Бездымное пламя. Пролог

Бездымное пламя. Глава первая. Необходимое зло.

Бездымное пламя. Глава вторая. Следы медведя.

Бездымное пламя. Глава третья. Последствия.

Бездымное пламя. Глава четвёртая. Хактыранский инцидент.

Бездымное пламя. Глава пятая. Сделка.

Бездымное пламя. Глава шестая. Безбилетник.

Клуб «Бездымное пламя» располагался в неприметном бежевом доме на окраине Питера. Когда-то внутри были канцелярские магазины, фотосалон, а ещё продавали газеты и журналы, да сигареты поштучно. Главный оставил вывески, но в здание теперь пускали строго по заявкам. Кабинет был ровно такой же, как и в Москве. Интерьер скромный, подчеркнуто советский – видимо, чтобы иностранные гости лучше ощущали местный колорит, а может, и личное мироощущение владельца. Виктор нервно курил уже вторую сигарету, представляя, что у Главного все кабинеты в мире выглядят одинаково: красные треугольные вымпелы на стенах, мебель из опилок в блестящей облицовке, массивный стол со стеклом. Бред. И неизменный запах белизны. Арвин листал глянцевый журнал. Наконец, дверь бесшумно открылась, и их пригласили.

Бездымное пламя. Пролог Конкурс крипистори, Мистика, Ужасы, Фэнтези, Магия, CreepyStory, Страшные истории, Авторский рассказ, Длиннопост

Сухощавый старик в сером пиджаке сидел за столом, сложив руки в замок. Его впалые глаза, окружённые тёмными ореолами, цеплялись как крючья. Виктор поёжился, ощущая покалывания на коже. Среди оккультистов ходили слухи, будто Главный - вампир. Напротив, в кресле, сидел здоровенный короткостриженый китаец. Он незамедлительно встал и поклонился.

– Тот, что с бородой, зовётся Хугин, – старик небрежно указал рукой на Виктора, обращаясь при этом к азиату на чистом китайском, – второго называют Енох. Это… хорошие специалисты, работают всегда парой. Вы не смотрите, что… кхм… Енох слабеньким выглядит, для всякого дела сгодится.

После этих слов Арвин как-то поник. Заметив это, Виктор грубо встрял в разговор, хоть и понял, что Главный будет в ярости:

– Мы всё понимаем. Не надо говорить, словно мы какие-то грязные наёмники с югославского рынка.

– Вот видите! – взметнулся старик. – Енох отличный алхимик. То, что эта парочка понимает китайский и свободно излагает мысли – заслуга юноши.

Азиат задумчиво кивнул.

– Настойка «Во Языцах» творит чудеса! – продолжал Главный, не обращая внимания на недовольное лицо Виктора. – Её сложно приготовить, мистер Ли Вэй. Следует извлечь двенадцать язычков у разных пташек, а ещё потребуется человеческий… впрочем, это детали. Перед вами два лучших оккультиста. Хугин для грубой работы, Енох для тонкой.

Облизнув узкие губы, растянувшиеся в ухмылке, старик выжидающе смотрел на растерянного Ли Вэя. Было ясно, что китаец не соскочит, и контракт почти подписан. Во-первых, Главный умел обработать потенциальных клиентов, подобрать правильные слова, загипнотизировать тёплыми карими радужками глаз. А, во-вторых, Хугин и Енох попросту создавали контраст на фоне друг друга, что зачастую нравилось клиентам. Здоровый чернобородый Виктор с мужественными чертами лица, лёгкой горбинкой на носу, а также с еле заметным шрамом на шее, и невысокий худой парнишка с копной золотых волос, тонкими руками, смотрящий на собеседников наивным, даже детским взглядом.

– Я послушаюсь вашего совета, мастер Корсаков, – голос Ли Вэя разорвал тишину, – выскажусь как есть. Настоятельно прошу – всё останется только здесь.

– Тайна – основа любого контракта, – сытая ухмылка не сходила с лица Главного.

– К делу. Пять лет назад я выкупил большой участок земли… за Уралом. Очень далеко за Уралом, очень большой участок. Но нужно было дать остыть документам, поэтому никаких мероприятий по вырубке леса не проводилось. Месяц назад я отправил первую рабочую группу – большая часть пропала, двоих нашли зверски растерзанными, – Ли Вэй сделал паузу, как бы перекатывая дальнейшие слова во рту, – официальная версия… медведь-людоед. Выжившие разбежались, заплутав и погибнув в тайге.

– Может, так оно и было… – тихо произнёс Енох, разглядывая лакированный пол.

– Мои люди пробили сообщения с мобильных. Это не медведь. В тех областях творилось что-то... ненормальное. Двое агентов, посланных, чтобы опросить местных из ближайших сёл, также перестали выходить на связь через два дня.

Повисла тишина, которую нарушал только стук костлявых пальцев Главного, мерно отбивающих дробь по стеклу на столе. Ли Вэй поклонился и сел в кресло, ожидая ответа. Они ведь могут и не согласиться. Могут послать к чёрту китайца, тайгу, расследование и остальное в довесок. Но всегда остаётся старик, который железной хваткой держит их нити жизни в виде папок внутри бесконечных ящиков архива.

– Что от нас-то требуется, господин Ли Вэй? – Хугин старался не смотреть в этот момент на Главного, концентрируясь на блестящих пуговицах белой рубашки крупного клиента.

– Устранить угрозу, чем бы это не было. Желательно так, чтобы отголоски дела сгинули в сибирских топях.

Старик причмокнул, словно пробуя на вкус очередную победу.

За окном поезда пролетала бесконечная стена из пушистой хвои, освещаемая в ночи только редкими огнями станций. В полупустом купе двое молча разглядывали причудливые тени, скользящие за толстым стеклом.

– Да ладно, бывало и хуже! И вспомни лицо упыря, когда ты по-китайски заговорил! – Арвин скорчил смурную рожицу и отхлебнул чая.

Виктор слабо улыбнулся.

– До Тынды ещё три дня трястись, будет время осознать, во что мы вляпались.

– Никогда не видел столь величественного царствия природы! Вообрази: бескрайние изумрудные океаны леса, в которых до сих пор жив настоящий дух красоты, не испорченной человеком… а ещё первобытные горы, омываемые чистыми пухлыми облаками…  

– Да-да-да. Только вот подумай, почему там даже ёкаи не хотят селиться? А ведь до Японии рукой подать! потной ладонью Хугин в очередной раз погладил серебряный набалдашник трости, выполненный в виде скалящейся пасти волка.

Трость личная, а ещё хитрая – с сюрпризом. Остальное оружие клубное. Еноху достался обсидиановый кинжал, не портящий ингредиенты при сборе – то, что нужно для алхимика. В качестве защиты тоже ничего, хотя не так эффективно, как медный кинжал, сцапанный Хугином. Сделан по древним канонам! Клинок напоминает заострённый кусок плохо обработанного металла, но это лучшее оружие против существ Иной стороны. Лучшее из доступного. Кроме того, Хугин распихал по карманам алхимическую мелочёвку, пару важных вещей закинул в рюкзак, и тайком выхватил с хранилища ножницы Каина. Просто, на всякий случай. Да и всегда мечтал опробовать в деле.  

– Так ведь ёкаи почти все, это… – Арвин запихнул овсяное печенье в рот, продолжив рассуждать, – ну… жифут по софестфу с люфми…

– Полно и диких. Однако никто не заселил эти земли за много лет. Ни демоны из монгольских пустынь, ни японская нечисть, ни даже китайские яомо, а ведь места на вид злачные! У-у-у-у, да ещё какие!

– Значит, не подходит из-за личных тараканов!

– Ага… как же… – Виктор ощутил волну мурашек, побежавших по загривку. Похоже, кто-то из незримого мира заинтересовался разговором. – Пойду покурю…

Что ответил напарник, Хугин не услышал: в голове гремели колокола, шуршала листва, что-то разрывало когтями почву. Звуки заполонили сознание, норовя раздавить черепную коробку изнутри. Пахнуло компотом из старых сухофруктов. Шатаясь, Виктор вывалился из купе. В проходе никого, и это прекрасно. Просто прекрасно потому, что он еле сдерживался, а с каждой секундой становилось всё хуже. Вагон полнился воплями и рваными тенями, которые кривыми конечностями стремились подрать убегающего Хугина. Со всех щелей посыпалась земля, быстро занимая свободное пространство. Из глубины послышался сдавленных хрип полный отчаяния – рыхлая почва набилась в лёгкие Арвина.

– Нет-нет-нет… заткнись же… не смей… – шептал Виктор, в беспамятстве закрывая кабинку сортира.

Поезд качнуло, Хугина вырвало в раковину. Какофония звуков и образов резко оборвалась. Только едва слышимое пение нестройного хора бабьих голосов и посвистывание ветра нарушали тишину. Свет погас, так что, вытерев слезящиеся глаза, Хугин с удивлением смотрел в зеркало, источающее бледно-голубое сияние. Отражение дрогнуло, и с головы оккультиста начали стремительно осыпаться волосы. Борода, наоборот, росла, обретая пепельный оттенок. Кожа на черепе съежилась, покрылась сетью морщин и пятен, а некогда красивые глаза превратились в пустые бельма, через которые виднелась только бесконечная тоска.

Старик в отражении деловито пригладил бороду, рассматривая позеленевшую кожу, местами покрытую плесенью.

– Вить-ка… – надрывным хрипом неожиданно нарушил тишину.

Хугин неотрывно смотрел в зеркало. Приступы случались и раньше, но такое…

– Не сбежишь от меня, Витька… Ни за кочкой, ни за камешком. Не откупишь могильной водочкой, не отдаришься сереньким сухариком. Земля-то всё помнит, Витька. Не забывай о клятвах…

Голос, смахивающий на треск сухих веток, оборвался, по ушам резануло писком. Мертвец в зеркале каркнул, показав полусгнившую медную корону. Заморгал свет, и Виктор обнаружил себя валяющимся в углу. Взгляд бешено метался по узкому пространству. Ничего не было. Ни хора, ни запаха кислых блинов, ни тем более покойника. С той стороны зеркальной поверхности на Хугина смотрел перепуганный мужик с растрепавшейся чёрной бородой.

– Это ты кричал в туалете? – спросил Арвин, как только друг вернулся назад.

– Не… пьянчуга один ломился, но я его осадил. Нормально всё, короче…

Арвин кивнул, сделав вид, что поверил. Про приступы он знал уже давно, но обсуждать не принято, да и особо нечего. Хугин не помнил, что было до того, как его подобрали люди из клуба «Бездымное пламя». С годами воспоминания из прошлого размывало сильнее, а редкие цветные клочки сшивались в блеклое черно-белое полотно. Студенческая жизнь, исторический факультет, похороны родителей. Всё обрывками. Единственная до сих пор яркая вспышка – бабушка, перебирающая старые фото крестьян, на вид тех, что жили ещё при царе. Кто эта женщина, Хугин понятия не имел. За последним воспоминанием всегда следовала чернота. Его нашли случайно. Голодного и нагого, бездумного шатающегося по лесополосе под Смоленском. Доставили в лабораторию клуба и долго-долго изучали. Толком ничего не говорили, алхимики пожимали плечами, скрывая массивные папки с данными за спинами. Новую картину мира, где есть место оккультистам, а также проявлениям Неведомого, Хугин принял на удивление легко. Как и легко сошёлся с Арвином — сиротой, которого подкинули в клуб ещё младенцем. Сейчас парню было двадцать три, но благодаря смазливой внешности люди давали от силы семнадцать.

Новых гостей Тында встретила порывами прохладного воздуха и ароматом хвои вперемешку с приторно-горьким запахом жжёного подсолнечного масла. Хугин погладил нечёсаную бороду, задумчиво осматривая здание вокзала, напоминающее отзеркаленную пепельницу с воткнутой сигаретой. Ему всегда нравилась такая странная архитектура, в ней присутствовала красота неопределённости, недоступная для большинства обывателей.

– Хуг… пойдём отсюда, а? Мы как на ладони… – Арвин поправил рюкзак, замечая придирчивые взгляды местных.

– Да не дёргайся, блин! Сейчас перекусим, здесь через пару улиц готовят отличные беляши.

– Слушай… Давно хотел сказать… завязывай пить волчью кровь… так ведь можно и упырём стать! – последние слова Арвин произнёс почти шёпотом, еле увернувшись от мужчины в коричневом пиджаке, который спешил на поезд.

– Всё в порядке, – Хугин широким шагом направился прочь от вокзала, подхватив напарника за локоть, – ты вообще можешь не так открыто трепаться? Видел того дядьку? Вдруг он на враждебный клуб работает или что похуже…

– Вот-вот, паранойя, смена настроения, ломанные движения… так проснёшься – бац, а ты уже шею перегрызаешь!

– Прекрати, – отмахнулся Хугин, пытаясь поймать ускользающий запах подсолнечного масла, – нагнетаешь. Я контролирую количество выпитого. Для работы необходимо! Иначе тебе бы уже давно какой-нибудь колодезный чёрт башку оторвал!

Арвин усмехнулся и пожал плечами. Пытаться переубедить приятеля – это всё равно, что пытаться сдвинуть товарный состав. Поэтому алхимик решил заняться разведкой – достал из рюкзака серебряную цепочку, конец которой был вставлен в зелёное дно от пивной бутылки – этакий чудной монокль. Протёр стекло специально собранным в четверг дождевым раствором с солью и принялся рассматривать плывущие улицы. И пофиг на пыхтение Хугина! Сквозь игру света и череду изумрудных оттенков Арвин видел часть Иной стороны. Обхватившие заброшенную панельку костяные наросты – переродившийся убыр питался пустотой внутренних пространств. Скорее всего, редкие сталкеры смогут почувствовать, как скрипят по бетону высохшие пальцы. Кто поумнее больше не сунется, а дурачков убыр быстро переварит – заставит человека бегать до изнеможения по бесконечным чёрным углам и лестничным пролётам, слушая голоса бывших жильцов. От ближайшего фонарного столба в землю уходили тонкие нити. «Спящий Тётин-обакэ…» – догадался Арвин, замечая, что сильно отстал от друга. Проходя мимо, алхимик коснулся холодной металлической поверхности. На секунду фонарь мигнул, и в короткой вспышке показался большой удивлённый кошачий глаз.

Арвин хотел развернуться, чтобы нагнать напарника, как вдруг что-то массивное ударило его в бок, свалив на землю. Стеклышко вылетело на дорогу, тут же пав жертвой внедорожника. Замерев, алхимик чувствовал лишь биение собственного сердца. Доигрался. На него не мигая смотрела полностью седая женщина лет пятидесяти. Покрытые узлами морщин губы дрожали так, что, казалось, она сейчас разрыдается, а закутанные в какие-то обноски руки сжимали маленького зайца из мешковины.

– Мамочка моя… мамулечка… как же так… я ведь любила тебя… – прошелестела она, слабо двигая челюстью и не отводя рыбьих глаз от распластавшегося оккультиста.

Плавным движением Арвин нащупал в потайном кармане за поясом стеклянный нож. Чёрт! Если старуха из Шатающихся, придётся драться, но так он привлечёт лишнее внимание и запорет работу. Этих тварей всегда манит запах алхимических ингредиентов. Плохо. По виску скатилась одинокая капля пота. Воздух стал закипать, обжигая Арвину горло.

– Не видал её? Хоть бы… фотокарточку посмотреть со свадьбы… В последний раз… мама… я обещаю, я не сбегу! – по опухшим щекам потекли слёзы. –  Одна уехала… через Хорогочи…

Незнакомка тихо заскулила, закачалась из стороны в сторону, роняя на асфальт густые слюни.

– Что? – воспользовавшись замешательством противника, Арвин вскочил на ноги, сжимая под ветровкой нагревшуюся чёрную рукоять.

Через секунду к бормочущей женщине подбежал сгорбленный парнишка, одетый в растянутый цветастый свитер.

– Ма, пойдём, ё-моё… – тяжело дыша, бросил он, пытаясь обнять бедолагу и увести подальше, – это… сердечно прошу прощения… у неё синдром там какой-то… иногда сбегает…

Арвин просто кивнул. Странная семейка заспешила прочь, скрывшись внутри старого кирпичного здания. Хорогочи – вот, что волновало алхимика. Ведь именно оттуда они с Хугином должны начать расследование. Опять сплоховал, нужно было не трястись, тиская лезвие, а спросить напрямую. Может, хоть что-то бы узнал. В клубе всегда учили: сумасшедшие – лучший источник информации! Ещё и стёклышко профукал… День начался дурно. Быстро опомнившись, Арвин свернул за угол, поспешив догнать напарника. Придётся рассказать о странном эпизоде, а ещё выслушать укоризненную речь о том, что следует внимательнее работать, а не трястись как осиновый лист.

– Нет, что вы, я не любитель жёстких рамок, особенно касаемо стейков. Но простота и классика – вот, чего можно и нужно придерживаться! Кто-то скажет – ну, это избито: чеснок, розмарин, свежемолотый перец. Я же, мой друг, в свою очередь отвечу – не надо изобретать колесо! Нет ничего лучше, чем в меру просоленный кусок жареной свинины, сочный от растаявшего на сковороде сала и деревенского сливочного масла, с чуть хрустящей корочкой да нежной, таящей во рту сердцевиной… М-м-м-м… – за широкими плечами Хугина не было видно уличного продавца выпечки, только исходящий пар от готовящегося мяса.

Арвин быстро шагал к небольшому ларьку, диву даваясь, откуда у приятеля возник такой запал болтать с незнакомцами. Хотя Хугин умел быть добродушным, большую часть рабочего времени он оставался угрюмым и серьёзным, словно извозчик из классической русской литературы.

– Что до вина? Х-м-м-м… не суди строго, но люблю из коробки. Каюсь! Привлекательная обёртка – само собой! Каменные башни, виноградные лозы, испанские монастыри…  Глупо, но как есть… Ещё вот привкус, свойственный только картону, м-м-м-м… А вот и он! Арвин, какого лешего отстаёшь? – Хугин развернулся, смерив взглядом нахмурившегося парнишку перед ним.

– Мог бы и подождать! И пока ты мило чешешь языком, меня там чуть не угробили! Сам же говорил – не надо привлекать лишнее внимание, – Арвин впервые поглядел на человека за прилавком.

Им оказался косоглазый мужчина лет тридцати в синем спортивном костюме.

– Да он ни слова не понимает, проверял.

– Конечно, это же, блин, кореец!

– Ну да, похож на корейца. Ты-то эксперт по азиатам, любитель драм или как там…

– Дорам! – алхимик зарделся, забирая пакет с беляшами из рук продавца.

– Да, точно. Дорам. Ну, а я плохо разбираюсь, плюс настойка «Во Языцах» уже перестала действовать, поэтому верно не установить. Пришлось вот как-то по-своему общаться.

– Новости не слишком хорошие, Хуг…

Хугин положил три сотни на прилавок, показав большой палец иностранному повару, мол, классный ты мужик, и сдачи не надо, а затем, подхватив друга, решительно зашагал в сторону городского парка. По пути Арвин быстро пересказал эпизод с женщиной.

– Проще говоря – инервизор просран, данных ноль, а ещё ты чуть не пырнул обычную душевнобольную ритуальным ножом? – Хугин уселся на лавочку, наблюдая за шныряющей по дубу белкой.

– Надо в Хорогочи поспрашивать насчёт этой истории… – тихий голос Арвина дрогнул.

Чувствуя, как горит лицо, парень поспешил укрыться в тени деревьев, суетливо поправляя прядь золотых волос. Конечно, Хугин всё понял. Всегда понимает, просто не говорит. Почему вечно так паршиво выходит? Он прилежно учился при клубе, многое изучил и умеет всякое, но каждый раз происходит фиаско. У Хугина есть боевые навыки, здоровяк наперёд знает, как надо поступить… А он? Для клуба просто обученный специалист с дурацким позывным «Енох», хоть и выращенный с младенчества. Что он знает о жизни, кроме алхимических законов? Ни-че-го. Ведь всё свободное время проводил в усердной учёбе, ни с кем особо не общаясь. Ни с кем, кроме Хугина, который в своей замкнутости оставался человечнее многих оккультистов.

– Расслабься, – со скамейки донёсся одобрительный вздох, – не зацикливайся на неудачах. Послушай. Давай просто насладимся чудными жирными кругляшами, а через пару часов нас подберёт доверенный человек. Если пройдёт как надо, приедем в Хактыран вечером.

– Почему не в Хорогочи сперва?

– Обследуем место пропажи рабочих и, если не обнаружим зацепок, начнём копать оттуда.

– Хуг… – Арвин глубоко вдохнул пронизанный фитонцидами воздух, –ты не чувствуешь чего-то? Оно… нависает, вот как бывает… тучи давят в летний день, заплывшие такие, аж чёрно-синие… и ты понимаешь, что скоро ливанёт. Может…

– Не, – вытерев вспотевшие ладони о брюки, Хугин резко оборвал собеседника, – нет никакой опасности. Местная хрень разбушевалась, ну! Это из-за того, что я в поезде наплёл? Поверь – сказки. Просто решил чуть припугнуть, чтобы ты был капельку собраннее. Всё будет хорошо, вот увидишь.

Енох замолчал. Тында утопала в зелени, которой не было конца и края, а игривый ветер шуршал листьями, будто деревья переговаривались между собой о странной парочке, прибывшей в город. Не открывая глаз от бесконечно растущей в небесах синевы, наливающейся чернильными гематомами, Енох старался не думать о том, что уготовила им судьба. Или, по крайней мере, о том, что вершит судьбы: некоем незримом существе, а может, законе, подобном длани господней, парящей над миром.

CreepyStory

11.1K постов36.2K подписчика

Добавить пост

Правила сообщества

1.За оскорбления авторов, токсичные комменты, провоцирование на травлю ТСов - бан.

2. Уважаемые авторы, размещая текст в постах, пожалуйста, делите его на абзацы. Размещение текста в комментариях - не более трех комментов. Не забывайте указывать ссылки на предыдущие и последующие части ваших произведений.  Пишите "Продолжение следует" в конце постов, если вы публикуете повесть, книгу, или длинный рассказ.

3. Посты с ютубканалов о педофилах будут перенесены в общую ленту. 

4 Нетематические посты подлежат переносу в общую ленту.

5. Неинформативные посты, содержащие видео без текста озвученного рассказа, будут вынесены из сообщества в общую ленту, исключение - для анимации и короткометражек.

6. Прямая реклама ютуб каналов, занимающихся озвучкой страшных историй, с призывом подписаться, продвинуть канал, будут вынесены из сообщества в общую ленту.