lidia0601

lidia0601

Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...рассказы и истории
На Пикабу
поставил 1 плюс и 0 минусов
отредактировал 0 постов
проголосовал за 0 редактирований
14К рейтинг 74 подписчика 54 комментария 154 поста 84 в горячем
213

Баба Клава

Баба Клава с трудом вышла из троллейбуса, добрела до скамейки и присела отдохнуть. Она аккуратно положила рядом с собой две гвоздики и с тоской взглянула на крутую, длинную, гранитную лестницу.

Людей было много. Сегодня, второго февраля, великий праздник! Восемьдесят лет победы в Сталинградской битве!

Мимо нее проходили семьи с детьми, туристические группы, школьники и студенты. Родина-мать величаво и торжественно возвышалась над Мамаевым Курганом. Баба Клава вздохнула.

- Бабуль, ты не замерзла? - Молоденький парнишка присел возле нее. - Я с пассажирами уезжал, ты сидела. Вернулся - ты опять сидишь. - Он кивнул в сторону дороги. - Таксист я. Сегодня работы много. У меня чай горячий в термосе. Налить?

- Не, сынок, - старушка замотала головой, - Вот, сейчас, с духом соберусь и пойду.

- Не дойти тебе до мемориала,- парень критически оглядел ее, - Далеко и высоко.

- Я потихоньку, с остановками.

- И что тебе дома не сидится? - Усмехнулся парень, - На улице мороз. Холодно.

- Так, я же сталинградка! - Гордо ответила старушка. - Выстояли мы! Победили!

- Вы тогда были здесь? - Парень уважительно перешел на "Вы". - Помните бои?

- Нет. - Старушка отвела глаза. - Я с тридцать четвертого, маленькая была. А вот, сестра моя с тридцатого. Царствие ей Небесного. - Старушка перекрестилась. - Она все хорошо помнила. Нам рассказывала. Отца, как война началась, на фронт забрали. А вот мама, весной сорок второго, умерла. Нет. Ее не убили. Что-то с головой у нее было. Вот она и умерла. Мы с сестрой одни остались.

Баба Клава немного помолчала, вытерла глаза и вздохнула.

- Хорошо помню бомбежки. Страшно было. У нас под маминой кроватью небольшой подпол был. Мы там тыквы зимой хранили. Вот туда мы с сестрой прятались. Тесно было. Но если прижавшись и ноги подтянуть, то помещались. Нам казалось, что там безопасно и бомба на нас не упадет. А, как мамы не стало, мы к бабушке пошли в Бузиновку. Это Калачевский район. Три дня добирались. - Старушка закрыла глаза и что-то пробормотала. - А, у бабушки собачонка была. Маленькая такая. Тузкой звали. Она смеялась, что взяла кобелька и назвала Тузиком, а он девочкой оказался.

- А немцев Вы видели?

- Видела, - кивнула баба Клава, - Они к нам, кажется, в августе пришли. Зимовать собирались. Дураки! - Старушка усмехнулась. - Нас всех из домов повыгоняли. Сами там поселились. А мы в сарае жили. Всех собак в селе поубивали. А вот нашу пожалели. Она щенков ждала. Хорошо помню, - встрепенулась старушка, - Тузка как-то в зубах хлеб притащила. Очень черствый. Видимо они ее угостили. Бабушка в мокрую тряпочку завернула и в печке подогрела. Вкусно было... - старушка прикрыла глаза, - Я, такой вкусный хлеб, больше никогда не ела.

Немного помолчав, баба Клава взглянула на парня.

- Бабушка не разрешала нам из сарая выходить. Но однажды, нас всех на площади собрали. Они пять солдатиков наших привезли. Говорили из Сталинграда. Повесили. Прямо на площади повесили. Там один был, совсем молоденький солдатик. Но они знали, что их повесят, но никто не плакал. Тихо так стояли и смотрели на нас ровно и без страха. А я ревела. Сестра мне слезы вытерла и собой закрыла, чтобы немцы не увидели.

- Да, - вздохнул парень, - Тяжело.

- В нашем селе, у фашистов, продовольственный склад был. Так вот, когда они драпали, подожгли его. Мы все выскочили. Пытались тушить. Несколько ящиков с тушенкой вынесли и еще что-то. Когда наши пришли, мы им все отдали. Но они не взяли. Сказали: - "Сами ешьте. У нас все есть." А один солдат, сахар нам подарил. Много.

- Вы там долго жили? Когда в Сталинград вернулись?

- В сорок четвертом отец вернулся. После госпиталя. А к осени, мы уже дома были. И знаете, - баба Клава засияла, - Наш дом выстоял. Ну почти. Стены сохранились. А вот крыша разрушена была. А когда мы зашли в дом, под маминой кроватью, я фотографию нашу нашла. Еще довоенную. Она не вся сгорела. Только края. Там мы все: мама, папа, я и сестра. Она у меня, и сейчас, на стенке висит. Правнук новую сделал, через компьютер. Но я эту не снимаю.

Старушка взглянула на лестницу, взяла цветы и поднялась.

- Пойду я потихоньку. Засиделась что-то. А то, мои меня уже потеряли, наверное. Я ушла, ничего им не сказала. Ругать меня будут за это. - Старушка хитро взглянула на парня. - Они меня не пускали. А я ушла.

- Знаете, бабушка, - парень вскочил, - Садитесь в машину. Я Вас отвезу на другую сторону мемориала. И мы вместе, возложим цветы и, потихонечку, спустимся по лестнице вниз. Спускаться, не подниматься. Так Вам легче будет. Затем, посидите на скамейке, а я сбегаю за машиной и домой доставлю.

- Так, у меня денег на такси нет, - растерялась старушка.

- Так сегодня акция! - Засмеялся парень. - Всех героев вожу бесплатно! А Вы - настоящий герой!

- А что я сделала? Я же не воевала.

- Вы выжили, бабушка. Выжили!

Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...рассказы и истории

Показать полностью
35

Поговори со мною, мама

Валентина Павловна нерешительно потопталась на месте, смахнула пыль со скамейки и присела на нее.

- Здравствуй, мама! Ты прости меня, давно я тебя не навещала. - Она виновато опустила глаза. - Но ты же знаешь, когда все хорошо, забываешь, на потом переносишь. А как беда, сразу к маме бежишь. Беда у меня случилась.

Женщина шмыгнула носом, порылась в сумке и достала бумажные салфетки.

- Ленка наша, внучка твоя, беременная. Не хотела я ее в город отпускать. Ох, как не хотела. - затараторила Валентина Павловна, - Но учиться то надо. А вот как получилось. Девчонке только двадцать исполнилось. Еще два курса впереди. А тут ребеночек. Ты не волнуйся, она сразу приехала и сказала. Срок небольшой. Еще можно все исправить. Куда он ей? Живет в общежитии. Парень этот, как я поняла, женится не хочет. Да, и сама она замуж не рвется. Вот, сейчас дома сидит, ревет. Совета у меня спрашивает. А я не знаю, что сказать. Вот к тебе пришла. Сейчас обсудим и решим.

Женщина достала салфетку и вытерла глаза.

- Стыдно то как. - Продолжила она. - Что люди скажут? Родит без мужа, всю жизнь свою под откос пустит. Хотя, что я тебе говорю? Ты всю жизнь внимания на пересуды не обращала. Когда отца выгнала, вся деревня судачила. А уж когда Иван Степанович начал к тебе захаживать, то даже мальцы пальцем тыкали. А ты губы накрасишь, голову поднимешь и плывешь по деревне, как ни в чем не бывало. Плевать тебе было на все сплетни. Вот и Иван Степанович говорит, чтобы рожала Ленка. Помощь обещает. Он хороший, зря ты на него сердишься. А я думаю, пусть не рискует, аборт делает.

Женщина вздохнула и подняла глаза.

- Ну, что ты так на меня укоризненно смотришь? А сама то? Помнишь, когда я за Петьку замуж собралась, ты мне скандал устроила. К бабушке отправила. А ему заявила, что к жениху уехала. А бабка, подельница твоя, - Валентина Павловна усмехнулась, - Паспорт спрятала. Телефоны все поотключала. А на почте, с подружкой своей договорилась, как ни приду, все номер его не отвечает. Когда вернулась, он уже с Машкой гулял и ей жениться обещал. Помнишь, как я плакала? - Женщина вздохнула. - Хотя, что говорить, правильно сделала. Он паршивенький мужичонка оказался. Пьет, Машку лупит, работать не хочет. Машка на развод подала. Последний раз так избил, что она в больнице почти месяц провалялась. Еле выкарабкалась. А вот, дура, заявление в полицию на него писать не хочет. А у меня все хорошо сложилось. Ванечка мой, любит меня. Живем душа в душу. Он также говорит, что бы Ленка рожала. Даже, вчера, в магазине коляску присматривал. Купил бы, но не знает какого цвета брать. Не известно еще, девочка или мальчик родится. Так что думаешь? Что делать то?

Валентина Павловна немного задумалась, затем решительно встала.

- Права ты, мама! Это не беда, а радость! Пусть рожает. Деревня поговорит и перестанет, а человек жить будет! Академ возьмет. Потом нагонит. Она девочка умная. А мы все поможем. А жизнь, ребенок сломать не может. Люди сами себе жизнь ломают, а на детей сваливают все свои неудачи. Кому она нужна будет, тому и ребенок ее нужен будет. Хорошо мы с тобой поговорили. Спасибо, мамочка!

Валентина Павловна развернулась, сделала два шага, затем, спохватившись, повернулась.

- Забыла тебе сказать. Два месяца назад у Ивана Степановича дом сгорел. Проводка старая. Так мы его к себе забрали. В твоей комнате живет. А куда ему? У него кроме нас никого нет. А он мне как отец. Ничего, что вы не расписаны были. Не в бумажках дело. Он просит, когда умрет, то похоронить его рядом с тобой. Что бы рядом лежать. Любит он тебя очень. Да, и ты его любила. Я обещала. Думаю, ты не против будешь. - Женщина низко поклонилась и продолжила. - А Ленке так и скажу, чтобы всю дурь из головы выбросила. Счастье это, детей рожать!

Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ... рассказы и истории

Показать полностью
23

Друзья

Артур Павлович был раздражен. А если точнее, он был в бешенстве. Три часа своего драгоценного времени он убил на совершенно никчемный и пустой скандал с супругой. Слово за слово, и они поцапались.

Секретарь мялась возле стола и что-то бормотала.

- Лариса Ивановна, - обратился он к женщине, - Короче! Что случилось?

- Там. Эта, Петрова Лилия Николаевна рвется к Вам! - Промямлила секретарь. - Она, уже две недели, хочет с Вами встретиться. Говорит, что очень важно.

- Это представитель фирмы?

- Нет. По личному вопросу.

- Лариса Ивановна, я занят. - Артур Павлович еле сдерживал себя, чтобы не сорваться на крик. - Какие личные дела?

- Она вот, - секретарь протянула старую фотографию. - Просила Вам передать.

Мужчина взглянул на фото и вздрогнул. Двое молодых парней сидели у костра.

Он вспомнил эту фотографию сразу, лишь только мимолетно, взглянув на нее. Артур Павлович вздохнул, сердце его учащенно забилось.

- Она в приемной? - Мужчина закашлялся. - Пригласите.

Женщина робко зашла в кабинет. Она как-то виновато и заискивающе улыбалась. Но улыбка была натянутой и искусственной.

- Здравствуй Артур. Артур Павлович, - женщина замялась и испуганно взглянула на него, - Я не отвлекаю?

- Присаживайся, - Артур Павлович жестом указал на стул - Я не знал, что это ты рвешься ко мне. Петровых много.

- Да. Да. - Закивала женщина. - Я понимаю.

Мужчина оценивающе оглядел ее.

"Во что она превратилась?" - Злорадно подумал он. - "Состарилась. Уставшее, изнеможенное лицо. Сгорбилась. Руки и ногти не ухожены. Встретил бы на улице и не узнал. Мимо прошел."

ХХХ

Артур и Сашка дружили с детства. Он даже не помнил, когда они познакомились. Вместе ходили в детский садик, затем в школу. Даже, в институт в один поступили. Только на разные факультеты. Казалось, что дружба будет длиться вечно.

И вдруг, между ними пробежала "черная кошка". Это была Лиля! Она ворвалась в жизнь внезапно, поднимая его до небес и беспощадно разрушая дружбу. Соперничество было жестким. Но Артур, в этой гонке, проиграл. Лиля выбрала Сашку. Вот тогда, назло всем, он женился на Светке. Она смотрела на него телячьими глазами и во всем соглашалась.

Артур окунулся в работу. Он мечтал доказать себе и Лиле, в первую очередь, что она ошиблась и сделала неправильный выбор. Он мечтал, что когда-нибудь, они встретятся. Он будет богат и успешен. Вот тогда она поймет, как ошиблась в выборе.

Но время шло, и память о первой любви притуплялась.

Наконец наступил "звездный час". И что в итоге? Уставшая, потерянная женщина сидит перед ним. И никаких эмоций. Ни торжества, ни удовлетворенности. Только досада.

ХХХ

- Что-то случилось? - Потупив глаза, чтобы снять раздражение, спросил Артур Павлович.

- Я к тебе за помощью, - теребя старую сумку ответила Лиля, - Саша заболел. - И тут ее прорвало. - Он тяжело болен. Умирает! Говорят, что в Израиле делают подобные операции. Мы связались с клиникой, они готовы принять его. Но сумма...

Женщина, дрожащими руками, достала из сумки платок. Но к глазам не поднесла.

- Я готова продать квартиру и дачу. - Продолжила она. - Но это не покроет и трети всей суммы. Я знаю, что ты очень богат и фонд у тебя какой-то есть. - Лиля сделала паузу и засунула платок в сумку. - Ты последняя наша надежда.

- А, Сашка почему не обратился?

- Он не знает что я пришла к тебе. Он гордый. - Лиля отвела глаза в сторону. - Да и не может. Он в очень тяжелом состоянии. Счет идет на недели, а может и на дни. Я не знаю что делать, - она не смогла сдержать слезы и разревелась. - Артур, помоги! Я все продам, возьму кредит и все отдам тебе.

- Лиль, - Артур Павлович откинулся на спинку кресла, - А ты когда-нибудь пожалела, что выбрала не меня, а Сашку?

- Что? - Женщина растерянно посмотрела на мужчину и засуетилась. - Извини. Я, кажется, ошиблась. Извини.

Она поспешно встала, чуть не опрокинув стул, и ринулась к двери. Перед выходом она остановилась и обернулась к Артуру Павловичу.

- Ты хочешь знать жалела ли я? Нет! - Зло вскрикнула женщина. - Никогда не жалела. А знаешь почему я выбрала его? Он, на твоем месте, не стал сидеть вот так, вальяжно, и снисходительно посматривать на меня, а сразу бы бросился бы на помощь. Вспомни Светку, твою Светку, - Лиля махнула рукой, - Это ты ей запретил рожать ребенка. Отправил на аборт. А она, дура, настолько была влюблена в тебя, что послушалась. Это не ты, а Сашка встретил ее из больницы. Это не у тебя, а у нас, она ревела, а Сашка успокаивал ее и отпаивал коньяком.

Лиля гневно зыркнула на Артура Павловича и рукой откинула волосы.

- А, тогда, в девяностые, когда на тебя поперли бандиты, Сашка продал свою машину и отдал Светке деньги, чтобы спасти твой бизнес. Хочешь сказать ты не знал?

- Я не знал про это, - пробормотал Артур Павлович.

- Или не хотел знать? - Лиля успокоилась, сникла и спокойно произнесла, - Там на обороте фотографии, сумма и все реквизиты. Если надумаешь помочь.

Женщина вышла из кабинета, тихо закрыв за собой дверь.

Артур Павлович задумался. Нахлынули воспоминания.

"А ведь действительно, когда он наорал на Светку из-за ее беременности, она избавилась от ребенка." - Подумал он. - "А, я даже не спросил в дальнейшем, как все прошло. И тогда, когда Светка принесла деньги. Он даже не поинтересовался, откуда она их взяла. Схватил и потащил бандюганам. Получается, что Сашка дружил со мной, а я нет."

Артур Павлович вызвал секретаря.

- Лариса Ивановна, - он протянул ей фотографию тыльной стороной, - Здесь название клиники, номера счетов и сумма. Отдайте в бухгалтерию. Надо срочно оплатить. И закажите билеты на самолет в Израиль.

- Сколько билетов?

- Четыре.

Затем он набрал жену.

- Свет. Прости меня. - Промямлил он. - Что-то я перегнул палку. И еще, собирайся, мы завтра в Израиль летим. Сашка Петров, мой друг, болен.

Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ... рассказы и истории.

Показать полностью
26

Утро после праздника

Как то внезапно заверещал будильник. Его оглушительное и противное бренчание внезапно вонзилось в голову и разорвалось на мелкие осколки.

"Господи! Неужели пора?" - Василий Егорович недовольно поморщился. - "Нормальные люди еще спят. Праздники! А мне на работу."

Выйдя из дома, мужчина поднял воротник, защищаясь от ветра, и огляделся. Тусклые фонари освещали протоптанные в снегу тропинки. В некоторых окнах горел свет.

"Не я один!" - Со злорадством подумал он. - "Эти также не спят."

Василий Егорович подошел к остановке служебного автобуса, лениво поприветствовал коллег и взглянул на часы.

- Степаныч опаздывает, - пробурчал он, - Наверное, Новый год еще празднует.

- Проспал, - пошутил кто-то, - Работа отменяется по причине отсутствия транспорта.

Старый уличный пес, завидев толпу, перебежал дорогу и засеменил к людям.

- Даже Бармалей опоздал, - усмехнулся Василий Егорович и достал, заранее приготовленный, кулек с объедками, - Давай, лопай. С Новым годом тебя!

Мороз крепчал. Люди пританцовывали, чуть слышно переговариваясь друг с другом. Из-за поворота показался автобус.

- Степаныч, - загудел народ, - Перепил вчера? Там тоже ребята со смены ждут. Опоздаем.

- Не заводилась, - оправдывался водитель, - На трассе нагоню. Домчимся с ветерком.

В салоне было тепло. Василий Егорович прикрыл глаза и немного задремал. Разбудили его истошные крики.

- Да, что б тебя, - орал Степаныч, поворачивая руль, - Куда прешь?

- Налево! - Вопил кто-то. - Выворачивай налево!

- А! Разобьемся! Твою мать!

Автобус дернулся и остановился. Наступила тишина.

- Все живы? - Нарушил молчание Степаныч. - Мужики, не шевелитесь. На краю обрыва стоим. От встряски сползти можем. А там уж как Бог даст.

- А чо это было? - Испуганным голосом спросил молодой парнишка. - Я чо-то ничего не понял.

- Лось на дорогу выскочил, - вытирая с лица пот пояснил водитель, - Такая дура огромная... Кобылятина!

- А чо делать то? - Не унимался парень. - Теперь точно на работу опоздаем.

Мужики нервно заржали.

- Ты скажи спасибо, что живы остались. - Доносились голоса. - А то бы, сейчас, в овраге отдыхали. Ни тебе работы, ни тебе заботы.

- Тихо, мужики! - Воскликнул Степаныч. - Я сейчас заднюю дверь открою и вы все, без суеты и паники, по одному, начинаете выходить. Вначале, кто сидит на первых рядах, потом на вторых и так далее. Только, очень осторожно. - Он, не спеша, вышел в салон. - Я последний. Буду говорить кто выходить будет. И не галдеть!

Эвакуация прошла успешно. Василий Егорович вытер со лба пот и уставился на автобус. Вдруг, из бокового стекла автобуса показалась собачья морда и уставилась на людей.

- Мужики, Бармалей в салоне остался, - крикнул парнишка и позвал пса, - Бармалей! Бармалей, иди сюда. Ко мне!

- Он часто с нами катается, - оправдывался Степаныч, - А чо? Ребята его подкармливают. Я не против.

Все начали кричать, подзывая собаку. Пес, не реагируя на команды, залился лаем.

- Да, чтоб тебя, - сплюнул Василий Егорович, зло матюкнулся и помчался к автобусу.

- Василий! Не лезь! - заорал Степаныч, - Опасно! Погибнешь!

- Дядь Вась! Не надо! - Вопил парнишка.

Люди загалдели. Василий Егорович махнул рукой и вскочил на ступеньку.

- Бармалей, иди сюда. - Позвал он пса. - На! На! На! Ко мне, мальчик.

Собака заскулила и попятилась назад. Мужчина оглянулся, что-то пробормотал и ринулся в салон. Василий Егорович подскочил к собаке и схватил ее за загривок. Пес развернулся и больно, со страху, цапнул его за руку. Мужчина, громко матерясь и сильнее вцепившись в собаку, попятился назад. Автобус медленно начал движение в сторону оврага. Василий Егорович прижал к груди Бармалея и успел выскочить из задней двери. Он упал в сугроб и выпустил собаку. Она с диким лаем отскочила от мужчины.

Как скатился автобус, Василий Егорович не видел. Он только услышал взрыв машины в овраге. Краем глаза мужчина заметил коллег, бегущих к нему.

- Ну, ты и дурак! - Радостно вопил Степаныч, помогая подняться. - Кровь! Поранился?

- Не, - замотал головой мужчина, - Этот, паразит, меня цапнул. Курить есть?

К нему протянулись руки с пачками сигарет. Взяв одну, Василий Егорович взглянул на небо.

Взошло солнце! Утро отступило!

Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ... рассказы и истории.

Показать полностью
20

У каждого свой праздник

В эти предновогодние дни, мы все находимся в небольшом ожидании чуда. Кажется, пробьют куранты. Под звон бокалов, мы загадаем желания и все, чудесным образом, переменится.

Семья Иванчуков, Степан и Раиса, готовились к празднику основательно. Еще, за месяц, отец семейства нагнал самогон, разлил по бутылкам. Раиса на рынке закупила сало и засолила его.

С елкой не стали заморачиваться. Выпросили у продавцов елочные ветки и украсили их.

Десятилетний сынишка, Ромка, из цветной бумаги, вырезал снежинки, развесил в комнате.

31 декабря.

Раиса, с самого утра, возилась на кухне. Резала салатики.

- Рай, - заглянул на кухню Степан, - Я елочную гирлянду нашел. Давай в комнате развесим.

- Она же старая, не работает, - откликнулась жена, - Ее, кажется, дед мой покупал.

- Ну и что? Там все просто. Найду перегоревшие лампочки, уберу их. Заработает.

- Здорово! - Захлопал в ладоши сын. - Давай я тебе помогу.

"Какая у меня хорошая семья!" - Улыбалась Раиса. - "Мои мужчины вместе. Отец должен с сыном заниматься. Учить его."

Она заглянула в комнату. За столом муж и сын вместе возились с гирляндой.

- Идемте обедать, - позвала она их, - После почините.

- Давай, по одной? - Усевшись за стол, предложил Степан. - Попробуем, что получилось. Я в этот раз покрепче сделал.

Раиса выставила на стол две рюмки.

- А бабушка сегодня придет? - Спросил Ромка. - Она сказала что завтра на каток пойдем. Она мне коньки купила.

- Пойдете. Пойдете, - улыбнулся Степан, - Ну, давай, чтоб не последняя. За Новый год!

Они выпили. Раиса немного поморщилась.

- Крепкий! - Женщина закусила. - Надо было больше развести.

- Ты просто не распробовала, - Еще наливая, не согласился с ней муж, - Мужикам понравится. А вы с Галкой, можете и шампусик выпить, она должна принести.

- Тоже, верно, - беспечно согласилась жена, разливая самогон по рюмкам третий раз, - Тебе котлеток положить?

- Пап, а мы гирлянду чинить пойдем? - Канючил сын.

- Ты не видишь, - вспылил отец, - Мы заняты. Когда взрослые разговаривают, дети не должны вмешиваться.

- Ты иди в комнату, - засуетилась Раиса, - Поиграй. Мы договорим с папой и к тебе придем.

В комнате, когда надоело рисовать, Ромка вздохнул и уставился в окно. За окном громыхали салюты, сверкали бенгальские огни.

Парень прислушался. Из кухни не доносилось ни звука. Он приоткрыл дверь и заглянул на кухню. Папа и мама, уткнувшись в стол, мирно спали. Мальчик закрыл дверь, оделся и вышел из дома.

Бабушка Ира перевязала коньки голубой лентой и аккуратно положила их под елку. Отвлек ее дверной звонок. На пороге стоял внук.

- Что опять? - Округлила глаза бабушка.

Ромка грустно кивнул, шмыгнул носом и, с ревом, повис на бабуле.

- Не плачь, зайка, - причитала старушка, нежно поглаживая внука, - Посмотри что тебе Дед Мороз под елочку положил. Мы сейчас поужинаем и пойдем на городскую елку. Там много людей, музыка играет. А завтра, утром, на каток отправимся. А еще, я билеты на представление купила. Представляешь, там настоящий Дед Мороз будет.

- Баб, ну, я не маленький, - улыбнулся Ромка, утирая слезы, - Я знаю. Деда Мороза не существует. Это сказки для малышей.

3 января.

- Мама, - кричала в трубку взволнованная Раиса, - К тебе Ромка не заходил?

- А ты его когда последний раз видела? - Спокойно спросила мать.

- Вчера, кажется, - запнулась дочь, - Да, мы все вместе за столом сидели, с друзьями. И он был с нами, кажется.

- Кажется. - Передразнила ее мать. - Ты только сейчас про сына вспомнила?

- Ну, мам, не начинай. - Прогундосила Рая. - Так, он у тебя?

- У меня!

- Ну и ладно, - облегченно вздохнула Рая, - Пусть он у тебя пока побудет. Мы тут с друзьями празднуем. С Новым годом, мамочка! Такой веселый праздник получился.

Бабушка Ира тяжело вздохнула.

- Ромочка, - крикнула она внука, - Собирайся, котенок, на горку пойдем. Там ребятни много. Весело будет!


Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...

Показать полностью
15

Странный сантехник или рассказ немолодой женщины

Случилось так, что у меня испортился кран на кухне. Кажется, ничего страшного, но, сами посудите, вещь неприятная и затратная.

Взяв отгул на работе, я позвонила в управляющую компанию. Ответили сразу.

- Вам срочно или можете подождать? - Спросил меня приятный женский голос.

- А, срочный вызов сантехника, будет стоить дороже? - Поинтересовалась я.

- Ну что Вы, цена мало отличается. Все согласно расценкам.

Это был "первый звоночек", но я, по глупости не придала значения ее словам, подумав что оплата будет на месте.

Через минут пятнадцать, в дверь позвонили. На пороге, с голливудской улыбкой, в чистой, в выглаженной спецовке, стоял молодой парень.

- Здравствуйте. Сантехника вызывали? - Очень вежливо спросил он и представился. - Меня Игорь зовут.

Я от изумления, пробормотала что-то несуразное и провела парня на кухню. Сантехник осмотрел кран. Несколько раз включил, выключил воду и повернулся ко мне.

"Все!" - Пронеслось у меня в голове. - "Сейчас предложит кран поменять. А денег до зарплаты мало осталось."

- У Вас прокладка пришла в негодность, - радостно воскликнул Игорь, - Сейчас заменю и все будет хорошо. Пустяковая работа.

Его слова, немного, меня напугали. Обычно, одиноким и немолодым женщинам, рассказывают о трудностях и сложностях ремонта, связанных с большими затратами. Я чувствовала какой-то подвох, но не могла понять, где он.

Сантехник не торопясь, порылся в своем чемоданчике, достал резиновую прокладку и пять минут поколдовал над краном.

"Сейчас потоп устроит." - Начала успокаиваться я. - "Или грязь разведет."

- Все! - Игорь вытер руки о свое полотенце. - Принимайте работу. Могу, профилактический осмотр системы сделать. Это бесплатно.

Я критически огляделась. Раковина сверкала чистотой. Кран не протекал. Воды ни на полу, ни на кухонном гарнитуре не было. Я открыла кран. Вода текла ровно, не разбрызгиваясь.

- Сколько? -Дрожащим голосом произнесла я, и замерла, ожидая космическую цену.

- Сто, - ответил парень и пояснил, - Срочность, прокладка и работа.

- Тысяч? - Успокоилась я, и настроилась на скандал.

- Рублей, - удивился сантехник, - Вы что женщина? Я только прокладку поменял.

Я ничего не понимала и растерялась. Парень заметил мое замешательство.

- Вы можете заплатить наличными. Я Вам чек выпишу, - начал объяснять он, - Если так неудобно, мы можем эту сумму вписать в платежку. Можно эту сумму разделить на несколько месяцев. Оплатите частями. Как Вам удобно? - Парень улыбнулся. - Но если Вы пенсионер или инвалид, то положена скидка сорок процентов.

Эти слова меня совсем выбили из колеи. Моя подруга, которая долгое время жила в Европе, рассказывала мне о вежливых и трезвых сантехниках. Но мы не в Европе, а в России.

Я незаметно ущипнула себя за руку. Парень не исчез.

"Значит я не сплю." - Подумала я. - "Что-то здесь не так. Меня явно накололи, только я не могу понять в чем. Надо разобраться."

- А Вам лично, сколько я должна?

- Ничего, - уставился на меня Игорь, - Я взяток не беру. Не обижайте меня.

- Вы пьяный? - Не выдержала я напряжения и принюхалась. От сантехника исходил еле уловимый запах дорогого парфюма.

- Нет, - удивился парень, - Я не пью. - Затем немного стушевался. - Пью, конечно, но только по праздникам и в хорошей компании.

- Может Вы наркотики употребляете? - Перебирала я варианты.

- Вы что? - Игорь подозрительно уставился на меня и попятился назад. - Какую форму оплаты Вы предпочитаете? - В его голосе появилась дрожь.

"Маньяк!" - Осенило меня. - "Ну, держись! Я просто так не сдамся!"

Нащупав правой рукой половник, я почувствовала относительную безопасность.

- Мы Вам даем гарантию на один год. Если будет течь, то в следующий раз заменим прокладку бесплатно, - не унимался парень, косясь на половник, - Мы очень рады, что воспользовались услугами нашей управляющей компанией.

- Спасибо, - сквозь зубы процедила я, надвигаясь на сантехника, - Можете включить эту сумму в платежку.

Сантехник, пятясь спиной в сторону входной двери, вымученно улыбался и кивал головой.

- Квитанцию я Вам брошу в почтовый ящик, - последнее, что я услышала, захлопнув за ним дверь.

- Фу. Пронесло. - Вздохнула я с облегчением. - А, ведь жизнь висела на волоске.

Я зашла на кухню и уставилась на кран. Все было в порядке.

- Точно. Маньяк! - Резюмировала я и перекрестилась. - Уберег Господь.



Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...

Показать полностью
51

Письмо сыну

Нина Павловна, удобно расположившись за столом, поправила очки, разгладила лист бумаги и взяла ручку.

"Здравствуй, дорогой сынок Володенька!" - Она, немного подумав, продолжила. - "Извини, давно тебе не писала. Но рука что-то не слушалась. Я ее, и мазала мазью, и на массаж меня Наташа водила. А пальцы все равно плохо сгибаются. Замучилась совсем. А все остальное хорошо. Ничего не болит. Наташа меня к врачу записала, а я не пошла. Она ругается. А зачем идти? Людей от работы понапрасну отрывать. Она сказала что сама отведет меня. Не хочу я в эту поликлинику. Ты ей скажи, пусть меня не мучает врачами, даст умереть спокойно. Засиделась я на этом свете. А меня муж, отец твой, ждет и мама. Устала я что-то. Одно держит - тебя увидеть хочу. Хоть одним глазком взгляну на тебя и помирать можно."

Нина Павловна вздохнула.

"Осень заканчивается, а ты все не едешь. Как ты? Одевайся теплее и не промочи ноги. Не забывай, ты у меня слабенький. В детстве болел часто. Летом малины много насобирали, я варенья заготовила. Четыре банки для тебя оставила. Вот только не знаю, как передать. Малина от простуды хорошо помогает. Может, приедешь сам и заберешь? Они в твоей комнате под кроватью."

Во дворе залаяла собака. Нина Павловна выглянула в окно.

- Наташ, - крикнула она, - Пришел кто-то?

- Верка с Пашкой забегали, - заглянула в комнату дочка, - Приглашение на свадьбу принесли.

Нина Павловна недовольно фыркнула и продолжила писать письмо.

"Не хотела я тебе говорить об этом, ну уж ладно. Все равно узнаешь. Так лучше от меня.

Верка твоя, не дождалась тебя. Разлюбила. А может и не любила никогда. Спуталась с дружком твоим, Пашкой. Так что и он плохим другом оказался, раз позарился на чужую невесту. Иду на прошлой недели из магазина домой, а они мне навстречу. Поздоровались. Я им прямо все и высказала. Верка покраснела, глаза опустила. Стыдно, наверное, стало. А Пашка, дружок твой, бормочет что-то, извиняется. Я разозлилась очень, за тебя обидно стало, но потом отлегло. Раз так, не твоя это судьба. Не твоя! Жизнь длинная, ты еще молодой. Встретишь еще хорошую девушку. Свадьбу сыграем, внуков мне нарожаете. Не расстраивайся. Жизнь, на этой Верке, не заканчивается."

Дверь распахнулась, в комнату забежал внук.

- Бабуль, - радостно воскликнул мальчик, - А меня сегодня перед всем классом похвалили. Я лучше всех стихотворение рассказал, то что мы с тобой учили.

- Ах, какой ты молодец! - Обрадовалась Нина Павловна и обняла внука. - Ты у меня самый умный мальчик!

- А что ты делаешь? - С любопытством, спросил внук и уставился на лист бумаги.

- Письмо твоему дяде пишу, - улыбнулась Нина Павловна.

- А, - стушевался внук и взглянул на мать.

- Идем, сынок, - встряла в разговор Наташа, - Не мешай бабушке. Обедать пора.

Мальчик чмокнул Нину Павловну в щеку и выскочил из комнаты. Наташа тихо прикрыла дверь.

"Племянник твой вырос совсем." - Продолжила писать женщина. - "В этом году, в первый класс пошел. Его учительница хвалит. Легко ему учеба дается, как и тебе. На тебя очень похож. После школы, говорит, военным стану, как дядя Вова. А я волнуюсь. Вот, если станет, уедет. Как еще жизнь сложится? Страшно. Может, передумает? Ты в детстве, дрессировщиком мечтал стать. С тиграми выступать. Помнишь? Кошку притащил. Расстраивался, когда она через кольцо прыгать отказывалась. Намучилась я потом с этой кошкой. Она то беременная, то кормящая. Пока котят пристроишь, три раза деревню обойдешь. А что делать? Не выбрасывать же. Живая. Жалко."

От хороших воспоминаний, глаза Нины Павловны засияли.

"Прошлой весной, внук щенка притащил. В овраге нашел. Сам есть еще не умел, так мы его из соски выкармливали. Вымахал огромным псом. Сейчас дом охраняет. Но ты не бойся, он добрый. Никого не кусает, только лает. Ты когда приедешь, кусок хлеба ему сунь, он не тронет, пропустит тебя."

За стеной, включили телевизор. Нина Павловна прислушалась. По звуку, она определила, началась любимая телепередача.

"Просьба у меня к тебе. Привези мне, пожалуйста, таблетки от живота. Наташа покупает, но они не помогают. Наверное, плохие. Может у вас продаются хорошие. А то у меня живот иногда болит. Спасу нет. Но если и у вас хороших нет, не покупай. Приезжай просто так. Я потерплю.

Жду я тебя очень, сынок. Все глаза проглядела. Когда ты приедешь? Может к Новому году получится? Я пирог испеку, твой любимый. Приезжай скорее. Очень люблю тебя. Твоя мама."

Нина Павловна аккуратно сложила письмо в конверт, написала адрес.

- Наташ, - позвала она дочь, - Я письмо Володе написала, на почту отнесешь?

- Отнесу, мам.

- Ты прямо сейчас отнеси, - заволновалась Нина Павловна, - Быстрее дойдет.

ХХХ

Наташа выскочила из дома и отправилась в сторону остановки. Она посмотрела на небо и поежилась. Собирался дождь.

- Наташ, - окликнула ее соседка. - Подойди к калитке. Спросить хочу. Как там Нина Павловна? Очень расстроилась из-за свадьбы?

- Сердиться немного, - остановилась женщина, - А так ничего.

- Опять? - Увидев конверт в руках Наташи, спросила Вера. - К Володе едешь?

- Я возле могилки железный ящик поставила, - Кивнула Наташа, - Все ее письма туда складываю. Три года прошло, а она все равно не верит. Ждет его. Письма пишет.

- Подожди, - Вера сорвала с клумбы цветы и протянула Наташе, - Положи от меня. Мы с Пашей, перед тем как в ЗАГС заявление подавать, ходили к Володе, прощения просили. Он с фотографии улыбался. - Она вытерла слезы, - Мне кажется, он был бы рад.

Наташа открыла калитку, зашла во двор к соседке и обняла Веру. Она припала к ней на плечо и разрыдалась.

- Конечно, он рад, - утешала ее Наташа, - Жизнь продолжается. А он в нашей памяти. Не плачь.

- Что врачи говорят про маму? - Вытерев слезы, перевела разговор Вера.

- Рак диагностируют, - вздохнула Наташа, - Мы ей не говорим, жалеем. Она боится умереть, не попрощавшись с Володей. Может надежда и ожидание ей жизнь немного продлит. - Она взглянула на небо. - Пойду я. Хочу до дождя обернуться. - Затем грустно улыбнулась. - А на свадьбу мы вашу, обязательно придем. Мы уже подарок купили.

Она чмокнула подругу в щеку, переложила цветы в другую руку и засеменила в сторону остановки.


Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...

Показать полностью
33

Я для тебя останусь - светом

Михаил Семенович снял очки и взглянул на дочь. Она стояла перед ним с гордо поднятой головой. Волосы откинуты назад, взгляд жесткий и упрямый.

- Папа, - четко произнесла Алиса, - Это моя жизнь! Можешь лишить меня всего, мне нестрашно. Ты тоже родился в деревне и сам всего добился. Мне и Максу ничего от тебя не надо. Сами справимся. Как ты понять не можешь? Я люблю его. И он меня.

- Деньги он мои любит, - проворчал мужчина.

- Какие деньги? - С новой силой вспылила дочка. - Да Макс гений. Знаешь, он программу придумал. За него, уже борьба началась. Он, он... Он лучше всех! Ты просто никогда и никого не любил. Вот поэтому и не понимаешь.

Глаза девушки наполнились слезами. Она, чтобы скрыть их, очень часто захлопала ресничками. Щеки покраснели. Алиса, с досады, махнула рукой и выскочила из комнаты, сильно хлопнув дверью.

- Ну и оставайся нищей, - Крикнул в закрытую дверь Михаил Семенович и нахмурился.

"Упрямая! Моя кровь!" - С гордостью отметил мужчина. - "Не сдается! А что она в любви понимает?"

Михаил Семенович вздохнул и уставился в окно.

ХХХ

Отслужив в армии, Миша ринулся поступать в Баумку. Москва ошеломила парня. В своих застиранных джинсах и клетчатой рубашке, он выделялся на фоне абитуриентов. Нельзя сказать, что его это сильно беспокоило, но легкий дискомфорт парень ощущал.

Он увидел ее сразу. Она возникла в проеме двери и все исчезло. Коридор, здание, шумная толпа ребят растворились. Осталась только смуглая девушка с пронзительными карими глазами и с копной вьющихся черных волос. Губы ее что-то шептали, затем девушка улыбнулась.

- Что Вы спросили? - Очнулся Михаил. - Я не расслышал.

- У Вас паспорт из кармана выпал, - С легким акцентом, повторила она и рассмеялась, - Потеряете. Проблемы будут.

- Спасибо, - нерешительно пробормотал парень и протянул руку, - Миша. - Затем смутился и повторил. - Михаил.

- У нас, с девушками за руку не здороваются. - Улыбнулась незнакомка. - Гаянэ. Паспорт поднимите.

Год пролетел быстро. Михаил и Гаяне почти не расставались.

- Выходи за меня замуж. Я очень люблю тебя.

- Я не могу, - опускала глаза девушка, - У нас так не принято. Родители и так с трудом меня в Москву отпустили.

- Да что, в средневековье живем? - Злился Михаил. - Мы любим друг друга. Что плохого, если мы поженимся. Будет семья. Ты мне нарожаешь пятерых смугленьких ребятишек с голубыми глазами. Это и есть дружба народов.

- Какой ты еще у меня глупенький, - смеялась девушка, нежно перебирая его волосы, - Я армянка, ты русский. Надо к родителям съездить, разрешение спросить. Вот на каникулах и поедем.

- Зачем так долго ждать? У тебя 6 декабря день рождения. В деканате договоримся. На несколько дней съездим. У родителей благословения попросим. Ну, давай, соглашайся. На каникулах свадьбу сыграем. Всех наших позовем.

Гаянэ улыбалась и качала головой. Но упорство парня сломило девушку. Они выехали в Армению.

Семья Гаяне, приняла парня прохладно.

- Я очень уважаю ваши чувства, - хмуря брови выговаривал отец, - Но Гаянэ очень молода. Это решение очень серьезное.

- Не надо было дочку в Москву отпускать, - причитала мама, - А все ты. Пусть учится. Большим человеком станет. А вот как вышло.

Михаил вспылил. Гаянэ плакала. Закончилось тем, что отец закрыл девушку в комнате, а парню указал на дверь. День рождения не удался.

Всю ночь Михаил топтался возле дома любимой. В его голове все перемешалось. То он хотел выкрасть Гаянэ, то броситься на коленях к родителям и попытаться поговорить и объяснить все.

К утру парень совсем сник. Он заглянул в небольшое кафе и перекусил. Ближе к полудню Михаил отправился к дому любимой с твердым намерением забрать ее.

В 11 часов 41 минуту местного времени начался апокалипсис. Раздался сильный грохот. Земля уходила из-под ног. Доносились крики. Кто-то кричал: - "Война!". Кто-то орал от страха. Вместо домов образовались груды каменных могил. Через тридцать секунд от города ничего не осталось.

Михаил рухнул на колени перед домом любимой и страшно завыл. Толчок повторился. Парень упал и отключился.

Лицо Гаяне приблизилось к нему.

- Мишенька, очнись, - прошептали губы, - Вставай. Ты живой. И это хорошо. Надо помочь людям. У них беда. Ты им нужен.

Парень открыл глаза. Седая женщина сидела возле него и что-то говорила на своем языке.

- Я не понимаю, - пробормотал Михаил.

- Живой, - обрадовалась женщина, - Помоги камень оттащить. Сын кричит. Я не могу. Он очень тяжелый.

Михаил с трудом поднялся и пошел за женщиной.

Через месяц он похоронил Гаянэ и всю ее семью.

За три месяца, что парень находился в Спитаке, он научился многому. Научился мало спать, долго обходиться без воды и еды. Он очень полюбил собак. Потому, что только они могли найти выживших под завалами. Научился ценить тишину. Потому, что тогда, прислушиваясь, можно было услышать стоны погребенных людей. Он перестал различать запахи и содрогаться от вида раздавленных и покалеченных тел.

Иногда, во сне, Гаянэ приходила к нему и улыбалась.

- Это я во всем виноват. Если бы я не настоял на этой поездке, ты была бы жива. Прости меня.

- Никто не виноват, - качала головой девушка, - Это судьба. От нее не уйдешь. Ты помни меня. Я всегда буду с тобой. Я буду жить в цветах, в деревьях, в свете.

Через два года Гаянэ исчезла. Михаил звал ее, просил, но она не приходила.

Годы спустя, когда Лариса призналась в своей беременности, Михаил запаниковал. Тогда Гаянэ вернулась.

- Мишенька, любимый, - ласково произнесла она, - Она очень любит тебя. Ребенок - это прекрасно! Она милая. Вы проживете хорошую, долгую жизнь. За меня, за всех нас. Надо жить и рожать детей. Прошлое, пусть останется в прошлом.

Он не успел ничего сказать ей. Гаянэ исчезла. Михаил проснулся.

ХХХ

За окном сгущались сумерки. Во дворе залаяла собака. В отражении стекла, на секунду, проступили черты лица Гаянэ. Она укоризненно посмотрела на мужчину.

Михаил Семенович взял телефон и набрал дочь.

- Да, папа. Что случилось? Если ты опять про Макса, я ничего...

- Алиса, доченька, - перебил ее отец, - Выходи замуж за своего Макса. Я не против. Я знаю что такое любовь.



Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...

Показать полностью
12

Любовь через призму стекла

Максим Георгиевич взглянул на часы.

"Пора." - Подумал он. - "Вдруг, она раньше появится. Пропущу."

Мужчина с трудом перебрался с дивана на инвалидную коляску, подъехал к окну и приготовился к ожиданию. Как только из-за угла показывался женский силуэт, он напрягался и вытягивал шею. Затем разочарованно откидывался на спинку кресла.

ХХХ

Две недели назад, Максим Георгиевич даже не подозревал о существовании этой женщины. Но мы никогда не можем предугадать будущее.

Неловкое падение с лестницы, перелом ноги. Когда, боль отступила, мужчина, по-настоящему, смог оценить одиночество.

Нет, к нему прибегала мама и приносила разные вкусности. Заглядывала знакомая, которая очень хотела перевести отношения на новый уровень. Но его это злило. Звонили друзья и коллеги.

Когда Максим Георгиевич оставался один в квартире, на него обрушивался шквал тишины. Даже, работающий телевизор, не мог разогнать это напряженное и звенящее чувство пустоты.

У мужчины появилась привычка, подолгу сидеть у окна и разглядывать мелькавшие машины и спешащих по своим делам людей.

Сгустились сумерки. Желтой, грязной лужей, разлился свет от уличного фонаря.

Она появилась внезапно. Свечение окутало ее силуэт. Секунда, и она растворилась во тьме соседнего проулка.

Максим Георгиевич весь следующий день не находил себе места. Незнакомка постоянно всплывала в его памяти. Вечером, мужчина торчал у окна, с надеждой увидеть ее снова.

Дни пробегали, но одно оставалось неизменным. Максим Георгиевич каждый вечер замирал у окна в ожидании увидеть эту женщину. Она внезапно появлялась. На несколько секунд задерживалась в свете фонаря и стремительно исчезала.

Одета она была всегда одинаково. Светлый плащ и несуразная шляпка. Иногда она несла легкую дамскую сумочку, а иногда, в руке небольшой пакет.

Мужчина даже набросал небольшой рисунок. Фонарь, улица и одинокая девушка. Повесил его на стену и любовался в течение дня.

Одно расстраивало Максима Георгиевича, он никак не мог разглядеть лицо незнакомки. Он помнил все. И грациозный взмах руки, и немного нервное, ускорение шага.

Мужчина даже одолжил армейский бинокль у своего друга, чтобы увидеть ее улыбку и глаза. Но кошмарная шляпка не позволяла это сделать.

ХХХ

Максим Георгиевич вздрогнул. Незнакомка вошла в круг света. Он схватил бинокль. Но этот вечер приготовил неожиданный сюрприз. Все пошло не по привычному сценарию.

В освещенный круг, с противоположенной стороны, дорогу женщины перегородил мужчина. Максим Георгиевич напрягся.

Мужчина что-то говорил, это было видно по активной жестикуляции. Незнакомка сделала нерешительный шаг в сторону собеседника и наклонила голову. Мужчина махнул рукой, резко развернулся и скрылся. Женщина несколько минут стояла оцепенев. Медленно подняла голову и взглянула на небо. Ветер сорвал шляпку и растрепал ее волосы.

Максим Георгиевич впервые увидел ее лицо. Оно было прекрасным.

Мужчина подъехал к входной двери, схватил костыли и выкарабкался на лестничную площадку. Он спешил, но пролеты были слишком длинные, а нога очень болела.

Незнакомка исчезла. Осталась только мокрая шляпка и дорисованный рисунок на стене.

ХХХ

Максим Георгиевич сел за руль и завел мотор. Мама выскочила с букетом желтых хризантем и замахала сыну.

- Ты что? Опасно же. - Закричал мужчина. - Хочешь под колеса угодить?

- Возьми цветы, - мама протянула ему букет, - Поставишь в вазу. Они солнышко напоминают. Все веселей в твоей берлоге будет.

- Мам, ты из-за этой ерунды чуть под машину не попала.

Максим Георгиевич схватил цветы, бросил на заднее сиденье и, тихонько матерясь, выехал на дорогу. На перекрестке он притормозил и нетерпеливо поглядывал то на светофор, то на пешеходов.

Она переходила дорогу, внимательно следя за сигналом. Ее светлый плащ слегка распахнулся и, от порывистого движения, оголил колено. Мужчина запаниковал и растерялся от неожиданности.

Максим Георгиевич схватил цветы и поспешно выскочил из машины. Не обращая внимания на сигналы водителей, он догнал незнакомку.

- Это Вам, - запыхавшись, он протянул ей цветы, - Последний привет осени.

- Красивые, - улыбнулась женщина, - Желтые как солнышко. - И удивленно посмотрела на мужчину.

- Можно, - замялся Максим Георгиевич, - Я Вас домой провожу?

Женщина нерешительно кивнула.


Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...

Показать полностью
29

Я русский

1912 год.

Марья Сергеевна ахнула и выронила письмо.

- Что там? - Всполошился муж.

- Петеньку убилиии, - заголосила мать, - Товарищ его, из Туркестанского сапёрного батальона, пишет. Он его спас, а сам, а сам... Там восстание случилось.

- Беда! - Оцепенел отец, затем встрепенулся, - Тиши ты. Лизонька как два часа родила. Услышит. Молоко пропадет. Чем парня кормить будем?

Он подошел к жене, обнял и прижал ее к себе. Беззвучно заплакал.

- Держись, мать. Ради внука, Ивана Петровича, держись. Мы Лизоньке, пока, ничего говорить не будем. Окрепнет, после родов, тогда и скажем. - Он ласково гладил жену по голове. - А Петеньку не вернешь. Он русский офицер! Он за Россию погиб! За всех нас!

1942 год.

С трудом преодолевая туберкулезный кашель, старый урка зашел в барак.

- Эй, политический, - он прищурился, скользя взглядом по зекам, - Выдь. Разговор есть.

Ивану Петровичу не хотелось вставать с нагретого места. После тяжелой работы, ноги и руки плохо слушались. Но не поспоришь. Порядки надо уважать. Иначе не выжить.

- Курить будешь? - Урка протянул самокрутку.

Иван Петрович кивнул. Они молча закурили.

- Тут слух дошел, - степенно начал урка, - Батальоны из зеков формируют. На фронт отправляют. Судачат, до первой крови. А потом амнистия. Ты веришь?

Иван Петрович пожал плечами.

- А ты как? Пойдешь? - Затянулся урка.

- Пойду. Я русский офицер.

- Офицер, - презрительно произнес урка и сплюнул, - Что ж ты, офицер, с нами сейчас баланду хлебаешь, а не там, за забором водку жрешь? - Старик закашлялся. - Тебя в говно, а ты...

- А ты Россию, - Иван Петрович резко повернулся к старику, - С этими псами не путай. Фашисты, на нашей земле, уже год как хозяйничают. Наших матерей, жен и детей убивают. Да я их без оружия, зубами грызть буду. Вот этими руками все внутренности выпотрошу. Моя это Родина! Хоть и непутевая, но моя!

Урка зло зыркнул. Иван Петрович понял, что перешел границу дозволенного и замолчал.

- Наши тебя не тронут. - После длительного молчания, произнес урка. - Только обещай, если попадешь на фронт, убей хоть одного фрица, за меня. Мне уже не доведется. - Урка вздохнул и резко, со злостью прошипел. - Пшел отсюда. Офицер.

1982 год.

Сергей Иванович нерешительно топтался возле входной двери собственной квартиры. Оленька, как чувствовала, распахнула дверь, прижала палец к губам.

- Тише. Еле уложила. Капризничает целый день. Зубки лезут. - Тихо прошептала она. - Что так поздно? Я уже два раза ужин разогревала.

- Идем на кухню, - едва слышно, произнес мужчина, - А Танюша уроки сделала?

- Ты ей обещал с физикой помочь. Она ждала. - Жена всплеснула руками, - Уснула. А я с Павликом провозилась. Еле утихомирила.

Сергей Иванович сел за стол и отвел взгляд от жены.

- Я в командировку уезжаю. Завтра. - Твердо произнес он.

- Туда? - И не дождавшись ответа, заголосила. - Не пущу! Сережа, у тебя двое детей! Не пущу!

Сергей Иванович вскочил, крепко прижал жену к себе.

- Дети проснуться. Не кричи. Не пугай их. - Он ласково поцеловал заплаканное лицо Оленьки и тихо прошептал ей на ушко. - Ты же жена офицера. Знаешь, если Родина прикажет, я встану на ее защиту.

- Какая защита? Где мы, а где Афганистан? - Всхлипнула жена. - Ты же знаешь, что там творится. Сколько про это на кухне шептались, сколько слухов ходит.

- А ты слухам не верь. - Твердо сказал Сергей Иванович. - Я советский офицер. Это мой долг. А ты жди и верь. Вон, моя мать ждала отца, он и вернулся живым. Лагеря прошел, штрафбат прошел. В Вене Победу встретил. А все почему?

- Почему? - Прошептала Оленька.

- Потому, что любила и верила. А я за вас горы сверну и вернусь. Мы русские. Нас не сломить. Мы упрямые и живучие.

2022 год.

- Товарищ майор, разрешите? - В проеме двери замаячил силуэт сержанта.

Павел Сергеевич устало махнул рукой.

- Что там у Вас, Сидорчук? Была команда отдыхать.

- Да, там у нас, - Замялся сержант и улыбнулся, - Парламентер пришел. Нет, товарищ майор, это надо видеть. - парень не выдержал и заржал.

- Какой парламентер? - Не понял Павел Сергеевич и вышел из комнаты.

Возле здания, окруженный бойцами, стоял парнишка, лет двадцати. В кулаке зажата белая тряпка. Рядом с ним смирно сидел пес, дворянской породы. На шее собаки висела табличка с надписью "Гитлер капут." Увидев офицера, парень принял стойку команды "смирно". Собака уселась, подняв передние лапы и задрала морду кверху.

- Вы кто? - Улыбнулся Павел Сергеевич и скомандовал. - Вольно!

Собака опустила лапы на землю и заглянула в глаза хозяину.

- Мы сдаваться пришли. - Парень зыркнул на собаку, она быстро приняла прежнюю позу. - Но мы не одни, нас много.

- И все с собаками? - Усмехнулся майор.

- Нет, - стушевался парнишка, - Рекс у нас один. Да и он не наш. Прибился. Ну мы и кормим.

- А остальные где? И сколько вас?

- Туточки. Меня спросить отправили. Если мы сдадимся, вы нас не поубиваете? А то нам назад нельзя. Мы сейчас дезертиры. А у меня мама в Донецке. Она очень волнуется. Мне ей как то сказать надо, что живой я.

- Не поубиваем, - успокоил парня Павел Сергеевич. - Так, где остальные и сколько вас?

- Нас пятеро. Там, в овраге ховаются, - парень махнул рукой, - Мы на заработках в Киеве были. А нас поймали и на фронт отправили. А мы, как приехали, сразу утекли. А шо? - Он пожал плечами. - Мы же русские.

Павел Сергеевич зашел в комнату, подошел к окну и достал фотографию семьи. Двое молодых парней и жена улыбались ему.

- Родные мои, - тихо прошептал он, - Все будет хорошо. Простите, но я не могу иначе. Я русский, я офицер. И место мое сейчас здесь. Таких же, русских пацанов спасать и матерям возвращать.


Источник: zen.yandex.ru/id/605c8a4c07ebc13543f91a52 Я ВАМ РАССКАЖУ...

Показать полностью
Отличная работа, все прочитано!