natas1981

пикабушник
поставил 440 плюсов и 0 минусов
123 рейтинг 93 подписчика 83 комментария 13 постов 0 в "горячем"
7

Сочи, море и... любовь. Глава 13 (часть 1)

Глава 13


После активного отдыха на пассивное восстановление сил выделили, не много не мало, двенадцать часов.

На ставшем за тройку недель родном пляже их встретил Мирча. Бывший "шерстяной", словно новорожденный младенец, лишённый всякого волосяного покрова, два дня безуспешно разыскивал их. Пока они обустраивались на месте, молдаванин рассказал, что частично левую и всю правую половину тела он обрил станком, а вчера вечером звонил жене. Подготовить благоверную стоило заранее, и он не нашёл ничего лучшего, как сказать, что попал под радиоактивный чернобыльский дождь. С момента взрыва четвёртого реактора прошло больше года, но из-за недостатка информации ходило много слухов на этот счёт, и супруга на удочку клюнула. Гордясь своей сообразительностью, Мирча подробно описал их разговор и неподдельный испуг за его будущее здоровье. Лишь один Туманов не разделял общего восторга.

- Смотри, как бы компетентные органы тобой не заинтересовались, - предупредил он. Растерянный молдаванин захлопал глазами. – Неужели ты не знаешь, что всё, связанное с радиацией, является государственной тайной? – попробовал образумить его студент. – А Чернобыль вообще отдельная история. Во всех газетах и телепередачах трубят, что после "небольшой аварии" население близлежащих районов вред получило минимальный, а ты через год, да ещё за тысячи вёрст от катастрофы сообщаешь жене, что абсолютно облез лишь попав под "вшивый" дождик?! Я ничего дурного не хочу сказать о твоей жёнушке, но сильно сомневаюсь, что "горячей" новостью она не захочет поделиться с товарками. Представляю, какие слухи начнут ходить по твоей родной Молдавии через неделю… Ты сам был свидетелем, как мною вроде бы выигранный "Запорожец" через пару часов благополучно в "Волгу" превратился, - напомнил он, многозначительно взглянув на здоровяка. – А тут такое. Каждая по словечку от себя добавит и всё! Сливай воду! Я уж не говорю о том, что телефонная линия элементарно может прослушиваться…

Светлана посоветовала южанину не слушать дурачков, но зёрна тревоги упали на благодатную почву. Убийственные разъяснения Сергея зародили большие сомнения в душе молдаванина. Расстроенный Мирча почесал затылок и попросил совета.

- Что делать? – переспросил Полуярок. - Сухари сушить! – гаркнул он и, довольный остротой, радостно заржал.

- А что, если я вечером жинке перезвоню, чтобы она языком не трепала? Может, пронесёт тогда?

Туманов пожалел беднягу и, перестав нагнетать обстановку, подтвердил, что в сложившейся ситуации это решение будет наиболее правильным и, возможно, эффективным.

Пока все устремились в воду, Сергей вернул палатки хозяину и даже сумел выцыганить у Анатолия катер. Уже выбираясь на сушу, Степан намекнул студенту о незавершённости недавнего спора, посоветовав не тянуть с выявлением победителя в стрельбе и сразу же отправиться в тир. Ни в качестве поддерживающих чью-либо сторону фанаток, ни в виде пассивных зрительниц, девчонки принимать участие в намечавшейся дуэли отказались наотрез.

Стрельба по вырезанным из дерева фигуркам победителя не выявила. И Туманов, отстаивающий честь воздушно- десантных войск, и Полуярок, не единожды, по его словам, защищавший на районных соревнованиях цвета добровольного общества "Енбек", ни разу не промазав, сбили каждый по десять фигурок. Гераськин помрачнел. Мало того, что на бестолковое выяснение отношений тратились общие деньги, так ещё и дуэль могла затянуться надолго, а до отъезда, меж тем, два денёчка и оставалось.

Василий пожалел, что нет обычных чёрно-белых мишеней, но стоящий за столиком мужичок обиженно сообщил, что у него есть всё, и достал из железного ящика несколько штук.

Неугомонные Робины Гуды взяли ещё по десять пулек. Первым отстрелялся Сергей. Все выстрелы, за исключением двух, угодивших в девятку, студент аккуратно уложил в яблочко. Подошла очередь отличаться и Степану. Не успев как следует сконцентрироваться, он чуть-чуть дрогнул и всадил первую пульку в восьмёрку. Туманов возликовал. Один лишь шажок отделял его от заслуженной победы! Но пока он радостно потирал ручонки, соперник невозмутимо посылал в цель выстрел за выстрелом. Решить спор должна была последняя пулька. Если стрелок мазал – побеждал студент, если нет – дуэлянтам по очереди придётся стрелять до первого промаха.

Здоровяк тщательно прицелился, но возникшая недалеко от тира перепалка отвлекла его. Троицу загорелых прелестниц в плотное кольцо взяли пятеро молодцов. На банальную попытку познакомиться нахальное заигрывание что-то не походило. Хорошо подогретые спиртным кобели, не обращая внимания на протесты, нагло хватали девушек за руки.

Лишь остриженного налысо крепыша, у которого из авоськи выглядывал трёхлитровый баллон, друзья видели впервые. Остальные фигуранты являлись активными членами бригады напёрсточников.

А парни борзели всё больше и больше, и уже не только за руки стали лапать они девчат. Чем сильнее они вырывались, тем беспардоннее становилось ухаживание.

Туманов окликнул разгорячённых самцов и вежливо попросил оставить девушек в покое.

Миролюбивое предложение по вкусу компании не пришлось. Лысый незнакомец резко обернулся и в грубой форме посоветовал заниматься своим делом и не лезть куда не надо. Затем крепыш демонстративно сплюнул через зубы и опять принялся за старое.

Теперь и Полуярок кое-что новенькое открыл для себя.

- Слышь, Серёга, а ведь это тот самый папуас, который меня по кочерыжке вдарил! – зашипел он и пальцем указал на грубияна. – Точно говорю, я его по серебряной печатке узнал. Господи, какой же денёк сегодня удачный! – осклабился амбал и бережно приложил приклад к плечу. – Сейчас тебе, орелик, бобо будет, – усмехнувшись пообещал он и старательно прицелился.

Ни заведующий тиром, ни студент с Василием останавливать его, по всей видимости, и не собирались. Все молча следили за снайпером, и лишь суетившийся молдаванин возбуждённо советовал обратить особое внимание на задницу лысого.

Амбал отмахнулся. Куда бить он знал и без подсказки. Лишь одно смущало стрелка. Расстояние до грубияна было не меньше пятнадцати метров. Видавшая виды воздушка основательно поизносилась, поэтому особого эффекта могло и не получиться. Взвесив все "за" и "против", Степан опустил ствол чуть пониже и, передвинув мушку левее, нажал на спусковой крючок. Раздался негромкий хлопок, и сразу же зазвенело разбитое стекло. Спортивное общество "Енбек" могло по праву гордиться выпестованным в его рядах кадром. Трёхлитровка жалобно звякнула и рассыпалась на мелкие составляющие. В ряды нахальных ухажёров нежданная незадача привнесла некоторое смятение. Они скорбно замерли и растерянно разглядывали растекающуюся по асфальту жидкость. По их кислым, а затем и враз ощетинившимся рожам Сергей понял, что стрелок интуитивно выбрал верную цель и прямиком угодил в самое больное место.

Козлобородый хлюст оторвал взгляд от на глазах испаряющегося ручейка, обернулся и, увидев хихикающего здоровяка, сразу всё понял. Лысый крепыш сравнил стрелка почему-то с мелким домашним копытным, вскользь прошёлся по папе и маме и, поддерживаемый с тыла внушительной шоблой, стал медленно продвигаться к тиру.

- Ты, козёл, ты знаешь, что наделал? Ты три литра отборной чачи с дерьмом смешал!

Если перевести даже не на литературный, а на бытовой язык, примерно так должна бы звучать речь обиженного. Из всего набора слов удобоваримыми для ушей оказались лишь два: чача и три.

В ответ Полуярок спокойно, без истерики, глубокомысленно напомнил, что долг платежом красен и пересказал занимательную историю о приключениях лотерейного билетика, якобы выигравшего обожаемую в народе "Жучку". Про канувшую в лету историю Степан рассказывал несколько отрешённо, но в выражениях себя тоже не стеснял.

Ошеломляющую новость лысый, по всей видимости, услышать никак не ожидал. Он-то всё время размышлял, где кабана этого видел. И вот теперь вспомнил: "Точно, именно этот самый придурок рисковал своей тыквой. И ради чего спрашивается? А вообще-то хорошо, что мы с ним на узкой дорожке встретились, - довольно улыбнулся крепыш. – Я ещё тогда, когда развернул долбанную пустышку, хотел вернуться в разваленный барак и хорошенько отметелить тупого барана. Жаль, бугор запретил. Теперь пришло время отплатить по полной программе и за упущенный "Жигуль", и за классную чачу, с таким трудом добытую у местного барыги". Деревенского кабана он особо не опасался. "Один раз удалось вырубить мужика, справимся и сейчас. Нас пятеро, за углом в кафешке ещё трое прохлаждаются, а рядом с ним двое хануриков и только один заслуживающий внимания корешок. Вырублю хренова снайпера, первым делом за него примемся", - окинув взглядом студента, для себя решил он и подал условный знак.

Вплотную сближаться с противником заводила не стал. За несколько шагов до Степана он ускорился и, крутнувшись вокруг оси, смачно приложился пяткой по многострадальному уху последнего. Полуярок крякнул, схватился за голову и нехорошо выругался.

Козлобородый и ещё один качок попытались сразу же окружить Туманова, а остальные фигуранты разбились на неравные пары. Бывший шерстяной не стушевался, а вот Василий подкачал. Не вступив даже в схватку, он резво повернулся и позорно заскакал по асфальтированной дорожке. Преследователь рванул было за ним, но добежав до входа на пляж, куда и завернул Гераськин, предпочёл с погоней повременить. "Никуда хлюпик не денется", - справедливо подумал он и, довольный собой, засеменил обратно.

Несмотря на предательство экономиста, не всё уж так и безоблачно складывалось для нападавших. До автоматизма доведённым ударом Сергей уже заставил козлобородого сложиться пополам и теперь уверенно отбивал плохо подготовленные атаки оставшегося соперника. "Оказывается, нашу десантуру не только тупо маршировать да разбивать о голову пустые бутылки учат", - удовлетворённо отметил затаившийся в засаде здоровяк.

Рядом Мирча, точно клещ, по рукам и ногам сковал своего визави. За кого, а за молдаванина студент был спокоен. Он то знал, что Мирча только с виду хлипок. "Пятнадцать лет отпахать грузчиком на винзаводе это вам не бумажки со стола на стол перекладывать, - вспомнив трусливо слинявшего экономиста, улыбнулся он. – К такому лишь в руки стоит попасть и всё, сушите вёсла! Не хуже амазонской анаконды грудную клетку помнёт".

Вернувшемуся бойцу крепыш кивнул на Туманова, в данный момент самого опасного на его взгляд противника. "Сейчас закончу с кабаном, а там и за шустряка возьмусь", - по достоинству оценил он подготовку студента. За это недолгое время лысому удались ещё несколько приличных ударов по печени и почкам здоровенного жлоба. "Вреда особого они ему не нанесли, но на моральный дух и психику воздействовать всё же должны были". Лёгкость скорой победы немного расслабила нападавшего, а этого-то Полуярок как раз и добивался.

Не успел лысый после очередного тычка по корпусу разорвать дистанцию, как Степан подловил его. Недаром амбал терпеливо выжидал, наконец-то пришёл час расплаты. Он быстро шагнул вперёд, ухватил каратиста за уши и, долго не раздумывая, вымещая накопившуюся злобу, въехал привычным к таким трюкам лбом в противно хрястнувшую, расплющившуюся физиономию. Удачно поймав на коронный приём крепыша, он не то чтобы ударить ещё разок, а даже не захотел удостовериться в надёжности отключки главного забияки. Его уверенность зиждилась не на пустом месте. Не только он сам, но и все живущие в округе парни были прекрасно осведомлены, что для попавшего под такой удар сломанным носом обычно всё не заканчивалось. И это-то в обычных деревенских заварушках, где каждый второй не брат, так сват. А что тогда говорить про теперешний случай!?

Если в бараке Полуярок и получил за дурость лёгкое сотрясение мозга, то рухнувшему на колени каратисту подобная удача светила едва ли.

Теперь уже как моральное так и физическое превосходство целиком перешло на ещё недавно защищавшуюся сторону. Противник понял это тоже и дрогнул. Бросив на произвол судьбы напарника, прихрамывающий боец, которому Сергей болезненным ударом превратил икроножную мышцу в сплошной синяк, кинулся прочь, возвопив: "Наших бьют!", слёзно призывая какого-то "лешего" срочно прийти на помощь.

Не успели друзья перевести дух, как из-за угла действительно показалась вражеская подмога.

Первым со всех ног мчался патлатый жеребчик. Уж больно он своеобразно закидывал конечности. Скорее всего, это и был леший, потому что никого хоть отдалённо напоминающего сказочный персонаж, Степан среди них не заметил.

Количественная чаша весов опять качнулась в противоположную сторону, и всё опять приходилось начинать сначала. Переместившись немного вперёд, студент и Полуярок прикрыли от нападавших новичков Мирчу, который завалил на асфальт своего противника и, приготовившись к длительному выяснению отношений, заняли удобную для обороны позицию.

Самое интересное, что никого из зрителей уже и не было. Три девахи, из-за которых и заварилась буза, отпрянув к ограде, долгое время наблюдали за заварушкой, но после того, как появилось свежее подкрепление, куда-то испарились. Ненамного терпеливее оказался и служащий тира. Много чего повидавший на своём веку мужичонка шустро захлопнул дощатые ставни и, спрятавшись внутри, закрыл тем самым примитивное стрельбище для посещения.

Не успев начаться вновь, кровавое выяснение отношений так же благополучно и завершилось. Прямо напротив тира жалобно затрещал забор и на плавящийся асфальт посыпались полуодетые спасатели. Каждый из прибывших молодцов держал по увесистому веслу, а возглавлял команду Анатолий, рядом с которым угрожающе размахивая педалью от водяного велосипеда прыгал возбуждённый Гераськин.

Экономист и в этой непростой ситуации просчитал на два хода вперёд. Помочь друзьям кулаками он смог бы едва ли, а вот организовать подмогу ему удалось. Да ещё какую подмогу!

Позорно бросив на поле брани троих подельников, напёрсточники шустро развернули пятки и рванули в противоположную сторону. Впереди, в гордом одиночестве, далеко обогнав всех, скакал патлатый "леший". Преследовать улепётывающих во все лопатки бегунов никто не собирался, но легче от этого им не стало. Озаряя округу трелью свистков, навстречу бойцам уже бежали четверо милиционеров. Это расстаралась улизнувшая троица. Оскорблённые прелестницы не просто слиняли с поля брани, они целенаправленно бросились на поиски и "подняли на уши" усиленный наряд, который лениво фланировал по побережью. Теперь бегунам оставался лишь единственный путь для спасения. Обдирая в кровь ладони, они быстро вскарабкались на железнодорожную насыпь и, перескочив через несколько рядов рельсовых путей, скрылись на той стороне.

Так же как и все изнывающие от жары доблестные стражи общественного порядка справедливо посчитали, что синица в руках дороже реактивного страуса, поэтому преследование закончили, и довольствовались тремя приготовленными для них субъектами. Физическое состояние у них было различным, но у всех без исключения скорее плачевным, чем удовлетворительным. Лишь как следует присмотревшись, усатый старлей узнал в них старых знакомых. Похлопав по плечу залитого кровью крепыша, который смотрел на мир мутными глазами, он радостно пообещал лысому как минимум три года усиленного режима и стал разбираться со свидетелями.

Выяснение деталей могло затянуться надолго, но друзей выручил Анатолий. Начальник спасательной станции отвёл старлея в сторонку и о чём-то чуточку пошептался. Они ударили по рукам, и, записав фамилии присутствующих, милиционеры повели задержанных оформлять в КПЗ.

Понесла некоторый физический урон и наша четвёрка. У молдаванина кровоточили колени и локти. Туманов сбил с костяшек пальцев кожу, а у Степана ярким пламенем алело ухо. Кроме видимого повреждения у него побаливали и бока, но на эти мелочи он сразу перестал обращать внимание. Больше всего сейчас его заботила ушная раковина. Вернее, как отреагирует Оленька на этот свисающий кумачовый пельмень.

- Ничего, Стёпа, у меня такой же был. Несколько дней и в норму придёт, - успокоил его Гераськин.

Из непростой передряги только экономисту удалось выбраться без видимых потерь. Лишь единственная царапина украшала его правое бедро. Василий умудрился пораниться изогнутой педалью, когда перепрыгивал через забор.

Студент внимательно осмотрел своё войско, чему-то улыбнулся и попросил Анатолия проводить их в медпункт.

- С тобой отнесутся к нам по-человечески, да и вопросов меньше будет, - справедливо заметил он.

Обработав раны йодом, молоденькая медсестра отпустила наименее пострадавших и принялась внимательно осматривать опухшее ухо.

- Вам бы компресс ледяной приложить, но у нас как назло холодильник сломался, - виновато сказала она. – Я налью в грелку воды из-под крана, а вы посидите немного на кушетке, у нас всё же попрохладней будет, - нежный голосок не успевшей ещё огрубеть на службе прехорошенькой сестрички точно бальзам проливался на душу Степана.

Настежь распахнулась дверь и в комнату ворвался Гераськин.

- Вот, у пацана на кепку выменял! – радостно выпалил он и протянул другу начатый брикет сливочного мороженого

Полуярок непонимающе вылупился на экономиста.

- Чего уставился? Бери, пока я добрый, - опять предложил Василий. – Тебе же к уху что-то холодненькое приложить надо. Вот и прикладывай. Лучше мороженого все равно ничего не найдёшь!

Не зная как поступить, растерянный Степан оглянулся на сестричку, и та кивком головы тоже одобрила необычную методу.

Вот так они и явились под ясные очи уже забеспокоившихся подружек.

Девчата оглядели тёплую компанию и прыснули со смеха. Нет, они не изверги какие-нибудь! За боевые раны, покрытые жёлтыми йодистыми пятнами, хотелось пожалеть и обласкать оболтусов, но как быть с амбалом? Уделанный с головы до пят липкой белой жижей, Полуярок с полурастаявшим брикетом у оттопыренного уха так и приковывал со всех сторон пристальное внимание.

Расспросы и уговоры результата особого не дали. Те, кто непосредственно принимали участие в боевых действиях, только отнекивались , отмахивались от любопытных да пожимали плечами. Пропустивший же основное действо Гераськин обладал лишь поверхностной информацией, но по его рассказу складывалось впечатление, что главным мозговым и ударным центром праведной битвы являлся, конечно же, он и никто другой.

Впрочем, не он являлся первооткрывателем подобной метаморфозы. У нас всегда так, кто больше всех отсиживает зад по тёплым местечкам, тот, в конце концов, и оказывается первым героем. Главное в критической ситуации вовремя отрапортовать и отстучать победную депешу в вышестоящую организацию, не забыв, естественно, обрисовать соответствующим образом и своё "скромное" участие. Но Василий был скорее исключением из правила. Он добивался не славы. Только он один осознавал, что произошло. Случись подобная заварушка недельки три назад, экономист, не раздумывая, поступил бы точно так же. Вот только мотив тогда был бы несколько иным. Если сегодня он целенаправленно ринулся за помощью, то раньше это было бы примитивным бегством. "Сделав ноги, затерялся бы среди загорающих, а потом , аккуратненько сложив в пакет вещи, переплыл бы на соседний пляж", - честно сам себе признался Гераськин. Проявление собственной храбрости и, как следствие, приподнятое чувство возликовавшей души и толкали очкарика на не совсем корректное трактование минувшей разборки.

Усталость, накопившаяся после двухсуточного пикника, да и недавнее событие давали о себе знать. Недолго посовещавшись, молодые люди сошлись на одном: сейчас идём обедать, а потом часиков до пяти – тихий час. Как решили, так и сделали.

После посещения кафе, парни не удержались и стали напрашиваться к подругам на чаёк, но те, сославшись на недавнюю договорённость, посоветовали немного потерпеть и дождаться вечера. Волей-неволей пришлось парням придерживаться первоначального плана, но сначала Василий потащил их в аптеку. Как объяснил он друзьям, йодистой обработкой своей раны он остался недоволен, поэтому решил подстраховаться и прикупить ещё перекись водорода.

- Что невесел, буйну голову повесил? Ухо болит? – спросил Сергей амбала, хмуро бредущего по тротуару.

- Побаливает немного, - буркнул Степан и, словно проверяя на месте ли слуховой орган, осторожно притронулся к голове. – У тебя, Серый, когда самолёт?

- Почти через неделю. Я билет-то свой сдал, - напомнил тот. – Со Светиком в Москву лечу. Занятия в "альма матер" с первого октября начинаются, так что времени ещё достаточно.

Полуярок опять вздохнул.

- А мне через пару деньков домой…

- Мне тоже, - напомнил Гераськин.

- Одно успокаивает, рейсы у нас разные. Отдохну хоть от тебя, - усмехнулся Степан и легонько толкнул в плечо экономиста.

- Что, Стёпа, не хочется уезжать? – поинтересовался студент. – Я тебя отлично понимаю. До моря добраться нелегко, а покидать в сто раз труднее.

- Уезжать, конечно, не хочется, - согласился амбал. – Но загвоздка не только в этом. Не хочу с Ленкой лететь, - честно признался он. – Ты ведь видел её, понял, наверное, что это за штучка?

Туманова его ответ несказанно удивил.

- А что такого? Вполне нормальная деваха. Влюблена в тебя по уши, - сказал он и, глянув на асимметричный профиль товарища, улыбнулся.

Степан почесал затылок и неожиданно уточнил:

- В том-то всё и дело. Но я боюсь её…

Требуя дополнительных разъяснений, друзья непонимающе уставились на здоровяка.

- Да, да, боюсь, - опять подтвердил он. – Ленка в областном центре в институте учится. И там в секцию карате записалась. В прошлом году летом домой прикатила и прямо перед танцами, пока народ толпился на улице, показала, чему там научилась. Взяла кирпич. Хрясь ребром ладони и он пополам…

- Ну и что такого? – усмехнулся студент. – У нас в ВДВ любой первогодок с ними запросто справлялся. Главное – правильно удар наносить.

- Я тоже сначала так считал, - невесело вздохнул амбал. – А утром в кузне случайно оказался. Смотрю, у стены целый поддон кирпича сгрузили. Я один взял. Пристроил, как надо. Лупил по нему, лупил, чуть руку не сломал, а тому хоть бы что, даже не треснул, гад.

- Тебе надо было сначала головой попробовать. Наверняка бы получилось, - серьёзно посоветовал Василий, имея ввиду недавнюю разборку с напёрсточниками.

- Пробовал и головой, - неожиданно подтвердил тот. - Тоже не получилось.

- Не знаю. Ничего сложного в битье кирпичей и вправду нет. Может, экземпляр тебе особенный попался? – не зная, что сказать, предположил Туманов.

- Какой там особенный. Кирпич, как кирпич. Обычный, силикатный.

- Ты бы, дурень, ещё шлакоблок взял! – расхохотался Сергей. – На танцах Ленка кирпич красный ломала?… Ну! А ты тогда какого экспериментировать взялся? Ты знаешь, что силикатный кирпич в несколько раз по прочности превосходит красный?… Не знаешь?! Ну, вот теперь знай. Как ты, бедняжка, без головы-то не остался, понять не могу! – развёл руками студент. – У Петра под лавочкой несколько штук валяется. Придём домой, я тебя научу, как это делается, - пообещал он сразу повеселевшему Степану.

Так, переговариваясь, они незаметно доковыляли и до аптеки. Пока Гераськин рассматривал витрину, Туманов любезно раскланялся со старой знакомой. Стоявшая за прилавком молодая женщина признала его и тоже улыбнулась в ответ. У них завязалась нехитрая, обычная в подобных случаях беседа. Студент пояснил, для чего они здесь и, пользуясь представившимся случаем, попросил у неё, как у опытного специалиста, консультации по поводу опухшего уха. Провизор осмотрела повреждение и посоветовала обязательно обратиться к врачу. "Она специалист не в той области медицины, поэтому сказать больше ничего не может".

Всё это время рядом с прилавком крутились два молоденьких, только-только начавших бриться паренька.

Один из них вежливо извинился и, сильно смущаясь, негромко спросил:

- Девушка, нам нужно приобрести лекарство, но вот бумажку с названием я где-то потерял. Помню только, что в нём присутствуют буквы или слово "пол". Вы не поможете нам?

- Может, полькортолон… Нет?… Тогда не знаю, - пожала провизор плечами, - А от чего лекарство? От какой болезни?

Парнишка замялся с ответом, потом попытался что-то сказать, но тут вмешался второй:

- Вспомнил! – радостно вскрикнул он. - Название лекарства рифмуется со словами "хоп об пол" или… "шлёп об пол" , - уже не так уверенно закончил он.

- "Трихопол" что ли? – предположила провизор и, увидев ответную реакцию, понятливо улыбнулась. – У нас в наличии такое средство присутствует, - обрадовала она молодёжь. – Платите деньги в кассу и … лечитесь.

- Значит, "хоп об пол", – повторил понравившуюся фразу Сергей. - Правильно, мальчики. Если любишь слабый пол, держи в кармане "Трихопол"! – серьёзно посоветовал он.

Провизор прыснула в кулачок, а молодёжь схватила таблетки и, обгоняя друг друга, рванула к выходу.

Излишне сосредоточенный Василий кроме перекиси, прикупив зачем-то бинт, а потом ещё и упаковку ваты, продолжал изучать названия отхаркивающих средств. Туманов сразу смекнул: "Неспроста Васька у витрины вьётся - время тянет". Он поманил амбала и, уже открыв дверь, обернулся.

- Василий Николаевич, если вы тоже забыли название, то советую поискать его левее. Контрцептивы как раз там находятся…

Гераськин покрылся ярким румянцем, но от витрины меж тем не отошёл.

Пока предусмотрительный экономист основательно готовился к вечеру, парни остановились на крылечке и закурили.

- Слушай, а что если и вправду к врачу заглянуть? – задумчиво протянул Полуярок. – Ухо покажу. Хуже всё равно не будет… А вдруг бюллетень дадут!… На недельку! – мечтательно добавил он.

- А как же самолёт?

- Если перекомпостировать не удастся, сдам билет, а домой по железной дороге доберусь, - беспечно махнул рукой Степан. – Давай, Серый, сходим. Должно же и мне когда-нибудь повезти…

Василия они с собой не взяли, тем более, что он и сам особого рвения не выказал. Для него подготовили ответственное задание – зайти в магазин и прикупить чего-нибудь вкусненького. Вечерние посиделки могли затянуться далеко за полночь, и неизвестно, в состоянии ли они будут утром тащиться ещё и в столовую. На всякий случай, подстраховаться стоило.


Продолжение в комментариях
Показать полностью
10

Сочи, море и... любовь. Глава 12 (часть 1)

Глава 12.


Выполняя наказ друзей, Катерина после ужина задержала жениха, давая тем самым Туманову спокойно, без свидетелей, переговорить с находившейся под колпаком женою московского начальника.

Выслушав студента, Людмила Викторовна, как представилась она при знакомстве, от возмущения долго не могла успокоиться и, картинно заламывая руки, металась по номеру.

Рассказ неожиданного доброжелателя поверг её в шок. Она давно подозревала неладное, но такой подлости от муженька не ждала. Очкастый командированный с самого начала вызывал смутное подозрение. Непонятно почему, в самых неожиданных местах, он постоянно мозолил глаза, а по вечерам до самого поздна засиживался в холле, который располагался как раз напротив её люкса.

Будучи женщиной эффектной и знающей себе цену, она сначала вполне естественно приняла его выкрутасы за обычное ухаживание, тем более, что в своей богатой практике имела и не таких ещё поклонников. Но плохо объяснимое нежелание очкастого пойти дальше и хотя бы попытаться пофлиртовать с ней, заставили красавицу задуматься и усомниться в этом. Вновь открывшиеся обстоятельства расставили всё по местам , а когда студент добавил, что именно по милости Николая она оказалась в Хосте, то просто возненавидела шпика.

Пустив слезу, Людочка (именно так и не иначе просила теперь она называть себя) горько жаловалась малоизвестному посетителю на нелёгкую судьбинушку, сокрушалась по Ялте, прозрачно намекнув на то, что в Крыму кое-кто не дождался её, но взяла себя в руки и понемногу успокоилась.

К этому спортивному парню она почему-то сразу пропиталась доверием. Дело даже не в том, что он ей нравился, как мужчина, хотя и это тоже присутствовало, просто иного выхода Людмила не видела. Конечно, поверить, что визитёр напрягается ради неё или какого-то мифического Васи, было сложно. "Тоже мне, альтруист выискался, - усмехнулась она. – Для себя, скорее всего старается. Но это его личное дело – у каждого свои тараканы в голове! Главное, что только он может избавить меня от соглядатая муженька, и упустить единственный шанс было бы непростительной глупостью"

На правах хозяйки, Людмила пригласила студента за стол и, предложив перейти на "ты", достала из холодильника бутылочку полусухого шампанского. Спелые персики, аккуратно уложенные в небольшую хрустальную вазу, заменили им закуску и десерт одновременно.

Сергей скрутил проволочный набалдашник, и пластмассовая пробка понемногу поползла наружу. Хорошо понимая, что сила женщины в её слабости, гостеприимная хозяйка картинно изобразила испуг и прикрыла лицо ладонями.

Раздался глухой хлопок, молодой человек разлил по бокалам в меру охлаждённый напиток и предложил выпить за присутствующих дам

- Мужчины пьют стоя, - добавил он и слегка склонил голову.

Конечно, тост был ожидаемым, но дополнительные очки галантный кавалер заработал.

Время поджимало. Неизвестно, сколько ещё могла удержать Катерина возле себя жениха, поэтому Туманов посоветовал не мешкая вернуться к главному вопросу.

Разговор получился не таким уж и лёгким. Захмелевшую Людмилу частенько заносило в сторону, и студенту приходилось проявлять чудеса тактичности, чтобы незаметно направлять беседу в означенное русло.

Из всего словесного потока ему удалось выделить главное: Александр Иванович, московский босс "лёгонькой" промышленности и Людочкин муж по совместительству, каждые два дня названивал благоверной. Последний разговор голубков состоялся накануне, значит, в запасе у заговорщиков имелись лишь сутки.

"Хорошо бы, конечно, напоить зарвавшегося пинкертона, тем более что по уточнённым данным, полученным из первых рук, Николай в пьяном виде вёл себя не совсем адекватно, но, зная за собой подобную слабость, года два он крепче шампанского ничего в рот не брал".

Постепенно стали вырисовываться контуры будущей операции. "Опять операция, - хмыкнул Сергей. – Хорошо хоть Васятки нет, некому уточнять какая именно".

- Наша стратегическая задача под любым благовидным предлогом заманить Николая в номер, - ещё раз повторил Туманов.

- За это не беспокойся, - успокоила его Людмила. – В крайнем случае, приглашу его на именины или ещё совру что-нибудь.

- Второе – напоить…

- Соблазнить! – повеселевшая хозяйка соглашалась уже на всё.

- Только на твоё усмотрение.

- Тогда пусть умоется, – неожиданно зло заявила Людмила.

В Хосте красавица чувствовала себя не в своей тарелке. Привычка находиться в центре мужского внимания, ловить восхищённые взгляды, слышать сладостные комплименты, давала знать о себе. Иногда ей казалось, что без этих атрибутов она в два счёта состарится и поблекнет, и даже дорогие крема вкупе со всевозможными питательными масками не в состоянии сохранить её молодость и красоту.

Она порой удивлялась сама: проснёшься утром, подойдёшь к зеркалу – глядеть не хочется! Под глазами мешки, лицо опухло, вместо причёски – кошмар сплошной. Но полтора-два часа кропотливой работы, и кое-что менялось. Затем инвентаризация гардероба, подбор аксессуаров, и вроде уже ничего. Недолгие, на пол дня сборы, последние штрихи, и на улицу. Настроение ещё не то, но лишь до первого молодого человека, похотливо пожирающего её глазами, или откровенно вожделённого взгляда, исподтишка брошенной вслед знающим себе цену мачо. Неописуемое ощущение охватывало её. Предательские морщинки разглаживались. Глаза обещающе зажигались и ловили в свои сети всё новые и новые жертвы. Горячая волна пронзала тело и, пробегая по спине сладострастными мурашками, концентрировалась внизу живота.

Разве совершала Людмила что-то плохое? Конечно, она не святая. Заскоки налево случались и с ней, но по большому счёту, красавица довольствовалась лишь косвенными проявлениями мужской сексуальной активности. Эмоционального допинга хватало ей выше крыши! Хотя в последнее время Людочка стала замечать за собой нечто странное. Восторженных взглядов и комплиментов хотелось ей всё больше и больше. Как и любая другая, эмоциональная зависимость развивалась и прогрессировала. С некоторых пор уже и женская половина попала в круг её интересов, чего раньше она категорически не допускала. Любая женщина видит в другой маломальской красавице потенциальную соперницу, и если соплеменницы и реагировали на неё, то скорее на фирменные шмотки. Но что же, какая в конце концов разница. В нелёгкой борьбе за лидерство все средства хороши, и даже запрещённые.

А что теперь? Поклонники, правда, и здесь изредка попадались, но разве можно сравнивать небольшой, хоть и уютный городок с солнечной Ялтой! И все неприятности произошли с ней, оказывается, по прихоти какого-то сморчка?!

"Отомщу!" – решила она.

- В дыру, подлец, меня загнал, - обида душила её. – А я его ещё и ублажать должна?! Облезет и неровно обрастёт…

Туманов улыбнулся. Московский женишок, по недомыслию, нажил смертельного врага. И чем бы завтра не закончилась операция, покоя Николаю не видать.

- Хорошо, как решишь, так и будет, - опять повторил он. – Но ко времени ожидаемого звонка, он должен дойти до кондиции и оставаться в номере, рядом с тобой. А кстати, во сколько о себе напоминает благоверный?

- Обычно Александр названивает ближе к десяти, благо, телефон у меня под рукой, - кивнула Людмила на тумбочку, где красовался грязного цвета стандартный аппарат.

- Ясненько… Люди по ресторанам ошиваются, на танцы шастают, а ты, значит, дома сидеть должна, звонка ждать? – усмехнулся студент. – Хитрый дядечка! Ну ничего, Людочка, если у нас всё получится, не долго терпеть тебе осталось, - подбодрил её Сергей. – Ты только сделай, как договорились. Вскружи Коленьке головушку, чтобы он соображать перестал.

Знающая себе цену Людочка, за последнюю фазу операции посоветовала не беспокоиться. Некоторые опасения у неё вызывало другое. Удастся ли ей напоить соглядатая, если ничего крепкого он не употреблял?

Туманов успокоил её.

- Есть у нас одна задумка. Мы Николаше по спец заказу особой крепости шампузик подготовим, - загадочно намекнул он. – Лишь бы успеть купить его, - студент заметил, что бокал хозяйки опустел и молча наполнил его. - Может, зря мы бутылку открыли? Вдруг завтра в продаже шампанского не будет? – глядя на полупустую тару пожалел он. – Тогда все приготовления насмарку.

- В холодильнике ещё три бутылки стоят. Одну заберёшь с собой, - разрешила хозяйка. – Ради такого случая не жалко.

Людочка пьянела на глазах. Закинув ногу за ногу, она приняла раскованную позу и удобно развалилась на кресле. Короткая юбочка задралась, но заметившая это хозяйка поправлять её не стала. Какие сейчас могли волновать одинокую женщину проблемы, если рядом находился представитель противоположного пола. Внимательно наблюдая за ним, особой реакции она не заметила, но поведение непрошеного гостя только раззадорило её, и Людочка расстегнула сначала одну, а потом и другую пуговицу на блузке.

Туманов почувствовал недоброе. Он уже накопил кое-какой опыт общения с лучшей половиной человечества. Самое страшное и невыносимое для такого типа прелестниц, когда её игнорируют как женщину. Прощения за смертельную обиду вовек не вымолить. Над коалицией нависла угроза развала. Сергей спохватился вовремя и, выдав череду приятных, но ни к чему не обязывающих комплиментов, заторопился домой.

Входил он через дверь, а уходить пришлось несколько иным путём. Как и боялся студент, удержать возле себя женишка рыжей не удалось. Хорошо хоть заговорщики подстраховались. Прежде чем выпустить гостя, Людмила на всякий случай выглянула за дверь и тут же прихлопнула её. Московский вертухай занимал исходную позицию и со скучающим видом перелистывал страницы заграничного журнала. Гостеприимная хозяйка посоветовала не торопиться и чуток подождать. Она, мол, быстренько приведёт себя в порядок и через какой-нибудь часик уведёт хвоста за собой.

"Где часик, там и два", - понял Туманов и выбрал другой вариант. Ещё разок поблагодарив Людмилу за угощение, он выбрался на балкон, перелез через ограждение и ловко спустился со второго этажа.

На подготовку акта возмездия ушло всё следующее утро. Задача оказалась не такой уж и простой, как представлялось сначала. И если задумка всё же удалась, большая часть успеха по праву принадлежит Наталье.

Для приготовления напитка соответствующей крепости лучше всего подходил спирт, а где ещё можно его достать как не у медсестры хирургического отделения? Объяснять долго, для чего нужен спирт, ей не пришлось. Выслушав студента, Наталья рассмеялась и выставила на стол заветную, с большим трудом сбережённую от муженька чекушку. У неё же позаимствовали и шприц.

Следующий этап принёс свои трудности. Чего вроде сложного? Аккуратненько снять фольгу с горлышка, наполнить спиртом шприц и, проткнув пробку "женить" им шампанское.

На деле получалось несколько иначе.

Полуярок попытался впрыснуть содержимое шприца вовнутрь, но углекислый газ, скопившийся в бутылке, выталкивал поршень назад.

- Гладко было на бумаге, да забыли про овраги, - подвёл невесёлый итог увиденному Василий.

Друзья уже поочерёдно пробовали и так, и сяк, но ощутимого успеха их действия не принесли.

Разочарованный Степан запросил краткого перекура, после которого само собой пришло долгожданное решение. Рядом с первой иглой воткнули другую и дело пошло веселей. Залив обеденный стол вырвавшимся наружу шампанским, они без тени смущения оприходовали почти всю чекушку.

Рукотворный гейзер ударил тоненькой струйкой и амбал подставил под него рот. Сделав глоток, дегустатор поморщился. Получившийся коктейль на благородный напиток смахивал мало, и Степан так и заявил друзьям.

Туманов отодвинул в сторону эксперта и тоже снял пробу. Полуярок был прав. "Переборщили с крепостью. Понял он. – Уж если любитель самогона заметил подмену, то женишок наверняка почувствует неладное".

- Этикетку бы заграничную прилепить, - ударил себя по колену Гераськин. – Да где ж её взять?!

Сам не понимая, идею экономист выдвинул гениальную, и студент с ходу ухватился за неё.

Волновала, правда, вторая часть вопроса, но Сергей понадеялся на известные способности Петра, и тот не подвёл.

Для стимулирования поиска, Полуярок пообещал ему поменять пустую тару из-под заморского шампузика на вполне осязаемую бутылку отечественной водки.

Соотношение обмена напрямую зависело от названия фирмы и состояния этикетки.

Повторять дважды Петру не пришлось. Уже через час он влетел во двор, гордо потрясая находкой.

"Сегодня фортуна на нашей стороне!" – возрадовался Сергей, лишь увидев бутылку. На столе горделиво красовалась знаменитая "Вдова Клико".

- Уж от такого угощения Николаша ни за что не откажется, - победно улыбнулся он, - Да и сомневаться в качестве легендарной марки у него язык не повернётся…

Этикетку отпарили над чайником и в два счёта переклеили на новое место. Туманов обернул горлышко фольгой, придирчиво осмотрел бутылку и результатом остался доволен:

- Фирма веников не вяжет!

- А если и вяжет, то фирменные, - не преминул вставить амбал.


Работа была закончена, и парни высыпали во двор. Лавочка оказалась занятой. На ней понурив голову примостился научный сотрудник. Скрип двери привлёк его внимание, он повернул голову, кисло улыбнулся и, освобождая местечко, отодвинулся в сторону.

На фоне довольной молодёжи Аркадий выглядел не очень. Лицо у бедняги осунулось, под глазами темнели круги и заметно тряслись руки.

- Ты что, Львович, приболел? – проявил участие Степан. – Вроде на отдыхе болтаешься, а по тебе этого не скажешь.

- Какой отдых, – махнул рукой научный сотрудник. – Скорей бы домой… Представляете, вторую ночь один и тот же кошмар снится. Будто я не на Черном море под солнышком отлёживаюсь, а вместе с Павкой Корчагиным узкоколейку в город веду. Кругом дождь, слякоть, грязи по колено, а нам всё нипочём. Кайлом машем так, что пар со спины валит! По четыре нормы в день даём! Но что самое примечательное, упахиваюсь вроде понарошку, а утром с постели чуть сползаю. Почему так, а? – спросил стахановец и, не дожидаясь ответа предположил: - Сон что ли вещий? Я вот чего боюсь. Выйду из отпуска – обязательно в колхоз на уборку загонят.

- Ага. Тебя, Львович, послушать, то выходит, что если я немного полетаю во сне, мне можно смело в отряд космонавтов обращаться? Зачислят непременно? – не согласился со своеобразным трактованием амбал. – Я точно знаю, с какими ты Павками отсыпное полотно трамбуешь. И одну из них мы как раз лицезреем, - заржал он и показал рукой налево, где нисколько не смущаясь развешивала бельё полуодетая особа.

- У нашего "Павки" ажурные плавки! – у повеселевшего Гераськина нежданно прорезался талант к стихоплётству.

Слух у новенькой соседки оказался отменным. Удачная рифма тоже пришлась ей по вкусу. Она жеманно выгнула спинку и медленно развернулась вокруг оси, предоставив немногочисленным зевакам удостовериться в точности формулировки новоявленного поэта.

На шум и смех выпорхнула и другая "путеукладчица".

Завязалась непринуждённая беседа, где каждая сторона на всякую двусмысленную фразу отвечала ещё более забористой и откровенной.

Окончания диалога Аркадий ждать не стал, комната освободилась и он направился туда чтобы немного перед обедом покемарить.

Углубившись в довольно непростую для обсуждения тему взаимоотношения полов, ребята немного заболтались, но время поджимало, и хотя разговор получился весёленьким, пора было закругляться и поторапливаться.

Уже уходя, Сергей вспомнил про научного сотрудника и постарался хоть как-то образумить соседок.

- Красавицы, вы Аркадия поберегите, - попросил студент. – Он у нас один такой. Его для истории сохранить надо. А то в последнее время Львович на себя походить не стал. Осунулся бедняга, не досыпает, на девочек молоденьких перестал внимание обращать. Это не хорошо! – высказал он серьёзные претензии подругам. – Я не знаю, катаетесь вы на нём, что ли? Надо обязательно пересмотреть своё отношение к ближнему, - напоследок посоветовал он.

- Бывает и катаемся, - подтвердила крашеная и садистки почему-то заржали.

- Одумайтесь, пока не поздно, – вступился за Аркадия уже и Степан. – Он же вам, как никак, в отцы годится!

- Ничего, выдержит… Ещё немного и сам у нас папашкой станет, - загадочно пообещала вторая хохотушка…


Наводивший лоск Полуярок заметил, как любовно упаковывает шампанское Гераськин. От этой бутылки сегодня зависело многое.

- Правильно, Вася, подальше положишь, быстрее забудешь! – похвалил его за старательность Степан. –Ты особо не переживай. Если с Катькой не получится, мы тебя в аренду соседкам сдадим, - серьёзно пообещал он. – Тебе наука и Аркаше передышка будет.

Туманову идея понравилась.

- Да уж. С такими учителями, Вася, за одну ночь полный курс молодого бойца пройти можно. А за недельку и на дембель с чистой совестью уходить…

Дни на отдыхе летят незаметной чередой. Но сегодня время казалось остановилось. После ужина озабоченная компания перебралась на аттракционы, где и осталась дожидаться результата операции.

Пока они волновались, Людмила Викторовна действовала. Как она и предсказывала, всё прошло без сучка и задоринки. Самым трудным оказалось затащить соглядатая в номер. Трудным, но выполнимым.

Облачившись в соответствующее одеяние, она попросила Николашу достать с антресолей чемодан. Ответить отказом он, считающий себя истинным джентльменом, конечно не смог. После чемодана хитрая Людочка подсунула ему бутылку и, горестно вздохнув, прозрачно намекнула на опостылевшее одиночество: "Любимый муж остался в столице, и даже день ангела приходится справлять одной". Тут же она припомнила, что они уже встречались – летели в Адлер в одном самолёте, и предложила распечатать шампанское.

Отступать было поздно, тем более что подобный поступок мог вызвать ненужное подозрение у подследственной – “понял командированный”.

В отличии от раскованной хозяйки, Николай заметно комплексовал, но когда получше рассмотрел этикетку, внутренне возликовал и в первый раз улыбнулся.

Французское шампанское во всём мире считалось лучшим. А "Вдова Клико" выделялась даже на фоне немногих элитных марок. Попробовать его – мечта любого гурмана, а Николай считал себя таковым, поэтому, когда хозяйка попросила составить ей компанию, он больше не кочевряжился и с благодарностью принял приглашение.

Аромат "Вдовы" поразил его. Ни вкусом, ни насыщенностью углекислотой, ни тем более крепостью, на "Советское шампанское" оно не походило, и если бы не фирменная этикетка, поверить, что крепкое пойло и есть знаменитое "Клико" было бы сложно. Но после второго фужера женишок повеселел и даже стал нахваливать питьё. Опытная Людочка правильно оценила ситуацию и приступила ко второй фазе – обольщению.

Шампанское убывало, а Николаша заводился всё больше и больше.

Скоро хозяйка узнала от него, что "дорогой гость", оказывается, работает в одном министерстве с её мужем. Правда, кем там числится, не уточнил. Алкоголь постепенно раскрепощал надсмотрщика, да и сексапильная собутыльница не оставляла равнодушным.

"В жизни всё взаимосвязано. Сначала по воле шефа он оказался привязанным к Людмиле Викторовне, а потом, уже по его инициативе, жена начальника поменяла место отдыха". - Раскованная обстановка располагала к философским рассуждениям, и Николая понесло. В первые дни он просто возненавидел "подследственную". Вместо того, чтобы наслаждаться общением с Катериной, ему приходилось как привязанному таскаться за женой начальника, а если учесть, что домоседом Людочка не была, пришлось ему не сладко.

Где он только не побывал по её милости! Московская непоседа изъездила почти всё черноморское побережье, но особенно запомнился ему сухумский обезьянник, где какая-то облезлая мартышка нагло лишила его дорогого фотоаппарата. С помощью многочисленных посетителей и служителей парка ему кое-как удалось вернуть потерю, но объектив "Гелиос" краснозадая расколотила напрочь.

Вот так передвигаясь за ней он познавал историю и природу края и, незаметно для себя, вошёл во вкус. Процесс слежки увлекал и затягивал, а чтобы разнообразить его, Николай включал фантазию. В какие-то минуты он представлял себя ловким следопытом, крадущимся по пятам кровожадных ирокезов, или отважным пограничником, сумевшим распознать врага под овечьей личиной.

Скучать "пастуху" не давали. Мужчины сексапильную Людмилу без внимания не оставляли, и приходилось всегда быть на чеку. Кто-то просто довольствовался комплиментами, но таких было меньшинство, остальные же видели в ней лишь объект вожделения.

Поведение Людмилы приятно удивило "следопыта". Комплименты комплиментами, кокетство кокетством, но ничего более компрометирующего она себе не позволяла. Больше того, он стал замечать, что с каждым днём всё сильнее влюбляется в неё, а слежение на пляже и ночное дежурство под окнами возбуждало до крайности. Несколько удачных снимков, сделанных в это время, он с жадностью рассматривал каждый вечер, перед тем, как отправиться на боковую. Между прочим, затея с фотоаппаратом – его личная инициатива, ничего подобного хозяин не поручал. После потери мощного объектива, приличные кадры удавались всё реже и реже, но Николай надежды не терял.

Чего он добивался? Признаться даже себе он долго не хотел, но "Пинкертон" спал и видел красочный слайд с обнажённой Людмилой.

И вот наконец-то свершилось! Не обремененная комплексами и условностями красотка сидела напротив него и что-то мило щебетала. Двойной разрез на юбке бесстыже оголил стройные ножки, а оттопырившие тонкую ткань блузона соски, словно стволы спаренного пулемёта, следили за ним, готовые в любую секунду открыть огонь на поражение.

Возбуждающая близость хозяйки и действие алкоголя сделали своё чёрное дело. Николай начисто забыл, кто он и с каким именно заданием был направлен в спец командировку.

Затуманенный разум рисовал продолжение банкета, где каждая последующая сцена оказывалась смелее предыдущей, а заканчивалась аудиенция в его фантазиях на двуспальной кровати.

Что было дальше, следопыт не помнил. Как потом при личной встрече рассказал Александр Иванович, он оказывается не только грязно домогался его честной жены, но и потерял всякую совесть, представившись непосредственным начальником настоящего шефа!

Отпираться не стоило. Когда ревнивый муженёк позвонил Людмиле, Николай самолично, прямым текстом, послал старикашку подальше и высказал всё, что накопилось в душе за нелёгкую подневольную службу. В заключении подчинённый перешёл все допустимые границы и, посочувствовав красавице жене, что живёт с облезлым старикашкой, предложил ей долго не раздумывать, бросить старого вонючего козла и остаться с ним, молодым перспективным специалистом…

Найти контраргументы на тяжкие обвинения было сложно и нереально, тем более, что коварная Людочка подстраховалась и вызвала в номер дежурного администратора.

Хамское поведение пьяного командированного, нарушившего все писаные и неписаные правила социалистического общежития, подкреплялись документально. Официальное письмо с описанием его художеств было незамедлительно направлено в Министерство, по месту работы провинившегося.

Раздувать скандала Александр Иванович не стал, тем более, что расследование могло коснуться и его, а тихонько, без лишнего шума, перевёл недавнего любимчика в отдел рекламаций. После непыльной службы пришлось Николаше не просто. Чем-чем, а работой этот отдел, стараниями родного министерства, был завален под завязку…


Отпраздновать отъезд несостоявшегося жениха решили на полную катушку. Конечно, можно хорошо посидеть и в ресторане, но Степан уселся на "любимого конька" и уговорил друзей сделать вылазку на природу.

А что ещё оставалось им делать? Полуярок так красочно и с неподдельным жаром описал будущий шашлычок, что у друзей существовало лишь два варианта: или соглашаться, или слюной захлебнуться. Они благоразумно выбрали первое.

К походу готовились основательно, тем более и финансы теперь позволяли. Пока Туманов занимался организационными вопросами, Степан и Гераськин рано утречком поспешили на базар, где вместе со всевозможными припасами закупили и половину бараньей туши.

Наотрез отказавшись от помощи, Полуярок нарезал мясо крупными кусками, а потом ещё долго колдовал над маринадом. К обеду основные приготовления были закончены, и парни поняли, что за раз им груз не утащить.

Кроме эмалированного ведра, под завязку набитого мясным полуфабрикатом, и нескольких пакетов с другой снедью и выпивкой, в углу лежали упакованные в баулы две четырёхместные палатки, позаимствованные студентом у Анатолия. Вес и так был предельным, а до места пикника предстояло доставить ещё и тройку пластмассовых канистр с питьевой водой, кое-какую одежонку и целый мешок древесного угля, заготовленного заботливым амбалом.

После некоторых переперательств парни разделили поклажу на две неравные части и, нагрузившись под завязку, двинули к подругам.

Куда идти, знали все, кроме Василия. Во время незабываемого посещения "дикого" пляжа, они заранее присмотрели местечко для ночёвки. Затратив на дорогу чуть более часа, усталые, но довольные, они добрались туда.

Небольшая территория, очерченная по краям брусками наползающих на берег волнорезов, теперь находилась в их полном распоряжении. Позади зеленой непреступной стеной возвышался почти отвесный склон, зато впереди никаких препятствий не было. Изумрудное море, лениво всклоченное мелкой волной, тянулось далеко за горизонт, и лишь одинокая яхта почти незаметно для глаза перемещалась короткими галсами.

Сил на переход затратили немало, одолевала жара, поэтому, освободившись от поклажи, молодёжь не сговариваясь, наперегонки рванула в воду. Покидать освежающую негу моря не хотелось никому, но о хлебе насущном тоже надо было подумать, и они неспеша потянулись на берег.

Работы хватило всем. Пока девчонки распаковывали вещи, парни установили палатки, расположив их на некотором расстоянии друг от друга. Покончив с главным, Туманов и Степан поспешили назад, оставив подружек под охраной возбуждённого Гераськина. А чтобы Василий не болтался под ногами, амбал поручил ему ответственное задание по сбору плоских камней для будущего мангала.


Продолжение в комментариях
Показать полностью
6

Сочи, море и... любовь. Глава 11 (часть 1)

Глава 11


Этот день принёс друзьям не мало огорчений, но закончился он замечательно. Концерт удался на славу и девчонки просто светились от счастья. Правда, во время сборов случилась маленькая заминка, которая чуть не испортила праздник как минимум одному представителю весёлой компании.

Уже напялив костюм, Полуярок вдруг вспомнил про поруганную обувку. Вернее, он про неё и не забывал, но надеялся выкрутиться каким-нибудь образом. К сожалению, и босоножки, и сланцы, оказавшиеся в его распоряжении, не подошли. Сославшись на дисгармонию общего вида, Туманов забраковал их, почти не задумываясь. Надеяться на помощь Гераськина и в принципе не стоило. В девятом классе у Степана нога была больше, чем сейчас у экономиста. На крайний случай, имелся всё же запасной вариант – кроссовки студента, но и они были маловаты.

Все вместе стали размышлять, кто бы ещё мог помочь и выручить Степана. Список претендентов оказался не большим, поэтому остановились на Аркадии Львовиче. Но у научного сотрудника взыграла мелкособственническая сущность, и он неоднозначно воспринял предложение друзей. Сергей не стал долго уговаривать его, а только напомнил про ночной визит любвеобильной парочки и мстительно пообещал посодействовать их скорому воссоединению.

С подобными доводами считаться стоило, и Аркадий пошёл на попятную. Одну попытку к сопротивлению он всё же предпринял, когда поинтересовался размером ноги здоровяка. Предусмотрительный Полуярок на всякий случай приуменьшил его, но всё равно не угадал ровно на один размер. Научный сотрудник было возрадовался, но студент быстро успокоил его, объяснив, что у амбала одна ступня меньше другой, и ему волей неволей приходится ориентироваться на большую.

Весь вечер протопать в туфлях, на два размера отличающихся от обычной обувки, Степану было не просто. Хорошо хоть в "Фестивальном" ему удалось дать отдых скрюченным пальцам и скинуть к чёртовой бабушке ненавистные "шузы".

Утречком, лишь испив чайку, Полуярок первым делом пригласил усталого экономиста в обувной отдел какого-нибудь магазина. Гераськин вполне естественно поинтересовался, а на фига-то он там нужен. На это Степан вполне резонно заметил, что во избежании дальнейших недоразумений при оплате покупки, Василию просто необходимо присутствовать при отборе товара, имея в виду, конечно, не фасон обувки, а её стоимость.

При выборе магазина, Полуярок руководствовался в первую очередь его месторасположением. Галантерейный магазин, мимо которого они каждый день проходили, направляясь на пляж, как нельзя лучше подходил для этой цели. Однако Гераськин остался недоволен им и, ссылаясь на бедный ассортимент обувного отдела, настоятельно потребовал пойти в любой другой. Степан тратить время на пустые споры не стал и, напомнив, что за показ у нас деньги ещё покуда не берут, открыл стеклянную дверь и вошёл в магазин.

От разнообразия фасонов в этом отделе глаза, конечно не разбегались, но кое-что, заслуживающее внимания всё же имелось.

Пока амбал и Туманов осматривали образцы, Василий уткнулся в витрину, воспылав неожиданной любовью к галантерейной мелочёвке.

Тут-то его и настигло разочарование.

Пышнотелая продавщица из отдела нижнего белья негромко окликнула экономиста:

- Молодой человек, я к вам обращаюсь! – повторила она.

Головы покупателей как по команде повернулись на голос. Всех, но только не Гераськина. Он почему-то весь скукожился, втянул умную голову в плечи и попытался бочком - бочком выбраться на улицу.

- Молодой человек, куда же вы? – попыталась она остановить беглеца. - Почему вы убегаете? Подойдите, пожалуйста ко мне. Вы у нас вчера кое-что забыли, - закричала продавщица, потрясая ажурными женскими трусиками.

Василий понял, что скрываться после подобной демонстрации уже не стоит, поэтому он вернулся, схватил проклятые трусы и как можно незаметнее выскользнул в дверь.

Неожиданная развязка заинтриговала оставшихся друзей. Недолго думая, они оставили в покое сортируемую обувку и, представившись хорошими знакомыми склеротика, попросили некоторых уточнений.

- А чего тут объяснять? – приветливо улыбнулась продавщица. - Ваш друг заплатил за гарнитур, но пока я упаковывала трусики, ушёл с одним бюстгальтером. Хорошо хоть сегодня он пришёл, а то уж я и не знала, что с ними делать. У нас на днях инвентаризация намечается, а тут такая проблема. Вы понимаете, нас за недостачу меньше терзают, чем когда что-то лишнее обнаруживается, - честно призналась она. - Если такое не дай бог случится – затаскают по инстанциям, объяснительными замордуют.

Пышнотелая постучала по деревянной полке и трижды поплевала через левое плечо.

Полуярок и Сергей понятливо переглянулись. Теперь всё встало на свои места. С Васяткой что-то надо было делать и чем скорее, тем лучше!

Они поблагодарили доброжелательную продавщицу, гуськом выбрались на улицу и огляделись. Грустно опустив голову, Гераськин сидел поблизости и никак не отреагировал на их появление. Студент приземлился рядышком, а Степан, как и было оговорено, прошествовал дальше и устроился в тенёчке.

Василий взглянул на соседа, откинулся на спинку скамьи и попросил закурить, что для Туманова стало полнейшей неожиданностью.

Затянувшись пару раз, расстроенный экономист закашлялся, вскочил на ноги и, пройдя несколько метров, выбросил почти целую сигарету в урну. Встревоженный студент подумал, что сейчас он уйдёт, но Гераськин потоптался немного и вернулся назад.

- Скажи, Серый, что мне делать дальше? – начал он, собираясь с мыслями. - Почему у меня со слабым полом не ладится, а? Ведь я не урод какой, и в башке у меня кое-что имеется, - для наглядности Василий постучал себе по голове, - Сколько уж раз так бывало: знакомлюсь с отличной девчонкой, ухаживаю, встречаемся, целуемся даже. Всё вроде нормально. Но как дело доходит до большего – всё, шлагбаум перед носом! Вернее, раньше так было, теперь я сам продолжения боюсь. А вдруг опять откажут? Снова чувствовать свою ущербность? Заниматься самокопанием и самобичеванием? Так я уже это проходил, и не раз, - невесело улыбнулся Гераськин. – Самое интересное, я понимаю, что не всё так плохо. Каждый день десятки женщин и девушек встречаются на моём пути, и наверняка некоторым из них я нравлюсь. Пусть одна из сотни, да даже из тысячи, но она всё же имеется! Та, которая глядя на меня, забыв про положение и не взирая на возраст, повинуясь голосу плоти готова впасть в безумство страсти!

"Конечно есть, - про себя отметил студент. - Стопроцентно нормальных людей вообще нет, и подобное сексуальное отклонение тоже имеет право на существование," – мысленно согласился Сергей, но вслух озвучил только первую часть постулата.

Обретя благодарного слушателя, Василий разошёлся не на шутку и плавно перебрался из психологии в область более тонкой материи.

- Придумать бы, Серёга, такое устройство, при помощи которого можно распознавать лиц противоположного пола, страстно жаждущих тебя! – совсем уж размечтался Гераськин. - А что?! Давно доказано – вокруг человека имеется невидимая аура, которая в зависимости от эмоционального проявления и состояния здоровья постоянно меняется. А значит изменения эти можно улавливать. Надеюсь, ты спорить не будешь, что страсть, да, пожалуй, ещё и ненависть основные раздражители для человека? – обратился он за поддержкой к студенту.

Туманов спорить не стал и молча кивнул в знак согласия.

- …А значит, находясь в сексуальном возбуждении, организм выделяет некие флюиды, - смело предположил Василий, - Засунул в карман такой приборчик, и на танцы. По кругу прошёлся, слышишь – сигнал. Посмотрел на претендентку, оценил. Если не понравилась, дальше потопал. Опять пискнуло – флюиды попались! Глянул. На этот раз то, что надо. Познакомились, потанцевали немного и вперёд, с песней! – смело раздвинув рамки межполовых отношений, попытался заглянуть в далёкое будущее Гераськин.

- Хорошая идея, – похвалил мечтателя Сергей. – У меня только два замечания. Во-первых, женщинам такой прибор иметь нельзя, многие оглохнут на фиг! А во-вторых, как ты ненависть от страсти отличать собираешься? Тебя испепелить готовы, а ты целоваться лезешь?

Фантазёр внимательно выслушал оппонента и, не зная, что ответить, развёл руками.

- Тебе, Василий, нужно поменьше в облаках витать и побольше практической работой заниматься, - опустил его на грешную землю студент. - Ответь, пожалуйста, чем тебя Катерина не устраивает?… Ах, устраивает. А что ты тогда выпендривался? Ольгу пытался оболтать? Деньги начал жалеть? Не знаешь? Вот и я не знаю. На всю жизнь запомни, Вася, и сыновьям будущим передай. Для того, чтобы раздеть женщину, иногда приходится оголять душу и практически всегда кошелёк. Хорошо, если эти соотношения уравнены, но такое – редкость. В любом случае, ответ ты узнаешь, но какой перед ним будет знак, плюс или минус, зависит лишь от тебя.

Уставший от прописных истин, Гераськин нетерпеливо перебил его:

- Хорошо! Теоретически ты меня, допустим, подковал. Но хоть один практический совет ты можешь дать? Подскажи, если знаешь, где, а главное, каким образом мне сегодня, - Василий особенно выделил последнее слово. - Сегодня, а не завтра или там в ближайшем обозримом будущем можно попытаться наладить контакт? Пусть не с красавицей, просто с нормальной девчонкой на первый раз.

На секунду Туманов задумался. Трудную задачу задал ему экономист.

- Есть один проверенный способ, - обрадовал друга Сергей. - Сейчас идёшь в кинотеатр. В предварительной кассе приобретаешь два билета на хороший фильм и дело в шляпе. Перед самым сеансом появляешься, билетов в продаже, конечно, нет, а желающих валом. Всюду спрашивают лишние билетики, надеются на что-то. Тебе только останется выбрать кандидатку покрасивее и одарить её. Я повторяю, одарить, а не драть с неё три шкуры, - на всякий случай предупредил студент, - Дальше действуй по ситуации. Места у вас, естественно, окажутся по соседству. В твоём распоряжении больше часа будет, плюс пятнадцать минут ещё и журнал. За это время твоё благородство, я думаю, оценят по достоинству. Во всяком случае, выслушают, что тоже уже не плохо. Если подруга клюнет, не спеши. Дождись окончания фильма и напросись в провожатые. Дальше, я думаю, тебе объяснять не надо. Да, чуть не забыл! Если тебе уже в зале начнут совать деньги, считай, что это шлагбаум. Бери гроши и со спокойной совестью фильм досматривай, - в заключении посоветовал Туманов.

Завершив совещание в узком составе, они пересели к амбалу, скучающему невдалеке.

Несмотря на видимую доброжелательность, Василий всё равно чувствовал себя прескверно и успокоился лишь тогда, когда компаньоны клятвенно заверили забыть и никогда не вспоминать историю о женском белье.

Торопиться сегодня не стоило. Девчонки затеяли большую постирушку, и наконец-то можно было заняться личными делами. Парни обговорили кое-какие детали, договорились о времени встречи и разбрелись по разным направлениям.

Руководствуясь наставлениями Сергея, Гераськин направил стопы в кинотеатр. Степану с ним тоже было по пути. Наталья попросила заглянуть в паспортный стол за регистрационным журналом, и амбалу поручили забрать его. Лишь у студента дел неотложных не оказалось, и он опять отправился на рекогносцировку.

Первым у пивных автоматов появился Василий, а за ним подтянулся и Полуярок, который сразу же выгреб из карманов горсть мелочи, но, не найдя монеты нужного достоинства, обратился за помощью к экономисту и попросил разменять их.

- Больше я к этим автоматам ни ногой, – недовольно буркнул амбал, сняв пробу с только что наполненной кружки. – Просил же Серёгу, давай заглянем к Тофику, так нет же! Мало того, что без пива хорошего оставил, так ещё и костюм заставил напялить, - проворчал Степан и, перебросив через плечо висевший на руке пиджак, сделал ещё пару глотков. – Моча… Моча молодого поросёнка, – вынес вердикт Полуярок и, подойдя к краю тротуара, выплеснул содержимое кружки под куст. Настроение у него стало портиться буквально на глазах. Присев рядом с Василием, он в который уж раз недобрым словом вспомнил запропастившегося куда-то Туманова, хоть и невольного, но всё же виновника совершённого им невиданного святотатства.

Почти тут же, вынырнув откуда-то из-за угла, студент подобрался сзади и, чуть коснувшись спинки, перемахнул через скамью.

- Ооо! Явился. Не прошло и пол года, – взвился здоровяк и отодвинулся подальше. Не став вступать с другом в дискуссию, Сергей достал сигарету и закурил. Теперь уже в сторону, только другую, переместился экономист.

- Началось, - улыбнулся Туманов. - Скажите, пожалуйста, что за цацы! Броуновское движение на плоскости устроили. А я, между прочим, не баклуши бил, как некоторые, - добавил он и посмотрел на Степана, - а серьёзным делом занимался.

- Чем, чем ты занимался?

- Ты не ослышался, Стёпа, делом. Вернее подготовкой к нашему скорому общему мероприятию, - на всякий случай уточнил он. – Надеюсь, жаркое южное солнце не до конца растопило ваши мозги, и вы ещё помните, что мы обещали помочь выбраться из долговой ямы молдаванину и оказать посильную помощь в решении финансовых проблем обворованного. Помните? Ага, уже хорошо. Не надо хоть повторять предысторию кидалова. Кстати, как мы и предполагали, паспорт то подбросили. Техничка вчера его в мусорной корзине нашла, - пояснил студент. - А вот обратного билета там не оказалось. Теперь давайте прикинем. Чтобы купить билет и более менее сносно провести оставшиеся деньки, Мирче желательно иметь где-то сто-сто пятьдесят целковых. Насколько я понимаю, лишних денег ни у кого из вас не водится?!

Василий на всякий случай насторожился.

- Тоже мне, секрет полишинеля открыл! А ты сам-то хоть раз встречал идиота, который бы сознался, что они у него лишние? – не без сарказма спросил он.

- Одного видел. Но он как раз идиотом и оказался, – улыбнувшись, сознался Сергей. – А из числа нормальных людей что-то не припомню. Если всплывёт кто в памяти, обязательно расскажу, - Туманов затушил окурок. – Короче, лишних грошей у нас нет, а выручить человека необходимо. Я поразмыслил немного и вот что придумал, - уже серьёзно продолжил он. – Как катают за углом напёрсточники, вы уже наблюдали. Дело у них организованно с размахом, но кое-какие слабые места имеются. Если просчитать всё, как следует, можно наказать нехороших мальчиков на хорошие "бабки". Я надеюсь, что ни с правовой, ни с моральной точки зрения у тебя, Василий, к общему плану претензий не имеется?

Гераськин чуть помедлил и покачал головой из стороны в сторону.

- Отлично! Тогда переходим к технической стороне дела. – Туманов задумался, словно собираясь с мыслями, и, развернувшись к амбалу, негромко сказал: - Главной фигурой в нашей операции…

- Операции "Ы"! – перебив стратега хохотнул Полуярок.

- …Скорее уж "Ю", потому что при неблагоприятном стечении обстоятельств, наша затея может стать последней! Шучу, шучу. Но сразу предупреждаю, рожи пострадать могут. В общем, всё от тебя, Стёпа, зависит. Тебе, друг, предстоит изобразить недоделанного простачка, этакого деревенского вахлака. Роль, конечно, сложная, но я думаю, тебе она по плечу, - льстиво добавил Сергей.

Как ни тошно было на душе у Гераськина, но оставить без внимания такое распределение главных ролей он не смог.

- Ну, это-то он как никто лучше сможет изобразить, - смотря куда-то в сторону, не удержавшись, буркнул Василий.

Амбал обидчиво поджал губки и неласково посмотрел на критика. Туманов вовремя почувствовал опасность развала нарождавшейся коалиции.

- Давайте договоримся, вы меня внимательно выслушиваете, а все вопросы и комментарии после, - решительно попросил он. – Сейчас переходим к основному. К играющим подходим по одному. Ты, Степан, пробираешься в первый ряд и занимаешь позицию поудобнее. Церемониться особо не стоит, действуй поактивнее, пусть тебя заметят. Наша с тобой, Василий, задача противоположная. Пока Стёпка мозолит глаза, нам необходимо, напротив, как можно незаметнее занять исходное положение по обеим от него сторонам. Запомните строго настрого! Ни в коем случае, ни единым жестом нельзя показать, что мы знакомы! – предупредил студент. – А то ничего путного из нашей затеи не выйдет.

Василий захотел некоторых уточнений, но Сергей напомнил ему:

- Мы ведь договорились, что вопросы позже. Потерпи чуть-чуть, немного осталось. Так вот. Когда убедишься, что мы с Васяткой на месте, ты, Стёпа, вступишь в игру. Ставки делай небольшие, по червончику, - посоветовал Туманов. - Играй, как получится. Всё равно, из пяти четыре раза обязательно проиграешь. но и сдерживать себя особой не стоит. Проиграл – ругайся, психуй. Улыбнулась удача – отреагируй соответствующе. Пусть они посчитают, что ты азартный лох, а такого облапошить легче простого. Конечно, в прямую их нам не раскрутить. Тут надо технически, - подняв вверх указательный палец, подытожил студент. – Сорвать куш желательно за два, максимум три раза, а для этого мы с тобой, Вася, и нужны, - обрадовал его Сергей и вкратце расписал порядок их общих действий. – После того, как я кашляну, ты, Стёпа, - обратил стратег взор на амбала, - начинай поднимать ставку. Снимешь банк – хорошо. Проиграешь – тоже не страшно. Важно, чтобы они решили, что ты дозрел. Побольше суетись, пересчитывай деньги, отвлекайся. Поменьше внимания обращай на доску. Вскоре ты обязательно заметишь, что, заманивая тебя, катала всё чаще светит карты, а значит, пришло время действия.

Закруглившись с вводной частью наставления, Сергей уже более подробно, уделяя внимание мелочам, обрисовал роль каждого в предстоящей операции "Ю" и порядок действий по окончании.

Закончив инструктаж, Туманов проэкзаменовал друзей и, удостоверившись в их сообразительности, немного успокоился.

- Ещё раз напоминаю, действовать только наверняка. Пока с двух сторон подтверждение не получишь, не дёргайся! – предупредил Степана студент и вытащил стопку красненьких десяток. – Здесь триста рублей. Вообще-то должно хватить и половины, но я, на всякий случай, подстраховался, - пояснил он и, протянув деньги амбалу, сказал: - Одевай свой пиджачишко, а бабки по внутренним карманам растолкай.

Критически оглядев его, стратег остался доволен получившимся результатом.

- Красавец! – похвалил он. - Надеюсь, теперь понятно, почему я попросил тебя в костюм облачиться? Лучшей униформы даже если захотеть, всё равно не сыскать. Я вижу и Васятка со мной солидарен. Ладно, основные моменты обговорили, теперь пора и за дело приниматься.


Игра была в самом разгаре. Любопытных зевак собралось не мало, и парням не составило особого труда затеряться среди них. Не форсируя особенно события, они, как и советовал Сергей, просочились сквозь толпу и, оказавшись в первых рядах, заняли исходное положение, согласно разработанного плана.

Туманов остановился недалеко от Степана и, заглянув через плечо мужика с коротким ёжиком волос на голове, посмотрел вниз. За квадратной фанеркой склонился всё тот же катала и крутил свои карты. Несмотря на наличие большого количества возможных клиентов, расставаться с наличностью никто особо не стремился. Радовать его подобная картина не могла и, заводя публику, катала разминал себя с одним из засланных казачков.

Засланец сорвал пару раз небольшой куш и, огласив окрестности радостным воплем, отвалил в сторону.

Вакантное место не долго оставалось свободным. В поле зрения худосочного зазывалы Полуярок попал уже давно. "Деревенский кабан", как окрестил его шустрила, торчал в первом ряду и своим "ярким" видом как нельзя лучше напрашивался на неприятности.

На последующее предложение Степан ответил согласием и с ходу просадил первый червонец. Деньги были чужие, да и адреналин горячил кровь, поэтому амбал играл не останавливаясь.

"Надо поторапливаться! Если так дальше пойдёт, он в момент всё спустит," – понял стратег и, оттеснив ёжикоподобного, устроился возле друга.

Гераськин тоже не тратил время даром и сейчас маячил там, где и было ему предписано, то есть по левую от амбала сторону. Пока всё шло строго по оговорённому плану. Напёрсточники вовсю раскатывали очередную жертву, не особо утруждая себя изысками.

Следя за игрой, Туманов похвалил себя за хорошую подготовку к операции. "К операции "Ю"," – улыбнулся он.

Да и как было не порадоваться, если даже соотношение выигрышей и проигрышей ему удалось предугадать.

А Полуярок, между тем, разошёлся не на шутку. Потихоньку, помаленьку, азарт игры захватил его целиком.

На сей раз, он уж точно заметил, что проклятая дама пикей улеглась посерёдке! Захотев отыграться, амбал удвоил банк и… проиграл. Искомая карта действительно лежала посередине, но только до тех пор, пока Степан не полез в карман.

Сергей кашлянул, а для подстраховки ещё и пихнул зарвавшегося кутилу под ребро. Как потом честно признался Полуярок, последнее было оправданно.

Пришедший в себя амбал на секунду замешкался, и опытный катала сразу же уловил это.

- Не расстраивайся, друг, сейчас мне подфартило, в следующий раз повезёт тебе, – успокаивающе сказал он, глядя на жертву снизу вверх.

- А чё откладывать-то? Давай по полтиннику сгоняем, - предложил Степан и бросил деньги на фанеру. – Проверим, к кому на сей раз удача повернётся задом.

Внутри у каталы всё запело. Ещё бы, мало того, что удалось заарканить стопроцентного лоха, так он ещё и сам упрощает задачу, швыряя на кон нехилые бабки.

Быстро уровняв ставки, он заискивающе взглянул на колхозника:

- Ну что, поехали?

- Побыстрей давай, - поторопил Полуярок, - меня время поджимает, я и так уже опаздываю. Разочек – другой испытаю судьбу и баста, на процедуры пора.

"Таких дураков не сеют, не пашут, они сами пачками рождаются! - возликовал катала, - Раз у него времени на разбиралова нет, ещё лучше, разведём барана в два счёта! Пущай потом шарами хлопает, волосики пучками из головки выдёргивает", – радостно подумал он, крутя замусоленные карты и приговаривая при этом:

- Кручу, верчу, обмануть хочу! Ну что, командир, усёк, куда пиковая дамочка легла?

Вместо ответа Степан успокаивающе выставил вперёд ладонь и нагло предложил утроить ставку.

"Ага, усек, значит, дурачок! Заглотил наживку по самое не могу!" – понял катала и профессионально улучив момент, быстренько передёрнул даму.

Полуярок и на самом деле не сомневался в собственной правоте, но теперь он больше рассчитывал на друзей. И они не подвели. Внимательный Василий толкал его в коленку, а сигнализирующий о подвохе студент наступил на правую ступню. Причём, паразит шандарахнул так, что чуть не расплющил её.

Степан вспомнил недавний инструктаж.

"Ну, с Серым всё понятно. Наступив на любимый мозоль, он указал на правую карту. А вот что хотел сказать "ворошиловский стрелок", этот жестокий уничтожитель штиблет? – на секунду задумавшись, он собрался с мыслями. – Так, если кулаком пихают в область задницы, причём непременно с двух сторон, значит карта посередине. Сейчас же Гераськин стучал по нему коленом, и, если руководствоваться инструкцией "старого конспиратора", это означает только одно – пиковая дамочка улеглась напротив студента".

Разработчик операции настаивал на двойном подтверждении и оно было получено.

Тянуть дольше не стоило. Полуярок быстро нагнулся и вскрыл крайнюю карту.

Хоть и надеялся амбал на помощников и заранее был подготовлен к фортуне, но радости от выигрыша он получил всё равно в избытке.

Завистливый шепоток пробежался по толпе. Как же, здоровенный увалень запросто так, мимоходом, снял приличный куш, и все с надеждой ждали продолжения. И оно последовало.

Уже поднаторевший в таких делах катала, хоть и замешкался немного, но растерянности на его лице не наблюдалось.

"В конце концов, не зря ведь говорится, что дуракам везёт, " – вспомнилось ему мудрое изречение.

Просто так смириться с потерей денег он не мог и тут же , правда, мало надеясь на удачу, предложил мордовороту не мелочиться и дать ему шанс отыграться.

Пересчитывающий купюры здоровяк внимательно выслушал его, взглянул на часы и покачал головой.

- Время поджимает, опаздываю я, - повторил он, но голос вкусившего халявы звучал неуверенно.

Катала усёк эти метания и сделал ещё одну попытку.

- Ладно, командир, давай сделаем так. Ты даёшь мне разочек отыграться, а я, чтобы не разводить тары-бары, сразу иду ва-банк.

Степан молчал и топтался на месте.

- Ну чего ты меньжуешься? – опять принялся за уговоры катала. – Ты ведь ничего, в натуре, не теряешь?! Зато выигрыш в два счёта можешь увеличить. Сколько там у тебя? Триста колов? Подфартит, в два раза больше будет! – быстро балаболя, он вместо наживки продемонстрировал запечатанную пачку трояков, которую небрежно швырнул на фанерку.

- Ништяк! Крути, земеля, свою шарманку, - разрешил Полуярок и, взяв в руки пачку, отогнул края купюр. Трояки были настоящие, и Степан махнул рукой, выложив рядом с ними весь свой выигрыш.

Народ вокруг опять зашевелился. По толпе лёгкой волной прошелестел шепоток. А как же, банк вырисовывался нешуточный, а главное, развязка была не за горами.

Поднявшийся ажиотаж чуть было не испортил весь ход дальнейшей операции.

Какой-то особо любопытный мужик, пробиваясь поближе к захватывающему действу, нагло оттолкнул экономиста и устроился на его месте.

Амбал, конечно же, заметил опасную замену, но предпринять что-либо не решился. И правильно сделал.

Не зря, оказывается, похвалялся Василий своим "красным" экономическим дипломом.

Быстро просчитав возможные финансовые потери, Гераськин вовремя вспомнил о недавнем футбольном матче. Наука колобка тогда не подвела, и сейчас должна была выручить. Работая локтями, окрысившийся Василий отпихнул нахала в сторону и вернул себе законное место.

А тем временем лохотрон крутился уже вовсю.

Катала решил зря не экспериментировать. Быстро манипулируя картишками, он был уверен в своей победе абсолютно. Да и чего ему было волноваться? Ну, повезло один раз кабану, и что из этого? И на старуху бывает проруха, но снаряд дважды в одну воронку не попадает. Тщательней, чем обычно, он перемешал, а потом и выложил карты ровным рядком.

Настала очередь отдуваться Степану.

Время шло, пора было давать сигнал, а вместо этого Туманов медленно покрывался испариной. Перестраховавшийся катала так ловко закрутил свой пасьянс, что студент за нужной дамой не уследил. Вероятнее всего она лежала напротив Василия, но стопроцентной гарантии не было. Эпохальной операции "Ю" грозила катастрофа и катастрофа неминуемая.

И тут весомое слово сказал Полуярок.

Он и сам толком не знал, где скрывается дамочка, поэтому некоторая неуверенность друзей заставила Степана поработать активнее серым веществом. Что-то стоящее на ум пришло лишь одно, а так как терять всё равно было нечего, здоровяк решил воспользоваться придумкой.

Всё это время у него под мышкой торчал регистрационный журнал хозяйки. Особо он ему не досаждал, но и большого удовольствия доставить тоже не мог.

Осознав, что дело пахнет керосином, Степан немного расслабил мышцы руки, и лощёный журнал плюхнулся под ноги.

Нервишки у каталы оказались не железными. Свалившийся журнал заставил его дёрнуться и, пока амбал наклонялся за ним, он быстренько повторил излюбленный приём с рокировкой.

Тяжёлый камень свалился с души студента. Теперь-то он знал, где притулилась пиковая бабёшка, и незамедлительно передал информацию по прямому назначению. Причём, оказывается, и с предыдущим месторасположением карты он тоже не ошибся, но теперь уверенность была абсолютной.

Внимательный Гераськин тоже не подкачал, и Степану, получившему подсказки с обеих сторон, оставалось только валять дурачка.

"Жертва" страшного и мучительного выбора тянула ручонки то к одной карте, то к другой, но когда всеобщее волнение достигло апогея, указала здоровенным перстом на срединную "рубашку".

Пока напёрсточники, во главе с каталой, приходили в себя, Полуярок сграбастал деньги и, особо не суетясь, не спеша рассовал их по карманам. Пожалев о нехватке свободного времени, удачливый игрок попрощался с каталой и пообещал заглянуть как-нибудь ещё. Толпа расступилась и Степан быстро зашагал прочь, что опять же соответствовало разработанному плану.

Пока он удалялся, Туманов внимательно следил за реакцией остальных членов бригады, которые, как по команде сбились в кучу и устроили что-то вроде экстренной летучки. Особенно возмущался и выступал коротко стриженный крепыш. Он всё никак не мог угомониться и несколько раз порывался броситься вслед за "колхозником".


Продолжение в комментариях
Показать полностью
5

Сочи, море и... любовь. Глава 10 (часть 1)

Глава 10


К вечернему выходу Гераськин готовился как никогда. Он тщательно начистил ботинки, перегладил одежду, а потом ещё долго крутился перед зеркалом, с удовольствием рассматривая своё отражение.

Этот вечер должен был решить многое, и Василий понимал это. И один, и другой компаньоны как могли, напутствовали друга и, в конце концов, своими советами только запутали его.

Источая вокруг приторный запах дезодоранта и то и дело подпрыгивая от возбуждения, он выскочил из дома на целый час раньше, чем было условленно.

Проводив влюблённого, Туманов завалился на кровать и принялся дочитывать очередной детектив. С трудом переносивший безделье сельский житель побаловался чайком, снял со стены пиджак и вывернул карманы. Увиденное мало порадовало Степана. С обеих сторон в подкладке, как раз напротив карманов, зияли приличные дыры. Почти новый костюм был изрядно попорчен. Всему виной были крупные кубанские семечки, которые понравились не только ему, но и мышам. Полуярок даже подумывал о том, чтобы попробовать развести новый сорт масляной культуры у себя на родине, но нахальные грызуны помешали благому начинанию. Он тяжело вздохнул, тщательно расправил ткань на коленке и, вдев нитку в иголку, сосредоточенно принялся за починку.


Стало смеркаться. Сергей открыл глаза и осмотрелся. Скучный рассказ давно сморил его, и раскрытая книжка валялась рядом. Напротив, раскинув грабли, сладко посапывал Степан. Туманов взглянул на часы и присвистнул. Пора было вставать. Приложившись к носику, он испил из чайника кипячёной водички, повесил полотенце на шею и пошёл принимать душ.

Вернувшись назад, освежившийся студент растолкал товарища и молча постучал по циферблату. Полуярок с удовольствием потянулся, хрустнул суставами, ещё раз оглядел свою работу и повесил костюм на прежнее место.

Пока студент суетился вокруг стола, готовя лёгкий ужин, амбал тоже решил разогнать водичкой остатки сна.

Не успел Сергей даже нарезать хлеба, как медленно распахнулась дверь, и на пороге появился Василий.

- Что-то ты рановато, - прошамкал Туманов, дожёвывая колбасу. - Забыл что или за советом пришёл?

Ничего не ответив, Гераськин молча протопал по проходу и рухнул на кровать.

"Облом, - понял Сергей, - надо поддержать несчастного, а то, чего доброго, с горя руки на себя наложит".

Присев рядом с экономистом, он попытался ободрить его, но сделал только хуже.

Обманутый в лучших чувствах влюблённый повернулся к утешителю и, чуть не плача, выдавил из себя:

- За что, Серёга, она так? Я, как дурак, два с лишним часа прождал её, а она, мало того что не пришла, так ещё специально, чтобы сильнее унизить, прошлась мимо меня с каким-то бородатым хахалем. Нет, ты скажи, что я ей сделал такого, почему она со мной так поступила? – спросил Гераськин и вскочил с кровати.

"Точнее сказать не сделал!" – отметил про себя студент, но вслух ничего не произнёс.

- Не могу я женщин наших понять. Почему они таких кобелей, как..- вышагивающий туда-сюда Василий бросил взгляд на собеседника и, чуть-чуть помедлив, уточнил, кого он имеет ввиду: - таких, как наш полудурок выбирают? Почему? А я ведь всё по честному хотел. Ты знаешь, я даже жениться собирался! Руку и сердце навсегда ей отдать!

"Как всё запущенно. Ещё немного и потеряли бы друга", – удовлетворённо отметил Туманов.

- Эх, Вася. Ты думаешь, зря говорится, что у женщин две проблемы: носить нечего, и все мужчины – сволочи?! На самом деле существуют ещё две закавыки – полное отсутствие и излишне навязчивое внимание мужиков. Причём эти две проблемы могут мучить женщин в одно и то же время, - не без сарказма уточнил Сергей. – Чем больше поклонников, тем больше метаний. Не только мы не понимаем, почему нас привечают или отвергают, сама себе женщина не всегда может внятно ответить на сакраментальный вопрос. Я вообще считаю, что та, которая выберет ненаглядного хотя бы из парочки претендентов и ни разу не усомнится в правильности решения, может со спокойной совестью посылать заявку в нобелевский комитет.

- По какой, интересно, номинации? Как лучший психолог? – спросил Гераськин, продолжая кружить по комнате.

Туманов почесал в затылке. Вот про это он не додумал.

- А по всем вместе, - нашёлся он, - А ещё лучше объявить новую номинацию – идеальная жена глазами мужчин. Главная премия – сто миллионов долларов, - торжественно объявил студент, обведя руками подобие мешка с несуществующими дензнаками, - И одну претендентку я могу назвать уже сейчас.

Любопытство взяло верх над обидой, и Василий притормозил.

- …Венера Милосская! – после некоторой паузы закончил женовед. - Только как бы она их тратила, бедная, понять не могу.

В коридоре послышались шаги и хлопнула дверца холодильника. Влюблённый вздрогнул и зашагал опять.

На пороге с изрядным куском колбасы в одной руке и бутылкой кефира в другой, нарисовался здоровяк.

- Мамочка моя! Кого я вижу! – излишне радостно возвопил он. - Вася, чего ты так рано заявился? Никак конспект с лекцией потерял, что мы тебе надиктовали? Или балериночка тебя немного того, продинамила?

Гераськин скрипнул зубами и задвигался ещё быстрее.

- Чего ты мечешься, как русский разведчик? Подумаешь, горе. Я сразу сказал, что она не придует. Раньше надо было действовать, - напомнил жестокосердечный Полуярок.

Василий от возмущения потерял дар речи.

- Ты то и накаркал! – наконец прорвало его. - Не мужик, а ворона брехливая! Весь вечер мне испортил…

Пришла пора возмущаться и Степану.

- Ага! Крайнего нашёл?! Молодец! Во всём, значит, я виноват? Серый, я его в бане, когда он надо мной изгалялся, предупреждал? Досмеёшься – плакать будешь! – амбал призвал Туманова в свидетели, - Пожалуйста – результат. И не стой на дороге, нам с Серёгой собираться пора, - предупредил он, отодвигая противника к стене. - Усаживайся поудобнее и смотри любимый телек. Что там сегодня? – он открыл газету и пробежался по программе. - О! Как раз для тебя. "Влюблён по собственному желанию", - с выражением огласил он название фильма. - Если повезёт, Аркадий за стеной соответствующее сопровождение устроит. Но это уж не обещаю, как получится…

Всё это время Василий стоял у стены, скорбно раскинув руки по сторонам. Он долго сдерживался, но любому, даже самому железному терпению когда-нибудь приходит конец.

Последующие события заставили всех без исключения пережить малоприятные мгновения.

Сначала взбешённый Гераськин со всей мочи шандарахнул кулаком по стене, а потом добавил ещё и ногой.

Хлипкая стена глухо охнула и словно в отместку окатила изверга потоком штукатурки вперемежку с извёсткой. Но и это ещё не всё. Вместе с перегородкой зашатался и костюм Степана, из которого на пол выпала здоровенная мышь.

Вывалившись наружу, испуганный грызун потерял ориентировку и вместо того, чтобы “делать ноги”, не нашёл ничего лучшего, как забраться на штанину отплёвывающего Василия.

Наглое поведение возмутило экономиста, которого сначала нехорошо передёрнуло, а потом и мелко затрясло.

Не то сгустившиеся сумерки тому виной, не то череда нервных потрясений, пережитых за последнее время, но Гераськину почему-то показалось, что по его серой брючине вместо безобидного Микки Мауса карабкается здоровенная противная крыса.

Василий инстинктивно задёргал ногой, а когда и это не помогло, передёрнулся от отвращения и уже ладошкой сбил с себя ненавистного грызуна.

Перенеся лёгкое сотрясение мозга, Микки Маус отфутболился от стены, приземлился на Сергея и ошалело заметался по кровати.

Хаотичное движение наглеца лишь раззадорило экономиста. Продолжая трястись мелкой дрожью, он подскочил на месте и рванул к выходу.

То ли времени на раздумье у него не оставалось, то ли раздумья как такового не было и в помине, но Степана вместе с кефиром он снёс, точно пушинку. Сложившаяся композиция на "Гибель Помпеи" не тянула, но великого Карла Брюллова заинтересовать все же могла бы.

Под сильно накренившимся столом картинно раскинув руки в молочной луже раскрылетился Полуярок.

Почти напротив него застыл студент, лицо которого как-то в один миг побелело и слилось со стеной.

Если честно, ему было от чего менять окраску.

В него из подводного ружья, к которому он, оказывается, и рвался, целился взбесившийся экономист. Вернее, очкастый Робин Гуд метился в мышь, но она-то скакала у студента между ног.

"Шизанулся Васька, сейчас пальнёт!" – догадался Туманов и, чтобы избавиться от причины, судорожно взмахнул одеялом.

Глаза в этот миг у всех находящихся в комнате млекопитающих, включая и грызуна, стали одного размера.

Сергей вовремя отреагировал на опасность. Забыв про предохранитель, потерявший рассудок Гераськин несколько раз безуспешно нажал на курок и, к счастью для студента, вспомнил про него только тогда, когда нахальная мышь нарезала круги уже по полу. Потенциальная жертва, мешая точному прицеливанию, беспорядочно перемещалась по небольшому помещению.

Охота на мамонтов затянулась. Этот балаган пора было прекращать. Отхлебнув из бутылки, Полуярок попытался подняться и… тут же плюхнулся вновь.

Неугомонный стрелок дотянулся всё же до предохранителя и своим выстрелом усадил амбала обратно в лужу.

Направленный дрожащей рукой трёхжалый гарпун просвистел у него над самой головой и, насадив на себя добычу, с характерным звуком воткнулся в половицу.

Ослеплённый яростью снайпер издал победный клич и радостно затряс ружьём.

Но Василий не успел как следует насладиться долгожданной "викторией".

Потерявшая совесть целая и невредимая мыша вынырнула откуда-то из-под стола и, торжествующе помахивая голеньким хвостом, нагло уселась на задние лапки. Тоненький кефирный ручеёк, берущий начало где-то под Степаном, привлёк её внимание и она, издевательски макнув туда носик, неспеша продрейфовала обратно.

"А я тогда же в кого попал и попал ли вообще?" – подумал ворошиловский стрелок и, почесав в затылке, нажал на кнопку выключателя.

Если Гераськину для того, чтобы опознать охотничий трофей понадобилось освещение, то остальным фигурантам оно и не требовалось. Они и так, без всякого света, по достоинству оценили снайперские достоинства экономиста.

Калёная, отливающая синевой сталь пронзила лакированную кожу и намертво пригвоздила к половице почти новенький ботинок Степана.

Дальнейший монолог пострадавшего по цензурным соображениям лучше опустить.

Василий попробовал как-то оправдаться, но размахивающий ботинком Полуярок по-хамски перебил его, а в довершении порадовался за балеринку, которая вовремя "срубила с хвоста недоделанного обормота".

Несправедливая тирада стала последней каплей. Схватив джемперок, Гераськин открыл было рот, но так ничего и не сказав, со всей мочи хрястнул на прощание дверью.


Ночь прошла не спокойно. Не сговариваясь, парни вернулись от подруг намного раньше, чем обычно, но экономиста дома не обнаружили.

Расстроенные девчата для проформы поворчали немного и Туманову пришлось выкручиваться на ходу. Сказать правду он не решился, но вовремя вспомнил про манты. Дальнейшее было делом техники. Сославшись на то, что Василий заработал банальное расстройство желудка, что, после недавнего ужина, особых вопросов не вызывало, студент уволок домой и Степана.

Отсутствие на месте Робина Гуда озадачило пострадавшего и он, ворчавший всю дорогу, как-то сразу затих.

Время шло, напряжение нарастало, а Гераськин не появлялся. Ночь давно вступила в свои права и друзья, прикорнувшие на лавочке, всё чаще зевали и то и дело поёживались. Один раз лучик надежды озарил их лица, но тут же и погас. Это две заводные подружки, гостившие недавно за стеной, у Аркадия, разыскивали "рыжего доктора наук".

- Как растёт, гад, ещё немного, и академиком станет, - усмехнулся Полуярок. - Аркаша про этих мочалок говорил, что он для них не существует?

Студент молча кивнул.

- А давай правду скажем. Почему мы одни мучаться должны? – злорадно предложил амбал. - По крайней мере, скучать не придётся. Такое представление устроят, мало не покажется.

А подружки продолжали спорить у калитки. Если крашеная блондинка советовала подняться повыше, то другая настаивала на правильности адреса.

Сергей, а следом и Полуярок выбрались на улицу.

На наивный вопрос Степана: "Почему, мол, так припозднились, красавицы?", крашеная со смехом призналась, что с недавнего времени они опять бесквартирные. Вредная хозяйка, старая карга, приревновала к муженьку, такому же, как и она, дряхлому пню, и выгнала на улицу.

Она ещё раз спросила про рыжего, на что студент развёл руками и туманно ответил, что, мол, они вселились недавно и такого кадра, кажется, не видели.

- Так, значит, не здесь докторишко живёт? Жаль… А, может, вместе переночуем? – неожиданно предложила бездомная. - Мы девки не толстые, много места не занимаем. Зато весёлые! – многообещающе улыбнулась она, - Правда ведь, подруга? С нами точно не соскучишься.

Туманов сослался на плохое здоровье, шмыгнул для наглядности носом и отказался от заманчивого предложения.

- Зараза к заразе не пристает! – хохотнула напарница. - Моя подружка знает замечательное средство. Двадцать минут и любую хворь как рукой снимает. Ты только в лапки к ней попади, не то что насморк, она мёртвого поднять может.

Чтобы как-то прервать затянувшиеся переговоры, друзьям пришлось ещё раз извиниться и, дабы не дразнить гусей, побыстрее скрыться в доме.

Ни ночью, ни утром Василий не появился. За это время Степан несколько раз выходил на улицу, подолгу стоял на крылечке, нервно курил, а потом плюхался на кровать и нервно ворочался. Заснули они не сразу. Только когда первые лучи озарили небо на востоке, и нежный рассвет вступил в свои права, усталость взяла своё.

Проснувшись, Полуярок первым делом осмотрел спальное место отсутствующего, но так никого и не обнаружив, невесело вздохнул.

В разгромленной комнате царил беспорядок. Вечером было не до уборки, да и сейчас, по известным причинам, особого желания наводить лоск тоже не наблюдалось.

Не проронив ни слова, мрачные друзья освежились под душем и принялись за дело. Пока один занимался столом и всем тем, что с него свалилось, другой, тихо бурча под нос, пытался освободить останки поруганной модельной обуви.

Несмотря на душевное состояние, амбал первым заметил на улице какое-то движение. В окне мелькнула тень, и кто-то невидимый затянул что-то грустное и заунывное.

Сломя голову, чудом не покалечив друг друга, парни бросили все дела и рванули на голос.

К сожалению, радоваться было нечему. За столиком, уже изрядно нагрузившись, сидел Алик и что-то тихо напевал.

Он обернулся на шум, жестом подозвал соседей и так же молча разлил по стаканам остатки коньяка.

Расслабиться сейчас стоило, и коньяк подходил как нельзя лучше.

Туманов влил в себя живительную жидкость, похвалил качество напитка и спросил Алика:

- Что отмечаем, горе или радость? Совсем ещё недавно за урюк готов был убить, а сегодня коньячком угощаешь. Что случилось, соседушка?

Вместо ответа хозяин застолья сходил к себе и принёс новую бутылку.

- Ого! Пять звёздочек, – удовлетворённо заметил Степан. - Слушай, Серый, а правду говорят, что количество звёздочек равно годам выдержки? Выходит, чтобы накатить с устатку, приходится несколько лет вокруг бочек кружить? Нет, у нас так не получится. То ли дело самогон! Заквасил бражку, подождал чуть-чуть и порядок, - Полуярок мечтательно прикрыл глаза, пригубил почти полный стакан, услужливо наполненный Аликом, и удовлетворённо причмокнул губами. - У нас любители имеются, которые коньяк на дому производят. Добавляют в самогон ложечку растворимого кофе и готово. Такая забористая вещь получается и клопами, как твой, Алик, коньячок, не пахнет.

Некорректное сравнение обидело хлебосольного джигита.

- Слушай, не хочешь, не пей! Я тебе в рот же его не наливаю! – недовольно вскинулся он и пододвинул к себе бутылку.

- Ты, Алик, не обижайся, неприятности у нас. Василий домой ночевать не явился, вот он и психует, - пришёл на помощь другу Сергей. - Сюда он случайно утром не забегал? Может, в городе его видел?

- У женщины какой-нибудь остался, - предположил Алик. - Подумаешь, дома не спит. Зачем переживать надо? Он что, ребёнок маленький? Я тоже редко живу один, и что? Мне записки вам писать, где я бываю?

- Да в том-то всё и дело. Если бы это коснулось Степана, тебя, не говоря уж об Аркаше, всё было бы в порядке, – Туманов соскочил со скамьи и в сильном возбуждении прошёлся по двору. - Но Васька не такой, как мы, ему пол месяца необходимо девушку обхаживать, чтоб только поцеловать её! Если в течении часа, - студент посмотрел на циферблат, - пропащий не заявится, придётся выйти на активные поиски…

- Не бегай туда-сюда. Придёт ваш потеряшка, никуда не денется, - Алик плеснул себе из бутылки и понюхал стакан. - Нет, ты с чего взял, что он клопами воняет? – ворчливо спросил он у амбала. - Настоящий коньяк от магазинного отличить не можешь, да?

- А в чём разница? Количеством лет, выдержанных в бочке, качеством сырья или рецептурой напитка?

Хлебосольный торговец хитро улыбнулся.

- Я сам на коньячном заводе работал, так что хорошо знаю, как там делают. В магазине часто нет разницы, пятизвёздочный или трёхзвёздочный коньяк. Года у них часто одинаковые. Понимаешь? Потому что бочки тоже, одни и те же попадаются. Сначала разливают трёхзвёздочный, а потом пятизвёздочный.

- А почему не наоборот? – не удержался любопытный Полуярок.

- Слушай, неужели не ясно? Краник в бочке внизу, а градусы вверху. Нам технолог главный, Гасан, сказал, что спирт легче воды, вот он к поверхности и всплывает.

В самый разгар развенчания секретов коньячного производства на улице послышался неясный шум, и перед глазами изумлённых зрителей предстал хорошо накаченный хозяин дома, которого мощным плечом своим поддерживал не менее пьяный Гераськин.

- Явилась парочка – гусь да гагарочка, - недовольно буркнул Степан, у которого точно камень с сердца свалился.

Туманов шустро соскочил с места и помог потерявшемуся усадить Головина на скамью.

Оказалось, что хозяин нагрузился намного сильнее напарника. Из беззубого рта доносились шипящие звуки, но в слова они упорно не складывались. И, хотя членораздельной речью Пётр ничего выразить уже не мог, но на эмоции он был ещё способен.

По тому, с какой любовью и обожанием смотрел хозяин на Василия, и слепому стало бы ясно, что финансировал попойку Гераськин и, судя по всему, пили они не молча. Последний, скорее всего, успел пожаловаться на свою никчёмную судьбинушку, потому что Головин, обнаружив прямо перед собой Степана, угрожающе промычал и предпринял попытку дотянуться до омерзительной рожи.

Делать этого не стоило. Подняв переднюю конечность, Петр лишился основной точки опоры и, шмякнувшись лицом о столешницу, благополучно захрапел.

- И где тебя носило? Неужели трудно было предупредить? – упрекнул Гераськина студент и поправил упавшую голову. – Умаялся, сердешный, зубки где-то потерял. Теперь Наталья оставшиеся повышибает и тебе, Вася, как главному собутыльнику, тоже достанется, - ворчливо пообещал он.

Поддатый экономист лишь беззаботно отмахнулся, достал из кармана бутылку вина, поставил её рядом с коньяком и полез в другой.

- Ого, "Пино" где-то отхватил, - удивлённо присвистнул Сергей, рассматривая этикетку. - Отличное сухое вино. Неужели в магазин завезли? – недоверчиво спросил он. - Его-то и раньше достать было сложно, а сейчас и подавно.

Содержимое второго кармана ещё более удивило друзей. Вместе с утерянной челюстью Головина, между зубов которой торчала веточка петрушки, Василий случайно вытянул и белоснежный гипюровый бюстгальтер.

- Как минимум второй, - привычно определил размер лифчика студент.

Неожиданная находка смутила найдёныша, и он быстро спрятал интимную вещь обратно в карман.

Пока соседи по комнате переваривали увиденное, Алик радостно наполнил ещё один стакан.

- Какой молодец! – похвалил он и пододвинул к нему коньяк. - Я им говорил, что ты у женщины, а они не надеялись.

Первым очухался Полуярок.

- Ты где был, кобелино? – недовольно поинтересовался он.

Гераськин счастливо улыбнулся и неопределённо махнул рукой.

Это направление ничего не сказало Степану и он продолжил допрос с пристрастием.

- Хорошо, значит, погулял? Мы с Серёгой переживаем, с ума, можно сказать сходим, а ты по всей Хосте гарцуешь? Орёл! – выпалил он и пристально уставился на Дон Жуана. – А зачем, скажи, насисьник стащил? Так обрадовался, что в зобу дыханье спёрло, поэтому и решил прихватить его в качестве доказательства. А может, ориентацию задумал сменить, умник?

Бессонная ночь и алкоголь сделали своё чёрное дело и амбал, который всего лишь несколько минут тому назад готов был расцеловать Гераськина, теперь опять точил на него зуб.

Василий пьяно улыбнулся, осушил стакан и попытался подняться. Неподготовленная попытка успехом не увенчалась, и тогда он сложил по-детски голову на ручки и удобно устроился возле Головина.


В единственный магазин, торгующий спиртными напитками, действительно завезли "Пино", и студент уговорил Степана прикупить сразу ящик. Уговорить-то его особого труда не составило, а вот с количеством получилась закавыка.

В одни руки давали только по три бутылки и для того, чтобы набрать необходимое количество, пришлось три раза выстаивать длиннющую очередь. На их счастье, водка уже закончилась, а марочное вино не всем было по карману, поэтому, потеряв вместе с вырванными пуговицами какие-нибудь четыре часа, довольные парни упаковывали добычу.

Разохотившийся Туманов предложил ещё разочек пройти по "адовому кругу", но амбал таким красноречивым взглядом одарил хапугу, что тот понял всё без слов и перестал настаивать на безумной идее. Чтобы окончательно вразумить любителя хорошего вина, Полуярок многозначительно напомнил про девчонок и показал на часы.

Сергей и сам хорошо понимал, что разговор с подругами предстоит серьёзный, и оттягивать его до бесконечности не стоит.

Заботливый Степан вызвался доставить сумку с пузырями по назначению, и студенту ничего не оставалось, как взять нелёгкую миссию на себя.

- Ты поосторожней там, - подхватив сумку, посоветовал доброжелательный амбал. - Поменьше болтай, побольше кайся и извиняйся, они это любят.

Доля правды в его словах без сомнения была, и Туманов решил как следует подготовиться.

На самом деле всё оказалось ещё хуже, чем он предполагал.

Когда обличённый высоким доверием парламентарий узрел подружек у подъезда, он сразу понял, что ни бутылочка марочного вина, предусмотрительно захваченная в качестве доказательства, ни наскоро составленная пламенная речь, способная растопить даже сердце снежной королевы, ему уже не помогут.

Плетясь позади них, Сергей периодически пытался вступить в переговоры, но всё без толку. Не обращая на сопровождающего никакого внимания, попеременно жалуясь на нелёгкую судьбу и поминая ухажёров недобрыми словами, девчата прямиком спешили на пляж, что мало устраивало Туманова.

Подруги, судя по всему, не только бесцельно болтались на улице, они, кроме всего прочего, успели хорошенько отобедать, а у голодного студента с утра маковой росинки во рту не было.

Проявляя недюжинные способности, направо и налево расточая лесть и комплименты, он всё же сблизился с авангардом, что в сложившейся ситуации было не так уж и плохо.

Напутствуя его, Степан советовал не болтать лишнего, но Сергей сориентировался по ситуации и поступил по иному.

Благоразумно опустив мизансцену с интимной вещью, случайно захваченной Гераськиным, он во всех красках расписал череду последних событий, при каждом возможном случае подчёркивая трагикомичность происшедшего. Как девчонки не крепились, но артистично разыгранные Тумановым занятные истории, заставили их несколько раз рассмеяться. Особенно органично он вжился в образ нахального Микки Мауса, за что и был одарён по-царски. Блондинка первой сменила гнев на милость и вручила студенту пакет с пляжными принадлежностями, но на этом всё и закончилось.

У Сергея, правда, оставался призрачный шанс на индульгенцию, но в данном случае от него мало что зависело. Используя моральное преимущество на всю катушку, подружки дали понять, кто в доме хозяин. Отдуваться в одиночку за всё мужское население было делом нелёгким. За какие-то пол часа уральскому Фигаро пришлось сбегать за "Пепси-колой", сгонять за мороженым и даже какое-то время выполнять роль солнцезащитного козырька, растянув над головой полотенце. Всё это время он вертел головой, но того, кого он искал и на кого надеялся, похоже на пляже не было.

Ещё неделю назад стало известно, что в "Фестивальном", летнем концертном зале большого Сочи, с единственным концертом выступит всеми любимая певица. Подружки, как одна, проявили повышенный интерес к неординарному событию и пожелали прикоснуться к прекрасному.

Техническую сторону поручили обеспечить Василию. Два дня Гераськин добросовестно пробегал в поисках билетов и даже съездил за ними в Сочи, но задание так и не выполнил. Тогда-то студент и попросил помочь Анатолия, у которого, как он знал, имелись кое-какие связи. Начальник спасательной станции ничем конкретным не обнадёжил, но обещал попробовать. И вот сегодня, когда проклятые билеты нужны были как никогда, Анатолий куда-то запропастился.

Время шло, подружки продолжали изгаляться, а ни Толяна, ни Степана всё не было.

Туманов попросил Мирчу подежурить на станции, забрался на волнорез, разбежался по нему и, выполнив кульбит, сиганул в воду.

Столкнувшись по пути с каким-то мужиком, Сергей вынырнул далеко от берега и почти тут же увидел молдаванина. Мирча взгромоздился на топчан и призывно махал ему, показывая рекой на спасательную станцию.

Анатолий сидел за столом и перебирал какие-то бумаги. Увидев перед собой Туманова, он молча полез в карман и протянул долгожданные билеты.

Студент от всей души поблагодарил спасителя, вернулся к девчатам и, устроившись рядышком, принялся внимательно изучать контрамарки. А так как он ещё и бубнил при этом, рассуждая сам с собой, далеко ли от сцены находятся места и когда лучше выезжать, чтобы не опоздать на представление, то заинтересовать злопамятных подруг ему удалось без особого труда.

Заинтригованные девчата все разом накинулись на него и, устроив кучу-малу, добрались до билетов. Против подобной заварушки Сергей не возражал. Экзотическая борьба застоявшимся кобылицам тоже пришлась по душе, и студенту, чтобы прекратить свалку, пришлось пойти на крайние меры и ущипнуть Светланку за мягкое место.

Счастливые девчонки в один миг сменили гнев на милость и даже поочерёдно облобызали его. Последней приблизилась Ольга и, чмокнув Туманова в щёчку, на ушко посоветовала в следующий раз щипаться потише. Она, мол, вообще-то не против, но могут остаться синяки, а Степан больно уж ревнив. Вот чего не ожидал студент, так только этого. Заметно покраснев, он растерянно огляделся по сторонам, бессознательно высматривая здоровяка.

Сочувствуя Сергею, которому выпала нелёгкая миротворческая миссия, хитрый Полуярок, тем не менее, на подмогу ему не спешил. Пока на одного сыпались шишки, другой побаловал себя не только вкусным обедом, но и заглянул к Тофику. Бедный торговец особой радости не выказал, на сегодня Степану было не до него. Выкушав обычную норму, он пожелал ему хорошего навара и всё так же неспеша продолжил путь, останавливаясь практически у каждого угла. Идти оставалось недалеко, и последним, заслуживающим внимание объектом, стал газетный киоск, где как и в прошлый раз торговали билетиками моментальной лотереи.

"А не взять ли и мне билетик – другой?" – подумал амбал, разглядывая толпившихся вокруг киоска людей.


Продолжение в комментариях


Показать полностью
8

Сочи, море и... любовь. Глава 9 (часть 1)

Глава 9


Плотно позавтракав, ребята зашли за подругами и, по настойчивому требованию Степана, навестили Тофика.

Видя, что компания нахлебников разрастается, как на дрожжах, тот ещё улыбался, но уже как-то кисло.

Следующую остановку, уже по просьбе Василия, сделали у киоска "Союзпечати", где как раз остановился небольшой грузовичок, который доставил туда свежие газеты и журналы.

Заскучавшие девчата усмотрели чуть правее передвижной фризер и, предупредив спутников, решили побаловать себя мороженым.

Вскоре киоскёр приняла товар и начала его распродажу. Пока Гераськин покупал газеты, студент с интересом рассматривал выставленные на витрине марки, в которых он немного разбирался, так как в детстве некоторое время занимался их коллекционированием. Возле планшета с почтовыми марками на обычном тетрадном листе висело объявление о продаже билетов моментальной лотереи "Спринт".

Туманов кивнул на рекламу и предложил амбалу:

- Может возьмём по билетику?

- Я с государством в азартные игры не играю, да и тебе не советую, - отказался тот.

Как ни поразительно, но его, наверное, впервые за всё время знакомства, поддержал и Василий.

- Пустая затея. По теории вероятности выиграть что-то стоящее в любой лотерее вообще и в "Спринте" в частности почти не возможно – один шанс на миллион.

- Я в курсе подобных расчётов, но у меня трояк завалялся, - пояснил Сергей. - Кто его знает, а вдруг он как раз счастливым и окажется.

Полуярок скептически ухмыльнулся, похлопал студента по плечу и безапелляционно заявил:

- Мы с Васяткой на явную дурость смотреть не желаем. Чем тратить время на покупку да отрывание билетов, лучше сразу подойди, молча сунь киоскёрше свой трояк и пошли дальше.

Рациональное зерно в их рассуждениях, несомненно, было, Туманов и сам прекрасно понимал это, поэтому он не стал упорствовать и, оставив глупую затею, последовал за ними…


Восседавший за столиком парнишка, который проверял курортные книжки и собирал входные билетики, предупредил Сергея, что его разыскивал какой-то мужик и очень просил подойти к спасательной станции. Этим неизвестным оказался Мирча.

Загорелый усатый мужичок в тренировочном костюме расположился под тентованным навесом и, увидев Туманова, невесело улыбнулся.

После обычного приветствия и обмена некоторой информацией выяснилось, что у Мирчи случилась нежданная беда.

Вкратце выслушав его, студент понял, что словами здесь не поможешь. Он подозвал друзей, познакомил их друг с другом и кратко объявил:

- Проблема у него – ночью обворовали маленько.

На что молдаванин лишь горько усмехнулся.

Оказалось, что в первый же вечер Мирча на так называемом вечере знакомств познакомился со сногсшибательной блондинкой. Он пригласил её на пару танцев, но, трезво оценивая свои шансы, о возможном продолжении вечера даже не помышлял.

Расспросив его о том, о сём, когда, мол, приехал, откуда, кем и где работает, Оксана (так назвалась она ловеласу) как бы между прочим проронила, что Мирча её покорил и что она всю свою недолгую жизнь мечтала о таком мужчине.

После неожиданного и волнующего сообщения остатки разума покинули молдаванина и он без всякой задней мысли (как честно признался обманутый) пригласил красавицу к себе в номер.

Оксана отказалась сначала наотрез, затем умело разыграла сцену душевных мук и, когда Мирча уже был готов пойти на попятную, смилостивилась и, не понятно почему, согласилась.

Когда они поднимались по лестнице, небесное создание как бы невзначай поинтересовалась, чем её будут угощать и, узнав что специально для неё приготовлено отличное молдавское вино, расстроено надула губки. У неё, видите ли, на вино аллергия, и она употребляет исключительно коньяк, который, оказывается, возбуждающе действует на неё.

Узнав, что подобный напиток в арсенале недавнего воздыхателя отсутствовал, Оксана мило улыбнулась и пообещала принести собственную бутылочку пятизвёздочного. Они остановились у номера кавалера и дивчина, решительно отказавшись от эскорта, кокетливо покачивая попкой, неспеша отправилась за коньяком.

Прошло минут пятнадцать, и когда возбуждённый самец готов был уже завыть от досады, блондиночка заявилась с бутылкой, да ещё за это время умудрилась сменить строгий, хотя и элегантный костюмчик, на соблазнительный вишнёвый пеньюар.

Они посидели немного, поцеловались. Сексапильная подружка комплексами, видимо, не страдала, потому что почти тут же позволила молдаванину пойти дальше в своих изысканиях и для этого даже грациозно распахнула полупрозрачное одеяния.

Сказать, что увиденное поразило его, значит ничего не сказать. Мирча был практически огорошен.

Ватные ноги перестали служить хозяину и ему пришлось присесть рядом с красоткой. В пересохшей гортани свербило и, чтоб хоть чуточку смочить её, он не раздумывая влил в себя стакан пятизвёздочного, услужливо преподнесённый Оксаной. Как ни старался сдерживать себя Мирча, но взгляд его, повинуясь ни разуму, а рефлексу размножения, упорно блуждал по горным кряжам, равнинам и впадинам обалденного тела.

То ли увиденное доконало его, то ли подействовал коньяк, но молдаваниу стало очень хорошо и он, свернувшись калачиком, примитивно отрубился.

Когда Мирча очухался, а проспал он не меньше двенадцати часов, подруги рядом с ним не оказалось. Вместе с блондинкой исчезли все деньги и документы. Новый венгерский чемодан тоже пропал, а в нём находились все носимые вещи любвеобильного курортника.

Помедлив, молдаванин уточнил, что кроме того, что на нем, остались ещё сланцы и пара сушившихся на холодной батарее носок.

- Умело тебя кинули, - подвёл итог невесёлому повествованию Туманов. - Она не одна всё провернула. Больно уж отработан процесс до мелочей, не подкопаешься.

- Ну и что мне теперь делать? – невесело спросил обворованный. - От того, что она профессионалка, мне легче не станет.

Скрупулезный Гераськин решил уточнить кое-какие детали:

- А вы в милицию обращались? Надо обязательно составить словесный портрет воровки и во что бы то ни стало сохранить отпечатки пальцев, - безапелляционно заявил любитель детективов.

- Бесполезно это. Каждый год за сезон подобных случаев за сотню переваливает, - ответил за потерпевшего студент, - Если и поймают, то случайно, но вещей и денег всё равно не найдут.

- Успокоил называется, - вздохнул молдаванин.

Он, конечно же, побывал на приёме в районном отделении ГОВД, где ему примерно то же самое, но более щадящими словами и обрисовали.

- А давайте сами её поймаем, - предложил Полуярок. - Нарядим получше Васятку и отправим вечером в этот "Мыс Видный". Если блондинка будет крутиться там, и если она, конечно, не дура окончательная, то обязательно клюнет на него, - хитро ухмыльнулся амбал.

- Лучше тогда уж тебя отправить, - обиделся Гераськин. - Оденешь костюм с медалью, шляпу напялишь – все аферистки побережья на такого вахлака слетятся, словно мухи на мёд.

Степану сравнение не понравилось и он, вполне миролюбиво, попросил советчика помолчать немного.

- Ещё раз говорю, что это бесполезно, - повторил Сергей. - Криминальная компания наверняка работает уже в другом санатории или доме отдыха. На место преступления они вернутся не ранее, чем через месяц, когда отдыхающие сменятся полностью, - знающе заметил он. - А если учесть, что подруга твоя скорее всего была в парике, то советую перестать лелеять пустые надежды и подумать о другом. Главное, конечно же, документы. От паспорта с такой национальностью и фамилией они, возможно, захотят избавиться и, надо думать, подбросят в санатории. Обратись с заявлением к администратору, - посоветовал студент. - С жильём и питанием, слава богу, проблем нет. А вот как быть с обратным билетом? Наверняка, вместе с паспортом умыкнули?

Молдаванин обречено махнул рукой.

- Хорошо, хоть путёвку для оформления сдал, а то бы и её не досчитался, - невесело улыбнулся он.

- Телеграфировать домой ты, конечно, не будешь?

- Ты что, Серёга, меня же баба удавит! Итак каждый год со скандалом уезжаю. Если бы путёвку не дали, ни за что бы не отпустила. Совсем с ума сошла ненормальная. Подозревает, что изменяю ей, - почти возмутился он.

- И она не далека от истины, - мстительно напомнил экономист.

Туманов укоризненно покачал головой.

- Какой ты, Вася, неверующий. Тебе ведь русским языком сказали, что товарищ пригласил подругу без всякой задней мысли, только чтобы пообщаться. А у тебя сразу фривольные ассоциации в голове зашевелились.

- Я же говорил, что он людей по себе меряет, - не преминул поквитаться Степан. – Сам маньяк подпольный, но тоже туда же.

Он попытался объяснить, куда Гераськин всё-таки туда, но закончить фразу не смог и неопределённо махнул рукой в сторону Турции.

Сергей достал из кармана портмоне и раскрыл его.

- У меня с собой сорок рублей есть, - сказал он и вытащил четыре красненькие десятки. - На первое время должно хватить. Купи какие-нибудь брюки, рубашку, а то ты в своих растянутых трениках на бича похож. Ещё менты заметут, придётся тебя тогда и из "обезьянника" вытаскивать, - предупредил он и вложил деньги Мирче в ладонь. Молдаванин стал отказываться и благодарить одновременно.

- Не тушуйся, мужик, на твоём месте мог оказаться любой, - успокоил его амбал. - Так что перестань извиняться и получи ещё червонец, - сказал он и протянул пострадавшему две пятёрки. - У тебя как раз полтинник будет…


Время приближалось к обеду.

Мирча давно уже ушёл, а молодёжь почти всё время проводила в море. Денёк сегодня, как никогда, выдался жарким. Морская вода, словно парное молоко, лишь ласкала, но никак не охлаждала перегревшиеся тела.

- Ох и жара, - пробурчал Полуярок. - Запросто окочуриться можно. Хорошо хоть под навес забрались, здесь какая – никакая, а всё же тень имеется.

Гераськин, единственный, которому не достался лежак, сиротливо топтался у стены.

- Действительно, душно, - согласился он. - Не солярий, а парилка адова.

- А что, я бы не прочь приличную баньку посетить, - сказал Степан и перевернулся на спину. - Во первых, там, наверное, попрохладней будет, да и веничком я уже давно не баловался.

Туманов приподнялся и глотнул из бутылки шипучей "Пепси-колы".

- В Хосте, между прочим, отличная сауна имеется. Я давно хотел пригласить вас туда, но всё как-то не складывалось. Может действительно, девоньки, сгоняем сегодня в финскую баньку. Возьмём холодненького пивка у Тофика, закажем сауну часа на два и попарим старые косточки, -предложил он.

Помыться по-человечески хотелось всем. А когда студент уточнил, что сауна не общая, а индивидуальная, и что имеется приличная комната отдыха и даже бассейн, все оставшиеся сомнения отпали сами собой.

Всё бы ничего, но для того, чтобы попасть в неё, необходимо было заранее подсуетиться и приобрести билеты. А так как Сергей оказался единственным, кто знаком был с месторасположением бани, то ему по праву и досталась сия почётная миссия. Собирался он не долго и уже вскоре шагал по изнывающему от зноя городку. Возле шашлычной студент задержался у пивных автоматов, но как ни страдал он от жажды, осилить кружку непонятного, почти горячего пойла так и не смог.

Чуть в стороне, у стройного кипариса суетились напёрсточники, вокруг которых собралась довольно большая шумливая толпа.

Туманов остановился немного сбоку и стал наблюдать за игрой. Как он и предполагал, дурили людей напёрсточники почём зря, никого не стесняясь и ничего не опасаясь. Кроме непосредственного каталы и худосочного шустрого зазывалы, Сергей приметил и других членов организованной бригады. Тройка крепких пареньков, которые частенько болтались на пляже, исполняли роль охраны., а среди игроков затерялась и парочка засланных казачков. Из всей компании они были самыми неопытными, потому что излишне суетились, бурно радовались любому успеху, громко сообщали сумму выигрыша и навязчиво предлагали окружающим испытать судьбу.

Вместо привычного шарика из поролона катала крутил на квадратной фанерке три игральные карты.

Манипулировал он ими не очень умело, но весь фокус заключался в другом. Для подогрева публики катала иногда откровенно светил искомую карту. Когда обрадованный клиент заводился и поднимал ставку, ему приходилось на долю секунды отвлекаться, чтобы залезть в карман и отсчитать необходимую сумму. Вот в этот –то момент катала ловко менял карты местами.

Психологически он действовал совершенно верно. Во-первых, выбирал для наглого кидания только одиноких игроков, особенно не борзел, а иногда давал даже частично отыграться.

Толпившиеся зеваки искренне удивлялись наивности проигравших и, решив для себя, что подобную дурость надо лечить, молчали, как партизаны.

С виду примитивный механизм обмана действовал с высокой степенью эффективности.

С высокой, но, как отметил для себя студент, не стопроцентной.

Не прошло и пол часа, а около десятка особо азартных игроков уже освободили кошельки на приличные суммы, и если одни проигрывали не более сотни, то двое "счастливчиков" обогатили мошенников сразу на несколько усреднённых месячных зарплат.

Туманов полез в карман и вместе с зажигалкой подцепил замусоленный трояк. Он повертел его в руках, почесал затылок и оглянулся. Киоск "Союзпечати" находился поблизости, за углом и студент всё же решился попытать удачу.

На чудеса надеялся не он один, так как коробка была практически пуста, и лишь на дне, собранные в кучку, лежали несколько бумажек.

Сергей протянул в окошечко купюру и попросил три билетика лотереи "Спринт". Отступив в сторонку, он аккуратно оборвал корешки и развернул их. Символический выигрыш по рублю, оказавшийся в двух из них стал ему наградой.

"Играть, так играть," - про себя решил студент и тут же подал их киоскёрше. "Так, пятёрочка, уже лучше!" - обрадовано подумал он, изучив приобретение и, не раздумывая, поменял призовой билет.

Фортуна играла с ним в пятнашки.

На сей раз, из пяти выигрышными оказались опять только два билета. Бюджет свой Туманов пополнил на рубль и трояк. В коробке болталось не больше десятка свёрнутых бумажек и он, прикупив ещё четыре штуки, заметно уменьшил её содержимое.

- И долго ты, парень, играть собираешься? – дружелюбно улыбнулась ему киоскёрша.

- А пока машину не выиграю, - не раздумывая брякнул он.

Но вместо автомобиля остался лишь с рублём.

"Не корову проигрываю", – подбодрил он себя и надорвал плотно свёрнутый корешок обменянного билета.

Словно в насмешку, опять выпал рубль.

"Снова рваный", – ухмыльнулся Сергей, разглядывая надпись. Конечно, выигрыши оказывались небольшими, но они же были!

"А вдруг!" – размечтался студент и, чтобы унять волнение, подкурил сигарету. По расчётам Василия шанс был один на миллион. Но если это было и так, шанс-то существовал!

Сергей несколько раз глубоко затянулся и с замиранием сердца развернул билет.

"Без выигрыша", – прочитал он и сразу же, успокоившись, многозначительно проронил:

- Ну вот и доигрался. "Запорожец", – и, положив в карман туфтовую лотерейку, неспеша отправился по делам.

Не повезло ему в одном, так подфартило в другом. Видимо, жара сыграла свою роль, и студенту удалось заказать сауну без всяких проблем.

Дом Быта, где и устроена была финская баня, находился на горе. Спустившись вниз, Туманов заглянул в "Весну", но есть не хотелось, зато очень мучила жажда. Пересечь дорогу и дойти до пивнушки, где заведовал Тофик, было делом минутным.

Пивной король с радостью принял гостя. То ли правда ему обрадовались, то ли больше от того, что он прибыл один, без Степана, Сергею в данный момент было не до анализа поступков принимавшего. Они поболтали о том, о сём, Туманов отведал холодненького пивка и, рассказав про сауну, попросил оставить на вечерок приличного напитка. Без лишних разговоров, Тофик нацедил до краёв десятилитровую канистру и поставил в холодильник.

Как не отказывался продавец, как не протестовал, но посетитель заплатил за всё и, предупредив, что заявится ближе к вечеру, кое-как заставил себя окунуться во всё усиливающуюся духоту. Кондиционер у Тофика работал как надо и после освежающей прохлады оказаться в подобном пекле было особенно неприятно.

Городок точно вымер. Население, как коренное, так и приезжее, разбрелось по домам или пыталось спастись у воды.

Выстояв огромную очередь, Туманов прикупил на всех мороженого, а так как оно стало плавиться буквально на глазах, включил пятую скорость и припустил к морю.

Полуярок быстро приговорил первую порцию и, без раздумья, принялся за другую.

- Хорошо, хоть мороженое приволок, - недовольно пробурчал он, узнав, что гонец побывал в пивнушке. – Ходишь здесь, пиво лакаешь, а люди машины выигрывают, – сообщил он, облизывая липкие пальцы.

- Какие машины? – не понял Сергей.

- Какие, какие?! Хорошие! Дураку какому-то повезло, "Волгу" в "Спринт" выиграл, - махнув рукой, пояснил Степан. - Между прочим, в том самом киоске, где ты утречком нам сыграть предлагал. Что Васька отговорил тебя тогда? Про какую то теорию всё твердил, счетовод. А сейчас переживает, жалеет, что всю коробку разом не скупил, теоретик хренов…

Гераськин меланхолично листал журнал и лишь лениво огрызнулся:

- Конечно, вали всё на меня. Это ведь я посоветовал Серёге трояк киоскерше подарить, - и, понизив голос, произнёс: - "Я на явную дурость смотреть не хочу!"

Судя по всему, горячую новость в подобном ключе обсуждали давно, так как девчонки, поглощая мороженое, искренне попросили неугомонную парочку побыстрее заткнуться и не портить им аппетит.

- Значит, "Волгу" выиграли? – усмехнулся Туманов. - А я краем уха слышал, что это вроде "Запорожец" был.

- Неее…, "Волгу". Двадцать четвёртую модель. Все вокруг только об этом и говорят, - шмыгнул носом Василий. - Парень какой-то скупил скопом все билеты и, кроме "Волги", ещё и тысячу рубликов в карман положил.

- Неспроста всё это. Они, наверное, с киоскершой заодно, - предположил амбал. - Рентгеном переносным просветили и узнали, что там машина имеется...

- Рентгеном, значит? Маленьким таким, со спичечный коробок? – опять не выдержал студент, - Бумажные билетики?! Молодцы! Советская наука не стоит на месте, а семимильными шагами двигает прогресс вперёд!

Полуярок внимательно посмотрел на него.

- Чё ты ржёшь? Ничего весёлого я не вижу. Правда ведь могли "Волжану" заиметь, неужели не понятно?

Сергей стянул с себя майку и, закинув руки за голову, с удовольствием растянулся на лежаке.

- Успокойся, Стёпа, и ты, Вася, не переживай, - посоветовал он. - "Запорожцев" никто не выигрывал, а "Волг" уж тем более. Это я чуточку пошутковал, но подобного эффекта, честно скажу, ну никак не ожидал, - улыбнулся он и подробно рассказал, как всё было на самом деле.

Девчонки посмеялись и сказали, что они примерно всё так и предполагали.

Повеселевший Гераськин как-то сразу ожил и, проводив взглядом подруг, которые скинули нехитрую обувку и прямиком сиганули к воде, по-хозяйски расположился на лежаке рыжеволосой.

Степан уговорил четвёртую порцию мороженого, сытно рыгнул и предложил парням сгонять партию в картишки.

- На раздевание, что ли? – съязвил Василий, а сам оторвал уголок журнала , послюнявил и прилепил его на покрасневший нос.

Напоминать о недавнем конфузе, наверное, не стоило бы. Обида не прошла, рана ещё кровоточила.

- Ты, теоретик, а чё ты то молчишь? Почему не расскажешь о своей балериночке? – отложив колоду в сторону, потребовал амбал. - Как вчера вечер провёл? Ознакомительную экскурсию по наиболее выделяющимся частям артистического тела удалось провести? Или, может быть, ты у неё на квартире зажигательный канкан отплясывал?

Степан остался доволен остротой заданного вопроса. Особенно удалась ему заключительная часть с так удачно пришедшим на ум названием танца, о котором он что-то слышал, но никогда, правда, не видел.

- Запомни, деревня, канкан в варьете танцуют, а она балерина, - выделяя последнее слово напомнил Гераськин. - И вообще она умница, красавица, словом, само совершенство!

Вспомнив о недавней знакомой, Василий счастливо улыбнулся.

- Ты нам, дружок, конкретно скажи, пощупал ты её или нет, - опять потребовал конкретности Полуярок.

Подобная бесцеремонность покоробила влюблённого экономиста. Он, точно ужаленный, подпрыгнул на месте и вперился в амбала испепеляющим взглядом.

- Знаешь что, Стёпа, ты языком-то мели поосторожнее! – предупредил он. - Я не намерен выслушивать грязные инсинуации в адрес понравившегося мне человека. Понял! А если хочешь знать, да, я общался с Людмилой. Кстати, очень умной девушкой. Но общался вербально.

Полуярок сразу встрепенулся.

- Что ты с ней делал? Я не понял, у тебя в горле пересохло, или в зобу дыханье спёрло?

Услышав подобную интерпретацию своей откровенности, Гераськин лишь скрипнул зубами и с мольбой уставился на Сергея.

- Я, наверное, Стёпа, разочарую тебя ещё раз, но это опять не то, что ты думаешь, - предупредил студент. – Вербально общаться – это значит разговаривать, вести беседу, но и только, – пояснил он значение научного термина.

- Напридумывают слов, извращенцы, - сконфуженно буркнул здоровяк и примиряюще похлопал экономиста по плечу.

- Ладно, Вась, не злись на меня, я не хотел тебя обидеть, - извинительно сказал он, - но ты тоже понять должен, мы искренне переживаем за тебя, волнуемся, - всё-таки не чужой ты нам …, к сожалению.

Степан подмигнул Туманову и, состроив прямодушную рожу, как бы между прочим, не обращаясь ни к кому конкретно, удивлённо вопросил:

- Всё равно понять не могу, о чём можно более пяти часов с девушкой гутарить?

- И не поймёшь никогда, – уколол его Гераськин. - А мы сразу нашли интересующие нас темы: искусство, поэзия, литература и музыка. Обо всём успели поговорить с Людочкой, - счастливо улыбнулся влюблённый. - Оказывается, она просто без ума от Чайковского и Баха, моих любимых композиторов. Ей так же, как и мне нравятся "Аида" и "Лебединое озеро", "Вишнёвый сад" и "Анна Каренина". Я с первого взгляда понял, что Людмила – родственная душа и не ошибся, – заключил Василий. - Поэтому и вечер для меня пролетел, как один миг, практически незаметно…

Пропустив мимо ушей страстную отповедь, Полуярок обречено махнул рукой и, обращаясь к студенту, нетерпеливо попросил:

- Хоть ты, Серёга, объясни ему, как надо вести себя на отдыхе с женскими особями. Рыжую, мягко сказать, профукал, теперь балеринку несчастную заумными беседами изводит, - выпалил он на одном дыхании. - Скажи, скажи ему, Серёга, может он тебя послушает и образумится, пока не поздно!

Сдаваться сразу Гераськин не собирался.

- И в чём я, по-твоему, не прав? – обиженно поинтересовался он, - Конечно, если послушать тебя, я должен был непременно соблазнить её или, в крайнем случае, под юбку залезть… Так что ли?

- Вася, ты не кипятись. В рассуждениях Степана присутствует рациональное зерно, - пришёл на помощь Туманов, - Скажи честно, что бы ты почувствовал, как бы вёл себя, если бы Людочка твоя оказалась не балериной, а …

- Бухгалтером, - ехидно подсказал амбал.

- Экономистом, - едва улыбнувшись, поправил его студент. - Представь, пять часов на отдыхе, на берегу Чёрного моря вы обсуждаете дебет с кредитом, себестоимость строймонтажа и тарифную сетку работников управления.

- Этим ОТиЗ занимается, - уныло вставил Гераськин, уже сообразив, куда гнёт Сергей.

- Неважно, кто занимается тарифной сеткой, важно другое. Молодая женщина приехала на юг отдохнуть, пофлиртовать, почувствовать себя желанной, а, возможно, и вкусить запретного. - Туманов чуть не расхохотался, увидев как заметно оживился Полуярок. - А ты ей опять про искусство втюхиваешь, интеллектуальными беседами изводишь. Нельзя так, Вася, над людьми издеваться. Не по-мужски это.

Переварив услышанное, Василий попытался неуклюже оправдаться:

- Не знаю, мне показалось, что Людочке вечер понравился. Но если вы советуете, я попробую сегодня тактику немного поменять.

- Ага, размечтался! Поздно, батенька, водку пить, когда печень вырезали.

Поражённые очередным "мудрым" высказыванием, друзья непонимающе уставились на Степана.

- Чё вылупились? Неужели вы думаете, что балериночка на свидание припрётся?

Студент, пряча усмешку, опустил голову и почесал затылок.

- Если с первым умозаключением я спорить не собираюсь, то твоё последнее предположение не так уж и бесспорно, - сказал он. - Я тоже подозреваю, что поезд ушёл, и она может не явиться, но если уж придет, постарайся, Вася, не лопухнуться. Может быть, это твоя последняя попытка.



Продолжение в комментариях
Показать полностью
9

Сочи, море и... любовь. Глава 8 (часть 1)

Глава 8


После сильнейшего дождя прошло уже два дня, но погода всё не устанавливалась.

Несколько часов, снося всё на своём пути, вода сплошным потоком обрушивалась с окрестных гор, увлекая за собой тонны земли и мусора. Теперь эта грязно-жёлтая масса, накрыв прибрежную полосу, на добрую сотню метров тянулась вглубь моря. Повсюду плавали листья, ветки, рваные пакеты, а кое-где встречались и целые деревья, вынесенные сюда горными речушками. Где-то здесь, у устья Хостинки, покоился на дне и урюк, припасённый незадачливым соседом друзей.

Всё бы ничего, но дня четыре в грязную воду не полезешь, поэтому отдыхающие убивали время по-разному. Одни заглядывали на дно бутылки, другие обзаводились новыми партнёрами, третьи просто отсыпались, приводя потрёпанные силы в порядок.

- О чём мечтаешь, дружище? Вспоминаешь вчерашнюю заслуженную певицу, или жалеешь, что гипнотизёра в живых оставил? – спросил Сергей заскучавшего амбала.

- Я думаю, где мне матрац, проклятый, заклеить можно, - буркнул Степан, - а то хозяин его меня со свету сживёт. Который уж день по пятам ходит: "Когда, - говорит, - вернёте моё имущество?". Обещал, гад, в милицию заявление подать, если завтра добро его не приволоку.

- У меня на "скорой" мужик знакомый работает, - вдруг вспомнил Туманов, - мы как-то бухали вместе. У них гараж недалеко отсюда, рядом со стадионом. Там-то наверняка можно барахло рваное завулканизировать. Собирайся потихоньку. Отправим Васятку за пивом и пошли…

"Знакомый мужик" с трудом узнал, или сделал вид, что вспомнил нахального студента, но помочь в беде сначала наотрез отказался. Сергей поставил вопрос ребром и дело сразу же сдвинулось с мёртвой точки. После недолгих споров сошлись на приемлемой для обеих сторон цене – стакане водки и пирожке. Выпроводив друзей, чтобы понапрасну не мозолили глаза начальству, "Левша" не мешкая взялся за работу.

Не успели они выкурить и по сигарете, как явился Гераськин, который бережно прижимал к груди драгоценную ношу – пятилитровую канистру с пивом. Через открытые настежь ворота ребята вошли на стадион и, забравшись повыше, расположились на деревянной скамье. На зелёном газоне разминались футболисты. С единственной трибуны за тренировкой наблюдали с дюжину скучающих зевак.

Полуярок отобрал у Василия канистру и, отвинтив крышку, словно пиявка присосался к горловине.

Гераськин взглянул на жадно лакающего амбала и, сладко потянувшись, счастливо улыбнулся.

- Что-то Василька нашего не узнать, - заметил Туманов. - За пивом пошёл со скандалом, сейчас сияет, как полтинник юбилейный.

- Червонец на дороге, наверное, нашёл, - оторвался от канистры Степан. - В крайнем случае, трояк.

- Едва ли, - засомневался Сергей. - Он тогда бы молчал в тряпочку и, чтобы не засветиться, тихо радовался удаче. Никак встретил кого?

Экономист загадочно хмыкнул, что ещё больше подлило масла в огонь.

Парни сразу же забыли про пиво и молча уставились на счастливчика, ожидая подробнейшего доклада.

Василий упорно молчал, хотя было видно, что долго запираться он не сможет. Желание поделиться радостью распирало его и рвалось наружу.

- Я с девушкой познакомился.

- Молодец! За пятнадцать минут успел даже проверить, – серьёзно похвалил его Полуярок. - Не зря я на тебя надеялся, всегда верил, что ты себя ещё покажешь.

- Дурак! – обиделся Гераськин. - Она – балерина! В Новосибирском театре оперы и балета в кордебалете танцует.

- И где ты с ней познакомился, - не унимался студент.

- В очереди…за пивом…

- А-а-а! Ну как же. У пивнушек в основном только из кордебалета и встречаются, - подтвердил Степан. - Когда я хочу с какой-нибудь знаменитостью познакомиться, обычно в забегаловки только и хожу. Заслуженные и народные артисты роятся и кучкуются только там.

Василий наградил пересмешника испепеляющим взглядом, но сегодня, похоже, вывести из себя его не могло уже ничего. Он демонстративно отвернулся от юмориста и, наклонившись к Сергею, восхищённо задышал в ухо:

- Она такая нежная… Миниатюрная… Фигурка у неё! – влюблённый Ромео с трудом подбирал достойные эпитеты. - Мы завтра с ней у кинотеатра встречаемся.

- А почему не сегодня?

- Она в Сочи уехала. К знакомым. На один день.

- Понятно. А как величают твою неземную красоту?

- …

- Значит, про имя ты спросить её не удосужился?! Правильно, не это главное. Хорошо хоть профессию узнал. Я вот что, Василий, тебе скажу. Если она завтра не появится, а скорее всего так оно и будет, ты сильно не убивайся. Подобных балерин здесь море, - успокоил друга Туманов. - Не придет эта – найдём другую. Лишь бы желание имелось. А оно у тебя, кажется, проснулось.

Устало махнув рукой, Ромео вырвал канистру из рук амбала, изрядно приложился к ней и, вытерев пятернёй остатки пены, отрешённо уставился на поле.

Между тем на стадионе произошли кое-какие изменения. На беговой дорожке, прямо напротив друзей, остановились несколько представительных мужчин. Официальные галстуки и белые рубашки выдавали их с головой.

"Наверняка, местное начальство," – подумал студент.

Футболисты сбились в кучу у центра поля, где им активно что-то объяснял пухленький мужичок в спортивном костюме. Вскоре он оставил их в покое и, точно колобок, подкатил к руководству.

Теперь слушать пришлось уже ему. По отрывкам фраз, долетавших до парней, стало понятно, что начальство чем-то очень недовольно. Колобок попытался как-то оправдаться, но тут лысый, по-видимому, самый главный, показал на часы и, громко предупредив наставника о двадцати минутах, молча направился к выходу.

Расстроенный тренер зло плюнул на гаревую дорожку и тоскливо оглядел трибуну. Счастливый влюблённый встретился с ним взглядом и радостно помахал рукой. Колобок разглядывал Василия пару секунд и, хлопнув себя по ляжке, перемахивая сразу через несколько ступенек, рванул прямо к друзьям.

- Спасайте, мужики, – взмолился он. - У нас комиссия краевая вот уже с неделю лютует – инспектирует городское хозяйство. И надо же было такому случиться. Самому главному, ярому болельщику, захотелось развеяться немного, посмотреть местных футболистов. Они вот-вот заявятся, а у меня, как назло, три обормота куда-то запропастились. Надо срочно тренировочный матч организовать, а людей не хватает, - тяжело вздохнул колобок. - Выручайте старика, сыграйте в двухсторонке. От вас ничего особенного и не потребуется. Минут сорок побегаете по полю, пнёте пару раз по мячу, а уж я вас потом отблагодарю, - с мольбой в голосе попросил он ребят. - Ну что, договорились?

- Я в футболе не силён, но сыграть смогу, - откликнулся Василий и первым поднялся со скамьи.

В сопровождении повеселевшего тренера друзья спустились с трибуны и отправились в раздевалку.

Туманов быстро подобрал себе форму, а вот Степану и Гераськину повезло не сразу. На одном трещало всё по швам, зато на другом болталось, как на вешалке. Наконец, совместными усилиями удалось разрешить и эту неувязку.

- Тренер, последний раз я в футбол играл в девятом классе, - честно признался экономист. - Так что от меня многого ждать не стоит.

- Ты, сынок, не дрейфь, – оптимистически поддержал новичка колобок. - Профессионалов здесь нет. Как говорится, не боги горшки обсыкают! Будешь играть за более сильную команду против своих друзей. Если что-то получаться не будет, я тебе помогу, подскажу где надо. В футболе что главное? – спросил он уже у всех.

- Победить, наверное, - ответил смущённый Василий.

- Главное в футболе, чтобы после матча у вас яйца остались в целости и сохранности, и вы сами, своими ногами, смогли до дома дотопать, - наставительно разъяснил много чего повидавший толстячок.

До приезда комиссии наставник успел расставить игроков по номерам и, чтобы те немного размялись, слегка погонял их по полю.

Чтобы разобраться в способностях новобранцев ему хватило и пяти минут. Туманова, который неплохо обращался с мячом, да к тому же, по его словам, успевшего сыграть несколько матчей на первенство города за сборную УПИ, колобок поставил на правый край в нападение. Полуярок оказался в центре полузащиты. А вот Василий, прыгавший по полю, точно недобитая саранча, получил задание прикрывать левый край защиты, прямо напротив Сергея.

Свои указания тренер сопровождал объёмными длинными тирадами, в равных пропорциях состоящих из слов как не очень литературных, так уж и совсем непроизносимых. На его лингвистические познания местные спортсмены особого внимания не обращали, а вот новички с восхищением следили за филологическими изысками наставника, который всё время фонтанировал сплошными загогулинами, ни разу не повторяясь при этом. Но лишь только у ворот стадиона припарковалась кавалькада чёрных "Волг", как он плавно закруглился и перешёл на почти литературный язык. Правда, в его устах этот язык казался уже, скорее иностранным, чем родным.

Делегация вступила на стадион и колобок, совмещая в одном лице обязанности тренера и судьи, вспомнив напоследок чью-то маму, коротким свистком известил о начале показательного матча.

Долгое время новички участия в игре почти не принимали. Футболисты, доверяя старым наигранным связям, разыгрывали нехитрые комбинации, делая упор на зрительность и красоту поединка.

Но постепенно игра оживилась. На правом крае Туманову удалось несколько раз перехитрить Гараськина, и только подстраховка чистильщика спасла Васину команду от неминуемого гола.

Дождавшись некоторого затишья в игре, колобок подозвал к себе худенького новичка. Ему почему-то сразу понравился этот маленький живчик, подслеповатые глаза которого азартно блестели. Он обнял Василия и несколько попенял ему:

- Что ты носишься, как угорелый!? Бегать нужно поменьше, а вот играть пожёстче! Не хрен его сопровождать, ты не почётный эскорт, в мяч надо играть! – посоветовал ему тренер. - Тебе, малый, злости не хватает, спортивного куража… Ты там у себя кем работаешь? – неожиданно поинтересовался он.

- Экономистом, – с гордостью ответил Гераськин, то и дело подпрыгивая на месте.

- Отличненько! – чему-то обрадовался тренер. - Тебе на службе отчёты строчить доводилось? Годовые там, квартальные?

- И те, и другие…

- Над годовым долго мудохаться приходится?

- Несколько недель…

- Как бы ты поступил, если бы какой-нибудь орёл твой отчёт уничтожил? – спросил колобок.

- Убил бы! Вот этими руками придушил! – вытягивая вперёд тощие кисти, не задумываясь ответил Василий.

- Молоток! Так и надо! Теперь представь, что в воротах не вратарь, а твой годовой отчёт лежит, и эти засранцы, - он кивнул в сторону соперников. - Стремятся до него добраться и похерить…на хер! – с некоторой задержкой ему более или менее всё-таки удалось корректно закончить фразу. – Представил?

- Ага!

- Так что давай, дружок, беги на свой фланг и помни, о чём я тебе сказал.

Колобок похлопал Гераськина по плечу и, свистнув, засеменил к центру поля.

Уже вскоре Василию пришлось применять ценные сведения на практике.

Мяч опять попал к студенту. Он протащил его по правому краю, обыграл одного соперника, другого, и оказался перед защитником. Качнув корпус влево, он дезориентировал товарища, который, повторив манёвр Сергея, купился на примитивный финт.

Туманов издевательски протолкнул мяч между ног экономиста и ехидно посоветовал сменить трусы на юбку. Затем он проскочил мимо опорной ноги защитника и, срезая угол, устремился к штрафной. Гераськин, накрученный тренером выше крыши, стерпеть такого оскорбления уже не смог.

В два прыжка он настиг студента, но тот, ловко прикрывая корпусом мяч, упорно двигался к воротам. До штрафной оставалось всего лишь несколько метров, когда Василию удалось остановить противника. Выбросив вперёд руку, он схватил соперника за трусы и, словно корабельный якорь, повис на нём.

Спортивная форма варварского отношения не перенесла. Старенькая застиранная материя легко поддалась и с треском разошлась по швам. Причём, если у плавок порвалась лишь резинка, то сами трусы разлетелись напрочь.

Туманов по инерции проскочил ещё несколько шагов, но встречный ветерок, видимо, попал куда надо и остудил горячую голову. Натянув пониже футболку и придерживая остатки обмундирования, Сергей, пообещав товарищу ответить адекватной мерой, под смех зевак засеменил к трибуне.

- Молоток! Ты просто Гойкоэчейа какой-то! – радостно хохотнул колобок. - Слушай, а давай я тебя так звать и буду, – предложил он новичку. - Мне так легче с тобой общаться будет.

- А это кто такой? – слегка сконфуженный лестной похвалой поинтересовался Гераськин.

- Гойкоэчейа-то? В Европе защитник с фамилией такой играет. Костолом, просто зверь! Ты уж, малый, не обижайся, но я тебя теперь только так звать и буду…Правда Гойкоэчейа уж больно длинно. Гойко – в самый раз будет. Хорошо?

- Хорошо, – шмыгнув носом согласился Василий.

Пока они обменивались впечатлениями, пацанёнок, которому тренер доверил ключи, сгонял в раздевалку и, захватив новые трусы, вернулся назад.

Студент быстренько примерил обнову, а поверх неё широкой резинкой, оставшейся от старых трусов, затянул потуже талию.

- Теперь не остановишь, – злорадно пропел он, похлопывая себя по импровизированному кушаку.

После непредвиденной заминки игра пошла повеселее. Опасные моменты всё чаще стали возникать у ворот то одной, то другой команды.

Привлечённые криками болельщиков, трибуна постепенно заполнялась праздными отдыхающими.

Окрылённый долгожданным знакомством и лестной похвалой, Гераськин всё так же бестолково носился по полю. Выскочив далеко вперёд, новоявленный Гойко в который уж раз поскользнулся на траве и завалил очередного соперника.

Колобок отрывисто свистнул и определил нарушение правил. До ворот было больше тридцати метров. Нападающий установил мяч, но тут в дело вмешался Полуярок, доселе не проявивший себя чем-то особенно выдающимся. Он решительно отодвинул в сторону одноклубника и, поправив пятнистый снаряд, отошёл для разбега далеко назад. Красные решили "стенку" не устанавливать и лишь один форвард прикрывал ворота, отойдя на положенные девять метров.

Степан разбежался и, что есть силы, вкладывая в удар всю нерастраченную дурь, приложился по мячу.

Рассекая воздух, снаряд устремился к цели. Одинокий страж, чудом сумев увернуться, всё ж таки ухитрился подставить ногу и чуть-чуть изменить его убийственный полёт. Чиркнув по бедру, мяч отклонился от первоначально заданной траектории, по пути содрав нежную кожу, пропахал Васино ухо и, подкорректировав ещё раз свой полёт, влепился в перекладину. Дерево глухо охнуло, а мяч взвился ввысь и улетел далеко за ворота.

С трибуны донеслись благодарные аплодисменты.

К довольному Степану подскочил колобок и, вознеся вверх ладони, восхищённо возгласил:

- Батюшки! Всю жизнь мечтал на такой удар полюбоваться! Неужели сбылось?! Да, похожая нога в мире только у Кумана! Ты хоть это понимаешь?! – улыбаясь во весь рот заявил он здоровяку. - Это не нога, это золото чистой пробы! Молодчик! Так держать! Только я тебя прошу, не бей больше так, - приложив руку к груди попросил наставник. - Убьёшь ненароком кого, или покалечишь, а здесь комиссия. Мне потом до конца жизни объяснительные писать придётся… Договорились? Играй, бегай, лупи по мячу, но только в пол силы, - опять попросил он и, пожав полузащитнику пятерню, подозвал Гераськина.

Василий, потирая на ходу горевшее алым румянцем слегка распухшее ухо,шустро подскочил к тренеру.

- Гойко, ты почему меня разочаровываешь? Что ты как корова на льду рассекаешь? На ровном месте падаешь, от летящего мяча отворачиваешься! – набросился колобок на слегка опешившего экономиста.

- Да тут газон плохой, о кочку зацепился, – пролепетал провинившийся в своё оправдание.

- Газон плохой?! – возмутился тот. - Ты знаешь, что весной на этом поле московский "Локомотив" тренируется?! Команда высшей лиги! Железнодорожников трава устраивает, а тебя, значит, нет? – продолжал нападать толстячок на недавнего любимчика. - Крепче на ногах держись. Ни от мяча, ни от противника убегать нельзя - затопчут! В футболе главное не сила и мощь, а ловкость и хитрость, – натаскивание новобранца достигло апогея. - Ты слышал про Гастелло? Вот человек, на верную смерть шёл – не свернул! Кремень! Он – лучший пример для подражания. В футболе тоже так.. . Нельзя давать слабину. Смело встречай противника, пусть лучше тебя боятся! Понял, Гойко?!

- Ага!

- Выбери кого-нибудь одного из соперников и…кончи его! – посоветовал напоследок колобок. - Преследуй его, атакуй, не дай ему дышать, пускай он занервничает, выдержку потеряет…Если сможешь добиться этого, считай победил.

Гойко вернулся к своей штрафной и, выполняя наказ тренера, внимательно осмотрел противника. Из всего предлагаемого контингента его взгляд привычно остановился лишь на двух кандидатах. В последнее время только эта ненавистная парочка отравляла ему жизнь. В любой другой ситуации он, не раздумывая, начал бы с Туманова, обладателя менее мощной комплекции. Но сейчас в Васиных артериях адреналин бил просто ключом, заставляя кровь кипеть от возбуждения, да и отомстить студенту сегодня уже удалось немного.

Гераськин осторожно прикоснулся к вспухшему уху и, нехорошо улыбнувшись, тихонько прошептал: "Держись, Полудурок, я окрысился!"

Теперь игра его мало волновала. На своей половине поля он, будто приклеенный, перемещался за Степаном, выбирая удобный момент для решающей атаки.

К этому времени "синим" удалось распечатать ворота неприятеля, и они, демонстративно доигрывали матч. Игра тихонько катилась к завершению.

Полуярок принял в центре поля нацеленную передачу и, не встречая ни малейшего сопротивления, устремился к воротам. "Красные", помня силу недавнего удара, остерегались и не спеша группировались у своей штрафной. "Ломаться" на тренировочной двухсторонке никому не хотелось.

Гераськин понял: "Если не сейчас, то никогда!", и, собрав в кулак всю как спортивную, так и человеческую злость, на всех парах ринулся на врага.

А Степан всё пёр и пёр. Лёгкость, с которой удавался ему проход, расслабила атакующего. Дикий азарт гнал полузащитника к воротам. Всё: и взгляд, и мысли его были сосредоточены на мяче, хотя навстречу ему уже неслось возмездие.

Два соперника быстро сближались. Полуярок оторвал глаза от мяча, но обнаружив перед собой лишь экономиста, беззаботно продолжил движение.

Массы антагонистов были не просто различными, они кардинально отличались друг от друга. При обычном столкновении Василий, как обладатель меньшего веса, должен был не просто отскочить от Степана, он должен был прямо-таки отлететь от него. Но это при обычных условиях. Сейчас же превосходство целиком находилось на стороне Гераськина. Он-то знал, на что шёл, а вот противник пребывал в глубоком неведении.

Когда до амбала оставалось меньше метра, Василий сделал последнее ускорение, подпрыгнул и, умело сгруппировавшись, ворвался в грудную клетку противника.

Хотя Васина масса была и невелика, но пришлась она не на весь организм, а только на часть его.

Полуярок, почти час тому назад неосмотрительно оприходовавший никак не меньше двух литров пива, уже давно ощущал в себе некоторую не комфортность. Только то, что до конца матча оставались считанные секунды, удерживали его на поле.

Внезапно какая-то дикая сила выбила из его лёгких остатки воздуха, не пощадив при этом и другие органы, особенно уязвимые в создавшейся ситуации. Амбал, как подкошенный, рухнул на газон… Ничего не понимая, оглушённый и ошарашенный, он хватал губами воздух, стараясь удержать в онемевшем теле остатки былых возлияний. Но ни с первым, ни со вторым ему какое-то время справиться не удавалось. К счастью, он быстро взял себя в руки, и проявление кратковременной слабости не успело принять видимых очертаний. Полуярок, пошатываясь, поднялся с колен, на всякий случай осмотрел форму и, поддерживаемый с двух сторон, дохромал до границы поля, где кулём и свалился на беговую дорожку.

Совсем по-иному чувствовал себя другой фигурант необъявленной дуэли. Хотя кое-что побаливало и у него, но определить это по счастливой Васиной роже было ой как сложно.

Гераськин с гордым видом предстал перед ничего не понимающим, растерянным наставником:

- Одного…кончил! – радостно отрапортовал костолом. - Теперь берусь за второго.

- Ты..ты… Ты, Гойко, не Гастелло, ты камикадзе какой-то! – наконец нашёлся колобок. - У того хоть какая-то надежда оставалась, он мог и парашютом воспользоваться, а вот ты практически ни одного шанса на спасение не имел, - устало буркнул он и, больше не желая испытывать судьбу, финальным свистом прекратил ставший опасным тренировочный матч.

Высокие гости поднялись со своих мест, и толстячок шустро покатил к ним.

Усталые футболисты вереницей потянулись в раздевалку и вскоре на зелёном поле остались лишь лежащий здоровяк, над телом которого колдовал Сергей, да у самых ворот сиротливо болтался Гераськин.

Спортивный азарт немного потух, и новоиспечённому Гойко стало горько.

- Серый, он что, сбрендил? Ты можешь объяснить, что с ним стряслось? – Степан облизывал разбитую губу и то и дело сплёвывал на траву кровавые сгустки. - А ведь он со своей балериной даже познакомиться не сумел как следует. Что же с нами будет, если ему уболтать её удастся?… Слышь, ты, бешеный Гарри…

- Гойко, - поправил его Туманов.

- Эй, бешеная Гайка, чеши сюда, мы тебе копчик массировать будем…

Василий виновато шмыгнул носом и окончательно остановился, но вспомнив про пострадавшее ухо, мигом прижал ладонь к слуховому органу и преувеличенно громко застонал. Шитая белыми нитями примитивная хитрость как ни удивительно, но прошла.

- А ты, Стёпа, по уху ему тоже нехило зафитилил, – попробовал улучшить настроение другу студент. - Смотри, какой пельмень справа свисает…

- Ладно, пошли в раздевалку, а то наш Чебурашка мне мочевой пузырь чуть наружу не вынес.

Полуярок, кряхтя, поднялся с дорожки и, повернувшись к Гераськину, примирительно предложил :

- Иди сюда, не бойся… Всё равно у меня сил с тобой разбираться нет, - и не успел Василий обрадоваться, как амбал уточнил, - Пока… Дома поговорим…

В раздевалке царила обычная суета. Кто-то принимал душ, совмещая водную процедуру с обсуждением амурных проблем, остальные переодевались, с удовольствием допивая халявное пивко.

Почти полная канистра, охлаждавшаяся в холодильнике, была расценена наивными физкультурниками как заслуженная награда, долгожданный приз, приготовленный заботливым тренером.

Степан, первый обнаруживший это безобразие, лишь безразлично махнул рукой.

- Отдохнули, называется, - недовольно проворчал он, выбираясь из туалета, - Эй, орлы, оставьте хозяевам хоть по глоточку горло промочить.

Широко распахнулась дверь и в раздевалку влетел довольный колобок. Лицо его, неестественно красное, сияло. Но ещё более красноречивым напоминанием о недавно перенесённом стрессе был нервный смех, то и дело вырывавшийся из уст наставника.

- Молодцы, ребятушки, не подвели старика, хорошо себя проявили! – благодарил он и обнимал тех, кто первым попадался под руку.

Так, переходя от одного к другому, он добрался до Гераськина, которого и заключил в медвежьи объятия.

- А тебя, Гойко, главный из Краснодара советует показать в дубль "Кубани", - радостно сообщил толстячок. - Там сейчас как раз место последнего защитника, умеющего играть персонально, вакантно. Материал, конечно, сыроват, но если с тобой позаниматься, может что-то и получится.


Продолжение в комментариях

Показать полностью
3

Сочи, море и... любовь. Глава 7 (часть 1)

Глава 7


Оказывается, страшная это штука – угрызения собственной совести. По воле случая, промариновав на улице друзей, Туманов утречком проводил домой белокурую подружку и пустился сразу же, не откладывая в долгий ящик, замаливать свой тяжкий грех.

Понимая, что голодный человек – это злой человек, Сергей решил действовать наверняка.

Вывалив на стол закупленные им продукты, он достал из сетки трёхлитровую банку пива, главный козырь мирного урегулирования и, засунув её в холодильник, принялся за приготовление праздничного обеда.

Вскоре на плите что-то запыхтело и зашкворчало. Аппетитный запах жареной картошки, вытесняя спёртый воздух, заполнил маленькую кухоньку и, нахально проникнув в соседнюю комнату, поднял парней всё-таки с постели.

В отличии от Гераськина, самого находившегося по горло в ‘этом самом', и потому так же кровно заинтересованного в мирных переговорах, Полуярок, как и предполагал Сергей, попытался с ходу накалить обстановку.

И только по мере насыщения, опростав содержимое большущей сковороды, накал пламенных речей его стал помалу ослабевать, а когда Туманов водрузил на стол банку с охлаждённым пивом, совсем сошёл на нет.

Договора о вечной любви и дружбе конфликтным сторонам, правда, подписать не удалось, но пакт о ненападении, хотя и с некоторыми оговорками, заключили.

Студент вышел покурить на крыльцо и лицом к лицу столкнулся с пришедшей на обеденный перерыв хозяйкой.

- Привет, касатик! Хорошо сегодня спалось? Ливень не мешал? – лукаво улыбаясь, спросила она у квартиранта…

- …

- Не мешал значит. Ага… А парни наши чего это всю ночь по двору шатались?

- Откуда я знаю?! - удивился тот. – Я спал в это время.

- Конечно не знаешь. Где тебе знать. Ты ведь, пока друзья под дождём мокли, гостей у себя принимал…

Студент заметно стушевался.

Вообще-то, определённых условий, касающихся возможных посещений лицами противоположного пола, хозяйка квартирантам не выдвигала, но так как Сергей столкнулся с этой проблемой впервые, то естественно, почувствовал себя не в своей тарелке.

Туманов решил держаться до последнего.

- Каких гостей? Не было у меня никого, – неловко попытался отпереться ловелас.

Любопытная Наталья проигнорировала неискренний ответ и продолжила допрос с пристрастием:

- Ах, не было? А что тогда мужики до пяти утра на улице делали? Загорали?

- Грибы собирали… И не до пяти утра, а до половины шестого! – уточнил искомое время хмурый Степан.

- Хорошо ещё Аркадий выдохся, а то бы на крылечке под дождём спать пришлось, - заискивающе поддакнул ему показавшийся в проёме двери Гераськин.

Спас Туманова от дальнейшего выяснения пикантных подробностей хозяин дома. Ввалившись в калитку, он споткнулся, но чудом удержался на ногах и, чтобы понапрасну не рисковать, неуклюже прислонился спиной к гнилому столбику. Продолжая нещадно шататься, он, тем не менее, руками для равновесия не пользовался. Руки были заняты. Ими Петро любовно прижимал к груди драгоценную ношу.

Многолетний опыт совсем даже не простых взаимоотношений с женой должен был подсказать ему наиболее оптимальный выход из теперешней ситуации. Находясь под градусом, Петро никогда зря на рожон не лез. В таких случаях он не то чтобы попасться на глаза Наталье, а всего лишь заподозрив её присутствие, разворачивался на 180 градусов и потихоньку испарялся, предпочитая отлежаться где-нибудь на травке под зелёным кустиком, благо природные условия позволяли проделывать это чуть ли не круглый год.

Но сегодня Петр повёл себя довольно странно. Во-первых, он не исчез из поля зрения, заприметив свою дражайшую половину, хотя по тому, каким любящим взглядом одарила она супруга, даже слепому стало бы ясно – грядёт жестокая расправа. Во-вторых, что и было самым необычным, Пётр явился домой с бутылкой. Не с пустым или даже початым, а с целым, запечатанным пузырём. И, судя по пробке, бутылка была наполнена далеко не бормотухой, что тоже вызывало определённую интригу.

Мгновенно проанализировав поведение супруга, Наталья пришла к единственно правильному, расставляющему всё по местам выводу: "Белая горячка!!! Допился паразит!" Чувством жалости стало наполняться её большое, доброе сердце. Она собралась было кинуться к муженьку, и тут…

- Серёга! – радостно завопил вновь прибывший, увидев квартиранта. - Ты уже почти инженер, значит умный. Объясни мне, пожалуйста, почему вино сухое, а штаны после него мокрые?! – оттянув рукой потемневшую мотню, пьяно улыбаясь, задал хозяин сакраментальный вопрос.

Ответ он получил уже от жены. Используя лишь прилагательные и определения, она, для начала, живописно набросала краткий словесный портрет ненаглядного, и уж затем, пустив в ход руки, а потом и ноги, бережно проводила Петрушу до заветного дивана.

- Отвечай, паразит, где нажрался?! И у кого пузырь стянул? – махая перед сизым носом отобранной бутылкой, в который уж раз требовала ответа ни на шутку разошедшаяся Наталья.

Пётр обиженно всхлипнул и попытался отвернуться к стене.

- Я для тебя вина сухого принёс! А ты!? – он опять всхлипнул, но попытки развернуться к жене задом, осознав её бесперспективность, больше не предпринимал.

- Тебе принёс, – передразнила его Наталья. - Когда это было, чтобы ты мне что-нибудь приносил? Все духи, одеколон, даже дезодорант выжлуктил, а ещё хочешь, чтобы я тебе поверила. За нашу совместную жизнь ты для меня один раз спиртное покупал – бутылку шампанского, когда свататься приходил, да и то, сам же её и вылакал. Мне уже тогда задуматься надо было. Какая я всё-таки дура, что подалась на твои уговоры. А помнишь, сколько парней за мной увивалось? И моряк был, другой часовщиком работал, и даже один заведующий столовой руку и сердце мне предлагал. Я же тебя, алкаша, выбрала. Больно уж кудри твои хороши были. И где они теперь? – Наталья горько вздохнула, вспомнив молодого черноволосого паренька.

- А заведующего-то твоего посадили, - напомнил ей супруг. - Моряк за границей остался, предатель! И того часовщика я знаю – алкаш похлеще моего будет…- грубо прервал её воспоминания муженёк.

Успокоившаяся было Наталья опять перешла в наступление на разрушителя сокровенных грёз.

- Говори, с кем сегодня горькую лакал? Опять, небось, вымаливал подачку? Назанимаешься, паразит, а мне потом пол зарплаты выкладывать приходится.

- Какую подачку? – возмутился хозяин. – Заработал я, нас и угостили!

- Кого это "нас"? И где это ты заработать смог?

- На пляже.

- Где?!

- Тама! – замученный расспросами супруг устало махнул рукой в сторону моря.

- Чё это ты там сварганил, что тебя до такого свинского состояния наугощали? Песок через чайное ситечко просеивал? – ехидно поинтересовалась жена.

- Ворота на место ставили…

- Какие ещё ворота?

- Какие, какие. Железные! Зелёной краской покрашенные. Кто сегодня на пляже куролесил, что за мордовороты, не знаю, только ворота эти мы впятером за два часа кое-как на место пришпандорили. Измучались все, наматюкались, Валерка чуть ноги не лишился. Ну, Толян и поставил нам по пузырю водяры на брата. И ещё бутылку этого пойла добавил, - вспомнил он про подарок.

- И что, вам хватило той водки? Не поверю, чтобы местная алкашня оставила целой бутылку, пусть даже с сухим вином! И, кстати, почему она у тебя оказалась, а не у Валерки, например?

- У меня, потому что я работу эту и надыбал. А водки нам хватило. Валерку в больницу увезли – у него трещина в ступне. Мы его долю и приговорили – не пропадать же добру.

Весь разговор шёл на повышенных тонах, и до парней, невольных свидетелей семейной ссоры, отчётливо доносилось каждое произнесённое слово. Последнее пояснение Петра почему-то особенно развеселило Степана. Сергей заметил его усмешку и, после нескольких наводящих вопросов, Полуярок раскололся, поведав друзьям о ночной героической эпопее.

- Так, так, – рассмеялся Гераськин. - Пятерым мужичкам работу, значит организовали.

- А у них как в сказке: Оленька хвостиком махнула, и ворота к чёртовой бабушке зашвырнула! – проявил поэтические способности Туманов. - Не завидую я тем воротам…

- Эх! – мрачно вздохнул Степан. - Не завидую. Да под Ольгиным хвостиком я готов часами лежать! А может быть и сутками…

- Лучше, конечно, на хвостике лежать, чем под ним, – поправил его Василий. - И всё-таки, я думаю, что сутки ты не выдержишь.

- Почему это? – вступился за друга студент.

- А он сейчас опять что-нибудь про сало бубнить начнёт, - догадался Полуярок. - Правда, Вася?

Гераськин хмыкнул и утвердительно кивнул головой.

- Привет, мужики. Опять большой совет дикарей устроили? Как всегда, небось о бабах базарите?

Позёвывая и почёсываясь к парням подошёл Аркадий Львович и поочерёдно поздоровался со всеми.

- Что-то ты, Аркаша, поздно просыпаться стал, – подав ему руку, сказал Туманов. - Поговорку знаешь? Кто рано встаёт, тому бог подаёт. Солнце вон уже где, а ты только глаза разодрал. Смотри, растащат всех красавиц по хатам, придётся тебе одному сегодня куковать.

- И хрен с ними, - подозрительно легко согласился с такой перспективой научный сотрудник и сладко зевнул.

- Неужели ещё не отошёл после вчерашнего? – поинтересовался Степан. - Такие кренделя ночью выписывал, чуть пол дома не развалил, а сейчас в кусты? Где, кстати, твои подружки? Познакомь. Если не справишься, мы на них Васятку натравим. Уж он-то их быстро до инфаркта доведёт.

- Я их ещё утром вытолкал, - опять зевнул Аркадий. - Такие борзые бабы попались, вы даже не представляете. Мало того, что чуть не заездили меня до смерти, так ещё надумали совсем у меня остаться. Кое-как спровадил тёлок. Наплёл им про жену, что, мол, приехать должна. Короче, кое-как отделался, - тяжело вздохнул он.

- Тебя, Аркаша, не поймёшь. То ты как волчара по побережью скачешь, ни одной юбки не пропускаешь, то сам же от женщин шорохаешься, - упрекнул соседа Сергей.

- Да не женщины это! Перпетум мобиле в юбке!

- А почему в юбке-то? У них что, на двоих один комплект одежды? – поинтересовался Василий.

- Потому что ту, что была в шортах, нельзя даже с вечным двигателем сравнивать. Строчила, как швейная машинка, от неё у меня синяки по всему телу. - Аркадий медленно приподнял рубашку и приспустил растянутое трико.

- Мамочка моя! – удивлённо воскликнул Гераськин, рассмотрев красочную мозаику помятого туловища. - Чем они тебя так?! Никак та, что была в шортах, тебя приводом от той машинки лупила?!

- Видел бы ты тот привод, – вздохнул он, не обращая внимания на издевательский смех молодых соседей.

На крылечко, привлеченная неожиданным весельем, выплыла хозяйка. Потрепав студента по волосам, она хитро сказала:

- Собрались, соколики. Опять, наверное, амурные дела обсуждаете?

- Вы прямо с Аркадием сговорились. Какие амурные дела? Про погоду базарим. Видишь, какая хлябь. Решаем, что дальше делать, – неуклюже соврал Туманов.

- Про погоду, говоришь?! Ладно заливать-то. И уж если собрались все, давайте решим одну проблему, - нарочито серьёзно предложила хозяйка. - Как дальше жить будем?

Квартиранты заметно стушевались, и лишь Сергей, знакомый с хозяйкой ни один год, не проявлял ни малейшего беспокойства.

- А в чём, собственно дело?

- А ты, Аркадий, не знаешь? Невинный младенец. Ничего не видел, ничего не слышал! Не подскажешь, кто сегодня ночью моему жилищу испытание на сейсмоустойчивость проводил? Не ты ли? Как эта развалина не рассыпалась –ума не приложу! – вполне искренне удивилась она. – Один, - она легонько шлёпнула студента по плечу, - молчит, как партизан, но подружки своей не сдаёт. Другой – вообще сексуальным маньяком оказался! Ой, вот только не надо, Львович, такое удивлённое лицо делать. Я твоих кобылиц днём во дворе встретила. Та, что пониже ростиком, в шортиках была. Пегая же в юбчонке по самое не могу рассекала, - хозяйка жестом показала длину одежонки, ткнув себя куда-то в область талии. - Опять, Аркадий, невинного из себя корчишь. Кстати, они просили предупредить, что если до пяти квартиры не найдут, опять к тебе заявятся.

Научный сотрудник подпрыгнул, как ужаленный.

- Ты погоди, Львович, возбуждаться раньше времени, может, они ещё не придут, - одёрнул Аркадия Полуярок.

- Нет, братцы, я, конечно, охоч до женских прелестей, но на восстановление потрёпанного организма мне денёчек просто необходим. У меня сегодня выходной и, пожалуй, я по культуре вдарю! – заключил Аркадий. - На гипнотизёра пойду.

- На какого ещё гипнотизёра? – заинтересовался Туманов.

- Гипнотизёр Роберт Леви. Вы что, первый раз слышите? По всему городу афиши наклеены. Сборный концерт, солянка примитивная. Несколько эстрадных номеров, циркачи – в первом отделении, и гипнотизёр этот – во втором….

- Ты, Аркадий, в сторону нас не уводи. Мы, по-моему, о другом договориться пытаемся, - напомнила Наталья.

Квартиранты опять, как по команде, потупили очи.

- Что молчите? Поймите, я не зверь какой…

- Зверюга какая, - поправил её студент.

- Поросёнок, – Наталья улыбнулась и погрозила Сергею пальцем. - Вы мужики молодые, кровь играет. Это понятно. но давайте, чтобы одно другому не мешало. Не дело это, когда кому-то до утра сидеть на крыльце приходится… - хозяйка укоризненно посмотрела на Туманова.

- Точно! Извращение это полнейшее, – поддержал её Степан.

- И хату мою разрушать не надо, - продолжила Наталья, переведя взгляд на Аркадия. - Мой дом не стройплощадка, не надо стучать и скрипеть в нём. Я тоже, между прочим, не железная, чтобы спокойно переносить подобное, - смущённо добавила она.

- Да уж, грохот стоял знатный, - опять поддакнул ей Гераськин

- Подожди ты, – перебил его Аркадий. – Насколько я понял, хозяйка наша не против, чтобы мы оттягивавались иногда.

- Вот именно – иногда. И чтобы не всем скопом облаву на девок устраивать. Между собой договоритесь, календарь, что ли, заведите. В общем, оттягиваясь, не надо мешать соседям, - заключила хозяйка, – Что насупились? Нагрузила я вас? Не надо на меня обижаться. Я баба простая, без выкрутасов, Серёженька может подтвердить, - она ласково, по-матерински, погладила студента по голове. - И вот что, давайте-ка все за стол , надо же Петрушин подарочек попробовать. А то проснётся – за голову схватится, что глупость непоправимую совершил. Назад клянчить начнёт.

- А зачем за стол?! Лучше здесь – на свежем воздухе, - предложил Василий. - Я стаканы и штопор принесу, а ещё у меня шоколадка есть.

Через минуту вино уже искрилось в бокалах. Квартиранты, весьма удовлетворённые прошедшими переговорами, расслаблялись, изредка подначивая виновников ночного переполоха, да и Наталья в такой компании немного оттаяла, забыв на время про вечно пьяного супруга, мощный храп которого слышен был даже через закрытую дверь.

Бутылка скоро опустела, и они, посовещавшись, решили послать гонца в магазин. На сей раз Гераськин почти не сопротивлялся.

Разрушил идеалистическую картину Алик .

Влетев во двор, он проскочил мимо них и, привстав на скамейку, с надеждой оглядел крышу своего жилища.

Плоскость отливала смоляной чернотой. Глазу не за что было зацепиться, и лишь в углу, у самого края, за отставшей доской каким-то чудом сохранилась пригоршня размокших урючин.

Тяжкий стон вырвался из груди гордого жителя гор.

- Продал – дорогу оправдал… - как заклинание несколько раз пробормотал он, словно в прострации, приближаясь к крыльцу, - Наташка! – наконец прорвало его, - Почему мой урюк не убрал?! Неужели не видела, какой погода был?! На что теперь я кушать буду? Ты не думала?!

- Алик, ты на меня не ори. Я вообще в первый раз слышу, что ты урюк на крыше сушил. Самого-то тебя где носило? Если уж собрался куда, так намекни хотя бы, чтобы за добром твоим присмотрели.

- Я ведь тебя, Алик, предупреждал насчёт дождя, - напомнил Туманов, - А ты: "Дождик если будет, то маленький".

- Дождик – мождик! Ты то почему урюк не спас? Сообразилка не работал? – переключился он на Сергея.– Или тоже не знал? Вы мне сами мешки туда совали! – он зло ткнул пальцем в сидящего амбала.

- Спал я, - смиренно признался студент. - Устал немного, даже не слышал, когда и ливень-то начался.

Полуярок нехорошо ухмыльнулся.

- Устал он немножко, – передразнил он Туманова. - Как, бедняжка, до утра дотянул, до сих пор врубиться не могу, - начал опять кипятиться Степан.

Возмущённая тирада выбила Алика из колеи. Он растерянно уставился на друзей, обречено махнул рукой и, опустив голову, поплёлся в своё временное жилище.

- Спасибо, ребята, за компанию. Пойду, проверю, что мой Петюня поделывает, - Наталья собрала фужеры и, вернувшись на кухню, загремела посудой.

- Продолжение банкета переносится на более поздний срок. У нас как в анекдоте получилось: "Явился поручик Ржевский и всё опошлил!" – подытожил Туманов.


Кое-как убив ещё пару часов, побродив по городку, парни разделились. Студент и Полуярок направили стопы к подружкам, Гераськин же получил наказ во что бы то ни стало достать билеты на вечернее представление. Погода внесла свои коррективы. Концерт приезжего гипнотизёра, не замеченный ещё пару дней назад, сегодня вызвал аншлаг.

Растрёпанная Ольга молча впустила парней и, остановившись у зеркала, принялась приводить причёску в порядок.

Гости вышли на балкон и закурили. Шум воды, доносившийся из ванной комнаты, оборвался, и оттуда, закутанная в небольшое полотенце, выплыла Светлана. Увидев парней, она сухо поприветствовала их и, поправив на груди тунику, достала из сумки фен.

- А где рыжая? Куда подевали красавицу? Подавайте её сюда, а то у нас красный молодец застоялся, копытом бьёт, – улыбнувшись подруге, потребовал Сергей.

- Пусть дальше бьёт. Поздно проснулся ваш молодец, долго раскачивался, – не покидая коридора упрекнула отсутствующего Ольга.

- Что с вами случилось?! Белены объелись? – заволновался Туманов, - Где Катерина? А ну шустрее выкладывайте, в чём дело?

- Ничего с ней не случилось. Успокойтесь. Она на базар с Колькой пошла. Скоро вернётся. – Светлана включила фен и стала сушить белокурые кудри.

- С каким ещё Колькой? – не понял Степан. - У нас Васька дозрел. Его на Катьку со страшной силой потянуло. Решил рыжей безвозмездно подарить себя. А здесь какой-то Колька под ногами вьётся.

- Николай – её московский жених, - обрадовала его подруга.

- Почему мы про него впервые слышим? И чего он здесь делает? Какого хрена этому жениху надо?

- Серёга как раз знает. Я ему уже говорила про Кольку. А сюда он в командировку приехал. Катька, когда узнала, пол часа белугой ревела, - вздохнула блондинка.

- Вот бы нам, Стёпа, такую работу надыбать, – размечтался студент. - Ездили бы по командировкам, девчат за собой по курортам таскали.

- А чего Катька ревела, если он её жених? – не унимался Степан. Он ещё хотел задать пару вопросов, но звонок прервал его на полуслове.

- Тише ты, не ори. Это, наверное, они пришли, - предупредила Ольга, открывая входную дверь.

Парни с любопытством уставились на вновь прибывших. Катерина молча забрала у спутника пакеты с продуктами и прошла на кухню. Тот потоптался на пороге и неуверенно, бочком, втиснулся в комнату подруг.

Николай оказался щупленьким пареньком лет двадцати пяти – двадцати семи с зализанными назад волосенками.

- Наш Вася по сравнению с ним, что Илья Муромец против дистрофика, - хохотнул довольный амбал.

- Может, хватит? – потребовала Ольга, - Как не стыдно?! На что уж я толстокожая, но и мне за тебя неудобно стало.

- Неудобно, это когда штаны через голову снимаешь, - блеснул Полуярок знанием народной мудрости.

Смущённый жених полез за чем-то в карман и только потом несмело поздоровался.

- Здоровей видали, – не удержался от сравнения Степан. Он нехотя поднялся и, полностью игнорируя новичка, гоголем прошёлся по квартире.

- Катенька, мне бежать надо, - вдруг вспомнил командированный, - Дела. Я вечерком к тебе загляну. На танцы сходим или ещё куда.

- Лучше по лесу погуляйте. На пляж ночной тоже можно заглянуть, - посоветовал хмурый амбал.

Последовавшая реакция на, с виду, совершенно безобидное предложение совсем доконала жениха и, так и не получив вразумительного ответа, он поспешил смыться.

После его стремительного исчезновения ещё более сгустилась тягостная атмосфера. Минуты две все молчали.

- Что ему надо? Зачем он припёрся? – не выдержала первой Ольга, показав рукой на дверь, - Объясни, пожалуйста.

- В командировке он здесь – сухо ответила шатенка.

- Мы уже это слышали. С какой вдруг стати.

- Пасёт жену шефа.

- Как это? – не понял Туманов.

- А вот так! В надсмотрщики записался, – грустно пояснила Катерина. - Моральный облик супруги начальника своего блюдёт…

- Чего делает? - заинтересовался Степан.

- Я тебя, дружище, наверное, разочарую, но это не то, на что ты рассчитываешь.

- Господи, как он мне надоел! Кто бы только знал. Удружила же мне маменька, - слёзы выступили на глазах шатенки. - Спасибо ей большое.

- Катюша, не плачь. Ты только шепни, он не то что отстанет, за версту обходить тебя будет! – пообещал здоровяк, слегка поигрывая правым бицепсом.

- Катенька, расскажи, в чём всё-таки дело. Может, мы тебе поможем, - попросил уже Сергей.

- С Колькой меня мама познакомила. Она с его матерью учились где-то вместе. Там и подружились, - вздохнула Катерина. – Сначала он мне приглянулся: университет закончил, много знает, в общем, не дурак. Хоть и не красавец, но далеко и не урод. А потом всё одно к одному. Мамаша его, через своего одноклассника, по блату на работу устроила в министерство лёгкой промышленности. Этот знакомый большая шишка там. Он и пристроил её сыночка поближе к себе. Колька теперь у него вместо ординарца, разные поручения выполняет.

- Шестерит, значит, - уточнил Степан. - Шошкой работает.

- Вроде того, - подтвердила Катерина и, смахнув предательскую слезу, невесело продолжила, - Всё бы ничего. Сейчас так многие устраиваются. Но его лизоблюдство, рабская мелочная душонка… Короче, разлюбила я его. Сказала матери, а она в истерику. "Как же, - говорит, - Мы ведь слово дали! Подумай ещё маленько. Потерпи. Стерпится – слюбится". А как он здесь оказался? Совсем просто, - горько усмехнулась шатенка. - Это только подтверждает, что я относительно него не ошибалась. Как только он узнал, что мы остановились в Хосте, то сразу начал действовать, - она опять невесело улыбнулась. - Колька ещё в мае под большим секретом поведал мне, что шеф решил послать его вместе со своей женой на курорт. Не вместе, конечно. Она про это даже не догадывается. Он будто поедет в командировку, но его главная задача – следить за женой начальника. Ей всего тридцать пять и она на целых семнадцать лет моложе мужа. Тот, естественно, трясётся над ней и ревнует безбожно. Собирались они в Ялту. Уже и путёвки заказали. А тут Колька через мать узнаёт, что я в Хосте и тут же к начальнику на полусогнутых. "Зачем, - говорит, - в Ялту жену отпускать? У меня на примете отличное местечко есть". Ну и давай расписывать, что мол тут народу поменьше. Сероводородная лечебница, значит много больных и пожилых. Меньше возможностей для флирта…

- Вот паразит! – не удержался Полуярок. - Ловко придумал.

- Конечно, ловко, - согласилась Катерина. - Он всё точно просчитал. Шеф сразу же согласился. Взял ей путёвку, ему командировку в зубы, и они через день уже здесь нарисовались.

- И как нарисовался, не сотрёшь, - буркнул амбал. - Может его ушатать?

- Как это? – не поняла шатенка.

Степан замялся немного и, почесав в затылке, смущённо пояснил:

- Ну, лёгкие, там, телесные…повреждения…мягких тканей.

- Это после тебя – то лёгкие?! – хохотнул Туманов, - Да его мама родная не узнает, если ты хоть пальчиком сыночка тронешь!

- А я и не собираюсь. Пускай Василий по-мужски с ним разберётся, - предложил Полуярок. - Победителю достанется всё.

- Я вам не мешаю?! Может, мне уйти, пока вы за меня всё решите, - обиделась Катерина. - Пошлите, лучше, прогуляемся, а то вы ещё чего-нибудь напридумываете.


Продолжение в комментариях.
Показать полностью
6

Сочи, море и... любовь. Глава 6 (часть 1)

Глава 6


Туманов выбрался из душной комнаты на улицу и увидел черноволосого мужчину, суетившегося возле каких-то мешков рядом с дощатым сараем.

- Наконец-то я тебя, Алик, на месте застал, - обрадовался Сергей. - Уже с неделю тут нахожусь, а тебя второй раз только и лицезрею. Я уж решил, что ты опять к себе в горы подался…

- Какие такие горы, дорогой?! – удивился брюнет. - Слишком долго я с них спускался, чтобы так быстро назад на них идти.

- Ты, никак, на базар собрался?

- Базар от нас не убежит, только надо немножко подготовиться – урюк подсушить мал-мал, - пояснил Алик. - Давай, помоги мне его наверх затащить, я его там рассыпать буду.

Студент позвал Степана, и они втроём быстро справились с мешками, подняв их на плоскую крышу.

- Слышь, сосед, не торопишься ли ты с просушкой? Смотри какие облака сегодня, как бы дождя не было, - предостерёг хозяина фруктов Сергей, наблюдая за тем, как быстро тот покрывает крышу сплошным урюковым ковром.

Алик посмотрел на небо:

- Дождик если будет, то маленький, ничего страшного, – он закончил работу и поднялся с колен. – Да, везёт же людям. Какая красота тут! – восхищённо произнёс он, всматриваясь куда-то вдаль.

- И не говори, - поддержал его Туманов. – Вокруг замечательная природа, тёплое море…

- Какое море?! – перебил брюнет. - Я про девушек говорю. Красавицы, просто невозможно даже!…

- А у тебя на родине красоток разве нет? – спросил Сергей.

- Есть, конечно, – хохотнул здоровяк. - На Украине в таких случаях говорят: "Есть, но тилько для себя".

- Он правильно сказал, - хитро подмигнул брюнет. - Для себя только есть, а больше найти трудно. Сюда летом езжу. Тут женщины табунами бегают. Только вот, дорого это обходится, хорошо хоть урюк спасает, – невесело вздохнул любитель изящного и, спрыгнув с крыши, удалился в свою келью.

Степан и Туманов уселись на лавочку и закурили.

- Что сегодня делать будем? – спросил амбала Сергей, запуская вверх очередное кольцо табачного дыма. - Какие планы на этот счёт созрели в вашей голове?

- У меня после вчерашнего соображалка вообще не фурычит, - честно признался Полуярок. - Погода поганая, тащиться никуда не хочется, а через час надо в столовку топать, - напомнил он, - а то подруги опять кипиш поднимут.

- Надо Васю будить, - решил студент. - Пусть он идёт. Хватит ему за наши спины прятаться.

- Не пойдёт он, - возразил Полуярок. - Опять тысячу причин найдёт, чтобы отбрехаться. На жалость бить начнёт, лишь бы дома остаться… Сачок.

Потревоженный Василий, как и предполагал Степан, наотрез отказался покидать тёплую постель.

- Хватит валяться, - потребовал амбал, - собирайся и вперёд с песней. Девчонок встретишь, позавтракаешь, ну и нам с Серёгой что-нибудь захватишь.

- Ага, разбежался, я и поголодать немного могу, - лениво ответил Гераськин, - если кому идти, то как раз тебе.

- Это почему ещё?

- А вчера я, когда за газетами ходил, Ольгу твою видел…

- Поздравляю.

- Это я тебя поздравляю, - парировал Василий. - Она не одна была.

- А с кем?

- Грузин какой-то вокруг неё увивался.

Степан приподнялся на локте, внимательно взглянул на Гераськина, и опять занял исходное положение.

- Чего мне торопиться? Если правду говоришь, так всё равно он с ней в столовую не заявиться. В другой раз встречу, обоим ноги поотрываю, - наигранно зевнул Отелло и после секундной паузы добавил. - А если набрехал, тебе что-нибудь оторву.

- Что-нибудь оторву, – передразнил ревнивца Василий. - Пошутить уже нельзя.

Он шустро соскочил на пол и, применяя на практике знания, полученные ещё в школе на уроках начальной военной подготовки, предпринял попытку скрыться, передвигаясь зигзагом, насколько позволяли габариты комнаты.

То ли знания оказались не глубоки, то ли комната слишком мала, но улизнуть ему не удалось. Его же собственный тапок, брошенный мстительной рукой, догнал провокатора уже в проёме двери. Туманов, флегматично наблюдавший за словесной перепалкой, а затем и ограниченными боевыми действиями двух приятелей, вытащил из коробка три спички и, сломав одну из них, предложил по честному испытать судьбу.

Фортуна, и на сей раз, показала свой норов. Недавние противники вытащили по целой спичке, оставив сломанную Сергею.

Такой поворот особенно обрадовал Василия, уже мысленно готового к ненавистному походу. Его скрюченная спина тут же распрямилась и он, озорно крутнувшись на одной ноге, кинулся к любимому ящику.

Миротворец чертыхнулся и, тяжело вздохнув, начал медленно одеваться. За окном стал накрапывать дождик. Идти не хотелось до смерти. Ругнув себя за дурацкую идею со спичками, он в последний раз попытался отделаться от возложенного на него обязательства.

- Не могу я вас покинуть! – решительно заявил Туманов и, скинув наброшенную на плечи куртку, уселся рядом с Гераськиным.

Баловни судьбы вопросительно уставились на дезертира.

- Вы же передерётесь без меня! Вася, будь другом, сходи ты. Только чёрт знает, что этот монстр, - студент кивнул на улыбающегося амбала, - сейчас против тебя замышляет.

- Ну уж дудки! – сразу же взвился Гераськин. - Лучше я с этим каннибалом останусь, чем переться куда-то по дождю.

Полуярок, до сих пор занимающий горизонтальное положение, услышав незнакомое слово, сразу насторожился.

- Как ты меня обозвал?

- Кто обозвал? – испуганно вздрогнул Василий. - Никто тебя не обзывал. Ганнибал говорю ты! Был такой великий полководец, - попытался выкрутиться из щекотливого положения Гераськин и, увидев недоумённую физиономию амбала, нагло обойдясь с мировой историей, заискивающе добавил: - Здоровяк был мужик – вылитый ты!

Степан недоверчиво выслушал Василия и перевёл взгляд на Сергея, справедливо полагая, что в теперешней ситуации любая, даже самая незначительная ложь, будет непременно им раскрыта с великой радостью. Две пары глаз внимательно следили за сборами "счастливчика". Одна пара ждала подтверждения полученной информации. А вот другая с немой мольбой вглядывалась в лицо того, кто сейчас мог решить его судьбу. Ехидная улыбка, притаившаяся у кончиков рта, не предвещала зарвавшемуся экономисту спокойной старости. Студент, точно продлевая удовольствие, медленно одевался. Расчесавшись перед зеркалом, он подошёл к двери и взялся за ручку.

Василию на миг показалось, что из этой передряги он сможет выбраться без потерь, но…

Коварный гонец остановился на самом пороге и, злорадно улыбаясь, упиваясь собственными познаниями, ярко описал истинный смысл необдуманно выскочившего определения.

Мавр сделал своё дело – мавр может уходить.

Туманов аккуратно прикрыл за собой дверь и, с чувством исполненного долга, вышел на улицу под противный нудный дождь. Шлёпая по лужам, до самой калитки он отчётливо слышал горькие вопли и причитания, доносившиеся из только что покинутого им помещения.

Вернулся Сергей лишь к обеду. Зная о том, что приём пищи, особенно для сельского жителя, дело святое, он таким макаром решил насолить приятелям. Все эти часы он провёл в обществе очаровательных подружек. Позавтракав в столовой, компания, поспорив немного о дальнейшем распорядке дня, дружно отправилась в кинотеатр.

Картина была так себе, да, в добавок ко всему, Туманов уже видел её, но он героически досидел до конца. Правда и там студент не терял времени даром, потому что блондинка, сидевшая рядом с ним, то и дело хлопала соседа по шаловливым ручкам, хотя иногда просто повизгивала от удовольствия.

В комнате царил хаос и беспорядок. Степан спал, изредка шевеля во сне толстыми губами, Гераськин же занимал обычную для себя позицию, привычно уставившись в светящийся экран.

По взлохмаченной шевелюре и ссадине на лбу, Сергей определил, что и на этот раз Василий отделался лёгким испугом.

На столе, куда Туманов водрузил пакет со снедью, уже стояла большая чашка с остатками салата, ещё тёплый чайник и несколько кусочков бородинского хлеба.

Пытка голодом не удалась. Сердобольная хозяйка не дала умереть квартирантам, разрушив коварный план студента.

- Чем закончилась битва титанов? Что-то я не вижу ни моря крови, ни груды костей.

Вместо того, чтобы ответить на поставленный вопрос, Василий выключил телевизор и отрешённо уставился в окно.

- Степан, хорош валяться, - Туманов дёрнул за ногу лежебоку. - Давайте, собирайтесь, сейчас в Сочи поедем.

- Нафига? – не открывая глаз поинтересовался Полуярок.

- В кабак сходим, - предложил Сергей. - У Катьки сегодня день рождения, надо отметить.

- Можно и в кабак, - легко согласился амбал и перевернулся на другой бок.

- Ну а ты чего молчишь? День рождения, между прочим, у твоей подруги, - напомнил студент Гераськину и тут же уточнил: - Потенциальной подруги.

- А я, наверное, не поеду, - неуверенно ответил Василий.

Полуярок медленно повернулся и сел на койку.

- Опять телек смотреть будешь? - ехидно спросил он у отказчика.

- При чём тут телевизор? Просто не хочу и всё.

Друзья понятливо переглянулись.

- Ох и толстокожий ты, Вася, - удивлённо протянул Туманов. - Разъясни, пожалуйста, нам, дуракам, какого хрена ты сюда припёрся? Поставил бы раскладушку в подходящем сарае, рядом ванну с водой и телевизор любимый. Посмотрел немного в ящик - и в ванну. Поплескался там – и опять на раскладушку, передачу досматривать.

- И удовольствие получаешь, и деньги в сохранности, - поддержал студента Степан

- Опять началось, – Гераськин нервно соскочил со стула. - Как вы мне осточертели! Нет от вас покоя ни днём, ни ночью.

- Оставайся, Вася, - неожиданно поддержал его Полуярок. - Может это и к лучшему. Хоть Катьку мучить перестанешь. Найдем ей какого-нибудь мужичка, или я, в крайнем случае, один с двумя что ли не справлюсь?

Это стало последней каплей. Постоянные издевательства, придирки, а теперь и злостное поползновение на возможную любовь вывели Василия из себя.

- Хорошо, едем в ваш кабак! Всё равно ведь не отстанете. Но ты, - Гераськин уничтожающе уставился на амбала и медленно, выделяя каждую букву, упиваясь своей смелостью, продолжил, - Каннибал, знай, придёт час и на твою го…, и на твою башку, - тут же поправился он, - обрушится праведный гнев!

- Так ты едешь или нет? – перебил его Степан и, усмехнувшись, сказал: - Разорался, как баба базарная. Пугает, зевает, рук что ли нет?

Уверенный голос и тонкий намёк насчёт рук успокоили не на шутку разбушевавшегося экономиста. Обречено махнув рукой, он ещё раз подтвердил своё решение отправиться вместе со всеми в ресторан.

Сергей подошёл к нему и, нежно погладив по голове, торжественно произнёс:

- Спасибо тебе, Василий.

- За что ещё?

- Я почему-то считал, что в нашей современной жизни нет места подвигу, - серьёзно начал студент. - Теперь я вижу, как глубоко ошибался. Разве это не подвиг – наступить на горло голубой мечте ради товарищей!…

- Ещё слово скажешь – дома останусь, - предупредил его Гераськин.

- Не дурак! Всё понял. Уже заткнулся.


К шести часам вечера, времени общего сбора, дождик закончился, но облака заметно потемнели. Стало прохладнее. На этот раз местом сбора была выбрана стоянка такси, которая находилась прямо напротив квартбюро.

- А подруги-то наши времени зря не теряют, - присвистнул Сергей, усмотрев в толпе четырёх мужиков, плотно обступивших молоденьких москвичек.

- Нашёл тоже соперников, - возразил ему Полуярок, - Посмотри, у нашего Васи волос на голове побольше, чем у них всех вместе взятых. Хотя, может быть и придётся изменить своим принципам, да слегка потрясти шустрых пенсионеров.

- Успокойся, Стёпа, дай-ка мне с ними побазарить, - неожиданно предложил Гераськин.

- Давай, давай, - благосклонно разрешил амбал. - Иди, погуторь, а мы с Серёгой пока тут постоим, на подстраховке.

Василий передал Туманову букет, предназначенный для новорожденной, решительно приблизился к эскорту и, молча отодвинув в сторону самого щуплого из них, угрожающе спросил:

- В чём дело, дяденьки? Мне кажется, вам здесь не рады. Не лучше ли вам убраться подобру-поздорову?

Последнее предположение насчёт рады - не рады вряд ли соответствовало действительности. Во всяком случае, по довольным лицам подружек нельзя было судить, что внимание со стороны противоположного пола так уж их раздражало. И всё-таки Ольга подыграла экономисту:

- И не говори, Васенька, прицепились, как банный лист к заднице и не отстают.

- Надоели, как собаки, - жеманно добавила именинница.

Гераськин исподлобья оглядел конкурентов и, скрипнув зубами, медленно произнёс:

- Свободны, мужики, а то..

Лысый претендент, тряся козлиной бородкой, хамски прервал бесстрашного Василия. Он схватил Гераськина за руку и, резко повернув к себе, угрожающе переспросил:

- Что "а то…"? Чего ты нам сделаешь? Шуруй отсюда, пока живой.

- Он нас ещё пугать будет, соплежуй несчастный! – встрял в мужской разговор разгорячённых самцов ещё и щупленький.

Василий, не ожидавший такой прыти, от с виду совершенно безобидных мужичков, заметно стушевался.

- Отстаньте от него! Что вам надо? – пришла ему на помощь блондинка. - Идите своей дорогой, а не то, правда, неприятностей не оберётесь.

Ещё со времён матриархата повелось, что почти любая женщина может сделать из мужчины героя…или полного дурака.

Приободрённый джентльмен взял себя в руки и, предупредив конкурентов о скорой мучительной смерти, дабы в одиночку не пользоваться заслуженными лаврами будущей победы, решил доверить заключительную часть разборки отставшему дуэту.

Гераськин открыл было рот, чтобы подозвать подкрепление, и тут у него противно засосало под ложечкой, а по спине градом полил холодный липкий пот. Амбала и Сергея нигде не было видно.

Отправив Василия улаживать конфликтную ситуацию, те, понадеясь на его храбрость и оставив несчастного в одиночестве, со спокойной душой поплелись за мороженным к ближайшему киоску.

"Бросили, подлецы! Одного на растерзание кинули!" – мелькнула в голове у Гераськина предательская мысль.

А ситуация, между тем, накалялась. Мужики похоже не на шутку разошлись. Уж больно здорово Василий достал их своими угрозами. Вдобавок к козлобородому, который продолжал удерживать смельчака, уже и щуплый ловелас попытался ухватить экономиста за полу пиджака.

Если бы не девчата, Гераськин, наверняка бы выкрутился из этой передряги. Уж что-что, а бегал он как бог. Но сейчас рыцарь решил биться до последнего. Впервые в жизни осмелившись на подобное безумство, Василий оглянулся и увидел… увидел главного своего обидчика – Степана.

Заметив амбала, Гераськин воспрянул духом. Счастливая улыбка озарила мужественное лицо.

- Сейчас, дяденьки, придёт вам хана! – пообещал он и вырвавшись из цепких рук козлобородого, угрожающе добавил: - Ручки, ножки и головки будем вам выдёргивать!

- Не ты ли их нам отрывать будешь? – нехорошо ухмыльнулся лысоватый и вновь попытался сграбастать увёртливого наглеца.

Тот шустро отскочил в сторону и что есть мочи завопил:

- Стёпка, чеши быстрее! Эти кадры с тобой побазарить хотят!

Лысый скептически ухмыльнулся, но узрев за спиной шибздика здоровенного жлоба, враз стушевался. Внушительные габариты Степана тут же освежили его память. Он пробормотал что-то насчёт ужина, что им необходимо спешить, о чём скороговоркой напомнил и остальным ухажёрам.

Мужики, наверное, проголодались как звери, потому что уже через мгновение эскорт испарился, словно мираж в пустыне.

- Чего орёшь? – спросил Полуярок, одаривая девчат мороженым. - Кто это со мной поговорить мечтал?

- Кто хотел, тот передумал, - сообщила Ольга и обиженно добавила. - Вас где носит? Опять ждать нас заставляете? Ещё немного и ушли бы! Правда ведь, девоньки, - обратилась она за поддержкой к подругам.

- Правда, правда, - подтвердила Светлана. - Что за ухажёры нам достались? Просто ужас! Эти нарисовались, теперь Серого два часа искать придётся, - начала кипятиться блондинка.

Гераськин и Степан, не найдя, что ответить, виновато хлопали глазами.

На их счастье, из-за кустов вынырнул студент, преподнес Катерине красочный букет, и тем самым разрядил слегка наэлектролизованную обстановку.

- Торжественный митинг по случаю отправки в ресторан объявляю открытым. А сейчас пошевеливайтесь, - начал всех торопить он, - за углом нас ждут две свободные тачки. Я их там попросил остановиться, чтобы не допустить ненужное нам соперничество со стороны остальных претендентов, - и Туманов указал на небольшую очередь у стоянки.

Перед посадкой в машины случилась ещё одна маленькая заминка. Никак не могли решить, кому с кем ехать? Поделиться поровну? Кто-то один оставался без пары. Добираться в тесноте, вчетвером – в другой место свободное остаётся. Тоже не дело.

Студент отвёл Степана в сторону.

- Тебе придётся с Васькой и Катериной ехать.

- Ещё чего?! А на кого я Ольгу оставлю? На тебя что ли?

- Подожди орать, - перебил его Сергей. - Сам ведь рассказывал, как Васька с таксистом расплачивался, когда вы из Адлера добирались. Ты что, хочешь, чтобы он нас перед девками опозорил? Кому-то из нас надо обязательно быть с ним.

- Ты и поедешь, - безапелляционно заявил амбал.

- А утром в столовую ты, что ли, топал? Нет уж, сейчас твоя очередь отдуваться.

- Чёрт с тобой, уговорил, только я вместо рыжей Ольгу возьму.

- Не пойдёт, - решительно возразил студент. - Васька без неё с тобой поедет? Не поедет. А к чему тогда весь этот базар?..

Хоть и неприятной была навязанная миссия, но Степану пришлось с ней смириться. Тихо матерясь, он приблизился к машине, где уже сидели Гераськин с Катериной и, рывком открыв переднюю дверцу, ухнул на жалобно скрипнувшее серое сиденье.


Продолжение в комментариях.

Показать полностью
5

Сочи, море и... любовь. Глава 5 (часть 1)

Глава 5


Всё свободное пространство у ванного корпуса было занято десятком киосков, в которых продавались газеты, лекарства, различная курортная мелочевка и недорогие сувениры. Между киосками примостились несколько фигурных, отлитых из чугуна, скамеек. На них-то обычно и отдыхали курортники после принятия лечебной водной процедуры.

Парни остановились около свободной скамьи, и Туманов, кивнув на входную дверь ванного корпуса, объяснил Степану:

- Войдёшь в вестибюль, а там налево по коридору, до комнаты ожидания. Иди, лечи нервы, а мы с Васей тебя здесь ждать будем.

- Только пошустрее там, - бросил вслед амбалу улыбающийся Гераськин, - а то на таком солнцепёке запросто и солнечный удар словить можно.

Василий проводил "больного" взглядом и тоже уселся рядом с Сергеем.

- Этот псих так в фуражке и ходит, - хохотнул он.

Настроение у Васи было отличное. Ещё утром он принял окончательное решение – вплотную заняться Катериной. А тут ещё попавшаяся на глаза кепка амбала навела на тонкую месть.

На белой материи, в обрамлении двух сгорбленных фигурок, красовалась надпись "Бобслей". Гераськин объяснил хозяину головного убора, что вышла, мол, ошибочка. Зимний вид спорта бобслей необходимо писать через букву "а". Полуярок подозрительно посмотрел на филолога и попросил помощи у студента. Туманов, занятый каким-то делом, бессознательно подтвердил правоту Василия. Гераськин предложил исправить недоразумение и даже подсказал как.. Красной пастой, которая у него оказалась по случаю, он посоветовал исправить непонятно как затесавшуюся букву, добавив к ней вертикальную палочку. Цвет краски и пасты совпали почти идеально. И теперь Полуярок гордо рассекал в фуражке по городку, то и дело привлекая к себе растерянные взгляды грамотных прохожих.

Бесплатное пиво хлебосольного Тофика ещё более возрадовало Василия. Они на некоторое время задержались у него, и выпили по литру холодненького напитка.

Лишь "бермуды" чуточку расстроили экономиста. Крашеная дивчина не обманула студента и показала парням имеющийся в наличии товар. Расцветка устраивала Василия, но вот размер и цена… Амбал не преминул напомнить привередливому покупателю, что и те испорченные трусы сидели на нём не совсем удачно. Полуярок многозначительно сравнил их почему-то с коровьим седлом и тут же, забыв про "бермуды" набросился на обескураженного лотошника, продавшего ему некачественный товар. Сорвав кепку с головы, он долго тряс ею перед растерянным продавцом и требовал, чтобы тот "прекратил фтюхивать людям бракованное фуфло". До сих пор нареканий на надписи не поступало, но здоровенный лось нападал с таким напором и был так уверен в своей правоте, что продавец сдался, пообещав завтра же исправить всё как надо.

Удовлетворённый Степан оставил его в покое и обратил высвободившуюся энергию на всё ещё сомневающегося компаньона.

Гераськин уже смирился с размером "бермуд", но вот платить во второй раз за подобную вещь, у него рука не поднималась. Спас положение Туманов. Так как к испорченным трусам приложили руку все, он предложил по-братски скинуться и заплатить за выбранный товар. На это Василий пошёл с радостью. Так что пока сегодня всё для Гераськина складывалось удачно.

Прямо напротив них, рядом с прямоугольной клумбой, толпилась небольшая кучка отдыхающих, которые с интересом наблюдали за проделками небольшой обезьянки, сидевшей на плече пожилого фотографа.

- Вася, не хочешь увековечить физиономию рядом с одним из дальних предков? – спросил Сергей уткнувшегося в раскрытую газету экономиста.

- Ещё чего, что, у меня деньги лишние?! – наотрез отказался тот и, отложив в сторону прочитанную, взялся за другую газету.

- А на эту макулатуру тебе грошей не жалко? – кивнул Туманов на газетную кипу. - Ты что, весь киоск скупил? И скажи, пожалуйста, зачем тебе столько? Ведь в них, всё равно, одно и то же печатают.

- Образованный человек должен всегда быть в курсе последних новостей как собственной страны, так и того, что произошло за рубежом, - пояснил Василий. – А я уже два дня периодику не просматривал.

- Агитатор – политинформатор, – хмыкнул студент. – Боюсь, это у тебя надолго, если не навсегда.

Гераськину диагноз не понравился и он демонстративно отвернулся от товарища.

- Опять американская военщина хвост поднимает, - тяжело вздохнул читатель. – И чего только западным милитаристам не хватает? Нет, давно, давно пора им хвост-то прищемить…

Сергей улыбнулся, легонько толкнул в спину пацифиста, но ответа не получил и махнул на обиженного рукой.

Почти тут же к их скамейке приблизился фотограф, рядом с которым на поводке смешно семенила мартышка, и, обращаясь к ним, несмело попросил:

- Не согласитесь ли вы посторожить мою обезьяну, пока я отлучусь в туалет?

- А она не бешенная? – оторвавшись от газеты, подозрительно спросил Василий.

- Да вы что! Она смирная, как дитя…

- Ну, если как дитя, то пусть остаётся твоя красавица, - легко согласился студент. – Вместе с Васей газеты читать будет.

Фотограф поблагодарил их, передал Сергею поводок, а сам, почти бегом, рванул к ванному корпусу.

Туманов, подтянул обезьянку за поводок и подняв с земли, посадил её рядом на скамью. Мартышка, слегка встревоженная уходом хозяина, повертела головой, но, не найдя фотографа, уставилась на Сергея.

- Чего вылупилась? – спросил он её. – Какого тебе надо?

- Кажется, она именно в тебе родственника-то и нашла, - поддел его экономист.

- Ты не отвлекайся, новости лучше изучай, - посоветовал студент, - а то я по родственному и натравить её могу.

Обезьянка нервничала и всё старалась улизнуть куда-то. Сергей, чтобы как-то успокоить животное, пошёл на хитрость. Он залез в пакет, достал пачку "Явы"для себя и небольшую гроздь винограда для соседки.

Мартышка быстро схватила угощенье и тут же покончила с ним. Уговорив виноград, она радостно заверещала и потянулась к сигаретной пачке.

- А вот этого делать не надо. Минздрав предупреждает:"Курение опасно для Вашего здоровья" – Сергей отобрал сигареты и сунул их в карман рубашки.

Мартышка воспользовалась его невнимательностью и с ловкостью опытного карманника стянула из открытого пакета большой спелый персик.

- Эй, что ты делаешь? - возмутился студент. - Сейчас же отдай фрукт!

Но обезьянка, не обращая на охранника ни малейшего внимания, стала с удовольствием уплетать неожиданный подарок.

Туманов попытался силой вырвать у злодейки персик, но та уже злобно заверещала и оскалила зубы.

- Что ты к ней пристал? Пускай порубает немного. Видишь, как проголодалась, маленькая, - вступился за животное Гераськин. - Кушай, кушай. Персик можешь лопать, - милостиво разрешил он, - а вот яблочки трогать нельзя. Говорил я Стёпке, чтобы персики не покупал – не спелые, да и стоят дорого. Но его разве переспоришь, – Василий погладил примата по шёрстке. – Персик вкусный, - продолжал веселиться неразумный. - Его психбольной лично для себя выбирал…

- Хорошо! Пускай доедает, – согласился Туманов. - Но когда Стёпка заявится, я ему расскажу и про "бабслей", и про то, как ты его персик макаке скормил. Посмотрим, что тогда ты запоёшь?

Гераськину такая перспектива не понравилась и он тоже сделал попытку получить назад ворованное.

- Отдай персик, зараза! Самим мало! – потребовал Василий и схватил негодницу за кожаный ошейник.

Обезьянка дернулась, оскалила зубы и цапнула его за руку.

- Скотина, ты что делаешь!? Ты кого кусаешь?! – взвился Гераськин и замахнулся на мартышку. Зверюга быстро отскочила в сторону, шустро забралась на спинку скамьи, где и продолжила прерванную трапезу.

- У, макака! Смотри, доберусь я до тебя, – зло предупредил Василий, потирая укушенную конечность.

- Так с животными обращаться нельзя, - хмыкнул студент. - Это же не человек. С ней надо по другому договариваться, лаской брать. - Туманов улыбнулся и вежливо попросил воровку, - А ну, друган, быстренько верни персик, пока я добрый…

Обезьянка состроила смешную рожицу и спокойно продолжала уплетать ополовиненный фрукт.

- Так, товарищ не понимает. Обращение не подействовало. А может ты не друган? – засомневался Сергей. - Вася, тебе оттуда виднее, посмотри, пожалуйста, это друган или друганиха?

- А какая теперь разница?! Персик-то назад не вернёшь: подчистую уработала! – Гераськин зло плюнул на асфальт и, отвернувшись от мартышки, вновь принялся за периодику.

Обезьянка доела фрукт, обсосала косточку и швырнула её далеко в сторону. Пролетев несколько метров, та ударилась об аптечный киоск и, падая, угодила точнёхонько в урну.

Довольная мартышка поаплодировала трехочковому броску, немного попрыгала, метнулась к Василию, вырвала газету и стала вытирать ею грязную рожицу и лапки.

Поражённые таким нахальством парни обалдело уставились на неё. Мартышка не спеша утёрлась и протянула газету экономисту.

- Смотри, какая культурная. Тебе, Вася, нужно брать с неё пример, - захохотал Туманов.

Обезьянка зевнула, почесала лапкой за ухом и прыгнула к нему на колени.

- Что тебе, разбойница, ещё надо? – Сергей осторожно погладил проказницу по головке.

Мартышка блаженно прикрыла глаза и довольно заурчала.

- Вот видишь, чего можно добротой да лаской добиться, - улыбнулся студент. - А ты, Вася, хотел с ней силой справиться. Любой представитель животного мира более или менее напоминает слабую половину человечества. Всё, что необходимо для завоевания их сердец: первое – ласковые слова, второе – нежная рука, и третье – вкусная еда, если, конечно, дело касается животного. В приручении женщины последняя позиция заменяется хорошими тугриками, - продолжал разглагольствовать новоявленный дрессировщик. - Покормить мы её покормили…

- Если сказать точнее, она сама, без нашего участия, неплохо нажралась, - поправил его Василий.

- Неважно... Ласковые слова мы ей говорили…

- Особенно я.

- Точно… Нежность руки моей она сейчас почувствовала. Отсюда следует что? – Туманов задрал вверх палец.

- Ну и что отсюда следует?

- А то!.. Обезьяна покорена и теперь сделает всё, чего бы я не попросил.

- Размечтался. – хмыкнул сомневающийся Гераськин.

- Не веришь?! А хочешь, я её сейчас уведу, и она покорно за мной последует. Будет жить с нами. Ты её газеты научишь читать. Степан – пиво вёдрами лакать. Заживём – лучше не бывает!

- Сдурел, что ли?! – воскликнул Василий. - Посмотри, сколько она слопала, а в глазах до сих пор голодный блеск. Такая нахлебница, за неделю без штанов оставит.

- Ничего, прокормим. Будем её в столовую с собой брать. У меня ещё пара лещей есть…. У Стёпки большущий шмат сала остался. Одного его на пару недель хватит.

- Это нам с тобой хватит, а Степану дня на три, не больше, - не согласился с дрессировщиком Гераськин. - Я всегда считал, что сало с хлебом едят, и только здесь впервые увидел, как сало салом заедают…

- Водится за Степаном такой грешок, - согласился студент.- А всё-таки , насчёт мартышки ты не прав. Плохо ты в животных, Вася , разбираешься…

- Почему это я не прав?

- Да потому. Хочешь, я докажу, что она не голодная? – спросил Туманов и , не дожидаясь ответа, широко раскрыл пакет и подвинул его вплотную к обезьяне. – Вот видишь, она на него даже не смотрит…

И, действительно, мартышка безо всякого интереса взглянула на содержимое пакета, отвернулась и лениво зевнула, чем полностью усыпила внимание неопытных надсмотрщиков. Почесав животик, она прижалась к студенту и обвила лапками его шею.

- Моя хорошая, – растроганный дрессировщик погладил её по шёрстке и окончательно потерял контроль над ситуацией.

Пока он гладил её и распускал нюни, хитрющая мартышка времени даром не теряла. Запустив свободную лапку в пакет, она нащупала мешочек с виноградом, быстро вытащила его, схватила зубами и попыталась скрыться, но Туманов в последний момент успел ухватиться за поводок и подтянул нахалку к себе.

- Что ты делаешь? Ты кого объедаешь?! – попробовал усовестить воровку взбешенный укротитель. - Сейчас же отдай виноград, , а не то хуже будет! – он попытался вырвать у мартышки мешочек, но та отскочила в сторону и, давясь от жадности, с огромной быстротой стала уплетать ягоду за ягодой. - Ох, чувырла, ты у меня доиграешься! – окончательно разозлился студент. - Где этот мужик?! Куда он делся? Он что, совсем её не кормит?

Привлечённая бесплатным зрелищем вокруг них стала собираться толпа.

- Надо её за хвост дёрнуть.- посоветовал друзьям особо сердобольный зритель. – Только так похищенное можно вернуть.

- Вася, тебе дотянуться попроще, дёрни её посильней…

Гераськин вздохнул, отложил газету, осторожно взялся за облезлый хвост и легонько потянул за него.

Воровке подобное обращение не понравилось. Обезьянка шустро развернулась и угрожающе развергла пасть.

- Ага, не в жилу!… Брось, гадюка, пакет, или я тебе хвост с мясом выдерну, – злорадно пообещал Василий.

Мартышка повертела головой, показала крупные клыки,но на звериный аппетит повлияло это мало, припасы уничтожались на глазах.

- Ну, чита, получай скандал, – глубоко оскорблённый поведением злодейки, Гераськин ещё раз, но уже сильнее, дёрнул обезьяну за хвост. Воровка заверещала от боли, бросила мешочек, прыгнула на обидчика и стала колотить лапками по его черепной коробке.

Теперь заорал уже Василий. Мотая головой, отбиваясь руками, он безуспешно пытался стянуть с себя злодейку. Во все стороны летели волосы и клочья шерсти.

С большим трудом Туманову удалось оттащить распоясавшуюся зверюгу от товарища. Чем бы это всё закончилось – неизвестно, но наконец вернулся фотограф – хозяин мартышки.

- Сколько можно бродить? Забирай скорее своего монстра, пока он нас всех тут не сожрал, – взмолился студент и торопливо всучил ему поводок .

Фотограф подхватил на руки свою воспитаницу и стал оправдываться, заискивающе заглядывая в глаза жертвам недавнего нападения:

- Она на солнце, видимо, перегрелась, - неуверенно предположил хозяин животины.

- Сам ты перегрелся! - взорвался Гераськин. - Посмотри, что она со мной сделала."Спокойная, как дитя!" Ты это дитя хоть раз в неделю корми и пои, а то ещё чуть-чуть и она людей жрать начнёт!

- Извините, пожалуйста, но я действительно не кормил её последние три дня…

- Живодёр! – прорычал Василий.

- Нет, вы неправильно меня поняли. Мне не жалко еды, но она уже неделю страдает расстройством желудка. Ещё раз извините за доставленное беспокойство, - попросил фотограф и, опасаясь дальнейших выяснений отношений, торопливо удалился восвояси.

Толпа вскоре рассеялась, оставив пострадавших зализывать боевые раны.

- Зараза, чуть все волосы не выдрала, - тоскливо вздохнул Василий и попытался вернуть растрёпанной шевелюре её былую густоту.

- Если фотограф не врёт, нам ещё повезло, легко отделались, - серьёзно произнёс Туманов. - Да и её понять можно… Тебя три дня продержи без пищи – тоже на людей кидаться начнёшь. Но с другой стороны, мы-то почему должны страдать?!

Сергей задумался на мгновение и поднялся со скамьи.

- Скажи, Василий, нанесла нам макака материальный и моральный ущерб или не нанесла?

- Мне больше физический, - вздохнул Гераськин, пряча в карман ненужную теперь расчёску.

- Тебе виднее, - не стал спорить студент, - Поэтому пусть обезьяний папаша расплачивается с нами.

- А сколько денег будем требовать? – встрепенулся Василий.

- Ты меня не понял. Пусть он нас с тобой сфотографирует. Бесплатно. Хоть какая-то память от съеденных макакой фруктов останется…

- И от моих волос, - печально добавил Гераськин.

Фотограф, к которому они обратились со своим предложением, немного поартачился, но, сознавая справедливость претензии, в конце-концов,согласился.

Отойдя чуть в сторону, он показал место, где надо было встать Сергею, посадил обезьяну к нему на плечо, и, отступив назад, стал заниматься настройкой аппарата.

- Привет, дорогая, давно не виделись, - поздоровался Туманов, и, затянувшись сигаретой, выпустил струю дыма в обезьянью мордашку.

Мартышке фамильярное обращение не понравилось. Она сердито замотала головой, молниеносно выхватила сигарету и сунула себе в пасть.

Заверещав от радости, обезьяна, смешно передразнивая студента, несколько раз попыхтела сигареткой, отвела в сторону и сбила образовавшийся пепел на шевелюру мучителя, что привело в восторг собравшуюся вокруг ребятню.

Наконец-то фотограф нажал на кнопку аппарата и Туманов с некоторым облегчением передал живой реквезит Василию.

- Поосторожней с ней,- предупредил он экономиста. - От этого прародителя неизвестно чего ещё можно ожидать.

- У меня сигареты нет, - беззаботно заявил Гераськин, поправил очки и занял то же место, где секундой назад стоял студент.

Обезьянка нехотя устроилась у Василия на плече, но обида, нанесённая им, у неё ещё не прошла, и она попыталась улизнуть. Хозяин громко прикрикнул, но и это мало помогло.

- Угомонишься ты, скотина, или нет?!- возмутился экономист и замахнулся на неё рукой.

Обезьянка испуганно отшатнулась, но предупреждение подействовало. Она, беспрерывно вертевшаяся до сих пор, замерла и уставилась куда-то вдаль.

- Ты что, макака, сделала?! Что это такое?- раздался удивлённый возглас Гераськина.

На белоснежной фирменной майке, с лопоухим Микки Маусом на груди, появилось большое жёлтое пятно.

- Парень, сгоняй её скорей, - посоветовал кто-то из толпы, - а то она ещё и подозрительно тужится.

Но проказница, опасаясь праведного гнева, уже соскочила на землю и быстро рванула к хозяину.

Василий наградил испепеляющим взглядом фотографа, стянул с себя футболку, молча осмотрел её и, скрипнув зубами,швырнул испорченную вещь в урну.

Гнев – плохой советчик, а так поступить с дорогой тряпкой Гераськин мог только в состоянии полнейшего аффекта.

Уже через мгновение, содрогнувшись от содеянного, Василий торопливо запихивал футболку в сумку, благо поруганная вещь так до урны и не долетела.

- Сфотографировать-то успел?- зло спросил он суетящегося хозяина макаки.

Невинный вопрос, хотя и имеющий некую меркантильную окраску, лишь подчеркнул глубину самообладания Василия, его превосходство над негативными обстоятельствами.

Фотограф испуганно кивнул.

- Завтра снимки обязательно будут готовы, - заискивающе пообещал он экономисту и, не искушая больше судьбу, исчез вместе со своей воспитанницей.

Студент подошёл к пострадавшему, притворно вздохнул, и, с трудом сохраняя серьёзное выражение лица, сказал товарищу:

- А ведь мы в одном были не правы…

- В чём это? – всё ещё находясь в оцепенении, безотчётно спросил Гераськин.

- Этот мужик не такой уж и изверг. Хоть и не кормит он макаку, но уж поит наверняка!-Туманов ещё пытался сдерживать рвущийся наружу смех, даже предпринимал для этого героические усилия, но…

- Ржёшь?! Весело тебе?!- возмутился Василий. - А ведь это ты виноват! Из-за тебя все мои несчастья! – набросился Гераськин на Сергея.- Что, на холяву сфоткаться захотелось?

- Прости подлеца, виноват, – легко согласился с обвинениями змей-искуситель.

Василий пристально взглянул в нахальные, смеющиеся глаза, огорчённо махнул рукой и, понурив голову, удручённо побрёл к скамейке.

- Лучше бы я газету читал, - донёсся до студента не то стон, не то плач оскорблённой души.


Продолжение в комментариях

Показать полностью
12

Сочи, море и... любовь. Глава 4 (часть 1)

Глава IV


Бросив компанию, расстроенный экономист прямиком направился домой. Там он сразу же завалился в кровать; но сон не приходил. В воспаленном мозгу бесконечным потоком проносились сцены мести. Постепенно, злость и ненависть улетучились – осталась одна жалость. Ему было жалко, не столько испорченную вещь, сколько себя; несчастного, непонятого, всеми забытого.

Полежав еще немного, Василий поднялся и достал спрятанную банку с остатками самогона. Налив стакан почти до краев, он зажмурил глаза и медленно, давясь, вылакал все до капельки. На душе полегчало. Гераськин закрыл глаза и тихонько засопел.

Не найдя Василия ни в кафе, ни в столовой, где он обычно утолял голод, молодые люди немного посовещались и отправились к Тофику. К счастью для последнего, пиво уже кончилось, а новый завоз обещали лишь к вечеру. Полуярок обрадовал Тофика обещаньем обязательно появиться попозже и, кивнув в сторону рынка, посоветовал посетить и его.

Этот базар, как и любой другой южный рынок небольших городов, был хотя и невелик, но богат. Богат не только фруктами, цветами, овощами и всем тем, что на нем продавалось, но и характерной атмосферой, специфической аурой, царившей на маленьком пяточке. Кругом торговались, спорили, уговаривали, недовольно ворчали или преувеличенно восторгались. Отдельно располагались ряды недавно появившихся кооператоров. Кепки, клипсы, бижутерия, значки, разрисованные майки – основной ассортимент лотошников.

Накупив фруктов, девчата притащили парней сюда, где надолго все благополучно и застряли…. Вот чего не могут понять наши мужики в женщинах, это то, как имея в кармане захудалую трешку, можно чувствовать себя обладателем, по меньшей мере, миллиона. Дорвавшись до прилавка, такая "банкирша" оценит, ощупает, перемерит массу вещей. И все это с необыкновенным достоинством, с непередаваемым ощущением собственной значимости! А уж если появляются деньги, и деньги не малые, то начинается кайф, волшебная мистерия. Женщина хорошеет, молодеет на глазах. И не важно, купит она что-то или нет. Минуты счастья, секунды эйфории надолго запомнятся ей, и она снова и снова будет стремиться повторить сладостные ощущения…

Пока девчата копались в тряпках и выбирали бижутерию, парни тоже не теряли времени даром. Перебрав с десяток головных уборов, Степан приобрел для себя красно-белую кепи с большущим козырьком. В однотипных фуражках, спасаясь от жаркого светила, расхаживала добрая половина городка. Полуярок на мгновение задумался и докупил еще несколько штук, точно с таким же рисунком.

- В подарок. Домой ребятам увезу , – ответил он на немой вопрос Сергея.

Оставив коллекционера, Туманов притормозил у соседнего прилавка и начал заигрывать с конопатой девчушкой, торгующей всевозможным ширпотребом. Уже через пять минут, дивчина пообещала, попробовать достать модные «бермуды» и посоветовала подойти студента, завтра к обеду. Не успел Сергей обрадовать этим сообщением амбала, как их общее внимание привлек шум, исходящий из рядов, где торговали бахчевыми культурами.

Маленький, шустрый дедок с орденской планкой на пиджаке, яростно нападал на толсторожего, лоснящегося перекупщика. В каждой руке старичок держал по половине недозрелого арбуза, которым и пытался заехать в физиономию, держащему оборону, торгашу.

- Ты что, паразит, мне подсунул? – в который уже раз интересовался дедок, стараясь попасть в цель зеленоватым кавуном.

Вокруг стала быстро собираться любопытная толпа.

- Попросил его арбуз хороший подобрать в подарок внучку. День рождения у ребенка сегодня, – оставив на время толстомордого, объяснил дедок любопытствующей аудитории. – Он, - покупатель ткнул пальцем в слегка ошарашенного перекупщика, – надрезал один…. второй. Хороший арбуз попался – красный, спелый. Я попросил взвесить его. Взял у меня пакет, и пока я деньги отсчитывал, подменил на другой, совсем зеленый. – В доказательство дед продемонстрировал окружающим свою неудачную покупку. - Мало того, что он недозрелый, так еще на полтора килограмма меньше весит, чем тот, который спекулянт этот мне подменил. Хотел внучка порадовать, а вместо этого, чуть инфаркт не заработал, – не унимался обличитель. – А ну, забирай свою зелепню назад и верни мои деньги, скотина. – Чувствуя поддержку со стороны разношерстной публики, старик не унимался и, накручивая себя, расходился все больше и больше.

Но и на ту, вражескую сторону, тоже подошло подкрепление. Пяток, таких же краснощеких торгашей, стеклось к толсторожему из-за других, соседних прилавков. Они сбились в тесную кучку, и что-то стали обсуждать.

- Верни деньги, а не то хуже будет, – продолжал возмущаться старичок.

- Деда, давай я тебе арбуз на любой, какой сам выберешь, поменяю, – закончив совещание, примирительно предложил толстомордый.

Лишние проблемы не нужны никому, поэтому «совет в Филях», благоразумно посоветовал проколовшемуся коллеге «не дразнить гусей» и побыстрее замять инцидент.

- Не нужны мне твои арбузы. Деньги давай! – чувствуя, что долгожданная победа близка, продолжал верещать обманутый покупатель.

Торгаш, осторожно, взял у него половинки кавуна и быстро взвесил на весах. Отсчитав деньги, он молча положил их перед настырным стариком и неосмотрительно похлопал по плечу. Отпихнув ненавистную руку, дедок сграбастал мелочь в кулачок и сунул его под нос толсторожему.

- Ты что, гад, мне втюхиваешь? – взвился он. – Засунь эти копейки себе в задницу, а мне верни те, что я сдуру тебе отдал.

Настырный дед перекупщику уже надоел, да и отдавать свои кровные за здорово живёшь тоже не хотелось, поэтому он посоветовал покупателю, убираться подобру-поздорову.

Дедок подпрыгнул на месте и, не успев толком прицелиться, швырнул неспелым снарядом в шустро отскочившего краснорожего. Тому, ни в первый раз, видимо, бывавшему в подобной передряге повезло, половинка арбуза, лишь чиркнула у него по плечу и врезавшись в большую кучу полосатых собратьев, рассыпалась на несколько частей.

Метатель зловеще улыбнулся и потянулся к следующему заряду.

- Ты что, старый, делаешь? – Может, тебе ручки и ножки повыдергивать? – попытался перейти в контрнаступление продавец.

- Ты?! Мне?! – взорвался старикан. – Да я в Великую Отечественную фашистские танки башкой прошибал, а тебя, паразита, соплей зашибу! – кровожадно пообещал он. - Не трогайте меня, не держите! Дайте, я головёшку ему оторву! – кричал дедок, свободно перемещаясь вдоль грязного прилавка с ещё более увесистым куском арбузяки.

Бегать то он бегал, но невидимую грань благоразумно не переступал. В конец запугав обманщика, бойкий старикан добился все же возврата требуемой суммы и гордо вскинув лысую голову, с остатками седой шевелюры, удалился восвояси.


Как известно, для полной аклиматизации, организму человека, требуется некоторое время. Лучшим лекарством, от этой напасти, всегда считались: продолжительный сон и хорошая еда. Вот их-то, как самое радикальное средство, в первые, самые трудные дни и взяли на вооружение наши герои.

Переживая за недавнюю потерю, приговоривший остатки самогона Гераськин, все еще спал, нервно метаясь во сне. Последовав его примеру, парни покемарили немного, часика четыре, и встали только когда липкая духота сменилась долгожданной вечерней прохладой.

Потревоженный Василий, молча включил телевизор и, проштудировав программу передач, привычно вперился в неясно светящийся экран. Сергей, не спеша собиравшийся на вечернюю встречу, удивленно посмотрел на него.

- Чего ты уселся? На часы лучше посмотри. Давай, пошевеливайся – нас ведь, девки ждут.

Насупившийся Гераськин, демонстративно проигнорировал призыв. По комнате важно расхаживал Полуярок. Ехидная улыбка, затаившаяся у кончиков его рта, не предвещала экономисту ничего хорошего. Понял это и Василий.

- Чего маячишь, варвар? Опять гадость какую-нибудь готовишь? – спросил он, решив поскорее испить горькую чашу до дна. Вопрос в лоб, выбил амбала из своей тарелки. Противник что-то подозревал а, значит, приготовился к возможному удару. Степан остановился, вытащил из пакета недавнюю «фирменную» вещь и притворно разведя руки, положил ее на колени хозяину. Гераськин скосил глаза, скрипнул зубами и швырнул «бермуды» в улыбающегося амбала.

- Че ты одежей раскидываешься? – ехидно вопросил Полуярок. – Богатый, что ли? Не надо вещами кидаться. Будешь теперь их вместо трусняков использовать. Не пропадать же добру. Под штанами все равно не видно, крашенные они или нет.

- Кончай, Степа, - попросил Туманов. – Ему и так тяжело – а ты еще его достаешь.

Василий внимательно посмотрел на сочувствующего студента, справедливо сомневаясь в искренности выражения чувств последнего.

- Ты, Василий, не переживай, - продолжал тот. – Все равно им после первой же стирки песец бы пришел. Уж если они морской воды не выдержали, то в горячей растворились бы без остатка. Завтра, если все нормально сложится, тебе другие «бермуды» приобретем – подруга одна пообещала. Так что не журись, а скорее собирайся, к девчатам пойдем.

– Я не пойду, – опять отказался экономист, хотя на душе после долгожданного известия немного полегчало.

- Это почему?… Ты что, перегрелся?

- Все у меня в порядке, но сегодня вечером по телеку хороший фильм показывать будут, – нехотя пояснил тот.

- Точно перегрелся!… Ты знаешь, почему Вася на море прикатил? – обратился Сергей к входящему в комнату Степану.

- Телку снять.

- Если бы! У него дома телевизор медным тазом накрылся, и не было никакой гарантии, что аппарат успеют вернуть к жизни ко дню выхода на экраны Васиного любимого фильма. А это для него – крушение всех надежд, вселенская катастрофа! Наши мужики, как свои проблемы решают?… Правильно: топят их в водке. Но Василий – враг алкоголя, поэтому он решил утопить свое несчастье в морской воде…

- Это он то враг?! Всю горилку выжлуктил и не подавился! Хотя бы грамм сто на утро оставил, алкаш, – не преминул уколоть его Полуярок.

- … И вот здесь, судьба преподнесла ему нежданный подарок в виде плохенького, на ладан дышащего телеприемника и, в твоем, Степа, лице, электронщике самой высокой квалификации.

- Васятка, ты правда что ли из-за сломанного телевизора сюда приехал? – подозрительно спросил амбал, принявший за чистую монету разглагольствования Туманова.

Любитель телеаппаратуры внимательно посмотрел на него и, многозначительно постучав сначала по голове, а потом по столу, опять уставился в экран.

- Представляешь, - продолжал студент, – какая была бы трагедия, если они здесь не встретились бы?

- Зато я тут Степу с медалью, встретил.

- Вы что мне гоните! – обиделся Полуярок. – И этот тоже туда же. Тебя с медалью встретил! Может, хватит дурковать?! Давайте шевелитесь – через пятнадцать минут выходить уже надо, - амбал легко поднял стул вместе с восседавшем на нем Василием и, словно надоедливую муху, смахнул телезрителя на кровать. – В этой клетушке и так повернуться негде – еще ты здесь расселся… В следующий раз в окно вылетишь! – напоследок пообещал Степан удачно залетевшему в щель между кроватью и стеной экономисту.

- Опять нашего Василька уронили. Ты уж прости его, если сможешь. Сам понимаешь – трудное детство, страшный, все объясняющий диагноз в курсовке. Не надо на Степу дуться, – уговаривал его, вытаскивая за ноги, Туманов. – Это все равно, что обижаться на Советскую Власть. И его и ее надо принимать как некую данность, независящую от твоего настроения и желания. Выбрался? Вот молодец, – отряхивая рукав от известки, похвалил он Гераськина. – Пошутили, мужики, и хватит. Нам и правда собираться пора.

Вылезший с посторонней помощью телезритель, увешанный с головы до ног грязной паутиной, неожиданно заорал, как резанный:

- Я русским языком сказал, что не пойду!… Или не понятно?!

- Совсем сбрендил, бухгалтер. Ты что, на море телик долбанный приехал смотреть? – набросился на упрямца Степан. - Он тебе дома не надоел? Быстро упаковывайся, а то девки, нас дожидаясь, все гляделки проглядели и сиделки просидели.

- Я дома останусь. – продолжал упорствовать Василий. – Устал я… Голова болит… Поясницу ломит.

- Извращенец. Тебя же Катька ждет, – пустил Сергей в ход главный козырь.

- А какие у нее дойки! – причмокнул языком Полуярок. – Если бы не Оленька и ее пышные формы, я тебя и близко бы к ней не подпустил.

- Это, Вася, высокая оценка профессионала, прислушайся к ней, – посоветовал студент. – Такие красавицы на улице не валяются.

Напрочь игнорируя уговоры, фанат советского кинематографа, молча поднялся с кровати и демонстративно прибавил звук.

- Оставь, его, Серега, в покое. Черт с ним, пусть остается, телик смотрит. Голова болит?! Знаю я твою голову! – раздраженный Степан пнул лежащий у двери тапочек с такой злостью, что тот взлетел, но скоро встретил на своем пути препятствие и, врезавшись в него, закончил недолгий полет.

Все бы ничего, но это препятствие, на беду телезрителя, моргнув пару раз, предательски потушило экран.

Гераськин нервно заметался по комнате. Подскочив к амбалу, он угрожающе потряс сжатыми кулачками, но, верно рассчитав свои силы, решил не уродовать стервеца. Зато старый тапочек, орудие преступления, пулей вылетел в раскрытое окно и повис на верхушке яблони, росшей метрах в двадцати от дома. Дальнейшая физическая обработка корпуса «Рекорда» не принесла Василию желаемого результата. Телевизор не работал.

- Да, правильно говорят: «Любовь зла – полюбишь и козла», - вздохнул студент, глядя на взбешённого экономиста, продолжавшего истязать «Рекорд». – Помоги ему, Степа, с ремонтом, а то мои нервы не перенесут душераздирающего зрелища.

Несколько выверенных ударов телемастера вернули аппарату сначала пропавший звук, а затем засветился и экран.

Несмотря на долгие уговоры, Гераськин так и не променял неординарный, завлекательный фильм на банальные посиделки у моря. Парни приоделись и захватив бутылочку сухого вина, отправились на рандеву. Расстояние между местом их временной прописки и рынком, который располагался как раз на середине пути, они преодолели почти бегом.

Быстро темнело. Ночь на юге наступает внезапно. Не успело солнце утонуть в море, как все вокруг потеряло свои очертания. Одинокая, еле рассеивающая желтый цвет тусклая лампочка, висевшая у ворот рынка, только подчеркивала глубину черноты.

Прямо за оградой возвышалась большущая арбузная куча. Там-то, между торгашом и ветераном, сегодня и проходило "Бородинское сражение".

- А не угостить ли нам подруг арбузом? – задумчиво предложил Степан.

- Очухался, - усмехнулся Туманов. – Раньше, днем думать надо было, пока рынок работал. А сейчас достать арбуз – почти нереальная задача.

- Реальная, - опроверг друга амбал и показал на смутно видневшуюся кучу.

- Да, ты что?! Они же за забором. Кроме того – воровать не хорошо. Тебя, папа и мама разве не учили?

- Учили, учили, - отмахнулся Полуярок. – Только если за такое, как ты говоришь «воровство», у нас сажали бы, то в городе не знаю, а в деревнях – всех, поголовно, за решетку упрятать было можно… Да и за ветерана поквитаться хочется, – продолжал гнуть своё Степан. – Ты, видел, какая у того торгаша морда – с похмелья не обдрищишь!…

Они подошли поближе. Забор, огораживающий рынок, строители сварили из трехметровых прутьев и перебраться через него было делом не простым. Размеры ячеек хотя и позволяли просунуть внутрь руку, но протащить сквозь них арбуз было тоже невозможно.

Но не даром Полуярок вспоминал про деревню. Родной совхоз, где все корма, необходимые для пропитания живности, а значит и семьи, как правило приходилось добывать из-за таких же вот оград, научил многому.

Он опустился на корточки, просунул руки сквозь прутья и ухватил один из зеленых красавцев. Нижняя поперечная арматурина, была приварена на уровне груди, что давало некоторую свободу перемещения и позволила ему почти выпрямиться.

- Ну, а теперь, студент, держи подарочек. Да покрепче! – предупредил амбал и, резко выпрямившись, запустил арбуз куда-то вверх.

Конечно, Полуярок задумал все правильно. Он решил перебросить приглянувшийся арбуз через забор, где его уже сторожил Туманов. Но Степан не рассчитал своей силушки и теперь они вдвоем, задрав носы, вглядывались в звездное небо, поджидая его на родной земле.

- Ты его марсианам что ли, в подарок отправил? – спросил Сергей. – По-моему, он больше, не вернется.

- Меньше базарь. Сейчас прилетит. Не проворонь только.

Раздался слабый свист. Кавун, заметно ускорившись, камнем летел вниз. Поймать арбуз днем, когда видны все фазы полета, большого труда не составляло. Но сейчас, ночью, когда о его приближении можно было судить лишь по усиливающемуся свисту, студент сплоховал. Зеленый красавец, вдруг вынырнул из темноты и, скользнув по пытавшимся ухватить его ладоням, угодил точно в Степана.

- Извини, друг, лажанулся… Но ты сильно не печалься: арбуз-то, так себе, попался – зелепня натуральная, – сообщил Сергей и откусив еще пару раз, откинул в сторону здоровенный кусок, который он снял с головы незадачливого воришки.

Полуярок сидел огорошенный, с головы до ног, уделанный полуспелой мякотью.

- Чтоб ты всрался! – от всей души пожелал всего хорошего напарнику, потерпевший.

Зло зыркнув на приятеля, он медленно приподнялся. Сграбастав с плеча, еще один, не менее значимый, кусочек, амбал вонзил в него зубы и негромко чертыхнувшись, запустил его подальше, в густые заросли вечнозеленого кустарника.

Испуганный женский вопль, а затем и сдавленный мужской шепот, пытавшийся уговорить орущую, не обращать внимания на всякие там мелочи, а заняться прерванным делом, подтвердили снайперские способности метателя.

- Ворошиловский стрелок! – похвалил его Туманов. – Во второй раз попал.

- Сами виноваты … Нашли место. По кустам, как индейцы шорохаются. – возмутился Степан. – Ладно, давай еще разок, попробуем. Только ты не мешайся, а отойди в сторону.

- Отойти?! Как я твой арбуз ловить-то буду, если ты меня отсюда гонишь?

- Я сам его ловить буду. Кину… и поймаю… А ты, на всякий пожарный, страховать меня будешь.

- Я не против. Только, Степа, прошу тебя: или выбирай арбуз побольше, или кидай потише, чтобы не ждать его возвращения так долго.

- Бабушку учить будешь, – огрызнулся амбал и просунул лапы сквозь решетку.

Первая неудача не прошло для него даром, и он, то ли по совету студента, то ли после анализа предыдущей ошибки, внес кое-какие коррективы в свои действия.

Перебравшись левее, он остановился точно напротив верхушки арбузного холма и, откатив несколько красавцев, выбрал самый здоровенный.

Сергей глянул на чудо природы и удивленно присвистнул:

- Вот это кадр! Степа, прежде чем бросать его, подумай хорошенько. Нам ведь арбуз не только поймать, но еще и тащить придется, - напомнил он амбалу. – А в нем не менее пятнадцати кило будет. Так что ты не жадничай, откати его, пожалуйста, в сторону и выбери чего-нибудь поскромнее.

Полуярок в ответ усмехнулся и, крепко ухватив кавун за бока, осторожно привстал с ним, занимая удобную для броска позицию.

- Ключ на старт!… Поехали! – закончил Туманов свой непродолжительный комментарий, выделяя лишь ключевые моменты рекордного броска.

Натужно крякнув, Степан резко привстал и швырнул арбузяку куда-то вверх. Вес нового кавуна, был несравнимо большим, используемого в первой попытке, и он, подброшенный мощными руками, хоть и взлетел выше ограды, но исчезнуть из зоны видимости уже не смог.

Неуклонно поднимающийся большущий шар, достигнув мертвой точки, остановился и на глазах, набирая скорость, стал, падать вниз. Туманов, внимательно следивший за ним, был буквально зачарован полетом.

Рядом загремел забор. Нечленораздельное бормотание, почему-то вдруг, заволновавшегося амбала, прервали эти наблюдения. Сергей опустил глаза и с ужасом обнаружил, что Полуярок дико трясет ограду, пытаясь вытащить свои клешни, так некстати застрявшие в стальных прутьях решетки.

Здесь, под воздействием спиртного, или еще какой причины, арматуру сварщики приварили под углом. Расширяясь внизу, где Степан и засунул ручонки, расстояние между прутьями постепенно сужалось, сходя на нет в самом верху. Чтобы освободиться от капкана, амбалу достаточно было присесть, - но он, растерялся. Враз побелевший метатель, оцепенев, глядел на приближающийся огромный кавун. Онемевший язык, отказываясь подчиняться, с трудом ворочался в пересохшей гортани. Сдавленный стон вырвался наружу и заставил-таки очнуться студента. Он рванулся, пытаясь спасти друга, но поскользнулся на предательской корке, предыдущего арбуза и уже падая навзничь, только и успел подумать: «Лишь бы не попал!…»

Раздался сочный шлепок и опять сдавленно застонал Полуярок.

- … Все-таки попал, - вздохнул Сергей, поднимаясь с асфальта. – В третий раз попал…Полудурок…

Аккуратно ступая, стараясь не свалиться еще раз, он приблизился к поверженному.

- … Я же говорил, - снайпер! – преувеличенно радостно похвалил он Степана, который не шевелился, театрально погрузив лицо в арбузную жижу.

Здоровенные лапы, виновницы произошедшей трагедии, легонько дрыгались и все еще находились на территории рынка. Между ними, придавленная непомерной тяжестью, свисала умная голова. Обмякшее тело, по закону рычага, развернуло, и сейчас оно своей конфигурацией напоминало позу, которая часто мелькала на страницах книг и журналов совсем недавно, во множестве появившихся в свободной продаже. Упираясь на колени, амбал красиво застыл в позе «рака».

"Фотоаппарат бы сюда", - размечтался студент, разглядывая композицию.

Контуженный застонал, открыл глаза и попытался подняться. Сознание медленно возвращалось к нему. Голова противно гудела, а в глазах мелькали, бешено вращавшиеся полосатые снаряды.

Стоящий рядом с ним Туманов, стряхнул с головы и плеч первый слой останков разбившегося гиганта и, попробовав один, упрекнул страдальца:

- Эх ты, такой арбуз загубил Просил тебя, как человека – бери поменьше… Что теперь говорить. Жадность фраера сгубила.

- Ты меня лучше не задевай! – предупредил амбал. – Мне сейчас уже все равно. Я и убить могу!

- Что, крайнего, нашел?! - попытался возмутиться студент. – Я что ли это похищение века задумал?! Правильно говорят: «Бог шельму метит». Не задержались бы здесь - сейчас плескались в море с девчатами. А теперь, вместо презента, еще тебя, кабана, на себе тащить придется… Может быть.

Осторожно высвободив грязные лапищи, Туманов щедро вернул хозяину его зажатые конечности.

- Может хватит на сегодня? – серьезно спросил он, бережно поддерживая подмышки незадачливого похитителя. – Хрен с ними, с этими арбузами, пускай себе лежат… А нас, с тобой, подруги заждались. Пошли, Степа, на пляж, а.

- Отстань! – застонал несчастный. – Я что, зря пострадал? Пока не достану – не успокоюсь.

- Брось ты их и лучше посмотри на себя. Там столько еще арбузика осталось, что девкам до утра хватит. Будут помаленьку облизывать тебя, словно леденец. Вас, сэр, подобная, заманчивая перспектива не заводит? – попробовал заинтересовать его Сергей, но, поймав зачумленный взгляд амбала, понял. – Не заводит, значит… Жаль… У тебя, по видимому, какие-то необратимые изменения произошли, - предположил он. - Хорошо еще, если они только женщин коснулись, а вдруг и твой звериный аппетит пострадал?

- Помолчи, а… Ой мамочка, как башка трещит, - пожаловался Степан, потирая грязной пятерней многострадальную голову, густо усеянную черными семечками и спелой арбузной мякотью.

Отряхнув штанину, Полуярок вытащил из-за пазухи небольшой фрагмент кавуна и недобро уставился на помощника.

- Лучше скажи, почему меня не страховал? Ты нарочно, или специально это сделал?

- Нарочно. Специально – передразнил Туманов – Меня самого, кто бы страховал?! Ты еще по балде не получил, а я уже на земле лежал. Уделался весь – не хуже тебя, – недовольно пожаловался он. Степан пристально посмотрел на подельника и, зло сплюнув от досады, начал готовиться к новой операции. Еще не успев толком прийти в себя, он опять тянул лапы к заветной куче. Упрямый, почти безумный взгляд застыл на мужественном лице.

"Замкнуло! – понял студент. - Теперь его или убивать надо, или менять, пока он здесь все не разнес!"

Меланхолично выслушав его предложение, Полуярок не стал долго кобениться и, отойдя в сторону, тяжело прислонился к ограде. Сергей, не мешкая, занял место друга и, не мудрствуя лукаво, стал действовать по уже опробованной методе.

Небольшой, специально отобранный арбуз, взлетев над кучей, словно на вертел, смачно нанизался на арматурину и развалившись пополам, покрыл липкой, перезрелой жижей, полосато-зеленые бока верхних красавцев.

- Опять прокладка. – вздохнул Сергей – Нет, там мы арбузика, точно не попробуем. – Надо что-то менять и чем быстрее, тем лучше – подумал он и огляделся вокруг.

Под ногами, чуть в стороне, валялся кусок шпагата. Туманов поднял его и прикинул длину:

- Метров семь, будет.

Рядом методично покачивался Степан, который ,опустив глаза, безразлично рассматривал носки лакированных штиблет.

«Должна быть бутылка сухача, - вспомнил студент. – И бутылка в пакете». Он протянул руку и похлопал Степана по карманам. Искомое обнаружилось во внутреннем. Вытащив оттуда пакет, Туманов освободил тару , и вернул на место пузырь.

- Стой! А не то стрелять буду!

Одинокая фигурка надежного охранника заметалась на противоположной стороне рынка, у покосившейся сторожки.

- Проснулся Карацюпа! Тебя только здесь и не хватало, – чертыхнулся Сергей.

Очнувшийся Полуярок, поднял голову и достав из-за воротника, горсть раскисшей мякоти, привычно швырнул ее в лампочку Ильича. Липкая жидкость попала на горячее стекло и она глухо лопнула. Черная мгла покрыла все вокруг, и лишь неясная тень на той стороне, задвигалась еще быстрее и беспорядочнее.

Неизвестный страж народного имущества громко пообещал пристрелить негодников, выдернуть им ноги и вызвать милицию, но сам, почему-то, крутился на месте, призывая замаскировавшихся помощников окружать супостатов с флангов.

Стараясь не обращать на поднявшийся шухер особого внимания, Туманов невозмутимо занимался своим делом. Перекинув через забор веревку, он просунул пакет в щель, и быстро соединил их крепким узлом. Не сразу, перебрав на ощупь несколько штук, Сергей выбрал нужный по весу плод и вкатил его в пакет. Используя верхнюю перекладину вместо блока, рационализатор легко подтянул поклажу и, предварительно закрепив веревку, перетащил пакет на волю. Аккуратно приняв в объятия, драгоценную добычу, он осторожно спустился на землю и победоносно испустил радостный клич. Гордость переполняла его: «Степка не смог, а я сделал это, и без особых проблем! Кстати, а где Ворошиловский стрелок, куда он подевался?»

Да, действительно, можно было и не орать. Рядом никого не было.

Пособив компаньону с освещением, Полуярок давно уже скрылся с места преступления и устроившись на высоком бордюре, помаленьку приходил в себя…



Продолжение в комментариях


P.S. Уважаемые читатели и подписчики! К сожалению мой рейтинг не позволяет публиковать более одного поста в день. Поэтому продолжение главы я оставляю в комментариях. После публикации последней главы, я размещу отдельные посты продолжения глав.

Спасибо за понимание.

Показать полностью

Месяц учебы на Пикабу. Доставайте ваши зачетки!

Месяц учебы на Пикабу. Доставайте ваши зачетки!

Сентябрь горит, пора и нам жечь! Первый месяц осени и учебного года мы провозгласили месяцем обучения на Пикабу. Вряд ли вы не знаете, но для новичков объясняем.


Вместе с LG мы устраиваем тематические месяцы. Август был о геймерах и играх: мы запускали старые игры на мониторе 21:9, пугали бабулек у подъезда и с головой погружались в игры. А среди пикабушников устраивали конкурс постов. Приз — UlraWide монитор от LG — вы, пикабушники и пикабушницы, отдали @Little.Bit за вот этот пост. В этом месяце мы объявили новый конкурс, в котором разыгрываем еще один широкоформатный монитор.


В сентябре ждем ваши посты по теме учебы и образования. Расскажите, как чудом сдали экзамен или, наоборот, попались на обмане. Поделитесь гордостью за красный диплом или работающим лайфхаком для студентов. Чтобы участвовать в конкурсе поставьте в посте тег #учеба или #образование и метку [моё].


Итак, конспектируем:
– Напишите пост на тему месяца (сентябрь — учеба) до 24 сентября включительно.
– Поставьте тег #учеба или #образование и метку [моё].
– Все! Контрольная сдана. Оценку поставят пользователи.
Лучшему студенту на курсе подарим 29-дюймовый монитор LG.
Отличная работа, все прочитано!