достал из хранилища лестницу, чтобы посмотреть, что там делают еноты над потолком, но когда я снял плитку, единственное что там было это очередной гном. Их набралась уже дюжина.

6:00 – Мужчина в пальто всё ещё стоит снаружи.

Культист вернулся, потребовав разговора со мной и настаивая на том, что если я просто послушаю его я пойму, что его объяснения превосходны и безупречны, и что я просто буду дураком, если не соглашусь с ним в совершенстве логики и нирваны, которое представляет собой структура его убеждений. Я согласился выслушать его презентацию, если он попросит мужчину в пальто уйти. После заключения поспешного вербального контракта я заставил себя его выслушать. Если честно, он сказал несколько правильных вещей, но я полагаю, что этого и следовало ожидать от вирусного мысленного эксперимента достаточно сильного, чтобы убедить совершенно нормальных людей оставить свою обычную жизнь и жить в коммуне в лесу недалеко от задрыпанной заправки на краю города.

Они называют себя «матеметистами». Они верят, что человечество существует для того, чтобы выполнять всего две задачи: уменьшать количество страданий и увеличивать количество счастья. Правильная жизнь увеличивает количество счастья в мире больше, чем она увеличивает количество страданий. Порядочная жизнь уменьшает количество страданий сильнее, чем она уменьшает количество счастья. Насколько хорош тот или иной человек определяется разницей в увеличении счастья и уменьшении страдания. Очевидно, что если у индивида проявляется негативная разница, то есть если человек увеличил больше страданий, чем счастья, или если он уменьшил больше счастья, чем страданий, то это говорит о том, что данный индивид является попросту плохим. Поэтому, если человек причиняет значительное количество счастья и страданий, он может просто определить чего больше и использовать эту незамысловатую систему, чтобы определить плохой он или хороший. Просто, не так ли?

Матеметисты верят, что наш мир всегда воспринимал плохое и хорошее в неправильном ключе. На протяжении эонов мы пытались увеличить количество счастья, когда вместо этого нам стоило сфокусироваться на уменьшении количества страданий. Поскольку счастье это изменчивый концепт, и чем больше счастья вы создаете, тем труднее его поддерживать, так как счастье имеет чёткий набор убывающих отдач. Страдание, однако, неизменчиво. Страдание является результатом окончания счастья. Страдание чисто и вечно. Для того, чтобы матеметисты были в высшей степени хорошими, они должны положить конец всем страданиям. Поэтому матеметисты работают над бомбой для уничтожения всей планеты.

С уничтожением жизни на земле, они предотвратят бесконечное количество страдания в будущем. С каждой отобранной ими жизнью, целой родословной людей, которые родились бы, чтобы прожить полную страданий жизнь, никогда не будет. Каждое убийство это убийство из милосердия. Каждый счастливый момент больше не будет бледным пятном на лице всех печальных моментов, которые также предотвращены.

Итак, по объяснению Мальборо, их культ смерти верит в то, что убийство есть доброта.

Я сказал ему, что его идеи тупые, что он тупой, и что теперь ему нужно пойти и сказать человеку в пальто, чтобы он убирался.

6:30 – Зазвонил телефон.

Это странно по двум причинам. Во-первых, потому что это был не стационарный телефон. Это был мобильный телефон, несмотря на то, что у нас здесь не ловит мобильная связь. И, во-вторых, потому что это был не просто мобильный телефон. Это был телефон, который я забрал с трупа Киффера.

Признаюсь, я был в затруднительном положении с тех пор, как Карлос во всём сознался. С одной стороны Карлос кого-то убил. С другой стороны это был несчастный случай, но инспектор по УДО мог этого и не понять. Мне казалось, что у меня будет больше времени на раздумья, но когда зазвонил телефон, стало необходимым принять решение.

Я взял трубку.

Я не говорил первым. Голос с другого конца был мне хорошо знаком:

- У тебя есть кое-что, что принадлежит моему боссу.

Это был Спенсер Миддлтон.

- Его телефон и бумажник, - ответил я.

- Что? Нет! Нас не интересует это дерьмо! Мы можем купить еще телефонов и еще бумажников. Ты знаешь, чего мы хотим.

Он был прав. Я знал.

- Это был несчастный случай, - объяснил я.

- Мы знаем. Мы хотим заключить сделку. Ты вернёшь нам его, и мы сделаем вид, что ничего не было.

- Так можно?

- Разумеется.

7:30 – Карлос пришёл на свою смену полчаса назад, и я изложил ему суть сделки. Он был не в восторге, но я чётко объяснил, что выбора у него нет.

Мы припарковали Камри Карлоса прямо за заправкой недалеко от грядки рук-растений и встали достаточно далеко, чтобы нас не схватили за лодыжки. Внедорожник Киффера показался спустя пару минут. За рулём был Спенсер. Он и Киффер вышли без единого слова, прошли с нами и открыли заднюю часть своего автомобиля.

Карлос открыл багажник.

Мы с Киффером смотрели друг другу в глаза на протяжении всего времени, пока Карлос и Спенсер переносили тело из одной машины в другую. У Спенсера были брезент и одеяло для того, чтобы всё обернуть. Когда это закончилось, Киффер положил руку мне на грудь и прошептал мне на ухо: «Ты молодец».

Затем они уехали. Карлос начал плакать, я пошёл обратно в магазин. Был уже почти день, и скоро должен был прийти новый временный работник, чтобы меня подменить.

8:00 – Новый временный работник опаздывал, и я задержался на обеденный перерыв. Сверхурочное время я потратил на расклеивание ценников на всех садовых гномов. Я поместил их в раздел «прочих товаров» по $9.99 каждого и уже продал пару. Я очень хороший работник.

8:30 - Я отошёл в уборную и увидел там человека в джинсах, спущенных до щиколоток. Он носил красно-белые клетчатые семейные трусы и ковбойскую шляпу. Ковбой улыбнулся, когда увидел меня и сказал только:

- Ну, давай, что там у тебя.

Я воспользовался возможностью, чтобы спросить его о том, что подсознательно меня беспокоило.

- Как ты думаешь, всё будет нормально?

Ковбой из уборной секунду подумал, затем подтянул свои штаны, застегнул огромную пряжку ремня и прошёл мимо меня, звеня шпорами о туалетную плитку. Он остановился на секунду, когда был прямо рядом со мной, и чётко произнёс: «Я ценю это». Затем он ушёл.

Понятия не имею, что это значит.

Это все заметки с квитанционных бумаг, но я настроен продолжить вести этот дневник. Думаю, это будет отличным способом создать хронику всех странностей на заправке. Возможно, это поможет улучшить моё состояние, но я не уверен. В следующий раз, когда что-то странное произойдёт, я, возможно, вернусь и напишу ещё. Полагаю, что продолжение следует…

Поправка: Прошу прощения, после дальнейшего осмотра я понял, что некоторые из записей на квитанционных бумагах могли быть перенесены неправильно. Я также внёс пару коррективов в орфографию и исправил некоторые опечатки. В процессе я добавил ещё одну опечатку, для наблюдательного читателя. Наконец, по совету некоторых моих читателей, я удалил ту часть, где я написал номер и адрес социального страхования Фермера Младшего. Кроме того особая благодарность читателю, который отметил, что «Strega» это на самом деле не испанское слово. Я спросил у Карлоса об этом, когда он пришел на свою четвертую смену сегодня, но Карлос просто бессмысленно посмотрел на меня и сказал, что он не говорит по-испански.

Показать полностью
76

Степь. Плов. Звёзды.

Звёзды рассыпались над бескрайней степью — от горизонта до горизонта. В ночном безмолвии, посреди пушистого ковыля, танцевало пламя, а над ним дымился и коптился казан, источая запахи жареного лука и шкварок.


Рядом с костром — в метре над землей — левитировал узбек.


Одетый в полосатый халат и тюбетейку, подогнув ноги, словно Будда, он висел в воздухе и помешивал варево деревянной шумовкой. Время от времени стучал ею по краю казана, затем облизывал, ухмылялся и что-то приговаривал себе под нос.


— Хороший урожай.. хороший. Очень хороший

— Кхм... — кашлянул я, ступая на свет костра. — Доброй ночи.


Узбек обернулся. Осветился улыбкой.


— Ассалам, Жодугар! — сказал он, подняв шумовку в знак приветствия. — Подходи, садись. Гость будешь. Плов кушать будешь. Садись, Жодугар!


Я кивнул и, бросив рюкзак в сырую траву, уселся поближе к пламени.


— Спасибо. Только моё имя — Лин, а не Жодугар.


Узбек захохотал на всю степь. Несколько раз он прокрутился над землёй, словно юла, а затем произнес:


— Э-э-э, глупый Жодугар! Какой имя? Ты здесь со мной! Плов кушать будешь. Значит, ты — Жодугар.


Я пожал плечами и не стал спорить. Жодугар так Жодугар. Называли и похуже.


— Меня Арвах зови, — представился всё так же парящий в воздухе спутник. — Кормить тебя буду сегодня. Плов хороший. Урожай хороший!

— Баранина? — кивнул я, указав на шкворчащий казан.

— Твой правда. Небесный баран! Мужской мясо.

— По-фергански?

— Э-э, обижаешь, Жодугар! По-волшебный!


Я усмехнулся и похлопал по карманам в поисках сигарет. Пачки на привычном месте не оказалось.


— Слушай, Арвах. Мы же во сне?

— Твой правда. Твой сон.

— Угости сигаретой, будь другом.

— А ты внимательно ищи, — подмигнул узбек. Он указал шумовкой на правый нагрудный карман, который я проверил секунду назад, но на этот раз там и вправду оказалась пачка «Кэмэла».

— Спасибо, — кивнул я, прикуривая от тлеющей полешки. — Рис не пора закладывать?

— Э-э, Жодугар. Не учи плов готовить, да? Рис не надо.


Я удивлённо повёл бровью.


— В смысле не надо? Плов без риса?

— Волшебный плов, Жодугар. Звёзды есть будешь!


Узбек поправил съехавшую набок тюбетейку, затем подплыл по воздуху ближе к костру и достал из кармана щепотку светящихся белых гранул. Искры посыпались из кулака в казан — звонко, с хрустальным переливом.


— Хороший урожай нынче ночью. Очень хороший, — улыбался мой собеседник. — Это потому что ты пришёл. Когда ты приходишь — звёзды ярче светят. Чаще гостем будь, Жодугар.


Я завороженно следил за тем, как внутри казана переливаются целые галактики — бурлящие, светящиеся, пахнущие специями востока. Время растянулось в бесконечность, и когда Арвах снял казан с огня, мне показалось, что прошла целая жизнь.


— Кушай, Жодугар! Рукой бери. Пока не проснулся.


Осторожно, боясь обжечься, я протянул ладонь и коснулся белых светящихся гранул. А затем отправил в рот целую горсть.


В голове взорвался атомный взрыв. Идеи, воспоминания, образы, архетипы, легенды, мифы — вся человеческая история и всё вселенское знание — всё это растаяло на моём языке и потекло вниз к животу, пропитывая светом каждую клетку, каждый волосок на теле. Я вдруг полетел сквозь поток рассказов и мыслей, и увидел все придуманные и прочитанные мной истории. И даже те, что ещё прятались среди далёких галактик, — даже они вдруг стали видны, словно радужки в брызгах искрящегося фонтана. Наваждение длилось бесконечно долго.


А затем на зубах что-то хрустнуло.

Что-то тяжелое и горькое.


— Чёрный дыра попалась, — пояснил Арвах. — Просеял плохо.

Источник — https://vk.com/lin_i_golosa (сборник рассказов)

Показать полностью
728

Профессиональные сновидения. Кошмары машиниста.

Сегодня проснулся от очередного кошмара, связанного с работой.)
Работа машиниста - достаточно напряжная и стрессовая, что выливается в определённые сновидения, которые видишь с завидной регулярностью. Подсознание будто закаляет нервную систему или разгружает её, отображая во снах типичные профессиональные страхи.
Сейчас я расскажу о пяти основных сюжетах моих кошмаров.
Проследование светофора с запрещающим показанием.
Если кто не знает, проехать светофор с запрещающим показанием для машиниста - это, собственно, лишиться работы. Поэтому данное событие занимает почётное первое место в кошмарах. Ты едешь под красный сигнал, остаются считанные метры, ты уже тормозишь, но неееееет! Поезд не останавливается, как ты хотел, он немножко затянулся, ты в последний момент применил экстренное торможение, но поздно. Одной колёсной парой ты заехал за изостык. Ты проехал сигнал. Ты больше не машинист. Остаётся только проснуться в холодном поту.))

Отсутствие тормозов.
Тут всё понятно по заголовку. Следуешь ты по перегону, впереди остановочный пункт. Начинаешь тормозить, а поезд не останавливается. Реостатный тормоз не работает. Начинаешь тормозить электропневматическим. Нет эффекта. Смотришь на манометры. О, нет, в тормозной магистрали ноль. В уравнительном резервуаре ноль. Я без воздуха!
Ну или другая разновидность этого сна. Тормоза есть, ты вроде замедляешься, но... проезжаешь мимо платформы. Пассажиры на ней остались, так и не сев к тебе в поезд. Поезд снижает скорость, но в итоге не останавливается. Ты уже километр проехал в режиме торможения, впереди следующая остановка, а всё не можешь остановиться. Ужас!)

Отсутствие тяги.

Полная противоположность предыдущему сюжету. Ты не можешь тронуться. Электропоезд тупо не едет. Ты пытаешься вешать перемычки, обходить какие-то защиты, перезагружать поезд... Но он не едет.

Незнакомый электропоезд.
Заходишь в кабину, садишься за пульт. И офигеваешь. Что это за краны? Контроллер где? Где КЛУБ? А это что? Что это вообще за поезд? При этом до отправления осталось пять минут. Ты пытаешься разобраться, куда что дёргать и на что нажимать. Но поезд либо не едет, и сон плавно перетекает в сюжет "Отсутствие тяги", либо ты едешь, но не знаешь, как тормозить, как в кошмаре с тормозами.

Проспал явку на работу или не можешь собраться.
Такие сны часто видишь перед действительными ранними явками. Ложишься с мыслью "как бы не проспать?" и потом видишь закономерный сон, что проспал. Либо не проспал, но не можешь собраться, то это не взял, то что-то забыл, весь кошмар не можешь покинуть стен своей квартиры, так как не собрался на работу, и опаздываешь.
***
А какие профессиональные кошмары видите Вы?

Похожие посты закончились. Возможно, вас заинтересуют другие посты по тегам: