tutube

tutube

пикабушник
поставил 8646 плюсов и 1327 минусов
проголосовал за 0 редактирований
4302 рейтинг 67 подписчиков 576 комментариев 67 постов 15 в горячем
62

Происшествие на хуторе Дальняк

Участковому

участка №13-прим

Замученского района

лейтенанту Погаденко А.Б.

Петрова Андрея Сергеевича,

Проживающего по адресу:

хутор Дальняк Замученского района

объяснительная.


По поводу произошедшего сегодня утром поясняю следующее:


На рассвете, около 5 утра, я пошел на луг за Злостный лес с целью накосить травы. Трава мне нужна для заготовки сена моим породистым декоративным кроликам, поголовьем 92 штуки. Я развожу их для красоты и реализации, а вовсе не для извращений, как треплются бабы на хуторе.


Только я успел выкосить одну полоску, как в небе громыхнуло, потемнело, и с неба на меня стала валиться офигенно здоровенная железная хрень, форма которой напомнила мне совокупляющиеся тарелки. Я успел отбежать на безопасное расстояние, но остановился позырить.


НЁХ (или НЛО, я их не различаю… впрочем, мне почему-то показалось, что это спасательный шлюп рамикцианов модели Ϫϣ͌'/ʯʥ–ʔ 397) упал в траву довольно мягко, и пожужжал примерно 10 минут. После чего открылся люк и оттуда вылезло премерзкое создание, голубое в бордовые лишайные пятна, со множеством щупалец, тентаклей и педипальп. Увидев меня, создание Хаоса забулькало, взревело как ненормальное, и бросилось ко мне с неясными, но подозрительными целями. При этом тварь целилась в меня из нелепого оружия, украшенного фестончиком из розовых перьев.


При мне, на минуточку, были коса и грабли! Лезвием косы я отбил луч, которым в меня выстрелил щупальчастый гад, а граблями перепутал ему тентакли, связал их в особый узел, парализующий рамикциана, подскочил к нему поближе, ловко уклоняясь от бестолково сучащих педипальп, и аккуратно стукнул его под левую среднюю вспомогательную жабру, отчего захватчик погрузился в мирный долгий сон.


Откуда я знал про методы обездвиживания рамикциан — не могу сказать. Понятия не имею.


После пятисекундной схватки я позвонил по номеру, вбитому в мой мобильник как «Номер короткого набора 2» и рассказал о происшествии. Через полчаса прилетели два вертолёта — огромный грузовой «Sikorsky CH-54 Tarhe» подцепил тарелку и улетел, а из «ХВ-70 Валькирия» выпрыгнул мужчина в черной пиджачной паре. Костюм выглядел роскошно, был очень высокого качества, и отлично сидел на приятном мужчине. Этот самый мужик в костюмчике внезапно бросился меня обнимать и хлопать по плечу, выкрикивая «Ну конечно! Кто бы еще это мог быть, как не агент Эйч! Я как только услышал про происшествие в Зажопинске, сразу понял, что без тебя не обошлось! Как я рад тебя видеть, старина!»


Мужчину я видел первый раз в жизни. Мне стало понятно, что он обознался. К тому же он говорил на английском, которого я не знаю, о чем я ему и сообщил, добавив также, что город называется не Зажопинск, а Замученск. Он погрустнел и задал мне странный вопрос: «Эйч, а кролей ты разводишь, как мечтал?». Я ответил утвердительно.


От вертолета закричали: «Агент Ар, нарушитель загружен, прощайся!». «Пока, Эйч, друг мой, надеюсь, ты счастлив так жить» — сказал мне агент, доставая из кармана небольшой гаджет и надевая тёмные очки. Отчего-то я зажмурился, но вспышку видел даже сквозь веки.


По поводу черного костюма в моём шкафу объяснений дать не могу. Я не знаю, откуда он там взялся, и что все это вообще было.

Показать полностью
20

Париж из такси

— Сыночек, — тихонько сказала мама и начала держать паузу. Притом смотрела не на меня, а в пространство

— Что, мам?

— Ты помнишь Айше, мою подругу?

— Ну… вроде помню.

— Ну во-от… Ее старший тоже, оказывается, в Париже. Уже год.

Я заволновался, чувствуя неприятности.

— Мама. Говори дальше.

— Айше сказала ему, что ты летишь в Париж…

— Посылки не беру!

— Нет, не посылку. Эмре хочет тебя встретить в аэропорту. Он таксист.

— Мама, нет!

— Тимур, уже поздно… Я не смогла переубедить Айше. Ей хочется похвастать сыном, Эмре хочется сделать тебе и маме одолжение. Он точно будет встречать тебя в Руасси.

— Пробегу мимо! Огородами!

— Пробеги, — ответила мама, улыбаясь.


Вещей у меня с собой всего-то маленький рюкзачок, ручная кладь. Поэтому я вышел из терминала первым. Эмре уверенно, будто знал меня всю жизнь, замахал табличкой с моим именем (конечно, на турецком), подбежал, обнял крепко и поцеловал в обе щеки.

— Братишка, привет! — отодвинул из объятий на вытянутых руках, рассмотрел, и добавил: — Да ты красавчик!

Блин, я совсем забыл, что меня встречают. Бежать огородами было поздно. Но почему-то я обрадовался. Приятно, оказывается, когда тебя рады видеть. Эмре был старше меня, и, пожалуй, красивее.

— Привет, братишка, — ответил я и засмеялся. «Эмре» и значит — «братишка».

— Бенвеню а Пари! Впервые здесь, а?

Я промолчал, не зная, что и ответить… Начал про себя подсчитывать, получалось то тринадцать, то четырнадцать.

— Ах, Париж! — произнес Эмре с энтузиазмом. — Какой красивый город! Какая красота кругом! — величаво обвел он рукой зал ожидания.

-  Ататюрк красивее, — хмуро заметил я.

— Чиво? Я не за еропорт, я за город! Ататюрк-то канешна, но у тебя впереди таксоэкскурсия по Парижу!

— Мне на метро покататься хотелось, — поддержал я имидж деревенского простачка.

В приятной, хотя и обязательной беседе о здоровье и самочувствии родственников, друзей и домашних животных мы дошли до парковки, погрузились в машинку и покинули аэропорт.


Сначала мы ехали молча, но потом вдруг Эмре вдруг заорал: — Да вот оно, твое метро!

И показал пальцем куда-то вверх.

-  Это что, метро? — переспросил я. Потом добавил с презрением: — Метро ходит под землей.

— Это наземный участок, — объяснил Эмре.

— Значит, это не метро.

— Сейчас я тебе абисню. Оно иногда выходит на поверхность, а потом опять уходит под землю.

— Заливаешь.

Выразив жестом бессилие, Эмре, чтобы сменить тему, снова указал на какой-то объект, находящийся в поле нашего зрения:

— Вон там! Смотри! Это Пантеон!!! — заорал он.

Машина замедлила ход, чтобы я смог осмотреть достопримечательность и повысить тем самым свой культурный уровень.

— А что, может, скажешь, это не Пантеон? — спросил Эмре. В его вопросе чувствовалось какое-то ехидство.

— Нет! — упрямо проворчал я. — Нет, нет и еще раз нет! Это не Пантеон.

— Так что же это по-твоему? — спросил Эмре. Насмешливость его тона была почти оскорбительной для собеседника.

— Лионский вокзал!

— Весьма возможно, — непринужденно отозвался Эмре, — ну и чёрт с ним. Ты вот сюда посмотри, малыш, какая классная архитектура!!! Это Дом Инвалидов.

— Ты что, совсем спятил? — сказал я. — Причем тут Дом Инвалидов?

— А если это не Дом Инвалидов, то што это?

— В лучшем случае это казарма Рейи. А может быть, какой-то ресторан.

— А ну тебя, — снисходительно пробурчал Эмре. Он не обижался, не вёлся на мои капризы, не переставал восхищаться видами из такси. В благословенном молчании мы проехали некоторое время.


— Тимур! — провозгласил Эмре с напускным величием, — если тебе действительно угодно посетить Дом Инвалидов и посмотреть настоящую могилу самого Наполеона, то я готов тебя туда сопроводить.

— В жопу Наполеона! Меня совершенно не интересует этот болван в дурацкой шляпе.

— А что ж тебя интересует?

Я молчал. А в самом деле, что меня интересует?

— Метро.

— Опять двадцать пять, — вздохнул Эмре. — Метро бастует. Таксисты тоже.

— Точно? Почему?

— Понятия не имею, — ответил Эмре, — я политикой не интересуюсь.

— А ты почему не бастуешь?

— Я не бастую? Я еще как бастую, просто ух-х как бастую! А как же?! Приходится! Тариф-то повышать надо!

— С твоей-то колымагой тебе бы его понизить не мешало! Ты ее случайно не на свалке подобрал?

— Почти приехали, — примиренчески заметил Эмре. — Вот и кафе на углу.

— На каком углу? — поинтересовался я с иронией.

— На углу улицы, где я живу, — невозмутимо ответил Эмре.

— Тогда это не то кафе, — сказал я.

— Как! — воскликнул Эмре. — Ты берешься утверждать, что это не то кафе, в котором я хотел угостить тебя обедом?

— Точно не то. Я хочу в «Погребок» на Сен-Жермен де Пре.

— Нет! Ты что, малыш?! Зачем? Сен-Жермен де Пре уже давно вышел из моды.

— Ты, старший братишка, может, намекаешь, что я по правде отстал от жизни?

— По правде говоря! — завопил Эмри. — Как будто ты знаешь правду! Как будто кто-то ее знает! Все это (широкий энергичный жест) обман! И Дом Инвалидов, и Пантеон, и казармы Рейи, и кафе на углу — все! Все — туфта! — Потом удрученно добавил: — Боже мой, как все это ужасно! — И, повеселев, добавил: — Кроме супа в этом кафе! — И решительно припарковался.


— Бон аппети, — тихо промолвил турок-толстяк, поставив супницу на стол. И осторожно начал разливать суп половником.

— Ах! Ах! — с удовлетворением произнес Эмре. — Консоме!

— Ну, не совсем, — тихо ответил толстяк.

Я в конце концов тоже придвинул тарелку. Как это ни досадно признавать, но я действительно был голоден, а крем-суп из лисичек имел превосходный вид, запах, и, как немедленно выяснилось, вкус.

Вслед за супом на столе появилась кровяная колбаса с картошкой по-савойски, гусиная печень, затем невероятно сладкий десерт и уже разлитый по чашечкам кофе, а в самом конце обеда — стаканчик гранатового сиропа, в который, как оказалось, было щедро плеснуто вишнёвки.

Заранее понимая безнадежность поступка, я попытался оплатить обед или хотя бы разделить счет пополам, но Эмре и тихий владелец кафе твердо отказались.

Эмре вел такси к центру, так и не спросив, куда меня везти. Попахивало похищением. А вдруг новоявленный братишь возьмет да и вернет меня обратно в родной нам Измир! Обед и вишнёвка усилили мою усталость, но и улучшили настроение.

Эмре прекратил именовать достопримечательности, но все так же обращал мое внимание на шедевры архитектуры. Хм, кажется, у нас больше общего, чем знакомство родителей.

Когда сквозь просветы высоток показалась Главная Железяка, Эмре ухитрился остановить колымагу, сделал сложный жест в сторону башни, и задумчиво произнес:

— Не понимаю, почему Париж всегда сравнивают с женщиной. С такой-то штукой посередине. До того, как ее построили, наверное, можно было. Но теперь! Это как женщины, которые превращаются в мужчин от слишком интенсивных занятий спортом. О, вот, кстати, зырь, зырь! Вот извращенцы!

По тротуару, красуясь, шла троица крайне нарядных особей. Видимо, рядом находился клуб. Перья, каблуки, блестки, боа, театральный грим — на атлетически сложенных парнях это всегда эффектно выглядит. Дивы вошли в клуб, названия которого я не разглядел, потому что вывеска еще не была включена, а Эмре, неодобрительно качая головой, объяснил мне:

— Горносенсуалисты.

Я фыркнул и возразил:

— Красиво же.

— Ну красиво, — согласился Эмре. — Но смешно и нехорошо. Не вздумай, малыш, наряжаться так глупо! Обживешься здесь — увидишь, что такая фигня встречается очень редко.

— Не буду, — пообещал я. — Братишка, ты отвезешь меня домой? Мы всего в двух кварталах. — Я назвал адрес, Эмре вбил его в навигатор, и через несколько минут мы уже прощались у парадной. Снова объятия (Эмре пах сладким парфюмом и немного по́том усталого здорового мужчины. Не худшее сочетание). По требованию Эмре я назвал свой номер телефона, изменив всего две цифры. Когда он набрал номер, я нажал на плеер, из кармана заиграла музычка, и я кивнул, мол, принято. Еще одни обнимашки, и я вошел в парадную.

Когда колымага Эмре отъехала, я перебежал в соседнюю, теперь точно свою парадную. Закрыл тяжелые двери, прислонился к ним спиной и хохотал до тех пор, пока из глаз не полились слёзы. Отсмеявшись, долго протирал лицо салфетками — Марин всполошится, увидев меня заплаканным.


Марин не чтоб всполошился, а и вовсе офигел, выскочив на скрежет ключа в замке.

— Тимо! Сегодня что, уже шестое?! Вторник, что ли, уже?

— Ога, — ответил я. Судя по красным глазам и всклокоченным локонам, Марин потерялся во времени минимум в неделю. Интересно, зазубривал пересдачу или рубился в танки?

— Зай, да ты как добрался?!

— Самолетом, прикинь. Такой, знаешь, с крылышками.

— По городу как, чума?! Париж стоит третий день, правда, общая стачка! Метро, такси, трамваи — ничего не пашет, троллейбусы только и автобусы, но там такое, правда, творится! Ты чем вообще приехал?

— Добрые люди довезли.

— Ну велкам же! Рад тебя видеть, я скучал, правда! Привет, Тимурочка! Пожрать, правда, нечего, доставка тоже не работает. И бистро в нашем доме закрылось чото. Хлеб вроде оставался… с позавчера. И горчица, будешь?

— Меня и покормили, Марин. Привет, я тоже тебе рад. Погоди, мне надо маме отзвониться, что доехал нормально.


— …мам, а еще позвони тете Айше, скажи, что Эмре лучший в мире сын, самый красивый турок в Париже, и я был счастлив с ним познакомиться. И возьми у неё его парижский телефон для меня. Мы увлеклись разговором и забыли обменяться. Пока, мам, буду звонить. Твой Тимка.

Показать полностью
210

Пузанчик

Пузанчик Грибы, Белый гриб, Фотография, Съемки

У нас в Луганской области тоже грибной сезон. Дождей нет, а грибов всяких разных: подберёзовиков очень много, груздей-сыроег-свинушек и прочих рядовок. Белых мало, но есть. Всем, кто хвастает фото грибов - привет и плюс, а вот таких толстячков я у вас не видел.

6

До дна

Слишком солон отвар: пассифлора, цикута, чабрец.

Жизнь пропита, изжита, разменяна мелочью бед.

То молчу, то ворчу, то, используя слово «п*здец»,

Я ревную тебя к тебе.


Вот и пью нелечебный невкусный ненужный чай.

Не писать же о граде, о бедности или войне?

Ты стихов попросил. Что ж, пожалуйста, получай.

Эти строки горят во мне.


Мою горькую воду легко превращаешь в вино.

Я к словам милосердным тянусь мимо сотен рук.

Рыб и хлéбы, что дал ты, я ем поцелуями, но

Эта пайка у всех вокруг.

47

Фрукты-ягоды

Ежевика Блэк сатин. Первый урожай, два куста. Вкусно, доедаем без ничего.

Фрукты-ягоды Сад, Огород, Фотография, Любительская съемка, Вкусняшки, Длиннопост

Яблоки, категорически крупные. Уже спеют. Вот, из четырех на веточке одно уже спелое, остальные думают. Может, кто подскажет название сорта?

Фрукты-ягоды Сад, Огород, Фотография, Любительская съемка, Вкусняшки, Длиннопост

За огородом осинник. Там тоже всё хорошо и урожайно.

Фрукты-ягоды Сад, Огород, Фотография, Любительская съемка, Вкусняшки, Длиннопост
Показать полностью 2
398

Мой друг судмедэксперт. Антоновы байки

Бывает такое, что люди добровольно уходят из жизни. Про это до финиша написано и все равно проблема остается. Ну да речь не совсем про то.

Повесился мужик. Случай довольно банальный, исследование трупа много времени не заняло, свидетельство о смерти заполнено, можно бы заняться чем-нибудь более серьезным. Тут входит родственник покойного. Такой обычный дядька лет шестидесяти, взгляд ясный, речь четкая, одним словом, трезвый.

На вид вполне рассудительный, общается спокойно. Спрашивает, можно ли поговорить. А чего же нет, когда да? И вот дальше, если бы сам не был непосредственным участником беседы, наверное, фиг бы поверил, что так может быть.

– Ну, доктор, что Вы мне можете сказать?

– Что же я могу Вам сказать, когда Вы не хуже меня все знаете. Повесился человек...

После чего раздается фраза, от которой мне хочется сигануть в ближайшее окно с криком "Не-е-т, не для того Советская Власть воевала!":

– Ну, что повесился, я и сам знаю. Но Вы же исследовали мозг. Какие у него мысли были перед смертью?

Вот гадом буду! А ведь о чем-то таком меня предупреждали на интернатуре, но я пропустил совет мимо ушей, думал – Ну, у моих учителей такое еще могло быть, но в наш просвещенный век...

Пытаюсь как-то наукообразно объяснить дядьке, что его вопрос, мягко выражаясь, ненаучен. Ты бы видел, как в его взгляде надежда сменяется жестоким разочарованием! "А эксперт-то олух," – прочитал я в этом взгляде.

Прошу еще учесть, что до премьеры сериала "След" (по выражению главного судмедэксперта Московской области, "сраного сериала" и в этом я с ним согласен) было еще лет десять.

P.S. А моя жена смотрит периодически, но выключает, как только я вхожу. Ну конечно, что я могу выразить по поводу недалеких людей, у которых патологоанатом и судмедэксперт – одно и то же.

65

Маслята не в сезон

Тут люди хвастают первыми грибами: сморчками и строчками. По два плюса от меня этим господам! Эти грибочки люблю, собираю, ем. А у меня маслята в сосняке!

Маслята не в сезон Грибы, Маслята, Май, Красота природы, Длиннопост

Те, что покрупнее - уже кто-то ел. Червячки, гады. А мелкие, сегодняшние, съел уже я. Прелесть, и сваренные с уксусом, и жаренные с картошкой. Немного: полведра позавчера и полведерка сегодня. Необычно рано, но так еще приятнее. Грибники, ребята, проверьте свои заветные "маслятные" места.

Маслята не в сезон Грибы, Маслята, Май, Красота природы, Длиннопост
Маслята не в сезон Грибы, Маслята, Май, Красота природы, Длиннопост
Маслята не в сезон Грибы, Маслята, Май, Красота природы, Длиннопост

А еще, в тех моих заброшенных заветных грибных местах, растет такая же заброшенная декоративная айва.

Маслята не в сезон Грибы, Маслята, Май, Красота природы, Длиннопост
Показать полностью 4
10

Оберег

Над слиянием древних рек,

Над течением рек больших

Я плету тебе оберег

Из обрывков своей души.


Пусть мы будем вдвоём всегда,

Пусть мы будем с тобой везде.

Оберег тебе не отдам –

Я пущу его по воде.


В воду тихую я войду:

Пусть уносит вода беду,

Пусть уйдет от тебя недуг,

Пусть замерзнет печаль во льду.


Вспоминать меня не спеши,

Не пытайся меня забыть.

Оберег из моей души

Будет вечно тебя хранить.

Отличная работа, все прочитано!